Поиск авторов по алфавиту

Автор:Ловягин Владимир

Ловягин Владимир Об Афинагоре и его сочинениях

В надписании к апологии, ппринадлежащем, по мнению ученых, самому Афинагору, он называет себя афинянином, философом христианским. Дальнейших подробностей жизни этого апологета история не сохранила нам. Два только писателя говорят об Афинагоре: святой Мефодий и Филипп Сидет. Первый приводит одно место из апологии Афинагора (*); другой сказал только несколько слов, и то подлежащих большому сомнению; Евсевий и Иероним хранят глубокое молчание об этом писателе (**). Вот что говорит Сидет: «Начальником Александрийской школы был Афинагор. Он жил во времена Адриана и Антонина, и представил им свою апологию в защиту христиан. Он исповедовал христианскую веру уже и в то время, когда ходил еще в тоге философа, и был на-

 *) Апол. гл. 24. См. у Епиф. Haer. XLIV, 21, и Фотия Bibl. Cod. 234.

 **) Некоторые (Бароний, аd. d. 18 ian., Тиллемон, и др.) принимают Афинагора за одно лицо с мучеником Афиногеном, который, по свидетельству св. Василия Великого (о Св. Духе. Гл. 29), сложил хвалебную песнь в честь третьей ипостаси Св. Троицы, и предал ее ученикам своим, когда осужден был на сожжение. Такое сближение основывается лишь на некотором созвучии двух имен – Афинагора и Афиногена, и на предполагаемой только ошибке, допущенной переписчиками творений Афиногена. Этот мученик пострадал в Севастии, в Армении, вместе с другими, в царствование Диоклитиана.

5

 

 

чальником в школе академиков. Намереваясь писать против христианства, для вернейшего достижения своей цели приступил к чтению свящ. книг, и плененный благодатью Св. Духа, подобно великому Павлу, сделался проповедником того самого учения, против которого восставал. Учеником его был Климент александрийский, у которого обучался Пантен.» (См.Dodvel.Dissert. in Irenaeum, ad calcem.) Но и это почти единственное свидетельство много оспаривают, потому что оно в частных своих показаниях прямо расходится с свидетельством церковного историка Евсевия, который и жил прежде Филиппа и сочинениями своими (историческими) далеко превосходит жалкую, по отзывам Сократа (Церк. Ист. кн. 17 гл. 27.) и патр. Фотия, (Соd. XXXV), компиляцию Филиппову, с громким названием истории христианства. Так, напр., неверно Сидет утверждает, будто Афинагор был начальником александрийской школы: ибо в таком случае непонятно, каким образом могли бы оставаться в неизвестности творения столь знаменитого лица даже для Eвсевия? Далее, Климент александрийский был не учителем, а учеником Пантена: об этом ясно свидетельствуют Евсевий (Ц. Ист. кн. 5. гл. 10) и Фотий (Cod. CIX).

Сам апологет в начале своего сочинения о воскресении мертвых свидетельствует, что он написал немало сочинений, доставивших ему почетное имя философа; но из всех них до нас дошли только два: апология и трактат о воскресении мертвых.

Апология есть лучшее произведение Афинагора. Она представлена была Марку Аврелию и сыну его Коммоду, а не Луцию Веру. Это мнение находит себе подтверждение в самой апологии. Так, Афинагор (гл. 37) говорит: «Кто с большею справедливостью может получить просимое, как не мы, ко-

6

 

 

торыемолимся о вашей власти, чтобы сын наследовал отцу по праву царствования... Выражение: «чтобы сын наследовал отцу», никак не может относиться кМарку Аврелию и Луцию Веру: они оба были усыновлены Антонином, и ни один из них не мог быть отцом другого. Далее, в той же апологии Афинагор, желая сколько-нибудь приблизить к разумению язычников величайшую тайну пребывания Сына в Отце, употребляет весьма удачное сравнение, указав не плотское происхождение сына царского от царя. Но это сравнение не имело бы никакого смысла, еслибы эти самые слова были обращены к Марку Аврелию и Луцию Веру, двум братьям, чего, конечно, не мог не знать Афинагор. Время написания апологии 166 или 177 год. Прежде этого времени не было даже и повода к ее появлению, ибо, по свидетельству истории, во все царствование Марка Аврелия гонение на христиан существовало в эти два года. Не лишен интереса и тот вопрос, как мог Афинагор представить свою апологию римскому императору? Самый удобный для этого случай был, вероятно, тот, что в 176 году Аврелий предпринимал путешествие в Грецию, Сирию и Египет. Афинагор афинянин имел возможность представить свою апологию вАфинах. С другой стороны, благочестивая, пламенная ревность о благе единоверных могла подвигнуть мужественного апологета предпринять нелегкое путешествие и в самый Рим. Но что апологиядействительно была представлена императорам, а не написана только в форме защитительной: в этом удостоверяют нас первые же почти строки апологии, где апологет обращается к правителям, и потом все те места, где прямо или косвенно автор относится к ним с теми похвалами, которые он мог позволить себе, не нарушая долга справедливости...

7

 

 

Вся апология состоит: из вступления и опровержения взводимых на христиан обвинений. Во вступлении апологет, после обращения к императорам, изображает бедственное положение своих единоверцев, невинно гонимых при тех самых государях, которые отличаются мудрою веротерпимостью, – большею частью за одно имя христианина. Вслед за тем, Афинагор опровергает обвинение в безбожии, и с этою целью приводит, в главных чертах, христианское исповедание веры, показывая, что христиане признают единого Бога, верховного Творца вселенной, троичного в лицах.Философы и поэты, которые только догадочно признавали единство Божие, не были почитаемы безбожниками: тем менее можно обвинять вэтом христиан, которые свое учение основывают на свидетельстве пророков. Тяжким обвинением также падало на христиан то, что они, удаляясь бесстыдных сборищ языческих, тайно составляли свои собрания, о которых народная молва разносила самые безобразные толки... Апологет, строго храня закон церкви не посвящать чуждых в тайны христианской дисциплины, открывает, однакож, сколько находит нужным для своей цели, внутреннюю сторону христианской жизни своих единоверцев.

Сближая апологию Афинагора с таким же произведением другого знаменитого христианского писателя Иустина, мы несколько весьма сходных положений, высказываемых ими обоими. Так, оба единогласно и открытосвидетельствуют, что христиан обвиняют за одно только имя; тот и другой требуют от правителей суда для христиан равномерного для римских подданных всех вероисповеданий; источник ненависти язычников к христианам и гонения первых на последних, по убеждению обоих апологетов, скрывается в вечной, непримиримой вражде порока

8

 

 

к добродетели; необыкновенное мужество христиан среди мучений, изумлявшее самих мучителей, и тот и Другой апологет объясняют непреоборимою надеждою христиан на Бога. и непоколебимою уверенностью в блаженной вечной жизни загробной; видим, также, большое сходство в некоторых личных мнениях Иустина и Афинагора, напр. касательно христианского учения о падении ангелов. Но нельзя не видеть и разницы в творениях этих двух писателей. Стремясь к одной цели, они шли не одним путем. Афинагор, сравнительно с св. Иустином, очень мало приводит свидетельств из свящ. книг пророческих, а старается путем строгого, беспристрастного рассуждения довести образованных читателей своих до убеждения в тщете языческого верования. Также собственными словами языческихфилософов и поэтов, хорошо известными судиям и правителям, он старается представить справедливыми многие мнения христианские и нелепыми  –  многие убеждения языческие. От такого направления всего сочинения произошла и другая внешняя особенность. В речи Афинагора слышится образованный, разборчивый в словах оратор, старающийся подействовать сколько на ум своих читателей – силою мысли, столько же и на их слух – гармонией и приятностью речи; слышится оратор, хорошо знающий те приемы, которые указывало древнее словесное искусство своим адептам для снискания благоволения своих слушателей или читателей.

Другое произведение Афинагора содержит в себе раскрытие той величайшей истины, что смерть есть конец  –  мучений, а не бытия человеческого, и что будет время, когдавсе воскреснут, будут жить вечно, с телами. Автор сперва устраняет сомнения и опровергает возражения, какие представлялись в его время и со стороны врагов хри-

9

 

 

стианского учения о воскресении, и какие рождались в душе самих верующих. И после этого, уже положительно раскрывает истину воскресения тел, указывая им цель, для которой сотворен человек, на его природу и, наконец, на необходимость должного возмездия за добрые и худые дела, которого, однакож, в настоящей жизни мы невидим. Но это возможно только при том условии, если души умерших опять соединятся с телами, т. е. по воскресении. Имея в виду цель, с которою и побуждение, по которому написан трактат о воскресении, можно думать, что весьма невелик был промежуток времени отделявший появление в свет представляемых нами в переводе двух произведений Афинагора, хотя и нельзя с точностью определить год написания.

Подлинность апологии и трактата «о воскресении» не подвергалась сомнению. Оба эти произведения сохранились до нашего времени в нескольких манускриптахчастьюотдельно, частью в составе с сочинениями других писателей, напр. Иустина. В том же виде они были издаваемы и в свет: иногда на двух языках – греческом и латинском, иногда на котором-нибудь одном из них. (*)

Вл. Ловягин.

*) Новейшие издания сочинений Афинагора помещены в 6 т. Cursus Compl. Patrol. ser-graec. и в Corpusapolog. Отто. На русский язык была переведена только апология (в Христ. Чтении 1843 г.) и то с большими сокращениями.

10


Страница сгенерирована за 0.28 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.