Поиск авторов по алфавиту

Автор:Бердяев Николай Александрович

Бердяев Н.А. JEAN IZOULET. Paris Capitale des Religions ou la Mission d'Israël.

JEAN IZOULET. Paris Capitale des Religions ou la Mission d'Israël. Aibin Michel.

        Книга Изулэ, профессора социальной философии в CollegedeFrance, прежде всего поражает своим странным заглавием; внешним безвкусием и претенциозностью. Но книга эта имеет симптоматическое значение для нашей эпохи, она очень показательна для современных стремлений к духовному объединению миpa на почве религиозного синкретизма. Изулэ, как и многие люди в наши дни, потрясен духовной анархией миpa и справедливо думает, что на почве чисто политической

130

 

не может быть достигнуто замирение народов и мировое объединение. Лига Нации сама по себе бессильна и по мнению Изулэ нужна Лига, объединяющая религии и церкви. Исходная точка зрения автора имеет много общего с О. Контом, но он не считает себя позитивистом и хочет объединения миpa на почве лаической религии. Он не верит в силу христианства, в подлинную вселенскость католичества. Сразу же отталкивает его внешне-механический, статистический подход к вопросу об религиозном объединении. Он исходит из того, что большая часть человечества объемлется религией христианской, еврейской и магометанской. Все три религии происходит от еврейского монотеизма и признают десять заповедей Моисея. Отсюда он делает заключение, что религиозное объединение миpa должно произойти на почве религии Израиля и под его главенством. Сам Изулэ не еврей, но проповедует еврейский мессианизм. Монотеистическая религия Моисея и есть подлинно вселенская религия. Она имеет явные преимущества перед Христианством. Христианство — дуалистинно, оно разделяет небо и землю, дух и материю и обращает исключительно к небу. Поэтому оно не может организовать землю. Христианство находится в непримиримом конфликте с наукой, наука же имеет для Изулэ абсолютное значение. Религия Израиля обращена к земле, хочет организации земной жизни и она примирима с наукой. Религия Израиля признает огромную ценность земной жизни, в то время как Христианство признает земную жизнь преходящей и малоценной. Христианство не социально. Поэтому оно не может быть религией нового человечества, оно должно быть в корне реформировано в духе религии Израиля. Возврат к еврейскому монотеизму есть прогресс, а не регресс. Только Бог Израиля есть Бог земной жизни, земного общества, земного устроения. На религии Израиля может объединиться большая часть человечества. И Изулэ строит рациональную утопию объединения всех религий и церквей на религиозном минимуме еврейского монотеизма. Это должно быть чем-то вроде Лиги Наций в духовной области, в этом мировом объединении должны играть большую роль университеты всего миpa и центром этой мировой религиозной организации будет Париж. Где-то около Etoile или Champs Elysees должен быть мировой религиозный центр. Во главе должен стать Израиль.

        Это, конечно, есть чистейшая фантасмагория, но фантасмагория легко рождающаяся в наше время. Кабинетная утопия ученого, оторванного от всех религиозных истоков, привыкшего к абстрактным умственным комбинациям? Изулэ хочет опять ввести Бога во французские школы, но не христиан-

131

 

ского Бога, а лаицизированного Бога еврейского. И этими путями он надеется достигнуть религиозного возрождения, преодолеть мировую рознь и вражду. Изулэ внешне и механически подходит к вопросу о мировом религиозном объединении. В книге его нельзя найти следов подлинной религиозной веры в Бога Израиля. Он хочет объединить мир не во имя веры, которую сам имеет и которой горит, не во имя истины, которую исповедует и к которой приобщен, а в результате умственных подсчетов и расчетов, во имя отвлеченного религиозного минимума, объемлющего большую часть человечества. Но таким путем никогда не достигалось в мире никакое религиозное возрождение. Религиозное движение в мире вызывали лишь люди пламенной веры и внутренней духовной силы. Книга Изулэ оставляет впечатление полного отсутствия духовности. Он в сущности остается социологом-позитивистом, которой мучится рознью людей и народов, стремится к замирению и объединению и умственным путем приходит к тому, что идея Бога, очищенная от вредной христианской тоски по небу и вечной жизни, может быть очень полезна для дела объединения человечества. Типичный прогрессист — он делается религиозным реакционером и проповедует возврат от Нового Завета к Ветхому Завету, который менее шокирует и стесняет современного человека. Но отвлеченный монотеизм, не знающий боговоплощенья, не знающий Богочеловека и Св. Троицы есть глубочайшее религиозное реакционерство. Изулэ забыл и ничего не хочет знать о благой вести, принесенной в мир Христом-Спасителем, вести о спасении и воскресении. Изулэ готов примириться со смертью, он не хочет Воскресения, ему достаточно организации земного общества, царства Божьего на земле. Но царство Божье на земле без царства небесного, без Воскресения к вечной жизни есть царство антихриста. Ложный еврейский хилиазм и был стремлением к чувственному царству Божьему на земле, к царству миpa сего, князя миpa сего. Это есть идея полярно противоположная идее царства Христова, царства уготовленного для всех живших поколений царства Воскресения. Сам Изулэ не понимает глубины вопросов, к которым он пришел, он остается на поверхности. Но через него действует и говорит дух времени, дух враждебный делу Христову. Христиане должны стремиться к единению, к осуществлению христианства во всей полноте жизни, к Царству Божьему. Но они не могут верить в достижимость этого царства внешними путями, без победы над грехом, без духовного перерождения. Прожектерство типа Изулэ есть антихристианское извращение цели стоящей и перед христиан-

132

 

ским миром, и рождается оно в результате духовного ослабления христианского миpa, внутренней измены христиан Христу.

Николай Бердяев.


Страница сгенерирована за 0.12 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.