Поиск авторов по алфавиту

Автор:Кирилл (Гундяев), Патриарх Московский и всея Руси

Кирилл (Гундяев), патр. Слово по окончании вечерни с чином прощения в Успенском кафедральном соборе г. Смоленска (5.03.2006)

СЛОВО ПО ОКОНЧАНИИ ВЕЧЕРНИ
С ЧИНОМ ПРОЩЕНИЯ
В УСПЕНСКОМ КАФЕДРАЛЬНОМ СОБОРЕ
г. СМОЛЕНСКА

5.03.2006

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

В ответ на действия человека, исключающего из своей жизни Божие присутствие, Бог отвергает человека. Эта трагедия космического масштаба произошла на заре человеческой истории с первыми людьми, и для того, чтобы стало возможным возвращение людей в рай, возвращение их к Богу, Бог Сам приходит в мир. Сын Человеческий воплощается, приносит Себя в жертву Божественному правосудию, искупает грех Адама, а вместе с ним и все человеческие грехи. Спаситель дает возможность людям вновь вернуться к общению с Богом.

Для того чтобы мы могли воспользоваться этой возможностью, которая открывается нам через искупительный подвиг Спасителя, существует очень важное духовное средство. Таким средством является покаяние. Мы не можем вернуться в рай, не можем восстановить общения с Богом — даже несмотря на смерть и Воскресение Спасителя, — если не примем всего того, что Господь совершил для нас, соединившись с Ним через Святую Церковь, через таинство Крещения, через таинство Святой Евхаристии, и если мы не исповедуем своих грехов, не принесем покаяния.

437

 

 

Покаяние — это одно из самых важных измерений религиозной жизни человека, жизни христианина. Но для того чтобы раскаяться, нужно знать, в чем именно каяться. Чтобы принести этот дар Богу, нужно ясно видеть свои грехи. «Ей, Господи Царю, даруй ми зрети моя прегрешения» — будем мы повторять многократно в течение всех великопостных богослужений, молясь Богу словами преподобного Ефрема Сирина.

«Даруй ми зрети моя прегрешения»! Казалось бы, чего проще: ведь каждый знает, что он делает хорошего и плохого. Но на самом деле совсем не все так просто. Мы с легкостью замечаем соринку в глазу брата своего (Мф. 7, 3-5); мы видим не просто прегрешения, но даже незначительные ошибки наших ближних; мы с удовольствием подвергаем их суду, нередко злорадствуя по поводу их слабостей. Как часто наши разговоры вращаются вокруг банального осуждения других: какой он или она плохие! При этом, осуждая других, мы наслаждаемся; осуждая других, мы стараемся установить дружеские отношения с теми, вместе с которыми мы осуждаем наших ближних. Но когда дело касается нас самих, когда речь идет о наших собственных грехах, все меняется: мы, конечно, краем глаза видим свой грех, в глубине души понимаем, что совершаем нечто дурное, но как часто мы находим себе оправдания! Не говорю уже о том, что бывает, когда вдруг кто-то попробует обличить нас в грехах, — как горячо, с какой силой, с каким гневом, с каким «праведным» возмущением мы оправдываем самих себя, иногда даже используя ложь в целях самооправдания. Пытаясь уйти от обвинений, мы любим сравнивать себя с окружающими, утверждая при этом, что другие люди якобы совершают куда более постыдные и отвратительные поступки, на фоне которых наши собственные прегрешения не выглядят такими уж страшными. Мы оправдываем себя ссылками на грехи других людей. Потому и говорит преподобный Ефрем Сирин: «Ей, Господи... даруй ми зрети моя прегрешения» — ведь только с осознания собственного греха и начинается покаяние.

Покаяние начинается тогда, когда мы сомневаемся в своей правоте. Если мы говорим себе, что мы не правы, — сначала робко, в своем подсознании, отрывочно, бессвязно, на уровне интуиции, на уровне чувства, а потом и рационально, все более ясно и убедительно, — то это означает, что перед нами открываются двери покаяния. Собствен-

438

 

 

но говоря, все поприще Великого поста и направлено на то, чтобы каждый разобрался в себе, понял, в чем он прав, а в чем виноват, — и в отношении самого себя, и в отношениях с другими людьми, с окружающим миром, наконец, с Богом.

Для того чтобы увидеть свои грехи, нужно время. Вот почему церковный Устав предлагает нам в течение Святой Четыредесятницы особые великопостные богослужения, которые длятся не один час. Но ведь человек не способен несколько часов подряд молиться, он не может так долго концентрировать свое внимание на молитве. Почему же Церковь предлагает столь длительные богослужения? Некоторые люди этого не понимают и говорят: «Не люблю ходить в церковь, потому что слишком долго и непонятно». На самом деле человек, присутствуя в храме за богослужением, погружается в особую духовную атмосферу. Он, конечно, не может непрерывно молиться все эти два, три или даже четыре часа, но он может о многом подумать пред лицем Божиим. Взирая на иконы, вслушиваясь в слова молитвословий, псалмов, принимая в душу дивные великопостные распевы, он может поразмыслить о своей жизни, о своих поступках, начиная, может быть, с самых юных лет. Он может еще и еще раз перебрать в своей памяти все, что произошло с ним, — и в детстве, и в юности, и в школе, и в более поздние годы, подумать о своих отношениях с родителями, братьями и сестрами, соучениками, коллегами по работе, об отношениях с мужем или женой, с детьми, с соседями. Многие люди, пережившие клиническую смерть, свидетельствуют о том, что перед ними во мгновение ока прошла вся их жизнь. Так будет и на Страшном суде, когда все детали нашей жизни будут явлены пред строгим Судией, и плохо будет, если что-то греховное из этой жизни мы с вами не вспомним ранее, еще до смерти, не исповедуем и не раскаемся в содеянном.

Но с чего же начать этот внутренний самоанализ, эту работу над собой? Когда и с чего начинается путь покаяния? — Он начинается сегодня, в вечер Прощеного воскресенья, когда мы, по обычаю церковному, испрашиваем друг у друга прощения. Конечно, отсюда еще далеко до глубинного самоанализа, до осознания своих грехов, но Церковь уже побуждает нас сделать первый шаг — опуститься на колени перед тем, с кем мы в конфликте, не рассуждая, правы мы или виноваты, — рассуждение придет позже, а сегодня следует просто пасть на колени и со смирением попросить прощения, переступив

439

 

 

через свою гордыню, подавив уверенность в собственной безошибочности и правоте.

Не случайно церковный Устав предлагает нам начать поприще Великого поста с испрашивания друг у друга прощения. Сегодня мы с вами еще не вполне готовы к тому, чтобы по-настоящему раскаяться и осознать свою вину, но, преклоняя колена друг перед другом, мы тем самым даем обязательство начать спасительный путь Святой Четыредесятницы, который по милости Божией приведет нас к зрению и искреннему исповеданию своих грехов, к подлинному раскаянию, а значит — и к перемене жизни.

Прощеное воскресенье входит сегодня замечательным обычаем в жизнь нашего общества, еще совсем недавно безбожного: даже далекие от Церкви люди чувствуют и понимают необходимость протянуть сегодня друг другу руку, попросить прощения или просто сказать: «Давай забудем наши с тобой конфликты». И наше общество, как и каждый из нас, нуждается в этом акте взаимного прощения, потому что столько зла, столько бед и столько конфликтов раздирают сегодня ткань наших общественных отношений, принося скорбь и страдания людям!

Дай Бог, чтобы через раскаяние и прощение мы обрели способность к самоочищению, а народ наш — духовную силу для возрождения, без которого не будет той новой жизни, которую мы хотим построить в нашей стране.

Пусть сегодняшний святой вечер поможет каждому из нас начать путь покаяния и молитвы, который и есть путь Святой Четыредесятницы, ведущий нас к славе Христова Воскресения! Аминь.


Страница сгенерирована за 0.35 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.