Поиск авторов по алфавиту

Автор:Федотов Георгий Петрович

Федотов Г.П. Судьба гнилой концепции

Разбивка страниц сделана по: Г. П. Федотов, II т.,  Россия, Европа и мы. Сборник статей. YMCA-PRESS, Paris, 1988

 

ГЕОРГИЙ ПЕТРОВИЧ ФЕДОТОВ

 

СУДЬБА «ГНИЛОЙ» КОНЦЕПЦИИ

(«Новая Россия», № 1, 1936 г.)

 

Та громкая всероссийская пощечина, которую только что получил Бухарин, редактор «Известий», от руководителей «Правды» несомненно встретила сочувственный отклик в русской эмиграции. Буха­рин получил ее за оскорбление России.

В своей поминальной статье, посвященной Ле­нину (21 января), он осмелился назвать русский народ «нацией Обломовых», «российским растяпой», говорить о его «азиатской лени», «азиатчине» и пр. Эта характеристика Бухарина объявлена «гнилой» концепцией, анти-ленинской и антимарксистской. В цитатах из Ленина «Правда» воздает должное рус­скому народу, его революционной энергии, гениаль­ным созданиям его «художественного творчества и научной мысли» и даже грандиозности его госу­дарства, «занявшего 1/6 часть суши земного шара».

Нам совершенно не интересно, сможет или нет оправдаться Бухарин перед судом ленинского три­бунала. Нам сдается, что эта «гнилая» концепция русского народа, как Обломова и растяпы, была очень и очень ленинской. По воспоминаниям Горь­кого видно, как сильно ненавидел Ленин эту ленивую

321

 

 

русскую душу и как яростно он собирался колотить по голове Обломова — не только «мыть», но и «драть» его, чтобы строить свой крепкий, жестокий «соци­ализм» из этого мягкого, податливого материала. Через голову Бухарина здесь Сталин сводит счеты скорее с самим Лениным. И это делает расправу с Бухариным особенно интересной. В ней общий и дли­тельный процесс национализации революции всту­пает в новую фазу.

До последнего времени советский патриотизм избегал имени России: его объектом была «страна», «Союз» народов, строителей социализма. Революция и ее географические рамки — вот, что было легали­зовано в новом сталинском патриотизме. Теперь получает амнистию и русский народ, до сих пор иску­павший свой грех империалистического великодержавия. Его культура, его история составляют пред­мет революционной гордости. Для него не только становится дозволенным то, что вчера было разре­шено для татарина, для узбека, даже для украинца: любовное погружение в свою этнографическую среду. Нет, получивший равноправие русский народ дела­ется неизбежно первым среди равных. Амнистию получает не только его этнография, но и его история. Попытка пересмотра исторической литературы по указке Сталина является доказательством этой но­вой революционно-национальной потребности.

Конечно, пока во главу угла русского истори­ческого процесса будет полагаться история партии Ленина-Сталина, живая традиция будет калечиться безбожно. Лишь с того момента, когда Сталин вы­бросит в мусорную яму саму партию, может быть освобождена из гипса и лубков и живая ткань рус­ской истории.

«Гнилая» концепция Бухарина имеет за собой почтенную историческую давность. Не с одним Ле-

322

 

 

­ниным сводит счеты Сталин. Всем известно, что эта концепция лежит в основе Щедринской сатиры на историю России. Для поколений русской интелли­генции эта форма — «ненавидящей» и «презираю­щей» любви была единственно возможным отноше­нием к России. Рождение этой концепции восходит к 30-м годам николаевской России: к Белинскому и Чаадаеву. Тогда именно официальной победной схеме русской империи была противопоставлена другая, подрывная схема. Самодовольству и по­шлости правящей России — самоуничижение и пока­яние России мыслящей. Русская революционная совесть рождалась в рефлексии гамлетизма, и сама прекрасно сознавала свою болезненность. Источни­ком ее было, конечно, чувство бессилия и выброшенности из русской жизни — чувство, окрашиваю­щее, при всем ее героизме, революционную борь­бу или, вернее, страдания русской интеллигенции.

В победоносной революции нет места слабости и всему комплексу рождающихся из слабости эмо­ций. Революция убивает самую природу револю­ционной психики, ее породившей. Сталин, конечно, максимально свободен от наследия русской интел­лигенции. Бухарин — интеллигент. Сталин — вах­мистр, фельдфебель, из-за которого выглядыва­ет тень самого Николая I.

Но вот этот-то николаевский облик крепост­ной, воинственной, торжествующей сталинской Рос­сии отравляет для нас чистую радость преодоления «гнилой» концепции. Сталин хочет реабилитировать русских классиков. Знает ли он, что то, что делает русскую литературу действительно единственной в мире, — это не ее словесные, художественные дости­жения, которые можно подсмотреть, перенять ре­волюционной России — это ее неподкупная совесть. Та совесть, которая провела первую трещину между

323

 

 

Россией Николая I и Россией Гоголя, Лермонтова, Тургенева. Та совесть, которая заставила отверну­ться от блеска побед и славы «на 1/6 части суши» к страданиям крепостного мужика. И, что замеча­тельно, эта совесть вне всяких политических напра­влений жгла самых реакционных русских писате­лей — Толстого, Достоевского, — создавая общий фронт русского сердца против русской власти.

Ныне круг повернулся на 180 градусов. Рево­люция, родившаяся из слез о страдающем челове­ке, вступила в наследие царей и давно перестала считаться со страданиями народа, на костях кото­рого она строит новую Россию. Но мы ждем, когда, наконец, перебирая полученный от предков инвен­тарь, примеряя на свои плечи царские и дворянские мундиры, новые люди наткнутся на этот побочный продукт старой роскоши — русскую совесть. А на­ткнувшись, задумаются: не удовлетворяла ли эта, столь основательно забытая ими, «гнилая» совесть какой-либо чрезвычайно важной социальной и на­циональной потребности?

Открытие совести будет величайшим открыти­ем революционной России. Оно одно способно пе­рекинуть подлинный мост между Россией прошло­го и Россией будущего. Вне совести старая Россия останется для своих внуков и наследников огром­ным, бездушным телом, секрет жизни которого по­терян навсегда.

324

 


Страница сгенерирована за 0.27 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.