Поиск авторов по алфавиту

Автор:Преображенский Петр, протоиерей

Предисловие

 

«Православное Обозрение», предпринимая издание памятников древней христианской письменности в русском переводе, открывает ряд их переводом апокрифических писаний первых веков христианства. Считаем нужным предварительно сказать нисколько слов о характере и значении переводимых памятников, имея в виду впоследствии представить читателям обстоятельное исследование о них.

Под именем апокрифических писаний на богословском языке обыкновенно разумеются сочинения, которые не вклю­чены Св. Церковью в канон или состав боговдохновенных книг Священного Писания (*). Такие сочинения в новозаветном мире начали появляться с первых веков христианства. Но между ними, по самому их происхождению, на­добно различать те, которые возникли в недрах православного христианского общества и служат выражением бла-

  (*) Слово «апокриф, апокрифический» в собственном смысле значит сокровенный, по обыкновенному же словоупотребление, оно служит для обозначения вообще тех сочинений, которых происхождение и подлинность неизвестны или подлежать сомнению.

3

 

 

гочестивых народных верований, от тех, которые, под именами Апостолов и других знаменитых лиц христианства, были составлены основателями пли приверженцами ка­кой-либо еретической секты для подтверждения и распростра­нена их лжеучений. Последнего рода писания, представляя разнообразную смесь религиозных и философских учений языческого Востока и Запада с искаженными идеями хри­стианства, плод частных стремлений и воззрений, вымыслов и понятий того или другого лжеучителя, той или другой секты, обращались в ограниченном кругу ее последователей, в недолгое время процветания их лжеучений; будучи чужды истинному духу христианства и церковных преданий, они при деятельных стараниях пастырей православной церкви, с течением времени исчезали вместе с тем, как теряло свою силу известное лжеучение, падало общество приверженцев его. Оттого большая часть этих еретических апокрифов не сохранилась до нашего времени: иные известны нам лишь по своим именам или немногим словам, приводимым в полемических и исторических творениях отцов и учителей церковных, и только очень немногие из них уце­лели в значительных отрывках или в полном составе (*).

С другим характером и значением являются апокрифы первого рода, которые были изданы благочестивыми, хотя незнакомыми с историческою критикой, собирателями народных преданий, относившихся к началу христианства.

Что касается в частности тех из апокрифов, кото­рые изображают события и лица, упоминаемые в четырех канонических Евангелиях, и потому по большей части но-

  *) Таковы, наприм. 20 бесед, приписываемые св. Клименту римскому, иначе называемые деяниями или путешествием св. Апостола Петра.

4

 

 

сят имя также евангелий (evangelia apocrypha), то они не содержать в себе ничего прямо противного учению и событиям, изложенным в канонических Евангелиях. Они, напротив, тесно примыкают к их содержанию, и стараются только распространить его и восполнить то, что по наме­ренно Промысла не суть писана в евангельской истории, заключенной в священных книгах четырех Евангелистов.

Религиозное чувство верующих, не довольствуясь теми рамками, в кои заключено было историческое содержание христианства в канонических Евангелиях, стремилось само выяснить те личности и события из земной жизни Иисуса Христа, которые имеют в ней второстепенное значение, но которые имеют высокий интерес для христианского чув­ства, благоговейно обращающегося ко всему, что окружало колыбель христианства, что выражало величие и славу по­страдавшего за нас Богочеловека. И вот, от исторических событий, описанных в канонических Евангелиях, оно обращалось к сведениям, известным из устного предания; а фантазия, не всегда управляемая чистым разумением истины, примешивала к ним свои благочестивые гадания, развивала в ряд живых чувствований и картин обставляла занимательными подробностями, разукрашивала разнообразными чудесами. Так возникли сказания — о рождении послужившей таинству нашего спасения Бого­матери, о св. ее обручнике Иосифе, о детстве Христа Спасителя, о Его неправедном осуждении на смерть и проч. Сказания эти, первоначально обращавшиеся в част-

*) Кроме апокрифических евангелий есть апокрифы, содержание сказания о проповеднических и мученических подвигах св. Апостолов (Acta apoctolorum apocripha).

5

 

 

ном, домашнем кругу, мало-по-малу из уст в уста распро­страняясь в народных массах, дополняясь, исправляясь, и вообще видоизменяясь, доколе наконец тот или другой собиратель благочестивых сказаний придал им литератур­ную форму, запечатленную более или менее характером его личности, времени и места его жизни, выдавал их под именем святых Апостолов (Иакова, Фомы) или других известных лиц в священной истории (Никодима).

Вселенская церковь, одушевляемая вечно живущим в ней Духом истины, не признавая их подлинности, не при­писывая им полной исторической достоверности, поэтому не включила их в канон боговдохновенных книг, и никогда не ставила их наряду с каноническими Евангелиями. Действительно. Не говорим о том, что по самому времени своего происхождения, они далеко отстоят от канонических писаний; только три греческих апокрифа (приписываемые Иакову, Фоме и Никодиму) восходят к по­следней половине II-го или началу III века христианства. Не говорим о том, что о них, сравнительно с облаком свидете­лей о канонических Писаниях Нового Завета, имеется весьма мало показаний древнейших отцов и учителей церкви. По самому содержанию своему, наполненному не всегда соответ­ственными характеру Божественного Откровения подробно­стями и чудесами, и по изложению, довольно искусственному и витиеватому, они бесконечно отстоят от величественной, поистине божественной простоты и чистоты канонических Евангелий; их стремление подражать библейским сказаниям в образе представлении событий и в самых выражениях, равно как неспособность отделить существен­ное и важное от мелочного и несообразного с духом Вечной Истины, носит на себе ясный для внимательного читателя

6

 

 

отпечаток их не подлинности, их происхождения не от Святого Духа, глаголавшего устами Пророков и Апостолов (*).

Но с другой стороны церковь, принимая в уважение сохранившиеся в апокрифах остатки древнейших священных преданий, щадя в них невинные выражения религиозного чувства, простодушные создания человеческой фантазии не восставала против них, не запрещала верующим поль­зоваться ими для назидательного чтения. Поэтому не уди­вительно, что в продолжение средних веков истории они вошли во всеобщее употребление: часто переписывались и переводились на разные языки, и на наш церковно­славянский язык (**), — читались не только в домах, но и в храмах в праздничные дни, посвященные во­споминанию великих событий из жизни Христа Спасителя и Богоматери. Некоторые предания древности, в них заключающиеся, вошли в сказания церковных писателей, в священные песнопения творцов церковных песней и канонов; различные обстоятельства, описанные в апокрифах, послужили основанием для определенного изображения некоторых лиц и предметов на святых иконах и в произведениях религиозной живописи (***). Таким образом апо-

*)  В этом отношении апокрифы дают хотя косвенное, но важное по наглядности своей свидетельство о подлинности канонических Евангелий.

**) Это свидетельствуется сохранившимися в русских древнехранилищах рукописями. См. Востокова Описание Румянцевского Музеума, стр. 510, 538, 681. — Строева, Описание рукописей Царского, стр. 369, 389. и др. Более подробные сведения о древних славянских переводах апокрифов будут представлены в непродолжительном времени в особой статье, приготовляемой К. И. Невоструевым.

***) Таковы, напр., изображение Иосифа в виде старца, иногда с зеленеющеюся ветвию; изображение животных при яслях Богомладенца.

7

 

 

крифические так называемые евангелия важны не только сами по себе, как памятники христианской древности с ее преданиями, с образом ее воззрений и чувствований, но и как пособие к изъяснению принадлежностей церковного богослужения, народных верований, произведений искусства в веках последующих.

Думаем, что сказанное, на первый раз, достаточно для чтителя и изыскателя священной древности и литературы объясняет значение переводимых апокрифических Писаний.

Изучение их, а вместе с тем печатные издания и кри­тическая обработка различных текстов их начались только в новейшие времена. После протестантского богослова Ми­хаила Неандера, впервые обнародовавшего в печати не­большое собрате апокрифов (1564), особенную услугу для изучения новозаветной апокрифической литературы ока­зали своими изданиями и исследованиями в начале прошлого столетия Фабриций, а в нынешнем Тило (*), за смертью не кончивший своего труда, и Тишендорф, известный своими критическими изданиями и открытиями по части библейских текстов и других древних письменных памятников (*).

Священник П. Преображенский.

 

*) Codex apocryphus Novi Testamenti. 1832.

**) Evangelia apocrypha 1853. Изданием Тишендорфа, снабженного введением и вариантами, мы будем пользоваться при перевода апокрифов.

8

 


Страница сгенерирована за 0.09 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.