Поиск авторов по алфавиту

Автор:Кирилл (Гундяев), Патриарх Московский и всея Руси

Кирилл (Гундяев), патр. Слово на встрече с духовенством Днепропетровской епархии, 24.07.2010

СЛОВО НА ВСТРЕЧЕ С ДУХОВЕНСТВОМ
ДНЕПРОПЕТРОВСКОЙ ЕПАРХИИ

24.07.2010

Ваше Высокопреосвященство дорогой владыка Ириней1! Ваши Высокопреосвященства и Преосвященства2! Уважаемый Александр Юрьевич3! Дорогие отцы и братья!

1 Митр. Днепропетровский и Павлоградский.

2 Митрополиты Саранский и Мордовский (ныне Санкт-Петербургский и Ладожский) Варсонофий, Волоколамский Иларион, Донецкий и Мариупольский Иларион; архиепп. Криворожский и Никопольский (ныне митр.) Ефрем, Сергиево-Посадский Феогност; епп. Горловский и Славянский (ныне митр.) Митрофан, Солнечногорский (ныне архиеп.) Сергий, Новомосковский (ныне архиеп.) Евлогий.

3 Вилкул А. Ю., в то время глава областной государственной администрации.

552

 

 

Я хотел бы начать не с приказов, не с указаний, а с благодарности. С благодарности Вам, владыка, за Ваше подвижническое служение на этой земле. За время Вашего пребывания здесь Днепропетровская епархия стала одной из самых мощных епархий Русской Православной Церкви, почти в 10 раз увеличилось количество храмов, духовенства. Но самое главное — очень высоко поднялся авторитет Церкви.

Днепропетровск — непростой город. В нем очень высок удельный вес людей с высшим образованием, в нем сосредоточены научно-исследовательские и производственные коллективы, работающие с современными технологиями. Деятельность этих людей основывается на высоком профессионализме, на научных знаниях. А человек, который привык иметь дело с наукой, обладает определенной дисциплиной ума. Большинству таких людей мало сказать: сделай так или сделай иначе. Это как раз такое сообщество, которое не очень охотно отзывается на прямые приказы. Люди всё пропускают через свое сознание — всю информацию, которую они получают. Этим человек интеллигентный отличается от человека простого, занимающегося обычным, физическим трудом и не привыкшего мыслить в тех категориях, в которых мыслят люди более образованные.

И мы знаем, что Церковь обращается чаще всего к человеческому сердцу, что пастырское слово в значительной мере ориентировано на внутреннее состояние духа человека. Мы говорим, что из сердца исходят добрые или злые помыслы и дела (Мф. 15,19; Лк. 6, 45), поэтому вся пастырская работа, вся наша проповедь направлена на человеческое сердце. И вот тут-то и возникают трудности, когда мы обращаемся к людям образованным, интеллигентным, но при этом нецерковным, не воспитанным в церковной среде. А таких сейчас большинство.

Трудности возникают потому, что такого рода люди воспринимают послание Церкви в первую очередь на уровне своего интеллекта. Для них это прежде всего интеллектуальное послание. Они воспринимают его как один из источников информации. Сегодня в мире множество источников информации, и поэтому первая реакция мыслящего, образованного человека на все, что говорит Церковь, критическая. Это происходит не потому, что люди плохие, а потому, что их ум так устроен. И это хорошо, что он так устроен, в противном случае никакого развития науки не было бы. Наука развивается там, где ставится

553

 

 

под сомнение существующее положение вещей, где переосмысливаются гипотезы и теории и в результате научный поиск идет все дальше и дальше. Это всегда предполагает если не некое отрицание, то, по крайней мере, постановку вопроса. Поэтому проповедь среди людей, критически мыслящих, очень сложна.

Я не случайно говорю сейчас об этом вам, хотя сознаю, что не каждый из вас читает лекции в университетах или ходит с проповедью на предприятия космического комплекса. Многие из вас служат в деревенских приходах. Но даже если вы обращаетесь к простым прихожанам, а потом какая-то старушка приходит домой, где за столом сидит ее просвещенный сын или дочь, и рассказывает о том, что она услышала в церкви, то ваша проповедь передается и им. Может быть, эта женщина или этот старичок не способны сформулировать все так, как надо, но если они передают вашу главную мысль, то эта мысль может либо заинтересовать людей, либо вызвать у них иронию. В любом случае высокий уровень образованных людей в обществе требует от пастыря огромной дисциплины ума и слова.

Нельзя говорить «от ветра главы своея»1. Нельзя выходить на амвон, не зная, что сказать людям. Нельзя ни в коем случае уповать на какой-то свой опыт или на то, что можно пересказать проповедь прошлого года или еще чью-то проповедь. Вот самое важное, братия: нужно готовиться к каждому слову, с которым мы обращаемся к людям! Нам кажется, что наше слово могут слышать лишь немногие, стоящие перед нами, но нам неизвестно, в какие аудитории, в какие дома, в какие коллективы, в какие семьи это слово может быть принесено. Поэтому, обращаясь к духовенству именно Днепропетровской епархии, особого региона Украины, я хотел бы — не приказывать вам, а просить вас — очень серьезно относиться ко всему, что вы говорите, и не только публично, с амвона, но и на исповеди, когда к вам приходят люди.

Когда человек приходит к священнику, то ему кажется, что священник не имеет права на ошибку. Человек на исповеди нас слушает так, как будто мы истина в последней инстанции. И в каком-то смысле это правильно, потому что если священник говорит не от себя, если он говорит на основе Слова Божия, то он действительно передает

1 Это выражение впервые использовано в 21-м правиле Деяний Большого Московского Собора 1666-1667 гг.

554

 

 

человеку Божественную истину. Но ведь ее можно передавать убедительно или невнятно, аргументированно или так бледно, что она не вызовет никакого интереса! Поэтому найти способ передачи Божественных слов, способ передачи Предания Церкви — это самая важная задача; очень многое зависит от того, как мы говорим, какие категории мысли и какие слова используем.

Что же нужно для того, чтобы говорить хорошо и убедительно? Нужно все время думать. Текст Евангелия, апостольские послания, Ветхий Завет никогда не должны становиться для нас мертвыми текстами — мол, я знаю, что означает то или иное, мне в семинарии говорили. Каждое слово Священного Писания, каждая его фраза имеет непреходящий и многогранный смысл. Я не перестаю поражаться тому, как иногда вдруг обычный текст, который ты тысячу раз читал, вдруг начинает вызывать мысли, которые ты никогда ранее с этим текстом не связывал. Почему это происходит? Потому что мы все живем в меняющемся мире, мы постоянно находимся под различным влиянием — информационным, культурным. Ведь все наши неурядицы — общественные, политические, экономические, гражданские — создают определенный фон, все это давит на наше сознание, и мы не можем абстрагироваться от этого, когда читаем Слово Божие. Мы в этот текст, хотим мы или не хотим, имплицитно, скрыто, но содержательно привносим самих себя. Мы воспринимаем Слово Божие сквозь свое мировоззрение и свои ощущения. И именно поэтому один и тот же текст сегодня звучит иначе, чем он звучал, например, десять лет тому назад, в том смысле, что люди в разное время по-разному расставляют акценты.

Вот для того, чтобы наше слово всегда было актуальным, чтобы мы могли передавать Слово Божие людям убедительно, нужно, чтобы оно самими нами было прочувствовано в глубине сердца. Поэтому, когда вы читаете евангельские и апостольские тексты, когда вы готовитесь к проповеди, старайтесь все время думать: а что это сегодня может означать для людей? Ставьте все время этот вопрос, представляйте себе инженера на заводе, ученого, преподавателя, журналиста, крестьянина, обычного прихожанина с его скорбями, с небольшой пенсией, с заботами, с хлопотами, с семейными проблемами, разводами, изменами, со всем тем, с чем современный человек постоянно живет, с чем он борется, — с этой стихией мира, которая его захватывает. И тогда вдруг неожиданно для самих себя вы почувствуете, что текст помогает понять,

555

 

 

что происходит с современным человеком, он открывает какую-то очень важную грань современной жизни, раскрывает смысл этой грани, помогает вам понять жизнь и дать людям правильный комментарий, чтобы вооружить их словом Божиим.

А что для этого нужно? Практически у всех вас есть богословское образование: одни окончили семинарию, другие учатся заочно, кто-то академию оканчивает, — это очень хорошо. Но поверьте мне, можно академию окончить и быть необразованным человеком. Память хорошая — запомнил, ответил, а через некоторое время забыл. В каком-то смысле образование — это способность человека постоянно учиться, постоянно возрастать. И для нас с вами, для людей, посвятивших себя Церкви, главная задача — это уметь прочитывать Слово Божие.

Иногда бывает так: читаем текст, а потом берем какой-нибудь комментарий XVII-XVIIIвеков и пересказываем. А этот комментарий никого не убеждает! Из уважения слушают: да, конечно, правильно. А сердца не захватывает, глаза не горят у людей, они не цитируют священника, который старые комментарии повторяет в своей проповеди. Поэтому научиться читать тексты, исходя из современного контекста, — это очень важная задача. Она предполагает постоянное обучение: нужно постоянно, каждый день читать и Слово Божие, и святоотеческие тексты, и богословскую литературу. Когда мысль не движется, она начинает костенеть, а закостенелая голова не способна производить ничего такого, что могло бы увлекать людей.

Нам с вами не всегда легко это делать. Говорю «нам», потому что и себя причисляю к людям, у которых нет возможности заниматься только чтением, размышлением, написанием каких-то текстов. Ведь жизнь требует очень многого: у меня это какие-то административные обязанности, огромное количество встреч с людьми, вы более-менее представляете, чем Патриарх занимается. Но ведь и у вас огромное количество обязанностей: вы строите храмы, ремонтируете их; нужно совершать требы, ходить по домам, организовывать какие-то праздники — чего только не приходится делать священнику! Конечно, современное духовенство особенно много трудится, создавая храмы, монастыри, обустраивая приходскую жизнь. В этом круговороте событий очень легко забыть о самом главном. Утром встал, быстро перекрестился, помолился, позавтракал, сел в машину, поехал договариваться, обсуждать, звонить, — и день пролетел как одно мгновение.

556

 

 

Но в каждом из этих дней должно быть пространство для внутренней жизни, для мыслей, для молитвы. Вот когда мы такое пространство будем сохранять и все время будем стремиться его расширить, тогда качественно изменится наше свидетельство миру о Христе распятом и воскресшем.

Я думаю, что еще очень важно сейчас обращать внимание на подрастающее поколение. Молодежь находится под особым влиянием окружающей среды в первую очередь из-за того, что молодое сознание еще не сформировало неких идеалов, оно находится в переходном состоянии. С одной стороны, молодой человек очень восприимчив, поэтому в молодости и легко учиться, а в зрелом возрасте — тяжело. Ум и психика молодого человека так устроены, что он очень живо воспринимает все обращенное к нему. Но опыта отделять правду от лжи, отличать доброе от злого еще нет, и именно поэтому душа молодого человека подвержена соблазнам. Все это налагается на физиологические особенности молодого организма, и в совокупности мы видим очень незащищенную личность, очень открытую. Это, знаете, как дом с открытыми дверями и окнами — вдруг налетели ветер, и буря, и холод, и ворвалась вся эта стихия в дом, и так навредила, что потом нужно большой ремонт делать. Молодой человек — это раскрытый дом, открытое пространство. И если молодые люди находятся лишь под влиянием средств массовой информации, массовой культуры, Интернета, а в Интернете ищут то, что отвечает потребностям их плоти и учит угождению ей, — то в это открытое пространство врываются опасные холодные ветры, заносится инфекция, зараза всякая. Сказать молодому человеку: а ты закройся! — невозможно, это против его природы, и говорить так — значит воспитывать неполноценную личность.

Поэтому самое главное, чтобы слово Церкви достигало молодого человека и производило на него более сильное впечатление, чем все то, что он слышит «с улицы». Вот почему важна работа с молодежью. Нужно находить особый язык в разговоре с молодыми людьми, особенно с теми, кто не воспитан в православных семьях, кто приходит со стороны, кто приходит иногда уже искушенным какими-то соблазнами и с какими-то схемами, иллюзиями в голове. Необходимо говорить с этими людьми так, чтобы в их душах оставался яркий и сильный след.

557

 

 

Вот почему я все время говорю о необходимости организации и усиления молодежной работы в нашей Церкви. Если мы потеряем это поколение, то потеряем будущее, ведь за последнее столетие не было столь благоприятных для проповеди Евангелия, в том числе и среди молодежи, условий, как сейчас. И я опять прошу вас не упускать этого шанса, всегда иметь в виду заботу о молодых людях, ни в коем случае не отталкивать их, не подавлять, как это иногда бывает: появляется молодой человек, а его, как в армии, начинают «прессовать», «воспитывать», и потом он вдруг исчезает, уходит. Пусть они чувствуют любовь, которая исходит от Церкви, пусть они чувствуют теплоту ваших сердец.

Думаю, что так же важно заниматься общественной, социальной работой. Сегодня люди говорят много слов, в том числе и политики говорят хорошие и красивые слова, но наш искушенный народ не столько слова сегодня хочет слышать, сколько дела видеть. Вот почему в каждом приходе должны совершаться конкретные добрые дела. Приход, в котором не совершаются добрые дела, не отвечает на призыв Христа Спасителя: Идите и научите... (Мф. 28,19). Нельзя учить только словами!

Когда мы говорим о развитии социальной работы в Церкви, то многие просто не знают, что такое социальная работа. А я скажу просто — это добрые дела. Это добрые дела по отношению к прихожанам, как я уже в Одессе говорил, к слабым, к больным, к одиноким, да и не только к прихожанам. Поэтому создание такой приходской системы, которая была бы направлена на совершение добрых дел, является очень важным подкреплением того, о чем мы говорим. Тогда люди увидят, что слова духовенства не расходятся с делами, батюшка не только призывает к милосердию, он сам милосердный, он не только просит благотворителей помочь храм построить, но и сам помогает нуждающимся. И если это происходит, то и благотворители становятся другими, они видят, что Церковь становится неким механизмом перераспределения средств, возможностей, богатства от богатых к бедным, к нуждающимся. Всегда так было, и этим всегда была сильна наша Церковь. Может быть, молодые люди, молодое духовенство не знает, что в советское время мы не могли заниматься доброделанием, потому что закон категорически запрещал приходам осуществлять дела милосердия, нельзя было даже одному приходу помочь

558

 

 

другому, богатый приход не мог помочь бедному. Но сейчас удивительное время, когда мы можем делать все, что желаем делать в соответствии с нашим призванием.

Поэтому актуальность проповеди, акцент на работе с молодежью и социальная работа в Церкви — это то, что сегодня является нашими приоритетами. То, что будет менять жизнь людей к лучшему, наполнит внутренней энергией жизнь наших приходов и монастырей и поможет им нести свидетельство о Христе Спасителе.

Думаю, что в каком-то смысле и вопрос единства, который очень актуален для Украины, может и должен быть решен через такую активизацию церковной жизни. В расколе нет благодати, в расколе нет правды, значит, там не может быть спасительной проповеди. Никогда в расколе не будет подлинного милосердия и любви. Почитайте тексты, которые публикуют раскольники. Они исполнены злобы, клеветы, искажения фактов; людям приписывается то, чего они никогда не говорили, в том числе и Патриарху приписывается то, чего он никогда не говорил и о чем он никогда даже не думал. Свой больной мир, свои болезненные фобии эти люди распространяют на весь мир.

Церковь, где пребывает благодать Божия, где святые, должна быть абсолютной противоположностью всему этому. Мы должны быть общиной любви, общиной исцеления и примирения людей; мы должны помогать людям обрести смысл жизни. Наше слово не должно быть исполнено злобы, клеветы и желчи, оно должно быть словом любви, обращенным к миру. Вот тогда люди сердцем своим будут безошибочно делать выбор, как они его делают уже сейчас (это совершенно очевидно) и как они делали его в 1920-е годы, когда возник обновленческий раскол; тогда небольшое количество храмов святителя патриарха Тихона были переполнены людьми, а открытые во множестве обновленческие храмы стояли пустыми. Дай Бог, чтобы и мы таким же образом работали для устроения церковного единства!

Я хотел бы всем вам, мои дорогие, пожелать помощи Божией, крепкой, искренней, сердечной, горячей веры. Соединяйте всегда свою молитву с размышлениями, размышляйте над Словом Божиим, думайте о том, как вам лучше это слово передать людям, подавайте пример добродетельной жизни и вокруг вас, по слову преподобного Серафима, спасутся тысячи. Вот вам мой патриарший наказ! Да хранит вас Господь!

559

 

 

ОТВЕТЫ НА ВОПРОСЫ

Как Вы относитесь к получению богословского образования насельниками монастырей?

Абсолютно положительно. Я всегда призываю, чтобы все насельники и насельницы монашеских обителей получали богословское образование, тем более что сейчас для этого есть возможности. Монастыри должны быть средоточием не только благочестия и труда, но и богословской мысли, как это было всегда в Церкви.

Как Вы оцениваете перспективы открытия кафедр богословия в светских вузах Украины в связи с принятием светского стандарта преподавания богословия?

Я положительно отношусь к преподаванию богословия в вузах, однако при этом очень важно, чтобы между высшими учебными заведениями и Церковью существовали некие соглашения, допустим, о согласовании кандидатур преподавателей богословских предметов. Мало будет пользы, если какой-нибудь раскольник или еретик начнет преподавать основы Православия или каноническое право, ведь в таком случае эти факультеты станут источниками распространения неадекватной информации, они будут просто затуманивать сознание людей, искажать православную традицию. Поэтому сама идея хороша, но важно, особенно в условиях Украины, чтобы были договоренности между епархиями и вузами о координации действий.

Возможно ли реформирование духовных школ в соответствии с требованиями Болонской системы?

Я считаю, что возможно. Дело в том, что система, которая у нас действует сейчас, тоже ведь не является нашей национальной, она не российская, не украинская, не белорусская. Это так называемая Берлинская система XIX века. В свое время она была принята в царской России, а потом перешла и в советскую систему. Таким образом, сама по себе та система, которая у нас сейчас принята, не наша, а немецкая, западная.

Сейчас Европа переходит на Болонскую систему. В конце концов, что такое система? Это некий порядок. Представьте себе лестницу. У той или иной лестницы может быть более крутой или более

560

 

 

пологий уклон. Важно, кто вас ведет по ней, а сама лестница, конечно, тоже имеет значение, но не принципиальное. Самое главное — что происходит с человеком в этот момент. И мне кажется, что Болонская система дает возможность абсолютно адекватно отражать православное богословие в семинарской системе, в системе академической. Только для нас важно, чтобы профессора были высокого уровня, чтобы студенты проявляли интерес к обучению. Сама же система достаточно гибкая, и я уже дал указание проработать вопрос, как нашу традиционную семинарскую систему мы могли бы привести в соответствие с Болонскими требованиями. Уже разработан переход от одной системы к другой без всякого ущерба для нашей традиционной системы, но одновременно с определением тех требований, которые помогут нам очень энергично развивать богословское образование применительно к современным нуждам Церкви.

Очень интересно Ваше мнение о пенсионном обеспечении клира и попечении о семьях рано умерших, погибших священнослужителей.

Мне кажется, в каждом месте по-разному надо решать этот вопрос, но неплохо было бы, конечно, создавать фонды. Правда, зачастую такие инициативы упираются в законодательство. Вот в Российской Федерации создание фонда — это дело убыточное, потому что система налогообложения не дает ему осуществлять накопления. Обычно фонд всегда работает с прибыли, то есть с процентов с капитала. Так осуществляется деятельность знаменитого Нобелевского фонда: все Нобелевские премии выплачиваются с процентов от капитала, который был когда-то положен Альфредом Нобелем на эти нужды. То же самое могло бы быть, — конечно, при соответствующем законодательстве — и с системой финансовой поддержки вдов священнослужителей, сирот, священников, вышедших на пенсию.

В любом случае мы сейчас продумываем, как можно обеспечить финансовую поддержку уходящих на пенсию священников и особенно вдов и сирот. Это очень важная для Церкви задача.

561


Страница сгенерирована за 0.39 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.