Поиск авторов по алфавиту

Автор:Дружинин А., священник

Дружинин А., свящ. Краткие сведения о жизни и творениях св. Дионисия Великого

Св. Дионисий Великий родился в конце II века христианской эры. Место его рождения с точностью не известно. В «Восточной хронике» он называется савеянином, 1) и потому можно думать, что или сам он, или по крайней мере его предки жили некогда в столице Счастливой Аравии, богатом и многолюдном городе Савах. Но если Александрия не была, как можно думать, Отечественным городом св. Дионисия в собственном смысле этого слова, то, во всяком случае, в ней он провел большую часть своей жизни. Родители его были богатые и знатные язычники 2). Они позаботились о том, чтобы дать своему сыну лучшее по тому времени образование. В творениях св. Дионисия можно найти ясные доказательства того, что ему известны были и языческая литература, и философские системы древности, и сочинения современных ему представителей естествознания. Есть основание думать, что, подобно многим богатым и знатным язычникам того времени, св. Дионисий изучал, а, может быть, даже и преподавал риторику, открывавшую молодым людям благородного происхождения путь к занятию высших должностей 3). Весьма вероятно, что и св. Дионисий

1) Chronicon oricntnle, Venetiis, 1729, р. 77.

2) Ibid. р. 77: «Hic (Dionysius) erat Sabaita sapientissimus et ex. gentis primoribus atqne optimatibus».

3) Anastasii Sinaitae Viae dux, cap. XXII, cm. Migne, Patrologiae graecae t. LXXXIX, ed. 1860, col. 289 и Sancti Maximi Scholia in librum De coelesti hierarchia, CM. Migne, Patrologiae graecae t. IV, ed. 1857, col. 60.

I

 

 

занимал в Александрии какое-либо видное место на городской или государственной службе, от которого впоследствии отказался, когда перешел в христианство 1).

Широкое литературно-философское и естественно-научное образование св. Дионисия побеждало его и в зрелом возрасте продолжать своп научные замятия, и у него образовалась привычка «читать все, что попадется под руки» 2). Благодаря этой привычке, ему случайно пришлось познакомиться и с священными книгами христиан. Одна бедная женщина продала ему несколько тетрадок, где находились некоторые из посланий ап. Павла. Заинтересовавшись этими посланиями, Дионисий захотел познакомиться со всеми посланиями ап. Павла и, по совету женщины, обратился за ними к одному из пресвитеров. Последний без замедления доставил ему все послания ап. Павла. Чтение этих посланий, а также наставления александрийского епископа Димитрия и послужили толчком к переходу его в христианство 3).

Приняв крещение от александрийского епископа Димитрия, св. Дионисий сделался учеником знаменитого Оригена, управлявшего в то время александрийскою огласительною школою 4). В десятом году царствования Александра Севера, т. е. в 231 или 232 году христианской эры, Ориген должен был оставить Александрию, и управление огласительною школою перешло к его помощнику Ираклу. Вскоре после этого, вероятно, в том же 232 году, скончался александрийский епископ Димитрий после сорока трехлетнего управления церковью. Преемником Димитрия сделался Иравл, а Дионисий, тем временем всецело посвятивший себя служению церкви и посвященный в сан пресвитера, принял на себя управление огласительным училищем 5) и стоял во главе его во все время епископского служения

1) Послание св. Дионисия против Германа в Церковной истории Евсевия VII, 11.

2) Послание св. Дионисия к Филимону в Церковной истории Евсевия VII, 7.

3) Chronicon orientale. Venetiis, 1729, p. 77—78; cp. Коптский синаксарь y Simona de Magistris, Dionysii Magni quae supersunt, Romae, 1796. p. CLVI.

4) Евсевий, Церковная история VI, 29; cp. Иероним, De viris illustribus, cap. LXIX.

5) Ibid.

II

 

 

Иракла, продолжавшегося шестнадцать лет, а, может быть, не назначил себе преемника и тогда, когда сам сделался епископом.

Избрание св. Дионисия на такое высокое и ответственное служение церкви, как управление огласительным училищем, служит лучшим доказательством его высоких дарований и обширных познаний. Люди, стоявшие во главе огласительной школы, действительно, должны были обладать выдающимися дарованиями и познаниями, чтобы удовлетворительно исполнить свою задачу. Им приходилось не только раскрывать истины христианства путем научного экзегезиса и сопоставлять христианское вероучение с языческими философскими системами, но и защищать христианство против нападений со стороны языческойнауки, словом, выполнять ту задачу, которая особенно была трудна в Александрии,—этом умственном центре древнего Востока. Несомненно, и св. Дионисий имел все данные к тому, чтобы достойным образом продолжать дело своих предшественников. Подобно Клименту и Оригену, он занимался сопоставлением языческих философских систем с христианским мировоззрением, изъяснением св. Писания и опровержением еретических заблуждений. Но его личные дарования и симпатии сообщили его деятельности в александрийской школе несколько инойхарактер по сравнению с деятельностью его предшественников. Св. Дионисий обладал не столькоспекулятивным, сколько критическим талантом, и симпатии его тяготели не столько к теоретическим изысканиям, сколько к осуществлению нравственных идеалов в сфере праотеческой деятельности. Вот почему он не оставил после себя опытов научной систематизации и философского обоснования истин христианского вероучения и, по-видимому, занимался более опровержением несогласных с христианским вероучением систем языческой философии. Равным образом и в толкованиях св. Писания св. Дионисий не столькораскрывал догматический смысл текста, сколько старался открыть в нем ту или другую нравственную идею и указать приложение этой идеи в сфере нравственной деятельности человека.

В третьем году царствования императора Филиппа, т. е. в 247 или 248 году, после смерти Иракла, св. Дионисий

III

 

 

был избран в епископа александрийской церкви 1) и таким образом достиг положения, которое ставило его на ряду с епископами главнейших церквей христианского мира — римской, антиохийской и карфагенской. Тяжелые и трудные времена ожидали александрийскую церковь, когда епископом ее сделался св. Дионисий, и только первый год его епископского служения прошел сравнительно спокойно, так как император Филипп (244—249) относился к христианам благосклонно. Но уже в 248 или в начале 249 года давно сдерживаемая ярость языческой черни против христиан обнаружилась в форме восстания против них, которое было поднято каким-то языческим прорицателем и волхвом. Во время этого восстания погибли мученическою смертью некоторые из александрийских христиан, и многие из них лишились своего имущества, разграбленного язычниками. Язычники оставили христиан в покое только тогда, когда вспыхнула междоусобная война между ними самими, может быть, из—за дележа добычи. Христиане немного отдохнули. Но этот отдых был лишь предвестником разразившейся над ними впоследствии бури. В начале 250 года появился направленный против христиан эдикт императора Декия, в силу которого все христиане должны были совершит жертвоприношение идолам 2). Римский правитель Александрии Сабин немедленно отправил одного из полицейских чиновников для того, чтобы задержать св. Дионисия, Посланный никак не предполагал, что св. Дионисий и после обнародования эдикта будет оставаться дома, и потому отправился искать его по дорогам, полям и загородным местам. Св. Дионисий напрасно ожидал его в своем доме. Но по истечении четырех дней, Бог повелел св. Дионисию переменить место пребывания, и он, вместе с приближенными к нему лицами, вышел из Александрии. Вблизи города он был захвачен отрядом солдат, которые повели его в Тапозирис, небольшой городок, лежавший к западу от Александрии, вероятно, в силу приказания, еще ранее данного правителем Александрии. Но на пути в этот город св. Дионисия и его спутников освободили от солдат, мареотские поселяне, которые, вопреки желанию святителя,

1) Евсевий. Церковная история VI, 35.

2) Послание св. Дионисия к Фабию антиохийскому у Евсевия в Церковной истории VI, 41-42.

IV

 

 

скрыли его в одном уединенном и грязном местечке Ливии, находившемся на расстоянии трех дней от Иаретопия, приморского города в мармарикском округе. Здесь св. Дионисий, по-видимому, и оставался до конца гонения Декия. Нужно заметить, что св. Дионисий сам рассказывает о всех этих событиях 1), и простой и правдивый рассказ его служит лучшим доказательством того, что он оставил Александрию не по трусости, но в силу того соображения, что он в состоянии будет принести церкви более пользы, если сохранит свою жизнь и не выдаст себя мучителям.

Со смертью Декия, убитого в ноябре 251 года, гонение утихло, и Дионисий мог снова возвратиться в Александрию. Преемник Декия Галл, царствовавший не много более года, не успел начать повсеместного гонения против христиан и скончался в начале 253 года. Утвердившийся затем на престоле Валериан в течение первых трех лет своего правления относился к христианам на столько благосклонно, что даже дом его, как пишет сам Дионисий в одном из своих посланий, наполнился богобоязненными людьми и был церковью Божией 2). Таким образом, христианская церковь некоторое время была свободна от преследований языческой власти. Но и в это время христиане, правда вместе с язычниками, страдали от страшного бедствия, поразившего всю римскую империю. Разумеем моровую язву, которая началась еще при Декии 3) и в течении целых 15-ти лет опустошала римскую империю и всего более Александрию, Но еще более беспокойства причинил в это время св. Дионисию раскол, произведенный в церкви римской пресвитером Новацианом. Новациан требовал, строгой покаянной дисциплины в отношении к падшим и, под предлогом снисходительного отношения к ним со стороны римского епископа Корнилия, отделился от него и образовал в Риме особое общество своих последователей, которое и избрало его своим епископом. Все время, пока продолжался этот раскол, св. Дионисий не переставал писать посла-

1) Послания св. Дионисия против Германа и к Домицию и Дидиму у Евсевия в Церковной            истории VI, 10 и VII, 11.

2) Послание св. Дионисия к Эрмаммону у Евсевия в Церковной истории VII, 10.

3) Послание св. Дионисия  к Домицию и Дидиму у Евсевия в Церковной истории VII, 11.

V

 

 

ния к разным лицам и церквам в защиту снисходительного отношения к падшим, и все его старания в данном отношении увенчались успехом: церкви, разделившиеся между собою, по поводу раскола Новациана, снова соединились 1).

Но не успели еще окончиться волнения, вызванные расколом Новациана, как возникли новые споры по вопросу о том, как следует понимать обетования о тысячелетнем царстве Христовом. Один из египетских епископов, Непот арсипойский, защищал буквальное понимание этих обетований и даже написал особое сочинение под заглавием: «Обличение аллегористов», очевидно направленное пролив установившегося в александрийской школе мистико-аллегорического метода толкования св. Писания. Число приверженцев Непота еще более увеличилось, особенно после его смерти, когда во главе последователей его доктрины стал некто Коракион. Для борьбы с хилиазмом св. Дионисий сам отправился в Арсиною и в течение трех дней, в присутствии народа, беседовал с пресвитерами и братьями, склонными к хилиазму. Кроткому и снисходительному епископу, терпеливо и охотно выслушивавшему возражения своих противников. удалось склонить их на сторону истины. Но для окончательного опровержения хилиазма Дионисий написал еще две книги «Об обетованиях» 2).

Около того же времени, приблизительно в 255 году, качались и знаменитые споры между римским епископом Стефаном и Киприаном карфагенским и Фирмилианом, епископом Кесарии Каппадокийской, по вопросу о действительности крещения, совершаемого еретиками. Стефан признавал это крещение действительным и хотел прекратить церковное общение с малоазийскими и карфагенскою церквами, которые держались противоположного мнения и требовали перекрещивания лиц, получивших крещение от еретиков. И здесь св. Дионисий своими посланиями к Стефану и преемнику его Сиксту II, а равно и к некоторым римским пресвитерам старался восстановить мир, советуя каждой из враждующих партий следовать своей практике, и не осуждать других церквей за противоположную практику. По-видимому, и в этом случае ему удалось склонить Сикста

1) Послание св. Дионисия к папе Стефану у Евсевия в Церковной истории VII, 4—5.

2) Евсевий, Церковная история VII, 24—25.

VI

 

 

II к более миролюбивому отношению к практике малоазийскихи карфагенской церквей 1).

Между тем в настроении императора Валериана относительно христиан произошла резкая перемена. Под влиянием своего любимца Макриана он с 257 года начал жестокое преследование христиан, направленное преимущественно против пастырей христианской церкви 2). Св. Дионисий, после мужественного исповедания веры пред наместником Эмилианом, отправлен был сначала в Кефрон, где он с успехом проповедовал Евангелие между язычниками, а потом в Коллутион, в мареотском округе. Но во все время своей ссылки он не переставал поддерживать сношения с александрийскими христианами и старался посредством писем и посланий поддерживать и укреплять в них мужество 3).

В 260 году Валериан был взят в плен персами и сын его Галлиен, управлявший государством ранее вместе с отцом, а теперь сделавшийся единоличным повелителем на западе, издал эдикт, который в первый раз объявил веротерпимость в отношении к христианам. Но на востоке и в Египте гонение, вероятно, еще продолжалось, так как здесь императорская власть была захвачена Макрианом, врагом христианства 4), и только после того, как Макриан был убит вместе со своими сыновьями 5), действие эдиктаГаллиена распространилось наконец и на Египет 6). Только тогда и св. Дионисий получил возможность возвратиться в Александрию из места своего изгнания 7).

Наряду с внешними беспокойствами александрийская церковь продолжала переживать и внутренние волнения. С 257 года в ливийском Пентаполисе стало распространяться

1) Евсевий, Церковная история VII, 2—9.

2) Послание св. Дионисия к Эрмаммону в Церковной истории Евсевия VII, 10.

3) Послание св. Дионисия против Германа у Евсевия в Церковной истории VII, 11.

4) Trebellii Pollionis Gallieni duo, cap. I и Triginta tvranni, cap. XI.

5) Ibid.

6) Евсевий, Церковная история VII. 13.

7) Евсевий, Церковная история VII, 21.

VII

 

 

учение еретика Савелия, отрицавшего троичность Лиц в Боге 1). Несмотря на то, что св. Дионисий в это время занят был еще спором о крещении еретиков и терпел бедствия изгнания, он однако и устно и письменно боролся против лжеучения савелиан. Между прочим в одном из своих посланий, направленном на опровержение ложного учения савелиан, сливавших в одно все три Лица св. Троицы, он, при выяснении учения о различии между Отцом и Сыном, употребил такие выражения, которые подали повод к обвинению его самого в неправильности его учения о Сыне Божием, которое будто бы граничило с отрицанием Его божества. Дионисия александрийского не замедлили обвинить в заблуждении пред римским епископом Дионисием. Когда созванный по этому поводу римский собор осудил приписываемое ему заблуждение, он нашел нужным написать в защиту своего православия книги «Обличения и оправдания», в которых он объяснял смысл употребленных им в прежних посланиях сравнений и образов и доказывал свое согласие с церковным учением 2).

По возвращении в Александрию для св. Дионисия наступили новые заботы и печали. Жители города разделились на две партии и начали между собою кровавую гражданскую войну. Это междоусобие было настолько сильно, что в Пасху 262 года св. Дионисий мог беседовать со своею паствою только письменно в виду той опасности, которой грозило движение, происходившее на улицах города 3). К бедствиям гражданской войны присоединились затем еще голод и моровая язва. Но и при таких тяжелых обстоятельствах св. Дионисий не переставал заботиться о поддержании в своей пастве мужества, самоотречения и самоотвержения в противоположность языческой трусости, эгоизму и бесчувственности 4).

В конце жизни св. Дионисию суждено было еще раз выступить на защиту церковного учения о Божестве Христа

1) Евсевий, Церковная история VII, 6.

2) Афанасий Великий, De sententia Dionysii, num. 13 и De synodis num. 43. См. Migne, Patrologiae graecae t. XXV, coll. 497 — 500 и t. XXVI, col. 769.

3) Евсевий, Церковная история, VII, 21.

4) Послания св. Дионисия к Иераксу и к александрийским братьям у Евсевия в Церковной истории VIΙ, 21—22.

VIII

 

 

против лжеучения антиохийского епископа Павла самосатского. Епископы, собравшиеся на собор в Антиохии для осуждения ереси Павла самосатского, приглашали на собор и св. Дионисия александрийского. Но вследствие своей старости и болезненности, он отклонил это приглашение и свое мнение о лжеучении Павла самосатского изложил письменно 1).

Вскоре после этого, в 12-м году правления Галлиепа, т. е. в конце 264 или в начале 265 года, св. Дионисий скончался, после семнадцатилетнего управления александрийской церковью 2). Напряженная деятельность его в пользу интересов церкви, пламенная ревность в деле обращения неверующих к христианству, его заботы, направленные к возвращению в церковь отделившихся членов ее, решительная борьба его с различными заблуждениями и трогательная умеренность в отношении к заблуждающимся, геройское мужество в бедствиях, непоколебимое постоянство в вере, замечательная скромность при высоких дарованиях и обширных познаниях были причиною того, что все позднейшие писатели отзывались о нем с величайшими похвалами. Церковь причла его к лику святых, а церковные историки, начиная с Евсевия 3), называют его именем Великого. Он первый из отцов и учителей церкви удостоился этого имени и сохраняет его до настоящего времени. Память его празднуется православною церковью 5-го октября.

Творения св. Дионисия можно разделить, на три главные группы. Первую из них и по важности содержания и по величине сохранившихся фрагментов составляют его догматико-полемические произведения; вторую—творения церковно-практического и нравственно-назидательного характера, имеющие в большинстве случаев форму посланий или писем; к третьей можно отнести токования на различные книги или отдельные места св. Писания.

К первой группе принадлежат следующие из творений св. Дионисия:

1) Книги О природе (περὶφύσεως),посвященные отроку Тимофею семь довольно значительных фрагментов этого

1) Евсевий, Церковная история VII, 27.

2) Ibid. VII. 28.

3) См. предисловие к VII книге Церковной истории.

4) Евсевий, Церковная история VII, 26; ср. Иеронима, De viris iilustribus, сар. 69.

IX

 

 

произведения сохранились до нашего времени в 14-ой книге обширного исследования Евсевия под заглавием Praeparatio evangelica. Они завлючают в себе опровержевие философской системы Эпикура и дают читателю ясное понятие о широком образовании, диалитическом искусстве и особенностях литературного таланта св. Дионисия. Биографы св. Дионисия справедливо видят в этих фрагментах отголосок научной и преподавательской деятельности св. Дионисия в александрийской школе. Кроме фрагментов, сохранившихся у Евсевия, сохранились еще четыре менее значительных отрывка из книг «О природе». Из них два находятся в сочинении Леонтия пресвитера и Ионава под заглавием Rerum sacrarum liber secundus1), один у св. Иоанна Дамаскина в его Sacra parallela 2) и один издан у Питры с рукописного кодекса 3). Фрагменты, сохранившиеся у Леонтия и Иоанна, а равно и фрагмент, находящийся в Sacra parallelaИоанна Дамаскина, заключают в себе изречения св. Дионисия, касающиеся человеческого познания и его несовершенств. Фрагмент, напечатанный у Питры, содержит в себе изречение св. Дионисия с увязанием на то, что по времени строитель или творец предшествует появлению твари.

2) Две книгиОб обетованиях (περὶ ἐπαγγελιῶν δίο συγγράμματα)против египетского епископа Непота, распространявшего хилиастические заблуждения. Кроме пяти фрагментов, сохранившихся в Церковной истории Евсевия 4) три небольших отрывка этого произведения находятся в цитированном уже сочинении Леонтия и Иоанна — Rerum sacrarum liber secundus 5). Два из них взяты из второй книги«Об обетованиях»; третий имеет следующее надписание: τоῦ αὐτοῦ ἐκ τοῦ χα' κεφαλαίου.Так как у Евсевия ничего не говорится

1) Angelo Маi, Scriptorum veterum nova collectio t. VII, p. 98 и 108.

2) Ioannis Damasceni opera omnia, ed. Lcquien, Venetiis, tomus secundus, 1748, p. 752.

3) Pitra, Analecta sacra, t. II, 1883, p. XXXVII, где между прочим сообщается, что принадлежащий св. Дионисию отрывок находится в Cod. Coislian. f. 148.

4) Евсевий, Церковная история VII, 24—25, ср. Иеронима, De viris illustribus, сар. 69.

5) Angelo Mai, scriptorum veterum nova collectio VII, 99 и 108.

X

 

 

о разделении книг «Об обетованиях» на главы, то Гарнак высказывает сомнение в том, действительно ли отрывок с этим надписанием взят из книг«Об обетованиях» а не из какого-либо другого произведения св. Дионисия. Но если принять во внимание свидетельство Евсевия о том, что в книгах «Об обетованиях» св. Дионисий внимательно «пересмотрел всю книгу Откровения» то весьма вероятно, что книги эти имели значительный объем и могли быть разделены на главы, хотя Евсевий прямо и не упоминает об этом.

3) Несколькопосланий против Савелия и четыре книги«о том же предмете», как выражается Евсевий. Из посланий Евсевий перечисляет послания кАммону, епископу Вереникской церкви (αἱ κατὰ Σαβελλίου πρὸς Ἄμμωνα), послание к Телесфору (ἡ πρὸς Τελεσφόρον),кЕвфранору (πρὸς Εὐφράνορα)иеще кАммону иЕвропу (καὶ πάλιν Ἄμμωνα καὶ Εἴπορον) 2). К ним можно еще причислить и послание кАммону и Евфранору, о котором упоминает св. Афанасий Великий в трактате De sententia Dionysii 3), если только оно не тожественно с отмеченным выше посланием к Аммону и Евпору 4). Ни одно из этих посланий не сохранилось до нашего времени, за исключением небольшого отрывка из послания кАммону и Евфранору, да и в этом отрывке слова св. Дионисия приводятся не в форме прямой речи самого св. Дионисия, а в передаче ариан, находивших в этом послании подтверждение главных пунктов

1) Евсевий, Церк. истор., VII, 25. См. сочинения Евсевия Памфила, переведенные с греческого при СПБ. дух. акад. т. I, СПБ 1848, стр. 438; ср. Migne, Patrol. gr. t. XX, ed. 1857, col. 697.

2) Евсевий, Церков. истор. VII, 26; в русском переводе стр. 444—445; у Migne, ор. cit. coi 704. Иероним в трактате De viris illustribus (сар. 69) упоминает только о посланиях к Аммону, к Телесфору и к Евфранору, не указывая числа их. Поэтому можно думать, что послания к Аммону и Евпору и к Аммону и Евфранору обнимаются у него общим указанием на послания к Аммону и к Евфранору.

3) Творения св. Афанасия, ч. I, Москва 1851, стр. 375, 379; ср. Migne, Patrol. gr. L XXV, col. 500 и 517.

4) Поводом к такому отожествлению послужило для Корнилия Биея (Acta sanctorum, Octobris t. secundus, Parisiis et Romae, 1866, ed. Camandet, p. 48, num. 145), вероятно, созвучие имен Евфранора и Евпора.

XI

 

 

своего лжеучения 1). Впрочем, св. Афанасий подтверждает,  что в послании св. Дионисия действительно находились приписываемые ему слова 2).—Что касается четырех книг св. Дионисия «о том же предмете», то по свидетельству Евсевия 3), Иеронима 4) и Руфина они написаны были к Дионисию, епископу римскому, и очевидно были направлены также против савелиан, против которых написаны были и вышеупомянутые послания к Аммону, к Телесфору, к Евфранору и к Аммонуи Евфранору. Ни Евсевий, ни Иероним, ни Руфин не сообщают заглавия этих книг; но нет никаких оснований сомневаться в том, что они говорят, о том же самом произведении, которое у св. Афанасия Великого цитируется под именем книг «Обличения и оправдания», а у св. Василия Великого под заглавием послания «Об обличении и оправдании» 6). Эти книги, как и большая часть творений св. Дионисия, написаны были в форме посланий. В одной из этих книг св. Дионисий упоминает о другом послании к Дионисию римскому, написанном ранее книг «Обличения и оправдания». Послание это не сохранилось до нашего времени, и о содержании его мы знаем только по сообщению о нем у самого св. Дионисия; из книг же «Обличения и оправдания» св. Афанасий сохранил нам пятнадцать фрагментов: восемь из первой книги, пять из второй и по одному из третьей и четвертой книг. Сверх того, три менее значительных фрагмента из книг «Обличения и оправдания» сохранились у св. Василия Великого в книге «О св. Духе». Из них два взяты из средины произведения, а одна представляет, по-видимому, заключитель-

1) Афанасий Великий, De sententia Donysii, num. 4. См. Migne, Patrol. gr. t. XXV, col. 548.

2) Ibid.

3) Евсевий, Церков. истор., VII, 26; см. Migne, Patrol. gr. r XX,           col. 794; cp. русск. перев. стр. 445.

4) Иероним, De viris illustribus, cap. 69;     См.      Migne, Patrol. ser lat. t. XXIII, ed. 1845, c. 681.

5) CM. y Иеронима Apologia adversus libros Rufini,        lib. ΙΙ, cap.      17; См. Migne, Patrol. ser. lat. t. XXIII,            col.      439.

6) Афанасий Вел. De sententia Dionisii, num. 13 и De synodis, num. 43; cp. Migne, Patrol. gr. t. XXV, ed. 1857, col. 501 at. XXVI, ed. 1857, col. 769. Василий Великий Liber de Spiritu Sancto, cap. 29, num. 72; cp. Migne, Patrol. gr. t. XXXII, ed. 1857, col. 201.

XII

 

 

ныесловаего 1). Наконец, весьма вероятно, что из первой книги «Обличения и оправдания» взят и фрагмент, выписанный Евсевием в 19 главе VII книги Praeparatio evangelica. Евсевий сообщает здесь, что выписываемые им слова св. Дионисия находятся «ἐν τῷ πρότῳ τῶν πρὸς Σαβέλλιον αὐτα γεγυμνασμένων» 2) πο содержание этого фрагмента имеет некоторую связь с содержанием небольшого отрывка, сохранившегося у Леонтия и Иоанна в Rerum sacrarum liber secundus 3), и в более полном виде у св. Иоанна Дамаскина в ero Sacra parallela 4). Так как у Леонтия и Иоанна прямо указывается на то, что выписанный ими отрывок находится в первой книге «Обличения и оправдания» то можно думать, что и связанный с ними по содержанию фрагмент, сохранившийся у Евсевия, взят из той же книги 5). Таким, образом получается до двадцати фрагментов из книг «Обличения и оправдания», имеющих весьма важное значение для ознакомления с полемикой св. Дионисия против савеллиан и с учением его о св. Троице.

4) Евсевий упоминает еще об одном послании св. Дионисия против Павла самосатского 6) в котором, по свидетельству отцов антиохийского собора, бывшего в 269 или 270 году, св. Дионисий «начальника заблуждений не удостоил и приветствия и писал не на его имя, а во всей церкви» 7).Но можно думать, что это послание св. Дионисия к антиохийской церкви с осуждением Павла самосатского было написано св. Дионисием уже после того, как он употребил все средства к вразумлению еретика. По крайней мере, Феодорит сообщает нам, что александрийский епископ «убеждал Павла самосатского сделать то, что следовало, и собравшихся епископов побуждал к ревностной защите бла-

1) Василий Великий, De spiritu sancto, сар. XXIX. См. Migne Patrol. gr. t. XXXII, ed. 1857, col. 201.

2) Migne, Patrol. gr. t. XXI, ed. 1857, col. 561.

3) См. Scriptorum veterum nova collectio e Vaticanis codicibus edita ab Angelo Majo, Romae, 1833, p. 96; cp. Евсевия, Praeparatio evangelica. VII, 19.

4) Ioannis Damasceni opera omnia, ed. Lequien, t. secundus, Venetiis, 1748, p. 359.

5) Cp. Haniack, Geschichte d. altchr. Lit., Th. I., Leipz., 1893, s. 412.

6) Евсевий, Церков. ист. VII, 27.—7) Ibid. VII, 30.

XIII

 

 

гочестия» 1). Заметка о вразумлении Павла дает основание думать, что до послания к антиохийской церкви св. Дионисий написал одно, а, может быть, и несколько посланий к Павлу самосатскому. К сожалению, ни послания св. Дионисия к Павлу самосатскому, ни послание его к антиохийской церкви не сохранились до нашего времени.

Правда, в 1608 году иезуит Турриан издал в латинском переводе одно послание против Павда самосатского с именем св. Дионисия вместе с 10-ю вопросами Павла самосатского и ответами на эти вопросы св. Дионисия, однако в настоящее время принадлежность этих памятников св. Дионисия считается сомнительною. Павлу самосатскому приписывается здесь учение, имеющее гораздо больше сходства с учением Нестория, а в аргументации против этого учения, приписываемой св. Дионисию, встречаются мысли, напоминающие учение Аполлинария и монофизитов 2). Сверх того автор этих произведений всюду употребляет резкие выражения в полемике с Павлом самосатским, называет его змеею, ползающею по земле, сосудом нечестия, извержением, антихристом и тому подобными именами 3), тогда как в подлинных полемических произведениях мы не встретим ни одного подобного сильного выражения. Если ко всему этому прибавить, что ни св. Афанасий Великий, ни св. Василий Великий, ни отцы третьего вселенского собора не пользовались рассматриваемыми посланиями в борьбе с еретиками, хотя и могли бы найти в них ясное опровержение обличаемых ими ересей, то сомнение в подлинности этих посланий во всяком случае можно признать не лишенными довольно вескихоснований. Но некоторые подробности касательно полемики св. Дионисия с Павлом самосатским, а равно и многие вполне православные мысли, заключающиеся в изданных Турриавом посланиях, дают некоторое основание предполагать, что автор этих посланий имел под руками подлинные послания св. Дионисия и переделал их сообразно со своими взглядами, с целью сообщить своим воззрениям авторитет всем известного и уважаемого учителя церкви.

1) Hereticarum fabularum liber secundus, cap. 8. Migne, Patrologiae graecae t. LXXXIII, ed. 1859, col. 393

2) Simon de Magistris, op. cit., p. 203—204, 218 и 237.

3) Ibid., p. 206.

XIV

 

 

Кроме изданных Туррианом посланий до нашего времени сохранились еще изданные Питрою 1) фрагменты на сирийском и армянском языках. Некоторые из этих фрагментов имеют надписания, указывающие на то, что они взяты из посланий к Павлу самосатскому. Из сирийских фрагментов три (V, VI и VII в издании Питры) представляют извлечение из вышеупомянутого греческого послания к Павлу самосатскому, и только один (VIII в издании Питры) не имеет соответствующего себе места в вышеупомянутом греческом послании и заключает в себе указание на необходимость низложения Павла самосатского для предупреждения раскола в церкви. Так как, судя по содержанию, он взят не из послания кПавлу самосатскому, то его можно считать отрывком упоминаемого у Евсевия послания, в котором св. Дионисий излагал свое мнение об учении Павла самосатского, и которое написано было не на имя Павла самосатского, а на имя всей церкви. Что касается армянских фрагментов с именем св. Дионисия, то один из них надписывается словами: «св. Дионисия, епископа александрийского, из речей против Павла самосатского» 2), а в четырех остальных, которые, судя по изложению, также взяты из речей или бесед, произнесенных в праздничные дни, по местам раскрывается учение о божеской природе Иисуса Христа. Однако и здесь в первом фрагменте легко заметить сходство с греческим текстом открытого Туррианом послания, а потому и этот фрагмент не без основания можно считать подражанием, составленным по образцу греческого послания против Павла самосатского с его вопросами и ответами на эти вопросы. Что касается четырех остальных армянских фрагментов, то, не говоря уже о некоторых сомнениях в подлинности этих фрагментов, ни в надписаниях ни в содержании их нет твердых оснований для отнесения их к числу полемических произведений св. Дионисия против Павла самосатского.

5) Кроме упомянутых сирийских и армянских фрагментов Питра издал еще один фрагмент с надписанием: «Иже во святых отца нашего Дионисия, архиепископа але-

1) Analecta sacra, t. IV, Parisiis, 1883, p. 169—182 и 413-422.

2) Ср. латинский перевод заглавия I армянского фрагмента у Питры, Analecta sacra IV, р. 176.

XV

 

 

ксандрийского». 1). В этом фрагменте заключаются семьответов на вопросы, касающиеся рождения Сына Божия от Отца. Но вопросы эти представляют замечательное, а иногда прямо буквальное сходство с теми вопросами, которые, по свидетельству св. Афанасия Великого, ариане предлагали в полемике с православными, а ответы на них с ответами св. Афанасия на возражения ариан 2). Поэтому можно думать, что время происхождения этих вопросов и ответов относится к периоду борьбы св.Афанасия с арианами.

Вторую, не менее важную группу творений св. Дионисия составляют многочисленные послания его к разным лицам по различным вопросам церковной практики и христианской жизни вообще. Сюда относятся:

1. Послания к Василиду, епископу пентапольских церквей 3). Одно из этих посланий с ответами на различные вопросы Василида сохранилось до вашего времени в греческих сборниках правил святых апостолов, св. вселенских и поместных соборов и св. отец, откуда перешло и  славянские сборники. Время составления этого послания не известно: можно только сказать, что оно написано было уже тогда, когда св. Дионисий был в сане епископа (247—265). Другие послания св. Дионисия к Василиду не сохранились до нашего времени и только об одном из них Евсевий, а вслед за ним и блаженный Иероним 4) замечают, что св. Дионисий упоминает в нем о составленном, им токовании на начало книги Екклесиаста.

2. Послание к Домецию и Дидиму с известиями о личном положении св. Дионисия и его спутников во время гонения Декия. Евсевий поместил довольно значительный отрывок из этого послания в своем повествовании о гонении Валериана   и, по-видимому, ко времени этого именно гонения относил составление самого послания. Между тем св. Дионисий рассказывает в этом послании о тех же самых событиях, которые, по свидетельству самого же Евсевия, он

1) Ср. Pitra, Analecta sacra, III, p. 598.

2) Cв. Афанасий, Oratio I contra Arianos, num. 22 и 25 и Oratio III contra Arianos, num. 62. См. Migne, Patrol; .gr. t. XXVI, col. 57, 64 и 453.

3) Евсевий, Церк. ист. VII, 26: ср. Иеронима De viris illustribus, can. 69.

4) Ibid.

XVI

 

 

описал впоследствии в послании против Германа уже более подробно и с ясным указанием на то, что описываемые события произошли во время гонения Декия 1).

3-16). Послания, написанные св. Дионисием по поводу раскола Новациана и по вопросу о падших:

а)      к Новациану, б) к Фабию, епископу антиохийскому, в) к римскому епископу Корнилию, г) к Конону, епископу Эрмополиса, «О покаянии», д) к египетским братьям о том же предмете, е) увещательное послание к александрийской пастве, ж) к лаодикийским братьям «О покаянии», з) к братьям в Армении о том же предмете, и) к римским братьям «диаконское» (διακονική) послание, посланное чрез Ипполита, и) другое послание к ним же «О покаянии», к) третье послание к римским братьям «О мире», л) три письма к римским исповедникам.

Из перечисленных четырнадцати посланий Евсевий сохранил нам только одно послание к Новациану 2), несколько довольно значительных фрагментов из послания к Фабию, епископу антиохийскому 3), и несколько слов из послания к римскому епископу Корнилию. Сверх того сохранился еще один довольно значительный фрагмент из послания к Конону, епископу Эрмополисской церкви 4). Все прочие послания известны нам лишь по заглавиям с общими указаниями на их содержание 5).

17—25. Послания, написанные св. Дионисием по поводу споров о крещении еретиков. К ним относятся:

а) послание «к Дионисию и Стефану, предстоятелям римской церкви», с правилом о том, что перекрещивать

1) Ср. фрагмент из послания против Германа у Евсевия в Церковной истории VI, 40.

2) Евсевий, Церковн. История VI, 45. Кроме греческого текста этого послания сохранились еще два древних перевода: латинский у блаж. Иеронима в трактате De viris illustribus, сар. 69, и сирийский, напечатанный с рукописей Британского музея у Питры в Analecta Sacra t. IV. 169 — 170.

3) Евсевий, Церков. история VI, 41. 42. 44.

4) См. Питра, Iuris ecclesiastici graecorum historia et monumenta, t., Romae, 1864, p. 545 — 548, где помещены четыре фрагмента под общим заглавием: ἐκ τῆς πρὸς Κόνωνα ἐπιστολῆς, из которых только верой не возбуждает сомнений относительно своей подлинности.

5) Евсевий, Церк. истор. VI, 46.

XVII

 

 

следует лишь тех еретиков, которые не исповедуют Отца и Сына и Св. Духа. До нашего времени сохранился только незначительный отрывок этого послания на сирийском языке 1).

б) Послание к Стефану римскому, начинающееся словами: «знай, брат». Кроме небольшого отрывка из этого послания, сохранившегося в Церковной истории Евсевия 2), до нашего времени сохранился еще отрывок на сирийском, языке 3).

в) Послание к Сиксту II.

г) Одно иди два кратких послания к римским пресвитерам Дионисию и Филимону, не сохранившиеся до нашего времени.

д) Послание к римскому пресвитеру Филимону.

ж) Послание к римскому пресвитеру Дионисию.

е) Второе послание к римскому епископу Сиксту II.

з) Послание к Сиксту II и римской церкви от имени александрийской паствы и, может быть,

и) Послание о Лукиане к Дионисию римскому 4).

Помимо указанных выше сирийских фрагментов сохранилось еще несколько отрывков на сирийском языке с надписанием: «Дионисия, епископа александрийского, из послания к Сиксту, папе римскому, начинающегося словами: я получил послание ваше» 5). В этих отрывках заключается обширное и весьма ясное свидетельство о подлинности творений, приписываемых св. Дионисию Ареопагиту. Между тем подлинность этих творений и в настоящее время считается недоказанною, а потому до окончательного решения вопроса об авторе творений, приписываемых св. Дионисию Ареопагиту, не могут быть устранены и сомнения в подлинности сирийских фрагментов, заключающий в себе свидетельство о Дионисии Ареопагите и его творениях.

26—27. Послание против Германа, написанное св. Дионисием в защиту от нареканий на доброе имя александрийского епископа по поводу удаления его из Александрии во вре-

1) См. Питра, Analecta, sacra t. IV, р. 170 и 415—414.

2) Евсевий. Церк. ист., VII, 5.

3) Питра, Analecta sacra, t. IV, р. 171 и 414.

4) Евс. Церк. ист. VII, 5—9.

5) Напечатаны у Питры в Analecta sacra, t. IV, р. 172—173. 414—415 и в Prolegomena, р. XXIV.

XVIII

 

 

мя гонений Декия и Валериана, и послание к александрийским пресвитерам. Фрагменты первого послания, внесенные Евсевием в Церковную историю 1), заключают в себе весьма ценные сведения о личном положении св. Дионисия во время гонений. Вероятно, оно написано было еще до окончания гонения Валериана. В это же время св. Дионисий, по свидетельству Евсевия, писал также послания к александрийским своим сопресвитерам и к другим лицам 2). Евсевий не сообщает никаких сведений о содержании этих посланий, во если послание к александрийским пресвитерам тожественно с посланием к александрийской церкви «Об изгнании», о котором упоминает блаженный Иероним 3), то можно предполагать, что и в послании к александрийским пресвитерам св. Дионисий также сообщал сведения о своем положении во время ссылки.

28—84. Так называемые «пасхальные» послания св. Дионисия. Из числа упоминаемых в Церковкой истории Евсевия посланий св. Дионисия к пасхальным могут, быть причислены следующие семь посланий:

а) к Домецию и Дидиму с восьмилетним пасхальным циклом 4), б)к Флавию 5), в) к Эрмаммону 6), г) калександрийцам во время гражданской войны 7), д) к египетскому епископу Иераксу 8), е) к александрийским братьямво время моровой язвыи ж) к египетским братьям 9).

У Евсевия сохранились фрагменты только из посланий к Эрмаммону, к Иераксу и к александрийским братьям. Кроме этих фрагментов в творениях Иоанна Дамаскина сохранился отрывок из пасхального послания св. Дионисия со следующимнадписанием: «Διονυσίου Ἀλεξανδρείας ἐκ τῆς δἑορταστικῆς ἐπιστολῆς» 10),). Сверх того, Питра в одном из

1) Евс. Цер. ист. VI, 40 и VII, II.

2) Ibid., VII, 20.

3) Иероним, De viris illustribus, стр. 69.

4) Евсевий, Церк. история, VII. 20.

5) Ibid.

6) Ibid., VII, I. 10. 23.

7) Ibid., VII, 21.

8) Ibid.

9) Ibid., VII, 22.

10) Ioannis Damasceni opera omnia, editio Lequien, tomus secundus, Venetus, 1748, p. 753.

ΧΙΧ

 

 

рукописных кодексов открыл фрагмент из пасхального послания св. Дионисия с надписанием: «ἐκ τῆς β' ἐπιστολῆζ» 1).

35—40. Послания нравоучительного характера, насколько можно судить по заглавиям и сохранившимся от них незначительным фрагментам. Сюда, кроме не сохранившихся до нашего времени посланий «О субботе» 2) и «Об искушениях к Евфранору» 3) можно отнести:

а) послание «Об упражнении», б) два послания «О браке», в) послание к Афродисию и г) шесть фрагментов из неизвестных посланий и сочинений св. Дионисия, сохранившихся в Sacra parallela Иоанна Дамаскина с именем св. Дионисия александрийского.

Послание «Об упражнении» упоминается, как у Евсевия 4), так и у блаженного Иеронима 5), но единственный небольшой фрагмент из этого послания сохранился только у Леонтия и Иоанна 6). От этих же писателей мы знаем и о двух посланиях «О браке» и о послании к Афродисию, о которых не упоминают ни Евсевий, ни блаженный Иероним. До нашего времени сохранилось только несколько слов из второго послания «О браке» 7)и пять небольших фрагментов из послания к Афродисию 8). В надписаниях шести фрагментов, сохранившихся у св. Иоанна Дамаскина, стоит только имя св. Дионисия александрийского 9), без указания тех посланий или сочинений, откуда взяты самые фрагменты.

Нам остается еще упомянут о посланиях и сочинениях св. Дионисия. связанных с именем Оригена. Сюда относятся:

а)      послание «О мученичестве» к Оригену,

1) См. Analecta sacra, t. II, р. XXXVII.

2) Евсевий Церк. ист. VII, 22.

3) Ibid., VII, 26.

4) Ibid., VII, 22.

5) Иероним, De viris illustribus, cap. 69.

6) Angelo Mai, scriptorum veterum nova collectio, t. VII, Romae, 1833, p. 98.

7) Ibid., p. 102.

8) Ibid., P. 96, 98, 99, 102, 107—108.

9) Ioannis Damasceni opera omnia, ed. Lequien, tomus secundus, Venetiis, 1748, p. 480, 654, 780, 7S4 и 788.

XX

 

 

б) фрагмент снадписанием: Διονυοίου Ἀλεξανδρείας ἐκ τῶν κατὰ Ὠριγένους,сохранившийсяуАнастасияСинаита, и

в) похвальное послание об Оригене к Феотекну, епископу кесарийскому.

О послании к Феотекну мы знаем только потому, что о нем упоминает Стефан Гобар в CCXXXII кодексе библиотеки Фотия. 2) Что касается послания «О мученичестве» ифрагмента снадписанием: Διονυοίου Ἀλεξανδρείας ἐκ τῶν κατὰ Ὠριγένους, то ο них нам представится случай упомянут ниже, при обозрении экзегетических творений св. Дионисия.

К третьей группе—экзегетических сочинений св. Дионисия можно отнести следующие творения:

1) Толкование на начало книги Екклесиаста. Кроме Евсевия 3) и блаж. Иеронима 4), об этом сочинении упоминает еще Прокопий газский 5), которому, может быть, принадлежит и составление сборника толкований на книгу Екклесиаста, сохранившегося в Венецианском кодексе, где вместе с толкованиями на другие книги св. Писания помещен ряд толкований под следующим заглавием: «На книгу Екклезиаст христианского софиста Прокопия сокращение толковательных речений со слов Григория Нисского и Дионисия александрийского, Оригена и друг». 6) Из этого сборника и перепечатаны были в издания творений св. Дионисия фрагменты с именем св. Дионисия. Но, как показывает самое заглавие сборника, едва ли можно думать, что в своем сборнике Прокопий сохранил нам толкование св. Дионисия на начало книги Екклесиаста в целом виде. Это предположение подтверждается еще и другим свидетельством Прокопия Газского, который в своем комментарии на книгу Бытия замечает, что св. Дионисий александрийский в толковании на начало книги Екклезиаста высказался против аллегорического понимания библейских замечаний о

1) Anastasius Sinaita, Quaestiones, quaestio XXIII, см. Migi Patrologiae graecac t. LXXXIX, ed. 1860, col. 541 — 542.

2) См. Migne. Patrol. gr. t. CIII, ed. 1860, col. 1105 — 1106.

3) Евсевий, Церков. история VII, 26.

4) Иероним. De viris illusribus. cap. LXIX.

5) Commentarii in Genesin cap. III, versus 21. См. Migne Patrol. gr. t. LXXXVII, pars prima, col. 221.

6) Ср. Harnack, op. cit., p. 418.

XXI

 

 

кожаных одеждах и других предметах, находившихся в раю 1). Между тем ни в одном из фрагментов, сохранившихся в упомянутом выше сборнике толкований на книгу Екклезиаста, нет ни одного замечания, в котором св. Дионисий касался бы вопроса о рае или о кожаных одеждах прародителей. Но у Анастасия Синаита, в отмеченном выше фрагменте с надписанием «Διονυοίου Ἀλεξανδρείας ἐκ τῶν κατὰ Ὠριγένους»действительно раскрывается мысль, что рай следует представлять чувственным, а не мысленным. Сопоставляя свидетельство Анастасия Синаита с свидетельством Прокопия газского, мы получаем некоторое основание предполагать, что сохранившийся у Анастасия Синаита фрагмент взят из токования св. Дионисия на начало книги Екклезиаста,

2—3) После толкования на начало книги Екклезиаста наиболее значительными по объему являются фрагменты с толкованиями: а) на книгу Иова и б) на евангельские повествования о молитве Спасителя в саду Гефсиманском.

Фрагменты эти сохранились в древних сборниках толкований на книгу Иова и на евангелие от Луки, составленных Никитою Серропским (Niceta Serronensis). 2) Simon de Magistris в своем издании соединил их под общим заглавием послания «О мученичестве» к Оригену. Между тем ни надписания, ни содержание самых фрагментов не заключают в себе ясных указаний на связь их с посланием «О мученичестве». Правда, фрагменты с толкованиями на евангельские повествования о молитве Спасителя в саду Гефсиманском надписываются словами: Διονυοίου Ἀλεξανδρείας πρὸς Ὠριγένη, и в этом надписании Simon de Magistrisвидит указание на единственное упоминаемое Евсевием 3) и блаженным Иеронимом 4) послание св. Дионисия «к Оригену», посвященное вопросу «О мученичестве»: но можно ли с

1) Migne, Patrol. gr. t LXXXVII, pars runa, col. 221.

2) См.. Patricii Juni: Catena graecorum patrum in beatum Job collectore Niceta, Heracleae mitropolita, Londini, 1637, p. 96—99,212— 213, 390, 430—431 и Corderi, Catena sexaginta quinque graecorum patrum in s. Lucam, Antverpiae, 1628, где помещен латинский перевод составленного Никитою Серронским сборника толкований на евангелие от Лукию Ср. Dittrich, Dionysius der Grosse, Freiburg. 1867, s. 38—30.

3) Евсевий. Церковная история VI. q6

4) Иероним. De viris illusribus. cap. LXIX.

XXII

 

 

полною уверенностью утверждать, что Евсевий и блаженный Иероним перечислили все творения св. Дионисия? Во всяком случае выписанное нами надписание доказывает разве лишь некоторую вероятность предположения, что фрагменты с толкованиями на евангельские повествования о молитве Спасителя в саду Гефсиманском взяты из послания «О мученичестве». Что касается фрагментов с толкованиями на книгу Иова, то они надписываются только именем св. Дионисия александрийского, без всяких указаний на то, из каких сочинений взяты эти принадлежащие ему толкования. В послании «О мученичестве», конечно, вполне были уместны указания на величайшего из ветхозаветных страдальцев, по его предположению, при отсутствии более ясных свидетельств, очевидно, еще не дает нам права без всяких колебаний относить рассматриваемые фрагменты к посланию «О мученичестве».

4-6. Кроме упомянутых более или менее значительных по объему экзегетических фрагментов, сохранялись еще менее значительные отрывки в сборниках толкований на а) книгу Деяний апостольских 1), б) соборное послание Иакова 2) и в) послание к Римлянам 3). К сожалению, и здесь мы не имеем данных для решения вопроса, взяты ли эти отрывки из полных комментариев св. Дионисия на перечисленные выше книги Священного Писания, или из каких-либо других его произведений. Составители сборников святоотеческих толкований в свои произведения помещали иногда не тольковыдержки из экзегетических творений, во и отдельные места из посланий и догматико-полемических сочинений святых отцов 4). Впрочем, нет ничего невероятного и в том предположении, что св. Дионисий, подобно своему учителю Оригену, оставил после себя комментарии не толькона отдельные места, но и на целые книги Священного Писания.

Блаженный Иероним в одном из своих посланий к Паммахию причисляет св. Дионисия к толковникам, писав-

1) Cramer. Catenae graecorum patrum in Novum Testamentum t. III, Oxonii, 1844 p. 85-86.

2) Cramer, op. cit. t. VIII, p. 5 и 597.

3) Ibid. t. IV, p. 418.

4) В доказательство достаточно указать на то, что один небольшой отрывок из послания св. Дионисия к папе Стефану

XXIII

 

 

шим οнечетном числе 1), а в другом послании к тому же Паммахию причисляет св. Дионисия к отцам церкви, подробно токовавшим первое послание к Коринфянам, или точнее 7-ю главу этого послания 2). Но и эти сообщения блаженного Иеронима недостаточно подробны, чтобы можно было с полною уверенностью решить вопрос, разумеет ли он особые специально-экзегетические творения св. Дионисия, или имеет в виду какие-либо полемические произведения и послания св. Дионисия, где этот св. отец писал о нечетном числе или толковал отдельные места из первого послания к Коринфянам. Впрочем, если мы сопоставим свидетельство блаженного Иеронима со свидетельством Прокопия газского 3), то получим некоторое основание предполагать, что слова св. Дионисия, подавшие блаж. Иерониму повод причислить св. Дионисия к толковникам, писавшим о нечетном числе, находились в отмеченном выше толковании на начало книги Екклезиаста. Что касается толкования на первое послание к Коринфянам, то под этим толкованием блаж. Иероним, может быть, разумел ту часть канонического послания к Василиду, где св. Дионисий дает совет о супружеском воздержании и ссылается на ту самую главу этого послания, которая цитируется и в свидетельстве блаж. Иеронима.

К числу экзегетических творений св. Дионисия александрийского следовало бы отнести и толкования его на сочинения одноименного с ним Дионисия, если бы свидетельства об этих толкованиях имели более определенный характер и не возбуждали некоторых сомнений. Древнейшими свидетелями об этих толкованиях являются писатели VII века Анастасий Синаит 4) и Максим Исповедник 5), а

сохранился между комментариями древних отцов на книгу Второзакония (ср. ниже, стр. 59, примеч. 2], а другой более значительный по объему фрагмент, помещенный в сборнике толкований на Евангелие от Иоанна (см. Migne, Patrologiae graecae t. X, coll. 1600—1601), взят из первой книги «Обличения и оправдания» (ср. Migne, Patrologiae latinae t. V, col. 120, num. 8—1).

1) Epistola XLVIII. См. Migne, Patrol. ser. lat. t. XXII, col. 509.

2) Epistola XLIX ad Paminachium, 2—3. См.. Migne, ibid . col. 511—512.

3) Ср. выше стр. XXI—XXII.

4) Ὁδηγός, cap. XXII, см. Migne, Patrol. gr. t. LXXXIX, ed. 1860, col. 289.

5) Sancti Maximi Scholia in librum De coelesti hierarchia, см.  Migne, Patrol gr. t. IV, ed. 1857, col. 60.

XXIV

 

 

затемНикитаХониат, скончавшийсявначалеХIII века 1), иодиниз писателей XIV векаИоаннКипарисиот 2). Но у Анастасия Синаита и Максима Исповедника мы не находим ясных указаний на то, какого Хионисия следует разуметь под одноименным александрийскому епископу Дионисием: Ареопагита, или какое либо другое лицо с именем Дионисия. Более определенными в этом отношении являются свидетельства Никиты Хониата и Иоанна Кипарисиота, где ясно говорится о толкованиях, составленных Дионисием александрийским на творения Ареопагита, но зато у них автор толкований Дионисий александрийский не называется епископом. Но если даже допустить, что Анастасий Синаит и Максим Исповедник также говорят о толкованиях александрийского епископа на Дионисия Ареопагита, а Никита Ховиат и Иоанн Кипарисиот под Дионисием александрийским разумеют знаменитого епископа Александрии, то и это предположение не устраняет еще всех сомнений, вызываемых рассматриваемыми свидетельствами. Не говоря уже о том, что подлинность творений, приписываемых Дионисию Ареопагиту, считается не доказанною и многие относят их к V или даже VI веку, значение свидетельств Анастасия Синаита и Максима Исповедника ослабляется тем, что в древнейших рукописных кодексах, содержащих указанные выше сочинения Анастасия Синаита и Максима Исповедника, нет свидетельств этих писателей о св. Дионисии, епископе александрийском 3). Что же касается свидетельств Никиты Хониата и Кипарисиота, то время, отделяющее их от кончинысв. Дионисия, епископа александрийского, очевидно, слишком продолжительно, чтобы при отсутствии более древних свидетельств можно было безусловно полагаться на их сообщения о св. Дионисии.

Оканчивая обозрение творений св. Дионисия, мы должны сказать несколько слов по поводу оригинального мнения, будто знаменитый епископ Александрии был автором всех творений, известных с именем св. Дионисия Ареопагита.

1) Thesauri orthodoxae fidei liber II, c. XV. См. Migne, Patrol. gr. t. CXXXIX, ed. 1865, col. 1138.

2) Ioannis Cyparisiotae Decas I, De theologia symbolica, cap. I; см. Migne, Patrol. gr. t. CLII, editio 1866, col. 747.

3) Ср. Hipler,  Dionysius der Areopagite, Regensburg, 1861 s. 120; Harnack, op. cit., p. 424.

XXV

 

 

Мнение это высказано было еще в XVIII веке Баратерием; защищал его и профессор Киевской духовной академии Скворцов в своем « Исследовании вопроса об авторе сочинений, известных с именем св. Дионисия Ареопагита (Киев, 1871)». Но ни Баратерий, ни Скворцов не в состоянии были привести в доказательство своего мнения ни одного прямого положительного свидетельства. Что же касается содержания и языка творений, приписываемых Дионисию Ареопагиту, то сопоставляя их в этом отношении с творениями епископа александрийского, профессор Скворцов должен был не столько указывать сходство между ними, сколько объяснять, почему между ними так много разницы. В виду этого все общие соображения проф. Скворцова в пользу данной гипотезы не имеют решающего значения.

Творения св. Дионисия пользовались высоким уважением не только при жизни, но и долго спустя после его смерти. Евсевий упоминает о «любителях его сочинений», 1) и естьоснование думать, что эти любители составляли сборники его писем и книг. Из послания св. Василия Великого к Максиму Философу видно, что и во времена св. Василия были люди, интересовавшиеся сочинениями св. Дионисия 2), и что сам св. Василий Великий знал весьма многие из его сочинений. Между тем, мы видели, что многие книги и послания св. Дионисия исчезли совершенно, от других же остались лишь незначительные отрывки. Эта невознаградимая утрата значительной части текста творений св. Дионисия или даже целых сочинений и посланий его может показаться не совсем понятною. Действительно, для объяснения этого факта недостаточно указать на то, что в большинстве случаев творения св. Дионисия имели форму посланий или писем, назначавшихся ближайшим образом, для частых лиц. На основании слов самого св. Дионисия можно предполагать, что он имел обыкновение, подобно другим епископам того времени 3), храпит при себе списки своих посланий к раз-

1) Евсевий, Церк. ист. VI, 46.

2) Послание IX к Максиму Философу, см. Migne, Patrol. gr. t, XXXII, col. 268; cp. Творения св. Василия Великого, часть 6-я. Москва, 1847, стр. 44.

3) Письма св. Киприана к Квинту и Юбаяну о крещении еретиков, где св. Киприан упоминает о списках   со своих писем. См. Migne, Patrologiae ser. lat. t. IV, ed. 1844, col. 409 и

XXVI

 

 

ным лицам, а иногда и отправлять эти списки к другим епископам 1). Поэтому более вероятным представляется нам предположение, что причиною потери значительной части текста творений св. Дионисия и целых сочинений и посланий его были главным образом сомнения в его православии и попытки еретиков воспользоваться его именем для распространения своих лжеучений. Так, напр., ариане старались распространить мнение о согласии своего учения с учением св. Дионисия 2). Правда, св. Афанасий написал трактат в защиту православия своего предшественника, но этот трактат не уничтожил сомнений в православии творений св. Дионисия. По крайней мере, и после апологии Афанасия продолжали высказываться не вполне одобрительные суждения о творениях епископа александрийского. В упомянутом послании к Максиму Философу св. Василий Великий, свидетельствуя о православии св. Дионисия, в то же время употребляет такие выражения о его творениях, которые могли подать повод к неблагоприятному мнению о них 3). В конце IV века Руфин писал, что творения св. Дионисия были искажены еретиками 4). Правда, уже блаж. Иероним во второй книге апологии против Руфина 5), заметил, что ссылки Руфина на искажение творений отцов и учителей церкви еретиками недостаточно обоснованы 6), но во всяком случае свидетельство Руфина ясно говорит о том, что в конце IV века были люди, находившие в творениях св. Дионисия не вполне православные выражения. Припомним еще, что приписываемые

t. III, ed. 1844, col. 1110; ср. Творения св.            Киприана,     еп.       карфагенского, т. 2, Киев 1861, стр. 278 и 284.

1) Послание св. Дионисия к папе Сиксту II у Евс. Цер. ист. VII, 6.

2) Афанасий Великий, De sententia Dionysii, num. 1. См. Migne, Patrol. gr. t, XXV, col. 480.

3) Творения св. Василия Великого, ч. 6-я, Москва, 1847, стр. 44: «не все хвалю у Дионисия, иное же и вовсе отметаю». Ср. Migne, Patrol gr. t. XXXII, col. 268.

4) Rufmi liber De adulteratione librorum Origenis; см. Migne, Patrol. gr. t. XVII, ed. 1857, col. 622.

5) S.    Eusebii Hieronymi apologia adversus           libros Rufini, liber secundus, num. 17; см. Migne, Patrol. ser. lat t. XXIII, ed. 1845, col. 439—440.

6) Ср. Афанасия Великого, De sententia Dionysii, num. 4; см. Migne, Patrol. gr. t. XXV, col. 485.

XXVII

 

 

св. Дионисию послания против Павла самосатского носят на себе следы повреждения их еретиками в период несторианских споров. Поэтому, хотя церковь никогда не сомневалась в православии св. Дионисия и позднейшие церковные писатели, упоминая о св. Дионисии, в большинстве случаев отзываются о нем с величайшими похвалами, однако легко могло случиться, что тень, брошенная на православие св. Дионисия еще при его жизни и усиленная позднейшими ссылками ариан и других еретиков на творения знаменитого александрийского епископа, неблагоприятно отозвалась на судьбе его творений. Может быт, эти ссылки, при существовании других причин, более всего и содействовали тому, что одни из творений св. Дионисия дошли до нашего времени в отрывках, сохранившихся в большинстве случаев в творениях позднейших отцов и учителей церкви, а другие известны нам только по заглавиям.

Печальная судьба творений св. Дионисия значительно затрудняла издание принадлежащих ему фрагментов и потому неудивительно, что в древнейших изданиях святоотеческих творений помещены лишь немногие из произведений св. Дионисия 1). Только во второй половине 18 века Галландий в третьем томе своей «Библиотеки древних отцов и писателей церковных» впервые издал большую часть сохранившихся до нашего времени фрагментов из полемических произведений и посланий св. Дионисия на греческом и латинском языках, а в приложении к XIV тому упомянутой «Библиотеки» помещены опущенные в третьем томе фрагменты с толкованиями на начало книги Екклезиаста и Евангелие от Луки и отрывок из книг «Обличении и оправдания», сохранившийся у Евфимия Зигабена и почти буквально сходный с одним из напечатанных в третьем томе «Библиотеки» отрывков, сохранившихся у св. Афанасия Великого 2). Трудом Галландия воспользовался и

1) См., напр., Maxima bibliotheca veterum patrum et antiquorum scriptorum ecelesiasticorum, t. III, Lugdum, 1677, p. 339349 и 374—356, где пометены перечень творений св. Дионисия александрийского, приписываемые ему послания против Павла Самосатского и послание к Василиду в латинском переводе.

2) Gallandii Bibliotheca veterum patrum antiquorumque scriptorum ecclesiasticorum, tom. III, Venetiis, 1767, p. 479—537 и t. XIV, Appendix, p. 110—118.

XXVIII

 

 

Минь в своем издании святоотеческих творений, где напечатаны собранные и изданные у Галдандия фрагменты 1); новыми в издании Миня являются только два фрагмента с полным текстом толкования на евангельские повествования о молитве Спасителя в саду Гефсиманском, фрагмент, сохранившийся между толкованиями отцов церкви на евангелие от Иоанна 2) и фрагмент с надписанием «Дионисия», взятый из приписываемого Дионисию Ареопагиту послания к Демофилу 3). К сожалению, Минь опустил из виду, что еще в конце 18 века Simon de Magistris в своем издании творений св. Дионисия, епископа александрийского, 4) значительно восполнил издание Галлавдия фрагментами из различных творений и посланий св. Дионисия. Но и это единственное сравнительно полное отдельное издание Simon‘a de Magistris не заключает в себе всех сохранившихся до нашего времени фрагментов творений св. Дионисия и в настоящее время может быть восполнено вновь открытыми фрагментами, помещенными в цитированных выше трудах Рута. Анджело Мая, Питры и Крамера. Таким образом и до настоящего времени мы еще не имеем издания, обнимающего все открытые и напечатанные разными издателями фрагменты творений св. Дионисия, епископа александрийского.

На русском языке доселе были изданы следующие творения св. Дионисия: фрагменты из книг «Обличения и оправдания», сохранившиеся в переведенных на русский язык творениях св. Афанасия Великого 5), см. Василия Великого послание к Василиду отрывки из посланий

1) Migne, Patrol. gr. t. X, ed. 1857, col. 1237 —1344, 1077 - 1602, и Patrol. ser. lar. t. V, ed. 1044, col. 89—100      и 117 — 128.

2) Ср. выше, стр. ХХIII, примеч. 4.

3) См. Migne, Patr. gr. t.       X, col. 1601 — 1602 и          t. III. col. 1096—1097.

4) Dionysii Magni, episcopi Alexandrini, quae supersunt, Romae, 1796.

5) Творения иже во святых отца нашего Афанасия, архиепископа александрийского, часть первая, Москва, 1851, стр. 361 — 392; Творения иже во святых отца нашего Василия Великого, часть третья, Москва, 1846, стр. 343 — 344.

6) Книга правил святых апостол, святых соборов вселенских и поместных и святых отцев, СПБ., 1843, стр. 251 — 255.

XXIX

 

 

и книг, сохранившиеся в Церковной истории Евсевия 1), книги «О природе» 2), и одно из приписываемых св. Дионисию посланий против Павла самосатского 3). Почти все эти переводы для настоящего времени уже устарели и, будучи разбросаны по разным изданиям, мало доступны. Предлагаемое же издание, заключающее в себе, в одном общем систематическом собрании, все литературные памятники, так или иначе связываемые с именем св. Дионисия, в значительной степени устраняет это последнее затруднение. Самый перевод, за незначительными исключениями, сделан нами независимо от ранее существовавших переводов, на основании всех имеющихся теперь редакций подлинного или переводного текста Дионисиевых творений.

1) Сочинения Евсевия Памфила, переведенные с греческого при Санкт-Петербургской духовной академии, т. I, СПБ, 1848, стр. 375-444.

2) Правосл. Обозр. 1891 г., т. 2, стр. 34—46, перевод С. Муретова.

3) Христианское чтение, 1840, часть четвертая, стр. 1—18.

XXX


Страница сгенерирована за 0.16 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.