Поиск авторов по алфавиту

Автор:Без автора

Грамота п. Досифея государю Петру Алексеевичу от 2 августа 1700 года, в которой он похваляет деятельность нашего константинопольского посла Емельяна Украинцева, советует царю крепче привязать к себе казаков и позаботиться о поддержании у них старого воинс

4

Грамота п. Досифея государю Петру Алексеевичу от 2 августа 1700 года, в которой он похваляет деятельность нашего константинопольского посла Емельяна Украинцева, советует царю крепче привязать к себе казаков и позаботиться о поддержании у них старого воинственного духа.

 

Досифей милостию Божиею патриарх святаго града иерусалима и всеа Палестины.

Благочестивейший, христианнейший, Богом венчанный, Богом дарованный, Богом хранимый, Богом прославимый, Богом величаемый, тишайший, державнейший, непобедимый, великий деспота и превеликий государю, и высочайший князе и божественнейший, щастливейший, приснопочтенный, присно Августе и святый великий царю, государь, государь Петре Алексеевич, всея Великия, и Малыя, и Белыя Росии самодержче, и иных многих государств и земель восточных и западных и всеа северныя страны отчичный и дедичный наследниче и обладателю, препочтеннейший во Святом Дусе Сыне и деспота возлюбленный и прежелаемый, нашего умерения благодать, мир, милость, спасение, мирное состояние и победы на враги молим от Бога Отца и Господа нашего Иисуса Христа святому и великому твоему царствию, а от всесвятаго и животворящаго и поклоняемаго гроба помощь, посещение и освящение. Мы же молим Бога и благословляем вас и лобызаем святым и апостольским лобызанием вашу святую и Богом венчанную главу.

Сим нашим мерным настоящим доношением чиним ведомость духовным дерзновением вашему державному и святому царствию, яко препочтенный вашего величества посол, господин Емельян Игнатьевич, в разговорах с здешним о главнейших запросах и как уже пришли дела, о которых было посольство, близ конца, случилось внезапно некоторое дело нечаемое, понеже призвали его, чтобы он шол к разговору по обычаю и с рейсефендием и с господином Александром. И так случил ося, что начали говорить противно тому, как прежде сего договорилися и постановили,

 

 

16

зане почали просити, дабы во Азове были бы только старыя крепости, а новыя дабы разорилися до основания. А господин Емельян почал отвещати противным обычаем и зело осмотрительно. Тогда рейсефенди сказал ему: не противен ты к словесем нашим и не говори так, чтобы прежде постановленная между нами, дабы было не нарушимыя, а буде нет, чтобы дали волю возвратитися восвояси, понеже ваш царь любит крепко мир с нашим салтаном, и знак тому твердый между иными делами есть и сие: писал Ган (т.е. хан) к везирь Азему, яко некоторые казаки украли скотину и несколько человек из татарских сел, а царь ваш, понеже сие дело было противно нашему перемирью, и так велел связати казаков и послал к Гану, и писал к нему, чтобы он учинил над ними, что хочет, которое, как уже говорил, есть знак несумнительный, что царь ваш желает с нами миру вседушно. Сии речи сказал рейс, но мы, слышав такия речи, познавахом, яко вымышленныя и весьма ложныя речи говорил поганин, подвижен от лукавства и прелести, и чаял для того, чтобы могл обманути вашего божественнаго величества посла, дабы он склонился к предложению его, но обрете его тверже адаманта. Но понеже мы нижайший, вашей божественной державы теплыя богомольцы, хотели прежде, многое время двизаемы от некоторых ведомостей, дабы учинили доношение, какое о тех казаках к вашей Богом венчанной державе, а ныне сыскали причину пристойную — речи сего поганина, и пишем для того и глаголем, не так, чтобы увещевали вашего святаго ума, в нем же вселился и научает его тожде единый иже в Троице Бог, но приговор или мысль даем, якоже и мы помилованы от Христа служити вашему божественному величеству по намерению писания: дай бо, глаголет, мудрому причину и премудрый будет; а наипаче понеже самодержцы имеют воспоминать писательныя, дабы воспоминали им о нуждных делех в пристойных временах. Сего ради и мы воспоминато писателя чина имеющи, будучи наместники, к вашей божественной и Богом прославленной державе дерзаем и доносим сия.

Преблагочестивейший и Богом преславимый, превеликий самодержче! Казаки или сильныя суть или несильныя, — нечто ныне время о том истязати, однакожде глаголем, яко язычныя, или рещи, турки почитают их, что они крепкия: перво для того, что когда ходят на войну, не надобно им многия запасы, и богатыя еды, и розныя пищи, но удовольствуются малым чем запасами и деньгами. Второе, яко того ради всегда суть готовы на войне. Третие, яко не боятся бедства и самой смерти, но готовы суть всегда бедствовати и умирати,

 

 

17

которыя подлинныя вещи и свойственныя суть истинных воинов. Сего ради имеюще такую мысль о Козаков поганыя и враждующе всегда паче всех иных христианских государей на вашего державнаго и святаго царствия, и никакое дело иное тако не желают, якоже радеют, елика сила их есть, разлучити казаков от подданства вашего, о котором деле и многажды радели, дабы совершил, якоже предобро ведает сие и ваше святое и великое царствие. И понеже сие дело поганов не токмо есть древнее, но и новое, а наипаче ныне, когда видит, что великаго вашего царствия, от Бога устремленное, почитает и любит и жалует казаков, они от зависти тают и разрушаются, души их однакожде вымышляют, и наипаче прежде сего радеют и то дело домогаются крепко, дабы их могли отлучити из-под вашей власти, которое мы добро и несумнительно познавая, дерзаем, якоже рекохом, аки изрядные ваши богомольцы, и доносим сие дело к Богом величаемой (державе), дабы имел о том ведомость и пожаловал бы их паче прежняго, а наипаче что бы указал и поставил бы так, дабы никто не мог говорити ничего противно про казаков к вашему божественному величеству, а кто станет дерзати говорити что про них противное, дабы исчитан был аки враг явный и несумнительный изменник Богом венчанной вашей державы. Внимай, святый и Богом величаемый Августе, и слыши историю, которую пишут Георгие Кидрин, Иоанн Зонара и исповедник святый Феофан, котораго празднует церковь Христова втораго на десят числа марта месяца, о некотором деле, которое случилося при святом самодержце Константине Пагонате и сыне его Иустиниане, и пишут сие похвалу Константина, а нарекание Иустиниана. Пишут убо, яко именуемый Мардаите в Ливанской горе держали от Черной горы и многие рабы, и пленники, и тамошние жители побежали к ним столько, что чрез малаго времени многия тысячи собралися. И сие слышав Мания, начальник арапский и советник его, зело убоялися и мыслили так, яко царство греческое от Бога соблюдается, того ради посылал послов к царю греческому Константину, прося мир. И сие слышаще, живущие к западу: Хаган, авартский король и прочие короли владетели и начальники всех народов, которые к западу, чрез посольство дары царю посылали и просили постановления мирнаго с ними учинити. Умершу же Константину, сын его Иустиниан, сомнительно употребляюще правительство царствия, многия беды приведе греческому царствию, понеже Мардаите вышереченный, Ливанские горы верхи держаще при царстве Пагонатова, якоже рекохом, страшныя были арапом, сего ради сами

 

 

18

просили мир от греков и того получили. А когда начал царствовати сей самодержец, владетель тогдашний арапский, именем Авимелет (зане Мания уже умер), присылал к Иустиниану и просил, чтобы мир постановил, также бил челом, чтобы Мардоитов от той Ливанской горы преселити на иное место, и обещался за то дань платити грекам на всякий день по тысяче червонных золотых, и по раба, и по коня из лутчих, которыя у них родятся. Сим договором обновился мир и Мардаите, будучи числом 12 000 военных, преселилися от ливанской горы, а арапской народ, избавлен от того страха, многих бед исполнил греческое царство. Сия пишут преждереченные три историки, которые имеюще ваше великое и Богом хранимое царствие приклад казаков, держи их под кровом своим, понеже суть стена нерушимая и адаманская на турки, и на татары, и прочих зломысленных соседов. Султан Осман, когда пошел воевати Каменец, хотя и сыскал там войско польское многочисленное, однакожде имел надежду, что совершит свою волю; но когда видел, что пришли сорок тысящ Козаков и совокупилися с польским войском с пещальми своими, тогда призвал который был тамо воевода мултянской, именем Радула, и велел ему быти посредником, и учинил мир с поляками и отступил назад в турскую землю. Но и недавныя казацкия дела суть достойны писанныя, сиречь те, которыя поляки ни во что ставя казаков, казаки востали на них, и что случилося в Польше от тогдашняго времени даже доныне, — свидетели суть самые дела, и едва не вчерашнее дело, которые казаки, гонимы сущи от поляков, привели турков в Подолию и Украину, и хотя и казаки отчасти злострадали, но поляки зело горше их страдали, и впредь что будут страдати от казаков, Бог ведает. А всех человеков блаженнейший и благочестный и преславный в самодержцах, несравнимый, блаженный и приснопамятный, святый отец вашего святаго и державнаго царствия, государь Алексей Михайлович прескоро и неотменно пожаловал их, и имел их яко стену нерушимую на враги святыя веры, его же разума, якоже и благочестия, учинился подражательный сын, ты, Богом венчанный самодержче Петре Пепетромене, сиречь, окамененный в благих делех и в предобрых исправлениях, имеешь их яко ограждение на враги Креста Христова.

Доносим же и иную историю к вашей божественной державе, которую паки прежде—реченный святый Феофан в житии самодержца Ираклия повествует: глаголет убо, сим поведением бяху некия арапы, которые жили близ греков и взяли у греческих царей ма-

 

 

19

лый найм, чтобы хранили пустынные входы. А в то время, сиречь при Ираклие царе, прииде некоторый каженик, которых раздавал наем военным людям, и пришли арапы по обычаю их взяти своего наемнаго жалованья, а каженик отгнал их и говорил, что государь наш насилу может дати своим воинам жалованья, кольми паче давати таким собакам. Оскорблены убо из того арапы, хотя они христиане были, однакожде отошли к наследникам Магометова, и они водили их к граду газийскому, и оттуду учинилося начало, и почали воевати землю греческую. Не остави убо, о божественный образ преславныя Божественныя Троицы, божественнейший и поклоняемый великий царю, чтобы казаки (были) в небрежении, которые сохраняют вход турков и татаров, но оберегай их царскою крепкою и милосердою рукою, службу, честь и славу божественнаго величества и посрамление неусыпаемых врагов православныя веры. При сем и сие слышим, что когда казаки добиваются на войну платья, скота, денег, или рабов похотят из рук их начальствующиими, которое и сие недобро делается, понеже и ленивых их (т.е. казаков), а иногда и изменников сие дело творит. А царское дело и есть: дабы учинился указ и заповедь писанная, в которой смертная казнь указана бы была подлинная тем, которые ослушники будут, и дабы вся еликия добычи их, все им бы было, якоже делают и турки меж своими янычаны и иными воинами; а буде и возьмут что и воеводы их, чтоб взяли только десятую долю, а не больше, как делают татарове. А многажды самодержцы такой указ божественный постановят, дабы земля, которая завоеванная, сиречь грады и страны, цари бы в целости завладели, и корысти, и добычи вся, чтоб разделены были воинским людем, и из того воины всегда готовы суть воевати и пресмело на враги устремляются, к сему ни во что ставят умирати о чести, славы и указу божественнаго величества. А посему, понеже учинился мир с здешным, неподобает оставити вовсе казаков в покои быти и хранити, якоже пророк Иона в корабле; и сие убо для того, понеже якоже война ищет мир, так и миру следует война, а наипаче с здешними язычными, о них же многие приклады суть, яко нестоят в своих договорах истинно, но навету ют и нечаемо войны подымают, понеже сие есть их закона главизна. И например поставляем: яко салтан Селим, который взял Кипрос остров от Венецианов, хотя нарушити мир с венецианами, дабы могл воевати и взяти Кипрос, и не имея к сему причину пристойную, вопроси муфтия своего: не будет ли грех, чтобы начинати войну? А муфтий отвещал ему: что буде война та,

 

 

20

которая хощет начинати для взятия Кипроса, над ежит к прибыли веры бусурманския, никакой грех не будет нарушити присягу и оставити мир с венецианы, а наипаче о сем будет имети честь и мзду, якоже творяяй дело, которое належит к пользе веры бусурманской и царствия его. И слышав сие, султан оный завоевал и взял Кипрос, и оттуду явно есть, яко поганцы в толиком времене покоятся и хранят мир, яко не могут, а когда могут, вымышляют они причины и воздвигают брань и подымают войны внезапныя и весьма нечаемыя. Сего ради славные разумом и воеводских исправлениях самодержцы всегда сыскали причины и обучили воинов своих воинским делам, дабы были готовы во время войны. К сему делу приличествует, якоже Плутарх повествует, что Кир, царь персицкий, воевал Лидию и взял город Сардис, и Криса, царя лидийскаго, живаго поймал, повеле, яко в Лидии никакой человек впредь не был воин, только чтобы были земледелатели и купцы. И сие слышав, царь Крис горько плакал, глаголяй и рыдаяй: оле, оле, яко будут лидиане мужики простые и негодные. Сие дело устремил и оную предревную царицу великия Асии Семирамиду, дабы во время, когда воины ея не имели войну, чтоб не сидели праздны и неискусные, велела горы и холмы раскопати им, и учинила царския дороги и человеков диким завоевала и укратила. И аще и никакая война или нужное дело службы военныя не належат, однакожде надобно воинским людем всегда быти во обучении, зане Кесарь, нареченный Августа, слышав, яко Александр царь бывши 32 лет и большую часть света покорив, недоумел, что впредь делати, подивился, что Александр не думал, что труднейшая вещь есть правити завладенаго государства, нежели добывати великое царство, ибо недовольно есть сие, чтобы царь только был владетельный, но потреба нужная есть, дабы научил и подданных своих, дабы умели владетися и покарятися царям, и не токмо устрашитися, но и постыдитися своих государей. Тако и великое и предержавное ваше царствие непрестанны своих подданных наставляти, а наипаче о них же и слово идет — о казаках, чтобы они знали вся потребная и полезная и к Богу, и к святому, и к Богом почтенному вашему царствию, а наипаче, дабы были такия, якоже мнят их турки и татары, понеже слышали их (т. е. казаков), что стали боязливые и ленивые от праздности, и покоя, и безделья, и не так, как прежде сего любят бедства и воздержание, которое есть растление воинскаго состояния, тем же требе есть царскаго промысла, дабы паки получили прежнюю свою воинскую славу. О сем деле и иныя бы ис-

 

 

21

тории имели и многие приклады рещи, но сие дабы, перво, не учинил какую докуку; второе, якоже приказали вашему славному послу господину Емельяну и при сем заклинали его, дабы он радетельно и подробну доносил вашему святому и Богом хранимому слуху о всем, что ему приказано, и уповаем, что услышаны будем, яко правдивая и пристойная и нужная просяще. Господь же Бог да подаст вашей пречестной, покланяемой и святой главе ум Христов, во еже моща управляти удобно православный род, и бытии, и именоватися несравнимую, и святую главу святаго всего православнаго состояния благодатию самаго иже в Троице Богу, Ему же слава присная на безконечные веки — аминь.

Лета 1700 году, августа 2-го.

Под испод написано патриаршескою рукою: Досифей милостию Божиею патриарх святаго града Иерусалима и ваш богомолец.


Страница сгенерирована за 0.4 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.