Поиск авторов по алфавиту

Автор:Кирилл (Гундяев), Патриарх Московский и всея Руси

Кирилл (Гундяев), патр. Пасхальное интервью корреспонденту телеканала «Интер» (Украина), 6.05.2013

ПАСХАЛЬНОЕ ИНТЕРВЬЮ КОРРЕСПОНДЕНТУ
ТЕЛЕКАНАЛА «ИНТЕР» (УКРАИНА)

6.05.2013

Здравствуйте. Мы находимся, в Даниловом монастыре, в резиденции Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла. Его Святейшество согласился дать интервью телеканалу «Интер». Здравствуйте, Ваше Святейшество. Христос Воскресе!

Воистину Воскресе!

112

 

 

Все православные помнят, знают, что Пасха — это величайший праздник церковного календаря, однако не все помнят, как правильно этот праздник встретить и как с его помощью и с помощью предшествующего ему Великого поста можно преобразить себя.

Это очень хорошо, что Вы вспомнили о Великом посте в связи с праздником Пасхи, потому что одно связано с другим. И не случайно церковная традиция предполагает перед праздником Пасхи многодневный пост. Цель поста заключается в том, чтобы человек изменился. Для этого предлагаются определенные средства: воздержание в пище, в определенной пище, молитва, покаяние, добрые дела. Вот эта перемена очень важна.

Каждый знает по себе, что радикально он не может измениться, даже за время поста. Радикально нужно менять себя в течение всей своей жизни. Но во время поста происходит самое главное: человек, который концентрирует внимание на своей внутренней жизни, начинает хоть немножко разбираться в том, что происходит в его душе. И если в результате этого самоанализа под контроль берутся какие-то слабости, грехи, искушения, то это уже большая победа. А Пасха венчает собой этот духовный труд. И когда мы слышим замечательные слова: «Христос Воскресе! — Воистину Воскресе!», наши сердца наполняются радостью. Эта радость не является результатом внешнего эмоционального воздействия на человека, как, например, веселье в концертном зале или на какой-нибудь развлекательной площадке. Здесь эмоции совершенно другие, потому что радость идет от сердца, из глубины сознания и свидетельствует о том, что в этот момент человека касается благодать Божия.

И вот что нужно иметь в виду: как бы серьезно мы ни работали над собой, как бы ни ставили себя под строгий суд своей совести, как бы ни напрягали свои силы, постясь, воздерживаясь от пищи, от развлечений, от искушений, нам никогда не удалось бы победить в себе слабости и грехи, если бы не помощь Божия. И в день Святой Пасхи мы торжествуем, потому что через Воскресение Христа эта помощь нам не обещана — она гарантирована! Господь ради того, чтобы оказать помощь грешнику, пострадал, принес Себя в жертву и воскрес. И благодаря победе Христа над грехом, над диаволом мы обретаем возможность всегда опираться на помощь Божию. И спасаемся не своими усилиями, а тем, что апостол Павел назвал благодатью: Благодатью вы спасены

113

 

 

через веру, и сие не от вас, Божий дар: не от дел, чтобы никто не хвалился (Еф. 2, 8-9). Поэтому праздник Пасхи — это праздник великой победы Христа над грехом, а вместе с Его победой — и залог нашей победы над нашими собственными грехами в личной, в семейной, в общественной жизни, победы в жизни всего человеческого рода.

Вместе с тем известный философ Бердяев сказал (и воцерковленные люди часто эти слова вспоминают), что у Бога меньше власти, чем у полицейского, чем у солдата или у банкира. И когда мы видим количество конфликтов, войн и противоречий, люди по отсутствию должного смирения задают вопрос: а Бог ли управляет сегодня миром?

Очень хороший вопрос и замечательная ссылка на Бердяева. Все зависит от того, с какой точки зрения вы смотрите на себя, на мир и на Бога. Если вы с утилитарной точки зрения смотрите на то, что происходит каждый день, то у полицейского, особенно у того, который останавливает наши автомобили на дороге, власти вроде бы больше, чем у Бога. Вот он взял, поднял жезл, вы остановились и должны платить штраф или будете иметь неприятности. Ведь такого радикального, явственного проявления власти не происходит в наших отношениях с Богом. Но для того чтобы понять, что Бог — Господин истории, Он — Творец мира, нужно вспомнить некоторые очень важные эпизоды из Библии. Что Бог делает, когда грех нарастает и когда все нравственные системы ценностей оказываются сломаны? Он смывает всю человеческую цивилизацию волной Всемирного потопа. Сейчас ученые спорят, была эта катастрофа глобальной или локальной, но в любом случае эта катастрофа объяла тогда собой цивилизованный мир, сообщество людей.

Мы знаем и о других наказаниях Господа, когда Он вторгался в историю локально, — например, Содом и Гоморра. Огонь и сера опалили тот самый грех, который сейчас, кстати, в так называемых христианских странах легализуют, забывая о том, чем кончилось попустительство этому греху. Господь уничтожает Содом и Гоморру (Быт. 19,24-25).

Сегодня Библия не пишется, — Господь не дает никому силы духа, чтобы выразить Его мысли, Его слова, Его волю. Но если бы Библия писалась на протяжении всей истории, то было бы множество свидетельств о том, как Бог вторгается в человеческую историю, чтобы

114

 

 

пресечь грех и чтобы поддержать праведность. И в конце концов Бог всегда одерживает последнюю победу.

Был случай, когда священники вступали в открытую дискуссию с людьми неверующими. И один из священнослужителей, архимандрит Михаил, сказал замечательную вещь, обращаясь к атеистам: «Да, вы побеждаете, за вами победа. Но после вашей победы всегда будет победа Бога, Он одержит последнюю победу. И то, что произойдет в конце истории, — это и будет последней победой Божией».

Мы, христиане, живем именно в контексте Священной истории, что очень важно. Мы не смотрим глазами обывателя, который оценивает, у кого больше власти — у полицейского или у Бога. Мы чувствуем сердцем реальное присутствие Божие в нашей жизни и в истории, познаем это на своем религиозном опыте. И самое главное — это очень важно сказать именно в связи с Пасхой — христианин не может не быть оптимистом, потому что победа за Христом! Он ее уже совершил на Кресте и в Воскресении. А дальше людям дается время до Второго и Страшного пришествия, чтобы они одумались, пришли в себя, что называется, мобилизовали свои силенки и все возможное сделали для того, чтобы быть ближе к Богу. Но последняя победа всегда за Христом, всегда за Богом, иначе история лишается своего смысла.

Я хочу Вас спросить про чувство ответственности человека перед Богом, то есть про то чувство, которое во многом определяет повестку дня каждого из нас. Посоветуйте, как взрастить в себе это чувство и, самое главное, как его сохранить?

Во-первых, все-таки нужно понимать, что значит быть христианином. От этого все происходит.

А что это такое — быть в XXI веке христианином?

Я начал бы, может быть, опять-таки с истории. Был Ветхий Завет. Бог заключил завет с Авраамом. Он сказал ему: за твою веру и верность ты получишь много материальных благ, ты будешь богатым, и, самое главное, увеличится твое потомство, но ты должен быть верным Мне. И Авраам, как известно, сохранил эту верность, даже пройдя через то искушение, которое Господь дал ему в связи с требованием принести в жертву единственного сына. Это Ветхий Завет — в ответ на веру и верность народ получает силу.

115

 

 

Что происходит в христианстве? В Ветхом Завете, для того чтобы соблюдать закон, появилось огромное количество различных предписаний, сотни предписаний. Я как-то спросил очень правоверного иудея: «Сколько у вас предписаний, которые нужно исполнять, для того чтобы спастись?» Он ответил: «Очень много, никто не знает, может быть, только какие-то очень мудрые раввины».

Христос облегчил решение этой задачи. Он все то огромное количество предписаний свел к девятнадцати: десять оставил из Ветхого Завета — это заповеди Моисея (Исх. 20,1-17) — и девять заповедей блаженства (Мф. 5, 3-12). Но эти предписания касаются самого главного — они касаются внутреннего мира человека.

Если говорить о Новом Завете: Сия чаша есть Новый Завет в Моей Крови, которая за вас проливается (Лк. 22,20) во оставление грехов, — это то, что сказал Господь во время Тайной вечери. Он скрепил этот завет Своей кровью. Участвуя в этом завете (а христианин — это участник завета, соглашения с Богом; когда мы крестимся, когда вступаем в Церковь, мы вступаем в это соглашение с Богом), мы обязуемся исполнять Его закон для того, чтобы получить не большое количество потомков или материальные блага, но жизнь вечную.

Сила христианского завета в том, что он обновил, высветил подлинную сущность Ветхого Завета и ввел людей в новые отношения с Богом, а через это определил и ответственность человека. Наша ответственность заключается в том, чтобы оставаться верными Божиему Завету, Новому Завету.

Хочу уточнить по поводу ответственности: во все времена Церковь доносила мысль, что вовсе не человек является мерилом добра и зла, а морально-нравственный регламент, данный верой и культурой. Но, даже подразумевая эту константу, сам человек меняется, меняется время. А как меняется Церковь со временем?

Вот задача Церкви и заключается в том, чтобы сохранять этот завет между Богом и человеком, Новый Завет. И поэтому Церковь предполагает осуществление некой консервативной функции, сохранения. Мы должны сохранить ценности, которые в этом завете Бог передал людям. И поэтому все, что касается перемен в жизни Церкви, имеет отношение только к внешней стороне церковной жизни. Например, то, что определяется культурой людей — музыка, тексты (если говорить

116

 

 

о богослужении), внешняя обрядовая сторона, — меняется не только во времени, что очень легко проследить, изучая историческую литургику (то есть как развивалось богослужение), но и от народа к народу: в Греции, например, несколько иные обряды, чем в России, и так далее.

Но кроме того, Церковь призвана актуализировать то послание, которое она приняла от Самого Христа через святых апостолов. А это означает изменение языка, категорий мышления. Я с вами говорю не так, как стал бы говорить иерарх в XVIII или даже в XIX веке, — он использовал бы другие слова. Поэтому актуализация церковного послания — это постоянно меняющийся культурный фактор церковной жизни. И очень важно помнить, что в Церкви не может быть каких-то искусственных реформ, изменений. Иногда светские, маловоцерковленные люди призывают нас изменить то или иное, как иногда меня лично подталкивают к тому, чтобы я дал комментарии по политическим событиям, по всему тому, что происходит в мире, в стране.

Для Вас это сложный выбор — комментировать или нет?

Для меня нет никакой проблемы прокомментировать. Но я комментирую только то, что имеет реальное отношение к миссии Церкви. А миссия Церкви есть спасение людей. Церковь призвана ограждать ценности Евангелия, передавать их из поколения в поколение, актуализировать эти ценности, а значит, в соответствии с этим менять свой язык, менять категории мышления, изменять формы богослужения, но не искусственным образом, а в связи с общим развитием культуры. Эта сторона церковной жизни подвержена изменениям, но все, что касается охранительной функции, подвергаться изменениям не может по определению.

Я хочу сейчас, Ваше Святейшество, задать вопрос, который, как мне кажется, очень актуален. Вот это соответствие Церкви сегодняшнему дню при сохранении консервативных ценностей порой неверно понимается обществом и даже встречает сопротивление и получает характеристику насильственной клерикализации. Как можно консолидировать людей, даже тех, кто подвержены агностическим настроениям?

Церковь, собственно говоря, и призвана объединять всех. У нас нет врагов. Ни агностики, ни атеисты — это не наши враги. Вы,

117

 

 

наверное, обратили внимание на то, что Церковь не борется с атеистами. Она никогда не выступает против конкретных личностей, никогда не оскорбляет людей в связи с их антирелигиозными убеждениями, потому что задача Церкви не бороться с людьми, а делать все для того, чтобы спасти этих людей.

Я недавно на одном из собраний, обращаясь к аудитории, где присутствовали наши священники, говорил о том, что я против участия священников в теледебатах. Почему? Не потому, что нам нечего сказать, а потому, что сам жанр предполагает конфликт. Теледебаты — это дуэль, как их иногда так прямо и называют. Мнения людей сталкиваются, и задача заключается в том, чтобы победить противника. Для этого используется все — от голосовых связок и жестов до интеллектуальных аргументов. Последние, кстати, чаще всего очень слабые. А в основном это эмоциональное воздействие.

И порой до лицемерия.

Конечно. А эмоциональное воздействие не только влияет на противника и на аудиторию, но и определяет рейтинг — кто кого переговорил. Что в результате получается? Цифры показывают, что один получает на 20, на 30, на 40 % больше симпатий, чем другой. Представьте себе, что так выигрывает дуэль священник. А что происходит в душе человека, которого он победил? Он его навсегда отталкивает от Церкви и от веры, он превращает его во врага, он его выставил на посмешище. Он доказал свою силу, интеллектуальное превосходство (если это произошло), но душе человека он повредил. Задача Церкви заключается не в том, чтобы бороться с людьми, а чтобы помогать людям. Вот это главная доминанта нашего служения. И распространяется такой подход, как я уже сказал, на всех: на верующих и неверующих, на правых и левых, на демократов и коммунистов.

Я хочу задать вопрос, в котором вектор идет как раз от людей, которые Вас сейчас слушают и пытаются внимать, формировать свою повестку дня. Чтобы построить новое общество, нужно начать с себя. Как победить кризис института семьи, то есть, другими словами, кризис любви? Что в этой связи может и должна сделать Церковь, не получив вместе с тем встречного обвинения в церковном диктате или вмешательстве в личную жизнь?

118

 

 

Дело в том, что опять-таки этих обвинений не избежишь. Если, встречаясь с людьми, которые, допустим, нарушают супружескую верность, живут двойной или тройной жизнью, священник говорит о том, что это плохо и что так жить нельзя, то он поневоле иногда становится человеком неприемлемым для того, кто живет такой жизнью и не хочет ее менять. В каком-то смысле проповедь Церкви всегда несет в себе конфликт. А разве Господь не сказал: «Я принес меч!» (Мф. 10, 34)? Слово Божие никого не оставляет безразличным, если человек действительно серьезно воспринимает это послание. Всегда конфликт! Почему? Да потому, что слово Божие несет правду, а мы живем не по правде. Вот так и возникает мифологема клерикализации, вмешательства Церкви — мол, почему они нас учат? Да не учат, а проповедуют; никого не принуждают, но говорят то, что обязаны сказать в силу своего призвания.

Тогда посоветуйте, как распознать действие этого меча, как Вы говорите, особенно людям невоцерковленным или тем, кто делает первые шаги навстречу Церкви, навстречу вере. С одной стороны, они могут понять, что это есть церковный диктат и регламент, которому они, может быть, подчиняться если и хотят, то пока не готовы, а с другой стороны, это рельсы, которые помогут им себя исправить. А как распознать?

Есть в богословии такой раздел — условия богопознания. То есть познать Бога человек может тогда, когда соблюдаются определенные условия. Должен сказать, это несколько искусственный раздел, в жизни все гораздо сложнее. Но что-то из этого раздела я сейчас вам приведу в пример. Есть замечательный текст в Священном Писании: В злохудожну душу не внидет премудрость и не обитает в теле, повиннем греху (Прем. 1, 4). То есть если человек живет во грехе, если это стало его природой, то никакое слово Божие в его душу не войдет. Если не будет особого воздействия Господа на такого человека — через страдания, через горе, когда вдруг все меняется, вся система ценностей переворачивается, если он живет легкой, комфортной жизнью, в его злохудожну душу не войдет премудрость, потому что она не может соединиться с личностью, которая живет по закону греха. И поэтому всегда есть протест со стороны определенных людей. Но вот что важно сказать. Протест-то протестом, но есть такое удивительное явление в каждом из нас, ничем

119

 

 

не объяснимое. Никакой материализм не может этого объяснить, все материалистические объяснения выглядят смешно...

Что это?

Совесть! Марксисты объясняли так: совесть есть результат воздействия среды. Мол, одна совесть у буржуа, другая совесть у пролетариата. Но мы-то знаем, что это не так. Совесть мучает и банкира, и предпринимателя, и простого рабочего — и в Америке, и в России, и в Германии, и в Африке. Это универсальное явление, универсальное понятие. Кант отверг все схоластические доказательства бытия Божия, но остановился на этом, сказав, что нравственное доказательство, присутствие нравственного начала, которое познается через голос совести, является самым сильным доказательством бытия Божия. Так оно и есть, с этим не поспоришь.

Так вот, когда вдруг под воздействием слова Божия, которое рассекает подобно мечу (Евр. 4,12), у человека начинает говорить совесть, это и есть акт обращения. Он жил совершенно другой жизнью, он ни о чем не думал. И вдруг какое-то слово, сказанное или прочитанное, или даже что-то увиденное с экрана преобразует человека — совесть начинает говорить! И с этого момента он вступает на путь поиска смыслов, которые могут действительно привести этого человека ко спасению, к принятию того, о чем мы говорили, — Нового Завета.

Если почитать реплики верующих в тех же социальных сетях, складывается впечатление, что мы все верим во множество богов и у каждого Бог свой. Для кого-то Бог — это строгий Судья, и никак иначе, а для кого-то это всепрощающий булгаковский Га-Ноцри. И если наши судьбы расходятся с представлением о том, что может или должен делать Бог в нашей жизни (как мы себе говорим: «Бог должен нам помогать!»), в нашей вере появляются трещины. Как в этом контексте веру не потерять? Потому что многие еще до сих пор воспринимают Церковь как малахитовую шкатулку: вот, Боже, Тебе свечка — а что взамен?

Совершенно верно. Я сказал бы, что в первую очередь нужно отталкиваться опять-таки от того, что сказано в Священном Писании: Бог есть любовь (1 Ин. 4,8). Если кто-то считает, что Он грозный Судия, то тоже прав. И возникает вопрос: а как совместить любовь и грозного,

120

 

 

но праведного Судию? Пример очень простой. Ведь настоящие хорошие родители любят своих детей, но это не значит, что они все им попускают. Когда-то, может быть, нужно употребить и наказание, для того чтобы остановить ребенка от опасного поступка.

Господь так же ведет Себя с нами. Он, конечно, нас любит. Если бы это было не так, то уже давно серный дождь пролился бы не только на Содом и Гоморру (Быт. 19, 24). Он нас любит, Он нам постоянно дает шанс. Он нас поддерживает, когда мы обращаемся к Нему с молитвой. Но Он нас и останавливает — иногда внушением, которое мы вдруг получаем (в том числе и во время молитвы), а иногда и скорбями. Скорби — это ведь школа жизни. Возьмите все творчество Достоевского. Через страдания человек возвышается, растет. Святые отцы говорили: «Если человек не болеет, от него Бог отступился». Болезнь здесь подразумевается в широком смысле слова. Если у тебя все благополучно, то не отступился ли от тебя Господь? Не предал ли Он тебя самому себе? Не превратился ли ты в осенний лист, оторванный от дерева, который несется по воле ветра, думая, что он свободен и благополучен, а на самом деле являясь лишь игрушкой в руках стихии?

Так вот, речь идет о том, что Господь вмешивается в нашу жизнь и корректирует наш полет, но только не нарушая нашей свободы. Он все знает, Он знает, чем закончится этот полет. Но человек сам летит, не Бог им управляет — направо или налево ему повернуть. Вот эта довольно сложная идея сочетания Промысла Божия со свободой человека объясняется именно таким образом, что Бог, конечно, имеет власть повлиять и знает, чем кончится вообще вся человеческая история, но в рамках этого Божественного знания, в рамках этого Промысла мы свободны в каждый момент времени избрать то или иное.

Помогите найти точку пересечения понятий «свобода», о чем Вы сказали: «человек летит», и «ответственность».

Это два ключевых понятия, которые никогда нельзя рассматривать в отрыве одно от другого, иначе происходит внутреннее разделение, а если говорить совсем понятным для людей языком — шизофрения, раздвоение личности.

К ответственности нас призывают закон, внешние обстоятельства. А с другой стороны, есть свобода человека. И если мы, будучи свободными, считаем, что можем поступать так, как хотим (кроме случаев,

121

 

 

когда нас ограничивает закон), тогда мы живем внутренне раздвоенной жизнью. Мы, с одной стороны, свободны, а с другой — тяготимся ответственностью; мы не желаем выполнять того, что часто требуют от нас обстоятельства и люди.

Человек обретает полноту жизни тогда, когда эти два понятия входят в его реальную жизнь. Свобода без ответственности — это уже стало даже заезженной фразой — превращается в произвол. Человек, живущий по закону собственного инстинкта, по своему хотению, становится социально опасным. Ни один закон не может отрегулировать отношения между людьми, если они сами того не желают. Мы же это хорошо знаем.

Человек свободен. Он может жить так или иначе, но если он снимает с себя всякую ответственность, то он превращается в человека внутренне разделенного, неспособного иметь внутреннюю гармонию, потому что эти две разнонаправленные силы будут разрушать личность человека.

Так происходит сегодня в современном обществе. Вы посмотрите — свобода ставится на первое место, человек автономен, он сам может определять, что такое добро и зло, он ответствен только перед самим собой. А что в результате? В результате — нарастание личных, семейных конфликтов, разрушение института семьи, колоссальные социальные конфликты, которые множатся буквально с каждым годом, — и не в масштабах какой-то одной страны, а в масштабах планеты! Потеря ответственности — это потеря человеком способности в пользу обращать свою свободу. Вот почему мы и говорим, что свобода и ответственность — два понятия, которые ни в коем случае нельзя разделять, иначе — жизнь по двум стандартам.

Ваше Святейшество, в этом году отмечается 1025-летие Крещения Руси. Почему эта дата важна для Церкви, и чего Вы ждете от юбилейных торжеств?

Как факт личного крещения является очень важным для человека — это начало жизни со Христом, начало Нового Завета для каждого человека, — так и для всех нас таким началом Нового Завета явилось Крещение в Киевской купели. Это очень важно с точки зрения мистической, духовной. С этого дня начался отсчет нашей священной истории, нашей истории отношений с Богом.

122

 

 

Кроме того, Крещение было очень важным цивилизационным фактором. Крещение открыло огромные перспективы для культурного роста наших народов, для создания некой цивилизационной общности восточных славян. И поэтому, полагаю, что этот праздник, помимо чисто церковного, духовного значения, которое для меня является главным и решающим, имеет большое культурное и общественное значение.

К тому же он дает нам возможность подумать о своей истории, о своем историческом пути, о своих общих корнях, которые произрастают из этого замечательного события, и, может быть, в хорошем смысле слова, духовно повлиять на умонастроения наших современников.

У нас, к сожалению, остается немного времени. Я прошу Вас сейчас обратиться к православным верующим Украины.

Я хотел бы сердечно приветствовать всех украинцев, которые празднуют день Святой Пасхи, пожелать вам, мои дорогие братья и сестры, мира душевного, радости в сердце, семейного благополучия для тех, кто живет семейной жизнью. А для тех, кто одинок, — спокойствия душевного, способности предавать себя в руки Божии, никогда не терять надежды и никогда не роптать на Господа.

Пусть силой Воскресшего Спасителя обновятся наши душевные силы и наша вера. И пусть благословение Божие пребывает со всеми вами.

Благодарю Вас, Ваше Святейшество. Христос Воскресе!

Воистину Воскресе! И позвольте пожелать помощи Божией Вам

и каналу «Интер» в ваших трудах.


Страница сгенерирована за 0.35 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.