Поиск авторов по алфавиту

Автор:Лаговский Иван Аркадьевич

Лаговский И.А. "Там где с Богом борются". Журнал "Путь" № 10

(Вне ограды Церкви).

«Я на бочке сижу, ножки свесила: нам без Бога стало жить очень весело» (Соврем. частушка).

«В с. Яковке Мамадышской волости хулиган изрубил топором учительницу. Причина: учительница не верит в Бога: детей портит» (Учитель. газета 7. V. 27)

        «Мы без Бога стали жить очень весело». Не то иронически бесшабашное издевательство над всем — недаром — «ножки свесила» — не то «всамделишное», подлинное чувство необычайной легкости, «веселой» упрощенности жизни без Бога, граничащей со скотством, переходящей в скотство, не то безнадежное с горя зубоскалящее отчаяние. А может быть, и то, и другое, и третье... Вместе с тем «хулиган зарубил учительницу потому что в Бога не верит».

        Чем глубже погружаешься в свидетельские показания о духовной жизни России, тем определеннее ощущаешь дуновенье тех суховейных, раскаленных вихрей, что бороздит народную душу, тем зримее видишь какие-то таинственные знаки неожиданных духовных сдвигов, религиозных катастроф и подъемов, тем явственнее чувствуешь то громадное духовное напряжение, в томлении которого живет Россия.

        Если те случайные, разрозненные «клочкообразно разорванные» обрывки, рисующие духовные процессы, совершающееся в России, хоть в малой степени дадут почувствовать это духовное напряжение, задача выполнена.

***

        После долгой настойчивой борьбы, комсомольцы убедили сельчан, отнять у священника предоставленную ему десятину, вспахать ее трактором, засеять, а урожай отдать на содержание яслей. Приходит Пасха. Комсомольцыдеятельноготовятся

86

 

к торжественной встрече трактора — шьются флаги, изготовляются плакаты, вырабатывается церемониал. Комсомольцам хочется добиться того, чтобы все село вышло встречать трактор. Крестьяне смущены, колеблются, но мало-помалу под давлением стремительной настойчивости «молокососов» сдаются. Трактор должен прибыть утром в «Фомино воскресение».

        «С флагами, с плакатами вышли за околицу. Не успели поругаться, выкурить по папироске, вдали показалась пыль, послышалось далекое тарахтение»... «Ура»... покатилось по полю, запели интернационал.

        И вдруг в эти торжественные минуты загудели над полем удары колокола... Новоселовцы смолкли, оглянулись. По дороге, обгоняя трактор ехал архиерей... Поравнялся, остановил кучер лошадей, приподнялся старик в тарантасе, опираясь на плечо кучера, благословил всех и тихо проехал мимо. Колыхнулась толпа, рванулась... Семка (комсомолец) закричал: «куда?... Что!!!» Но его голос потонул в шуме... Около Семки осталось только шесть человек. Подъехал трактор. Мешалась трескотня с гулом. Было тяжело, противно до тошноты. «Какую штуку подделал, долгогривый, какую штуку... Эх, будь все проклято»... Ударил Семка фуражкой о землю, и так ударил, что лежавший на дороге ком земли рассыпался... «Давай, товарищ, поедем своей головой отвечу, а им, хропоидалам, докажу. Начинай от огородов, вот отсюда. Это было попово поле... Зарычал мотор, рванул целину и пошел кружить в четыре отвала... Ребятишки сначала смотрели, разиня рот, на трактор, потом пустились бежать к церкви. «Тракторуя, тракторуя» — закричали они еще с паперти... Хлопнули церковные двери... В церкви остались только кулаки. На первой же сходке мужики постановили организовать ясли... Волисполком дал взаймы сто рублей. Бабы до самой осени Семке спасибо говорили. Овес на тракторном поле уродился из всей деревни».*)

        Озорной «безбожник Семка» и «тихий старик епископ» не только реальные фигуры, но и символические образы — это два противостоящие полюса, между которыми томится русская действительность, дробится на множество индивидуальных ликов, то влекущих, то скорбно пугающих, сжимающих сердце болью.

        С упорством маньяков, с последовательностью безумцев безбожники пытаются убедить всех, что вера и прогресс несовместимы, хотят обратить против Бога, против Христа все содержание материальной культуры, хотят доказать, что

________________

         *) «Архиерей и трактор». «Безбожник у станка» № 3. 1927 г.

87

 

религия это — грязная хата, скудные урожаи, дедовская соха; безбожие — электрический свет, сытая привольная жизнь, «культура и наука».

        Переход от трехполья к многополью, введение травосеяния, пользование трактором, появление электрической лампочки — для насадителей безбожия не безразличные моменты. Не заурядные явления обыденной жизни, а знамя победы, светлые точки нового, безбожного быта, свидетели поражения религии, убедительнейшее доказательство того, что «без Бога жить стало лучше».

        В напряжении духовной борьбы снимается заклятие мертвенности, безразличности с самых прозаических, будничных вещей и явлений. Они наделяются новыми разрушительными или созидательными энергиями, превращаются в живые и живущие, полные религиозного смысла и значения символы. Странно и страшно это изменение, перерождение лика материального бытия. Воочию видишь, что мертвенность, статичность, нейтральность всего материального только кажущаяся: вещность, казавшаяся типом мертвенности, бессмысленности в пламени духовной борьбы оживает, лучится светом смысла, обращается или за Христа или против Христа.

        Слабые духом не выдерживают постоянного напряжения духа, теряются пред неизбежностью свободного решения, ищут авторитета последнего, окончательная, который освободил бы уже от всех сомнений, принес бы «мистическую комфортабельность», «духовный уют».

        Иные, находят выход в том, что «надо жить так, как все живут», и соблазняются видимым довольствием, «легкостью» жизни без Бога.

        Старик крестьянин завел электрическое освещение и «иконы ободранные, позеленелые стали смущать его». В результате — «вынесем, говорю, старуха. Пусть в амбаре доживают...»*)

        Под натиском новых понятий, ворвавшихся в обиход повседневной жизни, под натиском материального прогресса, идущего в деревню под знаменем безбожной науки, отрицающей, исключающей веру, смущается сердце многих. В какой-то растерянности бессилия, в покорности пред неотразимой доказательностью очевидности, оно недоуменно шепчет — «видно, взял человек верх над Богом»...**)

        Поразительно, как иногда легко, без тени даже раздумий, без признаков малейшей тревоги совершается это принятие нового. «Когда мне минуло 14 лет, повествует один

________________

        *) Безбожник у станка № 4.

         **) Ib.

88

 

из «обращенных», я встретился с комсомольцем. У нас зашел разговор о Боге. Он мне тут все объяснил, что все это обман. Теперь я комсомолец, заделался настоящим безбожником, за это мне раньше от родителей попадало. Однако, теперь моя взяла, и мои родители тоже скинули кресты и говорят, что все это поповская выдумка».*)

        Так все быстро и бездумно, так все легко и просто, что даже оторопь берет; точно действительно :«в баню сходили и окатились новой водой»;**) точно безбожие, как созревший плод, ждет лишь маленького толчка, легкого дуновения, чтоб «упасть», стать «исповеданием».

        Другие в причудливом, подчас изумляющем сочетании механически соединяли и старое и новое — вера, как будто подлинная, несомнительная, уживается в поражающем симбиозе с активным служением делу безбожия, служением антирелигиозной пропаганде.

        «Б., — бывший доцент одной из духовных академий, — пишет коллега по учению; — сейчас заведующий школой второй ступени и руководитель антирелигиозной пропаганды, и мы часто видим, как он по утрам, крадучись, пробирается к ранней обедне, чтобы причастить свою маленькую дочку».

        В другом случае «богомольная, истово-благочестивая семья, с прочным религиозным бытом добывает средства к существованию изготовлением антирелигиозных плакатов. В красном углу — громадная божница с массой икон, любовно хранимых, благоговейно чтимых; с неугасимой лампадой пред ними. А рядом — по стенам — кощунственные рисунки Христа, Девы Марии, святых, — эскизы для антирелигиозных плакатов.»

        «Иконописцы школы Рублева, рассказывает корреспондент «Антирелигиозника», перешли к массовому изготовлению портретов тов. Ленина, Рыкова, Калинина, невольно придавая вождям революции несвойственные им оттенки сходства с церковными святыми. Во Владимирском кустарном музее появились «матрешки» с серьезными «постными» лицами, ящики и коробки с рисунками драконов и апокалиптических зверей». Впрочем сейчас «богомазы» опять возвращаются к старому ремеслу».***)

        У детей находящихся под воздействием двух стихий — религиозного уклада семьи и официального безбожного нового быта, возникает причудливое «смесительное» соединение нового

__________________

        *) Безбожн. № 8 1927 г.

         **) В. Розанов «Апокалипсис нашего времени».

         ***) С. Добродеев. Задачиантирелигиозников. Антирел. № 9, 1927 г.

89

 

и старого, традиционного и только что возникшего. Предо мной письмо из России. Автор — учительница, родом из купеческой глубоко религиозной православной семьи. В светлую ночь она взяла с собой в церковь и шестилетнего сынишку. Пасхальная утреня очаровала ребенка. Вернувшись домой он не переставая пел «Христос Воскресе». Подошло 1-ое мая. «Колюшка», (так зовут мальчика), повествует мать, попал на манифестант. Ему так понравилось все, что он прилепил себе красный бант и заявил, что непременно будет коммунистом. И всю дорогу шел и пел «Христос Воскресе», когда другие кругом пели интернационал. Панечка (девушка, с которой мальчик шел) уж ему и рот затыкала платком, а он не унимался... Такой стал хулиган, что я не знаю, что и делать... Научился таким (кощунственным) выражениям, что страшно слушать... А когда начинаешь одергивать, он заявляет «все равно я буду большевик, а они так говорят, я слышал у Ивана» (знакомый коммунист).

        Многие потянулись в сектантство. Антирелигиозная и обновленческая литература по разным мотивам, но с одинаковой тревогой отмечают в связи с антирелигиозной пропагандой быстрый рост сектантства, подъем миссионерско-пропагандистской работы последнего, констатируют значительность достигнутых сектантами результатов.

        «Сектантские проповедники, указывает «Антирелигиозник», — внедряются весной и летом в разнородные массы строительных рабочих, артели которых подбираются из специалистов разных губерний... Рассыпавшись по деревням, эти paбочиe распространяют свое влияние всюду... Наметив свои жертвы, сектанты упорно добиваются обращений в свою веру. Из приемов, употребляемых сектантами, следует отметить: хоровое пение псалмов, требование гигиены и чистоплотности, мещанских добродетелей, отрицание бранных слов. Сектанты действуют на бедноту и материальными подачками: дарят сапоги, коров, съестные припасы, разыгрывают роль деревенских благодетелей».*)

        «Пропаганда является обязанностью не только секты, как организации, но и каждого из членов ее. Они своей работой охватывают все возрасты. Они организуют особые детские, юношеские кружки; создают особые женские кружки, где учатся молитвам, псалмам, кройке и шитью, вышивке... При падеже скота покупают за общественный счет лошадей, коров».**)

        Церковь, стесненная в своих функциях, не всегда мо-_

__________________

        *) С. Дорофеев, cit.

         **) Безбожник «Сектанты на Дальнем Востоке», Ант. № 8.

90

 

жет вести правильную и систематическую борьбу  сектантской пропагандой. Сов. власть, предоставляя сектантам всевозможные льготы, долгое время сознательно создавала благоприятные условия для широкого развития сектантской проповеди. Кажущаяся простота, ясность «рациональность» сектантского учения искушающе влекут возможностью, в противовес смущениям, вызываемым антирелигиозной пропагандой, обосновать свою веру на основах «разума»... Слово Божие, толкуемое применительно к данной житейской обстановке, кажется понятнее, вразумительнее, чем в церкви; вдобавок открывается еще возможность и самому стать проповедником, а м. б. и пресвитером... К тому же, жизнь сектантов, часто отличающаяся внешней благоустроенностью, сердцу, истомившемуся по «праведной» «благолепной» жизни, кажется подлинным раем, осуществленной святостью... И соблазн сектантства становится одним из наиболее реальных и действенных религиозных соблазнов России.

        В официальном отчете Украинского (обновленческого) Синода приводятся случаи перехода в сектантство целых сел с 3-4 тысячным населением, о растущем влиянии и силе сектантства говорят отчеты и обновленческого синода русского.

        Правда, для большинства чутких и религиозно сильных людей сектантство является только некоторым переходным моментом. Ознакомившись с ним ближе они или возвращаются в Православную Церковь и становятся Ее ревностными и преданными чадами, или же окончательно рвут с религиозным мировоззрением и превращаются в активных безбожников... Но многие и очень многие навсегда остаются в сектантском болоте.

        Рационалистические секты, в сущности, не понимают до конца религиозного смысла совершающихся в России событий: для этого — они слишком духовно недалеки, слишком ослеплены застарелой ненавистью к Православной церкви, слишком ограничены своим самодовольством, увлечены своим временным успехом. Нельзя без глубокого нравственного возмущения, без законного гнева читать обычные на страницах сектантских изданий гаденько-торжествующие строки о том, что в России «кончилась власть полуязыческой религии», что «замолкли колокольни, гордо поднимавшие к небу свои башни», что «не помогли ни св. вода, ни мощи».*)

        Глубже, онтологичнее, а потому и показательнее процессы, совершающиеся в связи с духовной бранью, воздвигнутой

____________________

        *) Приведенные строки цитирую (по памяти) из статей, помещенных в журнале Das Reichkomme за 1926 г.

91

 

воинствующим безбожием, в среде так называемых мистических течений русского сектантства. Здесь сознание религиозной значительности и великой ответственности переживаемого момента достигает такой напряженности, что граничит уже со «спасением в безумие».

        Порвав с Церковью, лишившись благодатной помощи Св. Духа, действующего в Церкви и через Церковь, мист. секты не замкнулись в узеньком кругу самовлюбленной, мечтательной «праведности», «святости», рационалистического сектантства, не утратили мистической чуткости и восприимчивости.

        Пред темным дыханием антихристова вихря они оказались особенно духовно обнаженными, особенно человечески беспомощными: дыхание зла они воспринимают сильно и остро, духовных же сил для подлинного — «в корне и завязи» преодоления его они в себе не находят.

        Глухое сознание бессилия пред надвинувшейся антихристовой грозой, ощущение усыхания человеческой энергии, оказавшейся вдруг бессильной увлажить, напоить душу, томимую духовной бурей, или рождает безумную надежду отчаяния, толкает на путь изуверства, или заставляет вспомнить о покинутом «отчем доме», о Церкви.

        Среди мистического сектантства ширится страшная проповедь «о красных драконах» — детях, рожденных в жуткие дни советского лихолетья. По укореняющемуся среди сектантов поверью, дети, родившиеся в эти годы, безвозвратно, окончательно и непреложно обречены на вечную гибель. Еще до рождения они уже запечатлены, «прожжены» красной печатью антихриста. Дьявольскую печать — знак вечной гибели может изгладить только все очищающий, все убеляющий огонь; поэтому — для спасения от вечной гибели «дети и отроки должны быть сжигаемы»... Проповедь искупления детей через огненное крещение не остается только словом. «В Новгород-Волынском районе произведено два сожжения. В одном случае был сожжен молодой человек, в другом, особенно кошмарном, отец сжег четверых детей».

        Не задолго до этой драмы Иосиф Цимбалюк — автор и актер изуверской трагедии, «скомпрометировал» себя широкой хлыстовской деятельностью и был взят под наблюдение власти. Но «недавно он умышленно отошел от секты, даже исповедался у православного священника, а затем чрез три недели совершил сожжение своих 4-х детей. Цимбалюк признал, что убийство он совершил на религиозной почве».*)_

__________________

        *) Виктория «Мистическое сектантство» (Общий обзор) Сбор. «Антирелигиозная пропаганда».

92

 

        Случаи изуверских действий, подобных рассказанному, пока еще редки. Но общее напряженное настроение отчаяния, бессилия, настроение своеобразной «пассивной активности» — наблюдается среди всех течений мистического сектантства.

        Воспринимая все совершающееся как «антихристово действие», веря, что настали последние времена, мистическое сектантство пытается уберечься от тлетворной силы антихристова дыхания путем бегства от жизни, посредством ухода от всего, что кажется пораженным антихристовым духом. Когда силы зла настигают так, что дальнейшее убегание уже просто физически невозможно, они примиряются с неотвратимым и ищут спасительного выхода в готовности к пассивному мученичеству.

        Всесоюзная перепись 1926 года дает массу ярких иллюстраций этого настроения.

        «Скрытники» Нудат Горы, Даниловской волости Повенец. уезда, скрылись от переписи»; Ныробские — «скрытники», разбежались по лесам».

        «В Батмановской волости Иван.-Воз. губ., Кинешемского уезда, сектанты «странники» («бегуны») с посохами, на которых блестящими буквами были написаны изречения из откровения Иоанна Богослова о скорой кончине миpa и наступлении царства антихристова, обходя деревни, уговаривали не давать сведений переписчикам».

        «Если хотите перестреляйте нас... Мы пострадаем за Христа, а печати антихристовой принимать не будем». (Новопокровский. Сибирь, Красноярский округ). «Убейте, а сведений вам не дадим» (стан. Брюховецкая, Кубанской области)... Счетчики, появлявшиеся в окрестностях, населенных сектантами, всюду — от Карелии до Сибири, от Центральной России до Кубани — натолкнулись на такую молчаливую, но упорную силу пассивного сопротивления, что часто вынуждены были отступить пред ней.*)

        Часть мистического сектантства, не удовлетворяясь этим состоянием безнадежного отчаяния, «пассивной активности», ищет путей к духовному, подлинно активному преодолению соблазнов и искушений сил зла.

        Глубокая тоска об «отчем доме», недостаточно еще понятая в своих причинах и смысле, влечет их к подражанию Церкви.

        Бессознательно чувствуя, что только Церковь обладает силой внутреннего преодоления тонких соблазнов антихриста, но еще не понимая, что источник вечно обновляющейся

____________________

        *) А.В. «Как встретили всеобщую перепись сектанты». «Антирелигиозник», № 5, 1927 г.

93

 

духовной энергии в Ней же Самой, во всей полноте Ее благодатной жизни, мистические течения рус. сектантства все в большем и большем объеме вводят в состав своих молитвенных собраний православные молитвы, целые церковные службы, доходят в своей жажде подлинного бытия до кощунственных воспроизведений православной литургии.*)

        В среде самих безбожников наблюдаются примечательные, в высокой степени своеобразные процессы.

        Формы показательной, наглядной, антирелигиозной работы переживают своеобразную трансформацию — агитационные кощунственные пародии, имевшие своей единственной целью вышучивание и осмеяние религиозных обрядов и священнодействий, неожиданно начинают приобретать характер теургически магических действий, становятся символическим одеянием новой «веры безбожия».

        Два разнородных психологических мотива обусловили возможность такой непостижимой эволюции. С одной стороны — руководители пропаганды, опытно убедившись, что голое отрицание, разрушающее веру, но ничего не дающее вместо нее, в большинстве случаев лишь отталкивает, пришли к убеждению, что «нужно не только отнять религию, но и дать что-то на ее место, удовлетворить без религии, по-новому все те запросы и потребности, которые имела в виду религия».**) С другой — рядовые массы безбожников во многих случаях, не просто стали безбожниками, а подлинно «уверовали в безбожие», отнеслись ко всему, связанному с проявлениями «новой веры», совершенно серьезно.

        Явления, связанные с этой неожиданной трансформацией, получили наименование «коммунистического двоеверия», «красного обрядоверия».

        Эти термины не случайны: среди массы безбожников наблюдаются процессы в каком-то отношении, конечно, не по содержанию, а по форме, аналогичные с процессами, имевшими место при появлении на Руси христианства.

        Тогда, — в результате соприкосновения новой христианской веры с языческим бытом между новым и старым начался длительный и сложный процесс взаимодействия — началось обрастание нового содержания старыми привычными формами, христианизация языческих представлений, начался период двоеверия. Сейчас — умствующее безбожье, в своей сущности являющееся лишь голым теоретическим отрицанием, столкнувшись с вековым опытом, неожиданно начи-

____________________

        *) Виктория, cit.

         **) Проф. Третьяков: «Содержание антирелигиозной пропаганды». Сборн. «Антирелиг. прапаганда», Гос. Издат. Украины.

94

 

нает принимать характер безверно-обрядового культа: в своеобразной гетерогении целей измышленные безбожниками кощунственные пародии на церковные священно и тайнодействия, обнаруживают тенденцию к превращению в сакраментально-ритуальные действия «новой», «советской», «красной» веры.

        Отчеты всероссийского съезда безбожников 1926 года содержат ряд любопытных деталей, свидетельствующих о несомненном наличии этого причудливого процесса заполнения кощунственных пародий серьезным религиозно-бытовым содержанием.

        Антирелигиозная пропаганда в противовес годичному кругу церковных праздников создала свой безбожный красный круг «антицерковных» праздников. По замыслу эти «антипраздники» должны были бы быть только отрицанием праздников, только временем особо напряженной работы — борьбы с религией, в действительности же они превратились в настоящие, только уже «безбожные» праздники.

        Силой вещей руководители комсомола уже вынуждены «разъяснять», что «ошибкой было бы думать, что комсомольское рождество праздник, подобный празднику октябрьской революции, первому мая и другим праздникам рабочего календаря». «Комсомольское рождество, внушают они, вовсе не праздник. Комсомольское Рождество битва за освобождение сознания рабочего от религиозного дурмана, штурм двухтысячелетних рождественско-религиозных позиций, протест красной молодежи, уже освободившейся от суеверий против своих отцов, еще коснеющих в парах религиозного дурмана».*)

        Но убеждение и рассуждения мало «вспомоществуют». «Антирелигиозная вера» неожиданно для вдохновителей борьбы против Бога все больше и больше обрастает формами, где новое, безбожное удивительным и недвусмысленным образом сочетается с прежними религиозно-бытовыми мотивами.

        Серьезное, почти религиозное отношение к измышлениям красного обрядотворчества с, особенной силой звучат в так называемых (с оттенком иронии) «красных требах». В противовес церковному освящению наиболее значительных моментов человеческой жизни антирелигиозники выдвинули свои «красные крестины», «звездины», свои красные похороны. Неожиданно и быстро эти кощунственные пародии в сознании низов приобрели значение каких-то действительных «красных таинств».  Выработался определенный ритуал «крас-

__________________

        *) Н. Волотова. Предисловие к сборн. «Комсомольское Рождество», Госизд. 1926 г.

95

 

ного крещения», появился и специальный термин «звездить». Новорожденного приносят на торжественное заседание «ВИК»-а. Секретарь «нарекает» имя, младенца завертывают в красное знамя, надевают на шею вместо креста значок «КИМ»-а (ком. интернационала молодежи), родителям приносятся поздравления, ребенок, взамен крестных отца и матери, поручается попечениям «звездинных» отца и матери и т. д.

        Затем музыка грохает, ораторы выступают, начинается пир горой.*)

        Е. Ярославский, иронизируя по поводу красного обрядоверия, замечает, что для полноты обряда не хватает только, чтоб секретарь ВИК-а троекратно обнес младенца вокруг стола, где сидит президиум, но рядовые безбожники далеки от иронического отношения к этому «чину».

        Сложная система «красного ритуала» вырастает и около похорон.

        Идеалом «красных похорон» является «кремация», которой придается символическое значение окончательного, последнего выражения отрицания бессмертия. Намечена постройка ряда больших крематориев, но в общем — идеал сожжения более еще чем далек от осуществления, приходится довольствоваться обычными способами погребения, перестраивая их на «красный лад».

        В деревне ритуал красных похорон еще довольно прост.

        «В селе Парфенково у учителя умер маленький ребенок. Он решил похоронить без попа. Пионеры пришли со знаменами, принесли венок из зелени. Одна пионерка сделала доклад «как раньше и теперь хоронят». Затем пионеры с салютом запели «Молодую Гвардию» и другие революционные песни и проводили гробик до кладбища. Народу во время похорон было много. Со стороны старух были слышны возгласы: «издеваются над ангельской душой. До чего дожили, Господи». С красным флагом хоронят и без священника».**)

        В городах ритуал красных похорон гораздо развитее, пышнее и показательнее: красные похороны стремятся к тому, чтобы «новые» безверные похороны были эстетичнее, торжественнее, «благолепнее» церковных.

        «Гроб ставится на красный катафалк, украшенный эмблемами советской власти. Его сопровождают «красные апостолы» в специальных одеждах — (в чем заключается роль «апостолов» — описание не поясняет). Сзади духовой оркестр

____________________

        *) Безбожник у станка № 1. Е. Ярославский: «Как вести антирелигиозную пропаганду».

         **) А. Волков. Пионер-отряд в деревне.

96

 

(являющийся , кстати сказать, неизменным действующим лицом во всех видах и формах «красного ритуала») играет то похоронный марш, то революционные песни». На могиле, вместо креста, водружается красноармейская звезда, серп и молот и т. д.*)

        Любопытно, что самоубийцы коммунисты в своих предсмертных записках часто просят похоронить их как можно торжественнее, дают целый ряд детальных указаний, как должны быть организованы похороны.

        Кое-кто из старых коммунистов уже начинают смутно прозревать, что тут что-то не то, начинают с тревогой сознавать, что кощунственные пародии в силу какой-то непостижимой для них логики становятся слишком серьезными, значительными для того, чтоб оставаться только издевательством, что «агитационные формы» неожиданно начинают превращаться в кощунственное,  но теургическое действие...

        Некоторые настолько остро понимают, что тут «новым деревянным маслом пахнет», что просят лучше отправить их труп на завод по утилизации отбросов, чем хоронить по этому новому ритуалу.

        Какая-то недоговоренность, скрытое смущение чувствуется и в сообщениях по вопросу об отношении части безбожников к «портретам вождей». Приходится констатировать факт, что в сознании рядовых безбожников «портреты вождей» частенько приобретают значение, если не религиозных, то во всяком случае обвеянных каким-то мистическим чувством символов, уравниваются в каком-то отношении с иконами. Е. Ярославский, останавливаясь на этом явлении, пытается объяснить все тем, что «безбожники лишь учитывают организующее влияние портретов вождей, которое прежде имели иконы». Но приводимые факты говорят, что дело тут не в «организующем влиянии», а в чем-то другом, более сложном и глубоком. Во многих местах «уголок Ленина превратился в своеобразную «красную часовню» с таинственным полумраком, со специальным, рассчитанным на пробуждение мистического чувства освещением и т. д. Человек, недавно приехавший из России, рассказывал мне, что кое-где в годовой день смерти Ленина выставляется для всенародного поклонения и лобызания и «плащаница с изображением Ленина». Подтверждения этого факта в печати встречать не приходилось, но психологически он не представляет ничего невероятного: достаточно вспомнить бальзамирование трупа Ленина и «паломничество» к нему.

________________

        *) Коростелев «Антирелиг. пропаганда и учительство», Антирел, № И, 1927 г. Е. Ярославский, cit.

97

 

        Вождей и вдохновителей антирелигиозной пропаганды в шутку именуют «красными антиархиереями». «Шутка» становится более похожей на правду, чем кажется самим «шутящим» — безбожие, своеобразно преломляясь в народном сознании, действительно имеет тенденцию к оформлению в виде красной «антицеркви», со своей иерархией, со своими красными обрядами, с своеобразной системой красных профессиональных антидуховных учебных заведений.*)

        Красные «антиархиереи» с некоторым смущением отмечают тот факт, что безбожная провинция частенько обращается к ним с настойчивыми требованиями составить и разослать повсюду сборник, содержащий изложение установленных, «канонически-законных» красных чинов и обрядов, настаивает на издании и введении во «всеобдержное» употребление официального «красного требника».**) Серьезное отношение провинциальных безбожников к «красным обрядам», как к своеобразным тайнодействиям «советской веры» уже не терпит импровизации, не мирится с «отсебятиной» — значительность обряда требует твердых внешних форм, неизменных сакраментальных формул.

        Другой странный парадокс антирелигиозной пропаганды в гуще крестьянской России связан с тем, что безбожники, сосредоточив всю ярость ненавидящей злобы на Боге, совсем забыли о ... черте...

        В результате, многие из безбожников «покончив навсегда с Богом», далеко не всегда и не везде покончили с чертом.

        Едкая карикатура, кажется, «Крокодила» — председатель ячейки С. Б. (союза безбожников) испуганно крестится при встрече с черной кошкой, перебежавшей дорогу — более чем верна.

        Вера в ведовство, во всякого рода «чертовщину» не только не уменьшается, а, видимо, растет и ширится... местами усиление старых суеверий, возникновение новых уже в связи и на почве антирелигиозной работы достигает таких размеров, что для борьбы с волной суеверий выдвигаются самые невероятные проекты. Делегат съезда безбожников от Костромской губ. огласил на съезде безбожников серьезное деловое предложение какого-то архимандрита, призывающее С. Б. (союз безбожников) вступить с церковниками в своеобразное соглашение: С. Б. должен, отказавшись от нападок на Бога, сосредоточить вместе с церковниками все внимание на

__________________

        *) См. И. Лаговский: «Антирелиг. пропаганда в России. Воп. Рел. восп. и образования», издание Религ. Педагог. Каб. вып. I и II.

         **) Выражение одного из участников съезда безбожников.

98

 

борьбе с чертом, на борьбе с суевериями. Съезд, не возражая против фактической части письма о. архимандрита, ответил в том смысле, что, мол, безбожники в равной мере борются и с Богом и с чертом.*)

        Все глубже и дальше проникают силы зла, все чаще дают они свои пышные всходы. Утончаются методы антирелигиозной работы, улучшается обслуживающий ее аппарат, возникает и оформляется система своеобразной красной профессиональной антидуховной школы, создаются добровольные общества с системой членских взносов, объединяющая безбожников активных не за страх, а за совесть; борьба с Богом приобретает   мировой характер.**)

        На местах проводится широкая работа по организации антирелигиозных кружков — около 10.000 к настоящему времени... Число подготовляемого актива ежегодно исчисляется сейчас десятками тысяч».***)

        Профессиональные организации, красная армия, вся система образования все привлечено к служению темному замыслу...

        Всюду сказываются результаты этого нечеловеческого напряжения.

      Дети доходят до такого состояния, что самое имя «Бог» кажется им отвратительным, оскверняющим уста того, кто его произносит. Бессознательно разлагающее влияние соблазненных, обезбоженных детей на младшее и старшее поколения так значительно, что пропагандисты безбожия не нарадуются.*) Учительство местами проявляет старание и рвение к антирелигиозной пропаганде так наглядно, что «остается, пишут руководители пропаганды, только пожелать ему такого же усердия и в будущем», так как «такую активность и у нас (идейных руководителей антирелигиозной пропаганды) не часто найдешь.*****)

        По официальным отчетам «религиозных красноармейцев, кончающих срок службы почти нет — из тысячи единицы».******)

        В низах, в деревенской толще антирелигиозная пропа-

____________________

        *) Все факты «красного двоеверия» заимствованы из брошюры Е. Ярославского: «Как бороться с Богом » (статья-отчет о всероссийском съезде безбожников).

         **) Подробно см. Сборн. Вопрос. религ. воспит. и образ, вып. I и II. И. Лаговский «Антирелиг. Пропаганда в СССР».

         ***) Ф. Олещук. Оправдал ли себя союз безбожников. Антирелиг.

         ****) Е. Ярославский: «Как вести антирелигиозную пропаганду».

         *****) Ф. Олещук: «Учитель и антирелигиозная пропаганда на себе.» Сборн. антирел. пропаг.

         ******) К. Цыкин: «Красноармеец должен стать безбожником». Сборн. «Антирелигиозн. пропаганда».

99

 

ганда вызвала глухое брожение, окончательные результаты которого еще трудно учесть. Кое-где эти скрытые процессы уже приводят к выделению безбожных сел.*)

        «В с. Новом, Влад. губ. наприм., население почти поголовно стало безбожным, церковь давно уже закрыта. Село получило второе, народное наименование «село Безбожное».**).

        Сел, подобных Новому, антирелигиозники насчитывают несколько десятков. Местами эти процессы расслоения, разделения совершаются так бурно и остро, что «новая деревня» уже не хочет, не может ужиться с односельчанами, продолжающими жить «по старинке». Группы молодежи, одержимой мечтой об устроении жизни «по-новому», — «без Бога, только с наукой» рвут кровные связи с прошлым, покидают родные, насиженные места, образуют свои молодые «новые» выселки.***)

        В других местах эти процессы протекают медленнее, но заметнее, но, может быть, тем глубже и разрушительнее.

        Учащаются случаи отказа целыми селениями от приема духовенства со «св. водой», от общественных молебнов, от празднования церковных праздников.

        Кое-где колокольнями начинают пользоваться для установки радио-преемников — кресты церквей заменяют мачты».****)

        Обнаруживаются и более серьезные симптомы внутренних сдвигов в вековом миросозерцании деревни. Здесь «крестьяне на общем собрании постановили приспособить под больницу недостроенную церковь»*****), там «рабочие химики взяли под школу имеющуюся церковь»,******) в одном месте «перевезли часовню на середину деревни и построили из нее лавку для общества потребителей»,*******) в другом «церковь использована под клуб»,********) и т. д. и т. д.

        Сообщения подобного рода довольно часты в отделе хроники в газетах и журналах, обслуживающих богоборческую работу.

        В хронике одного лишь журнала «Антирелигиозник» за два только месяца — октябрь и ноябрь 1927 года приведено около 20 случаев постановлений об обращении церковных

___________________

        *) Е. Ярославский, cit.

         **) Ф. Олещук. cit.

         ***) На путях к новой школе.

         ****) «Безбожник у станка» N° 5.

         *****) Сел. Васильево, Городец. уезда, Нижегородск. губ.

         ******) Полевский завод, Свердлов. округа.

         *******) Дер. «Красная Горка» Архангельской губ.

         ********) Село Боль.-Нисогоры, Мезенск. уезда.

100

 

зданий на другие надобности. Эта болезненная дрожь лихорадящего народного организма не концентрируется в каком-либо одном месте, одном районе — она охватила всю Poccию: борьба веры с неверием идет уже не на поверхности, а около самых корней и истоков народной жизни, захватывает все стороны быта, всему придает новый смысл и значение.

        Все процессы, связанные с этой борьбой в той или другой мере, прямо или косвенно, но касаются православной Церкви, направлены против нее. Она не могла и не может оставаться равнодушной и безучастной к этой духовной борьбе. Она ведет упорную и героическую противодейственную работу, посильному изображению которой с Божией помощью мы и посвятим следующий очерк — «В церковной ограде».

И. Лаговский.

Париж. Прощеное воскресение.

101


Страница сгенерирована за 0.07 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.