Поиск авторов по алфавиту

Автор:Зандер Лев Александрович

Зандер Л.А. Клермонтский съезд. Журнал "Путь" №6

      В конце июля с. г. в небольшом городке Clermontрасположенным на залитых кровью Верденских полях, состоялся местный съезд Русского Христианского Студенческого Движения во Франции. Как обычно, съезд продолжался неделю; порядок и распределение работ на съезде также были уложены в выработанную практикой схему: рано утром — литургия в сооруженном собственными руками в одном из бараков храме; затем чай, двухчасовое заседание, обед, три часа свободных, вечернее заседание и вечерня. Но как всегда ни внешняя форма работы, ни самое содержание ее не может передать того исключительного духовного аромата, овеянными которым остаются в памяти участников съезда часы и дни, проведенные ими в совместной молитве и работе. В этом отношении Клермонтский съезд — не будучи ни перенасыщен по своему интеллектуальному содержанию (как I Аржерон), ни драматическим по своему действию (как II Аржерон) произвел на всех присутствующих незабываемое впечатление церковной радости, легкости, свободы и спокойствия. И впечатление это было тем сильнее, что обсуждались на съезде вопросы далеко не спокойные, и не радостные, и могущие скорее запугать и устрашить, чем внести в работу Движения тот дух смиренной уверенности в правоте своего дела, с которым покидали съезд все, кто на нем был.

        В достижении этого огромное значение играло присутствие трех Владык (Митрополита Евлогия, архиепископа Владимира и епископа Вениамина), которые приняли в работах съезда самое сердечное участие, говорили как с амвона, так и в собраниях, и сумели подойти к собравшейся молодежи настолько близко (на съезде было на этот раз очень много новичков, встретившихся с нашими иерархами в первый раз), что присутствие их ощущалось всеми не только как пастырское руководство, но и как подлинная, непосредственная отеческая любовь и ласка: весь съезд как бы слился в одну семью. Вместе с Владыками очень много радостной уверенности и спокойствия внесли присутствовавшие на съезде любимые пастыри: о. Сергий Булгаков, о. Александр Калашников и о. Андроник (Елпидинский). Три диакона: о. Лев Липеровский, о. Георгий Шумкин и о. Георгий Федоров завершали сонм клира. На съезде присутствовало более 80 человек: из Парижа, Лиона и Ниццы, из Лондона, из Праги, из Берлина и из Ревеля, кроме того профессора, почетные гости, руководители кружков, друзья движения и др.

        Клермонтский съезд был первоначально задуман как литургический; все доклады предполагалось посвятить литургии, осветив ее с исторической, мистической и богослужебной стороны. Однако — как всегда — в осуществлении своем съезд оказался не тем, чем был в замысле и предварительной разработке. Жизнь только отчасти допустила обсуждение намеченных вопросов, выдвинув другие проблемы — более острые и неотложные — как с точки зрения переживаемых церковных событий, так и с точки зрения индивидуальных запросов участников съезда. Таковыми оказались, с одной стороны, раскол русской церкви за рубежом, и отношение к Движению Архиерейского Собора в Карловцах; а с другой стороны, ряд частных вопросов по апологетике, экзегетике и практическому Христианству — волновавших не весь в целом съезд, но отдельных его членов. Первая тема явилась предметом ряда общих собраний и проповедей при-

115

 

сутствовавших на съезде иерархов; вторая обсуждалась в небольших кружках, руководимых старшими участниками Движения и посвященных отдельным религиозным проблемам и толкованию Св. Писания. Однако и литургические доклады имели свое место и много дали участникам съезда, перенося их внимание из временных и преходящих событий церковной жизни к вечному ее стержню и основе.

        Докладов, посвященных литургии, было три. Епископ Вениамин сделал пространное сообщение о строе литургии, исторически показав происхождение отдельных ее частей и выделив Евхаристический канон, как единственную существенную и неизменную часть литургии, вокруг которой постепенно нарастала и закреплялась та сложная ткань, которую мы встречаем в литургической в полноту часов проскомидии и литургии оглашенных.

        Увлекательное изложение Владыки вызвало, однако, некоторые сомнения и даже спор, относившийся к тому методу, которым должно пользоваться при изучении богослужения. Исходя из фактов исторического происхождения того или иного богослужебного момента, обряда, формы, Владыка Вениамин рассматривал их мистическое истолкование, как некий благочестивый домысл, возникший впоследствии и заменивший их первоначальную прагматическую целесообразность; так напр., малый вход был первоначально простым принесением в храм священных книг из того помещения, в котором они хранились; великий вход — принесением даров, которые епископ принимал и приносил на алтарь и т. п. И только впоследствии малый вход стал символом шествия Спасителя на проповедь Евангелия, а великий вход — на вольную смерть. Возражавшие же Владыке (старшие члены съезда вслух, а младшие — про себя) указывали на то, что в литургическом Тайнодействии не может быть места исторической случайности, что сама история явилась здесь постепенным раскрытием того органического и целостного единства, которое уже было дано в не выявленной форме в простейшей первохристианской литургии. Поэтому не отрицая истории и ее значения, они отвергли метод прагматического объяснения тех или иных богослужебных форм и считали, что как отдельные исторические моменты, так и всю литургию в целом надо понимать символически — как единое целое, в котором все части органически связаны между собою — точка зрения, которая епископом Вениамином не отрицалась как ложная, но признавалась произвольным гипермистицизмом. Свое раскрытие и развитие эта точка зрения получила в двух докладах: отца Сергия Булгакова и И. А. Лаговского. И. А. Лаговский в кратком докладе о проскомидии старался показать, как это предварительное тайнодействие символически содержит в себе всю литургию и являет собою образ страдания и вольной смерти И. Хр. и искупления человеческого рода; для этого докладчик рассматривал проскомидию параллельно и в связи с песнопениями Великого Пятка, в которых эти истины находят наиболее полное и развитое богослужебное выражение. Темой о. Сергия была «Литургия, как средоточие церковной жизни». Самым важным в литургии является не та или иная ее форма, не значение и истолкование отдельных методов, но то, что участвуя в литургии, мы непосредственно предстоим в ней Самому Господу, Который — прощаясь с участниками в Своей тайной вечере, восхотел сделать ее вечной вечерей и прибывает с нами в тайнодействии литургии. Поэтому литургия не есть только воспоминание; она есть само общение с Господом, Который реально присутствует на престоле закалается за человеческий род, воскресает и возносится на небо. Тайна искупления вновь и вновь повторяется в каждой литургии, вся Голгофа и более того — вся Евангельская история имеют здесь место, мы становимся современниками Спасителя, участниками в Его тайной вечере. Но, соединяясь с Господом, мы вместе с тем соединяемся в литургии и между собою — так же тесно нераздельно и близко, как соединены в испеченном хлебе отдельные зерна пшеницы. Литургия есть жертва: жертва искупления и умилостивления. Ибо Бог, как Правда, может простить грешника, но не грех; но как Любовь Он приемлет жертву вольных страданий Своего Сына, Который совлекается Своей вечности! приемлет зрак раба, чтобы, пребывая с нами во времени, вознести нас к вечности и спасти нас Своей пречистой Кровью, пролитой за нас и завещанной нам в таинстве Евхаристии. Ножертваискупле-

116

 

ния есть в то же время и жертва благодаренья. Благодаренья за то, что Господь воззвал нас из небытия, за то, что Он почтил нас Своим образом и подобием, за то, что он пролил за нас Свою кровь, за то, что Он завещал нам это страшное и спасительное таинство, за то, что вручив нам свою Плоть и Кровь, он сделал нас Своими — не рабами, но друзьями и братьями... Поэтому участие в литургии, причащение Св. Дарами есть самое полное, самое высшее, самое значительное, что вообще возможно для нас на земле: в нем мы соединяемся с Господом. И если есть возможность, то надо подходить к св. Чаше возможно чаще, возгревая в себе любовь и блюдя, чтобы «совершать святыню в страхе» и не погрешать тем легкомысленным отношением к таинству, вследствие которого оно может стать в суд или во осуждение даже более того, надо помнить, что литургия есть венец жизни, которая вся до конца служит подготовлением к ней и ее продолжением. А такая близость храма и окружающего его Божьего миpa, такая внехрамовая литургия возможна только при том условии, если мы постоянно носим в себе память о Господе и живем во Христе, выполняя его заветы и почерпая для этого силы в общении с Ним.

        Глубокое волненье, пережитое во время этого доклада всей аудиторией, было в проникновенных и сердечных словах высказано Владыкой Митрополитом Евлогием, благодарившим отца Сергия за его полный силы и глубины мысли чувства доклад.

        По словам многих участников съезда доклады о. Вениамина и о. Сергия заставили их более глубоко и внимательно отнестись к литургии. Но это отношенье не ограничивалось теорией и мыслью. Служба происходила каждый день и весь съезд справедливо был назван «Богомольем». В последний день почти все участники съезда исповедовались и причастились Св. Тайн. День этот был ознаменован еще одним радостным событием в жизни Движенья. Один из старых его друзей и участников — Александр Викторович Ельчанинов (живущий в Ницце и работающий в местном кружке) был рукоположен во дьякона, с тем, чтобы вернуться к себе уже в сане иерея. В обращенном к нему слове Владыка Митрополит сказал, что в этом рукоположении мы принесли в дар Богу лучшее, что имели и выразил пожеланье, чтобы дальнейшие съезды приводили к служенью алтарю своих членов, естественно являющихся руководителями и пастырями, группирующейся около них молодежи.

        Второй темой, захватившей съезд и получившей на нем широкое и всестороннее освещение, было разногласие Митрополита Евлогия с архиерейским собором и постановление, вынесенное этим последним относительно Движения и дружественных ему иностранных организаций. В ответ на сыновнее приветствие Движения и просьбу о благословеньи и духовном руководстве, Собор одобрил только те кружки, которые официально именуют себя православными и находятся под руководством иерархии, что же касается Христианского Союза Молодых Людей (Y. М. С. А.) и Всемирной Христианской Студенческой Федерации (W. С. S. F.), столь много помогавших не только студенческому Движению, но и Православной Церкви, то собор признал их явно масонскими и антихристианскими и тем самым осудил всякое сотрудничество и близость с ними. Естественно, что подобное постановление не могло не противоречить совести деятелей и участников Движения, которое по существу своему является миссионерским, включает в себя много молодежи чуждой положительной религии и только интересующейся духовными вопросами, и поэтому никак не может признать себя формально подчиненным иерархии (чего не хотят и многие, близко стоящие к Движению, иерархи); однако, вопрос этот не предполагался к обсуждению в той полноте, в которой был поставлен; тем более организаторы съезда воздерживались от суждений об архипастырских несогласиях — как о вопросе неуместном в собрании молодежи. Однако сами архипастыри взглянули на дело иначе и видя искренность собравшихся и их недоуменья по поводу происходившего, сочли возможным обстоятельно раскрыть картину происходящего, призывая молодежь не соблазняться церковными нестроеньями, не терять мужества и веры, но смиренно и молитвенно продолжать свое дело, проверяя свою совесть заветами Спасителя и советами своего духовного отца. Мы не будем передавать здесь содержание всех проповедей и речей на эту тему Владыки Митрополита, Архиепископа Владимира, епископа Вен-

117

 

иамина, о. Cepгия Булгакова и проф. А. В. Карташева. Отметим только что вопрос был взят и поставлен в большей глубине и полноте, чем как случайное и незначительное событие, каковым он является по мнению Митрополита Αнтония. Перед участниками съезда отчетливо развернулись две концепции  Церкви: связанная с традиционными формами государственного устройства и политического быта и несущая по этому на себе грехи прошлого; и возрожденная нашей эпохой Церковь, свободная от каких бы то не было инородных влияний и стремящаяся осуществлять исключительно религиозные задачи. Все это было показано исторически, освещено каноническими справками и в конкретных формах рассказано Владыкой Митрополитом, который сумел не только внушать своей молодой пастве спокойствие и такт, не более того — любовь и уважение к противной стороне — что и было засвидетельствовано приветствием, посланным съездом Митрополиту Антонию. Беседы, посвященные этой теме, изобиловали сильными неожиданными минутами: когда, напр., раздался громкий молодой голос из России о том, что «там все считают главою заграничной Церкви Митрополита Евлогия и что весть о том, что здесь не хотят его признавать и откалываются от него, разорвет сердце верующих   — в Poccии»        когда епископ Вениамин после горячей речи о том, что надо жить только для Бога, почитая все остальное неважным и несущественным — напомнил всем о том, что полностью этот вопрос был решен только невинными страдальцами за веру на нашей Родине и что равняться мы должны во всяком случае на Москву и ее Церковь, а не по зарубежным объединениям; когда архиепископ Владимир вскрыл подлинную сущность клеветы, распространяющейся о Движении и вводящей в заблуждение отдельных иерархов, сказав, что эти сети плетутся тем, кому ненавистно само имя Христово и противно, чтобы русская молодежь собиралась для святого дела; когда Г. Г. Кульман в проникновенной речи говорил о желании не только получать от Православной церкви ее бесценные сокровища, но и нести вместе с ней ее крест, тяготи и болезни. Его вера в то, что настроения и борьба наших дней послужат к вящшей славе Церкви а выявят Ее истинный лик — не могла не взволновать всего собрания и Митрополит Евлогий благодарил его за все то, что сделала и продолжает делать для Православной Церкви У. М. С. А.

        Надо всеми этими речами царил удивительный дух спокойствия и мира — и то что собравшаяся молодежь сумела сохранить спокойствие и внутреннюю свободу в тех вопросах, которые возбуждают страсти и в более зрелых людях — воочию свидетельствовало о зрелости Движения, оправдывавшего то доверие и откровенность, которыми почтили его архипастыри.

        Третьей темой съезда была библейская и апологетическая работа, производившегося в отдельных кружках, на которые съезд был разбит с первого дня. Кружки занимались следующими вопросами: Переживаниями во время Богослужения (под руководством епископа Вениамина); установлениями Евхаристии по Евангелию (под руководством о. диакона Л. Н. Липеровского); проповедью (под рук. о. диакона Г. Н. Шумкина); символизмом Евангельских причт ( под рук. Л. А. Зандера) и отдельными вопросами апологетики (о зле и страдании, о чуде, теософии и т. п. под руководством Н. А. Бердяева). Работа в кружках шла более интимно и просто, чем в общих собраниях; непринужденные вопросы со стороны участников, их собственные мнения и высказывания — все это вносило то оживление в работе и близость друг к другу ее участников, которые много способствовали общему успеху съезда.

        Как всегда съезд изобиловал разносторонней и интересной информацией с мест. Передавать ее содержание было бы нецелесообразно, как вследствие громоздкости этого материала, так и в виду его текучести и чисто временного значения. Однако уже одно перечисление докладов на эту тему должно дать понятие о том территориальном размахе, которое принимает Движение, о сложности и многообразии тех элементов, кот. оно в себя включает. От Франции говорили: С.М. Зернова — Святоотеческий кружок в Париже; Н. И. Яремченко — кружок изучающий Апостольские деяния (Париж); Н. М. Феодоров — кружок житий святых, организованный Братством во имя Св. Троицы (Париж); Г. М. Тяжелникова Кружок I-го Посл. к Коринфянам (Париж;) П. Н. Евдокимов — апологетический кружок при Богословском Институте; А. В. Морозов финансы Движения во Франции, отчет за истекший год и

118

 

план работы для будущего; М. В. Малинин — объединенный комитет Парижского Движения; К. С. Сурикова — отдел Парижского Движения, работающий в ближайшем сотрудничестве с Красным Крестом (об этом с большой благожелательностью говорила заведующая Кр. Крестом Ал. Вл. Романова); М. М. Зернова — о Парижском отделении Братства Св. Серафима; М. В. Лаврова — о братстве во имя Св. Троицы; Г. И. Яворский — Лионский кружок; О. А. Наумова — Ниццкий кружок; Л. М. Лунин — работа с детьми в Брюсселе, целью которой является создание дружины русских мальчиков, в которой бы они воспитывались в духе Православной Церкви и любви к Родине (идея оцерковления скаутизма); Ю. Н. Маклаков — церковная жизнь молодежи в Майнце; Л. П. Бабич — берлинские кружки; И. А. Лаговский — Пражский кружок; Н. А. Экерсдорф — Белградский кружок; недавно приехавшая из России — о церковной жизни там, о настроениях молодежи, о противорелигиозной пропаганде и о героической борьбе молодежи за веру; Н. М. Зернов — об издательском деле и о Вестнике Движения; о. Л. Липеровский — о местном съезде Движения в Чехии; И. Э. Юнг о конференции Английского Движения, на котором она была представительницей России и наконец Архиепископ Владимир сделал неожиданное и радостное сообщение о том, как приняла съезд та земля, на которой он собрался, молился и работал. Владыка случайно встретился с католическим священником Клермонтской церкви, который, узнав в нем православного иерарха, оказал ему знаки высшего почета, просил принять в дар для нашего походного храма свечи его собственного изготовления, посетил нашу вечерню и вручил Владыке сумму денег «на русских беженцев». Это теплое отношение местных людей не ограничилось этим: крестьяне приходили в наш храм, приносили цветы, просили поминать своих усопших. И это сердечное отношение окружающих людей усилило то впечатление пребывания на Родине, которое создавалось и деревянным храмом, напоминающим русскую церковь, и участием Владык несущих на себе не только дух, но и образ Святой Руси и обсуждением близких сердцу вопросов, и которое с необычайной силой охватывает душу каждый раз, когда в работе и в молитве чувствуешь себя живущим в своей небесной Родине — в Церкви.

Л. Зандер.

119


Страница сгенерирована за 0.12 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.