Поиск авторов по алфавиту

Автор:Кирилл (Гундяев), Патриарх Московский и всея Руси

Кирилл (Гундяев), патр. Слово по окончании Божественной литургии в Неделю пред Воздвижением в новоосвященном храме Усекновения главы Иоанна Предтечи в Братееве — первом храме, возведенном в Москве в рамках «Программы-200», 23. 09. 2012

СЛОВО ПО ОКОНЧАНИИ БОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТУРГИИ
В НЕДЕЛЮ ПРЕД ВОЗДВИЖЕНИЕМ
В НОВООСВЯЩЕННОМ ХРАМЕ УСЕКНОВЕНИЯ ГЛАВЫ
ИОАННА ПРЕДТЕЧИ В БРАТЕЕВЕ ПЕРВОМ ХРАМЕ,
ВОЗВЕДЕННОМ В МОСКВЕ В РАМКАХ
«ПРОГРАММЫ-200»

23. 09. 2012

Ваше Высокопреосвященство, владыка Арсений1! Ваше Преосвященство, владыка Тихон2! Многочтимый отец Олег3! Уважаемый Георгий Викторович4, префект Южного округа града Москвы! Дорогие отцы, братья и сестры!

Я хотел бы всех вас сердечно поздравить с большим событием в жизни города Москвы и всей России: начатая три года назад программа строительства 200 храмов, которая осуществляется по милости Божией, несмотря на многие обстоятельства — сложные, греховные, суетные, — увенчалась освящением первого храма — храма Усекновения главы Иоанна Предтечи в Братееве. Замечательный величественный храм, который был задуман еще до начала «Программы-200», возведен именно в рамках этой программы, что помогло решить множество разного рода проблем, ранее стоявших на пути его созидания. Я уже выразил свою благодарность отцу Олегу и в завершение своего слова выражу благодарность всем тем, кто здесь особо потрудились.

А сейчас я хотел бы обратить ваше внимание на сегодняшний день, который согласно церковному Уставу называется Неделей пред Воздвижением. Неделя в переводе со славянского на русский — «воскресенье», значит, речь идет о воскресенье перед праздником Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня. Апостольское и евангельское чтения (Гал. 6, 11-18; Ин. 3, 13-17) сегодня посвящаются Кресту — но не распятию, как это бывает в Великую Пятницу, а смыслу того, что

1 Архиеп. (ныне митр.) Истринский Арсений.

2 Еп. Подольский Тихон.

3 Прот. Олег Воробьев, настоятель храма Усекновения главы Иоанна Предтечи в Братееве г. Москвы.

4 Смолиевский Г. В.

377

 

 

есть Крест для жизни мира, для жизни всего человеческого рода. Так, в Послании к Галатам апостол Павел говорит: Я не желаю хвалиться, разве только Крестом Господа нашего Иисуса Христа, которым для меня мир распят, и я для мира (Гал. 6,14).

Мы часто читаем поразительные по своему значению слова, содержащиеся в Новом Завете, ни на половину, ни на четверть, а иногда вообще не вникая в их смысл, — слова настолько глубокие, что даже люди, живущие вне Церкви, могут, читая их, понять, что есть Крест Христов. Напомню вам, что справа и слева от Спасителя были распяты разбойники — люди, действительно тяжко преступившие закон, судимые по закону и подлежавшие смертной казни. Разбойник, который был справа от Христа Спасителя, по-человечески совершенно непонятным, необъяснимым образом — ведь он был разбойником, а не пророком — увидел в Господе Иисусе Сына Божиего. Это было бы понятно, если бы он, как апостолы на горе Фавор, увидел преображенного Спасителя в славе, если бы он увидел Его воскресшим или проходящим через стену в комнату, где были собраны Его ученики. Понятно, если бы он, как апостолы, видел Его восходящим на Небо. Но как это могло быть в момент Его уничижения, когда, казалось, все закончено и, по видимости, никакой Он не Сын Божий, никакой не пророк, а несчастный проповедник, который пытался сказать людям что-то доброе, значительное, даже исцелял людей и воскрешал, — но где же теперь Его сила? Вот Он висит на Кресте — избитый, униженный, оскорбленный, более того, умирающий! Никакой победы — только поражение! Но в уничиженном, распятом Спасителе разбойник, который был справа, увидел Сына Божиего и сказал Ему: Помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое! (Лк. 23,42).

За всю историю рода человеческого не было такого исповедания Господа Спасителем и Сыном Божиим и, наверное, не будет. Своя собственная боль — ведь он страдал так же, как Спаситель, — должна была лишить его возможности всякого прозрения, всякой милости, всякого доброго слова, что и произошло с его товарищем, который висел слева от Христа. Тот хулил Его и говорил: «Ты, так много сделавший, спаси Себя, а заодно и нас». В общем, естественная логика: если Ты всемогущий, если Ты исцелял, если Ты воскрешал, — так давай сейчас прояви Свою силу, и мы вместе с Тобой сойдем с креста и спасемся. . . Господь простил разбойника, бывшего справа, и сказал ему: Ныне же будешь

378

 

 

со Мною в раю. И ничего не сказал, что тот, который слева, погибал физически и погибал духовно.

На Кресте была явлена правда, которую не способны были в тот момент увидеть ни Пилат, ни Ирод, ни даже те, которые стояли около Креста. Даже апостол Иоанн, стоявший у Креста, в то время, наверное, не понимал. На Кресте на Голгофе была явлена правда Божия, и разбойник, что был справа, оказался оправдан, хотя был разбойником, а тот, что слева, — осужден. Этот удивительный суд, явленный на Кресте, отображен в нашем русском распятии, где нижняя перекладина справа поднята вверх, а слева опущена: Крест предстает как весы, как мера правосудия, как мера добра и зла, как мера истины.

Что же означают дивные слова апостола Павла, которые мы сегодня слышали: Крестом. . . для меня мир распят, и я для мира? Если бы он сказал, что на Кресте распят мир, тогда каждый из нас понял бы, что на Кресте распяты грехи мира. А что означает «мир распят Крестом»? Означает только одно: через Крест миру дано отличать добро от зла и правду от лжи. И если мир не отличает добро от зла, взяв за основу этот чудотворный, исполненный страданий Самого Бога критерий, но живет своим разумом, формулирует свои мерила добра и зла, создает свои идеологии — от самых что ни на есть заумных, философских до самых простых, прозаических, потребительских идеологий похоти, греха, — то мир распинается Крестом. Потому что в Кресте — окончательная правда, которая так же непонятна сегодня многим, как непонятна она была разбойнику слева, как непонятна она была и римским воинам, которые стояли у Креста, но не видели этой правды и не могли ничего увидеть, кроме истекавшего кровью, израненного, уничиженного Человека.

Вот и сегодня очень многие, взирая на Крест Христов, ничего не видят и относятся к повествованиям о Кресте как к некой сказке, заблуждению, говоря о том, что Крест ничего не принес миру и что Церковь, которая призвана проповедовать о Кресте, не соответствует этой проповеди: и священники плохие, и не на таких машинах ездят, и не то делают. . . Сколько всего говорится, чтобы человек отвернул свой взгляд от Креста Господня, чтобы сказал в лучшем случае: «Не знаю, что означает Крест», а в худшем: «И знать не хочу».

«А для меня, — говорит апостол, — мир сей имеет на себе печать Креста как великого мерила Божией правды». И как созвучны с этим

379

 

 

слова Евангелия от Иоанна, которые мы тоже сегодня слышали и которые, конечно, относятся к смыслу и значению Голгофской жертвы: Не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был через Него (Ин. 3,17). Крест — это не печать страданий, это не знак суда, а символ спасения, потому что каждый, кто принимает Крест как мерило правды и принимает в сердце свое подвиг Христа Спасителя, тот вместе с разбойником, который был распят справа, имеет великую надежду услышать от Господа: Со Мною будеши в рай.

Это замечательное воскресенье перед праздником Воздвижения Креста Господня дает нам остроту духовного зрения, чтобы видеть, что происходит с нами, с миром, с родом человеческим, ориентируясь на Крест Христов. Именно потому и было открыто в видении «Сим победиши!»1 равноапостольному Константину, при котором христиане получили свободу. При этом имелась в виду не только победа Константина над Максенцием, не только победа христианства как общественной институции, — имелась в виду та самая победа, о которой мы сегодня говорим. Сим победиши! — Крестом победиши! Ибо если следуешь тому, на что указывает Крест, то идешь по дороге правды, а значит, по пути спасения, а спасение — это и есть победа человека над всякой неправдой и над всяким злом силой благодати Божией.

Я всех вас сердечно поздравляю с замечательным днем и радуюсь, что именно сегодня имел возможность вместе с вами совершить освящение первого из 200 московских храмов в замечательном районе Москвы, в Братееве. Я хотел бы в память о сегодняшнем освящении храма преподнести Казанскую икону Божией Матери. Пусть она находится в этом храме и напоминает всем вам, вашим детям, внукам и следующим поколениям о том дивном историческом событии, участниками и свидетелями которого мы были сегодня.

Я также хотел бы выразить свою сердечную благодарность тем людям, чьими материальными жертвами, добротой сердца был воздвигнут этот храм. В его строительстве принимали участие тысячи и тысячи людей. Кто-то жертвовал очень много, а кто-то столько, сколько мог, но пред Богом жертва каждого является благоуханной, ибо деньги

1 Фраза, которую, по преданию, римский император Константин I Великий увидел в небе рядом с крестом перед победоносной битвой с тогдашним правителем Италии Максенцием.

380

 

 

эти были пожертвованы не на строительство того, чем люди просто наслаждались бы в этой жизни, а на созидание дома Божиего, в котором благодать снисходит на верующих людей и где мы можем возносить к Престолу Всевышнего свои молитвы.

Еще раз всех вас, мои дорогие, поздравляю с праздником, с воскресным днем, причастников — с принятием Святых Христовых Таин. Молитвами святого Пророка, Предтечи и Крестителя Иоанна, величайшего из рожденных женами (Мф. 11,11), как о нем было сказано Самим Христом, Господь да управит нашу жизнь ко спасению и дарует мир, радость в сердце, здравие и благополучие каждому! Храни вас Господь!


Страница сгенерирована за 0.34 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.