Поиск авторов по алфавиту

Автор:Кирилл (Гундяев), Патриарх Московский и всея Руси

Кирилл (Гундяев), патр. О милосердии

СЛОВО ПО ОКОНЧАНИИ ВЕЛИКОГО ПОВЕЧЕРИЯ

ВО ВТОРНИК ПЕРВОЙ СЕДМИЦЫ ВЕЛИКОГО ПОСТА
В УСПЕНСКОМ КАФЕДРАЛЬНОМ СОБОРЕ

ГОРОДА СМОЛЕНСКА

11 марта 2003 г.

О милосердии

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Наряду с постом и молитвой, милосердие также является средством духовного воспитания и духовного возрождения человека.

Некоторые полагают, что понятие милосердия ограничено исключительно чувством сострадания к ближнему: жалко человека, вот и надо ему помочь. И действительно, древние греки, например, под словом «элеос» понимали только сострадание по отношению к несправедливо и безвинно пострадавшему человеку. Этим же словом в греческом переводе Библии 70-ти толковников передается древнееврейское понятие «хесед» (благочестие). В свою очередь, слово «хесед» обозначало особые взаимоотношения между родственниками, друзьями или союзниками, привязанность, предполагающую реальную взаимопомощь и поддержку, а кроме того — жалость, сострадание к человеку, попавшему в несчастье, даже по своей вине. Выражение «соделать хесед» указывало на проявление благочестия в действиях человека.

Христианское милосердие — это отображение в делах человека Божественного милосердия. Ибо Господь сострадателен к людям не только тогда, когда они страдают безвинно, но и когда их горести являются результатом их собственных ошибок, навлекших на них беду. И не только на родных по плоти или по духу распространяется христианское милосердие, но и на всякого человека как творение Божие. Таким образом, речь здесь идет, во-первых, о доброте великодушной и сострадающей; во-вторых, о милосердии, не взирающем на лица; и наконец, о жалости действенной, практической, приносящей реальные плоды.

85

 

 

Однако у библейского понимания милосердия есть еще одна очень важная особенность, указывающая на такие его признаки, как преданность, верность, постоянство. Бог Авраама, Исаака и Израиля являет Себя избранному Им народу как Бог, верный Своим обещаниям. Заключив завет-союз с Авраамом, Господь распространяет Свою милость на всех его соплеменников. На протяжении всей ветхозаветной истории мы наблюдаем, как неисчерпаемое милосердие Божие питает народ Израиля на всех путях его. И несмотря на то, что этот народ многократно впадал в грех отступничества, в ответ на его раскаяние Бог неизменно возвращал Израилю Свою милость. Милость Господа являет себя в спасении древних иудеев из египетского плена, она ясно видна в Его попечении о них в период сорокалетнего странствования в пустыне, ею отмечено вступление сынов завета в Землю обетованную.

...Милости хочу, и не жертвы (Ос. 6, 6), — говорит Господь в Ветхом Завете, обращаясь через пророка Осию к Своему народу. Примечательно, что дважды на протяжении евангельской истории к этому выражению обращается Господь наш Иисус Христос и оба раза — для обличения криводушия фарисеев и забвения ими Бога. В одном случае Спаситель уличает их в лицемерном жестокосердии: если бы вы знали, что значит: милости хочу, а не жертвы, то не осудили бы невиновных (Мф. 12, 7). А в другой раз Христос открывает перед слушающими Его путь истины, говоря: пойдите, научитесь, что значит: милости хочу, а не жертвы? Ибо Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию (Мф. 9, 13).

Однако в восприятии древних людей превознесение милости над жертвой было ниспровержением привычных религиозных истин, ибо самым значительным и очевидным выражением чувства веры в Бога испокон века являлось жертвоприношение, ведь с самого начала истории падшего человечества жертвы являлись даром, который люди по естественному религиозному чувству посвящали Богу. Мы помним, что еще Каин принес от плодов земли дар Господу, и Авель также принес от первородных стада своего и от тука их. И призрел Господь на Авеля и на дар его (Быт. 4,3-4). И поскольку жертва благочестивого человека всегда считалась угодной Богу, ритуал жертвоприношения по всяким случаям и на всякую потребу был разработан у иудеев весьма детально и соблюдался скрупулезно.

Мы знаем, что в дохристианскую эпоху жертвы разделялись на закалаемые и бескровные. В «жертву всесожжения», в «жертву мирную», в «жертву о грехе» или в «жертву о преступлении и повинности» могли быть назначены только животные и птицы пяти определенных видов, известного пола и возраста. Жертвенное животное приводилось к храму как дар Госпо-

86

 

 

ду. Человек возлагал руку на голову жертвы и исповедовал свой грех, тем самым как бы перекладывая его на жертвенное животное. Заклание животного, кропление его кровью и сожжение отдельных его частей символизировало принятие жертвы Богом, а также то, что Божественное правосудие вместо смерти грешника удовлетворяется жертвой за него.

В ветхозаветные времена жертва Богу имела значение и дара, и богообщения, и покаяния, и средства духовного очищения, и прошения, и благодарения, и умилостивления. Господь же если принимал жертву, то освящал ее Своей благодатью и сообщал ей особый символический и таинственный смысл. И в самом деле, что могло быть более возвышенно и значимо, чем жертвоприношение грешного человека Господу и Творцу, когда Богу в знак всецелой преданности отдается нечто дорогое и ценное для верующего. Нетрудно предположить, что закалаемые животные до принесения их в жертву Богу были лучшими в стаде, выращенными с любовью. Акт жертвоприношения был для верующих в древности действительно высшим проявлением их религиозного чувства, сыновней любви к Богу, доверия к Нему, страха перед Его гневом...

И вот представьте себе, что Господь, явившись во плоти людям, в ответ на их высокие чувства говорит: Я милости хочу, и не жертвы. — Другими словами: не нужны ни жертвенные животные, ни сложные обряды и ритуалы, связанные с их закланием и сожжением, ни все прочее из того, что представляется людям таким важным и значительным и что освящено в их жизни отеческой религиозной традицией. Однако невозможно, чтобы кровь тельцов и козлов уничтожала грехи (Евр. 10, 4). И значит, вместо их заклания от человека требуется всего одно, внешне такое простое, но такое трудноисполнимое служение — милость к ближнему. Господь хотел для людей именно той милости, которая сопрягалась бы с преданностью и верностью Ему.

Эта связь милосердия к людям с верностью и преданностью Богу прослеживается и в иных писаниях Ветхого Завета, особенно в книге пророка Исаии и в книге Иова. В первой из них милосердие прямо связывается с постом: Вот, вы поститесь для ссор и распрей и для того, чтобы дерзкою $кою бить других; вы не поститесь в это время так, чтобы голос ваш был услышан на высоте... Вот пост, который Я избрал: разреши оковы неправды, развяжи узы ярма, и угнетенных отпусти на свободу, и расторгни всякое ярмо; раздели с голодным хлеб твой, и скитающихся бедных введи в дом; когда увидишь нагого, одень его, и от единокровного твоего не укрывайся (Ис. 58,4, 6-7).

А в Новом Завете Господь являет Собой особое, воплощенное милосердие: вся жизнь Его наполнена милостью к падшим, больным, чающим

87

 

 

исцеления, нуждающимся в помощи и заботе. Итак, будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд (Лк. 6, 36), — призывает нас Господь, уча тому, что есть милосердие и какова его Божественная природа, ибо милосердие — это одно из качеств Самого Бога.

А теперь задумаемся над тем, почему милосердие связано именно с преданностью и верностью. Достаточно вспомнить столь много говорящую нашему сердцу притчу о милосердном самарянине, чтобы понять, каким образом милосердие, преданность и верность оказались связаны воедино. Рассказав притчу, Господь обращается к искушавшему Его законнику с вопросом: Кто из этих троих, думаешь ты, был ближний попавшемуся разбойникам? Тот ответил: ...оказавший ему милость. Тогда Иисус сказал ему: иди, и ты поступай также (Лк. 10, 36-37).

Совершая милость ближнему, мы соединяемся с тем, кому благотворим. Каждый либо знает, либо может почувствовать эту истину на опыте своей жизни. Если мы в чем-то помогаем человеку, то он удивительным образом перестает быть для нас чужим, становясь по-настоящему близким. И наоборот: известно, что более всего нам неприятны люди, которым мы причинили зло. Но если милосердие наполняет наше существование, то не одно только чувство сопричастности к прежде чужому человеку входит в нашу жизнь, но также сопутствующие ей преданность и верность.

Нередко задаются вопросы о том, почему столь непрочны современные браки, почему не выдерживает проверку испытаниями и соблазнами дружба нынешних людей. Но разве может быть прочной дружба без преданности и верности? И разве может быть счастливым без этого брак? — Конечно, нет. А раз так, то люди, живущие в браке или связанные узами дружбы, должны не забывать делать друг другу добро, быть милостивыми в отношениях друг с другом, стараться подставлять свое плечо, а не отгораживаться от ближнего непреодолимой стеной.

Великий пост — это период воздержания от скоромной пищи, время усиленной молитвы, но это также и время для совершения добрых дел. Если же мы будем только поститься и молиться, затворившись в храме или у себя дома, но не сделаем за время Великого поста ни одного доброго дела, то тщетен будет наш труд пред Господом. Об этом же говорит пророк Исаия, когда определяет пост истинный как пост дел милосердия, ибо тот, кто хочет подлинно, не по-фарисейски поститься, должен помогать бедным, вдовам и сиротам.

Вспомним, как Господь и Спаситель в беседе с апостолами, приняв образ раба (Флп. 2, 7), бесконечно умаляет Себя до самых малых мира сего и говорит: кто видел их алчущими и не дал им есть, тот не дал хлеба и Мне; кто

88

 

 

видел их жаждущими и не напоил, тот не дал воды и Мне; кто видел странника и не принял его, тот отказал в крове и Мне; кто видел нагого и не одел его, тот не дал одежды и Мне; кто не пришел к болящему и узнику, тот не посетил и Меня (Мф. 25, 42-45).

Эти слова Господа должны больно уязвлять нас с вами, потому что мы этих добрых дел почти не делаем. Посещая утром и вечером храм, воздерживаясь от скоромного, многие уже полагают, что их пост проходит наилучшим образом. Но если за нами не числится добрых дел, то мы должны сказать себе, что наш пост прошел без должной пользы. Ибо милосердие наравне с пощением и молитвой содействует преображению нашей души, и одно в отрыве от другого существовать не должно.

Да поможет нам Господь научиться творить добрые дела, дабы мы стали воистину ближними другим людям, знаемым и незнаемым. И тогда преданность и верность, которые в ветхозаветной истории отличали отношение Господа Бога к избранному Им народу, а во времена Нового Завета — к Церкви Христовой, войдут в жизнь каждого из нас.

Аминь.


Страница сгенерирована за 0.3 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.