Поиск авторов по алфавиту

Автор:Кирилл (Гундяев), Патриарх Московский и всея Руси

Кирилл (Гундяев), патр. Слово за Божественной литургией в праздник Преображения Господня в кафедральном соборном Храме Христа Спасителя г. Москвы 19.08.2009

СЛОВО ЗА БОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТУРГИЕЙ
В ПРАЗДНИК ПРЕОБРАЖЕНИЯ ГОСПОДНЯ
В КАФЕДРАЛЬНОМ СОБОРНОМ
ХРАМЕ ХРИСТА СПАСИТЕЛЯ г. МОСКВЫ

19.08.2009

 

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Сегодня великий двунадесятый праздник Преображения Господня. Только что мы слышали Евангелие от Матфея, где повествуется об этом чудесном событии. По прошествии шести дней взял Иисус Петра, Иакова и Иоанна, возвел их на высокую гору и преобразился перед ними: лик Его просиял, как солнечный свет, одежды Его стали белы, как снег, и предстали Иисусу ветхозаветные пророки Моисей и Илия, и апостолы видели эту удивительную славу Спасителя. Апостол Петр, потрясенный всем, что он переживал в те мгновения, спросил Господа: не стоит ли на этом месте построить три палатки — одну Ему, одну Моисею, одну Илие, чтобы оставаться здесь как можно дольше. Евангелист замечает по поводу этих слов: не знал, что говорил. Еще был слышен глас с Неба, который утверждал, что Иисус есть Возлюбленный Сын Божий; затем это видение исчезло (Мф. 17, 1-5; Мк. 9, 2-7; Лк. 9, 28-35).

Размышляя над этим евангельским текстом, задаешься вопросом: а что же произошло на горе Фавор? Что это было за Божественное сияние? И какое событие предшествовало Фаворскому Преображению за шесть дней до него? Ведь после этих шести дней Он возвел Петра, Иакова и Иоанна на высокую гору. Событие, предшествовавшее Преображению, — удивительное: Господь открыл ученикам, что Ему надлежит пострадать (Мф. 16, 21), и завершил Свое обращение к ним словами: некоторые из стоящих здесь... не вкусят смерти, пока не увидят Сына Человеческого, грядущего в Царствии Своем (Мф. 16, 28). По толкованию святителя Григория Паламы, архиепископа Фессалоникийского, Преображение и было явлением Божиего Царства — того самого Царства, которому Христос по Божеству Своему принадлежал. И свет, который воссиял на Фаворе, был не физическим светом, не отражением солнца — то был Божественный свет, причем апостолы видели его не своими физическими глазами — они прозревали нечто большее, чем только свет.

86

 

 

Откуда апостолы узнали, что рядом со Спасителем — Моисей и Илия? Ведь не существовало никаких портретов, никаких описаний их внешности, однако апостол Петр безошибочно определяет, что это — ветхозаветные пророки. Апостолы видят нечто иное, нежели обычную человеческую реальность, — они видят иной мир и видят его духовными очами, которые вдруг открылись. То, что они узрели на вершине Фавора, — это не свет, который воссиял там на мгновение, а затем исчез; это свет, который постоянно был со Христом, это свет Божественного Царства, свет вечности.

Продолжая размышлять над событием Преображения, святитель Григорий Палама сравнивает два евангельских текста — от Матфея и от Луки — и обращает внимание на то, что у Матфея сказано: по прошествии дней шести взял Иисус Петра, Иакова и Иоанна... и возвел их на гору высокую (Мф. 17, 1). А у евангелиста Луки сказано: дней через восемь (Лк. 9, 28). И святитель Григорий справедливо утверждает, что в различии этих двух цифр заключен некий смысл. Действительно, если Матфей не считает первого и последнего дня, то получается, что расстояние между событиями — шесть дней. А Лука считает и первый день, и последний, — и получается восемь дней. Святитель Григорий утверждает, что это разночтение не случайно: говоря о восьмом дне, евангелист Лука хочет показать нечто большее, чем просто хронологию этих двух событий, временную дистанцию, которая их связывает. За шесть дней до Преображения Господь поведал о славе Своей, о явлении Царствия Небесного. И святитель Григорий Палама говорит, что ви́дение славы Преображения есть ви́дение славы восьмого дня творения. Известно, что мир был создан за шесть дней, в седьмой день Господь почил... от всех дел Своих (Быт. 2, 3), а восьмой день — это день Преображения всего мира, которое, по слову Григория Паламы, архиепископа Фессалоникийского, наступит тогда, когда грехом будет уничтожен физический мир. Вот тогда и явится восьмой день Царствия Божия.

Но как важно откровение, данное Господом ученикам на горе Фавор: этот восьмой день есть не только то, что наступит после конца человеческой истории, — он существует уже сейчас. Это мир Божественного Царства, который мы не видим физическими глазами, к которому мы не можем прикоснуться руками, потому что он закрыт от нас нашим грехом; но от этого реальность Божественного

87

 

 

мира не становится меньшей и ничем не помрачается. Этот мир существует, и каждому из нас, подобно апостолам, дана возможность прикоснуться к нему уже в этой жизни. Когда мы принимаем Святые Христовы Таины, когда очищаем свою душу покаянием, когда во время Божественной литургии радостно бьется наше сердце — мы прикасаемся к этому восьмому дню творения, Божественному Царству, — не физическими глазами и руками, но нашими сердцами. Вот почему и начальный возглас Литургии напоминает нам о Царстве Божием: «Благословенно Царство Отца и Сына и Святого Духа!» Через Церковь, через Литургию мы становимся соучастниками этого Царства, а значит, и соучастниками Преображения. Нам открывается — конечно, не в полной мере, а, как говорит апостол Павел, как бы через тусклое стекло, гадательно (1 Кор. 13, 12), — то, что мы увидим после своей кончины.

В тропаре и кондаке праздника Преображения прослеживается такая мысль: Господь преобразился перед Своими учениками настолько, насколько они могли воспринять это Преображение — «якоже можаху». И преобразился для того, чтобы укрепить их веру: чтобы тогда, когда они будут видеть Его распинаемым, они вспоминали эту славу преображенного на Фаворе Спасителя. Вот и нам на земле дается великое счастье прикосновения к иному, Божественному миру для того, чтобы мы обретали веру и силу жить по Божиему закону.

Мир, который окружает нас и который лежит во грехе и зле (1 Ин. 5, 19), постоянно переориентирует наше сознание. Он уводит нас от этого ви́дения восьмого дня. Он направляет все наши силы на достижение тех целей, которые не имеют никакой связи с вечностью. Мы погружаемся в море забот, треволнений, конфликтов; мы недоумеваем от того, что происходит в мире, не можем проследить и понять цепь трагических событий, которые обрушились на наше Отечество: от чего они? — от злой воли человека или каких-то иных обстоятельств? Сердце надрывается, когда слышишь скорбные сообщения о трагической кончине наших сограждан1. И многие могут подумать: а где же перспектива? куда мы идем? что с нами происходит?

1 Накануне, 18.08.2009 г., Святейший Патриарх выразил соболезнование в связи с аварией на Саяно-Шушенской ГЭС.

88

 

 

И ведь речь идет не только о нашей стране — речь идет о всем мире, о всем роде человеческом.

Мы никогда не поймем, куда идем, и никогда не увидим правильного пути, пока у нас не откроется духовное зрение, потому что смысл человеческой жизни обретается только в перспективе вечности. Если мы видим, чувствуем славу восьмого дня, славу Божественного Царства, которое не только еще должно наступить в конце времен, а которое уже сейчас реально существует вместе с этим миром; если мы осознаём необходимость подчинить нашу земную жизнь Божию закону и Божиим заповедям, тогда человеческими усилиями, подкрепляемыми благодатью Божией, мы будем преобразовывать наш греховный мир, стараясь сблизить его с невечерним Божественным Царством1. В этом — задача Церкви перед лицом истории: провозглашая весть о спасении, Церковь стремится помочь каждому человеку приблизиться к Божественному Царству уже здесь, на земле, а затем, после смерти, стать наследником этого Царства. Церковь призвана воздействовать таким образом на окружающий мир, на человеческое общество, чтобы преображать это общество по Божиему закону, приближая земной, тварный мир к миру небесному, стремясь, чтобы земной мир в полной мере отражал в себе Божественную славу. И нет никакой другой цели церковного служения, как нет никакой иной конечной цели для человека, кроме достижения Царствия Божия, лицезрения этого Царствия, подчинения его законам.

Праздник Преображения Господня исполнен величайшего смысла, который отражен и в традиции иконописания. Древние иконы Преображения изображают Спасителя на вершине горы; справа и слева — Моисей и Илия, у ног Спасителя — апостолы, а из одежд Спасителя струится свет, который падает на окружающий мир — горы, деревья, животных (на некоторых иконах и они изображены). Этот ослепительный свет символизирует Божественную энергию, которой Бог пронизывает весь космос, все творение. И человек призван, воспринимая эту Божественную энергию, по образу Божиего Царства преобразовывать себя и окружающий мир. К этому призывает нас и сегодняшнее евангельское событие, которое мы празднуем, призывает Слово Божие, призывает Божественная мудрость. А нам

1 Пасхальный канон, песнь 9.

89

 

 

остается только не противопоставлять свое несовершенное человеческое мудрование этой Божественной мудрости. Аминь.


Страница сгенерирована за 0.35 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.