Поиск авторов по алфавиту

Автор:Зеньковский Василий, протопресвитер

Зеньковский В., прот. Е. В. Спекторский

Разбивка страниц настоящей электронной статьи сделана по: «Русская религиозно-философская мысль XX века. Сборник статей под редакцией Н. П. Полторацкого. Питтсбург, 1975, США.

 

 

 

Прот. В. Зеньковский

 

Е. В. СПЕКТОРСКИЙ

 

Основные темы в творчестве Е. В. Спекторского всегда были связаны с его общим философским мировоззрением. Правда, он не создал законченной системы, но при внимательном чтении его многочисленных трудов общая линия его философского мировоззрения выступает с достаточной ясностью. От перво­начального увлечения немецким идеализмом Евгений Василь­евич довольно рано перешел к философскому релятивизму, к которому его склоняли его исторические исследования. Но на этом не остановились философские исследования Евгения Ва­сильевича, — от релятивизма он перешел безоговорочно к христианскому идеализму, который лег в основу различных его построений. Особенно замечательна его попытка построить фи­лософию культуры, — которая в то же время есть и своеобраз­ное богословие культуры, — до такой степени вся его интерес­нейшая книга «Христианство и культура» пронизана началами христианства.

Правда, Евгений Васильевич настойчиво отделяет христиан­ство как религию, как веру, от церковности — не потому чтобы он не чтил церковности, а потому, что, как историк, он болез­ненно переносил всякую конфессиональную узость. Тут как раз и проявились у Евгения Васильевича остатки его реляти­визма. «Выть может, нет непременной необходимости, — писал он однажды, — стремиться во что бы то ни стало к единой церкви на земле». Евгений Васильевич прямо и защищал «ве­роисповедный плюрализм», — и в этом его трудно приемлемом тезисе сразу сказываются следы былого релятивизма. Фило­софия (и именно христианская философия в форме христиан­ского идеализма) ему была ближе и дороже догматических построений. «Христианство мы понимаем шире отдельных ве­роисповеданий и отдельных церквей», писал он; вот отчего он опирается прежде всего и больше всего на Новый Завет, оста-

317

 

 

вляя в стороне богословские построения. Центральным в хри­стианстве для Евгения Васильевича была Личность Спасителя, Его учение, Его жизнь — здесь он видел важнейший «транс­цендентальный документ христианского сознания». Религиоз­ное и философское вдохновение Е. В. разгоралось именно от его любви к Новому Завету.

Мы отмечаем эти черты в христианском мировоззрении Е. В. не в порядке критики, а в желании понять духовный мир Е. В. Помимо того влияния релятивизма, о котором мы упомянули, Е. В. был слишком юрист, скажем шире — социолог, чтобы не учитывать конкретной исторической ситуации. В том, что он отодвигал на второй план момент церковности в христианстве, сказалось тяготение Е. В. к тому, чтобы ввести начала хрис­тианства в самую жизнь нашу, в творчество. «Нет культуры без христианства, — писал Е. В., — как нет настоящего хрис­тианства без культуры». Этот пафос культуры, высокая оценка земного творчества положили свою печать на религиозное соз­нание Е. В., но с другой стороны способствовали тому, что ему больше чем кому бы то ни было из русских светских мысли­телей удалось сделать для богословия культуры. Е. В. Спекторский в своей книге «Христианство и культура» исследует все проявления культурного творчества — и всюду он убеди­тельно показывает — единственность и творческие возмож­ности, присущие христианству и только ему. Е. В. последова­тельно рассматривает условия творческого развития и плодот­ворного влияния христианства на жизнь в философии, науке, искусстве, праве, экономике, в политической сфере. Некоторые части в этом его исследовании разработаны блестяще. Изящно и в то же время глубоко, с превосходным знанием существа дела в разных видах культуры и с прекрасным учетом всей исторической реальности ведет Е. В. свой анализ — и сила, и правда, и несравненная высота христианства выступает у него с чрезвычайной ясностью. Весь исторический процесс, основные темы истории и все внутренние трения, тормозящие устано­вление правды на земле, выступают по-новому в таком осве­щении. «История не как стихийный процесс, есть соработание Божеству» — таков основной тезис Е. В., — и он то и превра­щает у него философию культуры в богословие культуры. Христианство предстает перед читателями как душа культуры, как ее подлинно творческая сила, ибо, по слову Е. В., «настоя­щая идеология всякой культуры всегда религиозна».

Моральный и религиозный пафос у Е. В. выступает с осо­бой силой на фоне его изящного остроумия. Упомянутая книга

318

 

 

Е. В., его различные статьи читаются исключительно легко, — в самом строе мысли Е. В. была потребность пользоваться ме­тодом иронии, но ирония у Е. В. всегда благодушная, свобод­ная от злой насмешки.

В философских построениях Е. В. занимала особое место идея «возможности». «Возможное» находится между необхо­димым и реальным и потому есть условие и принцип свободы, дорогой Е. В. «Только человек, как духовное существо, — пи­сал Е- В. — может противопоставить тесной реальности дейст­вительного мира огромную и широкую перспективу возмож­ности». Философия, по учению Е. В., «не связывает себя кате­гориями действительного или необходимого, — ее категория — возможное». Поэтому философия по самой своей сущности свободна, движется свободным исканием и «образует проме­жуточную область между религией и наукой». Религия раскры­вает нам высшую закономерность божественной правды, наука же изучает реальную закономерность в действительном бытии. Между этими двумя сферами и лежит область возможного, т.е. область творчества, открытая человеку. Вся ценность работ Е. В. в том и заключается, что, оставаясь внутренно свободным, он вместе с тем убедительно показывает, что, как он пишет, «все крупные проблемы жизни неразрешимы без Христа».

В раскрытии этого и заключается высокая ценность фило­софского творчества Евгения Васильевича Спекторского, за что будут ему одинаково благодарны как философы, так и богословы.*

*)   Эта статья, озаглавленная в оригинале «Е. В. Спекторский, как мыслитель», была написана проф. прот. В. Зеньковским для журнала «Записки Русской академической группы в С.Ш.А.» еще в 1955 году, но в «Записках» опубликована не была. Главный редактор «Записок» проф. К. Г. Белоусов любезно предоставил нам статью покойного о. Василия для напечатания в настоящем сборнике.

Подробные сведения о проф. Е. В. Спекторском читатель найдет в «Записках» Р.А.Г., т. IV, 1970 (К. Г. Белоусов, «Е. В. Спекторский (1875-1951)», стр. 147-148; А. Д. Билимович, «Памяти профессора Е. В. Спекторского», стр. 148-157; N.S. Timasheff, «Professor Spectorsky», стр. 158-162. В том же номере «Записок», стр. 163-182, напечатана статья проф. Спекторского «Эпохи русской культуры». Его статьи есть и в других номе-

319

 

 

pax «Записок».). Укажем здесь только самые основные биоби- блиографические данные о проф. Спекторском, главным обра­зом из статьи его давнишнего друга проф. Билимовича.

Евгений Васильевич Спекторский родился в 1875 г. в го­роде Остроге, Волынской губернии. Отец его был русским ми­ровым судьей; мать была по происхождению французской швейцаркой. В 1893 г. Евгений Васильевич кончил с золотой медалью гимназию в Радоме, в 1898 г. — юридический факуль­тет Варшавского университета (работа на степень кандидата прав: «Жан-Жак Руссо как политический писатель»). Выдер­жав магистерский экзамен в 1901 г., Е. В. был командирован заграницу, где работал в библиотеках Парижа, Берлина, Гет­тингена и Гейдельберга. В 1903 г. был избран доцентом Вар­шавского университета по кафедре энциклопедии и истории философии права, а в 1913 г. — профессором Киевского уни­верситета Св. Владимира. Был председателем Киевского фи­лософского общества. Степень магистра получил от Юрьевского университета в 1910 г., доктора государственного права — от Московского университета в 1917 г. В 1918 г. был избран дека­ном юридического факультета, а затем и ректором Киевского университета. Уйдя от большевиков в эмиграцию, в 1924-1927 гг. состоял профессором и деканом Русского Юридического факультета в Праге (и один семестр — профессором чешского Карлова университета). До Праги и после нее был профессором Белградского университета, а с 1930 г. — Люблянского уни­верситета. По прибытии красных войск, в 1945 г. из Любляны пробрался в Италию. С 1947 г. до своей смерти 3 марта 1951 г. состоял профессором Св.-Владимирской православной духов­ной академии в Нью-Йорке.

Научные труды проф. Спекторского посвящены преиму­щественно истории и теории социальных наук. Но у него есть ряд работ также по философии религии и по истории русской культуры. Список его трудов (около 150-ти), напечатанных в эмиграции на разных европейских языках, помещен в двух выпусках «Материалов для библиографии русских научных трудов за рубежом», охватывающих годы 1920-1940. Из глав­ных трудов проф. Спекторского отметим хотя бы следующие: «Очерки по философии общественных наук» (1907), «Проблема социальной физики в XVII веке» (два тома, 1910 и 1917), «На­чала науки о государстве и обществе» (на русском, 1927, и сербском, 1938, языках), «История социальной философии» (два тома, 1932 и 1938, на словенском языке) и «Христианство и культура» (1925). Из готовых к печати рукописей, остав-

320

 

 

шихся после смерти проф. Спекторского, упомянем: «Церков­ное право», «Опыт христианской этики и социологии», «Рели­гиозные мотивы в русской литературе», «Три типа реаль­ности», «Проблема будущего и христианство».

Н. Полторацкий

321


Страница сгенерирована за 0.29 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.