Поиск авторов по алфавиту

I. История социализма: социализм утопический и научный

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Научный социализм; его экономическое и историко-философское учение.

 

37

I.

История социализма: социализм утопический и научный.

К общим, в широком смысле социалистическим целям справедливого распределения богатства направляются государственное законодательство и кооперативные ассоциации, если оставить без упоминания всякие виды благотворительности и взаимопомощи. Известны и теоретики как государственного социализма, так и кооперативного движения. Теоретики государственного социализма—Шэффле, Ад. Вагнер 1), у нас проф. Янжул. Всякому, кто скажет, что он не хочет слышать ни о каком социализме, Шэффле отвечает, что начало социализма лежит в факте существования церкви, государства, школы, науки (in Kirche, Staat, Schale, WissenschaftistderSocialismusschonleibhaftigvorhanden). Новейший социализм хочет лишь распространить социалистическую организацию, существующую тысячи лет в этих областях, и на экономическую область. И даже в этом ближайшем смысле социализм не есть лишь

1) Ад. Вагнер в Grundlegung der politischen Oekonomieразумеетпод Staatssocialismus более, чем jede Maassregel «positiver Socialpolitik», durch welche irgendwie in das «freie Spiel» der wirthschaftlichen Kräfte eingegriffen wird, besonders auf dem Gebiete der Arbeiterverhältnisse. По его определению, der eigentliche Staatssocialismus ist nun in der That, wie der ökonomische Individualismus und Socialismus, eine eigene geschlossene ökonomische Doctrin und ein System der Wirtschaftspolitik. Er nimmt bewusst und mit bestimmten Tendenzen und Zielpunkten und gewollten Folgen eine vermittelnde Stellung in Theorie und Praxis der Volkswirtschaft zwischen jeden beiden, dem Individualismus und dem Socialismus, ein.

 

 

38

мечта: на путь экономического социализма уже вступило современное государство — в виде государственных учреждений экономического характера, начиная с лесного ведомства и кончая верфями, арсеналами, интендантством, государственным банком, почтой, железными дорогами 1) Из теоретиков кооперативного движения могут быть названы Брентано 2), Шульце-Делич, Сидней и Беатриса Вебб. И социализм, в ближайшем смысле слова, всегда вступает в те или другие сочетания как с кооперативным движением, так и с государственным законодательством.

Поэтому-то история социализма 3) теряется в глубокой древности 4). С некоторою бесспорностью и значительным единодушием исследователями указываются, в качестве следов и этапов социалистического движения,—первобытный коммунизм, коммунистическое государство на Липарских островах, институт сисситий на острове Крите, в Спарте и Карфагене 5), движение, связанное с именем Гракхов в римской истории, еврейское законодательство с институтом юбилейного года, коммунизм в общинах ессеев и терапевтов, древне-христианский коммунизм (в иерусалимской общине), коммунизм в средние века—еретический 6) и монастырский—и в эпоху реформации, коммунистические течения в революциях английской и французской.

Каутский указывает два исторических корня современ-

1) Bau und Leben des socialen Körpers III.

2) Die Arbeitergilden der Gegenwart и др.

3) Pöhlmann Geschichte des antiken Kommunismus und Sozialismus, Thonissen Le socialisme depuis l’antiquité jusqu’à la constitution française du 14 Janv. 1852 an; Adler Geschichte des Socialismus und Communismus von Plato bis zur Gegenwart; Каутский Geschichte des Sozialismus in Einzeldarstellungen=Изисторииобщественныхтечений; Sudre Histoire du communisme ou réfutation historique des utopies socialistes; Щеглов Историясоциальныхсистем; Л. Штейн Die soziale Frage im Lichte der Philosophie=Социальный вопрос с философской точки зрения; Грагам Socialism new and old=Социализмновыйистарый; Туган-Барановский Современный социализм в своем историческом развитии.

4) D Koigen Zur Vorgeschichte des modernen philosophischen Socialismus in Deutschland; Die Idee des Socialismus ist so alt, wie die menschliche Gesellschaft selbst, aber nicht älter.

5) Аристотель Polit. II, 6. 7. 8.

6) См. также Döllinger Beiträge zur Sektengeschichte des Mittelalters. 

 

 

39

ного социализма—коммунизм равенства; осуществлявшийся в названных коммунистических опытах, и утопический коммунизм. Первый образовался среди низших классов, стоявших еще несколько десятилетий тому назад на самых низших ступенях по своему духовному развитию, утопизм же возник среди высших классов, представители его принадлежат к духовной аристократии общества. Коммунизм равенства груб и наивен, его создала не национальная проницательность, не бескорыстное мышление и чувство, а настоятельные материальные потребности, борьба, из-за классовых интересов, утопизм же возник благодаря глубокому пониманию действительности высокообразованными людьми, свободными от влияния интересов своего класса. Остановимся теперь на утопическом коммунизме 1).

Первый из более известных утопических проектов государственного устройства принадлежит греческому философу Платону и изложен им в диалоге Государство. Строй человеческого общества представлялся Платону аналогичным организации человеческой души. В человеческой душе Платон различал три части: разум ( λόγος, τὸ λογιστικὸν), гнев, сердце, способность раздражительная, вместилище высших, благородных страстей (θυμός, τὸ θυμοειδές), и способность пожелательная, вместилище низших страстей, похотей (τὸἐπιθυμητικόν). Разум призван господствовать над остальными частями души, и его господство дает добродетель мудрости (σοφία). Раздражительность, подчиняясь разуму и утверждая его владычество над низшими влечениями, становится добродетелью мужества ( ἀνδρεία). Третья добродетель, рассудительность ( σωφροσύνη), состоит в подчинении низшей, нежелательной, способности души уму и сердцу, в умеренности. Наконец, Платон знает четвертую добродетель, справедливость (δικαιοσύνη), которая относится не к одной какой-либо способности человеческой души, а ко всем совместно, устанавливает гармонию между ними, состоит в том, чтобы каждая часть души исполняла свое назначение. Так и общество

1) См. также Фогта Социальные утопии и Свентоховского История утопий. 

 

 

40

представлялось Платону состоящим из трех групп, или классов: правители-философы, добродетелью которых должна быть мудрость, воины, или стражи, которым должно быть свойственно мужество, и народ, обнимающий всех рабочих, промышленников, приобретателей,—на его долю остается добродетель рассудительности, покорности высшим классам. В том, чтобы каждая из этих групп исполняла свое назначение—философы правили, воины были стражами законов и границ, а народ покорялся, Платон полагал государственную справедливость. Это взаимоотношение классов в государстве Платона делает вполне понятным, что он останавливает свое внимание исключительно на двух высших группах, или лучше сказать— на классе воинов, так как и правители избираются из их среды. Все наиболее примечательное в его проекте ограничивается воспитанием и характером жизни этой группы. Считая необходимым самое тщательное воспитание стражей посредством музыки (в классическом смысле, слова) и гимнастики, Платон проектировал для них решительный коммунизм. «Прежде всего, ни у кого (из стражей) не должно быть никакой собственности, кроме совершенно необходимого (πρῶτοναὐσιανκεκτημένονμηδεμίανμηδέναἰδίαν, ἂν μὴ πᾶσα ἀνάγκη). Затем, ни у кого из них не должно быть ни жилья, ни такой кладовой, в которую не мог бы войти всякий желающий. Нужные же вещи, сколько их потребуется для рассудительных и мужественных подвижников войны, определить пм получать, в награду за охранение, от прочих граждан в таком количестве, какое было бы и не избыточно на год, и не скудно. Должно им жить сообща, питаясь общим столом, как бы в лагере (φοιτῶνταςεἰςξυσσίτιαὥσπερἐστρατοπεδευμένουςκοινῇζῇν)». Коммунизм стражей простирается и на брачную жизнь. Предписывая для женщин этого класса одинаковое воспитание и занятие, как и для мужчин, Платон думал что «все эти женщины должны быть общими для всех этих мужчин (τὰς γυναῖκας ταύτας τῶν ἀνδρῶν τούτων πάντων πάσας εἶναι κοινὰς), что ни одна не должна жить частно ни с одним (ἰδίοδὲμηδενῖμηδεμίανσυνοικεῖν), тоже опять общими и дети (καὶτοὺςπαῖδαςαὖκοινοῦς), так чтобы и дитя не знало своего родителя, и родитель—своего дитяти» 

 

 

41

В общем, Платон считает главным фактором общественной жизни—деспотизм духовной аристократии, в ведение которой отдаются все стороны народной жизни и для которой даже признаются возможными «ложь и обман» 1). Таким путем, казалось ему, скорее всего возможно достигнуть высшего государственного блага — единомыслия всех граждан.

Не меньшею, чем Платон, известностью в области утопической литературы пользуется Томас Мор, напечатавший свою знаменитую книгу De optimo reipublicae statu deque nova insula Utopia в 1516 году 2). Томас Мор достиг при Генрихе VIII высокого положения канцлера Англии; за твердость своих убеждений он был обезглавлен в 1535 году. Слово утопия (οὐ+τόπος) значит «отсутствие места», «нигде». Автор изложил свои социальные воззрения в форме конкретного описания жизни утопийцев, жителей фиктивного острова. Главная черта в общественном строе утопийцев—отсутствие собственности. По мысли автора Утопии, «где только существует частная собственность, где все и все движется деньгами, там едва-ли возможно справедливо и счастливо вести государственные дела, потому что не сможешь же ты справедливо действовать там, где все блага достаются самым дурным людям, не сможешь благополучно вести дела там, где все поделено между весьма немногими, да и они не вполне удовлетворены, а остальные во власти совершеннейшей нищеты». Хозяйственный строй утопийцев имеет коммунистический характер, и притом это не только коммунизм потребления, но и коммунизм производства. Труд считается для всех обязательным— столь же по мотивам экономическим, сколь и по мотивам моральным. Главное занятие всех земледелие. Земля находится в общем владении, так что обитатели смот-

1) Платон придумал, что делать правителям, а правители внушают гражданам определенные представления (сказки) о их происхождении и назначении, и таким образом переустраивается весь мир. Исходить не ив данной действительности, а из мысли, мелькнувшей в уме человека, и желать по этой мысли переделать («спасти») весь мир—в том и состоит утопизм.

2) Переводы Тарле, Генкеля. исследования Тарле, Каутского, Виппера, Дитцеля и др. 

 

 

42

рят на себя как на землепашцев, а не как на владельцев обрабатываемых угодий. Равно и земледельческие орудия находятся в общем пользовании. Весь процесс работы строго организован. И продукты поступают в общее пользование. «В особые здания свозятся продукты, выработанные всеми семьями и распределяются в складах по сортам. Оттуда каждый отец семейства, ничего не платя, получает нужное ему и его семье количество и уносит домой забранное, не высказывая даже никому благодарности». Семью Т. Мор, в отличие от Платона, сохраняет: утопийцы не знают ни общности жен, ни общности детей. Семья на Утопии имеет патриархальный характер.

Томас Мор с своей «Утопией» стоял в некоторой зависимости от Платона. Гораздо значительнее то влияние, которое и Платон и еще более Томас Мор имели на последующие времена: у них было много последователей и подражателей. Таков был доминиканский монах Томазо Кампанелла из Калабрии, написавший в 1611 году (в тюрьме) утопическое сочинение Civitas Solis 1), в котором проектировал коммунизм жен и имущества; таковы Гаррингтон с своей Осеана 1656 г., аббат Сен-Пьер, автор сочинений Projet de paix universelleentrelespotentatsdelEurope (1716) и Traité de la Polysynodie (1718). Но перечислять всех известных утопистов для нашей цели было бы излишне. Заметим лишь, что они очень многочисленны. Некоторые из них пытались осуществить свои утопические мечты на деле, с другой стороны, и практические движения в духе коммунизма, упомянутые выше, сопровождались утопическими вымыслами своих вождей. Скажем особо несколько слов об утопическом социализме цервой половины XIX века, преимущественно тридцатых и сороковых годов.

Французская революция, имевшая всемирное значение, была грандиозной борьбой с абсолютизмом за политические права человека, за свободу и равенство. ее реальная причина лежала в несоответствии старого режима, с его политическим абсолютизмом и социальным феодализмом, вновь образовавшемуся третьему классу, буржуазии, которая стала

1) Есть русский перевод. 

 

 

43

могущественною общественною силою, как по богатству, так и по образованности. Процветание этого класса требовало политической свободы и нового строя, соответствующего изменившемуся составу общества. Идеология же революции 1) была выработана всею философией ХVIII века, во главе которой стояли Вольтер в первую половину († 1778) и Руссо († 1778) во вторую половину столетия, и которая сама находилась под значительным влиянием английской философии XVII века. Философия XVIII столетия была сильна и влиятельна в своей отрицательной части, в той разрушительной критике всякой традиции—религиозной, моральной, политической, которая преимущественно сосредоточивалась в знаменитой энциклопедии (1751—1780); она ярко выразила и свои положительные идеалы. Если обнять в краткой формуле ее положительное идейное содержание, то можно сказать, что она во всех областях—религиозной, моральной, правовой, хозяйственной—отстаивала идею естественности против историзма,—она развивала идею естественной религии, естественной морали, естественного права. Естественным считалось природное и, вместе с тем, рациональное, непосредственно очевидное для разума. Основная идея философии XVIII века питалась, как поворотом к естественным наукам и материалистическим истолкованием психической и моральной жизни, так и верой в разум, особенно ярко отпечатлевшейся в пресловутом Опыте Кондорсэ. Представлялось наиболее легким постигнуть естественно-доброе в противоположность исторически-сложившемуся и искусственному. Задача упрощалась освободительной тенденцией, для которой простота и природное равенство казались ручательством прав личности и гражданской свободы. Естественное состояние представлялось состоянием полной свободы, полной возможности для каждого свободно располагать своею особою, своими действиями, своим имуществом. Это ставилось идеалом и для совре-

1) М. Ковалевский Происхождение современной демократии; Lichtenberger Le socialisme et la révolution française—Социализм и французская революция, Espinas Philosophie sociale de XVIII siècle et la révolution. ПоляЖанэрекомендуюне Philosophie de la révolution française, a Les origines du socialisme contemporain. У Тэна в Les origines de la France contemporaineсм. Lancien régime. 

 

 

44

менного государственного строя. Идеи эти были раскрыты еще Локком и настойчиво популяризировались в течение всего ХVIII века. Особенно страстным проповедником благ естественного состояния и гражданской свободы, защищенной общественным договором, был Ж. Ж. Руссо, сочинения которого, несмотря на все их недостатки, несмотря на его непоследовательность, оказывали колоссальное влияние на народ времени революции.

В частности, общим путем со всей философией ХVIII века шла и политико-экономическая наука этого времени 1). Политико-экономическая литература появилась не раньше, чем возникла государственно-экономическая политика. А государственно-экономическая политика возникла, при переходе от средних веков к новому времени, с образованием могущественных национальных государств и крепкой государственной власти на развалинах феодального строя,—возникла и с течением времени окрепла в виде всестороннего вмешательства государственной власти в дело народного хозяйства, главнее всего—в область мануфактуры и торговли. По взглядам же времени богатством считалась исключительно денежная наличность, и все правительственные мероприятия, как-то регуляция ввоза и вывоза, таможенная система, имели целью достижение выгодного денежного баланса. Первые труды по экономической литературе поддерживали эту политику, развивали теорию меркантилизма. Но затем поднялись протесты против меркантилизма, опиравшиеся на тот вред, который приносило народному хозяйству вмешательство государства и прямо— стеснительностью мелочных регуляций и косвенно—таможенною борьбой государств и войнами. Уже прочно обозначившаяся в XVII веке, реакция против меркантилизма особенно развернулась в ХVIII столетии, и именно в связи с общим литературно-философским направлением этого века. На почве этой философии возникла экономическая теория физиократов (Кенэ † 174-и, Тюрго † 1776):

1) См. труды по истории политической экономии Чупрова, Миклашевского, Рошера, Ингрэма, Дюринга Kritische Geschichte der Nationalökonomie und des Socialismus, Туган-Барановского Очерки из новейшей истории политической экономии и социализма и др. 

 

 

45

она была совместно и поворотом к интересам сельского хозяйства и требованием свободы личности в экономической области, хотя признанием собственности и неравенства, а также деспотизма, физиократы резко отличались от Руссо. Школа физиократов учила о естественном порядке народного хозяйства, с которым должно согласоваться и законодательство. По этому естественному порядку, народное богатство создается земледелием, а не мануфактурой и торговлей: «земля есть единственный источник богатства» (Кенэ). Процветать же земледелие, как и обрабатывающая промышленность, может при неизбежном условии полной свободы индивидуума от государственной опеки,—«свободной и неограниченной конкуренции» (Кенэ). Школа физиократов выставила знаменитую формулу: laissez passer, laissezfaire 1).

Основные принципы школы физиократов были углублены и приведены в целую систему Адамом Смитом 2), основателем классической школы политической экономии. Он учил об эгоизме и личном расчете, как о главном факторе экономического прогресса,—учил о неизбежном совпадении личной выгоды с общей пользой. Требование полной свободы индивидуума в экономической области отсюда вытекало само собою. «Всякий человек старается всеми силами сделать самое выгодное употребление из своего капитала: правда, что он имеет в виду свой собственный интерес, а вовсе не общественную пользу, но забота о личной выгоде естественно и необходимо побуждает его избрать именно тот путь, который оказывается самым выгодным для общества,—Преследуя свою собственную выгоду, он часто работает на общую пользу более действи-

1) А. Oncken Die Maxime Laissez faire et laissez aller, ihr Ursprung, ihr Werden, B. Güntzberg Die Gesellschaftund Staatslehre der Phisiokraten; G. Weullersse Le mouvement physiocratique; Гиггс Физиократы. Из сочинений физиократов переведены; Ф. Кенэ избранные места в Библиотеке экономистов вып. VI и Тюрго Размышление о создании и распределении богатств проф. Миклашевским.

2) Его сочинение по политической экономии An inquiry into the nature and causes of the Wealth of Nationsпоявилось в 1776 г. Имеется несколько переводов: устарелый Старшего 1802—1806, полный перевод Бибикова и сокращенный в Библиотеке экономистов вып. I, 

 

 

46

тельным образом, чем если бы задался такою целью. Мне никогда не случалось встретить, чтобы люди, взявшиеся за торговое предприятие ради общественной пользы, сделали что-нибудь полезное... Государственный человек, который принял бы на себя труд указывать частным лицам, как они должны употреблять свои капиталы, мало того, что занялся бы совершенно бесполезным делом, но он присвоил бы себе власть, которую безрассудно было бы поручить не только одному лицу, но какому бы то ни было совету или сенату; власть эта нигде не может быть до такой степени опасна, как в руках человека, который настолько безумен и самонадеян, что воображает себя способным к ее отправлению.—Закон должен предоставить каждому заботиться о личном своем интересе, потому что каждому человеку известно, его исключительное положение лучше, чем может знать об этом законодатель». С этими общими суждениями А. Смит связал стройное и вполне развитое экономическое учение. В отличие от односторонности прежних школ, меркантилистов и физиократов, он считал источником народного богатства не обрабатывающую промышленность и торговлю и не земледелие, а труд, в применении его ко всякому виду деятельности, всякий труд, направленный на удовлетворение человеческих потребностей. Успешность труда обусловлена разделением его, а это связывает труд, с одной стороны, с капиталом, а с другой—с обменом. В труде же А. Смит видел и основу ценности. Устанавливая законы, определяющие рыночную цену и заработную плату, он, в качестве практического вывода из своего экономического учения, конкретнее выражает требование невмешательства государственной власти, как требование свободы труда.—Сочинения А. Смита и его ближайшего последователя, Рикардо 1), также стоявшего за экономическую свободу и разработавшего важные вопросы экономической пауки, считаются основными трудами в истории политической экономии. Ученики Смита многочисленны. И теоретически обо-

1) Его главный политико-экономический труд On the principles of political economy and taxation,—полный перевод H. Зибера Сочинения Давида Рикардо и неполный в Библиотеке экономистов в. II.

 

 

47

снованное им движение в защиту промышленной и торговой свободы постепенно крепло впоследствии и достигло во второй четверти девятнадцатого века самого крайнего развития в английской партии или школе фритредеров, называвшейся также манчестерской по месту, откуда исходило это направление 1). Эта школа требовала абсолютной свободы для торговли и промышленности, считала конкуренцию самым благодетельным фактором народного хозяйства и верила в полную солидарность труда и капитала, в совпадение интересов капиталистов и рабочих. Во Франции на стороне фритредерского движения стоял Бастиа († 1850) 2).

Либеральная идеология философии ХVIII века и, в частности, индивидуалистические экономические идеи были реализованы французской революцией, провозгласившей своим девизом свободу и равенство 3). Однако революция, при всех своих успехах в политической области, не дала человеку полной свободы. Подобно тому, как раньше борьба европейских народов за религиозную свободу привела к торжеству политического абсолютизма и окончилась новым рабством; так теперь борьба за политическую свободу и равенство привела к небывалому расцвету социально-экономического неравенства, социально-экономического рабства. Революция и обнаружила различие между политическими правами человека и его экономическим освобождением; она уяснила ту истину, что политическая свобода, не давая человеку полного освобождения, лишь ставит на очередь борьбу за экономическую свободу и равенство (égalité de fait, égalité réelle). Революция была движением чисто буржуазным, служила всецело интересам буржуазии, хотя и совершалась под знаменем всеобщего равенства и свободы. Это была борьба буржуазии с привилегированными классами, борьба против стеснений со стороны социального феодализма и абсолютной монархии. Вся идеология ХVIII века клони-

1) Перевод сочинений главного представителя манчестерства, Кобдена († 1865), прославившегося борьбой против хлебных законов (Anti-Corn-Law League), дан в Библиотеке экономистов в. X.

2) См. Библиотека экономистов вып. VII.

3) Все, сказанное об идеологии революции, согласно с планом работы,—крайне сжато, нужно понимать как схему, чрезвычайно осложнявшуюся в исторической действительности. 

 

 

48

лась к пользе буржуазии, на которой сосредоточивалось всеобщее внимание в борьбе с старым рабством,—с успехами буржуазии связывалась новая свобода. И действительно революция, нанеся существенный ущерб старым привилегированным классам и приобретя для всего народа политическую свободу, которая является, конечно, необходимым условием экономического освобождения,—реальные выгоды принесла лишь буржуазии. Революция, осуществившая идеи либерализма, поставила в самые счастливые условия частную собственность, дала небывалый простор силе богатства и отдала неимущих в полную власть капиталистов: политическая свобода оттеняла экономическое рабство. Эти успехи либерализма совпали с техническими изобретениями и применением машин к производству с конца XVIII века, что и послужило прочным основанием для современного капиталистического производства.

Вот почему XIX век был веком широкого социалистического движения, которое по характеру распадается на два периода—социализм первой половины века и новый социализм второй половины столетия. Первая половина XIX века породила множество социалистических систем. Уже Руссо в конце ХVIII века провозгласил собственность причиною социальных зол, хотя и полагал, что возникновение собственности было неизбежно в человеческой истории. ЕгосовременникМорелли (Naufrage des isles (îles) flottantes ou la Basiliade du célèbre Pilpaï 1753—утопияпоплану T. Mopa—и Code de la nature 1755) иегоученикиМабли (Traité de la législation ou principes des lois 1766 и Doutes proposés aux philosophes économistes sur l’ordre naturel et essentiel des sociétés) иБриссо (Recherches philosophiques sur le droit de propriété et le vol) быликоммунистами. Бабеф († 1797) требовал экономического равенства и общественной организации труда. В XIX веке социалистические системы составляли—во Франции 1)—С. Симон (1760—1825), который придал своему миросозерцанию религиозный оттенок (Nouveauchristianisme) и который имел много учеников (Базар, Анфантэн, Пекёр),—Фурье (1772—1837), остроумнейший критик буржуазного строя и традиционной морали, но внес-

1) См. такжеМ. Ferfaz Socialisme, naturalisme et positivisme.

 

 

49

ший в свои проекты будущего строя слишком много фантастичного,—Кабэ (1788—1856), которому принадлежит социалистический роман VoyageenIcarieи который, пытался устроить коммуну икарийцев в Америке,—Прудон (1809 — 1865), называвший—вслед за Бриссо—собственность, кражей. В Англии в конце ХVΙΙ и в начале. XIX века писал Годвин (1756—1836), резко критиковавший капиталистическую систему и мечтавший о том грядущем времени, когда человек не будет ничего называть своею собственностью,—затем в XIX веке был влиятелен Р. Оуэн (1771—1858), фабрикант-филантроп, благодетельствовавший своим рабочим, инициатор кооперативного движения в Англии, по утопическим планам которого было основано несколько коммунистических общин,—более известная из них NewHarmony. Германии 1), где социалистическое движение обнаружилось позднее, нежели во Франции и Англии, принадлежал за рассматриваемое время В. Вейтлинг (1808— 1871), портной-писатель, мечтавший о коммунистическом, строе. Позднее выступившие Луи Блан (1811—1882) во Франции и Лассаль (1825—1864) в Германии не были такими беспочвенными мечтателями, как перечисленные социалисты, однако и они думали спасти человечество определенным проектом—устройством рабочих ассоциаций.

В. Зомбарт 2) дает верную общую характеристику социалистических мыслителей до сороковых годов XIX века—«старших социалистов», Годвина, Оуэна, Кабэ, Прудона, Вейтлинга. Общим для всех них является их зависимость от рационалистической философии XVIII века. Все социалистические системы этого времени рациональны, иначе сказать, утопичны, потому что их авторы «не замечают действительных двигателей социальной жизни». Старшие социалисты опирались на веру в благость Промысла, называют ли его Богом или природой. Они верят, далее, в естественный, разумный порядок человеческого суще-

1) Также Меринг Geschichte der deutschen Sozialdemokratie=История германской социал-демократии.

2) Sozialismus und soziale Bewegung=Социализм и социальное движение. Также С. Прокопович Проблемы социализма, Туган-Барановский. Очерки из новейшей истории политической экономии u социализма. 

 

 

50

ствования, основанный на непогрешимых и неизменных законах природы. Ему они противопоставляют действительный строй жизни, позитивный, искусственно созданный. Этот последний является в их глазах источником всех социальных зол. Для избавления от них нужно восстановить порядок естественный. Как происхождение дурного искусственного порядка обязано несовершенству человеческого разума, так и восстановление естественного порядка зависит от совершенствования разума, может быть результатом познания истины. Главное дело в том, чтобы человек уяснил себе законы природы, лежащие в основе естественного порядка. Себя названные писатели-социалисты .и считали открывшими законы естественного порядка. По верному замечанию Зомбарта, их не смущало то обстоятельство, что поколением раньше за естественный порядок принимался капиталистический хозяйственный строй с свободной конкуренцией и частной собственностью. Это было тоже открытие разума. Писатели-социалисты изменили не метод, а лишь содержание открытий разума. Прежнее открытие они объявили ложном и противопоставили ему новое— социалистическое. Их не смущало далее и то обстоятельство, что и для них новый порядок, единственный естественный порядок, оказывался в деталях различным,— и Оуэн, Фурье, Вейтлинг яростно изобличали друг друга. Считая разум главным фактором социального преобразования, рациональные социалисты всю тактику своего дела полагали в просвещении народных масс. Понятный для автора социалистической системы естественный порядок должен быть проповедан и уяснен другим, возможно большему числу. Когда люди будут просвещены, рабство старого порядка падет само собою. Эти социалисты особенно рассчитывали на «обращение» богатых, сильных мира сего. Средствами пропаганды служили не только все виды речи и письма, но придавалось особенное значение эксперименту, силе примера. Поэтому для старших социалистов и их последователей было обычным стремление к учреждению коммунистических общин, предпочтительно в Америке, где общины из последователей Фурье, Оуэна, Кабэ возникали, как грибы после дождя, и были также недолговечны. В  «связи с этою верою в неотразимость разумных доводов 

 

 

51

и силы примера стояло отвращение ко всякой борьбе—к насилию и политике. В своем оптимизме социалисты-утописты не замечали, что «некоторые элементы общества считают status quo вполне удовлетворительным, отнюдь не хотят никаких перемен и, следовательно, заинтересованы в его сохранении. Далее, они проглядели, что известный общественный строй господствует потому, что лица, заинтересованные в нем, обладают также властью его поддерживать, что всякий социальный порядок—не что иное, как определенное выражение соотношения сил между отдельными общественными классами».

Утопический социализм сменился, так называемым, научным социализмом во второй половине XIX века—с сороковых годов. Его основателями были Родбертус-Ягецов (1805—1875) 1) и Карл Маркс (1818—1883), работавший все время с своим ближайшим другом-сотрудником Фр. Энгельсом (1820—1895), который, ставя сам себя на второе место, был единомыслен с Марксом во всем духовном строительстве, участвовал с ним в совместном составлении некоторых сочинений, напр. Коммунистического манифеста, другим сочинениям Маркса дал последнюю редакцию, напр. второму и третьему томам Капитала, для всех же его сочинений, для всех его взглядов, являлся лучшим истолкователем 2). Маркс, благодаря

1) Важнейшие сочинения Родбертуса:

Zur Erkenntniss unserer staatswirtschaftlichen Zustände 1842= К познанию наших государственно-хозяйственных порядков.

Sociale Briefe an Kirchmann с 1850=1 письмо: Социальное значение государственного хозяйства, 2 и 3: К освещению социального вопроса, 4: Капитал.

Untersuchungen auf dem Gebiete der Nationalökonomie des klassischen Alterthums с 1864=Исследования в области национальной экономии классической древности вып. 1—4.

Zur Erklärung und Abhülfe der heutigen Creditnoth des Grundbesitzes с 1868.

2) Важнейшие сочинения Маркса и Энгельса:

Маркс и Энгельс Aus dem literarischen Nachlass 3 тома=Литературное наследие т. I и II (ранние произведения Маркса и Энгельса. В частности, здесь имеются: Маркса Zur Kritik der Hegelschen Rechtsphilosophie=К критике гегелевской философии права, Zur Judenfrage=К еврейскому вопросу, Энгельса Umrisse zu einer Kritik der Nationalökonomie= Наброски для критики национальной экономии, Die Lage Englands= Положение Англии, Маркса и Энгельса Die heilige Familie, oder Kritik der kritischen Kritik=Святое семейство, или Критика критической критики). 

 

 

52

своему литературному таланту и темпераменту, особенно в силу того, что развил социалистическую систему в цельное мировоззрение и выразил отдельные тезисы системы в самой решительной форме,—дал научному социализму свое имя, так что научный, или новый, социализм и марксизм стали синонимами. В последнее время авторитетными стражами марксистской ортодоксии признаются в Германии Каутский 1)

Маркс и Энгельс Das kommunistische Manifest (1847). Существует множество переводов: Коммунистический манифест, Капитализм и коммунизм и т. д.

Маркс и Энгельс Briefe an F. А. Sorge (1906)=Письма к Зорге.

Маркс Misère de la philosophiez Das Elend der Philosophie (1847)=Нищета философии.

Lohnarbeit und Kapital 1849=Наемный труд и капитал.

Die Klassenkämpfe in Frankreich 1848 bis 1850 (1850)= Классовая борьба во Франции от 1848 до 1850 г.

Revolution und Kontre-Revolution in Deutschland 1851—2=Германияв 1848-50 гг.

Der 18 Brumaire des Louis Bonaparte 1852=18-e БрюмераЛуиБонапарта.

Enthüllungen über den Kommunisten-Prozess zu Köln (1853)=Кельнский процесс коммунистов.

Zur Kritik der politischen Oekonomie(1859)=Критика некоторых положений политической экономии.

Lohn, Preis und Profit (1865)=Заработная плата, цена и прибыль.

Das Kapital в трех томах с 1867 г. Несколько переводов. Для первого тома лучший под ред. П. Струве.

Der Bürgerkrieg in Frankreich (1871)=Гражданская война во Франции.

Theorien über den Mehrwertвтрехтомах 1905—1910 (ред. Каутского)=(часть) Теория прибавочной ценности II ч. IV тома Капитала. Давид Рикардо.

Энгельс Die Lage der arbeitenden Klasse in England(1845)=Положение рабочего класса в Англии.

Zur Wohnungsfrage (1872)=Жилищныйвопрос.

Herrn E. Dührings Umwälzung der Wissenschaft (1877)=Философия. Политическая экономия. Социализм. (Сокращенно Anti-Dühring).

Der Ursprung der Familie, des Privateigenthums und des Staats 1884= Происхождение семьи, частной собственности и государства.

Ludw. Feuerbach und der Ausgang der klassischen deutschen Philosophie 1886 (1888)=Людвиг Фейербах.

Некоторые из прочих сочинений Маркса и Энгельса будут указаны ниже.

1) Сочинения Каутского, важные для философии социализма:

Karl Marx ökonomische Lehren=Экономическое учение Карла Маркса.

Thomas More und seine Utopien=ТомасМориегоутопия. 

 

 

53

(также Бебель, Мерниг, Либкнехт) и в России Плеханов (Бельтов) 1).

Новый социализм противопоставляет себя старому, как научный—утопическому. В Коммунистическом манифесте мы читаем: «Основанием теоретических положений коллективистов отнюдь не служат какие-нибудь принципы, изобретенные или открытые тем или иным реформатором мира. Они являются лишь обобщением реальных условий происходящей пред нами классовой борьбы, развиваю-

Ethik und materialistische Geschichtsauffassung—Этика и материалистическое понимание истории.

Die Sozialdemokratie und die katholische Kirche=Социал-демократия и католическая церковь.

Das Erfurter Programm=Эрфуртская программа—Экономическое развитие и общественный строй.

Bernstein und das Sozialdemokratische Programm=ОтветБернштейну. Сборник статей

Die historische Leistung von Karl Marx=Карл Маркс и его историческое значение.

Die Agrarfrage=Аграрный вопрос.

Der Ursprung des Christentums^-Античный мир, иудейство и христианство.

Vermehrung und Entwicklung=Размножение и развитие в природе и обществе.

1) К вопросу о развитии монистического взгляда на историю.

Критика наших критиков.

Beiträge zur Geschichte des Materialismus.

За двадцать лет.

От обороны к нападению

Основные вопросы марксизма.

Анархизм и социализм.

Назову и других некоторых наших марксистов последнего времени: А. Богданов (Основные элементы исторического взгляда на природу, Познание с исторической точки зрения, Из психологии общества, Эмпириомонизм, Краткий курс экономической науки, (и Степанов) Курс политической экономии), Луначарский (сочинения будут названы ниже), Аксельрод (Ортодокс) (Философские очерки), Юшкевич, Валентинов (Философские построения марксизма), Базаров (На два фронта и др.), они же (и другие)—авторы сборников Очерки реалистического мировоззрения, Очерки философии коллективизма и пр. О таких ученых социалистах (Туган-Барановский, Струве, Булгаков и др.), значение и труды которых выступают за пределы социализма, будет речь ниже. Вообще за русскими социалистами признается честь широкой разработки философской стороны социализма. 

 

 

54

щегося на наших глазах исторического движения». Ф. Энгельс в Анти-Дюринге пишет следующее: «Если бы наша уверенность относительно предстоящего преобразования современного способа распределения продуктов труда с его вопиющими противоречиями нищеты и роскоши, голодной нужды и изобилия, опиралась только на сознание, что этот способ распределения несправедлив и что справедливость должна, наконец, когда-нибудь восторжествовать, то наше дело было бы плохо и мы могли бы долго ждать. Средневековые мистики, мечтавшие о близком наступлении тысячелетнего царства, уже сознавали несправедливость классовых противоречий. На заре новой истории, 350 лет назад, Фома Мюнцер громко на весь свет провозгласил это сознание. В английской и французской буржуазных революциях раздается тот же призыв и—затихает. И если тог же самый призыв к отмене классовых противоречий и классовых различий, который до 1830 года оставлял трудящиеся и страждущие массы холодными, теперь находит отклик у миллионов, то объясняется это тем, что, как созданные современным капиталистическим способом производства производительные силы, так и выработанное им распределение благ вступило в вопиющее противоречие с самым этим способом производства и притом в такой степени, что преобразование способа производства и распределения, которое устранит все классовые различия, должно наступить непременно, под угрозой гибели всего общества. В этом очевидном материальном факте, который в более г или менее ясной форме с непреодолимой необходимостью проникает в головы эксплуатируемых,—в нем, а не в представлениях того или другого домоседа о справедливости или несправедливости коренится наша уверенность в торжестве идеи».

Мысль основателей научного социализма очень ясна, они отграничивают себя от утопического социализма с достаточною определенностью. В отличие от утопизма, научный социализм исходить не из благих пожеланий, не из придуманного или открытого средства против социальных зол, не из прозрения, в тайны должного и спасительного, не из претензий на недоступное для других откровение высшего разума, он исходит из доступного проверке позна- 

 

 

55

ния реальной истории, из познания законов, управляющих ходом действительной жизни общества, из познания причин, движущих историю, из познания средств, которые находятся в нашем распоряжении и с которыми нам необходимо сообразоваться в своей деятельности, в постановке своих целей.

Такому пониманию научного характера нового социализма соответствует отрицательное отношение его представителей к проектированию грядущего общественного строя. «Наши противники—пишет Каутский в Эрфуртской программе— заявляют, что социалистическая ассоциация могла бы считаться осуществимой и стать целью разумных людей в том лишь случае, если бы налицо был ее плата, тщательно исследованный и найденный полезным и выполнимым. Ни один разумный человек не приступит к стройке дома, прежде чем у него не будет его плана, одобренного сведущими людьми. Всего же менее смог бы он без такого заранее выработанного плана согласиться разрушить единственное свое жилище, чтобы расчистить место для этого дома. Поэтому мы должны прежде всего показать картину «государства будущего», как принято называть социалистическую ассоциацию, или социалистическое общество. Если же мы прячем эту картину, то это доказывает, что мы сами хорошо не знаем, чего мы хотим, и не верим в собственное дело». По мнению Каутского, это требование плана от нового социализма неосновательно. «Такой план следовало считать необходимой предпосылкой нового строя до тех пор, пока мы не знали законов общественного развития и верили, что общественные формы возводятся также произвольно, как и дома». Это точка зрения старого «утопического» социализма. Напротив, с точки зрения нового социализма «образование новой общественной формы на место существующей является уже не только чем-то желательным: оно стало уже неизбежным». Чтобы выяснить себе новую формулу общества, «нам приходится считаться не с нашими столь разнообразными личными склонностями и желаниями, но с очевидными фактами». «Вырабатывать план государства будущего не только было бы бесцельно в настоящее время,—это было бы и несовместимо с современной научной точкой зрения,—Набра- 

 

 

56

сывать положительные проекты для организации государства будущего было бы почти столь же полезно и глубокомысленно, как, напр., писать наперед историю какой-нибудь предстоящей войны.—Изменить произвольно направление развития и точно предсказать те формы, которые оно примет,— «то не по силам никому, ни могущественнейшему монарху, ни самому глубокому мыслителю».

В последующем мы и будем иметь дело с марксизмом, как с научным социализмом; в частности, мы рассмотрим и те доводы, которые приводятся представителями нового социализма в пользу неизбежности наступления социалистического строя. Но это последующее рассмотрение марксизма мы предварим констатированием в научном социализме утопического элемента. Несмотря на свое стремление оставаться на почве строгой науки, марксизм не может избежать идеального представления будущего. Это вполне естественно. Если и признать неизбежность наступления социалистического строя, все еще нет оснований для отрицательного отношения к проектированию будущего социального строя. Считать неизбежным, как и возможным, наступление социалистического устроения общественной жизни может лишь тот, кто имеет более или менее картинное представление этого устройства. Пусть новые социалисты не ценят привлекательного действия картин будущего общества, как фактора общественной эволюции, но они не могут не иметь никакого представления о будущем строе общества и не могут не желать предносящегося им общественного порядка. И действительно, в приведенном выше отрывке из Коммунистического манифеста мы встречаем термин «коллективизм», который уже указывает на определенный общественный строй, а Каутский, в явное противоречие собственным отрицательным суждениям, в той же Эрфуртской программе уже пытается изобразить социалистический строй с некоторою детальностью, хотя он называет свою работу не изобретением рецептов для кухни будущего, а научной переработкой данных, добытых исследованием определенных фактов. «Исследования

1) Также в Am Tage nach der Revolution=На другой день после революции. 

 

57

этого рода»—оказывается—«вовсе не бесполезны, ибо чем яснее нам представляется будущее, тем целесообразнее будем применять мы свои силы в настоящем. Такую работу—признается далее Каутский—лично для себя проделал, наверное, каждый мыслящий социалист». Это предположение Каутского вполне оправдывается наличною литературою, широкою склонностью новых социалистов рисовать картину будущего строя 1).

Таким образом, по своим представлениям о желательном общественном строе новый социализм не является чем-либо несоизмеримым с утопическим социализмом,—напротив, коллективизм оказывается одним из утопических планов общественного хозяйства. Мы и дадим далее схему видов социализма по отношению к проектам общественного строя и укажем положение марксизма среди разных форм социализма.

1) Бебель Die Frau und der Sozialismus=Женщина и социализм, Unsere Ziele=Наши цели; Антон Менгер Neue Staatslehre=Новое учение, о государстве; Renard Le régime socialiste; Штерн Thesen über den Socialismus; Кёлер Der socialdemokratische Staat; Вермишев Созидательный социализм. Ср. описание социалистического общества у Шэффле Bau und Leben des socialen Körpers В. III; Kapitalismus und Socialismus 2 Aufl., также Quintessenz des Socialismus=Сущность социализма, Ад. Вагнера Grundlegung der politischen Oekonomie, Гитце Kapital und Arbeit und die Reorganisation der Gessellschaft, Катрейна Moralphilosophie В. II=Социализм, проф. Иванюкова Очерки экономической политики. Нужно отметить также расцвет утопий в последнее время. Таковы: Беллами Looking Backward= Будущий век (см, внимательный разбор этого романа у Головина Социализм как положительное учение), Герцки Entrückt in die Zukunft, Atlanticus Ein Blick in den Zukunftstaat, В. Моррис News from Nowhere=Вести ниоткуда, Анатоль Франс Sur la pierre blanche= На белом камне, Богданов Красная звезда и т, д. 

 


Страница сгенерирована за 0.18 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.