Поиск авторов по алфавиту

Автор:Мочульский Константин Васильевич

Мочульский К.В. Расизм и западное христианство. Журнал "Путь" №58

Борьба католической церкви с национал-социализмом в Германии началась еще до прихода Гитлера к власти. Начиная с 1930-31 года все немецкие епископы, возглавляемые епископом Майнцским, неоднократно протестовали против «расового признака». Правительству было невыгодно рвать с като­ликами и оно вело сложную дипломатическую игру. В 1933 го­ду Гитлер заявил в рейхстаге: «Наше правительство считает христианство незыблемой основой нравственной жизни на­шего народа и намерено поддерживать и укреплять дружеские отношения с Римским престолом». Католик фон Папен отправляется в Рим и 20 июля 1933 года подписывает конкордат. Впоследствии Папа писал, что он согласился на за­ключение конкордата «после долгой внутренней борьбы, желая уберечь христиан в Германии от стеснений и преследований».

Опасения Папы скоро оправдались: правительство, подпи­савшее конкордат, поставилосебе целью всеми способами его фальсифицировать, уклоняться от исполнения своих обязан­ностей, игнорировать их и, наконец, открыто их нарушить. Борьба с католиками протекала под лозунгом: «делать не мучеников, а преступников». Поэтому против католических общин, школ и организаций была поднята кампания лжи, кле­веты и издевательства. Инсценировались «показательные про­цессы»; духовенство и монашество обвинялось в чудовищном разврате; молодежь охранялась от «разлагающего» влияния католической среды.

Политика соглашательства оказалась бесплодной. 14 марта 1937 года Папа Пий XI огласил энциклику: «MitbrennenderSorge», в которой он с вдохновенной силой и громадным мужеством заклеймил «религию» национал-социализма.

Это послание есть величайшее событие христианской исто-

26

 

 

рии нового времени. Без преувеличения можно сказать, что твердое, суровое и скорбное слово дряхлого старца прозвучало на весь мир и образовало тот духовный центр, вокруг которого начали объединяться христиане. После энциклики во всем католическом — и вернее — во всем христианском мире ста­ли немыслимы нейтральность и конформизм по отношению к антихристову учению. Христианство вступило в борьбу — и отступление отныне невозможно. Приведем самые существен­ные места энциклики.

Призвав пастырей церкви в Германии к хранению веры в Бога, этого первого и незаменимого основания всякой религии, в чистоте и незамутненности, Папа продолжает:

«Кто, в пантеистическом смешении отожествляет Бога со вселенной, снижая Бога до пределов мира или вознося мир до величия Бога, тот не верить в Бога... Кто, подобно древним германцам-язычникам, ставить на место Бога мрачную и безликую судьбу и тем самым отрицает премудрость и Промысел Божий, тот не верить в Бога...

Кто принимает расу или народ или государство или фор­му правления или носителей власти или другие ценности человеческого общежития, — ценности занимающие в земном по­рядке необходимое и почетное место, — за нечто, что должно быть выделено из иерархии, им подобающей, и идолопоклон­нически их обоготворяет, тот извращает порядок вещей, созданный и узаконенный Богом, тот далек от истинной веры в Бога...

Только поверхностные умы могут в заблуждении гово­рить о национальном Боге, о национальной религии; только они могут тщетно пытаться заключить Бога, Создателя Вселенной, Царя и Законодателя всех народов в пределы одного наро­да, в узкие границы общей крови одной расы».

Папа горячо благодарить германских священников зато, что они доблестно исполняют свой христианский долг, защи­щая Божие Величие против нового воинствующего язычества.

Из приведенных выше отрывков ясно раскрывается ми­стическая сущность национал-социализма. Его политическое учение, социальная работа, экономическая программа — суть только внешние оболочки, «надстройки», которые теперь нико­го уже не могут ввести в заблуждение относительноегоистинной природы. Все внешнее — и империалистическая поли­тика и вождизм и гонение на евреев и христиан — стано­вится понятным, если мы почувствуем динамику этой новой религии. Идеологи национал-социализма нисколько не скрывают «рождения новой веры».

«Мы должны все более и более настаивать на том факте,

27

 

 

пишет Розенберг, что наша политическая работа изаконо­дательство не могут быть рассматриваемы отдельно от всей нашей деятельности вообще: это только внешняя сторонана­шего очень глубокого и очень нового отношения к Судьбе. Ктоне понимает движущей силы национал-социалистического миро­воззрения, ничего не поймет в фактах его внешней жизни».

Это «новое отношение к судьбе» — есть религия: религия судьбы. Антихристианский характер этой веры раскрывается в словах Геринга.

«Когда нам говорят, заявляет Геринг, что мы упразд­нили веру, мы спрашиваем: когда в Германии была более глубокая, более страстная вера, чем сейчас? Когда была бо­лее сильная вера, чем вера в нашего вождя? Храмы не помогут народу, переставшему верить в себя. Веря в мой народ и в его будущее, я верю в Всемогущего... Каждое учение имеет свою эмблему. Мы заменили крест портретом фю­рера; наши образа святых — знамена со свастикой. Евангелие заменено нашей библией, книгой «Моя борьба». Как раньше считали годы от рождения Христа, так отныне будут счи­тать их от рождения Третьего Рейха. Неверно говорить, что национал-социализм хочет основать новую религию — он есть новая религия».

И, наконец, последнее и самое страшное свидетельство. В журнале «Гитлеровская молодежь» (Hitlerjugend) мы читаем: «Немецкий народ понял, что не только юдаизм, но и хри­стианство, чужды германской расе. Туманы магической и суе­верной религии Рима рассеиваются. Немецкая народная душа нашла себя. Рим должен пасть. Северный великан расправляет члены, и цепи, которыми сковали его сыны Юга, падают. Звезда Иуды и Рима закатываются».

Такова эта новая религия. Существует только один Бог — живой и единый Космос, «могучий и гордый Дух земли» (по выражению Достоевского). Путем вечного становления и смены форм возникает человечество, а из него естественным отбором образуется германская раса. Лучшие люди этой расы — национал-социалисты: лучшие из лучших, ипостась германского народа, высшее воплощение божественного Духа Космоса — Адольф Гитлер. Он — более чем сверхчеловек Ницше; он — человекобог. Так исполняется в наше время пророчество Достоевского — и человекобог выступа­ешь против Богочеловека.

Папа Пий XI с большой духовной прозорливостью обличает в своей энциклике это человекобожество.

«Высшая точка откровения, говорить он, достигнута в Евангелии Иисуса Христа и она окончательна и обязательна на-

28

 

 

всегда. Это откровение не может быть вытеснено или замене­но произвольными новыми «откровениями», вроде мифа о кро­ви и расе. Ни один человек, даже если бы в нем вопло­щалась вся мудрость, все могущество, вся сила мира, не может дать иного основания веры, чем то, которое уже положено Христом...

Тот, кто в кощунственном непризнании существенного различия Бога и твари, Богочеловека и сынов человеческих, дерзает поставить рядом с Христом смертного будь он величайшим во все времена, а тем более вознести его выше Христа или против Христа, тот достоин быть назван про- роком небытия».

Это — самое сильное место в папском послании. Из пла­на социально-политического вопрос о расизме переносится в план мистический, раскрываются апокалиптические глубины. Зверь из бездны восстает на Христа, и глава католической церкви анафематствует его.

Далее энциклика касается новой морали и права, нового учения о человеке и обществе, нового догмата «бессмертия ра­сы». Ограничимся краткими выдержками:

«Кто изгоняет из церкви и школы библейскую историю и мудрые поучения Ветхого Завета, тот хулит имя Божие, хулит план спасения Вседержителя...»

«Принцип: «право есть то, что полезно народу» означа­ет в международной жизни вечную войну между различными нациями.

«В национальной жизни не хотят признать того основно­го факта, что человек,, как личность, имеете права, полученные им от Бога; они остаются неприкосновенными по от­ношению к коллективу и противостоять всем попыткам уничтожения, отрицания или умаления их. Цель общества определяется природой человека. Все общественные ценности существуют для человека, для его полного развития, естественного и сверхестественного для достижения им совершенства».

«Бессмертие в христианском смысле означает продолже­ние жизни человека после его земной смерти. Кто словом бессмертие обозначает продолжение здесь на земле коллектив­ной жизни народа, неопределенную длительность его земного будущего тот извращает одну из главных истин хри­стианской веры и подрывает самые основания религиозного воз­зрения на мир».

На низкое глумление, которому национал-социалисты подвергают христиан, противопоставляя их «малодушно» — свой «героизм», Папа отвечаете с праведным негодованием:

«Церковь Христова, которая в течение веков и до ны-

29

 

 

нешнего дня насчитывает больше исповедников и вольных мучеников, чем всякий другой коллектив, не нуждается в уроках героизма чувств и действий. В постыдном приеме издеваться над христианским смирением, как над унижением своей личности и малодушным поведением, отвратитель­ная гордыня таких новаторов только позорить «их самих». Через год после энциклики Конгрегация Семинаров и Университетов разослала циркуляр, в котором она приглашает всех преподавателей-католиков, с помощью данных биологии, истории, философии, апологетики, юридических и моральных наук опровергать основные тезисы расизма.

В этих тезисах с большой ясностью и точностью скон­центрирована вся сущность этой религии и ярко обнаружен ее антихристианский дух.

Первый тезис: Человеческие расы, в своем естественном и неизменяемом характере различаются между собой так, что низшая из них стоить ближе к животному миру, чем к высшей расе.

Второй: Следует (всеми способами охранять и развивать силу расы и чистоту крови; все что этому способствует — по­хвально и дозволено.

Третий: Все интеллектуальные и моральные качества чело­века вытекают, как из источника, из крови, этой основы характера рас.

Четвертый: Главная цель воспитания заключаетсяв раз­витии характера расы и в воспламененной горячей любви к расе, как к величайшему благу.

Пятый: Религия подчиняется закону расы и должна приме­ниться к ней.

Шестой: Первоисточник и высшая норма всего юридического строя есть расовый инстинкт.

Седьмой: Есть только Космос или Вселенная, живая суб­станция; все существа, включая человека, суть только различные формы живой вселенной.

Восьмой: Человек существует только в государстве и для государства. Все права, которыми он владеет, предостав­лены ему государством.

После энциклики Пия XI, католическая церковь с большим напряжением и единодушием начала борьбу словом и делом против врагов Христа. Со всех концов мира доходят до нас сведения о мужественных выступлениях епископов и священников, издаются многочисленные доктринальные разборы расистской теории, публикуются статьи, брошюры и листовки. Совсемнедавно (в ноябре 1938 г.) кардиналВердье выступил в Париже против расизма и антисемитиз-

30

 

 

ма. В этих явлениях он усматривает прежде всего неве­роятное понижение культурного уровня людей. За расизмом идет его неизбежный спутник: обязательная стерилизация тех, кто образует препятствие для расы, эвтаназия,то естьубийство тех, чья жизнь стала бесполезной или опасной, ко­ротко говоря, все те меры так называемой социальной гигиены, которые больше напоминают питомник для разведения скота, чем человеческое общество.

Кардинал Вердье заканчивает свое слово:

«Пусть Господь сохранить нас от таких теорий и их применения! Пусть избавит нас от расизма, который наша христианская цивилизация отвергает во имя биологии, права, тра­диционной морали, истории, истинной философии и христианской религии. Останемсяболее, чем когда-либо верны идее всеоб­щего братства, разумной свободы, уважения ко всему человече­ству и любви к страждущим членам большойчеловеческойсемьи. Это — истинная цивилизация, христианская цивилизация, наша цивилизация».

* * *

Церковная трагедия, происходящая на наших глазах в Германии, в основных своих чертах достаточно известна, поэтому ограничимся самым схематическим обзором.

В июле 1933 национал-социалистическое правительство утвердило статут «Соединенных Евангелических Германских Церквей», предоставив им полную свободу исповеда­ния и культа, согласно 24-му параграфу программы партии: «Мы требуем свободы для всех религиозных исповеданий внутри государства. Партия, как таковая, стоить за позитивное хри­стианство».

Вскоре в церковном обществе образовалась необычай­но активная партия «Германских христиан» (Deutschechristen), которая заявила, что национал-социалистическая революция яв­ляется религиозным движением и новым откровением Бога и поставила себе задачей подчинение церкви тоталитарному го­сударству; «имперским епископом» быль избран Людвиг Мюллер. Д-р Егер был назначен комиссаром «для наведения порядка» в церкви. Он поставил всё протестантское общины под надзор полиции, запретил собрания верующих, не принадлежащих к «германским христианам», уволил всех пасторов, несогласных с программой партии и провел в синоде прусской церкви арийский параграф, исключающий из нее христиан-евреев. На большом митинге «германских христиан» в Спорт-Паласе в Берлине (ноябрь 1933 г.) Ветхий Завет подвергся публичному глумлению и был осуж-

31

 

 

ден, как еврейская книга. Было торжественно объявлено, что крест — недостоин «героического почитания» германской ра­сы. Из Нового Завета были сохранены только те места, которые соответствуют германскому духу».

Л. Мюллер управлял церквями с помощью декретов и тайной полиции: по его настоянию все церковный юношеские организации были включены в «Гитлеровскую Молодежь» (Hitlerjugend).

Весной 1934 года против террора Мюллера и «германских христиан» выступила «свободная или исповедническая церковь» (FreieoderBekenntnis-Kirche): она с негодованием от­вергла воззрение на национал-социалистическую революцию, как на дополнение к откровению Слова Божия в Иисусе Хри­сте, и требование, чтобы «учение и внутреннее управление цер­кви подчинялось изменяющимся философским и политическим учениям». В августе того же года с кафедр всех конфессиональных церквей было прочитано заявление о том, что государственная церковь отвергла Евангелие, эту основу всех протестантских церквей, и что «поэтому имперский епископ не имеет нравственного права на повиновение членов церкви».

Тогда началось настоящее гонение на конфессиональную церковь: 700 пасторов было арестовано за измену и вымыш­ленные политические преступления». С каждым годом пре­следования становились все беспощаднее. Декретом июля 1937 года финансовая организация церкви была всецело подчинена государству; исповедническая церковь признана нелегальной, закрыты богословские школы; студенты, сочувствующие Bekenntnis-Kirche изгнаны из Университетов. Берлинский пастор Мартин Нимеллер после семимесячного заключения, был предан суду, оправдан и сослан в концентрационный ла­герь. Знаменитый богослов Карл Барт, отказавшийся дать присягу в безусловном подчинении государству и правитель­ству, был лишен кафедры в Бонне и должен был эми­грировать.

И несмотря на преследование конфессиональная церковь неустрашимо исповедует свою веру. В 1936 году она обра­тилась к Гитлеру с протестом против нового тринитарного догмата крови, расы и почвы, против антисемитической кампании, против концентрационных лагерей; готовая на му­ченичество, она открыто призывает всех членов церкви исповедовать Евангелие Иисуса Христа без компромиссовистраха перед людьми. «Многие пасторы и миряне заплатили за это заключением в тюрьмы и концентрационные лагери.Нобудь что будет, — мы должны быть послушны нашему Небес-

32

 

 

ному Отцу. Будем же жить в радости, веря, что люди, боящиеся Бога и только Бога, лучше всех других служат свое­му народу». Духовная жизнь гонимой церкви в Германии очень напряжена; на собрания «Евангелических Недель» собираются тысячи верующих и проводят целые дни в горячей молит­ве, оставаясь верными Христу «даже до смерти».

Пастор Нимеллер писал из тюрьмы: «Я верю, что мое заключение совершилось по святой воле Божьей. Сначала они глумились и смеялись: «Теперь мы его прибрали к, рукам!», Потом тюрьма. И каков результат? Переполненные церкви, молящийся народ».

Из этой краткой истории Bekenntnis-Kirche вполне ясна кар­тина духовного состояния Германии. Тоталитарное государство переросло все политические и социальные границы; оно уже превратилось в национал-социалистическую церковь со свои­ми мистериями, догматами и культом. Оно фанатично и нетер­пимо; главный его враг — Христова церковь. Из членов протестантских церквей большинство открыто отреклось от Христа; меньшинство («Германские христиане») кощунственно прикрываются Его именем для беспощадной борьбы с Ним. «Германский христианин», епископ Брауншвейгский бесстыдно заявляет: «Мы, национал-социалисты и германские христиане, знаем, что граждане Третьего Рейха после смерти сходят в Валгаллу»...

И, наконец, остается небольшая горстка пребывших верными до конца — церковь исповедников и мучеников — Bekenntnis-Kirche. Только чудо милости Божьей может ее спасти.

* * *

Нам остается сказать несколько слов об отношении к расизму христиан англо-саксонского мира. На Оксфордской конференции церквей (лето 1937 г.), на которой было пред­ставлено и православие, делегаты Германии отсутствовали. Кон­ференция постановила обратиться к этим страждущим братьям во Христе с посланием, в котором подчеркивается глу­бокое духовное единство всего христианского мира перед лицом грозной опасности. В Оксфорде обсуждались проблемы, связанные с отношением церкви к нации и государству. С христианской точки зрения коммунизм и национал-социализм тождественны в своей основе они суть псевдо-религии. «Стре­мясь стать единственным, авторитетом в индивидуальной и коллективной жизни, они готовы защищать свои притязания насилием, с беспощадной нетерпимостью. На место Бога ста­вится бесклассовое общество или нация и ее величие. Перед

33

 

 

нами особенно воинствующие формы идолопоклонства, требующиесебе того почитания, которого достоин только Бог, Соз­датель и Искупитель всякой жизни. Подобные притязания дол­жны быть решительно отвергнуты церковью во имя Бога и во имя любви к человечеству, которому церковь призвана слу­жить. Приписывать священный характер нации, государству или классу — значит потерять всякую надежду на будущее.

«Ложное обожествление, ложный Бог сообщают греховным страстям человека демоническое могущество.

«Всякая форма национального эгоизма, приводящая к угне­тению меньшинств или других народов, есть грех и восстание на Бога, Создателя и Владыку всех народов.

«В вопросе о расе исходной точкой для всех христиан должно быть утверждение, что все люди, по праву рождения суть дети Божии, созданные по Его образу и, следовательно, братья и сестры. Более того: они — братья, ради которых умер Спаситель и которые призваны войти в Его единую и истинную Церковь...

«Церковь должна вступить в беспощадную борьбу с ра­совой гордыней и ненавистью, с преследованием и эксплуата­цией, которым одна раса подвергает другую. В настоящее время особенно необходимо, чтобы церкви всего мира употре­били все усилия для борьбы с грехом антисемитизма.

«Воздайте кесарево Кесарю» — не есть выражение согла­шательства или отчаяния. Церковь должна напрячь все свои си­лы, чтобы заставить Кесаря признать свой долг по отношению к Богу. Первохристианская церковь воздавала Кесарю должное, но когда ее принуждали отдавать Кесарю Божье, она шла на мученичество.

* * *

Представителивсех западных церквей — и католической и англиканской и протестантской — единодушно обличают «новое язычество». Заметим только, что сравнение расизма с древним язычеством представляется нам слишком унизительным для религии Платона и Виргилия, для «языческой цер­кви» — этого «христианства до Христа». Язычество греко-римского мира было высоким откровением духа, глубоким богознанием и богопочитанием. Религия расизма лишена всякого духа: она скована худшим из всех детерминизмов — детерминизмом биологическим. Германская раса, «Herrenvolk» мечтает о заключении в гетто всех низших рас, но сама она тоже заключена в гетто — темницу своей крови, из ко­торой нет выхода, нет спасения. Голос крови — голос сле­пой и беспощадной Судьбы, ведущей к гибели. Человек при-

34

 

 

винчен к «почве» — и над ней вместо неба — низкий потолок Необходимости. «Рожденное от плоти есть плоть» и путь всякой плоти — смерть и тление. Новая человекобожеская вера Германии вызывает ужас и сострадание, как зрелище полное потрясающего трагизма. К какой бездне приведут этот «патетический» народ его «пророки небытия»?

* * *

В заключение следует отметить один общий мотив, звучащий во всех приведенных нами свидетельствах христиан. Это — призыв к покаянию. И Папа Пий XI и архиепископ Кентерберийский и главы протестантских церквей и члены Окс­фордской конференции призывают христианский мир к признанию своей вины и ответственности за море зла, разливающееся по миру. Христиане несут вину за то, что уже давно в Евро­пе, на месте «chrétienté» образовались зияющие пустоты, в ко­торые на наших глазах хлынули злые силы. Так называе­мый христианский мир уже давно был дехристианизирован, и христиане виноваты в том, что они этого не видели или не хотели видеть. Безверие, маловерие, равнодушие и малодушие христиан, слишком часто забывавших о соборной и социаль­ной природе христианства, оставляли мир лежать во зле. Не просветленная духом, не освященная верой в Бога земля под­пала под власть демонических стихий. Дух Земли восстал против Духа Святого и нечистая кровь сынов человеческих против Пречистой Крови Искупителя. В церковном собрании в Лондоне 14 ноября 1938 года архиепископ Кентерберийский обратился к верующим со следующими словами:

«Помолимся Господу, да пошлеть Он нам дух силы Своей, чтобы победить духа зла, царящего ныне среди людей. И покаемся перед Ним, ибо и наша страна несет свою долю вины в этом торжестве зла на земле. Помолимся, чтобы Гос­подь обновил веру, ревность и мужество людей Своих, что­бы Церковь Его восстала в этот час испытаний... С чувством полной ответственности отдадим всю нашу жизнь на служение Христу Богу нашему и Царствию Его».

К. Мочульский.

35


Страница сгенерирована за 0.08 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.