Поиск авторов по алфавиту

Автор:Парфений, патриарх Константинопольский

Парфений, патр. Константинопольский Грамота к царю Алексею Михайловичу от 16 апреля 1649 года.

527

2

Перевод з’греческие грамоты, что писал к великому государю, царю и великому князю Алексею Михайловичу всеа Русии самодержцу, Царегородской патриарх Парфений в нынешнем в 157 году, апреля в 16 день.

Парфений милостию Божию архиепископ Констянтинополя нового Рима и Вселенский патриарх.

Благочестивому, Богом венчанному, Богом хранимому, християнскому, милостивому, непобедимому, милостию Божию великому государю царю и великому князю Алексею Михайловичу всеа Русии самодержцу, о Святом Духе сыну возлюбленному нашего смирения, молили Господа Бога датися великому святому вашему царствию здравие, мир, благоденствие, державу, победу на врагов видимых и невидимых и всякое благое и спасение от Бога вседержителя Господа нашего Исуса Христа, от нашего смирения молитва и благословение и прощение. Смирение наше сею нашею патриаршескою грамотою объявляем великому вашему царствию, что в 1647 году от Рождества Христова, в месяце в апреле, пришли послы от вас, великаго государя, царя и великаго князя Алексея Михайловича всеа Русии и блаженные памяти по плоти отца вашего великаго государя, царя и великаго князя Михаила Феодоровича всеа Русии, сюда во Царьгород к державному царю Салтан Ибрагиму — преславный вельможа Степан Васильевич Телепнев и честный Олферей Кузовлев с любительными царскими грамотами царствия вашего, и их приняли с подобною честию и царским чином, яко великих царских послов, по прежнему обычаю. И будучи у царя у Султана Ибрагима, а спустя после тово немногие дни пришли на наш патриаршеский двор к великие церкви и к нам, богомольцам вашим, благословения ради, и они

 

 

528

нам подали две грамоты царские, блаженные памяти по плоти отца вашего великаго государя царя и великаго князя Михаила Феодоровича всеа Русии, и милостыню великаго его царствия и вашего царскаго величества пять сороков соболей, и в тех царских грамотах писано к нам его царскаго величества, чтоб нам с великим раденьем и любовию промыслити и добыти единаго дохтура зело досужа и искусна лекарскому мастерству, и чтоб он был достоин и разумел лечити немочь камчюжную и послати б к великому его царствию с послами царствия вашего, а посулити ему и здеся великое жалованье царствия вашего, а что мы ему посулим здеся, и то он будет имети безпрестанно от великаго вашего царствия, как приедет в царствующий град Москву. А в другой грамоте нам объявлял конечную дружбу и любовь, что имел великое его царствие к брату своему Салтан Ибрагиму и как подобает великим царем всегда держати любовь и дружбу накрепко, непоколебимо и соблюдати царские договоры и укрепленье до конца и умножати их по подобию, чтоб быти строению и мирное поставление царством их. И еще писал к нам великое его царствие, что приказано его царским послам, чтоб им думати с нами и спрашиватца у нас почасту ко всяким притчам и делам царствия вашего, чтоб быти царским делам наипаки утвержденным и добрым. И потом, великий государь, послы великаго вашего царствия, как были у Султана Ибрагима и у нас, учали делать всякие добрые дела, и, по повеленью блаженные памяти отца вашего великаго государя, послы царствия вашего всегда почасту нас спрашивали о всяких притчах и царских делех, и мы, для любви царствия вашего, учили их и ответ им держали, наставляя их и елико сила наша могла, отставя наши патриаршеские дела и раденье при том нашем небольшом времени. Благочестивый великий государь, послы царствия вашего были зело почтенны, и в благоденствии со всеми государевыми людьми, и были благодарственны от здешнего царя, и в тишине и в радости. И зря их, яз богомолец царствия вашего, был в радости и в веселии, что сподобил мя Бог видети во дни патриаршества моего таковых царских послов и царские грамоты блаженные

 

 

529

памяти отца вашего, и я имел многое раденье и великую любовь послужити великому вашему царствию словом и делом — по силе своей, и объявлюся пред Богом и царствием вашим верной ваш богомолец боле бывших прежних Вселенских патриархов, для природы православные нашие веры и для душевнаго спасения совершити все ваши царские дела чистым сердцем, по повелению блаженные памяти по плоти отца вашего великаго государя. А ненавистник лукавой диявол, видя радение мое и по Бозе благоговение, что имел и имею во блаженные памяти, ко благочестивому отцу вашему великому государю и к великому вашему царствию, не возмог зрети те божественные дела, что совершали во дни наши к послом царствия вашего, учинилася великая смута от некоторых злых людей. После приезду послов царствия вашего осмь месяцев пребывал есми мирно и непоколебимо со преосвященными архиереи, с клирики, и с вельможи, и со всем Христовым стадом на патриаршеском престоле, и те злые люди, которых преж сего рек, благочестивый великий государь, безо всякие архиерейские думы и клириков, и вельможей, месяца ноября в 11 день, пришли на патриарший двор насильством султановым повелением и взяли меня наскоро с великим насильством сослати меня в Кипрской остров, и ссадили меня с патриаршево престола без вины, напрасно и посреди многих великих печалей, что имел оставление престола своиво и от сылке, но и боле тово печаль имел, что есми отстал от дел царствия вашего и от товарищей послов царствия вашего. А преблагий Бог наказал и паки милует благоволил надо мною, над богомольцем вашего царствия, великую свою милость, и молитвою иже во святых отца нашего великаго чудотворца Николы, вскоре мне он даровал освобождение и не дал мне видети дальнее мое сослание, но как есми доехали до места, иже во святых отца нашего Николы город Мир Ликейский морем в судне, и тут пристали для небольшово опочиву, и я просился от солтановых людей, чтоб меня пустили шед поклонитися в церковь великаго Николы, и они меня отпустили, и я, шед со многою великою радостию, поклонился, и в тот день заставил священника тое церкви служить

 

 

530

святую литоргию, а после литоргеи пели молебен преж о многолетном здравии царствия вашего, потом и о себе. А как есмя пришли на берег сести в судно, ехати в ссылку, пребывал я зело в печали и в кручине, куды меня отвезут, и где буду получити отдохновение и пожити остальное мое бедное житие. О превелие чудо! Абие в тот час пришол один человек от врагов моих злейших всех, и тот меня от всех берег дорогою накрепко с великим радением и многим мученьем железным, аки осужденнаго, и боле от солтановых людей, и он, изыскав время, наедине тайным обычаем пал на землю, плачющи и рыдающи, прося от нас прощения для той великие вины, что учинил над нами, и поговорил с товарищи для напрасные нашей ссылки, и он язнулся нам чистым сердцем, что учинити промысл и освободити нас от тое великие погибели, что пребывали. И тако, благочестивый великий царю, узнал ся истинно, что той, иже во святых отец наш Николае великий чудо-творед и теплый заступник, что освободил трех мужей от напрасной смерти, освободил и меня, грешнаго, от великия ссылочныя погибели. И той человек, что есми рек царствию вашему, сговоря с корабельщиками и изыскав доброе время добрым промыслом, посадили меня на струг, оставя султановых людей на берегу, отпустилися в море. И так приехали назад во Царь-город в тайне с великою радостию со исполнением Божиею помощию и молитвами святаго Николы, а где аз был в сокровенне, и слух мне дошел, что преставился посол царствия вашего Степан Васильевич и стали все ваши царские дела у Олферья Кузовлева. И слышал еще великую печаль и утеснение, что имел Олферей, посол великаго вашего царствия со всеми государевыми людьми, и пребывал и яз богомолец ваш в великой кручине и в печали, но не возмогох им никакой помочи воздати, потому что есми был в сокровенном тайном месте от врагов своих. А посол царствия вашего, Олферей Кузовлев, он есть муж зело смышлен и досуж, исправлял добре и чинно в таких непостоянных и смутных временах, полагая великие труды с великим радением о титле царствия вашего, вместе с переводчики и с

 

 

531

толмачи, и стояли мужественно с великою надежею перед прежними везирями и при нынешнем преславном везирем Мегмет-пашею, друга нашего, и говорил о всяких притчах и царских делех, чтоб совершити повеление царствия вашего, когда смиренным обычаем, когда же образом кручинным — по времени смотря, только его не слушали ни в чем, потому что здесь было непостоянство и великие смуты. А мы, благочестивый великий государь, здесь пребывали в сокровенном месте, в великой кручине и в печали от супротивных недругов наших, а благочестивый и пресветлыи государь всеа Молдавские земли, Кир Иоан Василий воивода, о Дусе сын возлюбленный нашего смирения и верный друг царствия вашего, проведал о освобождении нашем и приезд наш во Царьгород, еще нужи и утеснение, что есми имели, прислал к нам свое рукописанное письмо, и пишет к нам с великою любовию и благоговением, чтоб ехать нам к пресветлости его с великим упованием и надежею, получить покой нужам нашим. И видя мы то, богомольцы царствия вашего, великое благочестие и великую любовь, что он показал нам, и по его прошении учинили и пришли к его государской милости, и он, яко благочестивый и милостивый, восприял нас с великою радостию и со многим благоговением, и проведав беды и мучения, что учинились надо мною от сопротивных, и он зело о том печален был, и яз пребывал близ его пресветлой милости некое время с великою радостию, и веселием, и с великою честию, и покоем. Посем, великий благочестивый государь, приехали из Царя-города к нам первые соборные два архиереи, преосвященный митрополит Никомидийский господин Кирил, да Халкидонский господин Пахомий, присланы повелением и думою всех архиереев, и клириков, и вельможей, и ото всего миру к пресветлости его и ко мне богомольцу вашему, и привезли две грамоты, единую ко благочестивому и многолетному государю Иоане Василью воиводе, а другую ко мне, богомольцу вашему, проша меня со слезами и многим молением, чтоб поставити меня опять патриархом по-прежнему на высочайшем престоле. И сего ради, пресветлый государь, видя грамоту преосвященных архиереев собору и слыша изустно

 

 

532

тех двух архиереев, что просят нас со слезами, и Василей воивода зело нас понуждал с великим раденьем и помощию исполнити нам хотение архиерейское, клириков и вельможей, и яз, богомолец царствия вашего, видя великое радение государя Василья воиводы и слезы тех двух архиереев, язнулся всею радостью, да будет повеление пресветлаго государя и освященнаго собору архиерейскаго, и тако приехал есми во Царьгород милостию Божию и счастьем вашего царскаго величества с великою надежею, безо всякаго опасения. И паки обрели есми посла великаго вашего царствия Олферья Кузовлева и всех государевых людей в кручине и в тесноте и вельми в печали, боле прежнего, от многих великих непостоянств и налог здешних сторон чинятца, и от частаго переменения везирем, что чинятца грех ради наших, и того ради не возмогли никакого дела царскаго сделать, не токмо что сия, но и указной корм боле полутора года не давали, и они питалися собою, то же Богдан Лыков и Николай Сидоров и все переводчики и толмачи питалися вашим царским жалованьем, а от Султана корму им не было, а се здесь всякой харч дорог. Да сверх того было на них великое поветрие и померло большая половина. А как учинился новой царь Салтан Махмет и новой везирь, друг наш, Махмет-паша, и посол царствия вашего просил кончево отпуску, чтоб ему быти у новаго царя, и везирь Махмет-паша перед царем иво не ставил и подлиннаго отпуску ему не учинил, и посол царствия вашего о том промышлял вельможными людьми бусурманьями и гречанами, говорите везирю, чтоб ему быти у салтана у руки, да никто не мог ничево учинити никаким промыслом, а помешка им чинитца от издешних многих великих непостоянств и от частых перемен везиревых. И о всем о том слышал яз, богомолец царствия вашего, как приехал во Царьгород от верных, честных мужей наших друзей, и потужил вельми, что не прилучился в те нужные времена учинити, и порадети, и помочь подати послом великаго вашего царствия, и подумал есми с Божиею помощиею и осмелитца сходить самому к другу нашему к везирю Магмет-паше поговорити и побить челом, всяким промы-

 

 

533

слом учинити, чтоб освободить послов царствия вашего. И призвал я ночью тайным обычаем нашего преподобнаго архимандрита, господина Амфилохия, о Дусе сына возлюбленнаго нашего смирения, и вернаго раба царствия вашего, и разспросил его подлинно обо всяких царских делех, и что учинилося во время, как меня не было в Царь городе и про посла царствия вашего, как пребывает и что иво прошение послово от везиря, и он мне обо всем разсказал, и потом иво послал к послу царствия вашего, ко Олферью Кузовлеву распросити иво, что есть прошение от везиря. А посол царствия вашего прислал к нам тово ж архимандрита Амфилохия, и он сказал нам, что первое прошение есть о вашем царском титле, чтоб было написано в грамотах султановых по-прежнему извычею бывших царей Констянтинопольских, как писали к великим государем царем и великим князем всеа Русии, а второе, чтоб ему быти у Салтана Махмета у руки, третье, чтоб иво со всеми делами отпустили. Сии три прошения сказал мне архимандрит от уст послов царствия вашего, и аз был готов, благочестивый великий государь, Божию милостию сходити к везирю, другу нашему, совершити, что есмы думал, и только было итти к везирю, изнела меня большая немочь грех ради моих, лежал тридцать пять дней, и о том раскажет вам изустно посол царствия вашего, и тако стало дело посла царствия вашего несовершено. А месяца октября в 28 день Божею милостию и вашим царским счастием обмогся и пришел на прежней свой патриаршеский престол, и, не по многих днех, ходил есмы к другу ко везирю к Махмет-паше для дела царствия вашего и, говоря, бил челом ему о том прошении, что объявил посол ваш с нашим архимандритом Амфилохием, и везирь нам говорил, что царские грамоты написаны до моего визеревства во дни Агмет-паши, бывшего везиря, и переписать изнова не уметь. А что быти у новаго у салтана Махмета у руки, и то сказал не возможно, потому что султан лежит с оспою, а ныне и иные послы есть, а у руки султана не бывали, для того, что он не домогает. Только везирь, любви ради и для прошения моего, язнулся отпустить, и в тот час взял их к себе на двор с

 

 

534

честию и надел на них кафтаны по извычею, и дал ему посла от нынешнего новаго царя к великому вашему царствию досужего человека Мустафу-агу. И после того как был у везиря, друга нашего, месяца ноября в 12 день, был посол царствия вашего на нашем патриаршем дворе и нас, богомольца твоего, благословения ради,и пели молебен в Великой церкви для многолетнего здравия царствия вашего. Еще говорили есми с послом царствия вашего с Олферьем Кузовлевым, чтоб ему рассказать подлинно изустно царствию вашему, елико было налоги и мучение в прошлых временах надо мною, богомольцем вашим, и то он видел оковидно, как был здесь во Царьгороде, я елико терпим по вся дни для Великие ради церкви Христовы, да сотворити ему от нас земное поклонение великому вашему царствию благочестивому, Богом венчанному государю, новому царю нашему, Божиим повелением теплому защитнику в нужных временах. А посол царствия вашего, как возвратился от нашего патриаршескаго двора, в тот же день, по повелению цареву и друга нашего визиря Махмет-паши, сел на корабль вместе с турским послом с Мустафою-агою и поехали в добрый путь. Сие писали есми и объявляем на скоро и посылаем тайным обычаем к великому вашему царствию, яко верный ваш богомолец и о Бозе радетельной благочестию, запечатано нашею патриаршескою печатью. А иные тайны, что невозможно было писать к великому вашему царствию, и то услышите изустно от вашего царскаго посла, а потом паки, как Бог благоволит, будем промышлять послами к тебе, великому государю, наших патриаршеских людей, воздати подобное благодарение и от нас поклонение, якож есть подобно последствовати и должное нашего апостольскаго и святаго Вселенскаго патриаршескаго престола, якоже и преж святейшие патриархи чинили должное ко благочестивым, блаженные памяти бывшим царем Московским и всеа Русии, но и паки во время блаженные памяти бывшему по плоти отца вашего великаго государя царя и великаго князя Михаила Федоровича всеа Русии и блаженные памяти деда вашего великаго государя святейшего патриарха, кир Филарета Никитича Московскаго и всеа Русии, о них же молим

 

 

535

Господа Бога, да упокоит души их в месте праведных, в недрах Авраама, и Исаака, и Якова в лице ангелском, пищи райские в месте светле, в месте прохладне, в месте покойне, иде же нет печали, ни воздыхания — во Царствии Небесном. Тебе же, новому великому государю, царю и великому князю, Алексею Михайловичу всеа Русии, великодарный и венчанный Христос Бог наш одарит вам победу, державу, многолетное здравие, благоденствие, душевное спасение и телесное здравие, да сотворит вас превыше всех лукавых супостат, да и покорит враги ваша подножие ног ваших, якоже инаго о Бозе помощника и защитителя не имам в великих наших бедах и нуждах, только великое и святое и державное ваше царствие, яже одарит вам Господь Бог в нынешнем веце в глубокой старости и посему земному временному сподобит вас и небесному его царствию. Аминь.

Лета от Рождества Христова 1648 год, месяца ноября в 19 день, Индикта 8.

Константинопольский Вселенский патриарх Парфений и богомолец
державнаго вашего царствия безпрестанный.

(Греч. дела 7157 г. №19)


Страница сгенерирована за 0.45 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.