Поиск авторов по алфавиту

Автор:Павел (Гусев-Олмари), архиепископ

Павел (Гусев-Олмари), архиеп. Предложения по решению проблемы православной диаспоры

С английского языка.

ПРЕДЛОЖЕНИЯ ПО РЕШЕНИЮ ПРОБЛЕМ ПРАВОСЛАВНОЙ ДИАСПОРЫ

Хорошо известно, что традиционное наименование Восточной Православной Церкви уже больше буквально не соответствует действительности, так как значительное число православных людей переместилось во все части света, особенно, с начала этого столетия. Особенно это относится к западной Европе и к Америке, где многочисленные конгрегации, епархии и экклезиологические организации выросли вне зон первоначальных и исторических Православных Местных Церквей.

Таким образом, Православная Церковь стала более известной, чем раньше, в странах западного полушария.Однако, православное свидетельство серьезно было ослаблено тем фактом что Православие в его новом окружении, и в некоторых местах уже в течение жизни нескольких поколений, жило разделенным на группы согласно национальным, экклезиологическим" юрисдикциям, которые в большинстве случаев не имели никакого единства, что является качеством Православия, уже не говоря о сотрудничестве. Это все время отражается на отношениях с материнскими Церквами в Европе и на Ближнем Востоке и между ними. Таким образом, "рассеянные" (Ин. 7,35) православные, или православная диаспора, стали проблемой для самих себя, для своих национальных материнских Церквей и для всего Православия создавая полную путаницу, которую нелегко распутать; и это вызывает удивление среди членов других вероисповеданий, сдерживает укоренение апостольского послания Православия в этих новых странах и вызывает глубокую печаль среди православных которые любят свою Церковь и наблюдают, как разобщенность отвращает от Православия молодое поколение, в частности, и делает его открытым к влияниям, чуждым его собственной религии.

ВОПРОСЫ ДИАСПОРЫ. КАК РЕШЕНИЕ СОБОРА

То, что вопрос о диаспоре очень важен, видно из того Факта, что он ставится первым в повестку дня, состоящую из десяти тем, которые мы приняли для рассмотрения и для вынесения решений по ним на предстоящем Православном Соборе, о котором говорят, как о Великом и Святом Соборе. Исследования и пояснения по этой теме были возложены на пять Церквей: Константинопольский Патриархат, Антиохийскую, Московскую, Румынскую и Элладскую Церкви. ("Эпискепсис", № 163, 1 марта 1977)

Из вышеупомянутых Церквей, Патриархаты Антиохийский, Московский и Румынский? подготовили документы, как их просили, и, таким образом, они выразили свои точки зрения. Александрийский Патриархат также представил документ на эту тему.

Так как вопрос о диаспоре наиболее важный и наиболее трудный вопрос, которым будет заниматься Собор, то важно, чтобы подготовительные материалы по этому вопросу были бы всем известны, также и диаспоре, к которой они относятся.

А в ожидании того времени, когда подготовительные материалы будут полностью напечатаны, мы должны удовлетворятся теми резюме, которые составлены упомянутыми выше Церквами по этим документам о православной диаспоре.

Когда мы будем цитировать иди делать обзор документам, мы будем употреблять только инициалы Патриархатов: Антиохийский - (АН), Московский - (М). Румынский - (Р) и Александрийский - (АД).

/Сноска: Наиболее короткий документ - это антиохийский документ, который состоит только из двух страниц; александрийский документ - из 5 страниц; румынский документ - из 7 страниц и документ Московского Патриархата - из 40 страниц.

Текст александрийского документа был составлен митрополитом Аксумским Мефодием, датирован 6 февраля 1978 года, Аддис-Абеба. Антиохийский документ был подан Митрополитом Лаодикийским Игнатием, датирован 16 ноября 1977 года, Сирия. Румынский документ не приводит имя автора и .даты его написания. Московский документ был подготовлен Комиссией Священного Синода Московского Патриархата по церковному единению и межцерковным отношениям, и был подписан Председателем её митрополитом Крутицким и Коломенским Ювеналием/.

Во всех документах, касающихся вопроса о диаспоре, признается, что диаспора в настоящий момент является наиболее важной проблемой, стоящей перед всей Православной Церковью, и что сна требует решения, так как это 'угроза православному единству и она бросает тень на основы православной экклезиологии (М).

Александрия и Москва делают обзор развития диаспоры: первая - с 1453 года, а вторая - с 1920-х годов. Румыния, не касаясь существующих исторических условий и сторон диаспоры, ставит вопрос о диаспоре в принципе с канонической и органи-зационной точки зрения. В документах всех Патриархатов имеется более или менее конкретные предложения по решению проблемы православной диаспоры.

Прежде всего мы изучим содержание документов Патриархатов Антиохийского, Румынского и Александрийского, а после этого мы? исследуем предложения Московского Патриархата о том, как разрешить диаспору.

АНТИОХИЙСКИЙ ДОКЛАД

Антиохийский доклад сделан в форме письма адресованного Генеральному Секретарю Конференции по подготовке Великого и Святого Всеправославного Собора Митрополиту Дамаскину. Его можно привести полностью, как вступление к данному документу:

""Как вам известно. Антиохийский Престол считает свлей обязанностью выразить свои мысли и предложения, касающиеся проблемы диаспоры. Разрешите мне передать вам идеи и предло-жения, которые я смог собрать от нашей Соборной организации.

Мы ознакомились со статьями, которые были опубликованы несколько? лет назад в отношении этой проблемы. Мы также изучили корреспонденцию, касающуюся диаспоры, между различными Православными Престолами. Дискуссии с лицами, которые

возглавляют православную диаспору, в большой степени дали нам понять точки зрения, которые раньше нам казались трудными и невозможными для достижения. Все это, а также частые сообщения об условиях Православия в Европе, Америке, Австралии и повсюду, дало нам основу для того, чтобы прийти к следующим заключениям и убеждениям:

1) Православная диаспора достигла той зрелости, когда необходимо рассматривать её с новой точки зрения и, таким образом, который вел к решению.

2) Мы должны понимать, что православная? диаспора не только призвана сохранять прошлое для настоящего, но и для того, чтобы становится динамичным и творческим элементом в своем собственном окружении.

3) Для того, чтобы сохранить целостность Церкви и укрепить православное свидетельство, необходимо достичь православного единства в различных областях диаспоры.

С этих точек зрения мы приходим к следующим заключениям:

1) желательно, чтобы Собор признал все равославные Церкви диаспоры, при условиям, что нет серьезных причин не делать этого.

2) елательно, чтобы местные соборы были созданы, которые состояли бы из епископов Православных Церквей этой зоны, как члены его. Это следует сделать, особенно, в Европе, Америке, Австралии и также там, где это необходимо.

3) Автокефалия должна быть предоставлена всем Церквам в странах, упомянутых выше. Местные соборы автокефальных материнских Церквей должны вынести решение по ним и должны определить границы их.

4) Традиционные апостольские и кафолические правила Православной Церкви должны соблюдаться, чтобы в каждом городе, где есть верующие, должен быть только один епископ, а в каждой привинции должен быть только один митрополит.

5) Взаимоотношения между материнскими Церквами и Церквами диаспоры должны поддерживаться братскими и сердечными, как это естественно православному духу, и таким образом, чтобы все были за одного и один - за всех.

6) Внутри приходов должны сохранятся культурные, лингвисти-ческие и другие национальные элементы до той степени, пока они не прерывают единство местной Церкви или .целостности местной епархии.

7) При осуществлении автокефалии, желательно, чтобы другие христианские деноминации этих районов были почтительно признаны, чтобы наша диаспора в своем собственном существовании не забывала высшую цель, единство всей Церкви и не становилась препятствием на пути к этому единству!

Антиохийский доклад ясен в своем немногословии. Условие, упомянутое в четвертом пункте, о том, что в каждом городе должен проживать только один епископ, возможно не подходит к современным. " городах, некоторые из которых больше по населению, чем все? население Византийской империи в её время. Но основной пункт антиохийского документа ясен: диаспора стала достаточно зрелой, чтобы образовывать новые Церкви, которые должны признаваться, как автокефальные и управляться местными соборами епископов. Естественно, что это зависит от уровня зрелости в каждом отдельном случае.

РУМЫНСКАЯ ТОЧКА зрения

Документ Румынского Патриархата подчеркивает право каждой автокефальной материнской Церкви направлять свою собственную диаспору и он утверждает, что в целом существование национальных Церквей находится в соответствии с кафоличностью Православия. В противоречие к этому, он рассматривает слишком большое подчеркивание национализма, как разрушительный элемент по отношению с единству Православия. Он говорит о цели, заключающейся в том, чтобы одна юрисдикция правила диаспорой другой автокефальной Церкви.

Далее, Румыния подчеркивает, что контакты между материн-ской Церковью и другими группами диаспоры укрепляют Православия в целом. Говоря с зависимости диаспоры от Церкви-матери и от необходимости сохранять контакты с ней, Румыния уделяет особое место диаспоре, созданной в результате миссионерской работы.

"Те православные диаспоры, которые появились в результате миссионерской работы одной из автокефальных Церквей, должны

РАССМАТРИВАТЬСЯ особо, как православные общины, которые были' образованы внутри страны, не имеющей национальную православную Церковь, и:

а) Диаспоры, которые появились в результате миссионерской работы, сохраняют тесный контакт с той. Православной Церковью, которая образовала их.

Тот факт, что члены такого рода диаспоры принадлежат к другой национальности, чем члены миссионерской Церкви, .дает им причину добиваться автономии и, особенно, автокефалии, как только это становится возможным.

Национальные автокефальные Православные Церкви, занимаю-щиеся миссионерской работой, рассматривают такое положение вещей позитивным и подчеркивают их, если они убеждены, что Церковь диаспоры достигла достаточной зрелости и способности к самоуправлению.

б) Правосжавные общины, существующие в странах, не имеющих национальные автокефальные Православные Церкви, могут обратится к автокефальным Православным Церкви, которая лучше организована (вне данной страны), о просьбой принять' над нами духовное попечительство, чтобы достичь области вселенской Церкви при более легких условиях.

В ответ на? такого рода переданную просьбу национальная Православная Церковь должна оказать всю возможную помощь, какую она может, во имя общей веры и братской любви."

АЛЕКСАНДРИЙСКОЕ РЕШЕНИЕ

После румынского документа мы обращаемся к ДОКУМЕНТУ, созданному Александрийским Патриархатом. В нем есть простое и прямое замечание по поводу решения проблемы диаспоры: все географические области, лежащие вне границ автокефальных Церквей, принадлежат к правлению Константинопольского Престола, и, отсюда, вся диаспоре мира находится в юрисдикции Вселенского Патриархата и принадлежат каноническому руководству Константинопояьского Патриархата. Как исключение, упоминается между прочис, диаспора, возникшая в результате миссионерской деятельности, принадлежит руководству той Церковью, чьими миссионер-скими усилиями она была создана. Тот факт, что Церкви диаспоры находились и все еще находятся под руководством тех автокефальных Церквей, из которых происходят члены диаспоры, по мнение Александрии ""является положением, которое неканоничесное, хотя и возможное на практике".

Затем Александрия спрашивает: "На каких основаниях православная диаспора передается Вселенскому Патриархату в отношении церковного правления?". И отвечает: "28 канон Четвортого Вселенского Собора предоставляет Вселенскому Престолу" право управлять христианами языческих областей и иностранных племен, а также рукополагать епископов для "людей других племен".

Согласно общему толкованию, каждый, кто не говорит по-гречески , является "язычником", а также каждый, кто не проживает в границах Византийской империи. То же говорится

в 30-ом каноне Шестого Вселенского Соборе, который понимает под "языческими Церквами" Церкви других племен.

После схизмы Римской Церкви, Вселенский Патриархат принял на себя правление в тех странах и в тех областях, которые ранее принадлежали Риму. '

И далее Александрия объясняет:

"Правила, касающиеся правления Церкви?, относятся к географическим границам, а не к верующим, живущим внутри их; отсюда, в этом смысле, диаспора понимается, как географическое измерение, как православные люди, которые живут вне границ автокефальной Церкви*.

Александрия поддерживает свою теорию ставя такой вопрос: "Что думают выдающиеся православные иерархи и богословы по этой проблеме православной диаспоры? '

Для своего доказательства они используют мнения трех русских епископов, которые стали частью диаспоры. Мы здесь приводит первого из них:

^Митрополит Платон из Русской Православной Церкви, который жил в Америке, долго занимался условием Православия в Америке и выразил свое мнение следующим образом: "Заметив, что тесный объединяющий дух отсутствует в отношениях автокефальных Церквей, я долгое время вынашивал мысль, что Вселенскому Патриархату должны быть даны такие :.,.права, '.чтобы он мог стать Ватиканом Православия".

Так как. это документ, который предназначается для

подготовки Великого и Святого Соборе, то взгляды отдельного иерарха при исключительных обстоятельствах (в 1919 году), которые приводятся в поддержку александрийской теории, что вся земля. принадлежит юрисдикции Константинополя, не могут иметь реального значение Б сравнении с тем, что говорят другие Православные Церкви сегодня в своих официальных позициях по той же самой теме.

И все же мы посмотрим, что еще имеется в александрийском заявлении, прежде чем ми будем: исследовать то, что другие Церкви должны сказать об александрийской теории.

На основе точки зрения, изложенной выше, Александрия думает, что вся диаспора и её группы в Европе, какой бы национальности они ни были, должны перейти к хорошо органи-заванной иерархии Вселенского Патриархата. В Америке могут быть независимые епархии, которые могли бы признать Вселенского Патриарха, как своего руководителя. Эти взгляды поддержаны также заявлением, что расстояния не много значат сегодня, и, поэтому, нет причин поднимать вопрос о новых автокефальных Церквах.

Документ Александрийского Патриархата является таинственным так как Александрия не была включена в число тех Церквей, которым было подучено провести исследование по диаспоре. Но, с .другой стороны, доклады Константинопольского Патриархата и Элладской Церкви не поступили к нам, и остается неясным, следует ли нам рассматривать Александрию, как представительный голос и этих Церквей также?

ТЕОРИЯ АЛЕКСАНДРИИ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ДРУГИХ ЦЕРКВЕЙ

Теперь время исследовать мнения Церквей Антиохии, Румынии и Москвы на теорию Александрии о том, что Константинопольский Престол имеет власть над всей диаспорой.

Как мы заметили в антиохийском документе нет ни малейшей ссылки на привилегии Вселенского Патриархата над диаспорой всего мира. Наоборот, в документе содержится тот, взгляд, что узы Церквей диаспоры с их Церквами-матерями являются естественными, пока диаспорам ни предоставляется автокефалия, полная независимость.

Имеется много материала и ссылок на каноническую структуру Православной Церкви в Документах Румынского Патриархата и Московского Патриархата, которые указывают на то, что "принцип принадлежности к определенной нации является также естественной основой для права создавать и руководить своей собственной диаспорой каждой автокефальной Православной Церкви. Это принцип, который Церковь осуществляет с самого раннего своего происхождения канонического и который явялется угловным камнем автокефалии" (Р. 4).

"Право каждой автокефальной Православной Церкви руководить своей собственной диаспорой выражает законное равенство всех Православных автокефальных Церквей, равенство, которое не зависит от размера, возраста или приматства их престолов. Это право основывается на духе Евангелия и на канонических традициях Православной Церкви. Эта традиция была подтверждена нижеследующими правилами:

Шестой канон Шестого Вселенского Собора требует равенство всех автокефальных Церквей. Второй канон Второго Вселенского Собора постановляет, что диаспора должна управлятся согласно установленной традиции (что означает, теми же самыми епископами, которые имели власть с самого начала). Двадцать восьмой канон Четвертого Вселенского Собора предоставляет , в исключительных случаях и с ограничениями право Престолу Константинополя учреждать епископов для Понта, Азии и Тракии, что показывает, что каноны, упомянутые выше, не относятся ко всему в не распространяются на всю диаспору" (Р.2).

Документ Московского Патриархата толкует, в согласии с документом Румынского Патриархата,что 28-ой канон Собора, упомянутый выше, только относится к трем провинциям, которые принадлежат к гражданской юрисдикции района Константинополя к языческим районам, связанным с ним, и что Архиепископу Константинопольскому предоставдяется право рукополагать митрополитов в этих провинциях. Это совершенно отличается от вопроса об управлении диаспорой во всем мире. Кроме того, документ Русской Церкви широко дает толкования других канонов, на которых Влеленский Престол основывает свои требования привилегий в своих отношениях с другими автокефальными Церквами, кроме того, что приматство нарушается здесь, которое традиционнолелеялось, как примус интер парес.

Румынская Церковь описывает, почему дух единства Православия стал ослабленным. Это произошло из-за:

"Тенденции некоторых Православных Церквей руководить другими с претензией недооцениваь экклезиологическое устройство, которое основывается на национализме. Но, в действительности, в этом усилии в частности, присутстствует сверх-подчеркивание национализма,то-есть,филетизма, который влияет на Православие самым разрушительвым образом. Защита своеобразности и национальной свободы каждой автокефальной Церкви в соответотвии с Православным единством, является чем-то совсем другим.

Причиной ослабления единства Православия является национальный шовинизм, который имеет тенденцию, под маской христианского универсализма, вмешиваться в равные права других Церквей, чтобы руководить их диасповами".(Р.7).

Из этих заявлений мы отмечаем, что Патриархаты Антиохийский, Московский и Румынский решительно выступают против теории Александрии о власти Константинополя над всей диаспорой, и что эта теория остается анахронизмом, относящимся к 451 году, далекому, как и Четвертый Вселенский Собор далек от Двадцатого века.

РЕШЕНИЯ МОСКВЫ

И, наконец, мы подошли к документу Московского Патриархата Особая его заслуга заключается в том, что он содержит практические и детальные предложения для решений проблемы диаспоры, кроме включенных комментарий по принципам вопроса.

Руководящим принципом Москва предлагает, среди прочего, нижеследующее:

*В наилучших интересах Святого Православия и во имя единства. Церкви не должны думать о том, что необходимо для них самих и полезно для них, а скорее о том, что хорошо для Святого Православия в странах диаспоры вообще.

Православные Церкви диаспоры, родились ли они в результате миссионерской деятельности некоторых местных Православных Церквей, или как результат деятеяъности бесчисленных иммигрантов, должны постепенно получать возможность возрастать в новые местные Церкви и получать автокефалию (или, сначала, автономию) от своих материнских Церквей, и как и они быть признаны другими Церквами сестрами*. (И. 70)

Далее Московский Патриархат предлагает, чтобы Собор, или Великий и Святой Собор, со^да? бы для практического решения проблемы диаспоры, не только общие руководящие направления, но также и программу, которой все Церкви после Собора могли бы следовать в своих взаимоотношениях со своими диаспорами. (М. 71).

Следуя такому курсу действий, схема для новых развитий Православия в диаспоре могла бы включать такие три области в деталях: 1) Православие и православная диаспора в Америке;

Православие и православная диаспора в западной Европе;

3) Православие и православная диаспора в странах Азии, Африке и Латинской Америке. (М. 72). Теперь мы исследуем каждую из этих областей отдельно:

1. Православие и Америке

Первый документ объясняет происхождение Православий в Америке, как результат миссионерского усилия Русской Церкви в Америке с конца 1700-ых годов до начала 1900-их годов, когда там уже была местная Церковь, которая имела четыре епархий, около 50 церквей и более 500 часовен, богословская семинария и группа верующих, пришедших к Православию от алеутов, эскимосов и индейцев. Церковь также включала различные национальности, какие как: русских, белоруссов, греков, сербов, болгар, румын, украинцев, албанцев, сирийских арабов и бывших униатов.

Еще в 1905 году Архиепископ Тихон сделал предложение Русской Церкви, чтобы она дала автокефалию Американской Церкви. Условия в Америке изменились, когда в 1922 году Патриархат Константинополя основал Греческую Архиепиокопию в Америке.

И далее, в документе заявляется, что в 1970 году Русская Церковь предоставила автокефалию своей американской дочерней Церкви. В нем говорится:

^Вынося это решение. Русская Церковь руководствовалась действиями внутри канонической юрисдикции, без всешатель-ства в деда других Церквей, руководящих своими диаспорами (епархиями и приходами). Поступая так. Русская Церковь никаким образом не сократила права других и не угрохала их юрисдикциям, потому что она предвосхитила будущее всеправославное решение об основании единой местной Православной Церкви в Америке. * (М. 74).

В Московском документе дается три альтернативы для решения проблемы Православия и православной диаспоры в Америке.

Альтернатива 1:

а) Все местные (автокефальные) Церкви признают? автокефалию "Православной Церкви в Америке* в её настоящей форме, принимая во внимание, что эта автокефалия одной части Америки, ранее называвшейся ""Метрополия".

б) ..Другие части американского Православия не являются автокефальными, так как они канонически зависят от своих материнских Церквей в Европе и на Ближнем Востоке, иди же они существуют независимо от какой-либо Церкви, объявив о своей независимости до своей собственной власти, т.е. положение, которое не считается автокефалией.

в) Шагом вперед было бы призйание Престолом Константинополя автокефалии своей Греческой Архиепископии, которая имеет значительную экклезиологическую организацию на североемерикаэском континенте.

г) Даже хотя в истории бывали случаи, когда внутри одной страны существовали две автокефальные Церкви, безусловно было бы на благо Православия, чтобы эти две автокефальные Церкви объединились бы в одну Церковь. В Церкви такого рода имел бы место национальный плюрализм, который постепенно уступил место одной национальности. Переговоры и объединение этих двух Церквей должно бы произойти исключительно по из собственной деятельности и компетенции

Ни одна другая Церковь не должна вмешиваться в это со стороны, Это должно быть делом только Американского Православия.

д) Как только была бы создана объединенная Американская автокефальная православная Церковь, другие Православные автокефальные Церкви должны были бы признать этот союз, со которому две одинаково канонические Американские автокефальные Церкви становились бы единое общей автокефальной Церковью. Это было бы не новое предоставление автокефалии или новое признание, потому что материнские Церкви Москвы и Константинополя уже бы предоставили их им. Это только означало бы признание того факта, что они стали объединенными, и вместо двух теперь была бы одна автокефальная Церковь.

е) Другие общины национальной Церкви постепенно бы вступили в эту автокефальную Церковь^ естественно, с благословения своих собственных Церквей-матерей, и где существует право отдельного человека, то это должно бы осуществится в решении верующих самих.

ж) Когда этот союз всех православных, или большинство православных диаспор в Америке произойдет, то будет единая автокефальная Церковь, руководителю которой может быть дан титул Патриарха.

е) После такой организации вопрос о Православии и православное диаспоре в Америке был бы решен, и печальные

события первой половины этого столетия ушли бы в историю из жизни Православия в Америке и из взаимоотношений сестринских Церквей. Это было бы на благо только всей Православной Церкви, но также я на благо свидетельства православия в западном полушарии". (М. 75).

Альтернатива II:

Второй процедурой, которую можно было бы использовать. для решения проблем' американского православия и его диаспоры, это было бы создание специальной всеправоспавной комиссии, которая занималась бы вопросами православной диаспоры в порядке подготовки к Великому и Святому Собору. Представители всех местных Церквей приняли бы участие в этой комиссии, а также представители самой диаспоры от всех различных юрисдикций и национальных групп, а также от различных церковных организапий.

Эта комиссия вела бы переговоры на пленарных сессиях или в рабочих группах, которые представляли бы разные части света и разные страны, которые имеют общины диаспоры.

Затем бы эта комиссия обсудила бы предложения рабочих групп и получила бы мнения ото всех, кого эти вопросы касаются Когда было бы достигнуто соглашение по данному вопросу, то это' вопрос передавался бы через подготовительные предсоборпые органы на Собор для вынесения им решения и подтверждения. (М. 76), 'Существенным условием для такого рода процедуры должно бы быть желание всех Церквей и юрисдикций приносить комиссии все срои проблемы по диаспоре т чтобы они все таким же образом, имели равные права при рассмотрении этих вопросов, и чтобы они были готовы принимать результаты такого рода всеправославцых переговоров^ На практике это означало бы, что решения и политика всех Православных Церквей, относящиеся к диаспоре и друг к другу, были бы внесены в сферу христианского рассмотрения и консультаций". (М. 77).

Адьтернатива - III:

Как третья альтернативу для: разрешения проблемы американ-ского православия, Московский Патриархат упоминает такую возможность: чтобы вопрос о диаспоре серьезно и непосредственно расматривался бы на сессии Великого и Святого Собора. Но & этому прибавлено серьезное замечание: '"Поставить вопрос о православной диаспоре непосредственно на рассмотрение Собора без предварительного рассмотрения его на всеправославной комиссии или подготовительных заседаниях предсоборных означало бы брать на себя риск не решить этот вопрос и не принести успеха самому Великому! и Святому Собору.

Такого рода процедура плохо приспособлена для этой цели, и "не только для решения проблемы диаспоры американ-ского: православия, нс также и для решения пробьем диаспоры. в других частях света. В задачу Великого и Святого Собора, принимая во внимание различные обстоятельства в разных частях света, входит торжественно заявить свое решение по православной диаспоре, после того, как этот вопрос был тщательно подготовлев заранее. Иначе, детальный анализ этого вопрос потребует большого периода времени на Соборе". (М. 78).

2. Православие в Западной Европе "

'"Западная Европа является классической зоной православной диаспоры". Так документ Московского Патриархата начинает свой анализ проблемы диаспоры '- Западной Европе.

Исторически, отправным пунктом для диаспоры в западной Европе является основание первой русской церкви в Лондоне в 1616 году, затем в Швеции в 1617 году, в Берлине в 1718 году, в Париже в 1720 году и в Вене в 1764 году. Этот отправной пункт, однако, на практике утратил свое значение, потому что в этом столетии имеются православные разных национальностей, которые десятками и сотнями тысяч переместились в западные промышленные страны. Не вдаваясь в подробности этого исторического развития, мы можем просто заявить, что теперь юрисдикции разных местных Церквей покрывают всю западную Европу, от Скандинавии до Средиземного моря, как переплетенная сеть. Каждая автокефальная Церковь стремится руководить своей диаспорой по своему естественному праву, управляются ли они Экзархатами, Митрополитями или епархиями.

Вместо? о того, чтобы вступать в историческое обозрение этого допроса, более важным было бы посмотреть, какие практические процедуры Москва предлагает для решения диаспоры в западной Европе. Документ утверждает, что положение стало восполенным и требует канонического решения, и затем документ продолжает:

"Как начало правильного решения этого вопроса, было бы учреждение Конференции православных епископов западной вропы. Отношения между' юрисдикциями в связи с материн-скими Церквами оставались бы. прежними, но во всех часто внутренних делах, которые могут включать в себя образова-ние, обучение, диаконию, православное свидетельство, экуменические отношения на) местном у^оь^е, даст^рску^ практику и т^д^, Коыфе^мьийй Епископов была бы совместным предприятием аднного оеаого оррсма я автономного по от^о"сн?^ к иэтегипсуе^ ^г^а^. Церкви-мтери доикны бнрй оы признать внутреннюю незевисимоть КонферецЫйй йпипкопор такого рода и ^^ каноническое право автокомйогс ^от^уд^ичес^^а^ ^тп Коы^еррниыА изи^а^а оы с^с^го ^^едоедятеяя и, ^сян йеобходимо, йсподымедъные органы. Рыборы прородидясь бн либо в порядке соб^^дения стсрняцстра, либо путей вэбранш. 1иы на оиредеаенйый сериод чрб&аенй. ^гй выборы, озынчывыие "внутреннее с^уже^йе*^ не троборали бы по.ттврр^денйя со стороны материнских Реркре^.

Со временем и со сбстоятедьствам, может сложитсй так, что ота Конференпя^ Епйсковов станет достаточно зрею^, чтобы стать Собором Епискосов местной Лрайос^а^ной Церь.^. Западной Ёьропы".(й.87).

И да.^ее родчерктвается, что зова юрйсдижоия местных Церквеё касаетс.- т^^ь^з ^лгосвзьаых а не додк^а рызырать го^оср^^зР не '^^"с^^е ." :.,^1е ^е^т^^^ ^^праросдавных Церкве", ^ трх зоь^ч, ^.е ..э^т йравосэзввые^

"Православные в западной Европе должны всегда чувствовать что они. Живут на исторической почве народов других вероисповеданий. И если бы имея место союз христиан в единой святой кафолической и апостольской Церкви, тогда восточные православные в западной Европе присоединялись бы в эту единую Церковь, как конгрегация православного обряда, как конгрегаций, которые вместе образовали бы единую каноническую организацию вместе с братьями западного обряда изстнык западных Церквей*. (М. 87).

3. Диаспора в других частях света

Документ Московского Патриархата предлагает нижеследующие мысли о диаспоре в других частях света: 'В тех частях света, где положение православной диаспоры еще не стало зрелым до степени создания местной Церкви, необходимо сохранять существующие структуры юрисдикций. Ни одна Церковь не должна пытаться распространить свою власть на членов диаспоры другой Церкви.

Для того, чтобы поощрять к созданию такие и в этих частях света нормальных местных Церквей, следует работать так, чтобы основная работа была заложена уже сейчас в этом направлении. Поэтому, между всеми юрисдикциями таких областей должна быть схожесть и сотрудничество". (М. 89).

И, наконец, выражается надежда, что Всеправославная комиссия, которая возможно будет учреждена, чтобы обсудить вопросы диаспоры создаст конкретное предложение для диаспоры в разных частях света.

Завершается документ московского Патриархата следующим: "Важно в каждом районе использовать местный, родной язык в церковных богослужениях, проповедях, церковном обучении, образовании и в официальных церковных публика-циях. Естественно для более старшего поколения и для тех, кто находятся только временно в диаспоре, чтобы их собственный природный язык сохранялся бы в церковных богослужениях. И все же, это можно делать только по пастырским причинам. Нормальная цель, вместо этого, должна быть направлена на постепенное развитие в положение местной Церкви, которая имеет свой собственный язык и культуру".(М. 90).

КАК ВЫВЛЯДИТ ОБЩЕЕ ПОЛОЖЕНИЕ ДИАСПОРЫ?

Какие мысли эти заявления и решения этих четырех местных Церквей пробудили по поводу православной диаспоры?

Наиболее важным заключением является то, что предложение трех Патриархатов, Московского, Антиохийского и Румынского в принципе находятся в согласии. Но точка зрения, представленная Александрийским Патриархатом отличается от других докладов до такой степени, что эти три других Патриархата находят важным, как они делали это раньше, предотвратить выдвижение её на основании того, что она находится в противоречии с Православной традицией. Создается впечатление, что александрийская теория об особых правах Константинополя править всей диаспорой - это не просто теория или академический диспут о канонах, но также и решенное дело, тема раскола, которая уже переживается на практике.

Хотя Константинополь еще на данной стадии на представил сам каких-либо требований по поводу своих особых прав, ясной реальностью является то, что иерархи Константинополя, повидимому, действуют именно так, как-будто эта теория уже признана всеми и как-будто "Ватикан Православия', который Александрия представяяет, как идеал, .уже был учрежден.

Я лично узнал это во время моего визита в Швецию 5 мая 1979 года. Швеция типичная страна скандинавской диаспоры, принадлежащей к западной культуре. Сегодня это место жительства нескольких сотен тысяч иммигрантов. Сред? православных бояьшинство составляют сербы 86 000 человек, затеи греки 18 000 человек, финны - 6 000 человек, румыны - 2 000, и т.д. Всего 60 000 человек. В частности, сербы, греки, румыны ж финны проводят свою собственную церковную деятельность.

Япоехал в Швецию по приглашению конгрегации Св. Анны в Эскилстуне. Эта конгрегация действует под властью Патриарха Сербского, и, поэтому, я имея благословение сербскогс епсскопа на празднование Литургий в этом приходе. Когда я проезжая через Стокгольм, я нанес визит Митрополиту греческой диаспоры, который живет там. В ответ на мой визит вежливости, он подумал, что его дело напомнить мае, что я приехал в его епархию без предварительного испрашивания разрежения.

Вот как я встретился лицом к лицу с александрийской теорией на практике. Швеция, 'языческая страна чужого народа", стада греческой епархией под Константинополем!

В других частях западной Европы, где долгое время

существует много групп диаспоры разных автокефальных Церквей, было более трудно "найти" греческие епархии

Что касается этих 'греческих епархий", то документ

румынского Патриархата заявляет, что Патриархат Константинополя признал в 1906 году юридические права Элладской автокефальной Церкви над всеми греческими общинами, живущими в диаспоре. Но в 1922 году, по соглашению между Синодами Элладской Церкви и Константинопольской, вся греческая диаспора была снова отдана правлению Константинополя. Даже хотя это произошло по взаимному согласию, в принципе, это урезывание естествен-ных прав автокефальной Церкви. Поэтому, вызывает сожалению, что в странах диаспоры, таких, как Швеция, греческая страна и греческая национальность стала инструментом и символом филетизма, осуществляемого иерархией Константинополя.

СОБОР И ДИАСПОРА

Какого рода надежды можем мы возлагать на Всеправослав-ный Великий и Святой Собор, как на организацию, которая могла бы решить проблему диаспоры?

Повидимому, все согласятся, что диаспора является самой важной проблемой, которую Собор должен решить, потому что, если она останется нерешенной, она нарушит православную целостность и православное единство. Но теперь надо спросить: каким образом решение этой проблемы должно быть подготовлено?

Много было создано Всеправославных комиссий для подготовки и ведения диалогов с другими христианскими организациями. Но подготовка и встречи в диалогах внутри самой Православной Церкви откладывается Где те заседания на которых

Православные местные Церкви собираются вместе, чтобы вести переговоры о принципах и практических проблемах, связанных с диаспорой, и на которых они будут стремится правильно решить их? И когда начнется диалог между старыми историческими Церквами и Церквами и общинами самой диаспоры?

Разумно говоря, исследование и дискуссия волнующего вопроса о диаспоре, по-видимому, будет означать неудачу всего Собора, если единодушие не будет достигнуто в переговорах до созыва Собора. Поэтому, следует поставить вопрос: А действительно имеется реальное намерение проводить Собор? Этот вопрос оправдан, потому что не существует других знаков подготовки этого самого важного вопроса, кроме этих мнений четырех местных Церквей, упомянутых выше. Действительно их мы верим, что вопрос о диаспоре будет решен таким же 'академическим образом", как, например, вопросы, касающиеся календаря или постол? Конечно, этот вопрос совершенно другим путем является существенным для жизни, даже хотя он уже стаж хронической болезнью внутри тела Церкви Христовой!

Если три авторитетные автокефальные Церкви, судя по существующим и вышеприведенным документам, сознательно выступают против александрийской теории по верховенству Константи-нополя над всей диаспорой, можем ли мы ожидать от самого Собора чего-то другого, как того, что все автокефальные Церкви также осудят этот филетизм!

Разве это то, что ожидает нас и, возможно, на следующее тысячелетие!

[ Оглавление ] [ Продолжение... ]

Страница сгенерирована за 0.13 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.