Поиск авторов по алфавиту

Автор:Кирилл (Гундяев), Патриарх Московский и всея Руси

Кирилл (Гундяев), патр. Слово в актовый день Смоленской духовной семинарии, 14. 10. 2008

СЛОВО В АКТОВЫЙ ДЕНЬ
СМОЛЕНСКОЙ ДУХОВНОЙ СЕМИНАРИИ

14. 10. 2008

Я хотел бы сначала сердечно поблагодарить всех, кто выступал,— в первую очередь отца ректора1 — за прекрасный доклад о новейшей истории нашей духовной школы, отца Серафима2 за замечательный исторический доклад. Владыку Феофана3 — за то, как он соединил два доклада: отца Серафима и отца Георгия, восполнив своими воспоминаниями некое недостающее звено. У нас с вами теперь есть представление о том, что происходило в Смоленске параллельно с тем, что происходило во всей стране. Конечно, формирование системы богословского образования в послереволюционные, и особенно в послевоенные годы было делом очень непростым. И я думаю, что та реформа богословского образования, которая сегодня осуществляется Учебным комитетом Русской Православной Церкви, призвана в конце концов выйти на тот результат, который и поможет обеспечить дальнейшее развитие нашей богословской школы применительно к нуждам и потребностям XXI века.

Я хотел бы сердечно поблагодарить представителей высших учебных заведений Смоленска, которые здесь присутствуют: Николая Евгеньевича, ректора Гуманитарного университета4, Николая Петровича, проректора Государственного университета5, и сказать, что мы действительно придаем очень большое значение взаимодействию с высшими и прочими учебными заведениями Смоленска, потому что считаем, что нынешняя Смоленская духовная семинария является органичной частью всей системы.

Несколько слов мне хотелось бы сказать о том, зачем сегодня нужно развивать богословское образование и зачем нужно развивать взаимодействие со светской школой. Татьяна Петровна Довгий6 в своем выступлении высказала очень важную мысль. Сейчас перед всей системой

1 Прот. Георгий Урбанович.

2 Иером. Серафим (Амельченков), преподаватель СДС, секретарь Смоленской епархии.

3 Архиеп. Берлинский и Германский.

4 Мажар Н. Е., доктор пед. наук, профессор.

5 Сенченков Н. П., доктор пед. наук, профессор.

6 Канд. философ, наук, профессор Смоленского государственного университета.

109

 

 

образования стоит некое искушение: вписаться в рынок. Как каждое искушение, оно имеет и положительную сторону, и отрицательную, ведь даже самое опасное искушение при правильной на него реакции способно помочь человеку формировать свои убеждения, закалять свою волю. Вот так же и на нынешние испытания, стоящие перед системой образования, можно реагировать по-разному.

Существующая сегодня экономика свободного рынка, конечно, требует высококвалифицированных кадров, способных к конкурентной борьбе. Мы от этого никуда не уйдем. И если мы не будем обращать на это никакого внимания, то не только экономика России, но и наука и культура будут не способны выдерживать конкуренцию в условиях свободного соревнования. Поэтому, конечно, нужно реагировать, но реакция не должна быть разрушительной. И мы должны все-таки помнить о том, какую главную функцию несет образование и какова главная цель образовательного процесса. Несомненно, эта цель — подготовить специалиста, а если перевести на «язык» духовной семинарии, то это, конечно,— подготовить хороших священников: образованных, духовно воспитанных, хорошо совершающих богослужение, хорошо проповедующих, умеющих работать в школах, способных вести диалог с обществом, способных занимать то место в общественной и социальной жизни, которое они должны занимать как пастыри. Вот это и есть подготовка к профессиональной деятельности. Конечно, говоря о священническом служении, слово «профессиональный» нужно брать в кавычки, но тем не менее это ведь тоже некий профиль. И семинария должна готовить людей, способных заниматься этой работой, этим служением.

Но помимо подготовки специалистов, являющейся целью любой школы, есть некая общая задача, которая стоит не только перед образовательной системой, но и перед всей культурой, — хотя в первую очередь именно перед образовательной системой. Я думаю, эта задача в настоящее время является архиважной, потому что время, в которое мы живем, — это период колоссальных общественных, социальных и культурных потрясений для всей человеческой цивилизации, для всего рода человеческого. То, что сегодня происходит в мире, называется словом «глобализация». Кто-то понимает, что это такое, кто-то нет. Но совершенно очевидно следующее: глобализация представляет собой такой процесс, когда культуры не просто соприкасаются, но когда начинается глубинное проникновение одной культуры в другую.

110

 

 

Мне недавно пришлось побывать в Турции: в Стамбуле проходило собрание глав Православных Церквей. Нам приходилось заниматься какими-то делами, но одновременно — во время трапезы, например,— была возможность беседовать с разными людьми, и не только с православными, но и с мусульманами. И вот, в последний день пребывания в Стамбуле у меня состоялся очень интересный разговор с губернатором этого города, человеком весьма симпатичным, приятным, открытым, и к тому же знающим Православие. Такой интеллигентный мусульманин, душевный человек. Я спросил его, как он оценивает состояние нравственности в Турции, состояние ее культуры. И он сказал, что их народ — консервативный, умеющий хранить свои традиции, но то, что происходит в последнее время, это абсолютный упадок. По его мнению, современное телевидение, современная система массовой информации разрушают нравственность, народ теряет свое лицо.

Некоторое время назад я был в Японии и тоже разговаривал на эту тему. Японцы вообще отличаются способностью хранить традицию. У них очень подвижный ум и, с одной стороны, они активно модернизируют свою страну, как вы знаете, и делают это так успешно, что более модернизированной страны в мире не существует, — никакая Америка и сравниться не может с Японией по уровню технологического оснащения. Но при всем этом они сохраняют свои традиции, свою религию, свою нравственность... В первый раз мне удалось посетить Японию в далеком 1969 году, а последний — в этом году. В промежутках я также бывал там, и все время наблюдал изменения. Так вот, я задал тот же вопрос одному профессору, — я спросил, как он оценивает все, что с ними происходит. Он ответил, что может оценить это одним словом: кошмар, потому что их просто разрушают. Кто? Современное телевидение, современные СМИ, колоссальное засилье американского телевизионного продукта, который несет в себе иной цивилизационный код. Ведь мы умеем сопротивляться, но такой натиск, такая промывка мозгов... Тогда я спросил, к чему это приводит? Профессор ответил, что результатом является разрушение семей, — это при том, что японская семья всегда считалась очень крепкой. Японские женщины очень хорошие матери и жены, они умеют хранить очаг. Другие последствия — увеличение числа самоубийств и, что самое удивительное, рост преступности, которая никогда не была характерна для Японии.

111

 

 

А разве мы с вами от этого страшного процесса за китайской или смоленской стеной спасемся? Не спасемся! Мы на перекрестке всех этих цивилизационных влияний. И наше телевидение, и наши СМИ, и реклама, и глянцевые журналы несут в себе этот иной мощный цивилизационный код, с которым в условиях глобализации мы сталкиваемся не от случая к случаю, как это было в прошлом, но постоянно в своей жизни. Включаете телевизор — и оказываетесь под колоссальным информационным влиянием, который разрушает нашу, так сказать, цивилизационную «матрицу», сформированную поколениями ученых, архиереев, писателей, государственных деятелей, — да просто народной силой! Это то, что является традицией. Традиция — это способ передачи ценностей из поколения в поколение. Когда некоторые утверждают, что традиция — это просто передача старого, я всегда говорю, что это совсем не так. Потому что старое может быть совершенно неприемлемо! Ведь мы выкидываем мусор из комнаты, мы уничтожаем некоторые старые вещи, потому что они не представляют ценности для будущего... А вот когда уничтожаются «старые вещи», представляющие ценность для будущего, это уже называется разрушением культурного слоя, той самой культурной «матрицы». Именно это и произошло после революции, когда сначала все должно было быть уничтожено до основания, а потом построен мир в отрыве от традиции, от Предания.

Мы много раз говорили с вами о том, что Церковь призвана защищать Предание. Не в том смысле, чтобы защищать буквально каждую йоту, каждую черту и каждую строчку, — тогда мы будем защищать и то, что нам не нужно для будущего. Защищать Предание означает защищать систему ценностей. В условиях глобализации мы как народ подвергаемся колоссальному воздействию, которое грозит уничтожением нашей самобытности, нашей подлинности, нашей идентичности.

Я думаю, что сегодня огромная задача системы образования состоит в том, чтобы готовить людей, в том числе и священников, способных работать в современных условиях. Для нас это очень большая и важная задача. Именно поэтому мы должны знать, что происходит в других богословских учебных заведениях, в том числе и за границей. Поэтому мы и приветствуем обмены, — не потому что нам делать нечего, а потому что мы должны видеть и знать, что там происходит. Мы должны критически оценивать свое собственное состояние: не проигрываем ли мы. Поэтому еще раз подчеркиваю важность профессиональной подготовки.

112

 

 

Мы будем делать все, чтобы повышать ее уровень. Мы должны работать ради сохранения нашей национальной цивилизационной «матрицы», для того чтобы остаться народом, а не превратиться лишь в некий элемент глобализационной «закваски».

Когда беседуешь с отдельными представителями западной либеральной философской мысли, которые отстаивают идею глобализации, то часто слышишь, что нам, мол, нечего опасаться. Они утверждают, что глобализация не должна разрушать культуру, что глобализация — это не есть, так сказать, смешение языков, что культура должна оставаться культурой. Они иногда приводят в пример литературу, живопись, архитектуру. Но когда повнимательнее присматриваешься к этим идеям, то вот на что обращаешь внимание. Многие согласны оставить нам «фольклорную» часть нашей культуры и религию в качестве этакого «фольклора»,— мол, носите вы такие рясы? — ну и носите; носите такие бороды? — ну и носите. Но почему никто из тех, кто насаждает и проповедует идеи глобализации, не соглашается оставить нам нашу систему ценностей? Она может существовать, — но обязательно внутри общей глобализационной системы ценностей. А это и есть величайшая опасность!

При каких же условиях мы эту опасность можем отразить? Только если будем сильными, если у нас будет развитое религиозное самосознание. Вот почему так важна сейчас связь духовного и светского образования, связь религии и школы. Ведь Церковь, религия несут в себе очень важное измерение национально-культурной особенности народа, национально-культурную черту. Потому и говорят: христианская цивилизация, мусульманская цивилизация... Ведь дают не какие-то другие определения, а только религиозные: буддистское, исламское, христианское и т. д. Почему? Да потому что религия всегда формировала цивилизационный профиль в сфере ценностей. И поскольку светское, оторванное от Церкви образование не способно сохранить этой цивилизационной самобытности, мы и должны взаимодействовать сегодня со школой. Мыслящие люди в светской системе образования это прекрасно понимают и говорят, что нуждаются в нас. А мы говорим, что нуждаемся в них, потому что только общими усилиями, постоянно повышая общеобразовательный и культурный уровень, мы можем сохранить наши ценности. И в этом, конечно, огромная роль богословского образования.

113

 

 

Чтобы это сделать, мы должны день и ночь работать над повышением нашего уровня. У нас не должно быть никакой успокоенности! Мы должны технически оснащаться, поэтому, при всей бедности нашей епархии, мы вкладываем средства, необходимые для этого оснащения. И будем делать так дальше. Но помимо всего этого нам нужна постоянная способность видеть свои слабые места и делать все, чтобы повышать общий уровень духовного и интеллектуального развития нашей молодежи. Никакого триумфализма, никакой самоуспокоенности!

В самом конце я хотел бы сказать, что очень ценю все, что происходит в нашей духовной семинарии. Примерно вижу, куда нам нужно дальше идти. Полагаю, что уже проделанный нами путь — это самые первые, начальные шаги. Так же, как и во всей нашей Церкви. Мы построили с вами храмы, реставрировали золотые купола... Это самые первые шажочки. А все остальное нам предстоит сделать в будущем, для того чтобы наши люди, наш народ впитали в себя способность мотивировать свои поступки в первую очередь своими христианскими убеждениями. Если будет так, то мы возродим Святую Русь, а вместе с ней — великую силу, способную сохранить наш народ от всех искушений сегодняшнего и завтрашнего дня. Всех вас поздравляю с праздником!


Страница сгенерирована за 0.41 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.