Поиск авторов по алфавиту

Автор:Кирилл (Гундяев), Патриарх Московский и всея Руси

Кирилл (Гундяев), патр. Слово по окончании Божественной литургии в праздник Собора Белорусских святых в Воскресенском соборе г. Бреста, 21. 06. 2015

СЛОВО ПО ОКОНЧАНИИ БОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТУРГИИ
В ПРАЗДНИК СОБОРА БЕЛОРУССКИХ СВЯТЫХ
В ВОСКРЕСЕНСКОМ СОБОРЕ г. БРЕСТА

21. 06. 2015

Ваше Высокопреосвященство, владыка митрополит Павел, Патриарший Экзарх всея Беларуси! Ваше Преосвященство, владыка Иоанн, епископ Кобринский и Брестский! Ваши Высокопреосвященства и Преосвященства, дорогие владыки1! Отцы, братья и сестры!

Для меня большая радость совершить в этом величественном соборе города Бреста торжественную Литургию в день памяти Белорусских святых. Сегодня канун дня, скорбного для всей нашей земли, для всего нашего народа, — годовщины начала Великой Отечественной войны, но вместе с тем день очень радостный, когда мы празднуем 1000-летие со дня упокоения святого благоверного и равноапостольного великого князя Владимира, Крестителя Руси.

Мы находимся на самом западном рубеже страны, которую летописцы и святые угодники Церкви нашей называли Святой Русью. Называли так не потому, что наши люди были более святыми, чем те, которые жили в других местах. Всякое бывало на нашей земле: и святость, и грех, и любовь к Богу, и богоотступничество: да и по количеству храмов Русь не всегда превосходила своих соседей. Но она превосходила многие народы тем, что святость была ее общенациональным идеалом, — потому и стала именоваться Святой Русью. Не было более яркой и более привлекательной цели для людей, как уподобиться святым. Эта ценностная доминанта жизни во многом определяла и культуру нашу,

1 Митр. Волоколамский Иларион; архиепп. Витебский и Оршанский Димитрий, Люблинский и Холмский Авель (Польская Православная Церковь), Пинский и Лунинецкий Стефан, Гродненский и Волковысский Артемий, Новогрудский и Слонимский Гурий, Полоцкий и Глубокский Феодосий, Белостокский и Гданьский Иаков (Польская Православная Церковь), Владимир-Волынский и Ковельский Владимир; епп. Могилевский и Мстиславский Софроний, Дятловский Петр, Балтийский Серафим, Гомельский и Жлобинский Стефан, Солнечногорский Сергий, Бобруйский и Быховский Серафим, Туровский и Мозырский Леонид, Борисовский и Марьиногорский Вениамин, Молодечненский и Столбцовский Павел, Слуцкий и Солигорский Антоний, Лидский и Сморгонский Порфирий.

172

 

 

и направление нашего образования, и литературное творчество, и, наконец, мироощущение людей, их понимание того, что есть добро, а что — зло, и каких жизненных целей нужно достигать. Редко где святость является национальным идеалом и национальной идеей на протяжении столетий. Но такой идеей жило наше Отечество, которое мы именуем Святой Русью. Мы и сегодня употребляем это наименование, чтобы, отказавшись от всякой политической конъюнктуры, назвать самым священным именем ту общность славянских народов на огромных евразийских пространствах, которые объединены православной верой и составляют единую Русскую Православную Церковь.

С чего все началось? Началось все с князя Владимира, с удивительного правителя нашей земли, который не только умозрительно, но и на опыте собственной жизни понял, что такое святость. До принятия крещения он был обычным языческим князем — грозным, распутным, коварным, который с легкостью убивал своих братьев и сестер, который с легкостью порабощал племена, объединенные общей историей и кровным родством, который не щадил никого, распространяя свою власть, который делал несчастными людей, соединивших с ним свою жизнь. Но Господь каким-то таинственным образом прикоснулся к уму, а потом и к сердцу князя Владимира. Ни один историк, ни один писатель, изучающий Древнюю Русь, не может объяснить, что и в какой момент произошло в глубине души этого человека. Но он понял, что нужно изменить свою жизнь, что она идет по неправильному пути.

Конечно, как государственный деятель Владимир очень хотел объединить все завоеванные племена. Он понимал, что единства людей кровью не сохранишь, что через насилие не станешь отцом для народа. Нужна другая мотивация, другая сила, которая скрепляла бы людей добровольно в огромную общность, и уразумел князь Владимир, что такой силой может и должна стать народная вера.

Понимая суетность и греховность язычества, он обратил свой взор к христианству, и прежде всего к Византии, которая была центром мира того времени, превосходя все остальные страны своей духовной, интеллектуальной, культурной и военной мощью. И князь Владимир понял: чтобы получить доступ к этому духовному источнику огромной силы,

173

 

 

нужно быть единоверным с народом Византии, а потому и сделал он исторический выбор в пользу Православия, восточного христианства.

С момента его личного крещения, которое состоялось в Херсонесе и в результате которого князь Владимир обрел, как говорится в тропаре, исцеление от слепоты не только душевной, но и телесной, — начинается духовный подвиг князя, завершившийся христианизацией всего нашего народа. Вместе с верой в жизнь народа вошел и идеал святости. Конечно, оставалось и много греховного: и рудименты язычества, и междоусобная брань, и чего еще там только не было! Но как яркая свеча светил этот идеал перед мысленным взором наших пращуров. И мы знаем: если бы не этот идеал, вряд ли мы с вами праздновали сегодня 1000-летие со дня кончины святого равноапостольного великого князя Владимира.

Владыка уже привел замечательные слова из читавшегося сегодня отрывка из Послания святого апостола Павла к Римлянам (Рим. 5,1-10), где говорится о том, что от скорби происходит терпение, от терпения опытность, а от опытности надежда, которая не посрамляет, потому что любовь Божия вошла в сердца наши Духом Святым. А разве не было в истории наших народов такой борьбы со скорбями? Разве не возрастали они в терпении? Разве не обретали они удивительную опытность, ставшую народной мудростью? И разве когда-нибудь они теряли надежду? Никогда! Потому что любовь Божия силой Святого Духа через купель Крещения прикоснулась и прикасается к каждому последующему поколению наших людей, помогая сохранять великий, блистающий красотой идеал святости, покоривший святого князя Владимира и до сих пор покоряющий разумных, мыслящих людей, способных отличать добро от зла и пшеницу от плевел. Именно в этом — сила нашего народа, его непобедимость. И разве страшные испытания Великой Отечественной войны, 70-летие Победы в которой мы отмечаем в этом году, не являются доказательством и терпения, и опытности, и надежды, и любви Божией, которая Духом Святым вошла в сердца наши? Поэтому и праздник Победы для нас не просто исторический день, не просто светский праздник, но он имеет огромное духовное значение, потому что война стала страшным экзаменом для всего народа.

174

 

 

Того народа, который оступился, потерял веру, стал разрушать свои храмы и монастыри, почти отказался от Бога. . . Но перед лицом страшного врага возродилась народная вера! В окопах на передовой, в Брестской крепости не было неверующих людей. Мне приходилось много раз говорить с ветеранами, и они повторяли одну и ту же фразу: в окопах на передовой неверующих не бывает, — потому что ничто, кроме силы Божией, не может спасти человека, который, следуя приказу и будучи верным присяге, идет навстречу смерти.

Мы знаем, какое возрождение веры произошло в народе нашем во время и после войны. Вспоминаю переполненные храмы послевоенного Ленинграда. Большие соборы вмещали по 3-4 тысячи человек, вокруг собиралось еще столько же и даже больше, петербургские магистрали перекрывала милиция — и это после десятилетий богоотступничества, после закрытия храмов, разрушения монастырей, после того, как были расстреляны, умучены, отправлены в ссылку тысячи верующих людей!

Сила Божия присутствует в человеческой истории. Господь испытывает нашу веру и нашу верность. Он проводит нас через трудности. Сегодня, конечно, нет того, что было во время Великой Отечественной войны. Но и ныне существует много вызовов нашей вере, много соблазнов, много того, что похищает души у Господа, превращая верующих христиан в язычников, забывающих единое на потребу (Лк. 10, 42), забывающих красоту нашего народного идеала святости.

Сегодня наступило время, когда мы, живя в относительном благополучии, строим храмы, укрепляем церковную жизнь, укрепляем свою веру, помня, что силой благодати Божией любовь входит в наши сердца. А любовь дает надежду, опытность, терпение и избавляет от скорбей.

Я хотел бы сердечно поблагодарить Вас, Ваше Высокопреосвященство, за те труды, которые Вы несете в качестве Патриаршего Экзарха всея Беларуси. Многое было сделано Вашим предшественником владыкой митрополитом Филаретом1 и епископатом, который трудится здесь

1 Ныне почетный Патриарший Экзарх всея Беларуси.

175

 

 

уже многие годы. Вы призываетесь к тому, чтобы не просто продолжать их дело, но во много крат приумножить его.

Благочестивый белорусский народ отмечен какой-то особой Божией харизмой, спокойствием, смирением (которое отнюдь не является слабостью), способностью слушать и слышать, благочестием. И в этом народе особым образом должен сегодня расцветать дар Духа Святого, дар веры, а вместе с ним — и терпения, опытности, надежды.

От всего сердца желаю успеха Вам, владыка, и всему епископату. Да хранит Господь всех вас в мире и в единомыслии! Не допускайте разделений между собой. Работайте как одна семья, памятуя о том, что вы несете великую ответственность перед белорусским православным народом. В память о сегодняшнем торжественном богослужении и моем визите я хотел бы вручить Вам, владыка митрополит, юбилейный крест и панагию, которые были изготовлены в память о 1000-летии со дня кончины святого равноапостольного князя Владимира.

Хотел бы сердечно поблагодарить Преосвященного Иоанна, владыку Брестского и Кобринского. Вы много мне рассказывали о Вашей епархии с большой гордостью и с большой любовью. Сегодня, приблизившись к этому замечательному храму, я вспомнил Ваши рассказы и убедился, что, действительно, на западном порубежье Святой Руси существует духовная твердыня — православная церковь Бреста. Всех вас, мои дорогие, во главе с владыкой Иоанном, я сердечно приветствую и призываю на вас благословение Божие. Вам, владыка, в память о сегодняшнем богослужении хотел бы преподать такую же юбилейную панагию в память 1000-летия кончины князя Владимира. А для кафедрального собора — старинный образ с 12 праздниками. Пусть каждый, кто будет прикладываться к этому образу, вспоминает и своего Патриарха. Молитесь о Патриархе, потому что я очень нуждаюсь в вашей молитве, в вашей любви и в вашей поддержке. Каждому из вас я хотел бы передать маленький образочек князя Владимира с патриаршим благословением.

Еще раз, мои дорогие владыки, отцы, братья и сестры, всех вас поздравляю с великим праздником. Храни вас Господь!

176


Страница сгенерирована за 0.36 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.