Поиск авторов по алфавиту

Автор:Тареев Михаил Михайлович, проф.

Тареев М. М. Разъяснения к учению о самоуничижении Иисуса Христа в догматическом послании Агафона, папы Римского

РАЗЪЯСНЕНИЯ К УЧЕНИЮ О САМОУНИЧИЖЕНИИ ИИСУСА ХРИСТА Б ДОГМАТИЧЕСКОМ ПОСЛАНИИ АГАФОНА, ПАПЫ РИМСКОГО.

Основное положение послания Агафона, принятого шестым вселенским собором с распростертыми объятиями (ὑπτίαις χερσὶν ἀσπασαμένη), состоит в том, что хотение естественно; поэтому у трех лиц Св. Троицы как одно естество, так и одно хотение, во Христе же все двоякое: как два естества, так и два естественные действия 3). Указание на божественную волю послание усматривает в пс. СXXXIV, 6 (Господь творит все, что хочет); Иоан. V, 21 (Сын, как и Отец, оживляет, кого хочет); Мтф. XI, 27 (Сын, кому хочет, открывает Отца); на человеческую волю Христа евангелие указывает, когда говорит, что Он, ходя по морю, имел желание, как истинный человек, догнать Своих учеников (Мтф. XIV, 25; Иоан. VI, 19), что, идя с учениками чрез Галилею, Он не хотел, чтобы кто-нибудь узнал Его, но не мог утаиться (Мр.

3) Mansi, XI, 238, 239. 243,—Деян. VI, стр. 65. 66. 72—73.

 

 

129

VII, 24), также Иоан. IV, 34; VII, 1. Ужели признать, продолжает Агафон, ссылаясь на эти свидетельства свящ. Писания, что Он, Творец и Искупитель всех, для Которого хотеть есть то же, что мочь (Пс. СXXXИV, 6), мановению Которого со страхом повинуются небесные власти, восхотевши сокрыться в земном доме, не имел силы— Он, Который от вечности в божественном величии владычествует с Отцом над тайнами неба и в руках Которого концы земли? Ужели... единою и тою же волею Господь все может совершить, что восхочет, на небе и на земле, и в то же время, при всем желании, не может сокрыться в ничтожном доме, как свидетельствует евангелие? Но если принять во внимание домостроительство Его человечества, в котором Он воспринял нашу слабость, то все, что недостойно Его божественного величия, оказывается относящимся к Его человечеству... Им воспринята и спасена и человеческая воля вместе с человеческим естеством 1).

Итак, когда говорят, что во Христе было две воли, то разумеется под этим именем не личная воля, но воля как напряжение естества, самая его жизнь или «движение без всякого принуждения» 2). По такому определению воли, она, говоря вообще, может проявляться прежде самосознания и во всяком случае без участия и влияния со стороны сознания или личной воли. Хотение проистекает от того существа, которому принадлежит хотение, т. е. от ангела хотение ангельское, от человека—человеческое, от Бога божеское 3). Но как естество человеческое не противно божественному, потому что «Творец ничего не создал противного Себе»  то Сын Божий «не воспринял ничего такого (т. е. противного) в таинстве воплощения» 4), и две естественные воли не могли быть противны и враждебны друг другу, как бы разделенные на два лица или ипостаси б). Сын Божий поэтому не мог иметь, вопло-

1) Mansi, XI, 250,—стр. 77—79.

2) Mansi, XI, 251,—стр. 81.

3) Mansi, XI, 251,—стр. 81.

4) Mansi, XI, 247,—стр. 77. Общее святоотеческое учение, что человечество было воспринято Иисусом Христом безгрешное.

5) Mansi, XI, 239,—стр. 66—67.

 

 

130

тившись. Своею задачею (нравственного) подчинения Своей человеческой воли Своей же божественной воле 1). Но человеческая естественная воля отличается от божественной своим отношением к личной воле: в человеке естественная воля не совпадает с личною, но воздействует на нее. И Христос, когда воспринял на Себя человеческое естество, подлежал воздействию человеческой естественной воли. Человеческое естество порождало в Нем чувствования и желания отличные от божественных: как человек Он мог желать иного, чем желает Отец. Одну волю Сын имел от вечности соестественною с Отцом и Св. Духом, а другую Он же самый в приятии человечества воспринял во времени в Свое лицо 2). Вот эта Его человеческая воля, как Своя для Него, могла противополагаться воле Отца, с Которым по божеству Он желал одного; вот эту Свою волю Ему надлежало подчинять воле Отца, это составляло Его нравственную задачу. Проявление этой человеческой воли Христа Агафон видит в молитве Христа, в которой Он противополагал Свою волю воле Отца: «Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем не как Я хочу, но как Ты» (Мтф. XXVI, 39; Мрк. XIV, 36; Лук, XXII, 42) 3). Воля, которую Христос назвал Своею, это, по словам Амвросия 4), наша человеческая скорбь; слова Христа: «не чего Я хочу, а чего Ты» (Мрк. XIV, 36) относятся к Его человечеству, чрез которое Он был послушным (т. е. Отцу) даже до смерти 5). Неизменное Его естество ни-

1) По отношению к естествам задачею Иисуса Христа было согласование божественной неограниченности с человеческими немощами.

2) Mansi, XI, 247,—стр. 77.

3) Mansi, XI, 246,—стр. 73.

4) De fide, ad Grat. lib. II, с. VII § 53: Migne. s. lat. XVI, 570; Mansi, XI, 246,—стр. 78.

5) Mansi, XI, 246,—стр. 74. Для Амвросия еще cfr. De fi.de ad Grat. lib. II, с. VII, § 52: Migne, s. lat. XVI, 570; § 56: 571; Григорий Нисский adv. Apoll, c. XLI: Migne, s. gr. XLV, 1217; Mansi, XI, 258,—стр. 86. 87: «иная есть воля божественная и иная человеческая: восприявший наши страдания говорит (Mф. XXVI, 41) по человечеству то, что сообразно с немощью плоти, выполняет же вторую половину своего изречения, изъявляя желание исполнить для спасения людей лучше хотение божественное, чем человеческое»; Иоанн Златоустый homil. εἰς τὸ, Πάτερ, εἰ

 

 

131

когда не могло бы хотеть иного, чем хочет Отец. Он подчиняет Отцу Свою волю, т. е. нашу человеческую

Эти разъяснения Агафона имеют весьма важное значение: его воззрение на воли во Христе, как на естественные, составляет необходимое предположение святоотеческой христологии. Оно решает вопрос о нравственных отношениях Христа по человечеству к Богу Отцу 2).

δυνατόν ἐστι: Migne, s. gr. t. LI, col. 36 sequ. пишет: «в словах Христа (Мтф. XXVI, 39) буквально мы находим два противоположных одно другому желания,—Отец желает, чтобы Он был распят, а Сам Он не желает» и т. д. Афанасий de inc. F. D. et c. ar. c. 2: Migne, s. gr. XXVI, 1021; Mansi, ΧΙ 246,—стр. 74, также Migne, XXVI, 1241: «Сын называет Своею волю плоти, поелику плоть стала собственною Ему, а божественная воля Сына нераздельна от воли Отца». Cfr. ex tractatu in illud: nunc anima etc. M. XXVI, 1241.

1) Mansi, XI, 247,—стр. 76—77.

2) Определение VI всел. собора состоялось в строгом согласии с посланием Агафона и понятно только при сопоставлении с ним.


Страница сгенерирована за 0.57 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.