Поиск авторов по алфавиту

Автор:Без автора

Действия и распоряжения Правительства

I. Центральные.

Письмо об отношении к религиозным обществам.

Всем Губисполком. и Горисполком.

23 января 1918 года опубликован декрет Совета Народных Комиссаров „об отделении церкви от государства и школы от церкви“ (№ 18 Собрания узаконений, 263).

Согласно этому декрету уравниваются в правах все религии, и ни одна из них не может пользоваться преимуществами, поддержкой государственной власти и содержанием на средства, принадлежащие всему народу.

Каждый гражданин и гражданка получают право исповедовать по своему убеждению любую религию, поскольку религиозные действия не сопровождаются контрреволюционными и уголовно-наказуемыми деяниями.

Каждый гражданин и гражданка имеют право не исповедовать никакой религии. Не только отменяется насильственное влияние в пользу какой-либо религии, но ни одно религиозное общество не имеет права владеть собственностью, почему все имущество церквей и других общин объявлено достоянием всего народа.

Вместе с тем, согласно декрета, школа отделяется от церкви, т. е. школа превращается в мастерскую, где изучается и преподается подлинная наука, не искаженная примесью каких бы то ни было вероучений.

Этот декрет заложил прочное основание освобождению трудовых масс от насильственного навязывания с младенческих лет до гробовой доски вероучений, а верующим и их обществам декрет обеспечивает полную возможность думать, верить и учить согласно внутреннему убеждению.

Только теперь искренно верующие получили полную возможность свободно исповедовать свои религиозные взгляды и проявлять их в храмах и молитвенных домах, не стремясь к собственническому стяжанию, не испытывая гонений и не цепляясь за подачки и за поддержку государственной власти.

А с другой стороны, только теперь сторонники научного мышления, не исповедующие никакой религии, получили действительное право на своих общественных собраниях свободно выражать свои мысли, каких бы областей знания они ни касались.

Прошло 13 месяцев с момента опубликования декрета, и факты покатали, что трудящиеся массы, несмотря на клевету и наветы врагов Советской Республики, ясно поняли сущность декрета и глубоко оценили его революционную цель.

И не только трудящиеся, доселе угнетенные и обманутые массы, но сами сторонники прежде господствующей религии (христианского православия) начинают признавать декрет и перестают клеветать по поводу его. Так, духовенство города Карачева, в обращении своем к гражданам, говорит:

„В последнее время злонамеренными лицами распространяются с контрреволюционной целью слухи о том, что вот коммунисты-большевики надругаются над верою, грабят церкви, отбирают церковную утварь, запрещают духовенству совершать богослужения и т. д.

„Граждане, мы, Карачевское духовенство, заявляем вам, что все эти слухи — злая ложь, и распространяющие их преследуют явно контрреволюционные цели, пользуясь темнотой и несознательностью народной. Мы, Карачевское духовенство, заявляем всем гражданам:

„Никаких оскорблений и гонений на религию коммунисты не делают".

Следовательно, не искренно верующие, а жадные попы-спекулянты, кулаки в рясах, боятся критики и свободы мысли и клевещут на исторический декрет Рабочего и Крестьянского правительства. И с другой стороны — не действительные сторонники Советской вла-

38

 

 

сти, не подлинные представители трудящихся, а только самозванцы, хулиганы и провокаторы толкуют декрет, будто он дает кому-либо право уничтожать верующих, грабить храмы и молитвенные дома, растаскивать по своим карманам добро прежних религиозных общин.

Народный Комиссариат Внутренних Дел считает необходимым напомнить вам, уважаемые товарищи, что великий освободительный декрет надо понимать именно так, как он написан и как он понимался самим выборным правительством трудящихся.

2. За последние месяцы в Народный Комиссариат Внутренних Дел стали поступать сообщения об использовании зданий, находящихся в распоряжении общин верующих (храмы и молитвенные дома) для политических собраний, митингов и лекций (так было, например, в Вятской губернии и в Северо-Западном крае).

Кроме того, поступают многочисленные просьбы от местных Советских организаций о разрешении занимать временно здания религиозных обществ и приходов для политических и просветительных целей.

По этому вопросу считаем необходимым заявить следующее: согласно декрету все имущество, в том числе стало быть и здания религиозных общин, „объявляются народным достоянием“, но здания, предназначенные специально для богослужебных целей, отдаются в бесплатное пользование соответственных религиозных обществ (ст. 13).

Следовательно храмы и молитвенные дома декрет признает собственностью не общества верующих, а всего народа и предоставляет верующим только в „бесплатное пользование“.

И ничего не будет противозаконного и для религиозного чувства оскорбительного в том, если, при недостатке помещений, придется использовать храмы и молитвенные дома также для культурно-просветительных и общественно-политических целей.

Однако, Народный Комиссариат Внутренних Дел строжайше предписывает допускать использование зданий религиозных обществ для указанных выше целей только при наличии следующих условий:

Если, во-первых, действительно в данной местности ощущается острый недостаток в зданиях и помещениях.

Если, во-вторых, большинство членов местной религиозной общины или прихода, не возражает против использования здания или, тем более, даже сочувствует ему.

Если, в третьих, гражданские собрания не стесняют отправления богослужения.

Если, наконец, местный Исполнительный Комитет в состоянии обеспечить такой порядок гражданских собраний в храмах и молитвенных домах, при котором участники этих собраний не оскорбят каким-либо образом предметов, почитаемых верующими за священные.

При несоблюдении перечисленных условий, занятие зданий религиозных обществ для гражданских целей Народный Комиссариат Внутренних Дел будет считать противозаконным, а виновников будет привлекать к строгой ответственности.

3. До октябрьского переворота, господствовавшие классы — дворяне —  помещики, буржуа — капиталисты и их прислужники — сытые, обеспеченные интеллигенты, не только создавали свое благополучие на труде и нищете народных масс, но и самым преступным образом использовали, в своих корыстных целях, непросвещенность и темноту рабочих и крестьян.

И в этом использовании народной отсталости господствовавшие классы доходили до грязного и низкого обмана тех, кого они сами держали намеренно в темноте. Одним из способов одурачения и обмана были так называемые „мощи“.

В течение целых веков народная голь и беднота ходили на поклонение гробам, в которых, как они верили, сохранились тела святых угодников. Масса бедного люда шла на поклонение и несла в жертву свои последние гроши. И вот, теперь в нескольких местах (в губ. Олонецкой, Самарской, Воронежской и др.) рабочие и крестьяне перестали верить всему, что вдалбливалось в голову их прежними господами, своими собственными глазами и руками освидетельствовали „мощи“ и к понятному удивлению своему не нашли того, во что верили: в изукрашенных ящиках оказались просто одетые в соответствующие костюмы большие куклы из ваты, опилок и прочей разной рухляди.

Такое разоблачение векового обмана не является поруганием свободы совести и не противоречит ни одному из законов Советской Республики. Наоборот, именно злостные и сознательные обманщики трудящихся должны быть привлечены к строгой и сугубой ответственности.

Однако, подобные обследования ни в коем случае нельзя производить так, как они кое-где производились: тайком, без свидетелей, без точной записи найденного и с расхищением разных церковных вещей, что вызвало несправедливые нарекания не только верующих, но и просто честных граждан Республики.

А потому Народный Комиссариат Внутренних Дел строжайше предписывает:

В случав возникновения сомнений, в случае действительной надобности проверки, обследование должно производиться в присутствии ответственных членов советских организаций и уполномоченных от верующих и священнослужителей, а также в присутствии свидетелей; причем должна быть составлена тщательная опись всех обнаруженных вещей и должен быть аккуратно написан и всеми уполномоченными и свидетелями подписан протокол всего обследования.

Только в таком случае действительно и неопровержимо будет изобличен обман, и виновники его будут навсегда заклеймены пятном несмываемого позора.

Итак, терпимо относясь к искренне верующим, борясь оружием свободной критики с обветшалыми религиозными предрассудками, беспощадно клеймя заблуждения, тщательно разоблачая вековые обманы, мы не только не оскорбим инакомыслящих, но, наоборот, тем скорее привлечем наиболее честных из них на сторону подлинно-научных взглядов и, таким образом, окончательно разобьем цепи духовного рабства.

28 февраля 1919 г. № 123037.

Народный Комиссар Внутренних Дел Г. Петровский.

Заведующий Отделом Управления С. Минин.

Секретарь Коллегии Духовской.

39

 

 

Во все Отделы Юстиции и Советы Народных судей.

Имея в виду, что в суд поступают дела об освобождении от воинской повинности по религиозным убеждениям от лиц, официально принадлежащих к организациям, не только не отрицающим самого деятельного участия в империалистических войнах в прошлом и настоящем, но и принимавших в них самое деятельное участие, необходимо придерживаться следующих правил:

1) По смыслу декрета от 4-го января 1919 г., экспертиза должна быть полной, т. е. московский объединенный совет религиозных общин и групп должен отвечать определенно, что данное лицо (и отнюдь не та или иная группа верующих) известно объединенному совету лично или на основании достоверного исследования жизни и деятельности этого лица, а не формально, ибо декрет имеет в виду деятельность сих лиц по прошлой их жизни и борьбе за свободу религиозных убеждений при низвергнутом царском режиме.

2) Народный суд имеет право не удовлетворяться письменным заключением объединенного совета и или вызвать эксперта в свой суд, или препроводить дело в московский совет народных судей для соответственного направления.

3) Дела необходимо назначать в ближайшие судебные заседания и предоставлять соединенному совету на дачу заключения срок не более одной недели.

4) Суд в своем определении не связан заключением объединенного совета, а по существу должен иметь в виду требование пункта 2 сего декрета и может не признать экспертизы удовлетворительною и отказать в просьбе, усмотрев из запроса самого просителя или путем свидетельских показаний, что искренность принадлежности его к религиозной секте или исповедывание антимилитаристических религиозных воззрений должным образом не подтверждены, и, следовательно, имеется основание предполагать, что по выходе уже декрета в действие данное лицо лишь пытается использовать его, как удобный, предоставленный ему в Советской Республике способ уклониться от гражданской обязанности.

Народный Комиссар Юстиции Д. Курский.

Заведующий VIII Отделом П. Красиков.

(Распубликовано в № 161 (713) Известий В. Ц. И. К. от 24 июля 1919 года).

Постановление Народного Комиссариата по Просвещению о недопущении духовенства к занятию должностей в школах, утвержденное в заседании 3-го марта 1919 года.

В развитие п. 9 декрета „об отделении церкви от государства и школы от церкви“ (Собр. Узак. № 18) и п. 33 постановления Народного Комиссариата Юстиции о порядке проведения в жизнь этого декрета (Собр. Узакон. № 62) Народный Комиссариат по Просвещению постановляет:

1) Воспретить лицам, принадлежащим к духовенству всех его родов, всех вероисповеданий, занимать какие бы то ни было должности во всех школах;

2) Лица, принадлежавшие ранее к составу духовенства, по оставлении сана, могут занимать таковые должности лишь с особого каждый раз разрешения Народного Комиссариата по Просвещению;

3) Виновные в нарушении сего воспрещения подлежат суду Революционного Трибунала.

Заместитель Народного Комиссара по Просвещению М. Н. Покровский.

(Распубликовано в № 57 (609) Известий В. Ц. И. К. от 15 марта 1919 года).

II. Местные.

Постановление Президиума М. С. Р. и К. Д. от 8-го августа 1919 г. о праве религиозных общин пользоваться печатями, штемпелями, бланками и т. п.

Согласно заключению юридического отдела, предложить всем религиозным общинам на каждом выданном удостоверении о совершении религиозного обряда при наложении печати ставить также штамп: „настоящее удостоверение актом гражданского состояния служить не может“.

Президиум М. С. Р. и К. Д.

Распубликовано в № 319 „Вечерних Известий“ от 16 августа 1919 г.


Страница сгенерирована за 0.29 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.