Поиск авторов по алфавиту

Автор:Иванов П. К.

Иванов П. К. Завет Ап. Павла. Журнал "Путь" №55

ЗАВЕТ АПОСТОЛА ПАВЛА

(О ХРИСТЕ РАСПЯТОМ, О ЛЮБВИ И О ДУХЕ АНТИХРИСТОВОМ).

 

Статья, предлагаемая вниманию читателей, есть шестая глава го­товящейся к печати книги: «Тайна святых (введете в апокалипсис)». Чтобы понять пророчество ап. Иоанна о судьбах мира не­обходимо созерцать сокровенную жизнь церкви Христовой, Эта жизнь раскрывается не через видимые события церковной истории (смену иерархов и их действий, рост различных учрежде­ний в церкви, история ересей, развитее богословия и пр.), а через рассмотрение различных благодатных состояний святых (верных свидетелей Христа, избранных Богом от утробы матери своей и имеющих полноту Духа Святого), также через познание отношения к ним начальников церквей и всего церковного народа. Удаление или приближение ко Христу, церковь оживающая и мертвеющая («ты носишь имя, будто жив, но ты мертв» (Откров. 3, 1), ее огненное, состояние, ее теплота и ее холод, как бы отражаются в облике святого, на его труде, чрезмерности его подвигов. Светлая жизнь на миру или мрачный (по виду) уход в пустыню; радостные бе­седы с ближними или глубокая, мучительная немота — все это различные состояния благодати Духа Св., полезные в эту или иную эпоху. В оное время призывается к верному свидетельству Хри­стову великий учитель церкви, а в иное время только молодая де­вушка, которая, улыбнувшись страдальческой и вместе благостной улыбкой, рано умирает. Ибо нечестие в церкви столь велико, что учитель Христов не может быть принять. Но бывают в церкви и еще более страшные времена, когда те, кто должны бы­ли бы сиять на горе, медленно угасают на больничной койке, всеми брошенные и презираемые за свою жалкую участь.

Ап. Павел в немощности своей бедственной жизни был призван к Христову свидетельству, когда необходимо стало безумие проповеди» о Христе распятом (1 Коринф. 1,21).

Ему первому также суждено было испытать на себе мрачную силу внутренних тайных врагов церкви Христовой, которые под защитой своего необычайного благочестия и ревностнейшего ис­полнения больших и мельчайших постановлений церковных всех угнетают духом своей нелюбовности.

Церковь огненная, где все были исполнены ликования о воскресшем и прославленном Христе, где никакое подобие

41

 

 

тьмы не могло омрачить радость о Духе Утешителе — кон­чилась. *)

Для верующих во Христа наступала иная жизнь, рождав­шаяся как бы на крови первомученика Стефана, в злостраданиях великого гонения.

Апостолом этой церкви Господь избирает беспощадного разрушителя первоначальной церкви.

Савл, как некий изверг (его собственным слова), вы­зывается Христом из горнила страданий, который он причинял другим. Бывший гонитель отныне сам обречен во всю последующую жизнь терпеть неслыханные муки. («Я покажу ему, сколько он должен пострадать за имя Мое», сказал Христос ученику Анании, изумившемуся, что Господь повелевает возложить руки на мучителя святых) (Д. А. 9, 10-16).

По-прежнему иудеи будут требовать чудесь, но, верный своей мученической доле, Ап. Павел скажет: «А мы проповедуем Христа распятого (для иудеев соблазн)». «Слово о кресте для погибающих есть безумие, а для спасаемых сила Божия». (I Коринф. 1, 18, 23).

Это новая сила в церкви Христовой, из победной (цер­ковь Христа прославленного) становящейся церковью крест­ной (церковь Агнца — Христа распятого).

К Агнцу — к престолу Господа будут приходить от великой скорби.

Великая скорбь должна быть принята в сердце верными свидетелями Христа. Ей предстоит постепенно вытеснить ра­дость о Духе Утешителе — редкую гостью в церкви после-апостольской.

Однако великая благодать остается у первоапостолов (произошло великое гонение и все рассеялись, кроме апостолов). И в течение их жизни на земле чудесный свет этой благодати озаряет всю церковь. Правда, апостолы уже не одно сердце и не одна душа со всеми. Они странники, благовестители воскресшего Христа. Они несут во весь мир благую весть — «Христос воскресе». И с ними всегда свет, сча­стье, — как бы торжественный, пасхальный перезвон колоколов их сопровождает.

*)  В предыдущих главах мы назвали церковью огненной то состояние благодатной полноты Духа Святого в церкви («у множества уверовавших было одно сердце и одна душа» и «великая благодать была на всех их»), которое длилось от дня пятидесятницы (Д. А. 2) до времени, когда стали обижать еллинских вдовиц (Д. А. 6). После этого черного греха (вследствие «тайны беззакония», проникшей в церковь и ее омрачившей) совершилось убиение первомуч. Стефана и началось великое гонение на церковь в Иерусалиме, когда «все, кроме Апостолов, рассеялись по разным местам Иудеи и Самарии». (Д. А. 7 и 8).

42

 

 

«Но я сам приду к вам, пишет Ап. Иоанн, чтобы ра­дость Ваша была бы совершенной».

Их приход означает необычайную близость Христа, любовь, расплавляющую в божественном огне все сердца. Их пребывание недолго (даже сказано в Учении XII Апостолов — один, два дня). Но, уходя, они оставляют живую, восторженную надежду о скором пришествии Христа во сла­ве — чувство блаженной, вечной жизни, забвения всего земного.

В этом высоко благодатном состоянии (непрекращаю­щемся экстазе — на нашем языке) страдание теряет свое ядовитое жало: его крестную муку, длительность, земную безысходность.

Апостол Петр говорить о пользе страданий плотью, но тут же, как бы останавливая себя, восклицает: «Впрочем, близок всему конец».

Апостол Иоанн, приглашая не любить мира и всего, что в мире, говорить: «Дети, последнее время».

В том свете, который изливается через Апостолов в мир, невозможно зародиться мысли о тысячелетиях церкви, стенающей во грехах. А между тем это будущее церкви должно наступить.

И вот как бы иного рода благовестие Ап. Павла.

Конечно, и он прежде всего говорит о воскресении Христа — ему принадлежит замечательное изречете: «Если Христос не воскрес, то и вера ваша тщетна» (не имеет ни­какого смысла). И он поверяет тайну о грядущем Христе: «Не все мы умрем, но все изменимся, вдруг в мгновение ока при последней трубе, ибо вострубит и мертвые воскрес­нут нетленными, а мы изменимся», — а в другом месте: «время уже коротко» — значить и он как бы утверждает, близость конца.

Но главное заключается в характере благодати данной Павлу.

Господь сказал ему: «Сила Моя совершается в немощи»,

И Ап. Павел говорить о себе: «когда я немощен, тогда силен». (II Коринф. 12, 9, 10).

Он проповедует как бы через муку свою, через свои никогда непрекращающиеся страдания. Он всем своим существом вопиет о Христе распятом. Люди трезвеют от его проповеди. Проникаются чувством необходимым для дол­гой мучительной жизни на земле — чувством крестного труда.

Апостол будущих тяжких времен — во многом Па­вел непонятен своей эпохе. — «В писаниях его есть нечто неудобовразумительное»,— признается Ап. Петр (II Пет­ра 3, 16).

43

 

 

И это правда, ибо, обращаясь к современникам, обличая данное настоящее, Ап. Павел, руководимый Духом Святым, имеет в виду отдаленнейшие времена церкви.

Быть может его проповедь о законе и благодати во всем своем значении раскроется окончательно только в наши дни.

И тогда снова с потрясающей силой восстанет его слово: «вера спасает, а не закон» (т. е. спасает живое указание Духа Св.).

«Для чего вернулись к бедным вещественным началам и поработили себя им!» (Галат. 4,9).

Как могли вы забыть, что не то, что установлено и будто бы освящено до конца времен, а то, что угодно Духу Уте­шителю. Нет ничего в установлениях земных, что не могло бы исчезнуть, подобно состоянию церкви великой благодати, и состоянию церкви времен апостольских (апостолы, пророки и учителя).

__________

Теперь мы приступаем к выяснению того, что в учении Ап. Павла должно служить как бы компасом в путях церкви.

Когда после своего чудесного обращения на дороге в Дамаск Савл вернулся в Иерусалим и молился в храме, сно­ва увидел Христа, и Он сказал ему: «поспеши и выйди скорее из Иерусалима, потому что здесь не примут твоего свидетельства о Мне. Иди, я пошлю тебя далеко к язычникам». (Д. А. 22, 17, 21).

«Здесь не примут твоего свидетельства о Мне» — это становится роковым для Иерусалима не только для апостоль­ства Павла, но и для самой истины.

Ведь не от себя будет свидетельствовать Ап. Павел, а Дух Святый будет говорить его устами.

Но свои — иудеи — христиане везде начнут перечить ему, возмущать против него «новообращенных. И, что самое мучительное, станут сравнивать с ним первоапостолов и, если не совсем отвергать его проповедь, то умалять ее чрез­вычайно.

Они будут говорить: «Павел не таков, как они. Он проповедует нечто от себя».

И это не только «вкравшиеся лжебратия, скрытно приходящие подсматривают за свободой новообращенных» (Галат. 2, 4), а и настоящие братия.

Откуда же такое негодование?

Павел до конца уничтожал в своей Проповеди свя­щенное начало иудейской религиозности. Он настойчиво пред­лагал верующим вовсе отказаться от моисеевой обрядно-

44

 

 

сти и строго утверждал, что «делами закона не оправдается никакая плоть». (Гал. 2, 16).

Причиной этого отрицательного отношения ко всему законническому было то, что апостол видел и еще больше провидел в будущем начинающееся омертвение христианства: вместо того, чтобы руководствоваться в жизни благодатью, — т. е. таинственным голосом Духа Святого, — христиане в основу своих поступков кладут писаный закон и за­крепощенную в формулы мораль. *)

Это отношение Ап. Павла к законничеству, столь излюб­ленному в иудействе, и послужило причиной его великого столкновения с иерусалимской церковью, откуда он вышел как бы побежденным. Иудеи «победили» его свидетельство о живом Христе.

Вот что сказал ему глава иерусалимской церкви св. Иаков и с ним все старейшины иерусалимские, когда в по­следний раз Апостол пришел в Иерусалим.

«Ты всех иудеев, живущих между язычниками, учишь отступлению от Моисея, говоря, чтобы они не обрезывали детей своих и не поступали по обычаю.

А посмотри кругом — видишь, брат, сколько тысяч уверовавших иудеев и все они ревнители закона».

Если бы глава иерусалимской церкви и старейшины-пресвитеры верили, что Ап. Павел говорить и учит не от себя, а Дух Утешитель передает через него волю Главы церкви Христа, если бы они прониклись словами Ап. Павла: «Я избран не человеками и не через человеков, но Иисусом Христом, и Евангелие, которое я благовествовал не есть че­ловеческое, ибо я принял его и научился не от человека, но через откровение Иисуса Христа, **) — то они бы должны были свидетельствовать перед своей паствой истину учения избранного сосуда Христова, возвещающего «имя Мое перед наро­дами и царями и сынами израилевыми».

*) Через тысячу лет св. Симеон Новый Богослов свидетельствует об омертвении так: «сокровенное от начала мира таинство христианства состоит в стяжании благодати Божией. Наибольшая часть из крещеных, именующихся христианами, не знает этого таинства христианства». (Слова пр. Симеона, I, 313). А еще через 800 лет св. Серафим Саровский говорит более страшно: «Дух Божий раскрыл мне, что вы (Мотовилов) в ребячестве вашем усердно желали знать в чем состоит цель жизни нашей христианской и у многих великих духовных особ о том неоднократно спрашивали. Но никто не сказал вам о том». (Начало беседы с Мотовиловым).

**) Галат. 1;, 1, 11, 12. В это время данное послание Ап. Павла было известно всем церквам. И дела Ап. Павла (множество церквей, основанных им в Греции, Азии, на островах) говорили о том, что Христос всегда с ним.

45

 

 

Однако они поступают совершенно обратно: в угоду ревнителям закона они предлагают Ап. Павлу:

— Сделай, что мы скажем тебе: есть у нас четыре че­ловека, имеющие на себе обет. Взяв их, очистись с ни­ми и возьми на себя издержки на жертву за них, — и узнают все, что слышанное ими о тебе несправедливо, но что и сам ты продолжаешь соблюдать закон».

Павел послушался их совета.

Как он мог поступить вопреки своей проповеди? Как мог идти он против Духа Святого, проповедовавшего его устами?

Но, как мы уже говорили и будем много раз повторять, святые не действуют самочинно. Имеющие полноту Духа Святого слышат голос Господа и поступают сообразно Его воле.

Тогда, что же? Сам Дух Святый отказывается от Своей проповеди?

Да, отказывается: в данном месте. *)

Здесь в Иерусалиме сама жизнь воплощает пророчество Христа, слышанное Ап. Павлом от Господа 20 лет назад в иерусалимском храме: «Здесь твоего свидетельства обо Мне не примут» (т. е. не примут от тебя того особого в христианском учении, что ты будешь проповедовать именем Моим).

Вот и объяснение кажущегося противоречия: Ап. Павел шел в Иерусалим, одновременно и по влечению Духа Святого, (как свидетельствовал он сам о себе. Д. А. 20, 22) и вопреки Духу, говорившему ему везде по пути через про­роков и учеников: не ходить в Иерусалим («они по внушению Духа говорили Павлу, чтобы он не ходил в Иерусалим» (Д. А. 21, 4).

Но он шел не для того, чтобы возвещать истину (т. е. совершать дело свое — апостольское), а, напротив, чтобы дать возможность — как страшно раскрывается здесь домостроительство Божие — сынам противления обнаружить себя до конца (ничего не бывает тайного, чтобы не стало в свое время явным).

Апостол Христов, как овца, влеком был на заклание... По слову пророка Агава Ап. Павлу: тебя свяжут иудеи в Иерусалиме и предадут в руки язычников (свяжут —

*) Кое-кому, быть может, придет мысль, что ап. Павел действовал здесь по своему всегдашнему методу «для всех я сделался всем, чтобы спасти, по крайней мере, некоторых» (1 Коринф. 9, 22)? Нет, здесь невозможно было спасать. Здесь были сыны противления, которым хотелось только, чтобы все было по их воле.

46

 

 

можно понимать духовно — заградить уста для проповеди повелений Христа).

И вот свершилось: христиане, вместо того, чтобы испол­нять волю Господа, заставили избранника Божия, возвещающего всем (и народу израильскому) эту волю, делать противо­положное ей.

Тогда Господь, дабы не стал Его свидетель верный до конца нарушителем своей проповеди — велений Христа, попустил асийским иудеям прервать навязанное Павлу очищение.

«Еще не окончились дни очищения, как асийские иудеи уви­дели Павла в храме, подняли крик, возмутили весь город и наложили на него руки» (Д. А. 21, 27).

Римляне увели в узах Ап. Павла навсегда из Иерусалима. Иудео-христианство обречено было на исчезновение.

Как бы в доказательство, что миссия Ап. Павла среди народа израильского окончена и пророчество Христа об Иерусалиме свершилось — это пророчество Ап. Павел впервые припоминает («Деяния» 22, 17-23), именно, как последнее свое слово к еврейскому народу: когда тысяченачальник, римский позволил Павлу говорить к иудеям — то Ап. Павел рассказал народу о себе, о своем видении на пути в Дамаск, и все слушали его в глубокой тишине — но когда он произнес слово Христа, являвшегося ему в Иерусалимском храме: «здесь не примут твоего свидетельства обо Мне, иди, Я пошлю тебя далеко к язычникам». До этого слушали его жители Иерусалима: но за сим подняли крик, говоря: истреби от земли такого: ибо ему не должно жить. Кричали, метали одежды и бросали пыль в воздух».

И этим соглашались с пророчеством Христа о них.

___________

В истории Ап. Павла с иерусалимской церковью обна­руживается и остается навсегда живой и грозной опасность для церкви Христовой.

Дух Святый — Господь — никому не навязывает свою волю. Он предлагает ее, если можно выразиться на светском языке, с необычайной деликатностью, нежностью, как отдельным людям, так и всей церкви.

Голос избранников Божиих, через которых Господь предупреждает церковь, указывая на уклонение от Божьего пути необходимо слышать, однако разрешается (долготерпение Божие) и пренебречь им.

Чтобы не нарушить чиноначалия, не быть соблазном для малых сих, избранники Божии в Церкви следуют путем святого послушания.

С любовью и как бы в тишине (т. е. в противопо­-

47

 

 

ложность часто суетливой деятельности современных им управителей церкви — начальствующих иерархов) они проповедуют волю Божию всегда на языке, который всем слышен и понятен.

Но они замолкают, если их не хотят услышать и по­кориться Духу Святому. И безмолвно, мучаясь в сердце, продолжают пребывать в святом послушании (т. е. в любви).

Это святое послушание («Он был послушен до смер­ти, смерти крестной») покупается дорогой ценой для церкви; снова (в лице братьев Моих меньших) распинается Христос.

Между верными свидетелями Христа и начальствующими в церкви с соблазненной паствой разверзается тайная про­пасть, которая постепенно растет.

Непокорным кажется, что церковь продолжает преуспе­вать, что Господь благоволить к ней, а она мертвеет, ли­шенная гласа святых.

Жизнь в церкви теплится в немногих душах, которых нигде не видно и не слышно (как бы загнанных в подполье — пустыню).

Тогда копится гнев на день гнева. И снова наступит великое гонение и раздробит церковь.

Она соберется, но уже в новом устройстве.

_________

Кроме отягощения совести явными грехами, что еще препятствует начальствующим в церкви и, вообще, христианам слышать таинственный голос Духа Святого и прини­мать от святых живое Христово свидетельство? — мни­мая праведность.

В этом и сказывается глубочайшее значение проповеди Павла для церкви всех времен.

Когда он уделял так много внимания исполнителям закона, столь негодовал на соблюдающих обряд Моисея, то разумел не самые обряды (которых исполнение невинно), а дух ревнителей закона.

Дух ревнителей закона — вот где скрывается несчастье для церкви Христовой.

И теперь, так же как прежде, уставы, каноны, современ­ные установления церкви (иногда тысячелетней древности: чем древнее, тем кажется значительнее) становятся священ­ными, незыблемыми хранителями веры. Возможность их пе­ремены (по предложению Духа Святого через избранников Божиих), представляется ревнителям не только святотатством, но и отменой религии.

Малейший намек на изменение существующего порядка поднимает в них целую бурю противления, что во все вре-

48

 

 

­мена становилось препятствием для истины, т. е. для живо­го Бога.

Сердце христианина устрояется так, что Христос занимает в нем не только первое место, но им чрезвычайно умаляется остальное: все неважно, все мелко, все ничтожно, кроме веры в живого Христа.

Оттого Ап. Павел и посвящает целую главу значению любви, оттого он и перечисляет все как бы самое высшее в человеке (способность говорить ангельским языком; дар пророчества; веру, передвигающую горы; все тайны; всякое познание; способность раздать все имение) и прибавляет, но, если нет любви, — то все это ничто.

Облечься во Христа — это значить любить людей, а не уч­реждения.

Ревность к закону (уставу, канону, данному церковному устройству) часто соединяется с жестокостью, с нерастворенностью сердца — с любовью к вещи, а не к людям.

Надлежит подчиняться канонам, исполнять устав, при­нимать установление церковное, — но как... второстепеннейшее (сегодня есть, а завтра может быть совсем иначе), как Богу угодно.

Сердце должно быть свободно, не порабощено «вещественными началами» земного устроения (хотя бы и церковного): ничто из этого не перейдет в жизнь вечную, а толь­ко душа любящая.

__________

Ревнителям закона, обыкновенно, принадлежит первое место в церкви. Даже, не будучи начальниками, они пользу­ются чрезвычайно большим авторитетом.

Причина этому следующая. Массы верующего народа об­ременены тяжелой заботой о пропитании, у них мало време­ни для всего церковного. Болея сердцем о своем недуге, они с радостью взирают на тех, кто исполняет весь закон. С глубоким сочувствием и почтительностью относит­ся благочестивый люд к исполнителям.

Но здесь происходит некий незаметный, но очень важ­ный по своим духовным последствиям, отбор. Дело в том, что кроткие и любящие никогда не придают значения своему благочестию. Они скрывают свой труд и остаются не­заметными.

Почет достается тем ревнителям закона, которые стро­го следят не только за собой, но и за другими: все ли, и пра­вильно ли — исполнено? Такие всегда на виду.

И свой почет они стараются использовать, как орудие преследования не вполне покорных их авторитету. В цер-

50

 

 

кви распространяется гнет. Ревнителей не только уважают, но и боятся.

К чему это приводить, с необычайной яркостью рассказывает Ап. Павел.

«В Антиохии до прибытия некоторых от Иакова (т. е. ревнителей закона — христиан иудеев из Иерусалима) Ап. Петр ель вместе с язычниками, а когда те пришли, сталь таиться и устраняться, опасаясь обрезанных».

Это произвело такое впечатление на всех иудеев, что и они «начали лицемерить, так что даже Варнава (апостольски сопутствовавший Павлу в его путешествии среди языческих народов) быль увлечен их лицемерием».

Лицемерие угашает любовь.

Надобно представить себе всю ужасную серьезность по­ложения. Ап. Петр — не тот немощный, кто отрекся на дво­ре первосвященника от Христа, а тот, кто облечен быль во всю полноту Духа Святого, — Петр, который тенью своей совершал исцеления, — кто являлся перед всеми, как огнен­ный избранник Христа, и ведь это он утверждал на со­боре, что сердцеведец Бог не положил никакого различая между нами и язычниками.

И вот теперь, опасаясь обрезанных, Петр обидел своих братьев христиан из язычников, т. е. пренебрег любовью в самом центре церкви и научил этому других.

Как мог допустить Дух Святый это поругание дела Христово? Он и не допустил. Апостол Павел сказал при всех Ап. Петру: зачем язычников принуждаешь жить по иудейски, когда сам живешь по язычески? (обнаружил правду и вернул любовь).

Чем объяснить поведение Петра? Петр был смиренный, очень благочестивый и сердцем простой человек. Эти каче­ства (высшего порядка в человеке) не преображает Дух Святый. От юности Петр привык (благоговеть и преклонять­ся перед людьми знающими и исполняющими весь закон. И тем более благоговел и любил их в простоте сердца, что сам, обремененный тяжелым трудом, не твердо знал за­кон и не мог хорошо его исполнять.

Хотя Дух Святый теперь открыл ему великую истину, что нет различия между иудеями и язычниками —и Петр ель и пил с ними, — все-таки, когда пришли исполнители зако­на, не в состоянии был преодолеть своей детской робости перед людьми, столь уважаемыми.

В этом особенность ревнителей, что любовь и благогове­ние к себе они превращают в мнимый страх перед Богом и обманывают своих почитателей.

Питаясь гордостью, они являются излюбленнейшими деть-

50

 

 

ми люцифера и несравненными проводниками его духа. Вели­колепные гасители любви в самом центре церкви.

Простые сердцем всегда становятся жертвами законников.

Для изобличения ревнителей необходим был человек из их среды, прошедший через все изгибы пути законничества — фарисей, сын фарисея — Ап. Павел. Он и вскрыл тонкость их лжи. Доказал, что дух ревнителей есть страш­нейшая язва христианства.

Что это именно так, вспомним жизнь Спасителя, Господь никогда не гнушался даже последним грешником и находил для него милостивые слова — значит принимал его в свое сердце. Но для книжников и фарисеев этих слов у Него не было: гробы разукрашенные, а внутри гниль.

И следуя Христу, Ап. Павел ко всем любовен (даже грозя детям своим духовным, просит у них прощения). Он учит: «будьте братолюбивы друг к другу с нежно­стью, в почтительности друг друга предупреждайте» (Римл. 11, 10). Но лишь только речь заходит о ревнителях закона тон его резко меняется. Здесь необходимо обличение, чтобы каждый знал, с кем он имеет дело, и проповедник люб­ви восклицает: «Берегитесь псов, берегитесь злых делате­лей, берегитесь обрезания». (Филип. 3, 2).

__________

Напрасно думать, что обрезанные исчезли вместе с иудео-христианством. О нет, это понятие становится символом. На протяжении мировой истории церкви обрезанные являются под самыми разнообразными хитрейшими личинами.

Чтобы показать зло, которое они совершали и совершают, необходимо было бы рассказать без пропусков историю жиз­ни христианских народов и на каждом шагу указывать опустошения любви, который они производят.

Признак их духа, по которому тотчас они становятся видимыми: отсутствие любви (действия наперекор заповеди Христа: «новую заповедь даю вам: да любите друг друга»).

Благовествующий Христа, любит людей (светится Духом Святым). Для ревнителей человек безразличен, для них все в мертвой букве. Живые люди (драгоценность Божия — души) есть только материал для исполнения буквы. Они всегда презирают, гонять, ненавидят человека ради бедных вещественных начал.

_________

Ап. Павел *) так определяет антихристов дух в

*) Здесь содержится только намек на разрешение мучительнейшего недоумения об антихристе в церкви. Подробный анализ дается в 9-ой главе книги.

51

 

 

церкви: «противящийся и превозносящийся выше всего называе­мого Богом или святынею, так что в храме Божием сядет он, как Бог, выдавая себя за Бога» (II Фесал. 2, 4).

Кто больше всех превозносится? — тот, кто уверен в своей праведности: «я исполняю весь закон и потому блю­ду чистоту церкви».

Этот грех имеет роковое свойство: в нем невоз­можно покаяться: «в чем же каяться, если я исполняю все предписания?». Зло, причиняемое им, действует на всем протяжении существования церкви на земле, как разъедающая тело церкви, тайная язва. Про свое время Павел утверждает: «тайна беззакония уже в действии».

Это свидетельство в корне подрывает наивное мнение, что антихрист какое то определенное историческое лицо, имеющее явиться, нет, это дух целой категории людей, действующих на всем протяжении церковной истории. Он будет обнаружен только Самим Христом, Который «истре­бить его явлением пришествия своего».

Тоже подтверждает и апокалипсис. В «Откровении Св. Иоанна» те, кто остаются до последнего момента (после всех призывов к покаянию — грозных, как разрушение великого города и милостивых, как прославление церкви), — все-таки нерастворимым зерном противления Христу названы Гога и Магога (число их, как песок морской). Они будут уни­чтожены огнем с неба. (Откров. 20, 7, 8).

Св. Андрей Кесар. в своем толковании на апокалипсис говорит, что Гога и Магога слова еврейские и значат: собрание и превозношение (иначе собрание превозносящихся).

Петр Иванов.

52


Страница сгенерирована за 0.05 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.