Поиск авторов по алфавиту

Автор:Преображенский Петр, протоиерей

О евангелии Никодима


 

II.

После сказания о рождестве Пресвятой Девы Марии, важней­шее по содержанию, более распространенное и уважаемое в ряду апокрифических сочинений есть греческое, так называемое евангелие Никодима. Оно состоит из двух частей и как бы восполняет сказания канонических евангелий о последних событиях из жизни Богочеловека некоторыми историческими и отчасти догматическими подробностями. Первая часть, заключающаяся в I —XVI главах, есть подробный рассказ о судопроизводстве Пилата над Иисусом Христом и Его осуждении, распятии и воскресении. Вторая часть (от XVII-й до XXVII гл.) содержит повествование двух воскресших из мертвых сыновей праведного Симеона о действии, совершенном Спасителем мира в мире преисподнем.

Но несмотря на близкую связь между собою по содержанию и по времени своего происхождения, эти части основательно почитаются двумя первоначально отдельными и принадлежащими разным писателям сочинениями. Кроме того, что в большей части греческих рукописей и в весьма древнем (V или VI века) коптском тексте первая

35

 

 

часть встречается без второй, — самое различие в языке и изложении, а также в характере и некоторых подробностях содержания, указывает на их самостоятельность в отдельность происхождения (*). Трудно сказать, когда или кем они были соединены в одно целое: в таком виде они встречаются в первый раз в одном латинском ко­дексе (Einsidlensis), относимом к XI веку. Обозначение этого апокрифа именем евангелия Никодима также позднейшего происхождении (**). Оно первоначально относилось к первой части апокрифа и дано ей потому, что в ней пред­ставляется значительное участие Никодима, одного из членов синедриона и тайного ученика Христова, к судьбе Божественного Учителя, или потому, что позднейший (V века) редактор этого сказания, чтобы придать ему более важ­ности, назвал его произведением самого Никодима; в разных же рукописных кодексах, а также в свидетельствах древнейших христианских писателей, эта часть сказания не приписывается Никодиму и называется: актами Пилата, или записками (Commentariaύπομνήματα) о Господе Иисусе Христе, составленными при Понтии Пилате.

О древности первой части евангелия Никодима, известной в рукописях под именем актов Пилата или записок, составленных при Понтии Пилате, — можно судить потому,

*)   Основания этого мнения подробнее раскрыты Тишендорфом в пролегоменах к его изданию апокрифов, стр. LV — LVII.

**) По мнению Тишендорфа, оно сделано не прежде времен Карла Великого каким-либо западным переписчиком, и затем было принято преимущественно пред прочими разнообразными заглавиями. Есть мнение — довольно вероятное, что оно появилось или особенно распространилось у британцев, почитающих Никодима первым своим веропроповедником; и древнейший перевод евангелия Никодима на новые языки есть англосаксонский. Proleg. р. LX.

36

 

 

что на существование таких актов указывают весьма древние христианские писатели. Св. Иустин мученик в первой апологии, написанной к императору Антонину Крот­кому, (в 139 или, по мнению других, в 150 году по Р. Хр.) в защиту гонимых христиан, два раза (*) ссы­лается на них: в первый раз, когда говорит о распятии Христа Спасителя и о разделении одежды Его по жребию между распявшими воинами; в другой, — когда упоминает о чудесных исцелениях и о воскрешении мертвых, совершенных Иисусом Христом, согласно с ветхозавет­ными пророчествами, — и в обоих случаях заключает: «об этом вы можете узнать из актов, составленных при Понтии Пилате (ἐκτῶνἐπὶΠοντίουΠιλάτουγενομένωνἄκτων). Подобные свидетельства находятся у Тертуллиана (в нача­ле III века), (**) у Евсевия и св. Епифания кипрского (IV в.) у Орозия (V в.), Григория турского (VI в.) и у других. Евсевий кроме того рассказывает, что император Максимин, жестокий враг христианства (в конце III и начале IV века); повелел составить и обнародовать, в противо­положность существовавшим актам Пилатовым, подлож­ные, исполненные клевет и порицаний против Христа, с тем, чтобы их распространить по городам и селам, даже по училищам для изучения их на память (***). Все это свидетельствует о том, как древни и как распро­странены были в первые века христианства записки о последних событиях из жизни Христа, называвшиеся ак­тами пилатовыми. Едва ли впрочем нужно говорить, что та-

(*) Иустина Apologia 1, с. 35 и 48.

(**) Тертулл. Apologetс. 21.

(***) ЕвсевияHist. Eccles. Lib. IX. с. V.

37

 

 

кие записки не были составлены самим Пилатом или даже только во его распоряжению: ибо веста, приводимые или упоминаемые св. Иустином, Тертуллианом и другими, со­вершенно не похожи на какие-либо судебные протоколы или правительственный донесения. Имя же Пилата сделалось употребительным в их названии или по сокращению (*), или можете быть и для того, чтобы возвысить значение этого документа.

Гораздо важнее вопрос о том: настоящие акты Пилата, составляющие первую часть так называемого евангелии Никодима, существенно одно ли и тоже с тени актами, о которых с таким уважением упоминают св. Иустин, Тертуллиан и другие церковные писатели? Если возьмем во внимание, что со времен св. Иустина до VI века мы имеем не­прерывный ряд свидетельств об актах Пилата; что цитаты, приводимые Иустином и Тертуллианом, и притом цитаты, очень определенные и ясные, находятся в настоящих актах, списки которых сохранились в латинском и коптском кодексах пятого или шестого века: то спра­ведливо можно отвечать на выше предложенный вопрос утвердительно. Этому не противоречит ни содержание настоящих актов, ни их язык, хотя и подвергавшийся некоторым переменам со стороны переписчиков. К тому же трудно представить, чтобы такой исторический памятник, как акты Пилата, пользовавшийся величайшею извест­ностью и уважением христиан в древности, мог как-либо внезапно исчезнуть, и также внезапно на место его

*)   Могло быть, что вместо: записки, составленные при Понтии Пилате, или записки о том, что было сделано при Пилате, стали для краткости говорить: записки, акты Пилата; а в последствии кто-нибудь, напр. Тертуллиан, мог вообразить, что они и составлены Пилатом.

38

 

 

могло явиться на разных языках, — греческом, латинском и коптском, — другое подобного рода сочинение.

Что касается составителя актов Пилата, то ученые полагают, что они написаны каким-нибудь христианином из иудеев. Целью его было убедить своих единоплеменников самым ходом судопроизводства над Иисусом Христом, свидетельством уважаемых между иудеями лиц и явным торжеством Иисуса Христа распятого и воскрес­шего, — убедить в несправедливости вражды против Него и в божественности Его самого и возвещенного Им учения. Для этого автор, кроме канонических Евангелий, которые служили ему как бы основанием, пользовался еще не умолкшими в его время изустными преданиями: и ко­нечно он постарался верно передать их, потому что писал еще во время, очень недалекое от событий, им излагаемых, когда могли явиться обличители его обмана. Этим объясняется и тот успех, с каким те записки (акты Пилата) были приняты и распространены в христианской древности. Они с течением времени, естественно, подвергались некоторым переменам, получали вставки: на что ясно указывает и свидетельство св. Епифания (*), и разнообразие существующих рукописных кодексов. Но все эти изменения вообще незначительны (**).

*) Епифания, Haeres.. L. N 1.

**) Более заметной вставкой должно признать предисловие (prologus); в нем некто Анания (или по латинскому тексту — Эней), христианин из иудеев, говорить, что он, нашедши записки о достопамятных событиях, совершившихся при Понтии — Пилате, написанные по-еврейски Никодимом, перевел их на греческий язык, в царствование Феодосия (II) и Валентиана (III). Конечно, это вымысел, в котором историческим надо признать только то, что в V веке акты Пилатовы получили такого вида редакцию.

39

 

 

Таким образом в первой части так называемого евангелии Никодиме мы имеем весьма важные по содержанию акты Пилатовы второго века.

Вторая часть, содержащая сказание о сошествии Иисуса Христа во ад, представляется с иным характеров, хота носит на себе следы почти такой же древности, как выше­упомянутые акты Пилата. Оно принадлежит не историче­ской области, а скорее догматической. Это наглядное, в живом действии представление глубочайшего догмата христианского об искупительной силе смерти и воскресения Христа, простирающейся на все времена и на прошедшие роды человечества. Основание для своего произведения автор, христианин из иудеев, заимствовал из учения апостолов Петра (Петр. III, 18—19) и Павла (Ефес. IV, 8—9) о сошествии Иисуса Христа во ад, и из сказания евангелиста Матвея о восставших из гробов святых, явившихся в Иерусалиме (Мф. XXVII) а для развития его в подробностях, он воспользовался воззрениями, господ­ствовавшими между современными ему иудеями. По своей цели это сочинение близко подходит к актам Пилатовым: оно дополняет их и подтверждает Божественность Иисуса Христа, свидетельствуя, что Он не только Сам воскрес, но воскресил и других умерших, и в самой преиспод­ней совершил дивное освобождение из ада прежде почивших праотцов и прочих людей, уверовавших в Него (*).

*) Автор впрочем колеблется относительно лиц, изведенных Христом из ада: сперва (гл. II и III) он представляет, будто Христос изведет оттуда всех, кто покается и в Него уверует, хотя бы они были прежде идолопоклонниками; а далее (гл. VIII и IX) ограничивает это праотцами, пророками, и мучениками.

40

 

 

О древности этого апокрифического сказания мы не имеем прямых свидетельств церковных писателей; но язык, и подробности его содержания, по мнению ученых исследователей, указывает, с большою вероятностью, на проис­хождение его во втором веке христианства. Содержащиеся в нем мысли по частям встречаются у древнейших христианских писателей — Ермы, автора клементин, Иустина Мученика, Феофима антиохийского и Иринея. А в беседе Евсевия александрийского (1116.) буквально повторяется это сказание (*).

_______

Представляя в русском переводе 2-ю часть названного нами апокрифического Писания, мы относительно первой на этот раз ограничиваемся только кратким изложением ее содержания.

Первосвященники и книжники: Анна и Каиафа, Сима, Дафаис и Гамалиил и другие приходят к римскому игемону Пилату и обвиняют Иисуса в том, что Он называет себя Сыном Божиим и царем, нарушает субботу и хочет разорить отеческий закон. Пилат противопоставляет им необыкновенный исцеления, совершенные Иисусом, впрочем соглашается призвать Господа пред судилище. По­сланный с почестью вводит Иисуса, и с приближением Его знамена у державших воинов наклонились и покло­нились Иисусу. Иудеи думали, что это сделали воины, но оказалось, что знамена воздали честь сами собою. Пилат

*) Тишендорф, ProlegomLXVII. Тило. Codex apocryph. N. T. Proleg. CXX.

41

 

 

был поражен и хотел было оставить судилище. Жена его, по имени Прокла, богобоязненная и державшаяся иудейского учения, присылает, в следствие своего сновидения, предостеречь Пилата от незаконного поступка с Праведником. В нерешимости он спрашивает Иисуса, что за обвинения взводят на Него? — Что одни из Иудеев выставляли в обвинение Его, то по свидетельству других оказалось ложным. Пилат разгневался на иудеев и хотел отпустить Иисуса. Между тем наедине испы­тывая Иисуса (как описано и в Евангелии Иоанна), Пи­лат спросил Его: что есть истина? на это Господь отвечал: истина с Неба. Пилат спросил: а на земле нет истины? Иисус отвечал: ты видишь, как те, которые го­ворят истину осуждаются теми, которые имеют власть на земле. Пилат опять старается освободить Иисуса; он обращает внимание на многих присутствующих, которые плакали, и объявляет что Иисус не достоин распятия. Никодим (*) ходатайствует за Иисуса, указывая на Его знамения, в несмотря на скрежет зубовный врагов Христовых, свидетельствует истину, за которую он готовь разделить участь с Иисусом. За тем являются исцелен­ные Господом: расслабленный, 38 лет лежавший на одре тяжкой болезни, слепорожденный, прокаженный и жена кро­воточивая, по имени Вероника, и подходя к Пилату при­носили свидетельства за Божественного Человеколюбца. Мно-

*) Упоминаемый в Евангелии тайный ученик Христа, Фарисей и член синедриона, Никодим, по преданию, вместе с Гамалиилом, своим родственннком, был крещен Петром и Иоанном, и лишенный своего звания, жил вне Иерусалима, в деревне Гамалиила, и по смерти был погребен вместе с первомучеником Стефаном; по этому и ему приписывается мученическая кончина.

42

 

 

гие и другие из толпы громко говорили о великом про­роке, которому повинуются бесы и который воздвиг чет­веродневного мертвеца Лазаря. Пилат надеется осво­бодить Иисуса, предлагая вопрос: кого из узников отпустить по случаю праздника — Иисуса иди Варавву? Голос врагов Христа вопиет против Него и требует Его распятия, особенно настаивая на том, что он называл себя царем. Тогда Пилат измыл руки «пред солнцем» и отдал Иисуса. — Христос был распять в терновом венце на голове и в одежде (лентионе) около чресл, — с надписанием на доске вины Его; вместе с Ним были распяты и два разбойника — Дисмас и Гестас, из коих первый покаялся и уверовал в Господа. До­несение сотника о смерти Иисуса, прославленной затемнением солнца и раздранием завесы в храме, опечалило Пилата и жену его: они в тот день не ели и не пили. Иосиф Аримафейский выпросил у Пилата тело Иисуса для погребения, и за это был схвачен иудеями и заключен под стражу. В первый день после субботы, когда начальники синагоги собрались для того, чтобы определить смерть Иосифуони не нашли его в темнице. К большему изумлению иудеев, воины, стерегшие гроб Иисуса, пришли и возвестили им о воскресении Его; устрашенные Иудеи подкупили воинов. Спустя несколько времени, еще трое из Галилеи пришли в Иерусалим и рассказали, как видели они Иисуса, беседующим с учениками и потом вознесшимся на небо. Никодим советует исследовать дело и поискать Иисуса; посланные возвратились без успеха: они нашли только, что Иосифкоторый был посажен в темницу, живет в своем городе. По приглашению начальников синагоги, Иосиф решился отправиться в Иерусалим. Здесь пред си-

43

 

 

недрионом он рассказал, как Иисус в полночь явился к нему и, выведши его из темницы, показал свою гробницу пустую. Слушатели были поражены ужасом. Наконец ре­шено было послать за тремя мужами, которые прежде свиде­тельствовали о воскресении Господа: они снова подтвердили это: и синедрион убедился в достоверности неприятного для него события, но не склонился к вере во Христа. — Дело оканчивается молитвенным обращением Иудеев к Богу, да даст им хранить Его закон, заповеданный отцам, н не погубить, но спасет народ свой, часть и наследие Божие.

Затем начинается сказание о сошествии Иисуса Христа во ад, предлагаемое в нижеследующем переводе.

44


Страница сгенерирована за 0.1 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.