Поиск авторов по алфавиту

Автор:Платонов Сергей Фёдорович, профессор

Литва

Рядом с расцветом политической жизни в Новгороде и Суздальско-Владимирской Руси, мы замечаем оживление и усиление Волыни и особенно Галича. «Центр жизни перешел в Руси южной от Днепра к Карпатам», говорит проф. Бестужев-Рюмин, «это перенесение средоточия исторической жизни становилось заметным уже давно; хотя князья продолжали добиваться Киева, и перед самым почти взятием его татарами велись из-за него распри,... но несмотря на эти распри Киев уже упал еще после взятия его войсками Боголюбского» (1169 г.)... «Жизнь историческая нашла себе новое русло, — руслом этим была земля Галицкая». Но Мономаховичам, утвердившимся на Волыни и в Галиче, пришлось бороться за власть с сильным галицким боярством, которое выросло там в независимую от князя политическую силу, и выносить сильное давление иноземных соседей: татар, поляков, угров и литвы. Открытая война и дипломатическая игра с этими соседями окончилась победой не Галича. Волынь перешла под власть Литвы в середине ХIVвека, а за обладание Галичем та же Литва спорила с 1340 года с Польшей. Галичу выпала недолгая слава, и та миссия соединения южной и западной Руси, которая, казалось, была суждена именно Галичу, перешла от него к Литве.

Благодаря тому, что Литовское государство составилось преимущественно из русскихобластей, жило общей политической жизнью с Польшейи имело постоянный, хотя и враждебные сношения с немцами, оно заинтересовало своей судьбой не только русских, но и польских и немецких историков; в немецкой и польской литературах есть очень серьезные труды по литовской этнографии и истории. Немецкая литература располагает такими солидными

101

 

 

сочинениями, как Voigt, Geschichte von Preussens (1827—1837) и Ropell und Caro, Geschichte Polens (1840—1869). ВПольскойлитературепослестарыхбаснословий, вродеНарбута (Dzieje starozytne narodu Litewskiego идр.) иЛелевеля («Dzieje Litwy i Rusi» идр.) явилисьоченьхорошиемонографииполитовскойистории, например: Шайнохи (Szajnocha, Jadwiga и Jagiello), Стадницкого (рядмонографийолитовскихкнязьях: Synowie Gedymina идр.), Вольфа (Wolff, Rod Gedymina), Смольки (Smolka, Szkice historyczne идр.), Прохазки (Prochaska, Ostatnie lata Witolda, 1882; Szkice historyczne z XV wieky, 1884, ирядпрекрасныхизданийпамятниковвсборнике «Моnumenta media aevi historica, res gestas Poloniae illustrantia», вкоторомпринимаютучастиеидругиеученые: Соколовский, Шуйский, Левицкий). Что касается русских ученых, то они прежде мало обращали внимания на историю Литвы, и только в последнее время развилось сознание, что Литва была государством по населению русским, и что изучение ее, с точки зрения этнографической и исторической, составляет интерес первостепенной важности для русского историка. В Литве, история которой шла иным путем, чем история Москвы, сохранились чище и яснее некоторые черты древнерусской жизни, и русское общество в Литве осталось в своей массе верным своей народности, хотя и поставлено было в тяжелые условия жизни и развития. Из старых историков Карамзин в своей «Истории Государства Российского» почти ничего не говорит о Литве; Соловьев, хотя и отмечает Литовские события, но отдел о Литве у него менее обработан, чем история московской Руси. В трудах ученых позднейшего времени, история Литвы начинает выступать в более полном виде. Отметим монографии: Владимирского-Буданова «Немецкое право в Литве и Польше» и др., Васильевского «Очерк истории города Вильны» и др., Антоновича«Очерк истории Великого княжества Литовского» (в «Монографиях по истории Западной и юго-западной России, том I. 1885 года); Дашкевича«Заметки по истории Литовско-Русского княжества». Для первоначального руководства следуете взять только что названный труд Антоновича, у которого находится свод достоверных известий о Литве с начала ее истории до уний с Польшей; обстоятельный критический обзор этого труда составлен Дашкевичем в его «Заметках». Антонович и Дашкевич взаимно дополняют один другого, и в их трудах мы имеем первую научно-достоверную историю Литвы. Затем в «Истории России» Иловайского история Литвы излагается на равных правах с историей Москвы. Подробные обзоры Литовской истории находим также в «Русской истории» Бестужева-Рюмина. Наконец, в последние годы появились монографии: Владимирского-Буданова «Поместья Литовского государства» и «Формы крестьянского землевладения в Литве», Любавского«Областное деление и местное управление Литовско-русского государства», Леонтовича «Очерки истории литовско-русского права» и Барбашева «Витовт». Из популярных изложений литовской и западнорусской истории

102

 

 

следует упомянуть: Беляева«Рассказы из русской истории», том IV, Кояловича«Чтения по истории Западной России» и Брянского «История Литовского государства».

Племя, известное под названием литовского, является, рассеянным с давних пор на Балтийском поморье, между западной Двиной и Вислой; на Востоке оно распространяется на весь почти бассейн реки Немана и своими крайними южными поселениями достигает до среднего течения Западного Буга. Литовцы, как можно заключить по остаткам литовского языка, составляли самостоятельную ветвь племени арийского, близкую славянам. По немногочисленным сведениям, дошедшим до нас о первоначальном быте литовцев, мы можем указать в X и XI вв. следующие народности или племена, на которые распалось литовское племя: на севере литовской территории, на правой стороне Двины, жило племя, называемое летгола, к югу от него по левому берегу Двины — жемгола или семигола; на полуострове между Балтийским морем и Рижским заливом — корсь или куроны; к западу между устьем Немана и Вислы — пруссы, они разделялись на десять колен, название двух прусских колен «судинов» и «галиндов» находим у Птоломея, писателя II века по P. X. Он помещает их на тех же местах, где они были позже, на основании чего ученые склонны думать, что литовское племя поселилось у Балтийского моря очень рано. По бассейну Немана жили: жмудь, по нижнему течению и литва по среднему течению этой реки. Наконец, по реке Нареву простирались поселения последнего литовского народа ятвягов. Что касается до быта литовцев в древности, то как замечено было выше, сведения о нем скудны. Религия их состояла, вероятно, в поклонении силам природы. Исторические известия об именах литовских божеств (за исключением разве Перкуна) и о религиозных обрядах (за исключением немногих) подвергаются сильному подозрению со стороны позднейших ученых и часто опускаются в ученых трудах. По дошедшим до нас сведениям можем заключить, что у них существовал очень влиятельный класс жрецов, находившихся в подчинении у главного жреца Криве или Криво - Кривейто, который пользовался у литовцев громадным уважением. Характеристической чертой быта литовцев было отсутствие первых начал государственности, которые например, у славян выражались основанием городов. В древнейших летописях, описывающих походы русских на литву, не упоминается о городах на литовской территории. Время их возникновения Антонович относит лишь к XII веку, ссылаясь на летописи, которые впервые под 1252 годом упоминают у литовцев город Ворута, у жмуди Твереметь. Дашкевич говорит, что летописи под 1252 годом упоминают не об основании городов, а об их существовании, основаны они были, по его мнению, немного раньше. Наряду с отсутствием в древнейшей Литве городов, как объединяющих центров, заметно и полное отсутствие политической

103

 

 

власти. До половины Х века польские и немецкие летописи, описывая столкновения литовцев с соседними народами, не только не называют литовских вождей, но не упоминают о существовании каких бы то ни было правителей; до половины ХIII века упоминаются лишь вожди, но власть их простиралась на незначительные округа; в летописях на незначительном пространстве территории обыкновенно указывают на целую группу таких начальников. Это были скорее представители отдельных родов, чем племенные правители. Таким образом, литовское племя до половины ХIV века не только не составляло государства, но даже сплоченных племен, а представляло массу небольших волостей, управляемых независимыми вождями без всякой политической связи между ними. Только тожество происхождения, быта, языка, преданий и религиозного культа объединяло отдельные части этого племени. Но опасность со стороны внешних врагов заставила литовцев ускорить процесс своей политической организации и заменить опирающуюся на нравственное влияние власть жрецов властью князей. Этими врагами были немецкие рыцари, которые с начала XIII века появились на окраинах литовской земли с целью обращения литовцев в христианство и вместе с тем в крепостную зависимость от победителей. К концу XIII века немцы подчинили себе пруссов, земли летголы и жемголы и приблизились к поселениям собственно литвы и жмуди; но эти народы, в то время как их соплеменники боролись с немцами, успели уже создать довольно крепкий государственный строй и оказали сильное сопротивление последним; этому помогли те отношения, в какие встали литва и жмудь в XIII веке к русским. Одновременно с возвышением Владимирской Руси (в XIII в.) русские западные княжества, соседние литовскому государству: Смоленское, Полоцкое и другие вследствие внешних врагов и внутренних неурядиц слабеют и делятся на мелкие части. Междоусобиями русских князей пользуются Литовцы, которых сами русские призывают на помощь и вмешивают в свои междоусобные распри; они, помогая той или другой стороне, вторгаются в жизнь русских и пользуются этим для своих собственных целей. Раньше всего литовцы вмешиваются во внутренние дела Полоцкой земли, знакомятся с ее положением, свыкаются с мыслью о ее слабости и внутреннем неустройстве. С конца XII века литовцы уже не ограничиваются участием в полоцких междоусобиях, но начинают предпринимать походы с целью территориального захвата. С XIII в. литовцы начинают вторгаться и в другие русские княжества: так, например, в Новгородскую землю, в Смоленское и Киевское княжество. Кто были первые литовские князья неизвестно; самые ранние известия о них, и то легендарный, дошли до нас только от XIII века. В XIII веке, по литовским преданиям, Эрдивил, современник Батыя, предпринял поход на русские земли и завладел Городном; в то же время другой литовский князь Мингайло предпринял будто бы поход на Полоцк и основал в нем второе Литовское княжество. Эти известия о первых литовских княжествах

104

 

 

на русской почве, однако, не достоверны. Первое достоверное княжение — княжение Миндовга. Миндовг сын Ромгольда, около 1235 года завладел русским городом Новгородком и основал там полу-русское, полу-литовское княжество. Расширяя свои владения на счет русских и литовцев, он действовал с помощью русских против литовцев и с помощью литовцев против русских. Но в своем стремлении к расширению своего княжества, он встретился с двумя врагами: с возвышавшимися на юге Галицким княжеством и с Ливонским орденом. Миндовгу (точнее его сыну Войшелку) удалось заключить договор с Галицким князем Даниилом, под условием уступки Роману сыну Даниила Галицкого, русских земель, занятых Миндовгом Литовским, но с признанием верховной власти Миндовга над этими землями. Этот договор, выгодный для Миндовга, был скреплен брачным союзом дочери Миндовга с сыном Даниила — Шварном. Что касается Ливонского ордена, то Миндовг умиротворил его, приняв крещение в 1260 году и выдав ордену грамоты на Литовские земли, ему прямо не принадлежащие. Так завязывалось и формировалось первое Литовское княжество, распавшееся однако после Миндовга.


Страница сгенерирована за 0.16 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.