Поиск авторов по алфавиту

Автор:Кирилл (Гундяев), Патриарх Московский и всея Руси

Кирилл (Гундяев), патр. Слово на семинаре руководителей отделов образования районов Смоленской области, 22. 06. 2007

СЛОВО НА СЕМИНАРЕ РУКОВОДИТЕЛЕЙ ОТДЕЛОВ ОБРАЗОВАНИЯ РАЙОНОВ СМОЛЕНСКОЙ ОБЛАСТИ

22. 06. 2007

Уважаемый Юрий Константинович1! Дорогие участники семинара!

Хотел бы в первую очередь выразить благодарность нашему губернатору Виктору Николаевичу Маслову, всем его сотрудникам, которые имеют отношение к сфере образования и социальной сфере, в том числе и Вам, Юрий Константинович, за то, как осуществляются положения договора между епархией и областной администрацией.

Конечно, может быть, не во всех местах нашей области все идет так, как хотелось бы, но особой беды я здесь не вижу, потому что такова жизнь. Не бывает так, чтобы все одновременно шли к цели, чтобы у всех была одна и та же динамика движения. Всегда существуют некие варианты. Но вот что представляется, может быть, самым важным: есть общее понимание важности того дела, которое мы делаем. Я могу с гордостью сказать, что Смоленская область оказалась в авангарде всего этого движения.

Мы начали взаимодействие между Церковью и областной администрацией, между Церковью и школой тогда, когда во многих местах сомневались в целесообразности такого сотрудничества. Больше того, мы начали это взаимодействие тогда, когда на федеральном уровне мироощущение было совсем иным. Наши призывы к патриотическому воспитанию воспринимались родителями, детьми, духовенством, общественностью всем сердцем, но на федеральном уровне к этим призывам относились без особого энтузиазма. То были трудные 1990-е годы, которые последовали за разрушением Советского Союза, годы, которые были отмечены смятением умов, политической конфронтацией, когда многие люди связывали свое благополучие непременно с западными моделями развития. То была атмосфера некоего исторического беспамятства. Тогда Верховный Совет РФ принял решение о суверенитете Российской Федерации. И люди, которые поднимали голос против этого решения, воспринимались как обскуранты, которые тащат страну

1 Сынкин Ю. К., в то время заместитель губернатора Смоленской обл. по социальной политике.

325

 

 

и людей в тяжкое прошлое. По выражению одного известного человека, «метили в коммунизм, а попали в Россию»1.

Я хочу сказать о том, что мысли, идеи и практика, которые мы начали формулировать и развивать на Смоленской земле в трудные 1990-е годы, сегодня являются общепринятыми. Думаю, вы внимательно следите за выступлениями нашего Президента, и то, что им было сказано в Мюнхене на пресс-конференции во время «Большой восьмерки»2 и вчера на встрече с преподавателями истории, свидетельствует о том, что мысли, которые мы с вами здесь совместно высказывали, и практика, которую мы пытались внедрить, несмотря на имевшую место критику, сегодня востребованы всей страной. Ведь мы ставили ясную задачу патриотического воспитания наших детей, для чего было решено использовать и ресурс Русской Православной Церкви, которая, как известно, является традиционной патриотической силой в обществе. В трудные 1990-е годы мы сознавали, что в образовательный процесс необходимо включить религиозный ресурс, чтобы содействовать нравственному воспитанию детей и молодежи. Сегодня это понимается абсолютным большинством наших людей, это понимается как законодательной, так и исполнительной властью. Хотя рано, может быть, слишком оптимистично оценивать все то, что происходит в стране, но думаю, что мы все должны поблагодарить нашего Президента за то, что было им сказано вчера.

Есть ясное понимание, что у народа, не имеющего национального самосознания и чувства национального достоинства, не испытывающего гордости за свое прошлое, не может быть надежды на будущее. Этот народ проиграет в противостоянии с другими идеологическими силами. Собственно говоря, это и произошло в 1990-е годы. Мы отказались от прошлого, потому что в нем было много несправедливого, много неправильного. И желая построить более справедливую жизнь, мы отказались от прошлого, по неведению, к сожалению, участвуя в разрушении и всего того в этом прошлом, что имело непреходящее значение.

1 Высказывание Зиновьева А. А. (1922-2006), ученого, социального философа, писателя.

2 Речь идет о выступлении Президента Российской Федерации В. В. Путина на Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности 10. 02. 2007. Выступление было посвящено однополярности современной мировой политики, видению места и роли России в современном мире с учетом новых реалий и угроз.

326

 

 

Сегодня настало время формирования новой духовно-культурной парадигмы нашего народа, я даже сказал бы, не новой, а вечной парадигмы, но выражать ее необходимо в новых, современных категориях. Я думаю, что задача нашего взаимодействия ясно определяется теми программными установками, которые формулируются Президентом и членами его администрации. У меня есть некоторое сомнение по поводу того, что все чиновники в правительстве согласны с этими новыми ориентирами... Но всегда есть те, кто согласен и кто не согласен. Однако я глубоко убежден в том, что сегодня абсолютное большинство граждан России связывают свое будущее с ростом духовного, культурного, национального самосознания, с укреплением чувства достоинства. И все это имеет отношение не только к учебникам истории, но и к преподаванию Основ православной культуры.

Я только что приехал из Москвы, — в течение трех последних дней мы обсуждали национальные, культурные, религиозные темы с представителями Ватикана и Российской Академии наук1. Мы давно уже почувствовали, что и среди западных христиан происходит некий мировоззренческий поворот от бескрайнего либерализма к подчеркиванию важности национальных, религиозных и культурных ориентиров. Дискуссия с представителями Ватикана была очень полезной. Неслучайно мы все-таки участвуем в этих диалогах, хотя кто-то нас и критикует, обвиняет в экуменизме. Но я глубоко убежден в том, что «разворот», который сегодня происходит в сознании западных христиан в правильную сторону, происходит и под влиянием Русской Православной Церкви. И общие выводы, к которым мы пришли, как раз отвечают духу наших сегодняшних рассуждений. Очень важно, что в этих дискуссиях принимали участие ученые, представители Российской академии наук. Темы национального самосознания, культурного самосознания, роли религиозного фактора в воспитании людей, отмеченные в нашем совместном документе, были очень ярко представлены на этой конференции.

Что же представляет сегодня самую большую опасность? В чем мы не сходимся с теми людьми, которые устраивают «оранжевые

1 Речь идет о работе Международной научной конференции «Христианство, культура и нравственные ценности», организованной Институтом всеобщей истории РАН, ОВЦС РПЦ, Папским комитетом по культуре (Ватикан) и состоявшейся 19-21. 06. 2007 в Москве.

327

 

 

революции»? Почему мы противники этих революций и почему не желаем их допустить в России? Потому что «оранжевая революция» воспринимается примитивными людьми как некий «пропуск» в материальное благополучие. Главный мотив, главная причина, по которой страны Восточной Европы стремятся войти в Европейский Союз,— это не идея, — там нет никакой идеи, там просто «желудок», то есть желание жить лучше. Совершенно нереалистична и очень опасна идея о том, что принятие системы ценностей Европейского Союза непременно обеспечит материальное благополучие. Опыт показывает, что это не так. Румынам для того, чтобы жить так, как немцы, нужно еще пройти огромный путь, а может быть, они никогда так жить и не будут, даже находясь в рамках одного союза. Материальное благополучие далеко не сразу приходит. А с чем сталкиваются сразу? С теми мировоззренческими стандартами, которые принципиально расходятся с традиционными ценностями народов. И мы это видим в России. И мы прямо говорим европейцам, что если в обмен на интеграцию с Европой вы требуете у нас отказа от нашего «первородства», то нам не нужна такая Европа. Если Европа — это синоним легализации греха, если Европа требует от нас признания греха как нормы, — нам не нужна такая Европа. И ни за какую «чечевичную похлебку» Россия не предаст своего духовного первородства, потому что такая Европа — путь к концу человеческой цивилизации. И это не шутки, потому что раскрепощенное зло (а грех — это зло!) создает нежизнеспособную систему. Если цивилизация основывается на грехе, на зле, она перестает быть жизнеспособной.

Опасность, которую я вижу сейчас, проистекает из ложного постулата, сформулированного эпохой, которую философы, историки называют эпохой постмодернизма, в которую мы сегодня живем и которая характеризуется идеей релятивизма, то есть относительности, утверждающей, что не существует объективной истины, существует плюрализм мнений, разные точки зрения. Каждый человек может выбирать то, что он хочет. А если так, то в области морали стирается грань между добром и злом. То есть человеку настолько все дозволено, что он может выбирать любое, что ему понравится, — в том числе и зло. В контексте реализации этой философии вполне понятно отношение к гомосексуальным бракам, к эвтаназии и ко многим другим вещам, с которыми не может мириться сознание людей, их нравственное чувство.

328

 

 

И вот что интересно: сегодня Европа предлагает нам философию постмодерна, считая эту идею относительности, этот релятивизм очень важным. Но вчера я задал вопрос европейским руководителям, которые были на конференции: «Не кажется ли вам странным вот какое обстоятельств: вы настаиваете на релятивистском отношении к тем ценностям, которые имеют связь с человеческой душой. Вы говорите о том, что должен быть релятивизм в области религии: никакой истины, свободный выбор, — одному чай с молоком, другому с сахаром, третьему с лимоном, а четвертому — и то и другое в одном стакане. Вы настаиваете на релятивизме в области морали, вы настаиваете на релятивизме в области искусства, вы настаиваете на релятивизме в области культуры, то есть в той самой области, которая формирует человека. А почему вы не настаиваете на релятивизме в области политического устройства? Почему вы утверждаете, что нет альтернативы демократии? (Такое даже и произнести страшно!) Почему вы утверждаете, что не должно быть релятивизма в экономике и что не может быть альтернативы свободному рынку?»...

Странный релятивизм: все, что касается человеческой души, — там релятивизм, там не нужно никакой истины, там не нужно никакой традиции, там не нужно никакого критерия, — выбирай, что хочешь! А выбирать ты будешь под влиянием массмедиа, моды, которая неизвестно где формируется. И человек превращается в объект, которым очень легко манипулировать, а человеческое общество — в стадо баранов, которым очень легко управлять. И свобода становится фикцией. На самом деле — никакой свободы, а колоссальное влияние массмедиа, моды, стандартов, стереотипов, которые канализируют человеческое поведение так, что человек вырваться не может. Вот вам пример: реакция на введение американских войск в Ирак. В «свободной» Америке ни один журнал, ни одна газета, ни одна телепередача не осудили этого вторжения. Разве может такое быть в свободном обществе? Это может быть только в обществе, строго канализируемом при помощи массмедиа... А вот что касается духовной жизни — здесь «свобода»! «Вы не имеете права поддерживать православную веру в России, вы должны поддерживать всех остальных! Почему вы считаете, что нужно преподавание Православия? — Пусть преподают трясуны из Южной Африки или мунисты из Южной Кореи»...

Так что уж если релятивизм, — то релятивизм во всем! Давайте поставим под сомнение свободный рынок, демократическое устройство

329

 

 

и будем рассуждать о том, что каждая страна может выбрать свое. Но даже когда Путин говорит о том, что мы привержены идеям демократии, но должны их связать с нашей национальной традицией и не можем слепо воспринимать североамериканскую модель, и то Кондолиза Райс1 нас останавливает, одергивает, говорит: «Нет, вы должны строго следовать нашей модели, только тогда мы признаем, что вы демократы».

К чему я это говорю? К тому, что традиция имеет огромное значение с точки зрения формирования человеческих убеждений. Если все относительно, то человека можно развернуть куда угодно. А если человек воспитывается на основе традиции, то в нем формируются ценности, связанные с историей, культурой, духовной жизнью его народа, и тогда его никуда не развернешь. Если ему предлагается идея, он ее критически оценивает с точки зрения своего исторического опыта. Если хотите применительно к нам, он эту идею будет «проверять» Александром Невским, Димитрием Донским, Пушкиным, Достоевским, академиком Королевым. Он будет проверять эту идею историческим, духовным и религиозным опытом своего народа и своим собственным опытом. Если школа будет воспитывать таких людей, открытых к другим идеям, но способных критически их осмыслять с точки зрения своей традиции,— у нас будет надежда на то, что Россия станет великой, по-настоящему самостоятельной и сильной страной. Если этого не произойдет, то никакие административные меры, направленные на организацию молодежных движений, не уберегут нашу страну от цветных революций и от полного подчинения иным духовным и идеологическим парадигмам.

Поэтому то, над чем мы с вами работаем, имеет отношение к стратегии национального развития. Если кто-то выступает против нашего сотрудничества, значит, этот человек не желает самостоятельного, независимого, духовно-свободного развития России. Я никого не обвиняю, потому что иногда люди выступают против взаимодействия Церкви и школы по глупости (простите!), по недостатку образования, по зашоренности, имеющей корни в прошлом. Однако некоторые уже как бы и откликаются на все эти пропагандистские приемы. Недавно в одной газете2 известный академик Гинзбург3 в статье написал следующее:

1 Государственный секретарь США (2005-2009).

2 Вести образования. № 3 (75) от 1-15. 02. 2007.

3 Гинзбург В. Л. (1916-2009), физик-теоретик, академик, лауреат Нобелевской

330

 

 

«Нельзя позволить этим церковным “сволочам” воздействовать на души детей в школе». Ну что тут скажешь? Сразу ясно, что если человек на брань срывается, какие же здесь аргументы? Здесь одно: желание всеми силами «не пустить!» А наша задача — всеми силами стремиться сделать все, чтобы школа и Церковь взаимодействовали, чтобы наше взаимодействие укреплялось и чтобы мы совместно могли воспитывать добрых граждан, патриотов нашего Отечества, нравственно здоровых людей.

Правильно Юрий Константинович сказал, что основа всей демографической проблемы — это состояние сознания человека, состояние души. Ссылки на бедность не выдерживают никакой критики, потому что во много раз беднее были наши отцы и деды и во много раз богаче нас американцы и западноевропейцы. И если в первом случае речь идет о больших семьях, то во втором случае — о вымирании нации. И вымирают они не потому, что бедны, а потому что богаты, и потому что утрачены нравственное чувство и способность любить. Ибо рождение ребенка связано с жертвой: нужно пожертвовать собой, а жертва — это и есть символ и синоним настоящей любви. А сердце человека, которое перестает любить,— это сердце, которое подвержено воздействию зла. Вот и смыкается воедино нравственное и религиозное, даже когда мы размышляем на тему демографии.

Я не буду больше утомлять вас. Я хотел просто передать вам свои мысли и сказать, что мы все вместе должны сегодня работать во имя будущего нашей России, мы вместе должны отстаивать наше право формировать сознание детей таким образом, чтобы они были достойными гражданами суверенной страны, а не идеологического придатка какой-то иной политической системы. Я глубоко убежден в том, что от наших с вами совместных действий зависит благополучие наших детей и внуков, благополучие нашего Отечества.

С этими словами я хотел бы еще раз сердечно приветствовать Вас, Юрий Константинович, Ваших коллег, которые здесь собраны, представителей духовенства, которые тоже участвуют в этом семинаре, и пожелать всем нам помощи Божией. Благодарю вас за внимание.

премии по физике (2003); один из самых известных открыто выражавших свои взгляды атеистов.

331


Страница сгенерирована за 0.37 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.