Поиск авторов по алфавиту

Автор:Франк Семён Людвигович

Франк С.Л. Новая книга о Фр. Баадере. Журнал "Путь" № 12

(Fritz Lieb. Franz Baaders Jugendgesehishte)

        В современной немецкой философской литературе замечается усиление интереса к забытому, для многих совсем неизвестному немецкому мыслителю Францу Баадеру. Мы уже однажды реферировали в «Пути» новое издание социально-философских трудов Баадера, выпущенное в серии «Die Herdflamme», руководимой выдающимся современным немецким социальным философом Отмаром Шпаном. Теперь перед нами — новые две книги, посвященные биографии Баадера и оценке его связи с духовной жизнью конца XVIII и начала XIX веков, именно указанная книга Либа и исследование Баумгардта о Баадере и философской романтике. Они ставят себе задачу — вывести из забвения Баадера, исправить «несправедливость в отношении к Баадеру» (Das Unrecht an Baader, как говорит Баумгардт). Обе книги вышли почти одновременно, они независимы одна от другой и весьма знаменательно, что они во многом между собой совпадают. Так как книга Баумгардта уже была отмечена в «Пути», то мы ограничимся здесь кратким отзывом о книге Либа.

        Книга базельского богослова Фрица Либа ставит себе относительно скромную задачу обрисовать «юношеское развитие Баадера». Книга эта основана преимущественно на исследовании юношеского дневника Б. Баадера (1786-1793), частично, с пропусками, уже опубликованного и проверенного по рукописи Либом, а также юношеских примечаний Баадера к книге Сен-Мартена. Одновременно дается тщательное изложение тех авторов и духовных течений, которые в это время влияли на Баадера — идей Лафатера, Гердера, Сен-Мартена, натур-философа Боннэ, Якоби и Гемстернгюса. Особенно интересно здесь изложение учения Сен-Мартена и его учителя Мартинеса де-Пасквали, основателя «мартинизма», а также судьба их учения в тогдашнем мистическом масонстве, идейной борьбе между «иллюминатами», «розенкрейцерами» и «мартинистами». В общей оценке духовного пути и значения Баадера Либ справедли-

124

 

во подчеркивает, что в Баадере, и притом еще в юношеский его период, в восьмидесятых годах XVIIIвека, осуществился тот переход от туманных исканий эпохи «бури и натиска» (SturmundDrag) к положительной религиозной романтике, который в других представителях романтики занял собою около полувека. В оценке своеобразия миросозерцания Баадера Либ также справедливо указывает на преодоление им отвлеченного философского идеализма или спиритуализма, на неразрывно-конкретную связь между «природой» и «духовностью» (вплоть до самых идей Бога) в философии Баадера, а также на то, что Баадер, в отличие от классического немецкого идеализма, связанного с античностью и спинозизмом, в своем мировоззрении всецело опирается на христианскую традицию—на Библию и христианскую теософию. Во всей книге Либа чувствуется любовное внимание к своеобразному, по внешности вычурно-парадоксальному, по внутреннему содержанию глубокому и богатому идейному миpy Баадера, подлинный богословско-философский интерес к существу проблем, волновавших Баадера. Но, конечно, в силу ограниченности самой задачи книги, мы не находим в ней ни систематического изложения философии Баадера, ни попытки общей ее оценки. Автор обещает в новом труде продолжить духовную биографию Баадера. Надо надеяться что в нем автор будет иметь возможность подробнее остановиться на систематическом содержании мировоззрения Баадера.

        Очень отрадно, что Баадер нашел себе такого вдумчивого и серьезно-заинтересованного биографа, как Фриц Либ. Автор справедливо определяет ограничительно смысл своего исследования: прослеживание духовных нитей, связующих Баадера (как и всякого творческого мыслителя) с его предшественниками — то, что называется изучением «генезиса идей» — совсем еще не тождественно с уяснением подлинного зарождения идей в уме их творца. Литература, влиявшая на Баадера, была скорее лишь внешним поводом для формирования и раскрытия его творческих замыслов. Но нам хотелось бы здесь указать, что — и независимо от общего значения филиации идей — Баадера надлежало бы изучать в гораздо более широкой исторической перспективе.. Как ни ценно уяснение отношения Баадера к мыслителям «бури и натиска» и к романтикам, оно, конечно, не захватывает самого существенного в Баадере. Традиции, в которых укоренен Баадер, гораздо более древние; как указывает сам Либ, это — традиции церкви вообще, в частности—христианской теософии и ближайшим образом (для эпохи зрелости Баадера) — мировоззрение Якова Беме. Баадер потому и остался одиноким и неоцененным, что лишь по внешности близок к романтикам, по существу

125

 

же не вмещается ни в романтизм, ни в вообще в основную магистраль идей XVIII и XIX веков. Кроме систематического изложения своего миросозерцания, Баадер нуждается в исследователе, который оценил бы его духовный мир в широкой связи истории немецкой мистики и христианской теософии вообще.

СФранк.

126


Страница сгенерирована за 0.05 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.