Поиск авторов по алфавиту

Автор:Якимов И. С.

Якимов И. С. О происхождении книги Премудрости Иисуса, сына Сирахова

Разбивка страниц настоящей электронной статьи соответствует оригиналу.

 

Христианское чтение. 1887. № 9-10. Спб.

 

И. С. Якимов

 

О происхождении книги Премудрости Иисуса, сына Сирахова 1).

 

Книга, в греческих рукописях и изданиях имеющая надписание Σοφία Ἰησοῦ ὑιοῦ Σιράχ, а в латинском до Иеронимовском переводе Itala и потом у самого Иеронима называемая Ecclesiasticus (как книга церковная, употребляемая в церкви при богослужении), имеет содержание, которое невозможно в большей его части изложить систематически. Она представляет собрание сентенций, нравоучительных изречений и правил жизни— советов и предостережений, относящихся ко всем подробностям религиозной, гражданской и домашней, жизни. Эти сентенции, изречения и правила выставляются как развитие и руководство к осуществлению в жизни мудрости, о которой прежде всего (в 1-й гл.) и говорится, показывается ее происхождение («всяка премудрость от Господа и с Ним есть во век», I, 1) и сущность (начало, исполнение и венец мудрости есть страх Господень, не отделяемый от любви к Господу: «любление Господа преславная премудрость» ст. 10; начало премудрости боятися Господа», 15, ср. ст. 20; «исполнение премудрости еже боятися Господа» 16; «венец мудрости страх Господень», 18). Предлагаемые затем во 2 гл. советы предлагаются уже как частные правила проявления и осуществления в жизни страха Божия: «боящиися Господа, пождите милости Его,... веруйте Ему,... надейтеся на благая»... ст. 7—9; боящийся Господа не сумневаются о глаголех Его и любящий Его сохраняют пути Его, ст. 15

1) Из посмертных записок И. С. Якимова.

299

 

 

300 —

и след. Что и начинающиеся с 3-й гл. советы и правила предлагаются писателем как развитие той же мудрости в жизни,— видно из III, 6. 7, где почтение к родителям представляется, как проявление страха Божия. По аналогии заключить можно, что и дальнейшие советы, нравоучения и наставления имеют такое же отношение к содержанию 1 главы. Систематичности в изложении книги, во всем объеме последней, нельзя открыть; но в некоторых отделах ее предлагается более или менее пространное развитие той или другой данной темы. Мы разумеем, напр., 1 главу, речь о премудрости, ее сущности, обнаружениях и последствиях;—2 гл. о страхе Божием;—III, 1 —16 о почтении к родителям. XVI, 24—XVIII, 13, где после развития той мысли, что как праведники, так и грешники непременно подумают воздаяние по достоинству своего образа жизни и что безрассудно для грешника считать себя безопасным со стороны Бога, пред Которым дрожит вселенная и правосудие которого недоведомо для человека,—после развития и по поводу этой мысли предлагается разъяснение, что дело Божие устройство и элементарный порядок жизни как природы, так и человека. Сказав, что Господь есть Владыка и нравственного мира и жизни, писатель подает совет благоговейного смирения, уверяя однако же, что Господь милосерд. XXIV гл.—характеристика премудрости. XXXVIII, 24—39, 14—похвала мудрости книжника, которая прежде всего сопоставляется с искусством различных работников и ремесленников, необходимых в жизни благоустроенного общества, но долженствующих уступить преимущество книжнику, которая характеризуется затем в своей сущности, как изучение и знание слова Божия, по своему достоинству пред Богом и значению для людей. XXXIX, 1,5—42 хвалебная песнь Господу. Молитвы: XXXVI, 1—19. Самая обширная часть, в пределах которой наблюдается систематическое изложение, это XLII, 15 и след. до конца книга. Здесь предлагается хвалебная песнь Богу, в подробностях своих составляющая а) рассмотрение дел Его творения (XLII, 15—XLIII, 36), б) рассмотрение истории народа Божия в форме похвального гимна ве-

 

 

301 —

ликим и славным мужам, явившимся орудиями Божества для руководства этим народам (XLIVL глл.) в) благодарственную молитву к Богу (гл. LI).

Существовало и существует мнение, что книга Премудрости Иисуса сына Сирахова составлена из нескольких отдельных сочинений. Мнение это за все время своего существования имело два вида, именно: а) Эйхгорн полагал, что книга Пр. с. С. состоит из трех различных сочинений (I—XXIII гл.; XXIV—XLII ,14; XLII, 15—50, 24), соединенных в одно целое. Это мнение опровергнуто в свое время: еще в начале настоящего столетия, Bretschneider’ом (Liber Iesu Siracidi, Greece, perpet. annotatt. illustratus. Ratisb. 1806). И так как с тех пор оно не было возобновляемо, не было никем поддержано: то имеем право обратиться б) к другому мнению, более нового происхождения, мнению Эвальда, по которому из того, что мы читаем теперь в книге Пр. И. с. С., первоначально существовали, в виде отдельных сочинений, две части: I—XVI, 21 и XVI, 22—36, XXII,—две части, принадлежавшие различным писателям. Эти части с течением времени соединены в одну книгу третьим писателем, который при этом несколько изменил вторую часть и в конце прибавил отдел собственного сочинения XXXVI, 23—51. Основания для такого объяснения происхождения книги Пр. с. С. двоякого рода: формальные и материальные—предметные. К первым относятся следующие данные: 1) Во второй из древнейших частей часто встречаются сравнения в роде следующего: «стрела вонзена в стегно плоти: тако слово во чреве буего» XIX, 12. XXI, 5. XX, 4. [18?]. XXII, 17. 28. XXVII, 4. 6. XXXIV, 23—26 (сравнения с частицей так во второй половине без соответствующей частицы как в первой). 2) Во второй из древнейших частей встречаются обороты в роде следующего: XXIII, 20 и сл. «два вида умножают грехи, и третий наводит гнев»... XXV, 9 и сл. XXVI, 5. 24.— Предметные основания мнения Эвальда заключается в некоторых исторических указаниях, встречающихся во второй части книги и подобных которым будто бы нет в первой части. Сюда

 

 

302 —

относит Эвальд упоминание об Адаме, XXXIII, 10,—Аароне XXXVI, 18,—об Израиле XVII, 14,—о сатане XXI, 30,— Иакове XXIII, 14. Потом Эвальд находит различие между характеристикой премудрости в 1 гл. и такой же характеристикой в XXIV гл. —настолько существенным, что ту и другую главу не считает возможным признать произведением одного и того же лица. Таковы данные, на которых основывает Эвальд мнение о происхождении первых двух частей книги от различных писателей. Сделаем замечания на суждения Эвальда по пунктам, начиная с последнего. Правда, премудрость в 1 гл. характеризуется с другой стороны, чем в гл. XXIV; там (в 1 гл.) она рассматривается как принцип нравственной жизни, а здесь (XXIV гл.), как исторический факт, имевший место и значение в жизни Израиля и выразившийся особенно в скинии и храме видимых знаках пребывания премудрости в избранном народе Божием — и в законе и пророческом учении. Неужели же один и тот же писатель не может в различных местах одной и той же книги говорить об известном предмете с различных точек зрения и потому различно? Впрочем, при различии точек зрения, с которых смотрит писатель на свой предмет в каждой из указанных глав, есть между этими главами и сходство в существенных пунктах: ср. I, 1 с XXIV, 3; I, 5 («источник премудрости слово Божие в вышине и шествия ее заповеди вечные») с XXIV, 25—28. («...книга завета Бога вышнего, закон, его же заповеда Моисей,... насыщая яко Фасон премудростью, и яко Тигр во дни новоплодий, исполняя! яко Евфрат разума»...).—И исторические указания встречаются не исключительно во 2 ч., они есть и в 1-й: см. VII, 31—34 (о священниках и о жертвах); XVI, 9 (о Лоте); II, 10. X, 16—20. XVI, 7 — 11 (общие исторические суждения, без упоминания лиц).—Что касается формальных оснований мнения Эвальда, то 1, сравнение с частицею «так» без соответствующей «как» встречаются опять и в первой части: V, 11. VI, 1. XII, 13. XIII, 21. XXIII, 24). Следовательно, указанная характеристическая черта 2 ч. не при-

 

 

303 —

надлежит ей исключительно и допускает мысль, что писатель этой части есть писатель и 1 части, которой в известной степени также свойственна та черта. 2) Обороты в роде: «два вида умножают грехи, и третий наводит гнев» не встречаются, правда, в первой части, но и не составляют такого редкого, исключительного явления, чтобы их можно было считать характеристикой одного только писателя. Довольно припомнить, что подобные обороты встречаются в книге Притчей XXX, 15. 18. 21. 29.—в Ам. I, 3. 6. 9. 11. 13. II, 1. 4. 6. Мих. V, 5. Иов. V, 19. Ср. также Второз. IV, 42. XIX. 4. 6. Из того обстоятельства, что в книгах Иова, Притчей, Михея, Амоса (и Второзак.) употребляются известные одинаковые обороты речи, ничуть не следует, что все названные книги писаны одним писателем. Равным образом и наоборот, если те же обороты встречаются во 2-й из предполагаемых древнейших частей книги с. Сирахова, а в 1-й не встречаются, то это ничуть не значит, что та и другая часть не могли быть написаны одним и тем же писателем. Данные обороты речи составляют идиотизмы евр. языка вообще, и нельзя их считать исключительною особенностью одного какого-либо писателя. — Предположение, что писатель последней части (XXXVI, 23—51) нужно отличать от писателя первых двух, основывается на том обстоятельстве, что в этой последней части все изложение систематичнее, чем в первой (см. выше). При изложении содержания книги, мы, однако же, показали, что первые две части не чужды в некоторых своих отделах систематичности изложения. И здесь, таким образом, нет достаточного основания думать о различных писателях тех и другой частей.

Теперь, когда единство происхождения книги можно считать огражденным от серьезных возражений, имеем право начать речь о писателе книги и вместе о времени ее написания. О лице писателя нельзя ничего сказать, кроме того, что он был Иисус, сын Сирахов, Иерусалимлянин (L, XXIX). Но вопрос, когда он жил и писал, подает повод к более пространным рассуждениям. Вопрос этот можно решить на основании следую-

 

 

304 —

щих двух данных: 1) В 50 гл. книги содержится похвала первосвященнику Симону сыну Онии,—похвала, которую писатель пишет, по-видимому, на основании личных впечатлений; 2) В прологе к греческому переводу книги переводчик, внук первоначального ее писателя, говорит о себе, что он пришел в Египет ἐν τῷ ὀγδόῳ καὶ τρίακοστῷ ἔτει ἐπὶ τοῦ Εὐεργέτου βασιλέως. Заключения, которые выводятся из этих данных по вопросу о времени жизни Иисуса сына Сирахова, различны смотря потому, как понимать самые данные. Именно, между первосвященниками иерусалимскими было два Симона, сына Онии, один—Симов, сын Онии, Праведный, современник Птоломея Лагова (около 260 г. до Хр.), другой—Симон II, современник Птоломея Филопатора (221 и сл. до Хр.). Были также два Евергета между египетскими преемниками Александра В. — Евергет I, сын и преемник Птоломея Филадельфа (с 247 г. до Хр.); другой—Евергет II или Фисков (с 169 г. до Хр.) Смотря потому, «которого Евергета считают современником внука Иисусова и к которому Симону относят похвальное слово Иисуса гл. 50, полагают раньше или позднее написание книги Премудрости Иисуса сына Сирахова. Существует по этому предмету два мнения, из которых первое принадлежит Humpry Prideux, Eichhorny, Bretschneidery Bertholdty, Dillmany, Ewaldy, Herzfeldy и Fritzsche. По этому мнению, писатель книги был современником Симона II, а переводчик ее на греческий язык прибыл в Египет при Евергете II — Фископе. Аргументация в пользу этого мнения существенно состоит в следующих соображениях: в 36 гл. книги писатель книги пишет молитву, в которой обращают на себя внимание, в виду решаемого вопроса, следующие выражения: «возвеличися на них (на языках чуждых); и да познают Тя, якоже и мы познахом Тя, яко несть Бог разве Тебе Господи (IV. 5)... Воздвигни ярость и излей гнев; изми (ἔξαρον) супостата и сотри врага (ст. 7)... Озлобляющий людей Твоих да обрящут пагубу» (ст. 10). Эти «озлобления», эти враждебные отношения к народу Божию считают возможным относить не раньше, как ко временам Филопатора и его преемников в

 

 

305 —

Египте. Сирийские цари до Антиоха Епифана относились к евреям палестинским без особенной жестокости и несправедливости; см. Библ. Историю, Филарета. Если так, то писателя книги нельзя считать современникам Симона I Праведного, современника Птоломея Лагова. Он мог говорить, как о своем современнике, только о Симоне II. И внук первоначального писателя книги мог прибыть в Египет в 38 году только Евергета II—Фископа, а не Евергета I, так как последний царствовал только 25 или 26 лет, между тем как Фископ, считая годы его совместного царствования с отцом его Филометором, царствовал больше 38 лет. Последователи другого мнения (Iahn, Hug, Scholz, Wette, Vaihinger, Keil) полагают прежде всего, что автор пролога говорит о 38-м годе не царствования Птоломея Евергета, а своей собственной жизни, т. е. он будто бы говорит о возрасте, в котором он прибыл в Египет. Таким способом устраняется необходимость относить прибытие внука Иисусова в Египет ко времени царствования Фископа и создается возможность полагать это прибытие во время царствования Евергета I. Затем нужно приобрести право первоначального писателя книги считать современником Симона I Праведного, и для этого в современной этому первосвященнику истории нужно указать обстоятельства, которые оправдывали бы знакомые уже нам выражения гл. 38. И вот, говорят, что и тогда, в первосвященство Симона I, при частой смене правителей в Сирии, евреи много страдали. На это последнее замечание справедливо возразить следующее. Правда, Птоломей Лагов из-за Сирии, к которой принадлежала в то время и Палестина, вел войну с Селевком Никатором, и евреи должны были платить дань то тому, то другому из соперничествующих царей. Но и Селевк Никатор предоставил евреям права гражданства в своей столице Антиохии, и Птоломей Лагов в последние годы своего царствования оказывал евреям особенное доверие (им вверил защиту крепостей) и благорасположение (права гражданства в Александрии), которые внушили многим евреям добровольно переселиться из Палестины в Египет. Итак, отношения, в каком стояли к сирийским и еги-

 

 

306 —

петским царям современные Симону I евреи, не могли оправдать поцитованных выражений гл. 36. Напротив, слова ст. 11 «сокруши главы князей вражиих, глаголющих: несть разве нас» могли относиться разве к таким властителям, как Антиох Феос (противник Филадельфа) или Птоломей Филопатор (3 Маккав. книга). Итак, второй исторический довод в пользу мнения о раннем написании (за 280—300 л. до Хр.) книги сына Сирахова не имеет того значения, какое принадлежит историческому же доводу в пользу мнения о позднем написании книги. Первый довод защитников раннего написания можно назвать филологическим, и нужно сказать, что и он не выдерживает также критики. Слова ἐν τῷ ὀγδόῳ καὶ τριακοστῷ ἔτει нельзя понимать как указание на возраст внука Иисусова; потому что непосредственно следующее за ним выражение ἐπὶ τοῦ Εὐεργέτου βασιλέως внушает прямо мысль, что указывается год царствования Егергета, а не жизни переводчика; в противном случае между цифрой лет и именем царя стояло бы непременно выражение, определяющее смысл цифры именно другой, чем какой естественно соединят с данным сочетанием слов. Единственное, с чем трудно не согласиться в аргументации защитников раннего написания книги И. с. С.,—это мнение, что предмет похвального слова гл. 50 есть Симон I Праведный. Симон II не был столько известен своими нравственными качествами, чтобы заслужить те похвалы, которые составляют содержание гл. 50. Но в тоже время, вопреки мнению тех же защитников раннего написания книги, нет необходимости (см. Винера, de utriusque Siracidae aetate. Erlang 1832) писателя книги считать современником и очевидным свидетелем жизни Симона I Праведного. Если некоторым похвальное слово этому Симону представляется произносимым на основании личных впечатлений, то это представление нет необходимости объяснять предположением, что писатель сам видел Симона. Какой-нибудь старший современник Иисуса, в молодости лично видевший «праведного» первосвященника и очевидный свидетель его священнослужения и добрых дел, передал ему—Иисусу—свои личные впечатления и сведения и дал таким образом материал для гл. 50.

 

 

307 —

Что книга написана первоначально на еврейском языке и что существующий теперь греческий ее текст есть перевод с еврейского, доказывают следующие места греческого текста, обнаруживающие его зависимость от еврейского оригинала VI, 23. «Премудрость по имени ее есть, и немногим есть явна». По правилам еврейского стихотворного параллелизма, нужно ожидать, что премудрость самым именем своим дает понятие о той темноте, не общедоступности, о которой речь во второй половине стиха. А намек на темноту можно видеть ничуть не в греческом имени σοφία, а только в еврейском слове חׇכְמׇה, если считать его родственным арамейскому אוֺכׇה черный, темный XVI, 13. «По мнозей милости Его, тако много и обличение его: мужеви (ἄνδρα, אֶת-אִישׁ) по делом его судит» XXIII, 17 (Тишенд. 14): «помяни отца твоего и матерь твою, посреди бо (ἀνὰ μέσον γὰρ= כִי בְּתוֺךְ) вельмож седити», т. е. когда сидишь посреди вельмож XXIV, 29 (Т. 27). «Являй яко свет (ὡς φῶς = בׇאוֺרвм. כַּיְאֺר, ср, Ам. VIII, 8: «и взыдет яко река, ὡς ποταμὸς, כׇוֺאֺרпринято за כַיְאֺר, скончание ея» (земли) כְּלׇּהּ, и снидет якоже река Египетская») «наказание, и якоже Гион во дни обымания вина». По параллели со второй половиной стиха и ст. 27, .28, вместо «света» нужно ожидать какого-либо собственного имени.— XXVII, 19 (Т. 18) «якоже погубит человек врага своего (τον ἐχθρὸν αὐτοῦצׇרוֺвм. צֵידוֺ θήραν αὐτοῦ), тако погубити дружбу искренняго. 20. И якоже птицу из руки твоея испустити, тако испустил еси искреннего, и не уловиши его. 21. Не гонися за ним, яко далече отступи, и избеже яко серна от сети».—XXV, 15 (слав. 17). «Несть главы (κεφαλὴ רֺאשׁ) паче главы змиины 1), и несть ярости паче ярости вражия».—Экземпляр книги на первоначальном еврейском языке видел еще блаж. Иероним. Книгу Иисуса сына Сирахова,—говорит он,—«я нашел на еврейском языке, с надписанием не «Ecclesiasticus», как

1) Русский синод. перевод: «нет головы ядовитее головы змеиной»... Чья еще голова, кроме змеиной, ядовита?..

 

 

308 —

у латинян, но «Притчи» (מְשׇׁלִים1). Существование и известность еврейского оригинала в еврейском обществе доказывается, с другой стороны, цитатами из него, какие находятся в талмуде и раввинских сочинениях. Под именем ben-Sira цитуются там на еврейском языке сентенции, существенно, по мысли, если не буквально, сходные с некоторыми местами нашей «Премудрости Иисуса сына Сирахова». Напр., в Sanhedr Gemara XI, 42 цитуются следующие притчи ben-Sira: 1) «Дочь для отца составляет самое неправедное сокровище. Ночью сон не овладевает им (отцом) вследствие заботы о ней (дочери), чтобы она не увлечена была словами, когда она мала,—чтобы она не впала в блуд в юности,—чтобы она не сделалась жертвою обмана, выходя замуж в зрелом возрасте; в замужестве, чтоб не осталась бездетною; в старости, чтобы не пострадала от мошенничества». Ср. Сир. XLII, 9. 10. 2) «Не допускай в сердце твое печали: ибо печаль погубляла самых сильных». Ср. XXX, 22. 24. 25. 3) Держи толпу вдали от дома твоего, и не всех допускай к себе» ср. Сир. XI, 29. 4) «Жена добрая дар добрый; в лоно богобоязливого она дана будет», Сир. XXVI, 3. 5) «Жена злая проказа для мужа своего. Как избавиться от нее? Пусть выгонит ее из дома, и излечится от проказы своей». Сир. XXV, 26. 6) Закрывай глаза от женщины красивой, чтобы не быть уловленным в ее сети. Не ходи к мужу ее пить с ним вино и хмельное. Потому что вид красивой женщины погубил многих, и сильны все, которых он погубил. Ср. IX, 8—11. И др. см. de Wette-Schrader § 386. Но вместе с этими и подобными, действительно, имеющими сходство с Сираховыми, притчами там же цитуются под именем бен-Сира сентенции, которых нет совсем в нашей Премудрости Иисуса сына Сирахова. Напр. «редкая борода—умный; густая—глупый. Кто дует в стакан свой, тот нить не хочет. Кто скажет: что мне есть с хлебом? вырви у того хлеб. У кого борода раздвоилась, с промежутком в средине, того не одолеет весь мир». Эти талмудиче-

1) См. у de Wette-Schradera, 596.

 

 

309

ские цитаты из книги бен-Сира дают право думать, что оригинал нашей Премудрости И. с. С. и после того, как был сделан греческий его перевод, не только продолжал пользоваться известностью в евр. обществе, но и сделаны были к нему прибавления, примером которых может служить последняя цитата.

Еврейский оригинал книги Иисуса сына Сирахова видел, по его собственному свидетельству, блаж. Иероним, и этот последний, конечно, не мог заблуждаться, полагая, что это именно оригинал нашей книги Пр. И. с. С. Во всяком случае, впрочем, этот оригинал книги не сохранился до нашего времени. Напечатаны в XVI в. два алфавитных сборника притчей с именем бен-Сира в заглавии. 1) Первый сборник, изданный в латинском переводе Paul. Fagius’ом Jsn. 1542, потом — по-еврейски, халдейски и по латыни—Иоа. Drusius’ом, под заглавием: Proverbia Ben Sirae auctoris antiquissimi, qui creditur fuisse nepos Jeremiae prophetae, in latinam linguam conversa scholiisque ...illustrata. Franequ. 1597,—также в Critici sacri VI. 1873.—2) Другой сборник ספר בן סירה בן ירמיהו הנביא Const. Venet. 1544. Ainsi. 1697,—содержит в себе и историю бен-Сира по содержанию своему не имеют ничего общего с еврейским оригиналом книги Π. И. с. Сирахова. Надписание этих сборников показывает только, что многие притчи, позднее сына Сирахова написанные, были ему же приписаны.

Стоит заметить разность в расположении некоторых глав и стихов, наблюдаемую между различными списками греческой библии. Сравнению подлежат в данном случае, с одной стороны, греческий текст Комплютенской, Парижской, Антверпенской полиглотт, Вульгата, сирский, арабский, Лютеровский и наш славянский переводы, а с другой стороны—Ватиканский, Александрийский и Альдинский тексты.

 

Комплютевский текст —Славянский перевод.

Ватиканский, Александрийский и Альдинский тексты.

XXX, 27

XXXIII, 13.

XXXI гл.

XXXIV гл.

 

 

310

XXXII гл.

XXXV гл.

ХХXIII, 1—14

XXXVI, 1 — 15.

ХХXIII, 15 аб.

XXXVI, 16 аб.

ХХXIII, 15 в. и сл.

XXX, 25 и сл.

XXXIV гл.

XXXI гл.

XXXV гл.

XXXII гл.

XXXVI, 1 — 12 а.

XXXIII, 1 — 13 а.

XXXVI, 12 б.

XXXVI, 16 б.

XXXVI, 13—29

XXXVI, 17—31.

Расположение глав и стихов в Комплютенской полиглотте и в нашем слав. переводе Vritzsche находим соответствующим первоначальному порядку мыслей писателя. С мнением Fr. побуждают согласиться следующие наблюдения и соображения. В слав. тексте, согласном с Комплютенским, в 36 гл. первые 19 стихов содержат в себе молитву, которая в первой части своей (1 —11) составляет выражение желания, чтобы враги народа Божия были наказаны, а во второй части (12—19)—чтобы Бог благословил народ Свой возвратив ему благоденствие. Эта молитва в ватик. тексте помещена по частям в двух местах, именно в XXXIII, 1—13а и в XXXVI, 17—22, притом так, что в первом из этих мест вместе с первою частью молитвы поставлено несколько слов второй части: «собери вся колена Иаковля», Продолжение этой второй части вы читаете в ватик. списке уже начиная с 17 ст. гл. 36. Разорвать так свою, очевидно цельную, молитву не мог первоначальный ее писатель (NB. Слова: «наследил якоже от начатка» заимствованы из ватик. XXXVI, 166 καὶ κατεκληρονώμησα αὐτοὺς καθὼς ἀπἀρχῆς. Как в ватик., так и в слав. переводе эти слова нарушают параллелизм двух частей стиха, разделяя эти части мыслью, не соответствующею их содержанию. Весь стих: «аз же последний бдех, и наследил якоже от начатка, якоже собираяй в след обымателей виноградных». Подлинное, первоначальное место указанных слов в XXXVI, 12 по слав. и— 16 по ватик., только в ватик. κατακληρονόμησον изменено на

 

 

311 —

κατεκληρόμησα соответственно ἠγρύπνησα предшествующему глаголу). С другой стороны, если после первой половины молитвы, после слов «собери вся колена Иаковля» читать стих: «светло сердце и благо о братне и о яди своей попечется», — то для всякого ясно отсутствие всякой связи и последовательности между этими стоящими рядом словами; и это тем поразительнее, что и содержание первых стихов следующей главы не имеет никакой связи с XXX, 27. («Бдение богатства растаевает плоти, и попечение его отгонит сон»... XXXI, и сл. ват. XXXIV, 1 и сл.). Между тем, читая по Комплют.—слав. текстом. XXX, 27. имеет связь с предыдущими стихами, начиная с 22.

 


Страница сгенерирована за 0.35 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.