Поиск авторов по алфавиту

Автор:Кирилл (Гундяев), Патриарх Московский и всея Руси

Кирилл (Гундяев), патр. Слово по окончании Божественной литургии в праздник в честь Казанской иконы Божией Матери в Успенском соборе Московского Кремля, 4.11.2012

СЛОВО ПО ОКОНЧАНИИ БОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТУРГИИ
В ПРАЗДНИК В ЧЕСТЬ КАЗАНСКОЙ ИКОНЫ БОЖИЕЙ
МАТЕРИ В УСПЕНСКОМ СОБОРЕ МОСКОВСКОГО
КРЕМЛЯ

4.11.2012

 

Ваши Высокопреосвященства и Преосвященства1! Дорогие отцы, братья и сестры!

Всех вас я сердечно поздравляю с великим праздником, когда мы прославляем чудотворный Казанский образ Божией Матери, с праздником единства нашего народа, который был установлен в честь освобождения Китай-города, а затем Кремля, Москвы и всей Руси от иноземной оккупации, чем и завершилось Смутное время.

В этом году исполняется 400 лет этому судьбоносному событию. В ряду самых опасных событий, потрясавших основы бытия нашей народной и государственной жизни, одним из первых стоит Смута,

1 Митрополиты Крутицкий и Коломенский Ювеналий, Саранский и Мордовский (ныне Санкт-Петербургский и Ладожский) Варсонофий, Волоколамский Иларион, Ярославский и Ростовский Пантелеймон, Рязанский и Михайловский (ныне митр. Минский и Заславский, Патриарший Экзарх всея Беларуси) Павел, Нижегородский и Арзамасский Георгий; архиепп. Филиппопольский Нифон (представитель Патриарха Антиохийского и всего Востока при Патриархе Московском и всея Руси; ныне митр.), Истринский Арсений (ныне митр.), Верейский Евгений, Сергиево-Посадский Феогност, Егорьевский (ныне митр. Рязанский и Михайловский) Марк; епп. Никон (Миронов) (ныне Кудымкарский и Верещагинский), Серафим (Зализницкий) (ныне Шумский), Дмитровский Феофилакт, Солнечногорский Сергий, Подольский Тихон, Борисовский Вениамин, Воскресенский Савва, Лодейнопольский (ныне Тихвинский и Лодейнопольский) Мстислав.

664

 

 

которая постигла Отечество наше в начале XVII века, и последовавшее затем иноземное вторжение.

Некоторым кажется, что первое и главное, что мы празднуем сегодня, — это победа над иностранными оккупантами. Конечно, именно эта победа открыла путь к обновлению всех сторон жизни нашего народа. Но то была странная война. Никакие иноземные войска не пришли бы на нашу землю, если бы наши предки сами того не захотели. В борьбе за власть столкнулись боярские элиты, которые ослабили центральную власть, ослабили основы государственности, и на поверхность всплыло самое гадкое и страшное, что таилось в каких-то темных глубинах народной жизни. Города и дороги были часто захвачены разбойниками и мародерами. Лихие люди злодействовали на просторах Руси — грабили всех, кого только можно было ограбить, убивали всех, кого можно было убить. Самое темное и гадкое всплыло наружу, и в этой скверне стала захлебываться народная жизнь. И боярская элита, смятенная всеми этими обстоятельствами, но — более всего — борющаяся за власть, была не способна ни навести порядок, ни восстановить законное управление.

Вместе с распадом общественной жизни, вместе с угрозами благополучию народа произошло смятение в умах. Смута, которой так точно окрестил народ наш тот период времени, была смутой в сознании, была такой потерей ориентиров, утратой национального самосознания, таким ослаблением веры, что многие считали приемлемым отказаться от нее, чтобы открыть дорогу иностранцам, которые наведут порядок в стране.

И в самый тяжкий момент, когда везде царило предательство, когда никто не мог ни на кого положиться, когда к вступившим на нашу землю иноземным полчищам присоединялись и местные разбойники, мечтавшие разбогатеть на страданиях своего народа, народ наш явил отдельные очаги удивительно мощного сопротивления. Так, вспомним героическую двухлетнюю оборону Смоленска, — даже когда враг вступил в Москву, Смоленск держал оборону, и только предательство привело к тому, что город в конце концов пал. Другим примером явилась защита Троице-Сергиевой Лавры — оплота веры и государственности. Ее защищали стрельцы, ополченцы, но, когда потребовалось, и иноки встали к пушкам, к орудиям, взошли на стены, — и враг не смог взять нашу национальную святыню. Смоленск и Троице-Сергиева Лавра были действительно мощными очагами сопротивления, и сила этого

665

 

 

сопротивления основывалась на ясном понимании того, что нужно делать и как поступать в соответствии со своей верой и верностью своему Отечеству.

Когда иноземцы вошли в Москву, казалось, что все закончено и нет никаких преград, чтобы польский королевич Владислав, сын короля Сигизмунда, без всяких условий взошел на московский престол. Требовалось немногое — склонить патриарха Ермогена, который вслед за своим предшественником, первым патриархом Российским Иовом, не признал незаконную власть. И если Иов, будучи уже больным и слабым, был отстранен от патриаршества и сослан в Старицкий монастырь в Тверь, то Ермоген был заключен в подвалы Чудова монастыря здесь, на территории Москвы. К нему приходили боярские посольства с просьбой, а потом и с угрозами подписать грамоту, обратиться к народу, чтобы народ признал иноземного царя. Но старец-патриарх, мучимый в подвалах Чудова монастыря и голодом, и холодом, и жаждой, не дрогнул пред явной угрозой смерти и отказался от всех предложений, которые ему делали изменники. Напротив, в этих самых подвалах он писал грамоты, которые чудом удавалось вынести за пределы Кремля и распространить по Руси, и призывал народ встать на защиту веры и Отечества. Знаем, что это воззвание достигло умов и сердец русских людей. Гражданин Минин и князь Пожарский, собрав ополчение, взяли с собой чудотворный Казанский образ Божией Матери и пошли на Москву, и через молитву и покаяние обрели победу, изгнав иноземцев из нашего Отечества.

В память об этом событии было создано несколько почитаемых и позже ставших чудотворными списков Казанской иконы Божией Матери. И один из этих чудотворных образов сегодня здесь, вместе с нами, в Успенском соборе Кремля. Этот образ, который по повелению царя Петра I был перевезен из Москвы в Санкт-Петербург, сегодня доставлен из Северной столицы в град Москву, чтобы здесь, в Успенском кафедральном соборе, мы могли помолиться перед этой всероссийской святыней о стране нашей, о народе нашем, о всей исторической Руси, чтобы никогда и ни при каких обстоятельствах смута в головах, потеря ориентиров, и в прошлом, и сегодня во многом обусловленная потерей веры, не приводила к гражданским столкновениям, к революциям, к утрате национальной независимости.

666

 

 

Все эти понятия являются не только политическими, но и духовными. Независимость нашего Отечества означает способность жить по тем духовным, нравственным законам, согласно тем традициям, которые сформировали единую, великую историческую Русь, ставшую одним из центров мировой цивилизации. И сколько же сил на протяжении всей истории бросалось на то, чтобы разрушить этот центр, подчинить его если не военным путем, то экономическими, политическими, культурными, псевдодуховными методами! Понятие независимости страны слагается не только из территориальной целостности и защищенности границ. Независимость сохраняется до тех пор, пока народ имеет способность, основываясь на своих собственных ценностях, формировать государственное устройство, законы, обычаи, передавать доставшиеся ему ценности из поколения в поколение. И мы молимся, чтобы никакие человеческие хитросплетения, никакие информационные войны, никакие соблазны не поколебали духовного суверенитета Руси. Мы об этом и сегодня горячо молились перед Казанским образом Божией Матери. Молились о том, чтобы Отечество наше восходило от силы в силу (Пс. 83,8), чтобы оно становилось духовно и материально богаче, чтобы никогда народная жизнь не отрывалась от ее органических истоков, в центре которых — благодатный исток Святого Православия. Мы молились о том, чтобы открытость нашего общества и нашего государства содействовала материальному укреплению, но чтобы эта открытость никогда не превращалась в измену, в предательство и никогда не привела к тому, что произошло в начале XVII века.

Поэтому сочетание верности всему тому, что дорого нашему народу, с готовностью сотрудничать со всеми народами земли, готовность обмениваться культурными, интеллектуальными дарами и талантами — это и есть залог будущего процветания нашего Отечества.

Теми иноземными оккупантами, которые вошли в Москву, были польско-литовские войска, и в течение последующих веков отношения России и Польши складывались очень сложно. Все время вспоминались старые обиды — и XVII века, и XVIII, и XIX, и века XX. И с одной, и с другой стороны делалось многое для того, чтобы одержать победу, а потому история двух наших народов исполнена многих скорбных страниц, которые до сих пор будоражат сознание и пробуждают к жизни враждебное отношение к иной стороне. И вместе с тем это два славянских народа, которые жили, живут и будут жить бок о бок. К сожалению,

667

 

 

на отрицательных эмоциях, проистекающих из прошлого, до сих пор строится много концепций, направленных на возбуждение взаимной неприязни. Но христиане (а и в Польше, и в России мы в своем большинстве исповедуем христианство) не могут жить по законам злобы, лжи, по диавольским законам. Вот почему и в России, и в Польше возникла мысль о том, что нам необходимо поставить точку в истории этих взаимных конфликтов. В течение трех лет представители Русской Православной Церкви и Католической Церкви Польши (которая является Церковью большинства для польского народа, как Православная Церковь является Церковью большинства для нашего народа) размышляли над тем, как можно выразить наше общее желание поставить точку в истории конфликтов между нашими народами. И было принято решение подготовить общее послание к народам России и Польши, с тем чтобы в центре этого послания было только то, что могут сказать христиане, находящиеся во власти этих исторических конфликтов. Единственное, что можно было сказать, — простое и ясное слово: «Прости!», обращенное друг к другу без всяких условий. Это послание было подписано мной во время моего визита в Польшу, и великой радостью и теплым чувством отозвался польский народ на то, что произошло. Я знаю, что и в нашем обществе это деяние было воспринято с доверием и с теплотой. И в знак того, что обе Церкви призывают свои народы жить в мире, трудиться совместно, по-братски взаимодействовать, отказаться от всяких попыток агрессии — материальной или духовной, — мы обменялись иконами. Я подарил польской стороне копию чудотворной Смоленской иконы Божией Матери, а они подарили копию чудотворной иконы Ченстоховской, которая всегда одинаково почиталась и в Польше, и в России.

Этот образ сегодня находится здесь, рядом с Казанской иконой Божией Матери. Это символ нашего примирения во Христе с теми, кто на протяжении столетий считался врагом. И я благословляю направить этот образ в город Смоленск. Там, на русской Голгофе, на месте массовых расстрелов нашего народа, там, где погибли также невинные польские офицеры, в память о жертвах недавно построен православный храм, и я благословляю, чтобы эта икона находилась в этом храме в Катыни, чтобы перед ней могли молиться и русские, и поляки о своих невинно убиенных отцах и братьях и чтобы там могла совершаться сугубая молитва о примирении наших народов.

668

 

 

Мы празднуем 400-летие освобождения страны от польско-литовской оккупации, мы празднуем 400-летие начала преодоления Смуты в нашем народе с упованием на помощь Божию, чтобы под Покровом Пречистой Царицы Небесной Господь хранил страну нашу, землю Русскую, хранил веру православную, хранил национальное самосознание и всем нам давал внутреннюю силу сопротивляться любой смуте, в мире и благополучии созидая духовную и материальную жизнь нашего Отечества! Аминь.

С праздником поздравляю вас!


Страница сгенерирована за 0.3 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.