Поиск авторов по алфавиту

Автор:Данилушкин М. Б.

Данилушкин М. Б. Николай Иванович Сагарда

Приводится по изданию проф. Н. И. Сагарда, Св. Григорий Чудотворец, СПБ, 2006.

 

Данилушкин  М. Б.

 

НИКОЛАЙ ИВАНОВИЧ САГАРДА

Николай Иванович Сагарда родился 1 Декабря 1870 года в городе Золотоноша в семье священника. Отец его служил в церкви Рождества Пресвятой Богородицы села Красионовка Золотоношского уезда Полтавской губернии. Первоначальное образование Николай Иванович получил в Переяславском Духовном Училище; среднее — в Полтавской Духовной Семинарии, а высшее — в Санкт-Петербургской Духовной Академии, куда поступил в 1892 году. В 1896 году он окончил курс со степенью кандидата Богословия и с правом на получение степени магистра без новых устных испытаний. На 1896-1897-й учебный год Николай Иванович был оставлен при Академии в качестве профессорского стипендиата при кафедре Священного Писания Нового Завета. С 1897-1905 гг. Николай Иванович преподает в Полтаве, сначала в Духовном училище, а затем в Семинарии. В эти годы он работает над сочинением «Первое соборное послание святого Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова. Исагогико-экзегетическое исследование», за которое в 1904 году получает степень маги-

III

 

 

IV

стра богословия, а также печатает свои статьи в местных духовных журналах.

В это же время Николай Иванович женился на дочери протоиерея г. Полтавы Лидии Николаевне Ураловой (1880 г.р.). С 1900-1913 годы у супругов родилось четверо детей.

С 1904 года Николай Иванович начинает деятельно искать место для преподавания в столичных Академиях. Ему тесно в Полтаве, и обстановка в тамошней Семинарии его угнетает. «Я всей душой рвусь из Полтавы туда, где молено было бы отдаться научной работе, и труда не боюсь» пишет он в Санкт-Петербург своему старшему другу проф. Н. Н. Глубоковскому.

Наконец, летом 1905 года ему становится известно, что в Санкт-Петербургской Духовной Академии освобождается кафедра Патристики, и он просит поставить свою кандидатуру при обсуждении вопроса о замещении этой кафедры: «Если признают меня достойным чести приглашения на академическую кафедру, я пойду с радостью и готовностью сделать все, что в моих силах, для Академии», напишет он в сентябре 1905 года. И вот 29 Сентября того же года он получил долгожданное письмо с уведомлением о своем избрании на кафедру Патристики.

Прибыв в Санкт-Петербург, Николай Иванович горячо принимается за составление курса Лекций по столь мало разработанному в России предмету. Его знаменитые «Лекции по Патрологии», в которых наиболее полно раскрылся талант ученого, впервые изданные лишь в наше время в 2004 году в Санкт-Петербурге Издательством «Воскресение» - литографировались с 1907 по 1917-й годы самими студентами Академии с разрешения Ректора в небольшом количестве (несколько десятков) экземпляров. До сих пор курс проф. Н. И. Сагарды является основным учебником патрологии и для нынешних студентов Академии.

В 1905-м году Николай Иванович уже является доцентом Санкт-Петербургской Духовной Академии, а в 1909-м году он получает должность экстра-ординарного штатного профессора Духовной Академии. С начала Декабря 1911 года вплоть до 1 Января 1915 года он состоял Редактором известного журнала «Христианское Чтение». Работал ученый с увлечением: о плодах его деятельности мы можем судить по высокому научному уровню этого журнала за те годы.

Продолжая свои научные занятия, он опубликовал в 1910 году блестящую работу «Древне-Церковная Богословская наука на Греческом Востоке в период ее расцвета IV—V вв., ее главнейшие направления и характерные особенности». А в 1916-м году в Петрограде вышло его ныне переиздаваемое глубокое патрологическое исследование «Святой Григорий Чудотворец, епископ Неокесарийский. Его жизнь, творения и Богословие».

 

 

V

Семнадцатый год, как II для многих других ученых и преподавателей, стал для Николая Ивановича переломным. Тяжело переживай закрытие в 1918 году Духовной Академии, он вынужден был с семьей вернуться на свою родину в Полтаву, где бедствовал и терпел лишения. В Октябре 1918 года Николай Иванович «месте с своим братом Александром Ивановичем (читавшим с 1910-1918 г. в Академии лекции по церковной литературе на Второй кафедре Патрологии) и сыном Василием, в целях изыскания средств к существованию, оказывается в Киеве, где в 1919 году зачисляется в состав приват-доцентов Киевского Университета святого князя Владимира и начинает чтение лекций по истории древней Христианской литературы.

Летом 1920 года Николай Иванович уезжает в Полтаву для воссоединения с семьей и с целью «поправить образование детей, которое смято, оборвано». Чтобы иметь хотя какой-то заработок Николай Иванович нанимается на работу по разбору частных дворянских архивов с почасовой оплатой.

С конца 1920 года Николай Иванович состоит заведующим и главным библиотекарем Полтавской Центральной Научной библиотеки, образованную из книжных собраний, изъятых из разрушенных имений бежавших с Русскими добровольцами интеллигентов, а также читает лекции по истории Византийской литературы в Институте Народного Образования (И.Н.О.). Однако работе мешает подозрительность, с какой относятся к нему как к малороссу российской ориентации. В письме от 20. ХІ. 1920 г. он напишет Н. Н. Глубоковскому: «В Полтаве, как и вообще на Украине, жизнь сильно осложняется национальной борьбой, которая приняла острые формы и даст чувствовать себя на каждом шагу не только россиянам, но и украинцам российской ориентации,-

 

 

VI

последние считаются «щирими украинцами» за более вредный элемент, чем чистокровные россияне» *).

В письме 27 Мая 1921 года тому же адресату он с горечью напишет о внутриполитической ситуации того времени: «...разрушены все устои государственной, торговой и хозяйственной жизни страны, и в душу каждого влито столько горечи, что осадок ее будет чувствоваться и переживаться очень долго».

Невероятная дороговизна заставляет профессора вместе с сыном Мишей исполняет обязанности дворника, а летом всей семьей обрабатывать взятые в аренду землю и сад. Последнее письмо его к Н. Н. Глубоковскому (от 27 Мая 1921 года) полно печали: «...Уходят лучшие годы, а с ними и надежды на осуществление даже скромных планов, какие намечались в области научной работы».

В 1924 г. Николай Иванович вместе с семьей переехал в Киев. Он получил должность заведующего отделением во Всенародной Библиотеке Украины, а с 1926 г. по 1928 г. является заместителем председателя Византологической комиссии при Всеукраинской Академии Наук. В дальнейшем проф. Н. И. Сагарда продолжает свои труды в Академии Наук. Последние его печатные труды исключительно статьи библиографического характера, посвященные составлению каталогов научных изданий Всеукраинской Академии Наук. Проживал профессор Н. И. Сагарда в Киеве по адресу: Кудрявский проулок, д. 8, кв. 4. О времени и обстоятельствах его кончины нам не удалось собрать полных сведений. Предположительно, он скончался в 1943-м году во время немецкой оккупации.

* * *

Продолжая издавать труды доктора церковной истории, профессора Николая Ивановича Сагарды, Издательство считает особо важным для Русской богословской науки переиздание впервые после 1916 г. докторской диссертации профессора «Святый Григорий Чудотворец, епископ Неокесарийский. Его жизнь, творения и богословие. Патрологическое исследование» (Петроград, 1916). Этот труд был издан в серии «Ученые труды Петроградской Духовной Академии, издаваемые на средства юбилейного фонда в память столетия Академии».

Особую ценность этому изданию придает то, что монографий, посвященных святому Григорию Чудотворцу, существует даже в современной патрологической науке совсем немного.

*) Письмо Н. И. Сагарды —Н. Н. Глубоковскому (20 .IX. 1920), РНБ АДП. Ф 194, оп. 1, д. 772. Л. 21 (неопубл.)

 

 

VII

Апостол Понтийской страны, основатель Неокесарийской Церкпи, этот святой (род. ок. 213 г., память 17/30 ноября), будучи человеком деятельною служения, посвящал свои литературные труды преимущественно практическим пастырским целям и писал их лишь тогда, когда в этом была настоятельная необходимость. Происходя из языческой семьи высокопоставленных сановников Неокесарии Понтийской *), изучив на родине риторику и юриспруденцию, он вместе со своим братом Афинодором приехал в Кесарию Палестинскую, куда муж их сестры был назначен императорским губернатором Палестины. Находясь там, он попал под влияние гения вдохновенного Оригена и стал посещать его лекции, что сыграло решающую роль в его жизни и отразилось затем в написанной св. Григорием «Благодарственной речи Оригену», являющейся ценным источником сведений о личной судьбе Оригена и методе его преподавания.

И он, и его брат, приняв христианство и крестившись, остались в Кесарии на целых пять лет (233-238 г.), чтобы основательно пройти весь курс лекций Оригена. В этой школе св. Григорий изучал философию, логику, диалектику, геометрию, физику, астрономию, этику, метафизику. На этом основании полагался венец обучения богословие и изъяснение Священного Писания.

По окончанию обучения у Оригена св. Григорий и его брат были отправлены обратно на родину к их матери. Принадлежа к высшему кругу Неокесарийского общества, имея прекрасное образование, св. Григорий по возвращении домой не стремился обнаруживать свою ученость всенародно в собраниях. Напротив, как пишет его биограф св. Григорий Нисский, он решил «удалиться от шума площадей и от всей городской жизни и в уединении пребывать с собою и чрез себя с Богом». Оставив практическую деятельность св. Григорий ищет уединения. Однако, по призыву Церкви и настоятельной просьбе Федима, епископа Амасийского, преданною делу распространения Христианства, он оставляет свое уединение. А вскоре, несмотря на молодость св. Григория, епископ Федим совершил его хиротонию в первого епископа Неокесарии.

Св. Григорий проповедовал Евангелие в своей провинции столь ревностно, что ко времени его кончины во всем Понте язычников осталось лишь 17-ть человек. Он привлекал к себе множество людей теми дарами чудотворения, которые дал ему Господь. Эти чудотворения, совершаемые св. Григорием для преодоления препятствий, встречавшихся на его миссионерском поприще, снискали ему титул Тауматурга (Фавматурга) или Чудотворца.

Св. Григорий и в епископстве оставался религиозным философом, всему предпочитая «любомудрствовать», по словам св. Григо-

*) Впоследствии город Никсар на реке Лике.

 

 

VIII

рия Нисского, «о чаемой горней жизни». И его философские дарования освящались даром Божественного вразумления. В каждом термине краткого Символа веры, полученном св. Григорием через откровение от самих Апостолов, выражены величайшие глубины богословского умозрения. Известно, что св. Григорий принимал участие в Антиохийском соборе 265 года, осудившем ересь Павла Самосатского.

Полная отдача миссионерскому служению, стремление лично насаждать веру Христову ограничивали литературную деятельность святого, однако речи св. Григория, носившие печать вдохновения древних пророков, сохранялись в памяти благочестивых жителей Понта, почитавших его как Апостола своей страны, а затем передавались ими своим детям и внукам. Так св. Василий Великий получил наставления св. Григория по преемству памяти от своей высокообразованной бабки Макрины, живой свидетельницы проповедей Понтийского святителя. Каппадокийские отцы IV столетия почитали его как основателя Каппадокийской Церкви, а св. Григорий Нисский оставил жизнеописание св. Григория Чудотворца, которое дошло до нашего времени. Предание Понтийских жителей, сохраненное св. Василием Великим, показывает св. Григория кротким, чуждым превозношения, гнева, стремящимся прежде всего в личной жизни осуществить заповеди Христовы, через что происходило его глубокое нравственное влияние на все стороны жизни его паствы. Таким образом, личность и деятельность св. Григория, несмотря на то, что он был церковным деятелем далекой окраины, каким в то время являлся Понт, и после его блаженной кончины, последовавшей в правление Аврелиана (270-275 г.), имела колоссальное значение по влиянию его на последующие поколения отцов Церкви.

Николай Иванович Сагарда, заинтересовавшись столь мало исследованными творениями и личностью св. Григория, с 1912 года начал заниматься переводом немногочисленных сохранившихся писаний св. Григория Чудотворца. Видимо, в это же время у него появилась мысль составить полноценную монографию, посвященную св. Григорию Чудотворцу. И вот в 1916 году увидела свет книга «Святой Григорий Чудотворец, епископ Неокесарийский. Его жизнь, творения и Богословие».

К сожалению, этот капитальный труд не получил должной оценки в богословской литературе. Даже в Журналах Совета Петроградской Духовной Академии не сохранилось полноценных отзывов на книгу. Причиной тому стала революционная смута, оборвавшая нормальное течение жизни. Однако, именно это научное исследование выдвигает Николай Иванович в 1917-м году на соискание степени доктора церковной истории, и определением Совета Академии от 5-6 Мая 1917 года он удостаивается этой

 

 

IX

высокой степени. А в Январе 1918 года после слушания отзывов на означенное сочинение профессора Н. И. Сагарды, представленных в Совет Академии профессорами ИЛ. Соколовым и А. И. Бриллиантовым, ему была присуждена Макарьевская премия.

Из сохранившихся отзывов удалось найти лишь черновик отзыва проф. А. И. Бриллиантова. Этот черновик, представляющий гобой автограф карандашом, имеющий солидный объем в 84 листа убористым почерком, свидетельствует о том, что отзыв проф. А. И. Бриллиантова сам по себе представляет серьезный богословский интерес, но крайняя неразборчивость почерка и черновой характер документа затрудняют его воспроизведение.

Прежде всего проф. А. И. Бриллиантов указывает, что «о св. Григории Чудотворце в ученой литературе новейшего времени имеются, помимо монографии Рассела (1880) лишь ... краткие очерки о нем в трудах общего характера по истории древнецерковной литературы и в богословских энциклопедиях. Но и указанная книга построена своеобразно для монографий... Нет еще научных изданий ... Такое издание ... было пока только обещано»...

Продолжая свою мысль, проф. А. И. Бриллиантов делает вывод: «Сочинение Н. И. Сагарды является в таком случае первой монографической, обнимающей с возможной полнотой, ...обстоятельной монографией о св. Григории... в церковно-исторической литературе новейшего времени...» (л. 1).

Далее, разбирая тонкости различных богословских суждений, рецензент ставит в особую заслугу автору, что он «не удовлетворился сказанным у западных ученых (Каспари и др.)», а провел самостоятельную исследовательскую работу. И, наконец, он делает вывод: «Книга Н. И. Сагарды должна занять почетное место в патрологической литературе. Автору она дает, по моему мнению, бесспорное право на получение ученой степени доктора церковной истории» (л. 27 об.), и далее: «Труд его может быть признан достойным и премии имени митроп. Макария» (л. 1-3 об.).

Научный уровень капитального исследования проф. Н. И. Сагарды настолько высок, что до настоящего времени оно используется как авторитетнейшая монография у патрологов всего мира. Именно это обстоятельство, а также то, что сама диссертация петербургского патролога может стать классическим пособием для создания подобных исследований современными учеными-богословами, диктует насущную необходимость в ее переиздании сегодня.


Страница сгенерирована за 0.49 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.