Поиск авторов по алфавиту

Автор:Дмитриевский Алексей Афанасьевич

Дмитриевский А. А. Библиотеки рукописей на Синае и Афоне под пером профессоров-палеографов В. Гардгаузена и С. Ламброса

      119

ПРИЛОЖЕНИЯ.

 

ПРИЛОЖЕНИЕ I.

Библиотеки рукописей на Синае и Афоне под пером профессоров—палеографов В. Гардгаузенаи С. Ламброса.

Catalogus codicum graecorum sinaiticorum scripsit W. Gardthausen lipsiensis. Oxonii, e typographeo clarendoniano 1886 an.

Κατάλογος τῶν ἐν ταῖς βιβλιοθήκαις τοῦ Ἁγίου ὄρους ἑλληνικῶν κωδίκων ὑπὸ Σ. Π. Λάμπρου, καθηγητοῦ τοῦ πανεπιστημίου, τόμος πρώτος, μέρος πρῶτον, βιβλιοθήκαι. Πρωτάτου, Ἀγίας Ἄννης, Ἁγίου Παύλου, Xιλιανταρίου, Ζωγράφου, Κωνσταμονίτου, Γρηγορίου, Ξενοφῶντος. Ἐν Ἀθήναις τυπογραφεῖον 'Αλεξάνδρου ΙΙαπαγεωργίου. 1888 ἐτ.

 

(Библиографические замечания).

I.

Год от году все более и более в ученом мире увеличивается интерес к книжным рукописным сокровищницам. Важнейшие европейские библиотеки рукописей уже сравнительно давно имеют каталоги, изданные в свет. Правда, эти каталоги в большинстве случаев составлены ненаучно и не могут ни в каком случае удовлетворять человека с широкими запросами и требованиями к такого рода изданиям, но они важны, как статистика наличного рукописного материала, ожидающего ученой разработки, а для самих библиотек, как официальный обнародованный инвентарь наличного имущества, обыкновенно легко расплывающегося по рукам библиоманов и собирателей рукописей. В последние годы настала очередь и дли библиотек, находящихся вдали от

 

 

— 120 —

центров европейского просвещения, для библиотек далекого востока. В настоящее время занят описанием рукописей Палестины известный молодой греческий ученый, доктор эллинской филологии Императорского московского университета, А. Пападопуло-Керамевс, в литературе составивший себе известность описанием рукописей смирнской библиотеки 1), библиотек македонских и фракийских2) и разных библиотек 3) островов Средиземного моря. В скором времени надеются выпустить в свет описания рукописей — патмосской библиотеки И. Саккелион, заведующий отделением рукописей в национальной греческой библиотеке в Афинах и составивший это описание много лет тому назад, и секретарь патриарха александрийского Г. Г. Мазараки, вчерне описавший все рукописи патриаршей библиотеки в Каире уже довольно давно. Вышли, наконец, уже в свет каталоги рукописей—синайских, в 1886 году и афонских библиотек в прошлом 1888 году, с которыми мы и намерены теперь познакомить наших читателей.

Каталог синайских рукописей составлен известным греческим палеографом, лейпцигским профессором, В. Гардгаузеном, который с этою целью, по поручению своего университета, нарочито прожил на Синае в 1880 году 40 дней. Приобретши громкую известность своим трудом под заглавием: GriechischePalaeographie“, Leipzig.

1Κατάλογος τῶν χειρογράφων τῆς ἐν Σμύρνῃ βιβλιοθήκης τῆς εὐαγγελικῆς σχολής. Σμύρνη. 1877 ἐτ.

2) Ἐκθεσις παλαιογραῳ, καὶ φιλολογικῶν ἐρευνῶν ἐν Θράκῃ καὶ Μακεδονία, ἐν Κωνστανην. 1886 ἐτ.

3) Обширное описание, продолжающееся еще печатанием, под заглавием: Μαυρογορδάτειος βιβλιοθήκη ἤτοι γενικὸς περιγραφικός κατάλογος, τῶν ἐν ταῖς ἁνἀ τὴν ἀνατολήν βιβλιοθὴκαις εὐρισκομένων ἐλληνικῶν χειρογράφων, καταρτισθεῖσα καὶ συνταχθεῖσα κατ’ ἐντολήν τοῦ ἐν Κωνσταντινουπόλει ἐλληνικοῦ φιλολογικοῦ συλλόγουВышло в свет пока два выпуска этого каталога. Первый выпуск издан в 1884 году.

 

 

— 121 —

1879 г., который ныне сделался настольною книгою у всякого, кому приходится заниматься греческими рукописями, г. Гардгаузен не мог не обратить внимания в ученой литературе и своим настоящим Каталогом рукописей синайской библиотеки. Люди науки1) приняли этот Каталог с радостью и полною благодарностью за столь бескорыстный и самоотверженный труд, потому что теперь лишь открылась возможность судить непосредственно каждому о тех книжных богатствах, какими владеет в настоящее время синайская библиотека, о которой, благодаря открытиям гг. Тишендорфа 2), Гейтлера 3) и др., в ученом мире сложились совершенно преувеличенные представления. Можно быть уверенным, что в науке настоящий Каталог до тех пор, пока не появится более подробное ученое описание синайских рукописей, будет занимать почетное место на ряду с каталогами Монфакона, Лямбеция, Питры в др. Имя Гардгаузена, как палеографа, может служить верным ручательством таких надежд.

Но в действительности настоящий Каталог едва ли имеет право на такое почетное положение в науке, так как он, к глубокому сожалению, не лишен весьма серьезных промахов и недосмотров, непростительных не только для стяжавшего себе европейскую известность палеографа, но идля всякого более или менее внимательного чтеца, умеющего разбирать рукописи. В этом отношении ваш соотечественник, известный начальник русской духовной миссии в Иерусалиме, архимандрит Автонин,

1) Весьма сочувственный отзыв об этом Каталоге сделал Адольф Гарнав в Theologische literaturzeitung“, № 19, 1886 г.

2) Тишендорф открыл на Синае и обнародовал известный в науке кодекс евангелия V в.

3) Гейтлер, загребский профессор, путешествовал на Синай с специальною целию рассмотреть и описать хранящиеся там глаголические рукописи; Евхологий и Псалтирь, которые он, по возвращении в Загреб, и издал целиком в свет, транскрибировав предварительно глаголицу в кириллицу.

 

 

— 122 —

без громкой репутации европейского палеографа, составивший описание тех же рукописей еще в 1870 году, к сожалению, доселе остающееся ненапечатанным, стоит выше немецкого ученого палеографа, который об о. Антонине выражается даже несколько свысока. Numeri, quibus codices notavi, пишет Гардгаузен в своем предисловии, ii sunt, quos ipsi prae se ferunt libri, quibusque notati sunt in catalogo manuscripto bibliothecae Sinaiticae, quem monachum Russicum olim fecisse dicunt (Catal. praefac. pag. VIII). Г. Гардгаузен не доверяет палеографическим познаниям „русского монаха“, везде старается поправлять его, иногда, можно сказать, даже полемизирует с ним относительно века или времени написания рукописей в нередко впадает в непростительные ошибки, которых во многих случаях весьма счастливо избежал скромный и осторожный „русский монах“. Во время наших четырехмесячныхзанятий на Синае греческими рукописями в тамошней библиотеке в 1888 году, имея под руками оба каталога—печатный г. Гардгаузена и рукописный о. Антонина, мы могли оценить их по достоинству и в скором же временя убедиться в преимуществах последнего пред первым. Ошибки г. Гардгаузена настолько важны и трудно объяснимы, что мы останавливались перед ними с величайшим удивлением и недоумением. Чтобы не быть голословными, мы укажем на факты, которые, быть может, примут все внимание и все те, кому придется иметь дела с этим трудом лейпцигского профессора.

Г. Гардгаузен заявляет в предисловии к своему Каталогу, что нумерацию рукописей он оставил прежнюю, какая была сделана до него архимандритом Антонином, а поэтому, весьма естественно, в названии рукописей и в распределении их по отделам он и повторяет ошибки своего предшественника, не смущаясь нисколько тем, что приписки к рукописям, им самим прочитанные и даже приведенные в его Каталоге, говорят против него. Так, напр., рукопись 1478 года № 1106 относится им к Типи-

 

 

— 123 

ковам (pag. 225), тогда как на самом деле это Минологий, как читается и в приписке к этой рукописи, напечатанной г. Гардгаузеном: Ἐ τελειώθη τὸ παρὸν Μηνολὸγιον ἐν ἔτει 6986 μηνὶ Αὐγούστῳ ζ'. Рукопись XVв. (?) № 977 значится, по Гардгаузену (pag. 216), в числе Евхологиев, тогда как это настоящий Октоих, или вернее Параклитик, содержащий в себе службы на всю неделю, кроме воскресенья и понедельника (рукопись без начала). Из евхология здесь имеются всего на-всего лишь два чина: малого водоосвящения и погребения умерших мирских человек. Также рукопись XVI—XVII в. 976 вернее будет назвать сборником, чем евхологием, как это сделано Гардгаузеном (pag. 210—211), потому что, суда на основании перечня статей этой рукописи по Каталогу, большинство из них не литургическогосодержания, а канонического, патрологического и др. Νομοκάνον XVII—ХVIII в. № 1008 описан Гардгаузеном в чине евхологиев (pag. 218). Рукопись № 1040 XIΙв. называется Liturgiae (pag. 219), а на самом деле это Διακονικόν, потому что в данной рукописи (без начала) помещаются лишь одни ектеньи: а) обычной полной литургии св. апостола Иакова, bΔιακονικὰ τῆς προηγιασμένης λειτουργίας τοῦ ἁγίου Ιἀκωβου и с) Διακονικὰ τῆς θείας λειτουργίας τοῦ ἐν ἁγίοις πατρὸς ἡμῶν Ἰωάννου τοῦ Χρυσοστόμου. Тоже самое заглавие дано пергаменной рукописи XII—XIII в. № 1036 (Гардгаузеном pag. 219 рукопись эта называется бомбицинной), тогда как эту рукопись, по всей справедливости, нужно отвести к евхологиям. Кроме чинов литургий, в ней содержится множество молитв на различные случаи, чин крещения, чин брака, чин малого и великого водоосвящения, чины пострижения в монашества и др. чины.

Но, помимо указанных промахов, легко исправимых, при внимательном просмотре самых рукописей, и притом допущенных г. Гардгаузеном, так сказать, не без вины его предшественника по описанию синайских рукописей, архимандрита Антонина, в его Каталоге мы встречаем такие

 

 

— 124 —

ошибки, которые всецело лежат на его ответственности, потому что в рукописном каталоге в большинстве случаев их нет. Эти ошибки тем более непростительны, что они принадлежат специалисту-палеографу. Напр., рукопись № 1101, он относит по письму к XIV в. и недоумевает, каким это образом в конец данной рукописи попала приписка с 1214 годом (pag. 223), тогда как в самом начале рукописи имеется следующая определенная дата: μηνὶ Σεπτεμβρίῳ, ἰνδικτιῶνος ί ἔτους ҂ςῶκ, т. e. 1311 год. Что же касается приписки с 1214 годом, то она указывает лишь на то, что писец настоящей рукописи настолько был точен в копировании рукописи 1214 года № 1097, что не только воспроизвел эту последнюю целиком, но даже надписание ее и две статьи под заглавием: Περὶ τοῦ Θεὸς Κύριος и ,,Περὶ τῶν ἀποδείπνων“. Рукопись № 1110 имеет прямую дату 1616 год, известную и Гардгаузену (pag. 226), но он почему-то считает эту рукопись писанною в XV веке. Рукопись № 1001 он отмечает недатированной я относит к XVII—ХVIIIстол. (pag. 217), тогда как 1706 год ее написания читается ясно в следующей приписке: Οἱ ἀναγινώσκοντες αὐτὸ (т. е. εὐχολόγιον) εὔχεσθε διὰ τὸν Κύριον ὐπἐρ ἐμοῦ τοῦ ἁμαρτωλοῦ Ἀνθίμου κρητικοῦ ἱερομονάχου. Ἐγράφθη εἰς τοὺς ҂αψς Μαΐου ιή.

Рукопись 1464 года № 1109 имеет следующую приписку:Ἐτελειώθη τὸ παρὸν Τυπικὸν διὰ χειρὸς ἐμοῦ ἐλα χίστου ἱερέως Γεωργίου τοῦ Τζαγγαροπούλου, οἰκέτου τῆς ἁγίας ἐνδοξου μεγαλομάρτυρος καὶ πανσόφου Αἰκατερίνης, διὰ ἐξὸδου καὶ τοῦ ὁσιωτάτου καὶ ἁγιωτάτου ἡμῶν πάτρὸς καὶ οἰκονόμου τῆς αὐτῇς ἁγίας κὺρ Ἀθανασίου, μοναχοῦ ἐν τῇ Κρήτῃ εἰς ҂αυξδ, εἰς τὸν μῆνα Νοέμβριον εἰς τὴν γʹ αὐτοῦ εἰς 6973. Все подчеркнутые нами слова опущены в Каталоге г. Гардгаузена (pag. 226), а поэтому читатель остается в полном неведении, кто такой был писец Георгий Цангаропул в где им написана настоящая рукопись. Обитателем святой Екатерины мог называться монах синайского монастыря,

 

 

125 

монах, живущий в метохе на Крите и в других местах, где синаиты имели церкви, посвященные имени св. великомученицы. Прибавка г. Гардгаузена: „Scriptus estcodexproAthanasioCretensi»(Ibid) тоже ничего не дает нам по отношению к месту написания рукописи. Афанасий критянина мог жить на Синае, там заказать настоящую рукопись я называться по месту родины критянином. Полная же приписка ясно говорит о написании рукописи в Крите и ничего не говорит о родине эконома тамошнего синайского метода Афанасия.—Но данная приписка г. Гардгаузеном не прочитана до конца, а между тем для история Крита и синайского монастыря она не лишена значения важного исторического документа и заслуживает внимания. Ἐν αὐτῇ δὲ τῇ ἡμέρᾳ, т. е. в день окончания рукописи, продолжает писец, ἦλθεν ὁ αὐθέντης, ὁ μισὲρ Ἰάκωβος, λόρδης, ὁ καπιτάνιος, τετζενερὰλ εἰς τὸ μοναστἡριον, ἐρχόμενος ἁφ’ ἐσπερίας μὲ ληʹ (38) κάτεργα λιγνὰ καὶ χοντρά, ὅς ἐστιν περκουραδόρος τοῦ μοναστηρίου, καὶ ἐδέχθηκεν αὐτὸν ὁ εἰρημένος ἀγιότατος οἰκονόμος, ὡς ἔπρεπεν, καὶ ἐξωδίασε πολλὰ καὶ ηὐχαρίστῃσεν αὐτῷ ὁ εἰρημένος ἐνδοξότατος ἄρχων, ἐξ οὖ γὰρ καὶ οὐκ ἔλαβεν ἐφ’ ὅλην τὴν χώραν οὐδὲν δωρεάν, εἰ μὴ μόνον ἐκ τοῦ μοναστηρίου ἐλαβεν εἴ τι ἄρα ἔδωκεν ὁ εἰρημένος οἰκονόμος μετὰ μεγάλην χαρὰν καὶ εὐχαρίστησή. — Ἐγραψα δὲ αὐτὸ ἐγῶ ὁ διὰ ἕνα μῃνα (рукопись в 8 долю, 260 листов) καὶ ἐγραψα καὶ ἄλλα τινὰ, ἅ οὐκ ἔστιν γεγραμμένα ἐν τῷ βιβλίῳ τούτῳ καὶ δέομαι ὐμῶν, πατέρες, τοῦ μέμνῆσθαι κάμοῦ τοῦ ἁμαρτωλοῦ. Ἀμὴν. Τ. е. „В тот же день под вечер прибыл в монастырь начальник мистер Иаков лорд, капитан-генерал, с 38 галерами малыми и большими, который считается прокуратором монастыря. Его принял названный святейший эконом, как подобает, и израсходовал на это много, во его отблагодарил упомянутый славнейший начальник, потому что он ни от него, ни от всей страны не взял ничего даром, исключая монастыря, от которого он принял, что ему дал названные эконом с великою радостью и удовольствием.—Написал это я в один месяц

 

 

—126 —

и написал нечто и другое, что не заключается в настоящей книге, и молю вас, отцы, помяните меня грешного. Аминь“. В той же рукописи есть и другиепозднейшие приписки, не лишенныезначения для истории монастыря: 1) ҂αχιθ' Ιοολίῳ 27 εὐγῆκαν τὸν Κεαφέρ πασὰ καὶ ἔκαμεν εἰς τὸ σκαμνὶ μῆνας ς' и 2) ἔτει ἀπὸ Χριστοῦ 1799 ἐν μηνὶ Μαίῳ 7 ἡμέρᾳ σαββάτῳ, ὥρᾳ τετάρτῃ σεισμὸς γέγονε κατὰ τὸ μέρος τοῦ ἁγίου ὄρους Σινᾶ καὶ εἰς τὸ μοναστήριον, ὅτε καὶ οἰ σκλάβοι ἀπάτησαν τὸ περιβόλιον.

В Каталоге Гардгаузена не говорится о второй приписке 1429 года в рукописи № 968 (pag. 207), сделанной, по приказанию Саввы, архиепископа синайской горы. Приводится эта приписка в книге пр. Порфирия „Втор, путеш. всин. монаст. стр. 362. Приписка в рукописи № 1099 г. Гардгаузеном не окончена (pag. 223), тогда как для обозначения времени написания рукописи весьма нелишне было бы прибавить к имеющимся в его Каталогеследующие, по крайней мере, слова: ἠγουμενεύοντος τοῦ μακαριότατου Γρηγορίου ἱερομονάχου“. В рукописи 1177 года Μ754 вторая приписка передается г. Гардгаузеном так: aliamanurec. adnotatur librum istum scriptum esse manu Germani archiepiscopi» (pag. 165), что в существе дела для обыкновенного читателя равняется тому, если бы он вовсе не делал этого замечания. На православном востоке было несколько архиепископов с именем Германа, и одно имя само по себе нам решительно ничего не дает; иное дело, если бы при этом описыватель синайских рукописей упомянул о том, где архиерействовал этот архиепископ, или, еще лучше, целиком привел самую приписку, имеющую несомненно важное значение для истории синайской обители. Вот эта приписка:Ἐτοῦτο βιβλίον ἐγράφη διὰ χεφὸς ἐμοῦ Γερμανοῦ 1) ἀρχιεπισκόπου τοῦ ἁγίου ὅρους Σινᾶ καὶ ἐτέθη εἰς

1) Имя Германа, синайского архиепископа, Пр. Порфирий Успенский указывает под 1166 годом. „Втор, путеш. в синаиск. монаст.“ стр. 357.

 

 

— 127 

τὸ μετόχιον τοῦ ἁγίου Ἰωάννου τοῦ Κλίμακος, καὶ εἴτις ἄρῃ αὐτὸν ἔχῃ τὰς ἀρὰς τῶν τριακοσίων δέκα καὶ ὀκτὼ θεοφόρων πατέρων καὶ τὴν κατάραν τοῦ ἁγίου Ἰωάννου Κλίμακος. Немного дают для читателя, а тем более для истории следующие замечания в Каталоге г. Гардгаузена относительно рукописи, XVI в. № 989 (pag. 215): а) Sub finem nominatur scriba Thomas Patrolugus и b) Adduntur al. man. historica quaedam ser 1554». Кто такой был писец Фома Патролог и какиеисторические замечания имеются в конце книги—все это остается для читателя неизвестным. Любопытствующему предоставляется побывать на Синае и там прочесть и приписку писца и позднейшую приписку с историческими замечаниями. Первая читается так: Γόνυ ζεύξας, ὑποκλίνας δὲ κάραν, χεῖρας ἐχτείνας πρὸς τὰς θείας τετράδας ἐκπλήρωκα τὴν Θεὸς δοτὴρ, βίβλον Θεοῦ, τὸ δῶρον Θωμᾶ Πατροζόγου πόνος τάχα καὶ θύτου, а вторая гласит следующее: Εὐχολόγιον τοῦ ὁσιωτάτου καὶ τιμιωτάτου ἐν ἱερομονάχοις καὶ ἐν πνευματικοῖς πατράσιν κὺρ Ἰωαννικίου καὶ ἀφῆκεν αὐτὸν εἰς τὴν μεγάλην ἐκκλησίαν τοῦ Σινᾷ ὄρους, καὶ ἔιτις το ξενώσει ἀπὸ τὸ ἅγιον μοναστήριον καὶ ἀπὸ τὸ καθολικόν νὰ εἶνε ἀφορισμὸς παρὰ Θεοῦ Παντοκράτορος καὶ ἀπὸ τῶν τριακοσίων δέκα καὶ ὀκτὼ θεοφόρων τῶν ἐν Νικαίᾳ πατέρων καὶ τὸ ἀνάθεμα. Ἐκοιμήθη ὁ ἄνωθεν Ἰωαννίκιος καὶ πνευματικὸς πατὴρ ἐν ἔτει ҂ζξβ (1554 г.), Σεπτεμβρίῳ χδ', ἡμέρᾳ κυριακῇ, ὥρα ζ’ εὁρτῇ τῆς ἁγίας Θέκλας ἰσαποστόλου καὶ πρωτομάρτυρος.

Таких неточностей довольно много, и зависят они, бесспорно, от того, что г. Гардгаузен в своем Каталоге приписки к рукописям приводит или сокращенно, или же, по недосмотру, совершенно опускаетих из внимания.

Гораздо крупнее промахи сделаны г. Гардгаузеном, при определении рукописей без дат.Из многочисленных примеров мы укажем на два, как на особенно выдающиеся и даже поразительные. Рукопись бомбицинная в 16 долю № 1040 отнесена г. Гардгаузеном к XIV веку (pag. 219), тогда как в действительности она писана в начале второй половины двенадцатого столетия. Время написания этой рукописи точно определяется следующими данными,

 

 

— 128 —

заключающимися в самой рукописи. В диаконских прошениях поминаются о здравии имена византийского императора Мануила Комнена, царствовавшего с 1143—1180г., и его супруги Марии (л. 50), а также современных ям всех четырех патриархов: константинопольского Луки Хрисоверга, управлявшего вселенским престолом с 1156—1169, александрийского Софрония III (1166г.), антиохийского Афанасия, восседавшего на престоле с 1156—1170г. и иерусалимского Никифора 1166 (по Паламе 1178—1187) (л. 9 и др.). Таким образом время написании рукописи падает на начало второй половины XII в.: или точнее на годы между 1156 г. и 1169 г., т. е. в патриаршество Луки Хрисоверга. Можно было бы и еще более точно определить дату этой рукописи, если бы нам удалось более или менее определенно указать время правлении синайскою архиепископиею Петра, имя которого о здравии неоднократно поминается в данной рукописи. К сожалению, сделать это в настоящее время, по недостатку исторических данных, мы отказываемся. В списке синайских епископов и архиепископов, составленном покойным преосвященным Порфирием Успенским главным образом почти на основании труда патриарха иерусалимского Нектария1), архиепископство Петра относится то ко времени между 886—1008 годами, то в 1279 году 2), хотя, при внимательном сличении имен этих архиепископов, нельзя не видеть, что речь в обоих случаях идет об одних и тех же лицах. Теперь мы лишь отмечаем настоящий факт для будущего историка синайского монастыря и констатируем с несомненностью, что архиепископ синайский Петр был современником вышеупомянутых четырех

1Περιγραφὴ ἱερὰ τοῦ ἁγίου καὶ θεοβαδίστου ὄρους Σινᾶ ἐν Βενετ. 1817 ἐτ. σελ. 152—155. Полная история п. Нектария в рукописи хранится в синайской библиотеке.

2) Втор, путеш. в синайск. монаст. в 1850 году Спб. 1856 год., стр. 352, 360.

 

 

129 —

патриархов и правил архиепископией в половине XII столетия.

Другой разительный пример мы видим в описании пергаменной рукописи, в 4-ю долю листа, М 741, которую г. Гардгаузев относит к ХIII веку(pag. 161), а на самом деле она написана в 1099 году.Настоящая рукопись составляет первую часть рукописи той же библиотеки № 7421), имеющей и себе приписку с датою, целиком приведенною в Каталоге Гардгаузева (pag. 162) и не совсем точно у проф. С.-Петербургского университета Н. Кондакова „Путеш. на Синай в 1881 г. Одес. 1882. стр. 111—112. Формат 2) рукописи, почерк письма и пометы рукописи-одни и теже, что и в рукописи № 742 той жебиблиотеки. Далее, рукопись 741, озаглавленная так:  Ἀρχὴ σὺν Θεῳ τοῦ Τριωδίου τῆς ἁγίας τεσσαρακοστῆς μέχρι τῆς κυριακῆς μεγάλης ποίημα Ιωσήφ καὶ Θεοδώρου, т.е. „Начало с Богом Триоди святой четыредесятницы до великого воскресения творение Иосифа и Феодора“, оканчивается всею лишь первою стихирою на вечерни среды четвертой недели, при чем эта последняя стихира, как начатая и неоконченная, весьма грубо выскоблена ножом. Рукопись

1) Приписка к настоящей рукописи, сообщенная проф. Кондаковым и им объясненная (Путеш. стр. 111—114), дала повод покойному профессору м. дух. Акад. И. Д. Мансветову думать, что в этой рукописи описываются обычаи и практика Саввинского близ Иерусалима монастыря (Церк. Устав. М. 1885., стр. 185—187), но теперь, с нахождением первой части настоящей рукописи, становится для нас ясным, что здесь содержится церковная практика студийского монастыря, это есть—ποίημα Ιωσὴφ καὶ Θεοδώρου студитов. (См. рукопись син. библ. № 7-11).

2) В Каталоге Гардгаузена промер обеих рукописей такой: № 741— 24 X 16, 5; 1 centim, а № 742—24 х17,5; centim. Эта небольшая разница всецело зависит от того, что промер в последней рукописи был сделан г. Гардгаузеном по начальному бомбицинному листу, который несколько шире против листов пергаменных настоящей рукописи. Точно также в рукописи № 741, и по замечанию г. Гардгаузена, на fine sequitur fasciculus membran. et folia nonnula bombycina minoris formae (pag. 161) против листов пергаменных самой рукописи.

 

 

— 130 —

же 742, хотя и имеет выходной лист с заглавием, но он бомбицинный инаписана позднейшею рукою XIII в., а за первым листом, заключающим в себе три стихиры в неделю мытаря и фарисея, следует второй пергаменный, начинающийся концом первой стихиры на вечерни среды четвертой недели, при чем начало этой стихиры, как написанное на предыдущей тетради, здесь отсутствует и надписано почерком руки, писавшей заглавный лист этой рукописи. Таким образом выходит, что обе рукописи № 741 и № 742 составляют одну цельную рукопись, которая, по вине лишь переплетчика, разбита была на две части и имеет ныне начало в рукописи № 741, а конец с датою 1099 года, как времени написания обеих рукописей, врукописи № 742. Следовательно, знаменитый палеограф, относя рукопись № 741, написанную в 1099 году, к XIII веку, а рукопись № 1040, написанную в самом начале второй половины XII столетия, к XIV веку в обоих случаях делает ошибки не мало не много, как на два столетия. Думается нам, что для специалиста палеографа, относящегося свысока к труду своего предшественника архимандрита Антонина, такие крупные ошибки едва ли могут быть извинительны. Справедливость, однако, требует заметить, что и наш русский ученый рукопись № 741 по начальному листу относят также к XIII веку.

Выше мы заметили, что г. Гардгаузен неточной неполно приводит в своем Каталоге приписки в описываемым им рукописям и этим самым вносит в свой ученый труд неточности и даже ошибки, при определении дат рукописей, теперь тоже самое мы должны сказать относительно заглавий рукописей и перечня статей, входящих и них, Отсутствие указанных качеств в данном случае наводит лиц, пользующихся Каталогом г. Гардгаузена, на заключения относительно интереса и важности описываемых им рукописей ошибочные и даже совершенно несогласные с настоящею действительностью, которая открывается лишь

 

 

 131 —

после непосредственного знакомства с рукописью, а посему для науки далеко небезразличные. Так, напр., только что упомянутую рукопись 1099 г. 741 он обозначает в Каталоге следующим образом: Τριώδιον ποίημα Ἰωσὴφ καὶ Θεοδώρου (pag. 161), тогда как в действительности заглавие ее читается так: Ἀρχὴ σὺν Θεῷ τοῦ Τριωδίου τῆς ἁγίας τεσσαρακοστῆς μέχρι τῆς κυριακῆς μεγάλης ποίημα Ἰωσήφ καὶ Θεοδώρου. Это полное заглавие настоящей рукописи в научном отношении гораздо важнее, чем сокращенное в каталоге г. Гардгаузена. Оно не только говорит о творцах канонов и стихир постной Триоди, что можновстречать весьма частой в других рукописях, но и об объеме постной Триоди, что гораздо важнее и что очень редко можно видеть в памятниках. Из настоящего заглавия ясно, что Постная Триодь 1099 года по объему вполне тождественна с Триодью, ныне у вас принятою в церкви, тогда как у греков и у вас в старину Постная Триодь оканчивалась пятницею шестой недели поста, а с субботы Лазарева воскресенья или цветоносия начиналась уже Цветная Триодь, и самое свое название получившая от название этой субботы.

Заглавие бомбицинного Типикона 1214 года № 1097, приведенноег. Гардгаузеном в таком виде: Τυπικὸν κατὰ τὸν τύπον τῆς λαύρας—τοῦ... Σάββα (pag. 222), дало нам основание думать, что в этой рукописи мы имеем Типикон, изложенный по чину лавры преп. Саввы освященного, и что он сходен с Типиконом из библиотеки патриаршей иерусалимской с заглавием: Ἀρχὴ σὺν Θεῷ ἁγίῳ τοῦ Τυπικοῦ, περιέχον (τος) τὴν ἅπασαν ἀκολουθίαν καὶ διάταξιν τῆς ἐκκλησίας, γινομένη(ν) ὐπὸ ὁσίου πατρὸς ἡμῶν Σάββα τοῦ καθηγητοῦ τῆς ἐρημου καὶ ἡγιασμένου. В этом смысле мы высказались и печатно 1). Но полное заглавие данной рукописи и непосредственное знакомством ее содержанием открывают перед нами гораздо более важное и интересное в научном отношении ее значение,

1) Христ. Чтен. 1888 г. № 9—10, стр. 540.

 

 

— 132

чем мы думали это доселе. Вот это заглавие:Τυπικὸν κατὰ τὸν τύπον τῆς λαύρας τοῦ ὁσίου πατρὸς ἡμῶν Σάββα τῆς ἐν Ιἑροσολύμοις 1) μονῆς, οἰκονομηθὲν καὶ ἀφιερωθὲν τῇ πανσέπτῳ καὶ ἁγίᾳ μονῇ τῆς ὑπεραγίας Θεοτόκου, τῆς ἐν τῷ ἁγίῳ ὄρει Σινᾷ ἱδρυμένης ἐν ᾗ τετίμηταικαὶ ὁ θεοπτης μέγας προφήτης Μωῦσῆς 2), ἐπεκτίσθη δὲ ἐκ προστάξεως τοῦ ἐν ταύτῃ ἀρχιερατεύοντας τοῦ παναγιωτάτου καὶ οὐρανοπολίτου πατρὸς ἡμῶν μοναχοῦ κὺρ Συμεών μηνὶ φευρουαρίῳ, ἰνδικτιῶνος β', ἔτους ҂ςψζβ 3),т. е.«Уставпо чину лавры преподобного отца вашего Саввы, монастыря в Иерусалиме, приобретенный и пожертвованный всечестной и святой обители Пресвятой Богородицы, построенной на Синайской горе, на которой прославился Боговидец великий пророк Моисей. Составлен был этот Устав, по воле святительствующего в этой обители всесвятейшего и небожителя отца нашего монаха кир Симеона, в месяцефеврале, индикта 2, года 1214». Из этого заглавия видно, что в данной рукописи мы имеем начальный Типикон синайской обители, составленный по образцу Типикона лавры иерусалимской Саввы освященного. Такое открытие далеко небезразличное дело для литургической и церковно-археологической паук. С ©тою рукописью в руках мы можем теперь положительно утверждать, что сетования на то, что синайская обитель якобы не имела своего Устава,—в преждевременны и совершенно излишня. „Затем, все другое на трапезе нашей, пишет архимандрит Антонин в своих Записках синайского богомольца, тоже самое—с вариантами, еще менее ощутительными, чем за моей духовной трапезой древних типиконов церковных, надоевших мне сегодня своим неизменным: «содержащий в

1) В рукп. Син. библ. 1311 г. № 1101 τῆς πανσέπτου καὶ ἁγίας.

2) Ibid. Заглавие оканчивается на этом слове с прибавкой: μηνὶ Σεπτεμβρίῳ ἰνδικτιῶνος ί, ἐτους ҂ςῶκ.

3) Вся приписка эта приведена в книге преосвященного ПорфирияУспенского: „Втор, путеш. в Синайск. мон. в 1850 г.» Спб. 1856 г., стр. 357, но с большими ошибками и искажениями.

 

 

— 133 —

себе общий распорядок деннонощного последовании, совершаемого в иерусалимской лавре преподобного отца нашего Саввы Освященного“. Не имею ничего сказать против сего досточтимого устава и указанного в нем распорядка. Но—были же уставы студийского монастыря, Афонской лавры и пр., правда, скорее дополнения к палестинскому уставу 1), чем своеобразные уложения и постановления, но все же напоминающие собою некую самобытность. А синайская обитель, существовавшая в зачатках еще во времена царииы Елены, не выработала для себя ничего своего 2). Как объяснить это? Думаю, что всего проще объяснить его тем, что так на-

1) В данном случае о. Антонин высказывает мнение совершенно ошибочное к для нас несколько непонятное. Еще в 1864 году он издал в Киеве книгу: „Заметки поклонника святой горы“, в которой, между прочим,в первый раз напечатал сокращенно и в русском переводеΔιατύπωσιςПреп. Афанасия Афонского, данный им своему монастырю в качестве духовного завещания или ктиторского устава (стр. 199—212,). „Он (т. е. Διατύπωσις) должен быть почитаем весьма важным дли науки памятником церковной древности, писал тогда о. Антонин, наравне с подобным же уставом студийским“. Каким это образом в 1870 году студийский и афанасиевский уставы оказались „дополнениями палестинскому уставу“, лишь «напоминающими собою некую самобытность“, а не „своеобразными уложениями и постановлениями»,—этого мы понять не можем. В действительности студийский Устав, составленный отцами константинопольской студийской обители на основании— Ὑποτύπωσις’а,пр. Феодора Студита, с которым Διατύπωσιςпр. Афанасия Афонского нередко буквально сходен, во многом разнится от Устава иерусалимского пр. Саввы освященного (Мансветов. Церковн. Устав. М. 1885 г. стр. 76; Слич. Христ. Чтен. 1888 № 9—10 стр. 510—519), существовал в церковно-богослужебной практике самостоятельно долгое время и, если сделался „дополнением палестинскому Уставу“, то в Константинополе и уже в ХIIили XIII веке. Иначе говоря, это значит, что иерусалимский Устав, появившись в Константинополе, подвергся сильному влиянию господствовавшего там студийского Устава и занял его место только тогда, когда сам открыл свои страницы для особенностей практики студийского монастыря.

2) В рукописях № 1097, № 1101 и № 1103 немало особенностей своих (синайских), каких не имеют Типиконы других мест. Так, напр., под 4 числом сентября мы находим здесь торжественную службу и честь про-

 

 

— 134 —

зываемый Саввинский Устав не был никогда измышлением монастыри св. Саввы, а и был всегда, и теперь есть, всеобщий устав православной церкви, слагавшийся мало-помалу, в течение веков, от самых времен апостольских главным образом в Палестине, и оттуда расходившийся по отдаленным пределам земли. Трудолюбие же иноков обители богоносного отца только извлекло его из часословов, октоихов, миней, триодей и пр. и изложило в виде одной справочной книги. Таким обра-

рока Боговидца Моисея, в которой на всенощном бдении на литии положено выходить к мощам св. великомученицы Екатерины (καὶ ἀπερχόμεθα ἐν τῇ λάρνακι τῆς ἁγίας Αἰκατερίνης), в храм св. Предтечи (ἐν τῷ ναῳ τοῦ τιμίου Προδρόμου), в церковь Неопалимой Купавы (ἐν τῇ ἁγίᾳ βάτῳ) (л.65, 66), под 21 ноября торжественную службу в честь великомученицы Екатерины (д. 84), под 14 января такую же службу в честь отцов, избиенных на Синае и в Раифе (л. 106, 107), в которой, по окончании утрени, положено выходить с литией в Богородичный параклис, где стоял сосуд с маслом, чудесным образом полученным Георгием Арселаитом (Рассказ об этом напечатан у Порфирия Успенского „Перв. путеш. в синайск. монастыри в 1846 г.“, стр. 117) для помазания братии этим елеем вместо елея от кандила праздника (καὶ ἐξερχὐμεθα εἰς τὴν λιτήν ἐν τῇ ἁποθἡκῃ τοῦ ἁγίου ἐλαίου τοῦ θαυματουργηθέντος παρὰ τοῦ ὁσίου πατρὸς ἡμῶν Γεωργίου) и под 1мая – покаянно-торжественную службу по случаю страшного землетрясения, бывшего на Синае в этот день в 1201 году (Об этом событии рассказывает и пр. Порфирий в „Перв. путеш. в синайские монастыри в 1845 г.», стр. 136—138, со слов патриарха Нектария, но относит его ошибочно в 1312 году 30 апреля) (л. 122, 123). В качестве прибавления к рукописи имеются величания на службы в честь св. пророка Моисея, св. отцов, на Синаеи Раифе избиенных, св. великомученицы Екатерины и указание на то, что предпразднество памяти св. пророка Моисея на Синае начиналось со второго числа сентября месяца. В службе Благовещения мы находим замечание весьма характерное для истории синайского монастыря, сущность которого заключается в жалобе на недостаток певцов. На каноне в этот день после 3 и 6 песней положено петь по 6 икосов из акафиста в честь Богородицы, а остальные отлагаются по указанной причине до дня акафиста, т. е, до субботы пятой недели поста (τοὺς δὲ ἐτέρους ιβ' ἐν τῇ ἡμέρᾳ τῆς ἀκαθίστου διὰ τὸ ἁβαρέστερον καὶ διὰ τὸ μὴ ἔχειν ψάλτας περισσοὺς л. 115 об., 116).

 

 

135 

зом тот же устав Саввинский был устав синайский и студийский и всякий другой, насколько он касался общего хода церковного богослужения и соединенных с ним распорядков христианской жизни“ 1). Настоящая рукопись ясно показывает, что синайская обитель уже с начала XIII века пользовалась в церковно-богослужебной практикесвоим Типиконом, имеющим „некую самобытность“, хотя и составленным наосновании Типикона лавры св. Саввы освященного.Это с одной стороны. С другой, настоящая рукопись уничтожает существующее в литературе ошибочное мнение2), что.

1) Арх. Антонин. Из Записок синайскою богомольца. Труды Киев. дух. Акад. Март 1873 г. стр. 64.

2) Явилось эго мнение в нашей литературе, благодаря известному ученому иерарху русской церкви, Филарету черниговскому. „Патриарх Нектарий, (в 17 в.), говорит он в своем известном труде: „Историческ. обзор песнопевцев и песноп. греч. церкв.“. Черн. 18G4 г. стр. 307, видевший, по собственным словам его, подлинный церковный устав студийский, пишет, что устав сей отличается от устава св. Саввы главным образом тем, что в уставе студийском показано читать каноны студийских отцов, почему и не называется он уставом Саввы или Дамаскина, а уставом студийским. Нектарий говорит, что тот же Устав сохраняется на горе синайской с некоторым изменением, которое, сколько видно из его описания, касается совершения литургий и поминовений“. Преосвященный же Филарет был введен в настоящую ошибку недостаточно ясным сказанием об Уставе синайского монастыря упомянутого иерусалимского патриарха Нектария, который на самом деле не говорил ничего подобного тому, что приписывает ему преосв. Филарет. Вот подлинные его слова: φυλάττει τὸ ἱερὸν αὐτὸ μοναστήριον ἀπαραλλάκτως τὸ παλαιὸν Τυπικὸν, ὅπερ ἡ ἀνὰ πᾶσαν τὴν οἰκουμένην ἀνατολικὴν ἐκκλησίαν κρατεῖ, ὅπερ ὁ ἐν ἁγίοις Σάββας ἐτύπωσε καὶ παρέδωχεν εἰς τὰ μοναστήρια αὐτοῦ εἰς τὴν Παλαιστίνην, τὸ ὁποῖον ὁ μέγας καὶ θεσπέσιος Δαμασκηνὸς εἰ; αὐτὸ τὸ μοναστἢριον τοῦ ἁγίου Σάββα μετηῤῥύθμισε, προσθεὶς εἰς αὐτὸ τούς κανόνας, καὶ ἰδιόμελα ἅπερ αὐτός τε καὶ ὁ Κοσμᾶς ἔγραψαν καὶ πάλιν ὕστερον οἱ ἐν τῇ Μονῇ τῶν Στουδιτῶν Θεόδωρος καὶ Θεοφάνης οἱ γραπτοὶ, ἐτι δὲ καὶ Ἰωσήφ ὁ ὐμνόγραφος πληρέστερον ἀπετέλεσαν, ὡς φαίνεται, καὶ ἐστὶ τὴν σήμερον, προσθέντες καὶ αὐτοὶ εἰς αὐτὸ, ἁδείᾳ συνόδου οἰκουμε-

 

 

— 136 —

якобы „по свидетельству патриарха иерусалимского (бывшего предварительно архиепископом синайским), на Синае студийский устав употреблялся в ХVII веке»1). Не только в это время 2) полного господства на всем право-

νικῆς, τὰ πάνσοφα αὐτῶν μελωδήματα, τὸ ὁποῖον οὐκ ἔτι Σάββα ἢ Δαμασκηνοῦ Τυπικὸν λέγεται, ἀλλὰ Τυπικὸν τῶν Στουδιτῶν, ὡς ἐν τινι παλαιῷ ἀντιγράφῳ εὔρομεν. Τοῦτο τοίνυν κρατεῖ καὶ τὸ μεγαλώνυμον μοναστίριον τοῦ σιναΐου ὄρους“ (Περιγραφὴ ἱερὰ τοῦ ἁγίου καὶ θεοβαδ. ὄρους Σινᾶ. Εν Βενετ. 1817 ἐτ. σελ. 149—150), т.е. „Хранит священный сей монастырь неизменно древний Типикон, который во всей вселенной Восточная церковь содержит, который впервые узаконил иже во святых Савва и предал в свои монастыри в Палестине, который великий и божественный Дамаскин в сем монастыре святого Саввы улучшил, присоединив к нему каноны и самогласны, написанные им самим и Косьмою. Снова потом писатели в монастыре студийском Феодор и Феофан, еще же Иосиф песнописец значительнее дополнили, как кажется, прибавивши, с согласия вселенского собора, премудрые свои песнопения, который не называется еще Типиконом Саввы или Дамаскина, но Типиконом студийским, как мы нашли в одном древнем списке. Этот Типикон доныне содержит и славный монастырь синайской горы». Здесь в этой тираде рассказывается последовательно историческая судьба греческого Типикона и прямо говорится, что синайская обитель в богослужебной практике пользуется древним уставом Саввы освященного, и этот устав соблюдается в ней доныне, т. е. до времени патриарха Нектария. Где нашел патриарх Нектарий древнейший список студийского Устава — это неизвестно. Можно бы думать, что он видел его в библиотеке синайского монастыря, но в настоящее время ниодин из 16 списков Устава, хранящихся в этой библиотеке, не надписывается именем студийской обители. Уж не разумел ли л. Нектарии под древнейшим списком этого устава рукопись монастыря № 401, написанную в 1086 году, в которой содержится, между прочим, и Ὑποτύπωσις σὸν Θεῷ καταστάσεως τῆς μονῆς τῶν Στουδιτῶν?

1) Мансветов Церковн. Устав. стр. 128. Из предыдущей цитаты видно, что настоящая формулировка мнения п. Нектария у проф. Мансветова с действительностьюничего не имеет общего. Патриарху Нектарию здесь навязывается мысль, которую, как мы уже знаем, он не высказывал.

2) Как ни странно, однако факт, что и наш соотечественник, известный „пешеходец“ Василий Григорович-Барский, бывший на Синае в 1728 году, о Типике монастырском свидетельствует, что „Типик древний студитов,

 

 

— 137 —

славном востокеиерусалимского Устава, но и в 1214 году на Синае уже был введен в практику и, как гласить вышеприведенное заглавие Типикона № 1097, не без личного участия в то время святительствовавшего на Синае архиепископа Симеона, Типикон иерусалимский обители Св. Саввы освященного, потерпевший некоторые незначительные дополнения и изменении, применительно к особенностям местной практики.

его же и преподобный Савва освященный держаше, сохраняется в монастыре синайском“ (Путеш. к св. местам, Спб. 1779, стр. 279). Правда, это замечание нашего неутомимого „пешеходца» отзывается анахронизмом, потому что не мог же, в самом деле, Савва освященный, скончавшийся в 624 году по Рождестве Христове, „держать“ Типикон студитов, выработавшийся окончательно только в IX веке, но факт существования в синайском монастыре студитова Устава даже в XVIII столетии подтверждается и здесь. Нам, бесспорно, было бы не легко объяснить этот факт, если бы мы не знали, откуда почерпнуто это замечание г. Григоровичем-Барским. Имея неоднократно случай сопоставлять сказания этого „пешеходца“ о синайском монастыре с сказанием о том же патриарха иерусалимского Нектария в его уже упомянутом нами труде: Περιγραφὴ ἱερὰ τοῦ ἁγίου καὶ θεοβαδίστου ὄρους Σινᾶ», мы не могли не заметить тождества в том и другом случае. Дело в том, что В: Григорович-Барский, при составлении своею описания св. синайской горы, пользовался, как и в других случаях (при описании, напр., афонских монастырей, он очень нередко переводит буквально места из книги врача Иоанна Комнина 1701 г. под заглавием: Προσχυνητάριον, τοῦ ἁγίου ὄρους τοῦ Ἀθωνος παρὰ ιἀτροῦ Ἰωάννου τοῦ Κομνηνοῦ), указанным трудом патриарха Нектария и иногда прямо переводил нужные для нею целые .страницы. В данном, интересующем нас, вопросе г. Григорович-Барский говорит о синайском Типиконе словами патриарха Нектария и также, как и пр. Филарет Черниговский (см. выше), слова его; Τοῦτο νῦν κρατεῖ κ. т. λ. относит к студийскому Типикону, который нашел патриарх Нектарий в одном древнейшем списке, а не к Типикону св. Саввы, который „неизменно содержит по всей вселенной восточная церковь“, который „содержала славная обитель синайской горы“ во время патриарха Нектария и уже, конечно, во время посещения синайской горы в 1728 г. вашим русским „пешеходцем“, к глубокому сожалению, не справившимся точно по этому вопросу у типикаря синайской обители того времени.

 

 

— 138 —

Рукопись синайской библиотеки № 1097—не единственный экземпляр синайского Типикона. С него там имеется точная копия в рукописи 1311 года № 1101. Однако, если иметь в виду разбираемый нами Каталог г. Гардгаузена и в частности обозначение у него заглавия настоящей рукописи: Tυπικὸν τῆς ἁγίας λαύρας τοῦ... Σάβα»(pag. 223), то не только нельзя подумать, что мы имеем здесь дело с Типиконом синайского монастыря, а, напротив, можно с уверенностью говорить, что эта рукопись тождественна предыдущей 1540 года № 1100, потому что по его Каталогу, и эта последняя рукопись надписывается буквально также: Τυπικὸν τῆς... λαύρας τοῦ... Σάβα (Ibid). Между тем эта последняя рукопись представляет собою обычный Типикон иерусалимской церкви, ничем особенным не выделяющийся из многочисленного ряда ему подобных, и ни в какую параллель не может быть поставлена с рукописью 1311 года 1101

Тем же бесцветным для ученого исследователя написанием обозначает г. Гардгаузен рукописи № 1094 XII в. (pag. 221) и XIVв. 1) 1096 (pag. 222), тогда как полное заглавие обеих этих рукописей может дать для него очень много интересного. Рукопись № 1094 надписывается так: Σὺν Θεῷ Τυπικὸν τῆς ἐκκλησιαστικῆς ἀκολουθίας, τῆς τελουμένης ἐν τε τῇ εὐαγεῖ λαύρᾳ τοῦ ὄσιου πατρὸς ἡμῶν Σάββα καὶ τοῖς κατὰ τα Ἰεροσόλυμα λοιποῖς μοναστηρίοις, περιέ-

1) Архимандрит Антонин относит эту рукопись к XII—XIII веку и, по нашему мнению, правильнее. Во-первых, почерк рукописи ближе всего напоминает нам рукописи этого времени—мелкий и несколько косой, во-вторых, в рукописи говорится о нашествии на Святой город франков, как о событии, случившимся в Палестине в недавнее время. Под 15 числом мая находим замечание: Καὶ μνήμη τῶν ὁσίων ὰββάδων, τῶν ἀναιρεθέντων τῶν ἐξ ἁρχῇς ὐπὸ τῶν Περσῶν ἐν τῇ λαύρᾳ τοῦ ἁγίου Σάββα, ἐν ταύτῃ πάλιν τῇ ἡμέρᾳ ἀνηρέθησαν ἐν τῇ αὐτῇ ἁγιᾳ λαύρᾳ ὐπὸ τῶν ἰσμαῖλιτῶν πατέρες ιέ, ὅτε δηλονότι παρεκάθηντο τὴν ἁγίαν πόλιν οἱ φράγγοι (л. 107). 

 

 

— 139 —

χον ἀνελλιπῶς τὴν διάταξιν τοῦ ὅλοο χρόνου».И важна, помимо своего надписания, не встречающегося в других хирографах, как единственный пока представитель иерусалимского Типикона из того периода, когда этот последний еще не слился с Типиконом студийской редакции и не воспринял на свои страницы каноны и некоторые обычаи практики студийского монастыря. Типикон № 1096, имеющий надписание, по-видимому очень часто повторяющееся в рукописях:Τυπικὸν τῆς ἐκκλησιαστικῆς ἀκολουθίας τῆς ἐν Ιἑροσολύμοις εὐαγοῦς λαύρας τοῦ ὁσίου θεοφόρου πατρὸς ἡμῶν Σάβα, где отсутствие в нем стереотипной прибавки: Αὕτη ἡ ἀκολουθία γίνεται καὶ ἐν ταῖς λοιπαῖς τῶν ἐν Ιἐροσολύμοις ἁγίων μονῶν можно было бы объяснить случайным явлением, хотя бы и недописью писца, но на самом деле в науке он должен занять очень видное место. Отсутствие упомянутой прибавки не есть дело случая, а прямое указание на то, что в настоящем списке мы имеем Типикон с обычаями, исключительно практиковавшимися лишь в обители преподобного и богоносного отца нашего Саввы Освященного, с такими обычаями, которые в других иерусалимских монастырях и не могли иметь места, по отсутствию в их истории тех событий, о которых упоминает настоящий Типикон. Вообще, если бы приведенные нами полные заглавия рукописей мы нашли в разбираемом вами Каталоге г. Гардгаузена, то, бесспорно, мы более были бы благодарны ему за составление его, чем в настоящее время.

Но, благодаря упомянутой неточности, не один этот отдел обесцвечен и пропадает для человека науки, которому судьба не дала возможности лично побывать на Синае и видеть собственными глазами рукописи, описанные в настоящем Каталоге г. Гардгаузена, а многие и другие. Так, напр,, в обширнейшем отделе Часословов (50 экземпляров) мы видим полное заглавие лишь для одного самого старейшего VIII—IX в. № 863 (pag. 186), а все остальные помечаются ничего не говорящим и малоин-

 

 

— 140 —

тересным словом для науки: „Horologium*. При этом, обращая внимание на постоянно повторяющиеся в Каталоге слова: primus titulus, incipit etcet. можно подумать, что эти Часословы и в самом деле начинаются: ἐξεγερθέντες τοῦ ὕπνου κ. т. λ. (pag. 187), как напр., в рукописи XII в. № 865, или: Μακάριοι οἱ ἄμωμοι κ. т. λ. (Ibid), как напр., в рукописи XIII—XIV в. № 867 и т. д., во на деле, при просмотре самых рукописей, оказывается все это ни более на менее, как мистификацией, чтобы не сказать больше. В действительности рукопись № 865 incipit (пользуемся словами г. Гардгаузена) так: Ἀρχὴ σὺν Θεῷ τῶν προσευχῶν ἡμερονυκτιῶν, а рукопись № 867 имеет очень важный primus titilus такой: Ὁρολόγιον σὺν Θεῷ ἔχον τὴν ἅπασαν ἀκολουθίαν τοῦ ὁσίου πατρὸς ἡμῶν Σάββα ἡγιασμένου.Обaэти титула в научном отношение гораздо содержательнее и интереснее, чем те, которые указаны в Каталог г. Гардгаузена.

В отделе Священного Писание (Vetus Testamentum) рукопись инициальногописьма X—XI в. (по каталогу Антонина VIII в.) № 7 обозначена словом: «Prophetologium“ (pag. 2) и совершенно теряется в ряду многих других рукописей с подобным названием. На самом же делеэта рукопись весьма рельефно вы делается из рядаей подобных и своим надписанием и припиской, о которой г. Гардгаузен не счел нужным даже упомянуть. Вот это полное заглавие: Γενεσοπαροιμιακὸν Κωνσταντίνου τοῦ Δεπενδρινοῦ ἐδόθη ἐν τῷ ἁγίῳ ὄρει τῷ Σινᾷ. Οἱ ἀναγινώσκοντες εὔχεσθε ὑπἐρ αὐτοῦ διὰ τὸν Κύριον. Ὅ βουλευτὼν ἐπᾶραι αὐτὸ ἴνα ἐχῃ τὴν ἀρὰν τῆς Ὑπεραγίας Θεοτόκου καὶ τῶν ἁγίων προφητῶν Μωϋσέως καὶ Ἀαρὼν. Ἀμἡν.

При описании Триодей, мы видим тоже самое, т.е. или заглавия приводятся неточно (см. ркп. № 741 pag. 161), или же совершенно опускаются, как бы их вовсе не существует в рукописях. Описываемые рукописи, по Гардгаузеау, начинаются всякими иными титулами (pag. 159 et. cet), кроме настоящего. Так, напр., рукопись X в. № 734, надписываемая: Τριώδιον σὺν Θεῷ, περιέχον τὴν πᾶσαν ἀκολουθίαν ἀνε-

 

 

— 141 —

λλιπῶς τῶν στιχηροκαθισμάτων καὶ τῶν κανόνων, ἀρχόμενον ἀπὸ τοῦ ἀσωτου μέχρι τοῦ μεγάλου σαββάτου, в разбираемом Каталоге incipit titulo: στιχχ ἰδιόμελα. Κυ[ριακῇ] τῆς ἀποκρέου. Рукопись 1206 года № 756, начинающаяся, по Гардгаузену (pag. 165); Μὴ προσευξώμεθα φαρισαϊκῶς κ. т. λ, в действительности озаглавливается так: Τριώδιον σὺν Θεῷ ἀρχόμενον αὐτῇ κυριακῇ τοῦ τελώνου καὶ τοῦ φαρισαίου μέχρι τῆς κυριακῆς τῶν ἁγίων πάντων, περιέχον καὶ τὰς προφητείας, τοὺς ἀποστόλους καὶ τα εὐαγγελια  и т.д. и Τ. Д.

Чтобы познакомиться с манерою г. Гардгаузена перечислять статьи, входящие в состав той или ивой рукописи, достаточно для примера указать на рукопись XVI—XVII в. № 976, по-видимому, подробнее других описанную в Каталоге (pag. 211). Вот какие статьи входят в эту рукопись: а) Главы патриарха Кирилла александрийского,b) о степенях родства, с) вопросы иудеев и ответы на них христиан, d) Григория Нисского трактат о св. Троице, е) слова разных отцов церкви, f) чин присоединения еретиков, приходящих к православной вере, g) статья о пище и питье монахов, h) о принятии на исповедь священников, архиереев и диакона, i) о посте арцивуриевом, к)грамота императора Иустиниана, 1) отрывок из номоканона Иоанна постника, m) правила Никиты ираклийского, Никифора патриарха константинопольского,Иоанна Китрского и Матфея Властаря, n) разныенаставления отеческие и риторические, о) отрывок из физики, р) порядок архиерейских кафедр в патриархатах, q) Максима монаха трактат о духах, г) Мануила Ласкариса о схиме, s) образцы духовнических и иных грамот, t) последование над коливом, u) канон над усопшими, w) чин погребения мирских человек, х) чин освящения храмов, у) статья об отцах, бывших на соборе в Никее, z) 12 членов веры, 1) мучение Калинника, 2) чин погребения монахов, 3) отеческие доказательства относительно символа веры, 4) статьи о латинянах, 5) ответ Мелетия, патриарха александрийского на вопросы русского царя Феодора Ивановича о пасхе и о патриаршестве в России, 6) земледельческие за-

 

 

— 142

коны, 7) послание на Синай александрийского патриарха о разных литургических вопросах, 8) ответы Василия Великого на вопросы св. Григория Богослова, 9) разныеслова, 10) образцы деловых бумаг, 11) главы из физиологии, 12) монаха Неофита трактат о постах, 13) Стихи в честь Иисуса Христа на полунощнице, 14) образцы деловых писем, 15) из физики о 12 больших горах, 16) чин крещения, 17) чин брака, 18) о патриархатах и их преимуществах и 19) разные богословские статьи. Сопоставляя теперь перечисление статей наше и то, которое сделано г. Гардгаузвном в его Каталоге, нельзя не видеть, что это последнее неполно почти на две трети статей против нашего перечня. Чем руководился описыватель, называя в своем Каталогеодни статьи и опуская другие,—это для нас неизвестно. Додуматься же читателю, пользующемуся Каталогом г. Гардгаузена, что в сделанном перечислении есть пропуски, нет решительно никакой возможности, так как ученый описыватель на этот счет не обмолвился ниединым словом в своем труде.

Но если на время мы оставим в стороне вопрос о полноте перечня статей и обратим внимание на самые статьи, указываемые в Каталоге г. Гардгаузеном, то и в этих указаниях найдем немало неточностей, которые не могут делать чести ему, как ученому. В рукописи 1568 г. № 459, по словам г. Гардгаузена, имеется статья: incerti auctoris: Περὶ τῆς δεοτέρας οἰκοδωμῇς (sic) τῆς πόλεως Ιἑρουσαλὴμ καὶ τοῦναοῦ. Ἠν οὖτος τρισὶ τείχεσιν—ἀνυμνείται ὐπὸ ἀπείρων δυνάμεων (pag. 112). Заглавие этой статьи своим интересом заинтриговывает читателя. Занимаясь изучением церковно-археологических древностей в Палестине и следя за литературою по вопросу о раскопках на русском месте близь Аврамиевского монастыря, в Иерусалиме, мы надеялись в настоящей статье отыскать новые данные для истории храма воскресения и именно в интересную для нас вторую эпоху, т. е. после разрушения иерусалимских святынь в 614 году новоперсидским царем Хозроем, но

 

 

— 143 —

наши надежды разлетелись моментально, как только мы взяли в руки настоящую рукопись и прочли в ней несколько строк данной статьи. Оказалось, что incertus aucter есть никто иной, каквсем и каждому известный иудейский историк ИосифФлавий, и речь в настоящей статье идет о построении иудейского иерусалимского храма во вторую его эпоху.

В рукописи 1086 г. № 401 г. Гардгаузен отмечает: Primus titulus (in col. ii fasciculi βʹ), λόγος έ. Περὶ τοῦ χωρισμοῦ — ρῖε. Περὶ τῆς σωτηριώδους ἐξαγορεύσεως κ. т. λ. De versioue latina cf. с. 402. Ineditus, ut videtur. De orationibus catechetieis cf. M(igne Patrol. Curs. complet, t.) 99 pagg. 21, 509, 1693. Testamentum Theodori. Ἀκούων τοῦ θείου Δ., Μ. 99 pag. 1813 (pag. 96), Во-первых, в ученом Каталоге выражение: «ineditus, ut videtur“ равняется совершенно тому, если бы автор его просто прошел молчанием интересующие его статьи и не сделал бы о них никаких замечаний, а во-вторых, и главным образом, г. Гардгаузен забывает, что ссылка его на латинский текст катехизических поучений Ф. Студита малоубедительна, так как он во многом разнится от греческого оригинала. Было бы лучше, если бы г. Гардгаузен в данном случае сослался на новогреческий перевод этих поучений, изданных в Венеции двукратно Иоанном Гликою из Иоаннина в прошлом столетии, или на издание, всего за год до появления в свет его Каталога вышедшее в свет под редакцией иеромонаха скита св. Анны на Афоне Захария, под заглавием: Βίβλος ἁναμορφώσεως μοναχικής πολιτείας, ἤτοι Κατηχήσεις Θεοδώρου τοῦ Στουδίτου τοῦ ὁμολογητοῦ, διορθωθεῖσαι ἐπιμελῶς εἰς ἅπλοελληνικὴν φράσιν καὶ αὐξηνθεῖσαι διπλασίως μετὰ τῶν ἐν τόπων καὶ ἀνεκδότων, καὶ τυπωθεῖσαι νῦν πρῶτον ὐπὸ Ζαχαρίου ἱερομονάχου. Ἐν Ἐρμουπόλει Σύρου. 1887 ἐτ.. 1). Указаниег. Гард-

1) В настоящее время нам сделался доступен, наконец, и древнегреческий текст всех катехизических поучений св. Феодора Студита, не только заключающихся в малом его Катехизисе, латинский перевод которого напе-

 

 

144 —

гаузеяа, что «Testamentum Theodori“ напечатан у Миня, не вполне верно, потому что, по сличению нашему, в рукописи № 401 мы нашли несколько весьма важных вариантов 1).

чатан у Миня в его 99 томе Патрологии (греческой серии), но даже и в большом Катехизисе, с которым мы лишь отчасти познакомились по выше, упомянутому изданию 1887 г. иеромонаха Захарии. Новое издание поучений Ф. Студита есть посмертный труд известного многочисленными изданиями по рукописям творений святых отец и сочинении канонического характера ученого кардинала Анджела Майя. Полное заглавие этого издании следующее: „Novae Patrum bibliothecae, ab Ang. card. Maio collectae tom. IX, editus а Ιοsepho Coza Luri compet. in parte I et II S. Patri nostri Th. Studitae parvae et magnae catecheseos sermones, in parte ΠΙ, S. Patri episcopi Argivi historiam ei sermonis. Romae Spethover, 1888 an.“. В частности, русская переводная литература святоотеческих творений обогатится в самом недалеком будущем переводом на русский язык всех катехизических поучений (малого и великого Катехизисов) св. Феодора Студита, открытых в рукописи XI века в библиотеке Иоанно-Богословского монастыря на острове Патмосе. Перевод принадлежит хорошему знатоку греческого языка преосвященному Феофану, а издание делается на средства русского Пантелеимоновского монастыря на Афоне. Поучения св. Феодора Студита составить четвертый (уже печатающийся) том „Добротолюбия», издаваемого тою же обителью. Остается лишь пожалеть о том, что поучения переводятся иногда не целиком, а в извлечениях, так как прекрасная патмосская рукопись в некоторых местах попорчена и неудобна для чтения.

1К таким вариантам бесспорно принадлежат: отсутствие в данной рукописи целой четвертой статьи, по изданию Миня, и первой строки пятой статьи (pag. 1706, 1708), слов в статье десятой: «Χριστέ ἐλεησον“ и «ἄλλας κ’ ὡς ἔχει τάχους ἕκαστος. Οὕτως οὖν» (pag. 1708), в статье тридцатой: ἐσθίομεν δὲ τυρὸν καὶ ἰχθῦς καὶ ὠά* καὶ πίνομεν ἀνὰ γ' (pag. 1716), в статье тридцать третьей: Μετὰ δὲ βρῶσιν ἰδιάζει ἔκαστος, ὡς βούλεται εἴτε μελετῶν εἴτε κοιμώμενος ἕῶς ὥρας ηʹ; τῇ δὲ ηʹ κρούει τὸ ξύλον γ', καὶ πάλιν ἀπέρχεται εἰς τὴν εἁυτοῦ διακονίαν ἐκαστος ἕως τοῦ λυχνικου (pag. 1717) и другие менее значительные варианты. В рукописи № 401, написанной в 1036 году, во время очень близкое к смерти св. Феодора Студита, которому приписывается составление Testamentum-a, имеются и некоторые довольно любопытные поправки текста этого завещания, недостаточно исправно изданного г. Минем. Так, напр., в 28 статье, по Миню, читаем: ὁ ἦχος

 

 

— 145 

Г. Гардгаузен, описывая рукопись XV в. (?) № 1107, делает замечание: Conf. codd. 1108—10» (pag. 225), т.e. считает сходными рукописи с №1107 по №1110, в действительности же сходными буквально нужно считать только рукописи № 1109 и № 1110, а две остальные не только несходны с этими двумя, но разнятся даже и между собою. Разнятся эти рукописи и количеством и распорядком статей, входящих в состав их, и даже текстом или изложением их.

Считаем нелишним сказать несколько слов о чисто палеографических приемах известного немецкого палеографа. Эти приемы едва ли могут, по-нашему мнению, делать особенную честь ему. Для любопытствующих укажу два три примера палеографической точности г. Гардгаузена. На стр. 221, при описании рукописи XII в. № 1095, мы читаем: Τυπικὸν, incipit: |||| τοῦ δῦνα[ι] τὸν ἥλιον ἡγουν περὶ κ. т. λ.; на стр. 224, при описании рукописи XIV— XV в. № 1105,—Incipit καὶ τοὐς τῶν ἢρουν (sic) τὸ ὁ Κύριος ἐβασίλευσεν κ. т. λ. и ниже в той же рукописи: explicit: —αὐτὸ δὲ τοῦτο ποιεῖ ὁ θυμ ||| [ι] ῶν и т. д. Подобных примеров можно указать множество и не только в описаниях статей, входящих в рукописи, но даже и при передаче им в Каталоге разного рода приписок, датирующих рукописи и имеющих иногда важное историческое значение. Но в действительности такая палеографическая точность не оправдывается самыми рукописями. В самом деле, в первом примере четыре вертикальные линии означают, бесспорно, отсутствие каких-то слов или слова, а оскобленная большими скобками буква йота выдается, очевидно, за прибавку описывателя, тогда

 ζλιερίων ἐν τῇ ὑστάττῃ μαγειρίᾳ, πάντων ὁμοῦ ἐπὶ τῶν παροψίδων ἐῤῥιπτομένων, а в рукописи тоже место изложено: ὁ ἦχος χλιερίων ἐν τῇ ὑποτάττῃ μαγειρίᾳ πάντων ὁμοῦ ἐπὶ τῶν παραδίψων ἐῤῥιπτομένων, в 30 статье вместо: ἀπίεφθα стоит в рукописи: ἄππια ἐφθὰ и т. п.

 

 

— 146 —

как в действительности, при чтении самой рукописи, без лупы даже, которую, скажем здесь к слову, обязан иметь под руками не только всякий обыкновенный чтец рукописи, во даже и палеограф, мы нашли на своем месте отсутствующее по Каталогу г. Гардгаузева и прочли—в первом случае предлог προ, а во втором слово δῦναιс буквою йот. Нужно правду сказать, что в рукописи πρὸи ιнесколько выцвели сравнительно е другими словами рукописи, но не настолько, чтобы их нельзя было прочесть даже невооруженным глазом. В обоих же остальных случаях совершенно ясно и отчетливо можно читать, по раскрытии сокращений, следующее: (начала нет) τες καὶ τοὺς στίχους αὐτῶν ἢγουν τὸ. Κύριος ἐβασίλευσεν κ. т. λ. и—αὐτὸ δὲ τοῦτο ποιεῖ ὁ θομιῶν. Признаемся, мы не понимаем предложенного чтения этих мест у г. Гардгаузена в его Каталоге. Так, напр., во всех таблицах словосокращений у палеографов  с членом τούςуказывается читать, как τοὺς στίχους, а без члена—στίχος. Такого чтения этих слов требует и смысл текста. Три вертикальные линии с облеченным ударением перед τῶνдля нас совершенно непонятны, потому что словоαὐτῶνчитается ясно. Ἤρουν с sic в скобках смысла не имеет, потому что в греческом языке, если мы не ошибаемся, и слова такого нет, к тому же в рукописи ясно читается обыкновенное греческое слово ἤγουν, переводимое по-славянски: сиречь, а по-русски: то есть. Как бы прочел г. Гардгаузен им самим написанное в  Каталоге слово: θυμ||| [ι] ῶν в третьем примере, мы, признаемся, не знаем и у нас не хватает даже воображение представить, как прочтет его обыкновенный читатель, но в рукописи это слово читается ὁ θομιῶν, т. е. кадящий, при чем йот несколько выглядит выцветшим. Мы отказываемся думать, что г. Гардгаузен, известный греческий палеограф, не знает греческого языка, а тем более, что он не может свободно читать греческих рукописей,—мы объясняем все это поспешностью, с которой он должен

 

 

— 147 -

был просматривать 1223 синайских рукописей, чтобы окончить свой труд в 40 дней, а потом, при печатании, желанием уже замаскировать пред читателями свои недосмотры. Не многим, конечно, счастливцам придется добираться до всего, нами указанного, так как рукописи находятся в пустыне неблизкой от нас и, следовательно, безнаказанно почти можно говорить о них, что угодно. Пальма же первенства, как описывателя синайских рукописей, хотя и несвежая, бесспорно, в руках г. Гардгаузена.

Но мы уже совершенно отказываемся понять в Каталоге г. Гардгаузена такие недосмотры, избежать которые легко не только ученому палеографу, а даже и простому смертному человеку, имеющему зрячие глаза и руки, не лишенные способности ощущения. Так, напр., на стр. 219, при описании литургийных свитков и целых рукописей с чинами литургий, мы читаем:

Liturgiae, 1036 (bоmbys.saec. XII—XIII); 1037 (saec. XIII) (bоmbys. илиchart. ?); 1038 (saec. XVI); № 1039(saec. XIII)». Просматривая эти самые рукописи в библиотечных сундуках, мы нашли, что многие из этих свитков и особенно пергаменные сохранились вполне прекрасно. Немало сохранилось довольно удовлетворительно и свитков бомбицинных. Чтоже касается распределения данных рукописей в Каталоге г, Гардгаузева по материалу, на котором они написаны, то здесь мы нашла множество ошибок. Вот как в действительности должны быть распределены настоящия рукописи:

1020 по J6 1028 свитки пергаменные.

№ 1029 по № 1035 свитки бомбицинные.

№ 1036 по № 1038 целые рукописи пергаменные.

№ 1039 по № 1040 и № 1042 по № 1045 целые рукописи бомбицинные.

 

 

— 148 —

У г. Гардгаузена рукописи с № 1043 по № 1045 (pag. 220). также рукопись J6 1006 (pag. 218) считаются бумажными, а на самом деле они бомбицинные. Рядом с такими неверными и непонятными обозначениями материала греческих кодексов существуют в Каталоге г. Гардгаузева и еще менее понятныеобозначения, напр., cod. chart. (?)» (р. 148, 149, 152 etcet.), „cod. membr. (?)“ (pag. 32, 75, 159 иcet.), илидаже„cod. chart (bomb. ?)»(pag. 192), указывающие как бы на то, что он не различает хорошо бумагу от бомбицина, а этот последний от пергамена. Для специалиста палеографа такое смешение, по вашему мнению, неизвинительно.

Отметим в конце всего и то, что в Каталоге г. Гардгаузена более двух сот рукописей оставлено без всякого описания (р.р. 2, 3, 7, 11, 12, 19, 27, 28, 30, 31, 33, 38, 41, 42, 51, 54, 56, 57, 60, 61, 93, 103, 116, 117, 131, 132, 148, 150, 154, 155, 156, 157, 158, 159,183, 199, 203, 217, 218, 220, 221, 230, 231, 233, 243, 217 и 253). Видимым признаком таких рукописей служит отсутствие промера ширины и длины листов их. Названия этих рукописей и время их написания tacite взяты из рукописного каталога архимандрита Антонина. Таким же образом г. Гардгаузен поступил (pag. 257—261) по отношению рукописей патриаршей каирской библиотеки (Spicilegium alexandrinum) и библиотеки на острове Патмосе (Spicilegium patmiacum), в монастыре св. Иоанна Богослова (pag. 282—264). В обеих этих библиотеках он не работал и сведения о рукописях заимствовал—в первом случае из неизданного каталога александрийских рукописей, описанных патриаршим секретарем Г. Г. Мазараки, а во втором тоже еще из неизданного каталога И. Савкелиова.

 

 

149 —

II. В то время, как на Синае работал над описанием тамошних рукописей лейпцигский профессор палеограф В. Гардгаузен, командированный туда университетом в начале зимы академического 1880—1881 учебного года, на Афоне несколькими месяцами раньше, а именно летом 1880 года в его многочисленных книгохранилищах занимался над составлением каталогов и описанием сосохранившихся в них рукописей молодой доцент (ныне профессор) греческого Афинского Университета по кафедре греческой истории и палеографии (γραφογνωσίας), уже в ту пору составивший себе известность в ученом мире своим двухтомным трудом по изданию сочинений Михаила Акомината1), Спиридон И. Дамброс. Его командировка с

1Μιχαὴλ Ἀκομινάτου τοῦ Χωνιάτου τἀ σωζόμενα. Ἐν Ἀθἡναις 1879—1880. Τόμοι δύο μετὰ τῆς εἰσαγωγής ἐν ἰδίῳ φυλλαδίῳ (30 δραχ.). Кроме этого труда, у г. Ламброса имеются и многие другие, но мы укажем из них важнейшие: 1) Παναγιώτου Δοξαρᾶ περὶ ζωγραφίας, χειρόγραφον τοῦ 1726 νῦν τὸ πρῶτον μετὰ προλόγου ἐκοιοόμενον. Ἐν Ἀθην. 1871 (δραχ. 2),

2) Collection de romans Grecs en langue vulgaire et en vers d’après le manuscrits de Leyde et d’Oxford. Paris 1880. (20 δραχμ),

3) Ἱστορικὰ μελετὴματα. Ἐν Ἀθην. 1884 (5 δραχμ.),

4) Sumplementum Aristotelicum editum consilio et auctoritate Academiae litterarum regiae Borussicae. Vol. 1, pars. 1. Excerptorum Constantini Aristophanis Historiae animalium epitome subjunctis Aeliani Timothei aliorumque eclogis. Edidit S. P. Larabros. Berol. 1885 (δραχ. 13). Но самым важным и самым интересным в ученом отношении трудом должен быть вновь объявленный к изданию двухтомный его труд под заглавием: «Ἱστορία τῆς Ἑλλάδος μετ' εἰκόνων ἀπὸ τῶν ἀρχαιοτάτων χρόνων μέχρι τῆς βασιλείας τοῦ Ὅθωνος». (Выходит выпусками по 1 драхме, первый же полный том будет стоить 22 драхмы и 50 лепт). Можно думать, что в этот его труд войдут многочисленные, еще неизданные в свет, материалы, собранные им в европейских библиотеках и на Афоне. „Неизданные материалы, списанные мною с разных святогорских рукописей, пишет в своем отчете г. Дамброс, многочисленны и разнообразны; издание их обогатит с разных сторон классическую, церков-

 

 

— 150 —

ученою целью на Афон предпринята была, по решению афинской палаты народных депутатов, состоявшемуся δДекабря 1878 г. не без его личногопочина, выразившегося в заявлении палате о настоятельной необходимости составить каталоги афонских библиотек и привести в известность для ученогомира хранящиеся там книжные сокровища. „Обратив внимание уже за много дет пред сим, пишет г. С, Ламброс в своем отчете1) в эллинскую палату депутатов о совершенной им командировке на св. Гору, в время моих занятий в северной и западной Европе, на изучение средневековых рукописей и нашей средневековой истории литературы, и для этой цели посетив более двадцати библиотек и архивов в Германии, Австрии, Англии, Франции, Бельгии, Голландии и Италии, я лучше

ную и новую нашу литературу, разъяснит во многом и средневековую историю греческого парода“. И ниже говорит: „когда будут изданы сии святогорские анекдоты, они составят книгу больше, чем в 500 страниц, которая с разных сторон осветит отечественную историю и обогатит как патрологию, так и древнюю и позднейшую нашу филологию“ (См.Ἔκθεσις πρὸς τὴν βουλὴν τῶν ἐλλἡνων 1889 ἐτ.). От души желаем счастливого успеха трудолюбивому афинскому профессору в задуманном благом в интересах науки труде, скорого его окончания и широкого распространения среди питателей.

1Отчет этот был напечатан отдельною брошюрою пол заглавием: „Ἔκθεσις Σπυρίδωνος Π. Δάπρου Δ. Φ. ὑφηγητοῦ πρὸς τὴν βουλὴν τῶν ἐλλἡνων περὶ τῆς εἰς τὸ Ἅγιον ὄρος ἀποστολῆς αὐτοῦ κατὰ τὸ θέρος τοῦ 1880. Αθην. ἐκ τοῦ τυπογραφείου τοῦ Αἰῶνος (7/11 ὸκτοβρίου τοῦ αὐτοῦ ἐτους), перепечатан в константинопольском духовном журнале за тот же год «Εκκλησιαστικὴ ἀλήθεια“ за месяцы октябрь и ноябрь и в некоторых немецких журналах Августом Вольцем и Генрихом Рикенбахом. Довольно обширные извлечении из этого „Отчета» были напечатаны в „Жури. Мин. народи. Просвещ.» 1881 г. кн. II г. Г. С. Деступисом. Не имея у себя под руками „Отчета“ г. Ламброса, при составлении настоящих библиографических замечаний, мы пользовались упомянутыми извлечениями из него г. Дестуниса.

 

 

151 -

прежнего повял настоятельную надобность в исследовании афонских библиотек и пожелал привести в порядок их греческие рукописи и составить им каталог. Ио возвращении моем в Афины в 1877 г., удостоенный философскимфакультетом Университета звания доцента по преподаванию греческой истории и греческой палеографии, а счел долгом своим заняться всеми силами образованием студентов, которые могли бы потрудиться со мною в этом деле“ (Ἔκθεσ. σελ. 8, 9). Такими сотрудниками по составлению каталога оказались студенты филологи:Филипп Георганта (Γεωργαντᾶ), ныне профессор в школе в Триполи, Иоанн Пархарид, ныне директор трапезундской греческой гимназии, и студент-юрист Гувела (Γουβέλην) 1). К ним г. Ламорос для снимков с памятников византийского искусства2), сохраняющихся на св. Горе, присоединил учи-

1) Об этом своем третьем сотруднике в предисловии к изданному Каталогу г. Дамброс почему-то не упоминает, хотя, по отчету, г. Гувела принимал участие в его ученой поездке на Афон.

2) „Известно, говорит г. Ламброс в своем отчете о работах по изучению византийского искусства, что по многим причинам, а особливо вследствие происшедшей от религиозных несогласий противоположности между западным миром и восточным, все византийское было франками презрено и оклеветано, но из всего византийского, ничто, быть может, не подверглось более несправедливым суждениям, как византийское искусство. По господствующим взглядам, когда зайдет речь об искусстве—„византийское“ означает неподвижное, лишенное жизни, неверное относительно рисунка и колорита. Такое суждение ценителей искусства, к несчастью, находит подтверждение и в отрывках византийской живописи, находящихся в европейских музеях, где большею частью собраны обыденные произведения, принадлежащие к неумелой кисти агиографов последних столетий, работавших механически. Настоящее же искусство предшественников Джиотто и Орканьи—неизвестно: это искусство надлежало изучат в лесах Святой Горы. Там сохраняют еще свою нестареющую красоту произведения Апелла средневекового (?) эллинизма, того Панселина, которого имя и слава всем известны, а произведения немногим; время же, когда он жил, и самая жизнь никому неизвестны. (На этот счет в нашей литературе ныне, кажется, довольно правдоподобно сложи-

 

 

— 152 —

теля рисования королевских детей, швейцарца Жильерона (Gillieron). Плодом его трудов на св. Горе явился Ката

лось убеждение, что этот художник жил и действовал в XVI столетии (См. нашу статью: „Устройство храмов в Константинополе и на Афоне, их украшения, происхождение и характер священной живописи и богослужебные принадлежности. Рук. для сельск. пастыр. 1887 г.) и происходил родом из Солуня). Из иноземцев, правда, особенно изучали творения искусства на Афоне француз Дидрон (Байе и мн. др.) и русский Севастьянов (преосв. Порфирий, архим. Антонин и др.), но первый занимался преимущественно символами христианского иконописания (?), а художественные предприятия русского дворянина ограничились только устроением замечательного собрания из шести тысяч фотографий, украшающих петербургский музей (Г. Ламброс здесь разумеет, очевидно, музей христианских древностей при Академии художеств в Петербурге (Т. Флоринский, Афонск. акты Спб. 1880. стр. 18), куда поступила, по всей вероятности, лишь часть снимков с достопримечательных памятников древнегохристианского искусства на Афоне, потому что весьма много калек и снимков г. Севастьянова мы видели в подвалах русского Андреевского скита на Афоне, в котором покойный П. И. Севастьянов жил и работал долгое время и которому завещал довольно богатое собрание рукописей греческих и славянских и старинных икон афонского письма, собранных им во время путешествия. Рукописи составляют украшение монастырской библиотеки, иконы находятся во вновь устроенном храме над братской трапезой, а прекрасные кальки, сделанные большею частью в натуральную величину подлинника и хранящиеся в ските лишь на показ для публики, от сухости так попортились, что их нет никакой возможности развернуть. Любителям древностей придется не без сожаления повторять дело, уже раз сделанное, и при том начинать его при таких условиях, в какие другой едва ли может быть поставлен). Намереваясь заняться византийским искусством на Афоне, я, конечно, продолжает г. Ламброс, не смел я думать помериться с сими громадными и дорого стоящими трудами, но имел в виду более практическую цель. Я намерен был восстановить доброе имя византийского искусства; я полагал, что это могло бы осуществиться наиуспешнейшим образом, еслиб обнародовать в одном из художественных учреждений западной Европы такой альбом (λεύκωμα), который в хромолитографиях и халкографиях заключал бы хотя и немногие из византийских произведений искусства Афона, но самые отличные из них. И так как мне удалось взять с собою искусного художника г. Жиьерона, то я с удовольствием увидал осуществление моих желаний, но крайней мере, на первую половину труда, так как у нас

 

 

— 153

лог 5766 афонских рукописей, более чем в 2500 страниц в 4-ку (Εκθεσ. σελ. 23) иди, как ныне заявляет г. Ламброс, заключающий в себе „более ста восьмидесяти типографических (печатных) листов» (Καταλογ. προλ. σελ. 6). В этом Каталоге описаны рукописи следующих двадцати монастырей или мест: Иверского (1386 рукописей), Диони-

уже изготовлены очень удачные копии отличнейших стенописей (τοιχογραφιών) Панселина, что в церкви Протата на Карее, исполненные красками или просто карандашом, а также копии отличнейших миниатюр (ἱστορικών) из рукописей, найденных нами в библиотеках упомянутых выше монастырей. Я позаботился и о скопированы посредством красок тех красивых и разнообразных заглавных письмен, которыми украшены византийские рукописи, равно и всяких заголовных украшений для того, чтобы имя изящно изукрасить свой объяснительный текст, который должен быть приложен к изданию произведений византийского художества, если удастся исполнить это издание, как желательно. Для этого срисованы и сфотографированы были и некогорыедругие произведения искусства, и священная утварь, чтобы целое вышло разнообразнее. Г. Жильерон отфотографировал также некоторыезамечательные страницы из рукописей: особенно упомяну о четырнадцати страницах,заключающих в себе положенные на ноты народные песни“ (διὰ τῶν σημείων τῆς βυζαντιακῇς παρασημαντικῆς), которые им открыты в количестветринадцати на переплетах рукописей. „Эти песни нашли мы, пишет г. Ламброс, записанными на семи листах кодекса XVI века, заключающего в себе кратиматы разных песнопевцев церковных (κρατήματα διαφόρων μελοποιῶν τῆς ἐκκλησιαστιχῆς μουσικῆς). Но из этих семи листков на виду была одна только страница, остальные же составляли тот картон, который послужил переплетом рукописи. Отклеить и сохранить сии листы посредством осторожного их смачивания стоило большего труда. Эта находка весьма замечательна в такое время, когда приложены большие старания для разыскания техники византийской музыки и для оживления нашей народной мелодии. Известны исследования по этому предмету живущего в ПарижеБурго Дюкудре (Bourgault Ducoudray) и нашего соплеменника г. Иоанна Дзедза, который обязательно обещался облегчить мне трудную перепись моих копий и фотографических снимков этих старинных мелодий греческого народа—на ноты европейской музыки“ (См. ’Ἐκθεσις πρὸς τὴν βουλήν).

 

 

154 —

сиевского (588 рук.), Кутлумушского (161 ркп.) 1), Дохиарского (395), Ксиропотамского (342 ркп.), Есфигменского (320 ркп.), русского св. Пантелеимоновского (2642) ркп.), Филофеевского (250 ркпп.), Каракалловского (250 ркп.), Симоно-Петрского (245 ркпп.), Павдократорского (234 ркпп.), Ставроникитского (162 ркпп.), Ксенофского (163 ркпп.)3), Григориатского (155 ркпп.), Костамонитского (111 ркпп.), Зографского (107 ркпп.), Хиландарского (105. ркпп.), Свято-Павловского(94 ркпп.), библиотеки протатского Успенского собора в Карее (81 ркп.) и библиотеки скита св. Анны (46 ркпп.). Остались неописанными,по сознанию самого г. Ламброса, две самые лучшие, благоустроеннейшие на всем Афоне, богатейшие рукописями и древнейшие по времени своего основания библиотеки именитых царских обителей св. Афанасия и Ватопедской 4). Окончательному завершению этоговеликого предприятия помешали следующие весьма уважительные причины в подобного рода трудах, а именно: поздняя пора года, требовавшая возвращения профессора к обычным университетским занятиям, истощение сил трудившихся лиц и глазная болезнь самого профессора.

1) В Кутлумушской библиотекепо каталогу ее,небезызвестному и г. Ламбросу, считается всего рукописей 552.

2) Библиотека русского Пантелеимоновского монастыря значительно разрослась, со времени посещения Афона г. Ламбросом. В настоящее время количество греческих рукописей этого монастыря доходит до 850 номеров.

3) Рукописи Ксенофской библиотеки описаны неполно. Так, напр., г. Ламброс совершенно не упоминает о весьма замечательной рукописи XIV в., содержащей в себе акты собора константинопольского, так называемого восьмого и переписку по делу Фотия, патриарха константинопольского (См. Втор, пут. по св. горе Афонск., преосв. Порфирия 1880 г. М. стр. 56, 273—276) и не говорит, что рукописная Псалтирь с толкованиями той же библиотеки Л 5 разбита на двечасти.

4) В Афанасиевской лавре считается до тысячи рукописей, а в библиотеке Ватопедского монастыря—до 4,000.

 

 

— 155 —

Мы, однако, можем заметить здесь, что описанными в Каталоге и двумя лишь указанными г. Ламбросом библиотеками, из коих в одной (ватопедской) имеется весьма порядочный каталог рукописей и заведен образцовый порядок в библиотеке, а в другой (лаврской), хотя и отсутствует каталог, во опытный знающий библиотекарь не позволяет занимающемуся ее рукописями чувствовать его недостаток, еще не исчерпывается рукописное богатство современного Афона. Так, им совершенно не упоминается о библиотеке рукописей 1) в русском Андреевском ските, пожертвованных туда большею частью покойными П. И. Севастьяновым и А. Н. Муравьевым 2) и потом бдагоприобретеяныхь самим скитом 3), о библиотеке Кавсокаливского скита 4), Лаккосского свита и др.5).

1) Общее количество рукописей в этой библиотеке несколько выше 100 и отрывков не менее той же цифры, так что в численном отношении она превышает библиотеки скита св. Анны, Протата, монастырей св. Павла, Хиландаря и Зографа, а ценностью некоторых рукописей в научном отношении и древностью их написания она не уступает многим, даже более богатым библиотекам Св. Горы.

2) От этого своего „ктитора“, всегда не скупившегося на обещания и ходатайства в пользу свита пред сильными мира, библиотека Андреевского свита получила в дар, если мы не ошибаемся, всего только две или три рукописи и, после его смерти, камергерский мундир, бережно хранимый за стеклом в витрине, находящейся в ризнице скита.

3) На евангелии греческом пергаменном в лист, 225 листов, XI—XII в., с миниатюрами мы находим следующую приписку: „Тува еваггелиа са пударува на шкитат светаго апостола Андрея монастирь сараицкаго рускии в света горы, еваггели саназовавша по пергамент са подарува за любовь между нашима опщина Кошанецкиы монастирь Богоматерь самопистеца (См. об этом монастыре сведения у А. Пападопула-Карамевса в его «Ἔκθεσις παλαιογραφ. καὶ φιλολογικ. ἐρευνῶν ἐν Θράκῃ και Μακεδονίᾳ ἐν Κωνσταντ. 1886 ετ.), ав Сараицвата опщинà руска в лета 1879, месец септемвриа в 6, от Maxeдонна от Жàнецка та е́пархия в от Казàзилъна».

4) О существовании рукописей в этом ските мы слышали в русском Пантелеимоновском монастыреи от монахов настоящего скита.

5) Некоторые сведения о существовании рукописей в других афонских

 

 

156 

Немало рукописей можно находить в одиночных, весьма многочисленных и разбросанных по всему Афону келиях 1), из которых некоторые считают историю своего существования целыми столетиями и даже в руках ксиромахов—бесприютных бедняков, нередко сбывающих свои весьма редкие рукописи по недорогой цене в русский Пантелеимоновский монастырь, библиотека которого год от году все растирается и пополняется новыми приращениями.

Но, если не принимать во внимание указанную неполноту Каталога г. Ламброса, то он, бесспорно, явление в науке отрадное, и обнародование его в печати ожидалось с нетерпением всеми, кто интересуется работами по первоисточникам, и сам работает в архивах и библиотеках, а для них то главным образом и предназначал его составитель. «Haсочувственное и благосклонное обсуждение друзей науки, на их одних, писал Ламброс в своем отчете, по возвращении е Афона, на их ходатайство и поддержку отдаю свой Каталог 5766 афонских рукописей, состоящий более чем из 2500 писанных страниц, в 4-ку, и питаю надежду, что когда либо найдутся достаточные средства для их издания, чтобы тем обнаружилась моя работа и оправдались труды и мои собственные и

скитах, кроме названных, можно находить в книге преосвящ. Порфирия Успенского „Второе путеш. по св. горе афонской“, М. 1880, стр. 333—464.

1) В сравнительно весьма недавнее время и за очень ничтожную плату приобретен Кутлумушским афонским монастырем от одного келиота прекрасной сохранности и превосходного письма XIV в. Евхологий, бывший в практическом употреблении в малоизвестном константинопольском женском монастырефилантропа (Н. Кондаков. Визант. ц. и памяти. Константинопол. Од. 1886 г., стр. 73, 81—82, 305) и содержащий в себе обычаи именно этого монастыря (ἅτινα στιχημὰ προεγράφησαν καὶ ἐτέ0ηοαν ἐν τῇ σεβασμίᾳ ταύτῃ τοῦ Φιλανθρώπου μονῇ). От того же келиота и в том же монастыре приобретена другая пергаменная рукопись XIII—XIV в,—слова Ефрема Сирина.

 

 

— 157 —

моих сотрудников“ (Ἐκθεσ. σελ., 23). «На сочувственное πблагосклонное обсуждение друзей науки* г. Ламброс имел право рассчитывать всегда, потому что „друзья науки» уже давно обращают внимание на книжныесокровища св. Горы и с нетерпением ожидают труда, подобного совершенному им, и в этом он не ошибся1). Как его отчет о совершенной командировке, так и настоящий его новый труд обратили внимание людей науки и были встречены и дома и заграницей сочувственными отзывами. Но его надежды „на ходатайство и поддержку“ «друзей науки“ в изыскании нужных средств на издание его громадного труда оказались несбыточными, да и несовременными, потому что истинные „друзья науки“ в большинстве случаевбессребреники и имеют кошелек свой постоянно

1) Сочувственные отзывы об его отчете сделаны были в журнале Ἀθηναῖονт. VIII, в. 1 и 2, 1879 г. афинским профессором Касторхом, в Константинополе в журнале «Εκκλησιαστικὴ ἀλὴθεια» 1880 г., Августом Больцем в Боне 1881 г., Генрихом Рикенбахом в Вене 1881 и у нас Г. Дестунисом в Журнале Министер. народного Просв. в 1881 г., кн. II. Появление же настоящего Каталога вызвало вполне доброжелательный отзыв О. Гебгардта в Theologische Literatnrzeitung за нынешний 1889 г. в №2. Здесь, между прочим, дан отзыв и о новом еще нам пока неизвестном труде, но обещанном г. Ламбросом, под названием; «Περὶ τῶν παλιμψὴστων κωδίκων τῶν ἀγωρειτικων βιβλιοθηκῶν“. Ἀθήνησι, τοπογραφεῖον „Παλιγγενεσία“ Ιω. Ἀγγελοπούλου. 1888 ετ. «Сделаноочень тщательное разыскание палимпсестов, писал в своем отчете г. Ламброс, не только тех, которых нижний древнейший текст был греческий, но и пергаменов славянских или грузинских, для рассмотрения, не записаны ли они по затертым древним греческим текстам“ (κθεσ. σελ. 24). Найденные им палимпсесты, однакоже, не представляют чего-нибудь интересного и важного в научном отношении. У нас сочувственный отзыв о Каталоге г. Лаброса напечатан г. Г. Дестунисом в Журн. Министер. народн. Просв. 1889 г. кн. VII, стр. 132—157, который, между прочим, указал на неточности в тексте Каталога и сделал в них нужные поправки (стр. 155), а также на краткость описания (стр. 133, 154 и др.).

 

 

— 158 —

пустым, а меценаты ныне редко родятся и на классической почве. В частности, расчеты г. Ламброса на могущественного и просвещенного первого министра своей родины Хариллу Трмкуписа, одновременно исполняющего и должности двух министров,—финансов и военного, поддержку которого он встретил, при своем отправлении на Афон, а думал найти и теперь, при печатании своего Каталога, тоже не оправдались, так как, при сильной оппозиции в парламенте и при существовавших до последнего времени дефицитах в государственном бюджете, г. Трикуписне решился вносить в смету государственных расходов в расход на печатание каталогов г. Ламброса. Поэтому Каталог, составленный в 1880 году летом, оставался ненапечатанным или неизданным и свет до августа месяца прошлого 1888 года, т. е. ровно восемь лет, когда г. Ламброс уже на собственные средства решился напечатать первую часть первого тома, или, как он выражается, «одну двенадцатую часть всего Каталога». Настоящим своим изданием он еще раз желал заявить „друзьям науки“ о своих ненапечатанных трудах, в частности, напомнить о себе своему благодетелю, первому министру X. Трикупису, что выражается ив посвящении настоящего труда его имени (Τῇ βουλῇ τῶν ἑλλήνων καὶ Χαρίλλῳ Τρικούπῃ ἀντὶ τῆς εἰς τὴν ἀποστολήν τοῦ 1880 χορηγηθβίσης ὑποστηρίξεις ἀφιβροῦται) и в следующем грозном, но для истинных друзей науки до крайности печальном заявлении в предисловии к настоящему труду. „Причины необнародования этой части Каталога с тех пор были многочисленные, для читателя немного безразличные, а для меня, говорит г. Ламброс, до очевидности убедительные, потому что подобного рода издания на могут рассчитывать даже на ничтожную поддержку ни здесь, ни заграницей, ичто приступающий к таким изданиям находится в опасности заплатить издержкипопечатанию из собственного кошелька (βαλαντίου). Поэтому с большею боязнью приступаю к обнародованию настоящей,

 

 

— 159 —

находящейся в руках, части Каталога, с той поры уже напечатанной, а не могу пообещать, что в скором времени последует продолжение, если не найдутся верные средства на издание всего Каталога, который должен заключать более 180 печатных листов». (Καταλ. προλ. σελ. 5).

Настоящая часть первого тома Каталога г. Ламброса содержит в себе описание рукописей следующих святогорских библиотек: 1) Протата, 2) скита св. Анны, 3) монастыря св. Павла, 4) монастыря Хиландарского, 5) монастыря Зографского, 6) монастыря Костамонитского, 7) монастыря Григориатского и 8) монастыряксенофского. „Как ясно видят читатель, объясняет г, Ламброс причины, почему начато издание Каталога е этих библиотек, всем прочим библиотекам предшествует библиотека Протата на Карее, где находится местопребывание кинота антипросопов святогорских монастырей, порядок же, в котором обнародываются описании остальных кодексов, в видах правильнейшего распределения их на шесть томов всей работы, идет, переходя от библиотек, имеющих немного рукописей и богатейшим. В распорядке рукописей каждой библиотеки предшествуют обычно пергаменные рукописи, потом следуют рукописи на бумаге1), в конце поставлены связки, в которых хранятся во множестве рассеянные листы и илитарии, написанные на пергамене, где таковые имеются, при чем, где это было возможно, с указанием на краткое их содержание»(Καταλ. προλ. σελ. 7—8).

Описание рукописей, по словам г. Ламброса, сделано „с возможною точностью», при чем он желал точно обозначить каждую статью, находящуюся в рукописи и, где

1) Жаль очень, что г. Ламброс не делает различия в своем Каталоге между рукописями действительно бумажными и рукописями, писанными на бомбицине. Дли палеографии такое различие имеет важное значение и способствует определению рукописи по временя написания.

 

 

— 160 —

возможно и необходимо, все главы ее, но это сделано в настоящее время лишь по отношению к сборникам житий святых, и иногда с указанием начала и конца самой статьи. Замечания о том, где напечатана та или иная статья рукописи делаются редко в Каталоге, поэтому г. Ламброс обещает в конце своего труда, кроме алфавитного указателя авторов статей, писцов рукописей и других собственных имев, поместить особый указатель для сочинений неизданных и находящихся в святогорских рукописях. Весьма желалось издателю обозначить точно и количество листов каждой рукописи и лист каждой новой статьи в рукописи 1). «Но это, однако, простое и механическое перечисление листов и простановка цифр на не перенумерованных рукописях, замечает г. Ламброс, требует много времени, которым ни мы не могли пожертвовать, ни монахи не были в состоянии уделить его для вас. Посему мы решились на нумерацию лишь замечательнейших хирографов»(Ibid. σελ. 6), Остальные рукописи имеют лишь указание на величину рукописи, как то: в 16 долю листа, в 8, в лист и в большой лист. Описанные в Каталоге рукописи значатся под двумя номерами: цифра, напечатанная жирнымшрифтом, обозначает номер рукописи в библиотеке, под которым ее ныне можно находить, а цифра обычного шрифта обозначает общий счет или порядок рукописей в Каталоге издателя. Знак (*) обозначает миньатюрвую рукопись, а знак (†)— палимпсест.

Переданное нами предисловие к напечатанному ныне Каталогу г. Лаброса ясно дает вам понять, чего мы вправе требовать от этого Каталога и от его составителя,

1) „В составленном нами Каталоге, писал в отчете г. Ламброс, с точностью обозначены материал каждого кодекса, время написания его (отмечено ли оно в самом кодексе, или определено лишь не почерку), далее формат и число листов»(Ἔκθεσις, σελ. 21).

 

 

161

как профессора палеографии в афинском Университете, и на что мы должны смотреть снисходительно в виду тех затруднений, какие встретились издателю, при печатании в составлении Каталога. „Возможная точность“, которую соблюдал г. Ламброс. при описании рукописей, не позволяет нам, однако, пройти молчанием, напр., смешение в Каталоге рукописей: Параклитика с Цветною Триодью, Типикона с Псалтирью и т, п. Так, напр,, № 103 (по Ламбросу 539) Костамонитской 1) библиотеки описывается в разбираемом нами Каталоге так: «Κῶδ. περγ εἰς 4-ον αἰῶν. ιγʹ, ἀκέφαλος καὶ κολοβός 1) Παρακλητικὴ—2) Τὰ συναξάρια τῆς πεντηκοστῆς ποίημα κῦρ Νικηφόρου τοῦ Ξανθοπούλου“ (σελ. 108). В действительности же, это—Цветная Триодь, начинающаяся службою в неделю апостола Фомы (начала нет), чем и объясняется присутствие в этой рукописи синаксарей пятидесятницы, составленных Никифором Ксанфопулом, которые никогда не помещаются при Параклитике или, по-нашему, при Октоихе. Можно бы думать, что синаксари взяты из другой рукописи и присоединены переплетчиком случайно к Параклитику, но и сам г. Ламброс считает всю рукопись,писаною одною рукою или одним почерком, и в действительности это так. Здесь, а равно и в других случаях, как, напр., в названии рукописи № 110 (546) той же библиотеки „Типиконом церковного последования“ (σελ. 109), тогда как на самом деле это Псалтирь, произошел со стороны г. Ламброса и его сотрудников недосмотр, или при спешном составлении каталогов, или же при печатании настоящей части их.

Нельзя назвать „возможною точностью» и неполные обозначения названий рукописей, которые, по Каталогу г. Ламброса, не дают возможности судить об их высоко

1) Нужно заметить, что из всех ныне описанных библиотек т. Ламбросом мы лично видели рукописи лишь четырех библиотек: монастырей Ксенофского, Святопавловского, Костамонитского, и Хиландарского, а остальные библиотеки нам еще пока неизвестны.

 

 

162 —

научном интересе. Напр., рукопись № 104 (540) описана так: «Κῶδ. περγ. εἰς 16-ον αἰῶν ιγ', Θεοτοκάριον περιέχων τοὺς όκτῶ ἢχουςт. е. „Кодекс пергаменный, в 16 долю листа, 13 века, Феотокарий, содержащий восемь гласов(σελ. 108) что в существе дела—поражающая странность, пред которой станет в недоумение читатель, даже хорошо знакомый с подобного рода письменностью и ясно себе представляющий содержание данной греческой богослужебной книги. В действительности же, если мы целиком приведем надписание настоящей рукописи, то будет ясно, что это за рукопись и каково ее содержание. Заглавие это читается так; «Θεοτοκάριον, περιέχων (ον?) τοὺς οκτωήχους στιχηρὰ προσόμοια τῆς ὐπεραγίας Θεοτόκου, т.e. Феотокарий, содержащий на восемь гласов подобные стихиры в честь пресвятойБогородицы». Кроме этих стихир, в рукописи имеются и каноны Богородичные на восемь гласов на каждый день недели вечера. Рукопись эта неполная, что у Ламброса тоже не обозначено, а поэтому в конце ее прибавлено 15 бумажных листов и на них рукою XVI в. дописаны недостающие каноны.— Рукопись 26 (462) описана г. Ламбросом следующим образом: «Κῶδ. χαρτ. εἰς 8.ον αἰῶν. ιέ. 1) Ὅρολόγιον и 2) Τυπικὸν ἀκριβές τῆς ἐκκλησιαστικῆς ἀκολουθίας“ (σελ. 96). Для человека, интересующегося подобного рода письменностью, это описание не говорит ровно ничего, и он может смело смешивать ее с подобными рукописями, во множестве встречающимися в различных библиотеках и не раз описанными г. Ламбросом (σελλ. 2-1. 109, 175 и т. д.). Между тем, по своему составу и особенностям, эта рукопись резво выделяется из рукописей с подобным именем и заслуживает особенного к себе внимания. Подробное ее заглавие 1): Τυπικὸν ἀκριβὲς ἐκκλησιαστικῆς ἀκολουθίας, ἀπὸ τὲ τοῦ

1) С таким заглавием мы знаем на Афоне еще лишь два рукописных Типикона: в монастыре русском Пантелеимоновском 1841 г. и Дохиарском монастыре XV в. Оба они имеют практическое значение, при отправлении современного богослужения, в этих монастырях,

 

 

163 

Τυπικοῦ τοῦ ἁγίου Σάββα καὶ ἐτέρων ἀθροισθὲν διαφόρων, ἔχον καὶ τὰ κεφάλαια τοῦ μοναχοῦ κῦρ Μάρκου, ἐν οἷς ἕκαστον αὐτῶν ζητεῖται χωρίοις μεθ’ ἐτέρων τινῶν ἀναγχαίων σημειώσεωνдостаточно ясно говорит само за себя. Нельзя здесь не отметить и того обстоятельства, что Орологий писан рукою XVI в., а не ХV-го я неодинаковою с Типиконом, какуказывает г. Ламброс, а пришит в рукописи случайно переплетчиком. Орологий этот не лишен также интереса своим заглавием:Ἀρχἡ σὺν Θεῷ ἁγίῳ Ὁρολόγιον, περιέχον τὴν ἀκολουθίαν τῆς ἐκκλησίας, ἥτις ψάλλεται διἀ παντὸς καθ’ ἐκάστην ἐν ὅλῷ τῷ νυχθημέρῳ, ἀρχόμενον ἀπὸ τοῦ μεσονυκτικοῦ συνήθως ἐκ τοῦ ὕπνου σὺν Θεῷ ἀνιστάμενος ἐχεις διὰ στόματός σου. Точное обозначение рукописи есть, по нашему мнению, дело первой необходимости, чтобы читатель мог судить о научном интересе рукописи и чтобы „ученый“ Каталог был достоин своего имени и назначении.

Кроме „неточностей“, в Каталоге г. Ламбросавстречаются и прямые палеографические ошибки, которые не извинительны ему, как профессору-палеографу. Таких ошибок довольно много, во мы укажем несколько примеров. Рукопись № 48 (484) Костамонитской библиотеки описывается у г. Ламброса так: «Κῶδ. χαρτ. εἰς 8-ον, αἰῶν. ιςʹ. Εὐχολόγιον, γεγραμμένον, ὡς δεικνύει ὁ γραφικὸς χαρακτὴρ ὐπὸ τοῦ Κυρίλλου, περὶ οὗ ἴδ. ἀρ. 39 1). Ἐν ἀρχῇ καὶ τέλει τοῦ χώδικος εὐρηνται συνεσταχωμένα ἀνὰ ἐν φύλλον περγ. αἰῶν. ιγʹ, περιέχοντα τροπάρια μετὰ σημαδοφώνων, οἷα τὰ καὶ ἐν ἄλλοις παραφύλλοις κωδίκων ταύτης τῆς βιβλιοθήκης“ (σελ. 100). Вдействительностиже, чтобыоты-

1) Рукопись № 39 (475) г. Ламброс описывает так: Κῶδ. χαρτ. εἰς 8-оν αἰῶν. ις’. Μηναῖον Ἀογούστου. Ἐν τἐλει. Ἐτελειώθη κατὰ τὸ ҂ζξθ ἰνδ. Κυρίλλου τλήμονος Ναυπακτίου, ἤτοι 1561. Ἐκ τοῦ γραφικοῦ χαρακτῆρος ἐξάγομεν, ὅτι ὁ αὐτὸς βιβλιογράφος Κύριλλος ἔγράψε πλὴν τοῦ ἐπομένου κώδικος καὶ τούς ὑπ’ ἀριθ. 30 καὶ 32—37“. (Καταλ. σελ. 98). Замечательно, вданном месте г. Ламброс не делает указания на рукопись № 48 (484).

 

 

164 

скать имя писца и время написания рукописи, нет никакой надобности делать сравнения настоящей рукописи с рукописями № 39 или №№ 30, 32—37 той же библиотеки, писанными якобы одною и тою жe рукою, т. е. в 1561 году бедным Кириллом Навпактийцем, как думает г. Ламброс (σελ. 98). То и другое имеется на лицо в самой рукописи и указано в следующей приписке к ней: Θεοῦ τὸ δῶρον καὶ Θεοφίλου πόνος ἐν (cet 7054, т. е. рукопись эта написана в 1546 году неким Феофилом 1). Весьма интересный палимпсест и, быть может, один из замечательнейших на св. Горе № 99 (107) той же библиотеки г. Ламброс относит к XIV в. и дает самое краткое его описание: „Κῶδ. περγ. εἰς φύλλον, αἰῶν, ιδ'. Εὐαγγέλιον παλίμψηστον, οὗ τὸ πρωτόγραφον γεγραμμένον κατὰ τὸ ιβ' αἰῶνα ἀναγινώσκεται ἐυχερῶς καὶ περιέχει βίους καὶ μαρτύρια ἁγίων ἐν τῇ λατινιχῇ γλώσσῃ» (σελ. 107). Преосв. Порфирий совершенно справедливо называет эту рукопись „’Εκλογἡ“ 2), т. е. избором евангельских чтений, и относить, как мы думаем, вернее эту рукопись к XI веку. „Ἐκλογὴ, т. е. избор на пергамине, описывает настоящую рукопись Преосв. Порфирий, в четвертую долю большего листа (по Ламбросу εἰς φύλλον), с красными коммами и крестиками вместо точек, XI в. Эта рукопись

1) С именем этого писца в афонских библиотеках встречаются очень часто рукописи и, сколько нам известно, все они евхологии —литургиарии, и почти все с одинаковым содержанием, хотя в изложения и имеются в них некоторыеособенности. Нам лично известны два евхология этого писца 1545 года, из коих один находится в библиотеке русского Пантелеимононского монастыря, а другой в библиотеке Есфигменского монастыря. В библиотеке Кутлумушского монастыря литургиарий №480 писан рукою того же писца в 1547 году. Г. Ламброс указывает несколько евхологиев (№ 60, 61 и № 75) того же писца в библиотеке Протата, писанных в период времени с 1523-1548 год (σελ. 22, 25). Подпись писца на всех его рукописях повторяется с буквальною точностью.

2) Это слово г. Ламброс в своем Каталоге не употребляет ни по отношению к евангелиям, ни по отношению в апостолам, обозначая те и другие рукописи словами:εὐαγγέλιον и ἀπόστολος.

 

 

165 

принадлежалаиерею Михаилу и пресвитерше Анне. Это палимпсест. Hамногих страницах еще видны латинские слова»1).—Рукопись № 100 (536) той же библиотеки г. Ламброс относит к XII веку и называет Евангелием: «Κῶδ. περγ. εἰς φύλλον αἰῶν. ιß', κατὰ δύο σελίδας. Ἐοαγγέλιον μετὰ σημαδοφώνων, οὗ ἐν τέλει μηνολόγιον τῶν Εὐαγγελίων (σελ. 107), тогда как это тоже „Избор“ и написан в 6541—1033 году 2), как значится в приписке к настоящей рукописи 3). Смешанная рукопись Ксенофской библиотеки № 70 (772) неверно отнесена к XVII в. (σελ. 178), потому что имеется в средине ее другая точная дата: „1724 Δεκεμβρίου 30, Μελέτιος4). Рукописный Номоканон № 93 (795) Ксеноф-

1) У Преосв. Порфирия приведено несколько отрывков латинского текста настоящей рукописи и воспроизведены фотографически даже красные четырехстрочные линии для нот. Втор, путеш. по св. горе Афонской. М. 1880. стр. 262.

2) Эту дату указывает и Преосв. Порфирий в своей книге: „Втор. путеш. по св. горе Афонской“, стр. 261.

3) В виду указанных нами погрешностей, сделанных г. Ламбросом в определении времени написания афонских рукописей, и труд г. Гебхарта (см. Theolog. Literaturzeitung. 1879 № 14) составить на основании настоящего Каталога представление о древности афонских рукописей и о количестве их по векам оказывается не достигающим своей цели.

4) В описании настоящей рукописи г. Ламбросом допущено несколько неточностей и даже ошибок. В рукописи, напр., не упоминается совершенно о молитвесв. Трифона (σελ178), но зато говорится о разрешительной молитве св. патриарха константинопольского Нифонта, не имеется совершенно особого и малопонятного заглавия: ἐκκλησιαστικὴ τάξις (Ibid), чин присоединения латинян к православной церкви разумеется тот, который был утвержден константинопольскою церковью послеФлорентийского собора, и, наконец, словами: διατάξεις τινὲς ἐκκλησιαστιχαί обозначаются чины присоединения еретиков Мефодия и Геннадия Схолария, патриархов константинопольских. Впрочем, подобные неточности допущены г. Ламбросом и в описании многих других рукописей. Так, напр., в Илитарии ХИ в Ксенофской библиотеки 161, кроме чина литургиисв.Иоанна Златоуста (без начала), указанного в Каталоге(σελ. 192), имеются следующиенеобозначенные в нем статьи: чин литургии преждеосвященных даров, три молитвы над больным и молитва над постригающимся в мантию. В конце стоит подпись писца; Κωνσταντίνος μοναχός. В Или-

 

 

166

ской жебиблиотеки имеет приписку: Ἐγράφη τὸ παρὸν εἰς τὸ Καυσοκαλύβιον ὑπ’ ἐμοῦ τοῦ οἰκτροῦ καὶ ἀμοναχοῦ θεοκλήτου 1771 ἐτει μηνὶ Τουνίφ», о которой г. Ламброс не упоминает, а указывает лишь предисловие к этой рукописи, помеченное мартом 1767 года, не приводя, однако, и его целиком1).

Полное почти отсутствие указаний на порчу рукописей есть также неточность, потому что выражения: «ἀκέφαλος καὶ κολοβος» еще ничего не говорят о худой сохранности рукописей. К числу подобных рукописей принадлежат все евхологий Костамонитской библиотеки.

Что касается научной стороны настоящего Каталога г. Ламброса, т. е. указаний относительно того, что из рукописей напечатано и что не напечатано, то на этот счет особенных требований к нему предъявлять нельзя, так как составитель оговорился в своем предисловии. „В редких только случаях я прибавил, заявляет г. Ламброс, замечания о том, издана ли и свет та или иная статья и где именно, или же не издана и это сделано из экономии места» (Καταλ. προλ. σελ. 6). Правда, оговорка несколько странная, особенно если мы обратим внимание на то, какого рода замечания имеются на этот счет в напечатанном уже Каталоге. О рукописном „Духовном Зерцале» XIX в. № 15 (341) Зографской библиотеки, напр., г. Ламброс замечает: Ό κῶδιξ οὖτος εἶνε πιθανῶς ἀντίγραφον ἐντύπου βιβλίου 2), τὸν αὐτὸν φέροντος τίτλον,

тарие XIVв. той же библ. № 163 называется чин литургии Златоуста вместо чина Василия великого, не перечисляются подробно чины хиротоний, между которыми есть чин хиротонии диаконисы и не упомянуто о приписке писца.Μέμνησο(ν) Μῆνα, τοῦ γεγραφότος θύτου и т. π.

1) Полное предисловие (προίμιον) можно читать в книге пр. Порфирия „Втор, путеш. по св. горе Афонской“ стр. 276—278.

2) По справке г. Г. Дестуниса, эта рукопись есть перевод русской книги, изданной и в свою очередь переведенной с немецкого языка А. Ф. Лабзиным в С.-Петербурге в 1821 г. Заглавие книги в русском переводе несколько

 

 

— 167 —

ὅπερ ἀγνοῶ πότε ἐξεδοθῇ. Τὸ δὲ ἐν Νεοχωρίῳ τυπογραφεῖον ἐσυστάθη οπωσδήποτε μετὰ τὸ 1821» (σελ. 82); О рукописи Μ 45 (481) Костамонитской библиотеки, содержащей в себе рассказ о чуде, бывшем в Египте в 1484 году, при патриархе александрийском Иоакиме, говорится: „εἶνε ἄγνωστον ἂν καὶ πότε πράγματι ἐξεδόθη τύποις ἡ Διήγησις αὐτη“ (σελ, 100); о рукописи № 18 (565) Григориатской библиотеки, содержащей в себе „книгу, называемую обличением лжи и безбожества франкмассонской веры» и т. д., г. Ламброс пишет: «Ὁ κῶδιξ εἶνε ἴσως ἁν τίγραφоν ἐντύπου τινὸς»(σελ. 118) и т. и. Такого рода замечания, на самом деле бесцельные и бесценные, а их очень немало в рассматриваемом вами Каталоге, и „из экономии места“» и без всякого ущерба для читателя могли бы быть опущены в нем. Ученая репутация издателя требовала питательных справок по всем этим вопросам, а щепетильность—полного молчания, во ни того, ни другого, к нашему глубокому сожалению, мы не видим в данном случае.

Мы рассмотрели два каталога рукописей двух замечательнейших мест на земном шаре по своим книжным, мало еще известным ученому миру, сокровищам— Синая и Афона. Оба каталога составлены людьми весьма уже почтенными я пользующимися известностью в науке. Оба составителя—профессора университетов: лейпцигского и афинского и оба специалисты—палеографы, из коих первый, г. Гардгаузен, известен еще в литературе, как составитель лучшего руководства по палеографии. К сожалению, их каталоги далеко нечужды весьма крупных и для обыкновенных читателей даже непонятных чисто палеографических ошибок и недосмотров. Ошибки на два столетия в определении времени написания рукописей,

отличается от Заглавия греческой рукописи. Жури. Мин. народи. Просв. 1389. кн. VII, стр. 140.

 

 

— 168 —

смешение почерков письма, отсутствие строгого различия в материале рукописей, недосмотры относительно приписок—явление заурядное в этих каталогах. Настоящие каталоги являются как бы доказательством того, что можно быть хорошим теоретиком-палеографом (как, напр., г. Гардгаузен) и очень плохим практиком, т. е. не уметь хорошо применять к делу свои теоретическиесведения—это с одной стороны, а с другой, для вас лично эти каталоги суть новое подтверждение уже давно высказанной нами мысли 1), что „способ определения рукописей чисто палеографический ненадежен», пользуясь им только, можно всегда делать ошибки подобно вышеуказанным. В частности, теперь мы можем сказать, что способ определении рукописей „чисто исторический», рекомендованный нами для определения рукописей богослужебного характера русско-славянской письменности, весьма подходящ и может быть применяем с пользою и для греческой. Восьмилетний личный опыт показал нам всю пригодность этого способа, особенно если при этом в нужных случаях будут принимаемы во внимание и другие существующие способы определения рукописей без дат.

В научном отношении оба каталога заставляют желать многого. Авторы их не обнаружили начитанности в печатной литературе и мало знакомы с библиографией, потому их ученые справки равняются тому, если бы их совершенно не было. В каталогах нет ни точных заглавий рукописей, ни подробного перечня статей, входящих в тот или иной кодекс, не приводятся, наконец, многочисленныеи иногда обширные и важные в историческом

1) См. нашу брошюру под заглавием: „Способы определения времени написания рукописей без определенных дат вообще и богослужебных рукописей в частности “Отдельный оттиск из „Православн. Собеседн.» 1884 г. январь.

 

 

— 169 

и даже палеографическом отношениях приписки. О важнейших вариантах или цельных текстах в разбираемых нами каталогах нет и помину. Поэтому читатель, находящийся вдали от описанных библиотек, почти беспомощен и лишен всякой возможности иметь правильное и ясное суждение о ценности и научном интересе тех или иных рукописей. Судя по приводимым в этих каталогах надписаниям или названиям рукописей и по перечислениям статей, входящих в состав их, можно думать иногда о ценности или незначительности той или иной рукописи, как раз наоборот их истинному значению.

Разсматриваемые нами каталоги, однако же, не лишены важного значения в ученой литературе. Они прежде всего являются показателями серьезного интереса в ученом мире к рукописным книжным сокровищам, о которых, или не имелось викаких сведений, или же эти сведения были крайне преувеличены и неверны. С фтими каталогами человек науки может дома, хотя бы то и приблизительно, определить, чего он может ожидать для своих целей от восточных книгохранилищ, и нужен ли ему поход на них. В практическом отношении для самих библиотек, описанных в этих каталогах, интерес несомненный. Доселе все эти библиотеки находились в беспорядке, так что рукописи их могли легко расхищаться, и владельцы их не авали сами, каким рукописным сокровищем они обладают (припомним похищение синайского кодекса евангелия г. Тишендорфом), теперь же с появлением настоящих каталогов, библиотеки приведевы в известность, рукописи имеют нумерацию и в некоторых местах даже систевматический порядок, а их владельцы печатный инвентарь своего имущества. Для занимающихся в библиотеках Синая и Афона—эта указатели, освобождающие их от напрасного труда и траты временя на отыскание в каком-нибудь отношении интересных рукописей среди массы других ненужных, которые без каталогов необходимо

 

 

— 170 

было бы перебирать и просматривать. В этом то отношении мы не можем не приветствовать с радостью появления настоящих каталогов гг. Гардгаузена и Ламброса и не пожелать, чтобы „друзья науки“ дали возможность окончить обширный труд афинского профессора по описанию остальных библиотек Афона, более богатых рукописями, чем ныне описанные. Будет очень жаль, если продолжение совершенно готового труда г. Ламброса последует через новые восемь лет, а опасаться этого есть немало оснований... Рассчитывать на большой расход напечатанной части каталога, как и предполагает автор совершенно справедливо, нельзя, а, судя по газетам, г. Ламброс приступил к систематическому печатанию истории греческого народа, что, бесспорно, надолго займет почтенного автора.

 


Страница сгенерирована за 0.48 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.