Поиск авторов по алфавиту

Автор:Успенский Федор Иванович, профессор

Успенский Ф. И., проф. Наказ царя Ивана Васильевна Грозного князю Елецкому с товарищами

 

Разбивка страниц настоящей электронной книги соответствует оригиналу.

 

Ф. И. Успенский

 

НАКАЗ ЦАРЯ ИВАНА ВАСИЛЬЕВНА ГРОЗНОГО КНЯЗЮ ЕЛЕЦКОМУ С ТОВАРИЩАМИ.

Одесса

1885

 

Значительная часть русскихъ матеріаловъ, относящихся къ перемирію между Россіей и Польшей въ Ямѣ Запольскомъ, 6 января 1582 года, находится еще въ рукописныхъ сборникахъ Московскаго Главнаго Архива Министерства Иностранныхъ Дѣлъ и не для всѣхъ доступна. Десятый томъ «Памятниковъ Дипломатическихъ сношеній» (С.-Петербургъ 1871 года), въ который вошли многія оффиціальныя пьесы, касающіяся переговоровъ съ поляками въ концѣ 1581 года, страдаетъ съ другой стороны важными пропусками. Такъ, въ немъ недостаетъ матеріаловъ, относящихся въ миссіи князя Елецкаго. О количествѣ и важности неизданныхъ еще матеріаловъ можно составить себѣ понятіе по указаніямъ въ Исторіи Карамзина, который пользовался подразумѣваемыми рукописными сборниками. Именно онъ ссылается и дѣлаетъ выписки изъ обширныхъ сборниковъ «Польскихъ дѣлъ» №№ 13 и 14 (примѣчанія въ тому IX, главѣ V, 593—598, 600 и др.), которые заключаютъ въ себѣ переговоры въ Киверовой горѣ и которые до сихъ поръ остаются неизданными. Легко понять, что изданія Тургенева (Historica Russiae Monumenta) иКояловича (Дневникъ послѣдняго похода Стефана Баторія), безусловно необходимыя при изученіи польско-русскихъ отношеній 1581—1582 года, не могутъ восполнять того, что пропущено въ Памятникахъ Дипломатическихъ Сношеній и что находится въ Московскомъ Архивѣ.

Въ послѣдніе годы вопросъ о перемиріи въ Ямѣ Запольскомъ, заключенномъ при посредствѣ папскаго посла, іезуита Антонія Поссевина, сдѣлался предметомъ тщательнаго изученія съ католической точки зрѣнія. Мы разумѣемъ рядъ изслѣдова-

 

 

2

ній о. Павла Пирлинга, посвященныхъ сношеніямъ Рима съ Москвой и относящихся непосредственно къ области Русской исторіи. Эти изслѣдованія не могутъ остаться у насъ незамеченными и потому, что авторъ, имѣя счастливое преимущество черпать полной рукой изъ Ватиканскаго и другихъ иностранныхъ архивовъ, снабжаетъ свои труды обширными приложеніями, въ которыхъ читатель находитъ новые тексты, по важности не уступающіе изданнымъ Тургеневымъ, Чіампи, Семеновымъ и Старчевскимъ. Издаваемые г. Пирлингомъ матеріалы часто бросаютъ новый свѣтъ на извѣстные уже историческіе факты, не рѣдко кромѣ того раскрываютъ они совершенно забытые и утраченные изъ исторіи Факты и отношенія. Русская историческая наука должна будетъ рано или поздно считаться съ данными, вносимыми въ нее извнѣ, дабы или усвоить ихъ себѣ, или подвергнуть новой переработкѣ. И во всякомъ случаѣ, естественнымъ слѣдствіемъ знакомства съ трудами по Русской исторіи, основывающимися на новыхъ матеріалахъ, будетъ оживленіе интереса къ тѣмъ вопросамъ, которые въ нихъ затронуты, равно какъ попытки давать имъ болѣе полное объясненіе на основаніи русскихъ источниковъ.

Слѣдя за интересными работами о. Пирлинга (отчеты объ нихъ помѣщены мною въ Журналѣ Министерства Народнаго Просвѣщенія, августъ и октябрь 1884 г. и будутъ продолжены въ текущемъ году), которыя обращаютъ на себя вниманіе между прочимъ и съ точки зрѣнія Восточнаго вопроса въ XVI вѣкѣ, я наведенъ былъ его же указаніями на ненапечатанные русскіе матеріалы. Въодномъ изъ послѣднихъ еготрудовъ (Le Saint-Siège, la Pologne et Moscou 1582—1587) объ этомъ говорится слѣдующее: la trêve du 15 janvier 1582... est peut-être, dans toute l’histoire, l’exemple le plus remarquable d’arbitrage pontifical. Les préliminaires de cet épisode ont été exposés dans un volume précédent: Un nonce du pape en Moscovie; d’après l’ordre chronologique viendrait maintenant le tour de l’épisode lui même, mais nous sommes obligé de remettre cette publication jusqu’à l’époque où les Archives de Moscou auront publié les documents qu’elles possèdent sur ce sujet et satisfait au désir des érudits.—Нѣтъ сомнѣнія, что здѣсьимѣются въ видутѣсборники МосковскагоАрхива, которыми пользовалсяКарамзинъи по указаніямъкоторагоможно судить объихъ содержаніии значеніи.

 

3

Новые матеріалы къ миссіи Антонія Поссевина, сообщаемые о. Пирлингомъ, равно какъ усматриваемое въ изданныхъ профессоромъ Кояловичемъ документахъ (Дневникъ послѣдняго похода) явное неудовольствіе поляковъ противъ Поссевина и упреки ему въ руссоaильствѣ, ставятъ на очередь вопросъ о провѣркѣ роли папскаго посла въ переговорахъ о мирѣ между Россіей и Польшей. И въ русской исторической литературѣ взглядъ на участіе Поссевина въ переговорахъ представляется далеко не установившимся. Нельзя конечно задаваться вопросомъ: выгоденъ или нѣтъ былъ миръ съ Польшей, заключенный въ Ямѣ Запольскомъ. Но можно разсуждать о томъ, не могъ ли онъ быть хуже при тѣхъ условіяхъ, въ которыхъ тогда находилась Россія.

Взглядъ Карамзина заключается въ слѣдующемъ (т. IX гл. V стр. 202—206 изд. Эйнерлинга): Іоаннъ положилъ на совѣтѣ съ царевичемъ и боярами уступить необходимости и могуществу Баторія, союзника Шведовъ, располагающаго силами многихъ земель и народовъ; отдать ему, но только въ конечной неволѣ всю Россійскую Ливонію, съ тѣмъ, чтобы онъ возвратилъ намъ всѣ иныя завоеванія и не включалъ Шведовъ въ договоръ, дабы мы на свободѣ могли унять ихъ. Съ такимъ наказомъ отправили къ Стефану дворянина князя Дмитрія Петровича Елецкаго и печатника Романа Васильевича Олферьева, чтобы заключить миръ или перемиріе ... Мужи ратные дѣлали свое дѣло, думные также. Если князь Елецкій и Олферьевъ, исполняя въ точности волю Іоаннову, не могли сохранить достоинства и всѣхъ выгодъ Россіи, то не ихъ вина ... Напрасно просили они добраго содѣйствія Поссевинова: Іезуитъ хитрилъ, угадывалъ тайный наказъ царскій, славилъ неодолимаго Баторія и коварно жалѣлъ о новыхъ неминуемыхъ бѣдствіяхъ Россіи, въ случаѣ продолженія войны отъ нашего упрямства ... Видя крайность, не смѣя ѣхать въ Москву безъ мира, не смѣя ослушаться государя, Елецкій и Олферьевъ должны были принять главное условіе: то есть именемъ Іоанновымъ отказались отъ Ливоніи, уступили и Полоцкъ съ Велижемъ, а Баторій согласился не требовать съ насъ денегъ, не упоминать въ записи ни о Шведскомъ королѣ, ни о городахъ Эстонскихъ, возвратить намъ Великія Луки, Заволочье, Невель, Холмъ, Сѣбежъ, Островъ, Красный, Изборскъ, Гдовъ и всѣ другіе псковскіе, занятые имъ при-

 

 

4

городы.... Въ первый разъ, заключаетъ Карамзинъ, мы заключили миръ столь безвыгодный, едва не безчестный, съ Литвою.

Мало отличается отъ приведеннаго и взглядъ Соловьева (VІ стр. 386 — 388 изд. 1856 года). Главнымъ стараніемъ, говоритъ онъ, Поссевина по пріѣздѣ къ королю было убѣдить Іоанна, что Стефанъ не смотря на неудачу подъ Псковомъ рѣшился во что бы то ни стало овладѣть этимъ городомъ, если царь не поспѣшитъ заключить мира съ уступкою всей Ливоніи. Тогда Іоаннъ съ сыномъ и боярами приговорилъ: Теперь, по конечной неволѣ, смотря по нынѣшнему времени, что Литовскій король со многими землями и Шведскій король стоятъ заодно, съ Литовскимъ бы королемъ помириться на томъ: Ливонскіе бы города, которые за государемъ, королю уступить, а Луки Великія и другіе города, что король взялъ, пусть онъ уступитъ государю; а помирившись съ королемъ Стефаномъ, стать на Шведскаго, для чего тѣхъ городовъ, которые Шведскій взялъ, а такъ же и Ревель, не писать въ перемирныя грамоты съ королемъ Стефаномъ. Уполномоченными для веденія переговоровъ назначены были князь Елецкій и печатникъ Алферьевъ; имъ данъ былъ наказъ держаться за Ливонію до послѣдней крайности.... Въ декабрѣ 1581 года, въ деревнѣ Киверова Гора, въ 15 верстахъ отъ Запольскаго Яма, начались мирные переговоры ... Заключили перемиріе на 10 лѣтъ, отъ 6 генваря 1582 года, на условіяхъ, на которыя какъ мы видѣли, рѣшился царь въ совѣтѣ съ сыномъ и боярами. Московскіе послы хотѣли писать своего государя царемъ: Поссевинъ возражалъ, что король не можетъ дать ему этого титула безъ повелѣнія папы. Антоній стоитъ съ панами заодно, писали послы.

У обоихъ почтенныхъ историковъ есть недомолвка: надѣялся ли Грозный на лучшія условія мира и мечталъ ли онъ о болѣе успѣшномъ ходѣ переговоровъ, давая наказъ князю Елецкому съ товарищами. Нельзя не видѣть, что Поссевинъ считалъ перемиріе, при существовавшихъ обстоятельствахъ, не безвыгоднымъ для Россіи, ибо зачѣмъ же иначе было ему питать надежды на благодарность Ивана Грознаго, въ которому онъ отправился сейчасъ же по заключеніи перемирія. По самому характеру миссіи Поссевина въ Москвѣ можно судить, что ему нельзя было слишкомъ энергично поддерживать интересы Польши. Поэтому мы считаемъ ближе въ истинѣ взглядъ графа Д. А.

 

 

5

Толстаго на роль Посеевина въ переговорахъ (Римскій католицизмъ въ Россіи, стр. 43): Стѣсненный со всѣхъ сторонъ непріятелями, Іоаннъ принужденъ былъ бороться еще съ врагами внутренними, вѣчно противными ему родами боярскими, которые, пользуясь неудачами войны съ поляками, составили противъ него заговоръ, во главѣ коего стоялъ старшій его сынъ и наслѣдникъ престола. Въ такихъ обстоятельствахъ выгодныхъ королю польскому, Поссевинъ старался склонить къ миру этого гордаго полководца, надменно отказавшагося выслушать предложенія о перемиріи пословъ Іоанновыхъ, и именемъ папы дѣйствуя на приверженцевъ Рима, способствовалъ заключенію десятилѣтняго перемирія между Россіей и Польшей. Дѣятельное участіе Поссевина засвидѣтельствовано было какъ актомъ перемирія, имъ скрѣпленнымъ, такъ и неоднократнымъ подтвержденіемъ и удостовѣреніемъ самого Іоанна. Исполнивши желанія Іоанна, Поссевинъ пріѣхалъ 14 Февраля 1582 года въ Москву требовать возмездія за свои услуги. Царю предстояло трудное дѣло; воспользовавшись посредничествомъ римскаго посла, отклонить требуемое за него вознагражденіе, и притомъ не возстановляя противъ себя Рима, который могъ побудить снова къ войнѣ польскаго короля.

Приведенныя свидѣтельства показываютъ, что возможны различія во взглядахъ на роль Антонія Посеевина при переговорахъ въ КиверовоЙ горѣ. Выясненіе личныхъ взглядовъ Поссевина и раскрытіе его дѣйствительныхъ намѣреній здѣсь конечно не можетъ быть предметомъ рѣчи, такъ какъ эта сторона дѣла должна быть изучаема на основаніи Ватиканскихъ и Венеціанскаго архивовъ, съ богатствами которыхъ и въ настоящемъ случаѣ знакомятъ изслѣдованія о. Пирлинга. Задачей русскаго изслѣдователя можетъ быть провѣрка взглядовъ Карамзина и Соловьева на перемиріе въ Запольскомъ Ямѣ: чью по преимуществу сторону держалъ Поссевинъ въ переговорахъ и могли ли русскіе уполномоченные, согласно данному имъ наказу, разсчитывать на болѣе благопріятныя условія перемирія.

Прежде чѣмъ Археографическая Коммиссія или другое ученое учрежденіе не придетъ въ мысли издать упомянутые матеріалы, хранящіеся въ Московскомъ Архивѣ Министерства Иностранныхъ Дѣлъ, провѣрка взглядовъ русскихъ историковъ на дипломатическую роль Посеевина будетъ весьма затруднительна,

 

 

6

Вотъ почему мы рѣшились напечатать наказъ даря Грознаго князю Елецкому съ товарищами, то-есть собственно небольшую часть изъ Статейнаго списка Польскихъ дѣлъ, помѣченнаго № 13, въ надеждѣ, что и этотъ документъ можетъ нѣсколько содѣйствовать къ разрѣшенію вопроса.

 

 

7


Память *) Государевымъ посломъ дворянину намѣснику Кашинскому князю Дмитрею Петровичю Елетцкому, да дворянину и намѣснику Козел’скому Роману Висил’евичю Олфереву да д’яку Никите Васен’ку Микитину сыну Верещагину, да под’ячему Захарью Свиязеву. Велѣлъ имъ Государь Царь і великій князь ѣхати для своего дѣла на съѣздъ с Литовскими послы дѣлати и говорите о мирномъ постановленье, а съѣзду быти промежъ Порхова и Заволочья на запол’скомъ яму по Лутцкой дороге, а ѣхати имъ на Новгородъ и посломъ князю Дмитрею и Роману с товарыщи приѣхавъ в великій Новгородъ, а король будетъ стоитъ подо Псковомъ а Государевъ гонецъ Захаръ Болтинъ отъ короля с опасною грамотою ещо в Новгородъ не бывалъ, и имъ побыть в Новѣгороде а ждати гонца Захара Болтина. А отписать к Литовскимъ паномъ радамъ к Виленскому воеводе к Николаю Юрьевичю Радивилу да в пану в Виленскому к Остаѳью Воловичю, боярину и воеводе князю Ивану Юрьевичю Голицыну, что Государь Царь и великій князь на съѣздъ пословъ своихъ великихъ дворянина и намѣсника Кашинского князя Дмитрея Петровича Елетцкого да дворянина и намѣсника Козельскаго Романа Васильевича Олферева да дьяка Никиту Басенка Микитина сына Верещагина, да подьячего своего Захарья Свиязева въ Литовскимъ посломъ дѣлати и говорити о мирномъ постановленье а съѣхатися имъ на Лутцкой дороге промежъ Порхова и Заволочья на яму на запольскомъ, а напередъ ихъ послалъ Государь въ Стефану королю гонца своего Захара Болтина о опасной грамоте почему имъ ѣхати на съѣздъ и гдѣ. И они ныне пришли в’великіи Новгородъ, а ждутъ отъ Короля Государева гонца и опасные грамоты и Государь бы ихъ Стефанъ Король Государева гонца Захара Болтина отпустилъ ко Государю и опасную с нимъ грамоту на нихъ прислалъ не мешкая.

Да о томъ бы паны рада к нему отписали па которой срокъ Государя ихъ Стефановымъ Королевымъ посломъ быти на съѣздъ на то

*) № 13 Польскаго двора 1581—1582 г. стр. 388 на оборотѣ.

 

 

8

мѣсто и сколько с ними людей и сколько провожатыхъ, чтобъ с послы и с провожатыми было до трехъ сотъ человѣкъ, а со Государьскими послы тожъ будетъ, чтобъ на съѣздѣ было людей с ними по ровну, чтобъ на обе стороны вѣдать сколько с которыми людей будетъ на съѣзде, а какъ ко мнѣ отпишите и послы Государевы на тотъ срокъ по Государеву наказу будутъ на съѣздъ. А другую грамоту таковужъ послати и Антонью папину послу, а каковѣ грамоте быть отъ кназя Івана к паномъ радамъ и х кому и каковѣ грамоте быть к Антонью, и таковы списки с ними посланы и посломъ потому и грамоты написавъ с тѣхъ списковъ в нимъ послати, а кого пошлютъ послы и ему бы наказали провѣдати гдѣ король стоитъ и в которомъ мѣсто и что его впередъ чаетъ умышленье и что его надо Псковомъ впередъ у мышленье, а послать сына Боярского выбравъ в Новѣгороде отъ воеводъ, которой бы былъ промышленъ, а в провожатыхъ ото всѣхъ воеводъ отъ боярина отъ князя Івана Юрьевича Голицына с товарыщи и отъ князя Михайла Петровича Катырева с товарищи изъ Новаіорода и отъ Ивана Бутурлина с товарыщи послати з двема головами лутчихъ нарядныхъ детей боярскихъ с послы до двусотъ человѣкъ.

А воеводамъ Ивану Бутурлину да Михаилу Салтыкову быть со всѣми людьми в’томъ мѣсте гдѣ стоятъ ныне, а будетъ гдѣ пригоже подвинутца с того мѣста в’которое мѣсто пригоже, чтобъ себя не объявити, и воеводамъ с людьми подвинутись.

А будетъ папинъ посолъ Антоней Посевиюсъ и паны рада отпишутъ числомъ сколькимъ людемъ быть на съѣзде и с посломъ, потому и людей в’провожатые взяти, чтобъ поровну взяти людей с обе стороны, а будетъ Литовские послы возмутъ с собою больши того числа людей, и посломъ на съѣздъ послати чтобъ с Литовскими послы людей было то число, а затѣмъ дѣла не урывать хоть с Литовскими людьми и болыпи того числа будетъ на съѣздъ ѣхати.

А какъ отпишутъ паны рада во князю Ӏвану Голицыну на которой срокъ Государя ихъ посломъ быти на съѣздъ и в которое мѣсто и сколькимъ людемъ быть на съѣзде с послы и провожатыхъ, и Государевъ гонецъ Захаръ Болтинъ отъ короля с опасною грамотою в Новгородъ приѣдетъ, и посломъ списавъ с опасные грамоты послать тотъ списокъ ко Государю з Захаромъ, а самая опасная грамота взять с собою да ѣхати на съѣздъ к тому сроку, а грамота что паны рада пришлютъ ко князю Ивану Голицыну посломъ взяти ее с собою а противень с нее списавъ послати ко Государю.

А будетъ послы князь Дмитрей и Романъ с товарыщи придутъ в’Новгородъ, а гонецъ будетъ Государевъ Захаръ Болтинъ приѣдетъ до нихъ, и посломъ князю Дмитрею и Роману с товарыщи отъ себя по-

 

 

9

слать грамота к паномъ радахъ с того списка каковы с ними на образецъ посланы, а сослався с павы радами ѣхать на съѣздъ по сему Государеву наказу.

А будетъ напишутъ Антоней и паны рада в’своихъ грамотахъ чтобы съѣхатися на Псковской дороге на Опокахъ млк в’Дубровеескомъ яму или иное которое мѣсто по блиску того мѣста по Псковской дорого отпишутъ именно в’грамотахъ, а на Лутцкую дорогу межъ Порхова и Ржевскаго уѣзда на Запольской ямъ съѣхатися не захотятъ и то мѣсто о съѣзде откажутъ, а отпишутъ в’грамотаіъ  что то мѣсто пусто и стоять нѣгде, и посломъ князю Дмитрею и Роману с товарыщи ѣхати и на то мѣсто гдѣ королевы послы будутъ, которое мѣсто именно в’грамоте отпишутъ на Опоки или на Дубровенской ямъ или индѣ гдѣ по блиску того мѣста по Псковской дороге, а которые грамоты паны рада и Антонеи пришлютъ к посломъ, и с тѣхъ грамотъ посломъ списавъ списки тотчасъ ко Государю прислать, а прямые грамоты у себя держати для какова спору.

А будетъ Стефанъ король отойдетъ ото Пскова а пойдетъ в’свою землю а отпишетъ в’опасной Стефанъ король ко Государю з’Захаромъ з’Болтинымъ, чтобъ послы шли къ Стефану королю и дѣло дѣлали у Стефана короля или Антонеи или паны рада отпишутъ к’посломъ что король пошолъ в’свою землю а имъ посломъ велѣлъ СтеФанъ король к себѣ итти тѣхъ дѣлъ додѣлати.

И посломъ князю Дмитрею и Роману с'товарыщи к’Стефану королю изъ Новагорода не ходить, а в’тотчасъ ко Государю отписать скорымъ гонцомъ а ждать Государева указу.

А будетъ король ото Пскова не отойдетъ, а велитъ будетъ посломъ князю Дмитрею с’товарыщи итти к’себѣ подо Псковъ и дѣло дѣлати у себя, и посломъ князю Дмитрею с’товарыщи о томъ тотчасъ отписати ко Государю а безъ Государева указу имъ подо Псковъ х’королю не ходить.

А какъ о съѣздѣ грамотами послы сошлютца и сколькимъ людомъ и с провожатыми с послы с’обе стороны быть на съѣзде и в’грамоте Антоней и паны радные отпишутъ, и потому посломъ и ѣхати на съѣздъ, а воеводамъ с послы людей перебравъ з'двема головами послать до двусотъ человѣкъ детей боярскихъ а к’Боярину и воеводе ко князю Ивану Юрьевичю с товарищи и к Ивану к Бутурлину с’товарыщи о томъ писано жъ.

Да какъ пріѣдутъ послы на то мѣсто гдѣ съѣзду быти и имъ сослався с Литовскими послы учинити съѣзжей дворъ  шатеръ учинить съѣзжей, гдѣ быти Государскимъ посломъ и Литовскимъ посломъ на съѣзде, а съезжатися на съѣзжей дворъ или во съѣзжей шатеръ

 

 

10

к’папину послу к’Антонью Посевинусу с’Литовскими послы и договоръ чинити у него.

А будетъ с’послы с’Литовскими папинъ посолъ Антоней не будетъ и отпишетъ в’своей грамоте что ему на съѣзде быти не возможно или не отписавъ не будетъ, и посломъ князю Дмитрею и Роману с товарищи ко Государю отписать, а к паномъ радамъ и к’посломъ хто будетъ ознамененъ королевы послы противъ ихъ отписати, что имъ съежатца к’Папину послу к’Антонью и ныне папина посла Антонья на съѣзде нѣтъ и намъ было безъ Антонья и дѣлать ѣхати непригоже, да для повою Христьянскаго на съѣздъ на то мѣсто ѣдутъ, которое именно отпишутъ паны или послы Литовские а съѣзжатися на съѣзжей дворъ, а самимъ по опасной грамоте по Стефанове королеве ѣхать и с’послы с’Литовскими съѣзжатися учиня съѣзжей дворъ или шатеръ и с ними дѣлать Государево дѣло по Государеву наказу. А будетъ послы Литовские упрямитца, а захотятъ того и отпишутъ в’грамоте чтобъ послы государевы к’нимъ приѣзжая ѣздили, и посломъ князю Дмитрею и Роману с’товарыщи о томъ посломъ Литовскимъ говорити чтобъ на съѣзжей дворъ ѣздити, а будетъ не уговорятъ и посломъ князю Дмитрею и Роману с товарищи и к’Литовскимъ посломъ ѣздити а затѣмъ дѣла не разрывати.

А какъ Стефанъ король отпишетъ в’своей грамоте в’опасной потому и на съѣздъ ѣхати. А будетъ отпишутъ паны рада к’посломъ в’грамоте и на съѣздъ пословъ Стефанъ король не пошлетъ а напишутъ чтобъ послы шли в’Стефяну королю и дѣлали, а то писалъ Антоней отъ себя о съѣзде а безъ королевы науки, и посломъ князю Дмитрею и Роману с’товарыщи о томъ отписать ко Государю на скоро а безъ объсылки изъ Новагорода не ѣздить х’королю.

А будетъ посолъ папинъ Антоней и послы Литовские поѣдутъ на съѣздъ на то мѣсто противъ Государева наказу каковъ наказъ данъ посломъ князю Дмитрею и Роману с товарищи.

И князю Дмитрею и Роману с’товарыщи с’литовскими послы и с’папинынъ посломъ на съѣздъ ѣхати, а во Государю тотчасъ отписати в’которой день поѣдутъ исъ Порхова. А съѣхався по наказу с’послы съѣхатца к Антонью или на съѣзжей дворъ, а сперва о томъ сослатда с’Антоньемъ чтобъ имъ с’Антоньемъ видетися напередъ пословъ и съѣхався с’Антоньемъ рѣчь говорити.

Божиею Милостию великій Государь Царь и великій князь Иванъ Васильевичъ всеа русіи велѣлъ тобѣ говорити: присылалъ еси к’вамъ своего человѣка Ондрюшу с’своею грамотою а в’грамоте в’своей к’намъ писалъ еси чтобы намъ с’Стефаномъ королемъ сослатца на съѣздъ послы своими о мирномъ постановленье какъ бы межъ насъ притти могло

 

 

11

к’покою християнскому и кровь бы крестьянская межъ насъ престала, и мы для тѣхъ дѣдъ о которыхъ писалъ еси к’намъ послали есмя своихъ пословъ на съѣздъ с’Литовскими послы дворянина своего и намѣснина Кашинского князя Дмитрея Петровича Елетцкого да дворянина своего инамѣсника Козельского Романа Васильевича Олферьева да дьяка Никиту Басенка Никитина сына Верещагина да подьячего своего Захарью Свиязева говорити и дѣлати какъ которымъ дѣломъ пригоже статися давъ имъ полную науку, и ты бъ Антоней Посевинусъ межъ насъ с’Стефаномъ королемъ о тѣхъ дѣлахъ промышлялъ какъ пригоже межъ насъ быти доброму дѣлу и с’нашими послы и с’Стефановыми Королевыми послы о тѣхъ дѣлехъ говорилъ и промышлялъ какъ бы межъ насъ с’Стефаномъ королемъ мирное постановленье приговоря утвердить и на покой привести, чтобъ с’обе стороны кровь крестьянская престала, а наши послы передъ тобою Григорья папы третьяго на десять передъ посломъ Антоньемъ с’Стефановыми королевыми послы по нашему наказу учнутъ говорити какъ бы межъ насъ с’Стефаномъ королемъ приговорить и запретить на покой христьянской.

Да и о томъ с’Антонеемъ посломъ говорити с’чѣмъ Стефанъ король своихъ пословъ прислалъ и на каковѣ мѣре имъ миритися, а насъ Государь своихъ пословъ прислалъ, а на съѣздъ с’Литовскими послы говорити велѣлъ, и Антоней бы о томъ имъ известилъ на чемъ Стефанъ король своимъ посломъ послѣднюю мѣру наказалъ дѣлати с’нами послы, а Государь нашъ с нами наказалъ с’послы говорити на той мѣре, которую мѣру с’тобою с’Антоньемъ Государь нашъ в’отвѣтномъ списке изъявилъ, а будетъ по той мѣре не уговорятца и Государь нашъ к’той мѣре поступатися велѣлъ города Говьи в’королеву сторону, а будетъ и потому не уговорятца и Государь нашъ и к тому ещо поступатися велѣлъ города Сѣбежа, а тотъ городъ Сѣбежъ зжечь, а земля Псковская ко Пскову а Полотцкая земля к’Полотцку по старымъ рубежамъ а Стефану королю противъ того зжечи городъ Дрысъ и впередъ на тѣхъ мѣстехъ городомъ не быти, какъ о Сѣбеже говорили паны рада с’послы Государскими с’Остафьемъ Пушкинымъ с товарыщи и Государь потому Сѣбежъ и зжечь хочетъ, а потому мы тебѣ Антонью послѣднюю мѣру и объявляемъ чтобъ ты Антоней намъ королеву мѣру послѣднюю объявилъ, а мы тебѣ Антонью послѣднюю мѣру объявили; да что Антоней послѣднюю мѣру Стефанову королеву объявитъ и что с’ними о всякихъ дѣлехъ поговоритъ, о томъ о всемъ тотчасъ ко Государю отписать на скоро.

А съѣхався к’Антонью с’послы с’Литовскими рѣчь молвити посломъ Литовскимъ. Божіею Милостію великій государь царь и великій князь Иванъ Васильевичъ всеа Русіи владимерскій, московскій, ноугородцкій, царь казанскій, царь астороханскій, государь псковскій, і

 

 

12

великій князь смоленскій, Іверскій, Югорскій, пермьскій, вятцкій, болгарскій и иныхъ Степана Божьею Милостію короля Польскаго і великого князя Литовскогѳ вамъ великимъ посломъ князю Янушу Миколаевичю Збаражскому воеводѣ Брясловскому, старостѣ Кременитцкоиу і Пинскому с’товарыщи велѣлъ говорити: Присылалъ к’намъ Григорья папы третьяго на десять посолъ Антоней Посевинусъ с’своею грамотою человѣка своего Ондрюшу Полонского, а в’грамотѣ в’своей к’намъ писалъ, что онъ говорилъ с’Стефаномъ королемъ о мирномъ постановенье, чтобы нанъ сослатися послы своими на съѣздъ мирное постановенье межъ насъ дѣлати, и мы послали на съѣздъ пословъ своихъ дворянина своего и намѣсника Кашинскаго князя Дмитрея Петровича Елетцкого, да дворянина и намѣстника Козельскаго Романа Васильевича Олферьева, да дьяка Никиту Басенка Никитина сына Верещагина да подьячего своего Захарья Свиязева, а велѣлъ имъ на съѣздъ с’вами с’великими послы о мирномъ постановенье дѣлати и грамоту вѣрющую к’Стонану королю с’ними послали есмя да дати грамота вѣрющая посломъ, а у нихъ грамота вѣрющая Стефанова королева взяти и разменитца грамотами вѣрющнми передъ папинымъ посломъ передъ Антоньемъ Посевинусомъ.

А розменяся грамотами вѣрющими говорити передъ Антоньемъ с’королевыми послы, чтобъ они то объявили начомъ Государь ихъ Степанъ король наказалъ со Государемъ царемъ і великимъ княземъ мирное постановенье дѣлати.

И будетъ учнутъ Степановы королевы послы говорить, чтобъ послы князь Дмитрей с’товарыщи говорили и объявили передъ Антоньемъ имъ с’Степановымъ Королевымъ посломъ на чемъ Государь Царь и великій князь наказалъ с’Стефаномъ королемъ мирное постановенье приговорить.

И посломъ князю Дмитрею и Роману с’товарыщи говорить, чтобъ Степановы королевы послы объявили мѣру послѣднюю передъ Антоньемъ Посевинусомъ на чемъ Степану королю со Государемъ нашемъ помиритися какъ бы чему с’статися возможно: Государя Нашего послы сряду двои были у Степана короля да никоторого дѣла добраго не могли ни на малое время приговорить, только кровь крестьянская льетца въ христіанстве.

И будетъ послы Степановы королевы почнутъ говорити, а учнуть просити всеѣ Лифлянские земли, что ныне за Государемъ и накладу воинскимъ людемъ, а почнутъ отдавати Государевы городы Луки великие, и Невль, и Заволочье, и Холмъ, и Псковские пригороды, Вороначъ, Велью, Островъ, Красной, Дубковъ, Вревъ, Володимерецъ, Выборецъ, Вышегородъ, Кобылье городище.

 

 

13

И посломъ князю Дмитрею и Роману с’товарыщи Антонью говорите, чтобъ Антоней Стефановыхъ королевыхъ пословъ уговаривалъ чтобъ безвѣрье отставили, а объявили мѣру послѣднюю на чемъ Государю нашему с’Ствфаномъ королемъ возможно здѣлати добро-бы на томъ Государя нашего с’Ствфаномъ королемъ помирить, какъ бы впередъ возможно быти Государю нашему с’Стефаномъ королемъ в’крѣпкой дружбе неподвижно, а тебѣ Антонью Посевинусу пригоже дѣлати на обе стороны ровно, ты Государю нашему Царю и великому князю изъязялся служити и прибытка искати на обо стороны ровно, а тотъ миръ, что Стефановы королевы послы говорятъ, а просятъ всеѣ   земли не прибытокъ, убытокъ только Государю нашему. Стефану Королю поступитися всеѣ Вифлянские земли и не будетъ у Государя Нашего пристаней морскихъ и Государю нашему нельзя будетъ ссылатись с’папою и Цесаремъ и сыными поморскими Государи и в’складкѣ и в’стоянье с’ними Государю нашему противъ Бесерменскихъ Государей быти нельзя и то какой миръ, о томъ много тебѣ Антонью Государя нашего бояре подлинно говорили. А что ты Антоней писалъ ко Государю нашему о торговыхъ людехъ, что торговымъ людомъ будетъ повольной проѣздъ черезъ Вифлянскую землю, и Государь нашъ тебѣ бояры своими приказывалъ и в’отвѣте изъявилъ, не о торговыхъ людехъ Государь нашъ тебѣ з’бояры своими приказывалъ, да и въ отвѣтномъ списке тебѣ про то написано, что тѣмъ дѣлы порветца Государю нашему с’папою и с’Цесаремъ ссылка, а о торговыхъ людехъ с’тобою бояре Государя нашего не говаривали, да и в’отвѣтномъ списку тебѣ про то не писано, а для покою христьянскаго Государь нашъ тебѣ Антонью и в’отвѣте бояры своими з’бояриномъ и намѣсникомъ Ноугородцкимъ Микитою Романовичемъ Юрьевичемъ Захарьина, да оружейничимъ и намѣсникомъ Ржевскимъ Богданомъ Яковлевичемъ Бельскимъ с’товарыщи объявилъ какъ пригоже межъ Государя нашего и Стефана короля быть дружбе и любви впередъ неподвижно, а то што за дружба, такой впередъ дружбе нельзя быти; того для Государь нашъ и поступался Стефану королю многихъ городовъ  янской землѣ на чемъ Государю нашему мочно с’Стефаномъ королемъ дѣлати, чтобъ впередъ межъ Государя нашего и Стефана короля была дружба и любовь и с’нами Государь нашъ о томъ наказалъ, а хочетъ с’Стефаномъ королемъ на томъ дѣлати потомужъ какъ с’тобою Онтоньемъ наказано. В’Стефанову королеву сторону изъ ЛиФлянские земли курлянская земля вся, да Городъ Рига большая, Городъ Рига малая, городъ Доленъ, городъ Керкольмъ, городъ Ишкиль, городъ Радопожъ, городъ Дюнемендъ, городъ Невгинъ.тожъ и Дынемъборхъ, городъ Инесъ, Треграды, Бремонъ тожъ и Тураинъ, Трейденъ, Зеивольдъ, городъ Сонсель, городъ Беси, городъ Ерль,

 

 

14

Городъ Битовъ, городъ Юрензборхъ, городъ Нарбѣя, городъ Розенбекъ, городъ Розенъ, городъ Молнъ, городъ Лемзинъ, городъ Шкуинъ, городъ Зербенъ, Эрмисъ, Плетенберихъ, Плетенберъ, Ильсень, Фрамыза, Володимера, Тува, Отяпоя, городъ Буртниковъ, городъ Руинъ, городъ Каркусъ, городъ Гельмонъ, городъ Арма, Вабамыза, городъ Летеперь, городъ Пибольда, городы Милтинъ, Тырза Мыза. Да городовъ поступаетца Государъ нашъ в’Стефановужъ королеву сторону, которые городы за Государемъ и сидятъ в’нихъ государские люди: города Леневарда, города Скровного, города Куконоса, города Круцборха, города Борзуна, города Левдуна, города Чествина, города Лужи, города Резицы, города Влеха, города Володимерца, города Ровного, города Треката, города Алыста, да в’королевужъ сторону городы, которые у Государя Стефанъ король поймалъ, города Полотцка и полотцкихъ пригородовъ, города Копья, города Улы, Краснаго, города Туровли, города Сокола, города Козина, города Ситны, города Озерищъ, города Усвята, да Стефанужъ королю Государь нашъ поступается, которые городы Стефанъ король у Государя нашего поймалъ Государства его, города Велижа, города Лукъ великихъ, города Невля, города Заволочья, города Холму, а во Государеву сторону  вЛифлянской землѣ городы Новгородокъ Ливонской, Керепетъ, городъ Юрьевъ, Муковъ, Рандегъ, Ринголь, Конготъ Кавлетъ, Курсловъ, Порхоль, городъ Говья, городъ Лаюсъ, Тарвла, Полчевъ, Найда, Вильянъ, Перновы оба, а которые городы Псковские ныне Стефанъ король поймалъ и тѣ-бы городы всѣ во Государеву жъ сторону по старинѣ во Пскову.

И будетъ учнутъ говорити Стефановы королевы послы, а на томъ дѣлати не похотятъ и учнутъ говорити: которые городы поступалися Стефану королю послы Государя вашего по его наказу Остафей Пушкинъ с’товарыщи в’Вильне, а нынѣ и тѣхъ городовъ вы по Государя своего наказу в’Стефанову Королеву сторону не поступаетесь, а говорите новое дѣло, ино нашему Государю СтеФану королю какъ помиритися?

И посломъ князю Дмитрею и Роману с’товарыщи говорити то дѣло потому такъ учинилось, Государь нашъ посылалъ къ Стефану королю своихъ пословъ Остафья Пушкина с’товарыщи, а велѣлъ тѣхъ городовъ Стефану королю поступатися на себя поступая хоть было што и нужно Государю нашему и невозможно потому дѣлати, а для разлитья крови христьянские, а чаелъ того Государь нашъ, что Стефанъ король на мѣру сойдетъ и Стефанъ король все дѣлаетъ высокими обычаи и на то не смотря и мѣры ни чему не поставилъ, а дѣлаетъ все не потому, какъ при предкехъ его бывало в’Митовской землѣ, дѣлаетъ все новыми обычаи и потому дѣлать Государь вашъ Стефанъ король со Государемъ нашимь не похотѣлъ, а послалъ во Государю нашему своего гонца Хриштопа Держку к’тому ещо припрашивая, и государь

 

 

15

нашъ потому видя Государя вашего безмѣрье, к’Стефану королю и отписалъ з'гонцомъ его с’Хриштопомъ, и к’посломъ своимъ Государь нашъ послалъ новой наказъ какъ  Государю нашему быть в’терпѣнье и какъ возможно Государю нашему с’Стефаномъ королемъ впередъ быти в’миру и дружбе, чтобъ миръ утвердился неподвижно и крѣпко, да и Антонью Посевинусу передъ послы говорити тожъ: и тебѣ Антонью Государь нашъ бояры своими о томъ в’отвѣте объявилъ и наказалъ какъ возможно Государю нашему с’Стефаномъ королемъ быти в’миру и тебѣ Антонью пригоже межъ Государя нашего и Стефана короля мирное постановенье дѣлати какъ бы на обе стороны было не к’убытку к’покою христьянскому.

И будетъ Стефановы королевы послы на той мѣре дѣлать не похотятъ, а отнюдъ уговоритъ будетъ ихъ не возможно, и посломъ князю Дмитрею и Роману с товарыши к’той мѣрѣ поступатися в’королеву сторону города Гови и говорити посломъ на крепко, чтобъ на той мѣрѣ приговорить. И будетъ пословъ Литовскихъ неуговорятъ, и посломъ князю Дмитрею и Роману с’товарыщи с’Антоньемъ и с’Литовскими послы говорити: Государь нашъ еще на себя поступайся для покою христьянского поступаетца в’Стефанову королеву сторону к’тои во всей мѣре города Сѣбежа а тотъ городъ зжечи, а Стефанъ бы король велѣлъ противъ того зжечи городъ Дрысь, а тѣмъ мѣстомъ обоихъ городовъ быти к’Полотцку потому какъ паны рада в’Вильне говорили з’Государевыми послы с’Остафьемъ Пушкинымъ с’товарыщи, а городомъ на тѣхъ мѣстехъ впередъ не быти, а рубежъ по старинѣ Псковской землѣ с’Полотцкою землею.

И будетъ королевы послы и потому дѣлати не захотятъ, а уговорить будетъ отнюдь не возможно, и посломъ князю Дмитрею и Роману с’товарыщи говорити посломъ Стефановымъ королевымъ, чтобы они на томъ мирное постановенье дѣлали, а кровь бы христьянская уняти хоть и мало, а намъ больши того не наказано инако дѣлать.

И будетъ на той мѣре приговорятъ на перемирье, ино и записи договорные промежъ себя пописать, каковы с’послы списки договорнымъ записямъ посланы, а перемирье бы дѣлати лѣтъ на пять или на семь, а будетъ больши захотятъ Литовские послы перемирья, ино и на десять лѣтъ перемирье дѣлати.

А будетъ послы Литовские на перемирье дѣлать не похотятъ, а захотятъ будетъ на той мѣре дѣлати на вѣчной миръ, и посломъ князю Дмитрею и Роману с’товарыщи вѣчной миръ отговаривать, чтобъ ныне здѣлать на перемирье лѣтъ на семь или на десять, а впередъ и о вѣчномъ миру Государь вашъ со Государемъ нашимъ сослався послы на вечной миръ приговорятъ.

 

 

16

А будетъ перемирья захотятъ ж больши десяти лѣтъ, ино и на двенатцать лѣтъ приговорити перемирья толькобъ не вечной миръ. А будетъ упрямятца Литовские послы и затѣжъ будетъ захотятъ разорвать, не умнутъ дѣлати на перемирье, а захотятъ дѣлати на той мѣрѣ на вечной миръ ж отнюдь будетъ уговорить ихъ нельзя, и посломъ князю Дмитрею и Роману с’товарыщи ж на войной миръ на той мѣре дѣлати ж записи договорные межъ себя записать ж укрепить, а каковымъ быти договорнымъ записямъ о вечномъ миру и тому даны посломъ списки. А будетъ послы Литовские ж потому неуговорятца и на той мѣре на перемирье и на вечной миръ дѣлати не похотятъ, а учнутъ говорити такъ, какъ посломъ Остафью Пушкину с’товарыщи паны рада говорили, что безо всеѣ Лифлянские земли и безъ накладу на воинские люди и безъ наряду, безо всего что   земле и безъ Невля и безъ Велижа королю со Государемъ никакъ не мириватца, и посломъ князю Дмитрею ж Роману ж Басенку ж Захару говорити: Государь нашъ Царь і великій князь для покою христьянского, чтобъ кровь крестьянская не розливалась во всемъ на себя поступайся многие городы Государю вашему Степану королю поступаетца, а Государь вашъ Стесанъ король ж на то не сойдетъ ни на которое на доброе дѣло, а Государь нашъ и то поступаетца чего и во Государствахъ не живетъ, а для розлитія крови христьянские и для братцкие любви и укрепленья и для соединенья на всякого недруга стояти за одинъ и противъ бесерженскихъ государей, ж намъ бы на той мѣре приговорить какъ есма вамъ то перво объявили ж папину послу о томъ говорити на крепко, чтобъ папинъ посолъ Стеановыхъ королевыхъ пословъ уговаривалъ и к’СтеФану королю тѣ послѣдние мѣры отписалъ, чтобъ кровь крестьянская уняти ж привести на новой, а намъ не урвать и дѣло доброе постановить, и то тебѣ Антонью пригоже Степану королю разсужати, гдѣ также поступки и столько городовъ безъ кровопролитья даромъ поступалися; и будетъ на той мѣре приговорятъ послы Литовские передъ папинымъ посломъ со Государевыми послы дѣлати на перемирье, да учнутъ говорити о наряде чтобъ нарядъ весь з’городы в’королеву сторону, ж посломъ князю Дмитрею и Роману с’товарыщи на перемирье потому дѣлати ж приговорити, а нарядъ ж зелье что в’тѣхъ неметцкихъ городѣхъ тутошней з’городы в’королеву сторону поступитись, а что прибыльно и нарядъ, тотъ нарядъ ис’тѣхъ городовъ вывести, а что оставить в’городѣхъ и что вывести нарядъ тому посланы с’послы списки, по тѣмъ спискомъ и приговорить ж в’запись тѣ списки ввести, а приговоря отдати ихъ посломъ Литовскимъ за дьячьею приписью, а у нихъ противъ тѣхъ списковъ взяти за Литовского дьяка рукою, что вывести нарядъ и запасовъ и что оставить наряду ж запасовъ в’тѣхъ городѣхъ. Да будетъ на той

 

 

17

мѣре приговорятъ на перемирье ли на войной ли міръ и потому и записи договорные написати и розменятися и яростнымъ целованьемъ утвердить, да межъ себя с’обе стороны посломъ крестъ целовати, что по тѣмъ договорнымъ записямъ дѣлать впередъ Государемъ межъ себя и инако не быть мимо тѣхъ приговорныхъ записей, а о томъ говорити на крепко, чтобъ послы сослатись ранее какъ будетъ договоръ иметь Королевымъ ли посломъ быти напередъ во Государю или Государевымъ посломъ итти напередъ х’королю, а говорить о томъ на крепко с’послы Государевы, послы были и трижды сряду у Степана короля, а напередъ хаживали Литовскихъ королей послы ко Государемъ нашимъ и ныне бы шли напередъ ко Государю нашему приговору, а какъ послы Литовские будутъ у Государя нашего и крестнымъ целованьемъ закрепятъ и перемирную запись Государево слово возмутъ а королево слово дадутъ и Государя нашего послы пойдутъ к’Стефану королю, а срокъ приговорить скорѣе.

А будетъ отнюдь неуговорятца а захотятъ того, чтобъ посломъ итти Государевымъ закрепить к’Стефану королю напередъ, и посломъ князю Дмитрею и Роману с’товарыщи по конечной неволе на то приговорить что Государевымъ посломъ итти напередъ к’Стефану королю, а срокъ примолвить потомужъ вскорѣ а Стеганъ бы король пошелъ в’свою землю ото Пскова, да потому в’договорные записи с’послы написати какъ договорятца.

А крестъ на чемъ целовати посломъ межъ себя, взяти в’Новѣгороде у архиепископа, а будетъ Литовские послы Люторского закону и для того взяти у архиепископа Евангилье келейное только бъ было нарядно да на Евангилье бы послы целовали, а будетъ послы римского закону старого и они бъ крестъ целовали, а о крестѣ и о Евангилье в’Новгородъ к’архиепископу писано, а будетъ у нихъ какая иная вѣра ино ихъ привести х’крестному целовянью по ихъ вѣре.

А будетъ и на той мѣра послы дѣлати не похотятъ, а захотятъ разорвати а одно почнутъ говорити, что безо вссе   земли дѣлати Стефанъ король не похочетъ ни безъ одного города, а тѣ городы, что у Государя Стефанъ король поймалъ почнутъ отдавати и Антонем уговорити пословъ Литовскихъ отнюдь не возможетъ, а про то имъ Антоней откажетъ и дѣлати потому не захочетъ, а уговорить будетъ отнюдь невозможно, а захотятъ разорвати и розъѣхатися.

И посломъ князю Дмитрею и Роману с'товарыщи говорити: ино то мирное постановенье воины пуще, тотъ миръ поневоле, что замѣря, то взять, а ни на которое на доброе дѣло не сойдете, добро бы мирное постановенье приговорить чтобъ на обе стороны безъ большіе досады и впередъ неподвижно, а то не міръ что на одну сторону, все то сила,

 

 

18

а не приговоръ то прочно николи не живетъ, да по конечной неволе и на то говорить с’послы чтобъ не розорвати и не розъѣхатись, а поступатися и всѣхъ городовъ   землѣ достальныхъ в’королеву сторону что за Государемъ к’первымъ поступкамъ что выше сего поступанося в’Вифлянской землѣ городовъ: Курлянская земля вся, да городы городъ Рига большая, городъ Рига малая, городъ Долень, городъ Кервольмъ, городъ   городъ Радопожъ, городъ Юнемендъ, городъ Невгинъ, городъ Инесъ, Треграды, Кремонъ, тожъ и Тураинъ, Трейденъ, Зеивольдъ, городъ Сонсель, городъ Кесъ, городъ Эрль, городъ Нитовъ, городъ Юревзборхъ, городъ Нарбѣи, городъ Розенбекъ, городъ Розенъ, городъ Молнъ, городъ Лемзинъ, городъ Шкуинъ, городъ Зербенъ, Эрмисъ, Плетеберихъ, Плетеньберъ, Ильсень; Фрамыза, Володимера, Тува, Отяпоя, городъ Буртники, городъ Руинъ, городъ Барвусъ, городъ Гельманъ, городъ Арма, Вабамыза, городъ Летеперь, городъ Пиболда, городъ Смилтинъ, Тырзамыза, городъ Леневардъ, городъ Скровной, городъ Кукуносъ, городъ Бруцборхъ, городъ Борзунъ, городъ Левдунъ, городъ Чествинъ, городъ Лужа, городъ Резица, городъ Влехъ, городъ Володимерецъ, городъ Говья, городъ Ровной, городъ Трекатъ, городъ Алыстъ, городъ Перколь, городъ Саласъ, да и достальные городы в’королеву жъ сторону Новгородокъ Ливонской, Керепеть, городъ Юрьевъ, Муковъ, Рандегъ, Рынголь, Болготъ, Бавлеть, Бурсловь, Лаюсъ, Тарвла, Полчевъ, Панда, Вильянъ, Перновы оба, да в’королеву жъ сторону городы, которые у Государя Степанъ король поймалъ: городъ Полотцкъ, и с’пригороды, городъ Копье, городъ Ула, городъ Красной, городъ Туровля, городъ Соколъ, городъ Козянъ, городъ Ситна, городъ Озерища, городъ Усвятъ, а будетъ о Велиже говорить почнутъ Степановы Королевы послы, чтобъ в’королевужъ сторону, а затѣмъ будетъ розорвать захотятъ, и по конечной неволе и городъ Велижъ в’Стефанову королеву сторону и в’договорную запись потому тогды и написать.

А во Государеву сторону которые городы у Государя Стефанъ Король поималъ: Луки великие, Невль, Заволочье, Холмъ, Псковские пригороды, Вороначь, Веля, Островъ, Красной, Сѣбежъ, Вревъ, Володимерецъ, Дубковъ, Выборецъ, Вышегородъ, Изборескъ, Опочка, Гдовъ, Кобылье городище со Псковомъ по старинѣ всѣ Псковские пригороды, и Сѣбежа толды не жечи и стоять будетъ Государю тогды со всѣми Государи на бусурманскихъ Государей невозможно.

А которые люди в’неметцкихъ городѣхъ Государевы люди: в’Юрьеве Ливонскомъ владыка и во всѣхъ городѣхъ попы и всякой причетъ Церковной и воеводы и дети боярские и стрельцы, и казаки и пушкари, и сторожи и всякіе мелвие люди и образы во всѣхъ Церквахъ во всѣхъ городѣхъ и казна всякая и нарядъ и зелье и всякой запасъ, и

 

 

19

тѣхъ всѣхъ людей со всѣми животы, и образы, и казна, и нарядъ всякой выпустить, а именно говорить о владыке о Юрьевскомъ и образѣхъ, чтобъ изо всѣхъ городовъ образы выпустить со всѣми людми безо всякие зацѣпки, а что въ тѣхъ городѣхъ, что Государю поступитца Стефанъ Король, которые городы Стефанъ Король поймалъ, и что в’тѣхъ городѣхъ воеводъ и детей боярскихъ и всякихъ служилыхъ людей и Шляхты, и казаковъ и Стрельцовъ и всякихъ мелкихъ людей и нарядъ, и казна королева потомужъ выпустить безо всякие зацѣпки. И будетъ учнутъ послы говорить о томъ, чтобъ нарядъ изъ неметцкихъ городовъ, что Стефану Королю городовъ Государю поступитесь не вывозить, а и съ тѣхъ городовъ, что отдати Стефану Королю во Государеву сторону того бы наряду потому жъ и съ тѣхъ городовъ не вывозить, и посломъ о томъ стоять накрепко о нарядѣ, а неуговоритца на томъ ино по тѣмъ спискомъ приговорить что в’которомъ города оставить старой нарядъ и что и съ которого города новой нарядъ вывести, то приговорить по тѣмъ спискамъ каковы списки с’послы посланы, а неуговоритца будетъ и на томъ, а учнутъ просити всего наряду, поступитца изо всѣхъ неметцкихъ городовъ в’Стефанову Королеву сторону.

А с’Лукъ с’великихъ и с’Невля и с’Заволочья, ис Холму и изо Псковскихъ пригородовъ, изо всѣхъ, которые Ствфанъ Король Государю поступитца, потому жъ не вывозить и новой нарядъ, что отъ Стефана Короля прибавленъ, тотъ весь нарядъ с’тѣми городы во Государеву сторону, да потому о наряде и в’записи свои договорные с’послы написати, какъ на чомъ с’послы о наряде договорятца, да и о томъ говорити посломъ, чтобъ Государевыхъ людей из Неметцкихъ городовъ Литовскимъ людемъ проводить до Пскова, чтобъ на дороге Литовские люди и неметцкие Государевыхъ людей не побили и не пограбили и отвести нарядъ и всякой запасъ до Пскова или до рубежа Псковского для скораго сроку; а ис тѣхъ городовъ, которые Стефанъ Король Государю нашему поступитца и ис тѣхъ городовъ Литовскихъ людей проводятъ Государя нашего люди и отвезутъ нарядъ Государя нашего люди до Стефановыхъ до Королевыхъ украинныхъ городовъ, а неуговорятца потому, ино сроку больши приговаривать какъ бы мочно вывести было, а чего не довезутъ запасовъ и хлѣба и то вывести и опосле за тѣмъ же хрестнымъ целованьемъ по договорнымъ записямъ.

А дѣлать потому жъ на перемирье лѣтъ на семь или на десять или на двенадцать.

А будетъ почнутъ говорить о вечномъ миру а на перемирье дѣлать не почнутъ и розорвать захотятъ, и по конечной неволе и на вѣчной миръ приговорити и затѣмъ не розорвать.

 

 

20

А записи приговорные с’ними посланы.

А какъ приговорятъ на перемирье им на венной икръ, а учнутъ будетъ послы Литовские говорити о томъ чтобы из тѣхъ городовъ, которые Государь поступаетца Степану Королю люди и нарядъ вывести ныне, а Государь ихъ Ствфанъ Король потому жъ из тѣхъ городовъ, которые былъ поймалъ отдаетъ ихъ ныне Государю, люди и нарядъ велитъ вывести ныне жъ вскоре, а о договора на чемъ послы приговорятъ обои Государи промежъ себя послы сослався по нынешнему ихъ договору то дѣло закрепятъ хрестнымъ целованьемъ и после, а городы бы разменитца и люди и нарядъ вывести с’обе стороны ныне заранее. А сроковъ неучнутъ отсрачивати. И посломъ князю Дмитрею и Роману с’товарыщи говорити: безсроку и неукрепяся Государемъ межъ себя какъ из городовъ людн с’обе стороны выводить. Мы о томъ записи договорные напишемъ и срокъ учинимъ, на который срокъ вывести люди и нарядъ из городовъ с’обе стороны и крестнымъ целованьемъ утвердимъ, а какъ Стефановы королевы послы у Государя будутъ и перемирные запяси напишутъ и крестнымъ целованьемъ укрепятъ и Государь нашъ пословъ Государя вашего Стефановыхъ королевыхъ не задержавъ вскорѣ отпуститъ, и своихъ пословъ то затвердить къ Стефану Королю пошлетъ и перемирными грамотами и хрестнымъ целованьемъ Государи межъ себя затвердятъ по нашему с’вами приговору по приговорнымъ записямъ, а всѣхъ го- которой срокъ в’договорныхъ записяхъ приговоримъ на тотъ срокъ изо родовъ людей всякихъ и со всѣми животы и нарядъ по приговору с’обе стороны вывести, чтобъ к’тому сроку с’обе стороны мочно было людей вывести.

И послы Литовские нѣчто учнутъ говорити да которой же срокъ учинити, и посломъ говорить: срокъ учинить какъ бы мочно оборотитца чтобы срокъ учинить Благовѣщеньевъ день.

А будетъ послы Литовские почнутъ говорить, чтобъ срокъ учинить Рожество Христово какъ вамъ со Государемъ мочно обослатися, чтобъ на тотъ срокъ людей из городовъ вывести и городы с’обе стороны поотдавать, а инако дѣлать не захотятъ.

И посломъ князю Дмитрею и Роману с’товарыщи уговаривать Антонья и пословъ Литовскихъ, чтобъ потому здѣлать на срокъ на Благовѣщеньевъ день, а будетъ отнюдь неуговорятца, а захотятъ выводить людей и нарядъ по приговору на Рождество Христово или на Крещенье Христово, а про послы учнутъ говорить послы Стефановы Королевы: и после того будутъ у Государя и закрепятъ хрестнымъ целованьемъ и перемирными грамотами закрепятъ, а городы ныне розменимся, а пока мѣста городы не розменимся по приговору, а Стефанъ Король идти

 

 

21

не похочетъ до тѣхъ мѣстъ въ себѣ ото Пскова, покамѣста городы разменятца, и посломъ приговорить с’Антоньемъ и с’послы с’Литовскими, что по Рождествѣ Христовѣ или о Крещенье людей Государскихъ всякихъ из неметцкихъ городовъ со всѣмъ и с’казною и с’нарядомъ по приговору вывести Государь велитъ и городы поотдавать велитъ, а Стефанъ бы Король потому жъ вывести велѣлъ своихъ людей из тѣхъ городовъ, которыхъ городовъ Государю нашему поступаетца на тотъ же срокъ, а намъ межъ себя на томъ крестъ целовать и в’записи договорные именно то вписать, чтобы хитрости с’обе стороны надъ владыкою Юрьевскимъ и надъ воеводами и надъ всякими людми ни надъ образы, ни надъ всякою казною, ни надъ нарядомъ на дороге не было никакого убытка, людей бы Государя нашего Литовские люди не побили и не пограбили и убытковъ никакихъ не починили; а Государя нашего люди надъ вашими людьми потому жъ никакого убытка не учинятъ, а Стефанъ бы Король Государь вашъ пошелъ ото Пскова прочь в’свою землю, а мы договорясь тотчасъ на скоро пошлемъ в’Новгородъ, которые посланники отъ Государя на то приготовлены кому ѣхать и городы Государя вашего людемъ отдавать и Государя нашего людей ис тѣхъ городовъ вывести, а послы бы Литовские дворянъ Королевскихъ с’тѣми посланники послали вмѣсте по договору городы поймать, а людей ис тѣхъ городовъ выпустить и проводить до Пскова, а по конечной неволе ино приговорить до рубежа до Псковскаго. А посланъ будетъ дворянинъ Государевой одинъ в’Леневардъ, в’Скровной, в’Купоносъ, в’Борзунъ, в’Чествинъ, в’Алыстъ, другой дворянинъ поѣдетъ в’Резицу, в’Лужу, во Влехъ, третей дворянинъ поѣдетъ в’Володимерецъ, в’Ровной, в’Трекатъ, в’Говью, в’Перколь, в’Салачъ а Сѣбежъ на которой срокъ примолвятъ, Государь своихъ людей и выведетъ и городъ сжечи велитъ; тѣ городы по первой мѣре, а четвертой дворянинъ Государевой поѣдетъ во Псковские пригороды, которые ныне за Королемъ, городы поймать и людей Литовскихъ выпустить, а со всякимъ бы дворяниномъ Государскимъ ѣхалъ по приговору дворянинъ королевской вмѣсте. А будетъ послы князь Дмитрей и Романъ с’товарыщн на той на первой мѣре не приговорятъ, а приговорятъ будетъ по конечной неволе всѣ неметцкие городы в‘Королеву сторону, а во Государеву сторону Луки великие, Невль, Заволочье, Холмъ, всѣ Псковские пригороды и тогды пятой дворянинъ Государевой поѣдетъ отдавать городы и людей выводитъ в’Перновы оба, в'Вильянъ, в’Паиду, в’Полчевъ, в’Тарвасъ, в’Лаюсъ, в’Юрьевъ Ливонской, в’Керепетъ, в’новой городокъ Ливонской, а шестой дворянинъ Государевой поѣдетъ кому городы Государя нашего поймать, что Стефанъ Король поступаетца Государю нашему и людей Литовскихъ совсѣмъ выпустить: на Луки великие, на

 

 

22

Невль, в’Заволочье, в’Холмъ. С’тѣми бы посланники Государскими дворянъ королевскихъ послали, которымъ вмѣсто с’ними городы поймать и людей выводити с’обо стороны с’того сроку и того беречи Государя нашего посланникомъ и Степановымъ Королевымъ посланникомъ чтобъ надъ Государя нашего людьми ни надъ кѣмъ от’Литовскихъ людей обману и убытка на дорого никому не осталось, которые пойдутъ из городовъ изъ неметцкихъ с’образы и с’церковнымъ украшеньемъ и с’казною и снарядомъ и со всѣми своими животы, чтобъ имъ убытка никоторого ни в’чемъ не учинили и в’дороге от Литовскихъ и от неметцкихъ людей; Литовские бы люди Государевыхъ людей проводили до Пскова, а поконечной неволе до рубежа до Псковскаго, чтобъ Государскихъ людей неметцкие люди и Литовские не побили: Литовские люди выпусти, а сослався с’неметцкими людми засылкою ихъ побить велятъ, и о томъ крѣпко говорить и крестнымъ целованьемъ с’послы утвердить и в’запись все написать, что приговорятъ и ѣхать в’городы и по тѣхъ посломъ послать, чтобъ они в’тотъ часъ были у пословъ, а какъ они к’посломъ приѣдутъ и посломъ князю Дмитрею с’товарыщи по своему приговору с’Литовскиии послы тѣхъ дворянъ Государскихъ и с’ними Королевскихъ дворянъ вмѣсто отпуститъ, на чемъ приговорятъ и хто в’которые городы помѣченъ, а з’дворяннномъ з’Государскимъ по десяти человѣкъ сыновъ Боярскихъ будетъ послано, а людемъ итти на Луки великие, в’Заволочье, на Невль, в’Холмъ, из Новагорода, и из Русы, из старые и из Торопца, а во Псковские пригороды изо Пскова; и к’тѣмъ людемъ, которые Государевы люди пойдутъ изъ неметцкихъ городовъ, для береженья воеводы будутъ изо Пскова, также и вашимъ людемъ Литовскимъ от Государя нашего людей на дороге потому жъ убытка и обману не ссталося, которые пойдутъ с’Лукъ с’великихъ, изо Ржевы, з’Заволочья, с’Невля, с’Холму, изо Псковскихъ пригородовъ. А приговоря и записями разменяся и крестнымъ целованьемъ укрепяся ко Государю о всемъ о томъ наскоро подлинно отписать на чемъ с’послы с’Литовскими договоръ учинятъ, а тѣ посланники готовы в’Новѣгородѣ, а взявъ посломъ Государевыхъ посланниковъ отпустить ихъ с’Королевскими посланники по сему Государеву наказу.

А будетъ учнутъ послы или Антоней Посевиюсъ говорить, а замаривать захотятъ Свѣйского Короля и тѣ городы похотятъ в’Королеву сторону записать что за Свѣйскимъ: Ругодивъ, Сыренескъ, Адежъ, Томцеборъ, Ракоборъ, Колывань, Патца, Коловеръ, Лиговерь, Апсель, Выгала-мыза. И посломъ то отговаривать о Свѣискомъ у нихъ ни в’наказе нѣтъ, ни говорить имъ не наказано а городы чужие, какъ давать мочно и в’записи перемирные или в’договорные записать нельзя тѣхъ городовъ, о томъ и наказу нѣту у нихъ.

 

 

23

А будетъ затѣмъ разорвати захотятъ и безъ Свѣйского і безъ тѣхъ городовъ дѣлать не похотятъ.

И посломъ князю Дмитрею и Роману с’товарыщи стоять о томъ на крепко, кто имъ чюжихъ городовъ отнюдь записывать чюжимъ Государемъ не возможно, да о томъ обеслатись во Государю на скоро, а безъ обсылки Свѣйскаго и тѣхъ городовъ, что за Свѣйскимъ однолично не замиривать, тотчасъ о всемъ подлинно во Государю отписать, а самимъ с’послы и с’Антоньемъ быть на съѣзде приговоря, а дожидатися Государева Указу.

А будетъ послы Литовские и потому дѣлати не похотятъ, а учнутъ говорити, чтобъ Ливонские земли всѣ городы Государь королю поступился, а Лукъ и Невля, и Холму, и Заволочья в’Государеву сторону не поступятца.

И посломъ князю Дмитрею и Роману с’товарыщи говорити с’послы с’Литовскими и Антонью Папину послу: много говоримъ, а к’концу доброго дѣла не можемъ межъ государя царя и великого князя и Литовского Стефана короля привести, такие многие Государя нашего поступки, а вы ни на которое хоти бы на малое на што на доброе сошли, а для грѣха крестьянского обѣихъ Государствъ ныне большое дѣло то у васъ что розлитье крови крестьянские, а на покой хрестьянской ничего от васъ не обрелося. И намъ больши того не наказано дѣлати, мы вамъ всѣ послѣдние мѣры объявили которые городы и столько ихъ много Государь нашъ хотя кровь крестьянскую уняти Государю вашему поступаетца даромъ, на себя поступаясь, и то гдѣ ведетца и гдѣ то слыхано что столько городовъ паступатца даромъ, а тебѣ Антонью, видя Государя нашего правду и поступки, а Стефаново королево и пословъ его такое безвѣрье, пригоже розсужать и приводить на добро какъ бы кровь крестьянская унять и какъ бы всѣхъ Государей соединачити на бесерменскихъ Государей а не на крестьянское кроворозлитье, а подлинно тебѣ Антонью кости Стефановы королевы все подлинно Государя нашего бояре извещали, а ныне и самъ видишь Государя нашего поступки и сходительство; во всемъ на себя поступайся, а ни на которое доброе дѣло и такимъ сходительствомъ Стефана короля не приведетъ, а намъ больши того что есмя объявили от Государя царя и великого князя не наказано, да больши того ничего не говорить и надѣлать инако мимо сего Государева наказу.

А будетъ Стефановы королевы послы говорити учнутъ, что имъ опричь того отъ Государя ихъ от Стефана короля инако дѣлать ненаказано, что в’Стефанову королеву сторону всѣ Ливонские городы, что за Государемъ, а которые городы Луки великие, Заволочье, Холмъ, Псковские пригороды, что Стефанъ король поймалъ у Государя вашего

 

 

24

и тѣ города Государь нашъ Стемнъ Король поступаетца Государю вашему, а нарядъ и всякой запасъ, кто есть в’городѣхъ в’веметцкихъ, то в’Стефанову королеву сторону з’городы, а кто нарядъ и всякого запасу на Лукахъ великихъ и в’тѣхъ городѣхъ кто Стефанъ король поступаетца Государю вашему  нарядъ и всякой запасъ в’городы во Государя вашего сторону, да накладу просити станутъ, да Невля просити почнутъ, да Сѣбежа, а безъ тѣхъ статей миритца не захотятъ.

И посломъ князю Дмнтрею и Роману с’товарыщи говорити: Государь нашъ Царь и великій князь для покою христьянского Государю вашему поступаетца всѣхъ городовъ, которые за Государемъ в’Вифлянской землѣ, а вы ни на которое доброе дѣло не сойдете, говорите все кабы искушая довѣдовся достальныхъ поступокъ у насъ, а сами опять говорите кему остатись не возможно и будетъ захотите Сѣбежа и вы с'нами дѣлайте на той мѣре какъ есмя вамъ въ прежнихъ поступкахъ объявили кто к тѣмъ городомъ которые велено поступитися Антонью в’королеву сторону, дано во что мы с’вами говорили и поступалися: городъ Говья, да СѢбежъ зжечи, а городъ Юрьевъ с’пригороды с’Керепетью, с’Новымъ городкомъ, с’Лаюсомъ, с’Тарвасомъ, с’Полчевымъ, и Панда, и Вильянъ и Перновы оба в’Государеву сторону, а больши тѣхъ мѣръ намъ инако дѣлати нельзя, любо по первымъ поступкамъ какъ есмя вамъ поступалися, что Юрьевъ со всѣмъ уѣздомъ к с’пригороды, с’Полчевымъ, с’Тарвасомъ, с’Лаюсомъ, с’Порхолемъ, с’Керепетью, с’Новымъ городкомъ и Панда, и Вильянъ и Перновы оба и Псковские пригороды опричь одного Сѣбежа во Государеву сторону, а опричь тѣхъ городовъ неметцкие города всѣ кто за Государемъ в’Стефанову в’королеву сторону и Луки великие, и Холмъ, и Заволочье, и Велижъ, и Невль, в’королеву сторону, да СѢбежъ зжечь, а рубежъ по старинѣ Псковской землѣ с’Полотцкою землею, а королю зжечь Дрысъ противъ того и стоять за одинъ противъ Бесерменскихъ Государей, а любо по послѣднимъ мѣрамъ, кто всѣ городы неметцкие, кто есть за Государемъ и съ Юрьевымъ и с’Керепетью, и с’Новымъ городкомъ, и с’Лаюсомъ, и с’Полчевымъ, и с’Тарвасомъ, и с’Вильяномъ, и с’Паидою, и с’Перновы с’обѣма въ королеву сторону, а Луки великие, ж Невль, ж Заволокье, и Холмъ, и Псковские пригороды, и СѢбежъ в’Государеву сторону, а Сѣбежу быти по старинѣ ко Пскову и противъ бесерменскихъ Государей Государю нашему за одинъ тольды не стоять.

А будетъ на той мѣре приговорятъ послы, кто Юрьевъ с’пригороды, ж Вильянъ, и Паида, и Перновъ, и Псковские пригороды во Государеву сторону, а Луки великие, и Невль, и Заволокье, и Холмъ, и Веляжъ, в’королеву сторону, и учнутъ будетъ послы Литовские говортити о Торопетцкихъ волостяхъ, о Жижетцкой, да Плавестцкой, о

 

 

25

Озеретцкой, а учнутъ ихъ называти Лутцкими волостми к’Лукамъ к за нихъ учнутъ стояти, а затѣмъ захотятъ разорвать и посломъ князю Дмитрею и Роману с’товарыщи однолично о томъ стояти крѣпко и говорить что тѣ волости изстари Торопетцкие и в’перемирныхъ в’старыхъ грамотахъ во всѣхъ с’Литовскими короли писаны они х’Торопцу, а будетъ упрямятца и уговорити ихъ будетъ нельзя, а затѣмъ захотятъ разорвати и посломъ князю Дмитрею с’товарыщи о тѣхъ волостяхъ о трехъ о томъ говорити на ссылку впередъ на Государевы и на Королевы послы, которые будутъ у Государя с’перемирными грамотами тотъ приговоръ закрепить и о томъ у Государя о тѣхъ о трехъ волостяхъ и приговоръ учинять, да на томъ и в’договорную запись записать или о томъ с’Государемъ обослатца.

А будетъ учнутъ Литовские послы говорити каковымъ быть впередъ перемирнымъ грамотамъ или докончалнымъ, на чемъ приговорятъ, а захотятъ того, чтобъ тѣ перемирные или докончалные к’Стефану королю послать показать и передъ папинымъ посломъ передъ Антоньемъ прочести, чтобъ впередъ ужъ ни о чемъ не говорить по нынешнему приговору все закрепить и посломъ списки перемирнымъ грамотамъ или докончалные Литовскимъ посломъ дать чести и к’Стефану королю, списавъ послати каковы с’послы списки посланы а самимъ имъ тутъ дожидатись королева указу, а послы бы Литовские и Антоней Посевинусъ дожидались с’нимижъ, а будетъ захочетъ Антоней х’королю ѣхать и онъ бы х’королю ѣхалъ, до опять от короля к’нимъ приѣхалъ, чтобъ имъ вѣдомо полное было, на чемъ королевъ миръ будетъ, да о томъ именно с’послы с’Литовскими и с’Онтоньемъ говорити накрепко посломъ князю Дмнтрею с’товарыщи, какъ приговорятъ по которой статьѣ и Стефанъ бы король пошелъ ото Пскова в’свою землю, а то что за миръ, мы на перемирье приговорили, а Стефанъ король стоитъ такою ратью в’Государя нашего землѣ и тогдѣ слыхано.

И будетъ послы Литовские прочетши докончалные грамоты говорить учнутъ что написать именно, хто будетъ Стефану королю другъ, тотъ и Государю другъ, хто ему недругъ, тотъ и Государю вашему будетъ недругъ и именно учнутъ говорити о Свѣйскомъ и посломъ говорити, намъ болыпи того не наказано инако дѣлать докончалнымъ быть таковымъ, каковы есмя вамъ списки давали чести, а о Свѣйскомъ намъ наказу нѣтъ и говорить намъ о томъ нѣчево, а будетъ розорвать захотятъ про Свѣйского и посломъ о томъ приговорить и обослатись съ Государемъ, а что прибавить захотятъ въ докончалную и посломъ мимо тотъ списокъ докончалные грамоты не приговаривать, каковъ с’ними послалъ, а обослатца о томъ на скоро к’Государю, а самимъ смитовскими послы не розъезжатца, а будетъ послы Литовские

 

 

26

бесъ того слова в’докончалной обсылатца не захотятъ, а захотятъ писати и посломъ говорити, что и то слово писати, только то именно описати о прочѣ Свѣйского одного, а будетъ про Свѣйского говорити учнутъ, а захотятъ замиривати и Свѣйсвого не замиривати и в’наказе у нихъ того нѣтъ, да о томъ обослатижеся.

А будетъ учнутъ о томъ говорити чтобъ Царя и великого князя Царемъ неписати в’перемирной грамотѣ в’Государеве слово, а ныне в’договорной записи, а затѣмъ незахотятъ дѣлати и посломъ князю Дмитрею и Роману с’товарыщи говорити Государю нашему Царское имя Богъ далъ отъ прародитель его, а не чюжое, а нѣ отъ колкихъ лѣтъ Государи наши государили болши шести сотъ лѣтъ и что Богъ далъ Государемъ нашимъ и то у Государей нашихъ хто можетъ отняти, а и папину послу Антонью Посевинусу то вѣдомо что Государя нашего прародителей и его грамоты у папы и у цесаря с’Царскимъ именованьемъ есть, а коли Государь вашъ невелѣлъ нашего Государя Царемъ писати и Государь нашъ для покою христьянского не велѣлъ себя Царемъ писати, а которого изъ вѣчного Государя какъ его не напиши, а ево Государя во всѣхъ земляхъ вѣдаютъ како и онъ Государь.

А будетъ не захотятъ писати братомъ в’перемирныхъ грамотахъ и князю Дмитрею и Роману с’товарыщи говорити Государи наши ихъ вѣчные Государи Государю нашему брат’я Турской Цысарь и иные великие Государи и то нашему Государю не велико что с’вашимъ Государемъ писатися братомъ, да коли Государь вашъ тово не хочетъ и мы пишемъ просто безъ братства.

А будетъ учнутъ послы говорити Литовсвие, чтобы в’Царя и великого князя грамоте в’слове его имени Смоленска не писать и князю Дмитрею и Роману с’товарыщи стояти о томъ крѣпко, а будетъ упрямятца, а затѣмъ захотятъ дѣло порвати ино не писати, а опрочѣ того никоторого слова в’грамоте не поступатися.

А будетъ учнутъ говорити послы Литовские чтобъ написати Короля в’титле В в’обѣихъ грамотахъ, а приговорятъ послы, что Юр’евъ и Перновъ за Государемъ будетъ ино писати Государя ВСмоленскимъ. А Стефана короля писати В и в’обѣихъ грамотахъ, а будетъ всѣ городы приговорятъ в’королеву сторону, а на перемирье приговорятъ и в’Государеве в’перемирной грамоте и в’записи в’посолской в’договорной Вифлянским Государя не писати, а Короля в’Государеве слово и в’договорной записи скимъ неписатижъ, а Литовские послы в’своей в’договорной и в’перемирной Вифлянскимкороля пишутъ какъ хотятъ.

А будетъ послы Литовские которое новое дѣло вставятъ чего у нихъ в’наказе не будетъ и инако похотятъ дѣлати сверхъ того и князю

 

 

27

Дмитрею с’товарыщи говорити что преже того такихъ дѣлъ не бываю, а Государь нашъ того повѣдалъ и с’нами о томъ неприказалъ и намъ то какъ дѣлати чего ненаказано.

А будетъ упряматца и имъ говорити чтобъ король обослался со Государемъ, а самъ бы не воевалъ дожидался того, а имъ о всемъ о томъ отписати во Государю.

Да на которой мѣре послы князь Дмитрей и Романъ с’товарыщи приговорятъ с’послы с’Литовскими на перемирье ли, на вѣчной ли миръ потому и записи договорные пописать с’тѣхъ списковъ, каковы списки с’послы посланы и хрестнымъ целован’емъ утвердити и записи передъ папинымъ посломъ розменитись и с’тѣмъ прислати ко Государю напередъ себя сына боярского, а с’нимъ о всемъ подлинно отписать какъ ся у нихъ всякое дѣло дѣлалось, а и недоговоря всѣхъ статей к’Государю отписывать что с’послы поговорятъ и в’чемъ послы сходить станутъ и за что почнутъ упрямливатца чтобъ во Государю частые обсылки были отъ пословъ, а здѣлавъ все Государево дѣло и отписавъ к’Государю и самимъ ѣхать ко Государю, а будетъ Папинъ посолъ Антоней Посевинусъ похочетъ с’ними ѣхати вмѣсто к’Государю и посломъ к’Онтон’ю и стѣхъ которые с’ними дѣти боярские посланы в’приставы приставити на розсылку детей боярскихъ и с’провожатыхъ до пяти человѣкъ и кормъ изъ Нова-города послати, а давать велѣти доволной подводы ему давать велѣть, сколко ему будетъ надобно, чтобъ Антоней ѣхалъ с’приставомъ не мешкая, а посломъ ѣхати напередъ на подводахъ ко Государю.

А приговоря о перемир’е говорити посломъ с’Литовсвими послы о полоняникехъ, которые Государевы воеводы и дѣти боярские в’Литвѣ в’полону и которые королевы люди на Москвѣ в’полону по тѣмъ спискомъ, что списки с’послы посланы Государевы ко Государю, а Литовские и неметцкие в’королеву сторону; а будетъ потому неприговорятъ ино накуни и намену говорити по спискомъ же каковы с’послы списки посланы, чтобъ приговорить на полоняники розменитца хто противъ кого судить въ мене и в’окупу по списку, а по приговору и розменится хто на кого написанъ.

А будетъ учнутъ говорити что Государевыхъ людей в’Литвѣ в’полону много, да еще воеводы и люди великие, а Литовскихъ людей хоти и много, а люди молодые и посломъ князю Дмитрею и Роману с’товарыщи говорити, чтобъ Государь ихъ король учинилъ полоняникомъ цѣну подобную, мѣрную и далъ бы поволность, чтобъ обменя’ти хто на кого похочетъ и с’послы бъ с’своими которыхъ во Государю нашему пошлетъ о полоненикѣхъ наказалъ, чтобъ на обмѣну и на окупъ высвободить полоняниковъ с’обе стороны.

 

 

28

А будетъ Литовские послы почнутъ говорите о полоняникѣхъ о неметцкихъ, о женахъ и о детехъ ихъ, которые взяты в’Государевъ походъ, чтобъ о тѣхъ сыскалъ Государю к поотдаватъ на окупъ и на полонъ а в’списке будетъ с’послы тѣхъ имянъ не будетъ, а посломъ князю Дмитрею к Роману и дьяку Басенку ж подьячему Захару говорити, чтобъ они дали тѣмъ имена, чтобъ имъ вѣдати ихъ и какъ посломъ дадутъ имена ихъ и посломъ говорить у нихъ объ нихъ наказу нѣтъ и имянъ ихъ в’спискехъ нѣтъ и они тѣ имена отвезутъ ко Государю или отпишутъ ко Государю, а впередъ о томъ, что Государь укажетъ а они объ нихъ говорить не умѣютъ, что в’спискехъ имянъ ихъ нѣтъ о томъ будетъ договоръ, какъ послы Литовские будутъ у Государя, то дѣло не великое, коли в’болшомъ дѣле зговоръ межъ Государя нашего и Стефана короля с’ставаетца, а в’томъ уже плохо уговору быть, а болши то незакрепливать, не говорить о тѣхъ полоняникѣхъ, которыхъ нѣтъ в’спискехъ, которые списки с’послы посланы.

Да память князю Дмитрею и Роману с’товарыщи нѣчто учнутъ ихъ спрашивати послы о Царя ж великого князя походе во Псковъ и о короны походе к’Полотцку зачѣмъ Государь не пошелъ противъ короля.

И посломъ князю Дмитрею и Роману с’товарыщи говорити: Государь нашъ тогда былъ с’Стефаномъ королемъ в’перемирье, с’Стефановы Королевы послы Станиславъ Крыской с’товарыщи были у Государя и приговоря на перемирье на три годы. Государь нашъ передъ послы крестъ целовалъ на своей перемирной грамоте, а послы передъ Государемъ нашимъ за Государя своего за Стефана Короля крестъ целовали на своей перемирной грамоте и крестное целован’е Стефанъ Король порушилъ, а поставилъ крестное целован’е своихъ пословъ ни вочто, а Государю нашему целовавъ крестъ, какъ было до того урочного дня итти и мочно на Короля Государь нашъ потому на Короля и не пошолъ, помня свое хрестное целован’е, а хотѣлъ былъ Государь нашъ итти собрался ратью очищать свою вотчину Вифлянскую землю потому былъ и во Пскову пришелъ.

А будетъ учнутъ говорити послы Литовские какъ были у Государя нашего у Стефана Короля послы Государя вашего Остафей Пушкинъ с’товарыщи и по договору пословъ с’паны радами Государь нашъ Стефанъ Король посылалъ ко Государю вашего гонца своего Хриштофа Держку, а срокъ тому гонцу Государь нашъ учинилъ четыре недѣли, а в’тѣхъ было четыре недѣли по договору пословъ Государя вашего на обе стороны воинѣ не быть и Государь вашъ в’ту пору посылалъ во Государя нашего землю в’Литовскую войною воеводъ своимъ со многими людми изъ Смоленска и многое кроворазлит’е крестьянское почи-

 

 

29

нили со Государя вашего стороны, а Государя нашего гонецъ Хриштопъ Держка в’ту пору пришелъ во Государя вашего землю, а рать Государя вашего в’ту пору пришла во Государя нашего землю.

И посломъ князю Дмитрею и Роману с’товарыщи говорити: Государь нашъ года и по два и по три сряду терпѣлъ, какъ Государя вашего послы Станиславъ Крыйскій с’товарыщи пршедъ ко Государю нашему здѣлали на перемирье на три годы и за Государя вашего Стефана Короля крестъ целовали на своей перемирной грамоте, а Государь нашъ на своей перемирной грамоте передъ тѣми послы крестъ целовалъ и в’тѣ три годы нигдѣ съ Государя нашего стороны войною в’Литовскую землю не хаживали никаковъ человѣкъ, а Государя вашего люди изо всѣхъ украинныхъ городовъ изъ Орши, и изо Мстиславля и из ыныхъ городовъ в’тѣ три годы безпрестани войною ходили во Государя нашего землю и кроворозлит’е крестьянское починили, да и самъ Государь вашъ Стефанъ Король черезъ присягу пословъ своихъ в’тѣ перемирные лѣта во Государя вашего землю ратью ходилъ не однимъ своимъ походомъ со всею землею и многие городы Государя вашего поймалъ и кроворозлит’е крестьянское починилъ черезъ крестное целован’е пословъ своихъ и тебѣ Антон’ю то в’отвѣте Государь нашъ бояры своими объявилъ и грамоту Королевыхъ пословъ, на которой грамоте за Короля Государю вашему послы его крестъ целовали, ты Антоней самъ виделъ, а какъ вышли тѣ перемирные лѣта, а Государя нашего послы Остафей Пушкинъ с’товарыщи пошли ко Государю вашему доброе дѣло дѣлать, а ваши люди и въ ту пору с’Лукъ с’великихъ и изъ Орши безъ престани воевали во Государя нашего землѣ и Государя нашего воеводы не мога терпѣти отъ вашихъ людей обиды ходили войною на Государя вашего землю и та война потому с’сталась.

А будетъ послы Литовские учнутъ говорити, что надъ послы надъ Литовскими перемир’е в’неволю здѣлали и грамоту чернили.

И князю Дмитрею и Роману с’товарыщи посолская грамота с’печатми, которая с’ними послана посломъ передъ папинымъ посломъ передъ Антоньемъ показати, а говорити такъ в’неволю заставливаютъ ли кому было в’неволю пословъ Государя вашего, такъ заставливать писати такая грамота, приговорили и писали послы Государя вашего сами, а не чернивали ее ни в’которомъ мѣсте, а написавъ ее справливали вмѣсте переводъ бояры и печати свои привѣсили и передъ Государемъ нашимъ Царемъ и великимъ князьемъ обе грамоты перемирные чли и на тѣхъ перемирныхъ грамотахъ Государь нашъ передъ послы Государя вашего крестъ целовалъ, а Государя вашего послы за Государя вашего Стефана Короля передъ Государемъ нашимъ на тѣхъ

 

 

30

перемирныхъ крестъ целовали и рознели грамоты перемирные по себѣ Государево Царево и великого князя слово перемирную грамоту послы к’себѣ взяли, а Стефаново королево слово перемирную Грамоту послы за своими печатми передъ Государемъ отдали бояромъ и дьякомъ, а показавъ тоѣ грамоту и про чести давати, а отъ себя сѣ не отдавать, а будетъ захотятъ списати, и но списокъ слово в’слово дати справя.

А нѣчто спросятъ князя Дмитрея и Романа с’товарыщи, какъ Государь стоялъ в’Старице а в’тѣ поры ходили войною Хриштопъ, да Филонъ на Ржевские мѣста и зачѣмъ Государь людей не послалъ на Хриштопа и на Филона.

И посломъ князю Дмитрею и Роману с’товарыщи говорити, какъ приходили Хриштопъ, да Филонъ на Ржевские мѣста и Государевы люди пошли были встрѣчю Литовскихъ людей и Литовские люди повернулися и пошли назадъ к’Лукамъ и отъ нашихъ воеводъ передовые люди сошли заднихъ людей и Литовскихъ и ихъ побили и языковъ поймали.

А нѣчто князя Дмитрея и Романа с’товарыщи в’спросатъ про Казань и про Асторохань и князю Дмитрею с’товарыщи говорити и самимъ вамъ вѣдомо, что Казань и Асторохань во Государя нашего волѣ и на тѣхъ дву Государьствахъ сидятъ Государские воеводы и Церкви и монастыри русские поставлены, а есачные люди и пащенные во всемъ Государевымъ воеводамъ послушны, а которые служилилые и гдѣ имъ Государь велитъ на службе быти и они на Государеву службу ходятъ колкимъ коли Государь велитъ.

А нѣчто спросятъ про Нагаи и князю Дмитрею и Роману с’товарыщи говорити Нагайской Урусъ князь и всѣ мирзы нагайские Государю послушны и на Государеву службу ходятъ, гдѣ имъ Государь велитъ.

Да памятъ посломъ князю Дмитрею Петровичю да Роману Васил’евичю с’товарыщи провѣдывать имъ, какъ ныне король с’Цесаремъ и с’салтаномъ Турскимъ и с’Царемъ крымскимъ и с’Воложскимъ и с’Угорскимъ и з’Датцкимъ королемъ, и с’Свѣйскимъ и с’Чешскимъ королемъ послы каковы или гонцы к’нимъ отъ короля хаживалиль и будетъ король к’нимъ пословъ своихъ или гонцовъ х’которому посылалъ и о какихъ дѣлехъ посылалъ и отъ тѣхъ Государей отъ кого и каковы послы или гонцы у короля бывалиль и будетъ у короля послы были и о какихъ дѣлехъ приходили того имъ всего провѣдывати себѣ тайно. Да и того посломъ князю Дмитрею и Роману с’товарыщи провѣдывати, какъ ныне Литовская рада с’Полскую радою в’миру ли или не в’миру и будетъ в’миру и за одинъ ли имъ королевы земли впередъ оберегати ли и Литовскимъ люденъ оберегати Литовские стороны, а польскимъ людемъ оберегати полские стороны, а будетъ полские люди

 

 

31

с’Литовскими не в’миру к зачѣмъ не в’миру и которая рада силнее полская ли  Литовская и это ныне ближнихъ при короле радныхъ пановъ и сколько ныне с’королемъ Угорскимъ людей и в’каковѣ мѣре держитъ Угорскихъ людей и смитовскими и с’Полскими людми Угорскимъ людемъ нѣтъ ли розни и Стефанъ король Литовскихъ и Полскихъ людей ровно ли у себя держитъ во всякомъ жалованье и нѣтъ ли Стефану королю какой розни с’паны радными и з’землею и что у короля земля любитъ и чего не любитъ и в’чемъ межъ ихъ рознь и чего впередъ межъ короля и земли и пановъ чаяти, да что прото провѣдаютъ то и написать на списокъ.

Да и про Ригу имъ провѣдывати, рижские нѣмцы королю послушны ли и королевы люди в’Риге есть ди, и будетъ королевы люди въ Ригѣ есть и многиель люди и что Рижские люди королю с’себя даютъ о всемъ о томъ провѣдывати себѣ тайно.

Да и о всякихъ о тамошнихъ вѣстехъ провѣдывати имъ, а что провѣдаютъ и имъ то записавъ привести ко Государю.

Да памятъ посломъ князю Дмитрею и Роману с’товарыщи нѣчто будутъ с’послы, которые Государевы измѣнники, а учнутъ с’послы ѣздити на съѣздъ и князю Дмитрею и Роману с’товарыщи молыть посломъ, чтобы они тѣхъ измѣнниковъ отсылали и к’ себѣ не припущали.

А будетъ упрямятца послы и велятъ инъ с’собою ѣздити на съѣздъ и имъ то отговаривать, что имъ с’ними вмѣсто быть нелзя у того дѣла, тѣ измѣнники Государские забыли Бога и православную вѣру и прироженного Государя и у того дѣла имъ какъ быть.

А будетъ упрямятца послы и отнюдь будетъ уговорить ихъ нельзя, а почнутъ с’ними ѣздити на съѣздъ Государевы измѣнники, а послы Литовские учнутъ говорити, что с’послы с’Станиславомъ Крыйскимъ в’отвѣте з’бояры приходилъ Василей Зюзинъ, а отъ Государя нашего Жишмонта Августа короля отъѣхалъ, и послы Государя нашего Станиславъ Крыйскій с’товарыщи говорили бояромъ чтобъ Василей Зюзинъ в’отвѣте не былъ и Васил’я Зюзина из’отвѣта не выставили и Государь нашъ противъ того ныне с’нами туто быть велѣлъ на съѣздѣ и посломъ говорити Василій Зюзинъ и родъ его искони вѣчной тверскихъ великихъ князей. Да отъ нашихъ Государей от’езжалъ в’Литву дѣдъ ихъ с’тверскимъ княземъ, да вспомня Государя прироженного къ Государю нашему приѣхалъ и то тому не образецъ, то измѣнникъ, это с’вами на съѣздъ приезжаетъ изкони вѣчной Государевой да забылъ Бога и Государя нашего прироженного изменилъ Государю нашему и намъ с’нимъ и видитца не мочно, не токмо говорити что.

А будетъ пеуговоритца, а того Государского измѣнника Литовские послы не отставятъ и высылать не учнутъ и посломъ князю Дмитрею

 

 

32

и Роману с'товарыщи тѣмъ Государскимъ измѣнникомъ ничего не говорить, а хоти что и говорити онъ учнетъ и имъ толко и отмолвить: ты измѣнникъ забылъ Бога и прироженново Государя и в’тебѣ чего чаетъ кромѣ лиха, а болши того неговорити с’ними ничего.

И о всемъ Государевымъ Царевымъ и великого князя дѣломъ промышляти посломъ князю Дмитрею и Роману с’товарыщи по сему Государеву наказу.


Страница сгенерирована за 0.71 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.