Поиск авторов по алфавиту

Автор:Тареев Михаил Михайлович, проф.

Тареев М. М. Царство (теократия)

Священно-жертвенное очищение еврейского народа даже с ветхозаветной точки зрения было лишь символическим 1 ). За частями тела, народа, места, времени, плодов, посвящаемых Богу, скрывалась целая и действительная жизнь народа. По смыслу ветхого завета вся эта действительная жизнь народа должна принадлежать Иегове. Переселение Авраама, выход евреев из Египта, занятие обетованной земли, войны с ханаанскими народами—все это было служением Иегове, делом Божиим. Особенно же Божьим делом было царство еврейского народа. Здесь мы подходим к одному из важнейших пунктов ветхозаветной религии.

Мы должны обратить особенное внимание на то, что ветхий завет был заключен Иеговой именно с народом еврейским, а не с теми или другими лицами, или членами его. Поэтому завет был заключен собственно при Синае и только предварительно с праотцами Авраамом, Исааком и Иаковом. Даже этим праотцам Бог открылся с именем Бог всемогущий (שַׁדָי אִל), а как Иегова Он открылся только народу еврейскому 2). Так и было сказано всему Израилю: «Иегова, Бог наш, заключил с нами завет на Хориве. Не с отцами нашими заключил Иегова этот завет, но с нами, которые здесь сегодня все живы» 3). Сущность ветхого завета в том,

1) См. напр. Исх. XXXI, 13. 17; Лев. XXVI, 4; Иер. IX, 25. 26; Иез. XLVI, 7 и др.

2) Исх. VI, 3.

3) Втор. V, 2. 3.

 

 

75

что евреи должны были принадлежать и служить своему Богу как народ, должны были стать народом святым 1),—служить как народное общество, быть обществом Иеговы 2). Святость должна была проявиться в устроении всего общества. «Сказал Иегова Моисею, говоря: объяви всему обществу сынов израилевых и скажи им: святы будьте, ибо свят Я, Иегова, Бог ваш» 3). Требование быть святым во всей ветхозаветной библии ни разу не обращено к единичному лицу, но всегда к коллективному целому, к народному обществу. Слово Иеговы, Его постановления и уставы обращены ко всему Израилю, ко всему израильскому обществу: «слушай, Израиль, Иегова, Бог наш, Иегова един» 4) и т. д. По существу, все эти уставы и постановления имеют целью благоустройство общественной жизни Израиля, все обетования даны Израилю как народу: чтобы у вас почитались отцы и матери и крепла народная жизнь, основанная на устоях семьи, чтобы были у вас правы суды, чтобы не было среди вас убийств, прелюбодеяния и пр. Во всех этих установлениях имелось в виду не личное совершенство каждого члена, а благоустройство всего общества. Каждый имел значение, права и обязанности, не сам по себе, а только как член общества; никто не был выше общества в силу собственного значения, как и говорили израильтяне Моисею и Аарону: «полно вам; все общество, все святы, и среди их Иегова! Почему же вы ставите себя выше народа Иеговы» 5)? И обратно, каждый еврей уже по рождению имел права Израиля, участвовал в святости его...

Святость Израиля должна проявиться в его общественном строе. Первый вопрос общественного благоустройства есть вопрос о пастыре, без которого общество Иеговы остается как овцы без пастуха 6). Еврейский народ пробудился к исторической жизни при пророке-вожде Моисее, который имел чрезвычайно важное значение для

1) Исх. XIX, 6; Втор. VII, 6

2) Чис. XX, 4·; Лев. VIII, 3. 5; IX, 5 и др.

3) Лев. XIX, 2.

4) Втор VIT 4; IX, 1; XXVII, 9.

5) Чис. XVI, 3.

6) Чис. XXVII, 17.

 

 

76

религиозной судьбы еврейского народа, как виновник нарождения в нем религиозного самосознания, возрождения в еврейском народе веры своих отцов. За Моисеем следовал его преемник по духу и значению, Иисус Навин. 1). Затем наступил период судей—время внешних бедствий и общественной неурядицы, когда каждый делал то, что ему казалось справедливым 2). Наконец, еврейский народ стал царством, которое при первых трех царях, Сауле, особенно Давиде и Соломоне, достигло полного внешнего мира и внутреннего правового благоустройства, необычайного могущества и экономического благоденствия, объединения не только народного, но и религиозного—с построением единого великолепного храма. Установление царской власти особенно было полезно в деле правового благоустроения общественной жизни. Право вырастало из народных обычаев 3) и точнее определялось уставами вождей и царей 4). Царь обладал властью, которая давала ему возможность проводить право в жизнь: царь-судья казался народу ангелом Божиим 5), при нем стали невозможны неурядицы прежнего времени. Царь был прекраснее сынов человеческих; благодать изливалась из уст его. Сильный, препоясанный славою и красотою, он садился на колесницу ради истины, и кротости, и правды. Жезл правоты—жезл царства его; он любил правду и ненавидел беззаконие 6). О молодом царе народ молил Бога дать ему суд и правду, да судит праведно людей и нищих на суде 7). За правдою внутреннего строя естественно следовали победа над врагами, внешний мир 8) и благоденствие народа. Время нераздельного царства было для евреев во всей их многовековой истории самым счастливым временем, когда они почти ничего

1) Чис. XXVII, 18—20.

2) Суд. XVII, 6; XVIII, 1; XIX; XXI, 25.

3) 2 Цар. XIII, 12.

4) Исх. XV, 25; I Нав. XXIV, 25; 1 Цар XXX, 25.

5) 2 Цар. XIV, 17.

6) Пс. XLIV, 2—8.

7) Пс. LXXI, 1 сл.

8) Пс XLIV, 6; LXXI, 8 сл.

 

 

77

не ждали от будущего, когда их религиозно-национальные идеалы почти совпадали с действительностью.

По религиозному воззрению евреев, общему для семитических народов, Богу принадлежит законодательная, судебная 1) и царская власть. Бог народа—его Молох, его Ваал. И Иегова был царем Израиля 2). И несомненно, великолепие еврейского царства послужило развитию идеи богоцарствования, при чем земной царь естественно оказывался носителем власти Иеговы 3). Это то, что позднее Иосиф Флавий назвал теократией 4).

Царь восседает на престоле Иеговы,—на престоле царства Иеговы δ). Он—носитель царской власти Иеговы,—он сидит одесную Иеговы е). Если все деятели в истории еврейского народа суть помазанники Божии, как вдохновляемые Духом Святым, премудростью Иеговы и Его словом, то преимущественно таким помазанником—Мессией (יהיָה  משִׁיחַ) является царь богоизбранного народа 7). Он— представитель истинно-божественной власти, он — элогим 8), он—сын Божий 9), на него переносятся предикаты божественной власти—универсальность и вечность. «Иегова сказал ему: ты сын Мой; Я ныне родил тебя. Проси у Меня, и дам народы в наследие тебе и пределы земли во владение тебе» 10). «Он будет владычествовать от моря до моря и от реки до концов земли. И поклонятся ему все цари, все народы будут служить ему» 11). «Будет имя его вечно; доколе стоит солнце, будет воз-

1) Втор. I, 17; Ис. XXXIII, 22.

2) Исх. XV, 18; 1 Цар. XII, 12.

3) Сохранилось свидетельство о противодействии, которое было встречено при учреждении царства (1 Цар. VIII, 7; ср. XII, 12; Суд. VIII, 22.23), не понятное в виду Чис. XXIII, 21; Втор. XVII, 14—20; XXVIII, 36; XXXIII, 5; 1 Цар. IX, 16 и потому отсылающее нас к Ос. XIII, 11.

4) C. Ap. 11,16(165).

5) 1 Пар. XXVIII, 5; XXIX, 23.

6) Пс, СIХ, 1.

7) Пс. II, 2; XVII, 51; 1 Цар. XXIV, 6—11; XXVI, 9 и др.

8) Пс. ХLIV, 7.

9) Пс. II, 7; 2 Цар VII, 14.

10) Пс. II, 7. 8.

11) Пс. LXXI, 8. 11.

 

 

78

растать имя его» 1). Вечность царя, конечно, есть вечность династии—царского дома Давида, которому было сказано Иеговой: «когда исполнятся дни твои и ты почиешь с отцами своими; то Я восставлю после тебя семя твое, которое произойдет из чресл твоих, и упрочу царство его, и на веки утвержу престол царства его. Я буду ему Отцом, и он будет Мне сыном; и если он согрешит, Я накажу его жезлом по-человечески и ударами как у сынов человеческих; но милости Моей не отниму от него, как Я отнял от Саула, которого Я отверг пред лицом твоим. И будет непоколебим дом твой, и царство твое пред лицом твоим на веки, и престол твой устоит во веки» 2).

Вот где корень ветхозаветного мессианства, вот где ветхозаветные основы новозаветного учения о царстве Божием. Мессия—царь, носитель теократии. Это не отвлеченное учение Ветхого Завета,—это плод религиозно-исторического опыта Израиля.

Мы видим в ветхозаветном мессианстве две стороны: помазанность, как основу, и ожидание грядущего осуществления целей. В блестящие времена царства еврейского при Давиде и Соломоне грядущее сводилось к надеждам на вечность династии Давидовой и к слабому ожиданию универсальной власти израильских царей; главным же образом, опираясь на довольство настоящим, мысль израильтянина покоилась на фактической помазанности своих царей.

Но ничто земное не вечно. Уже при преемнике Соломона царство еврейское разделилось на два — северное израильское, более обширное и могущественное, достигавшее по временам блеска прошедших времен, но с постоянною сменою династий, и южное иудейское, верное дому Давидову, но слабое и нечисленное. То и другое быстро приближалось к роковому концу, который был положен всемирными монархиями ассирийскою, поглотившею северное израильское царство, и вавилонскою, пленившею, несколько времени спустя, иудеев. Внешний упадок обнаружил еще

1) Пс. LXXI, 17.

2) 2 Цар. VII, 12—16.

 

 

79

более печальный упадок внутренний. Уже Соломон под старость стал служить языческим богам, из позднейших, израильских и иудейских царей, за исключением немногих, особенно Езекии и Иосии, почти ни один не ходил путями Давида, при чем разделение царств влекло за собою и коренное разобщение в культе. Неустройство религиозное сопровождалось неустройством общественным. Богатство, скопленное торговлей, вызывало пороки роскоши, рознь классов, несправедливость и продажность судей. Когда пало израильское царство, сохранившее самостоятельность царство иудейское сосредоточило надежды верных сынов Израиля на доме Давидовом; когда же и это царство пало, славный престол Давида, идеализованный в памяти потомков, стал национальным идеалом будущего: ожидание кристаллизовалось в образе грядущего потомка Давидова, Мессии-царя, который не только устроил бы царство иудейское и восставил бы славу царства Давидова, но и сделал бы его универсальным и вечным—универсальным по подобию всемирных языческих монархий, но с непреходящею славою. Это мессианство грядущего было создано пророческим духом Израиля.

Прежде чем перейти к еврейским пророкам, скажем два слова об отношении царей к священству.

Моисей, имевший столь громадное значение в начальной истории еврейского народа, создавший национальное самосознание евреев и возродивший веру отцов, был одновременно и пророком 1), и вождем с полномочиями царя 2), и устроителем «ветхозаветного» священства с священным авторитетом 3). Действовавший в нем дух Божий,—религиозно-национальный гений, еще не разделился на отдельные дарования и служения. Преемнику Моисея, Иисусу Навину, было заповедано слушаться священников: «и будет он обращаться к Елеазару, священнику, й спрашивать его о решении посредством урима пред Иеговой» 4). Вообще вопрошание Иеговы чрез священнические урим и туммим,

1) Чис. XII, 6 сл. Втор. XXXIV, 10.

2) Ср. Втор. XXXIII, 5.

3) Ср. Исх. XXXIII. 7 сл.

4) Чис. XXVII. 21.

 

 

80

чрез ефод 1) и чрез жребий 2) широко практиковались во времена до царей 3). Самуил, священник-пророк-судья, поставил Израилю царя. Им же первый царь Саул был отвергнут за непокорность, которая есть то же, что волшебство и идолопоклонство 4), и за неуважение к священству 5) и был поставлен второй царь Давид, снискавший полное благоволение Божие. Как же цари относились к священству? Прежде всего нужно отметить, что сами цари являлись пред народом в священническом достоинстве 6), хотя вместе с тем имели при себе священников, заботились о благолепии богослужения 7). Характер богослужения, как в израильском, так и в иудейском царстве зависел всецело от царей. Религиозная реформа при Езекии и Иосии была делом царей 8). Вообще священники при царях имели значение второстепенное и это тем более, чем решительнее с течением времени священство· отделялось от пророчества: священство придавало царству символическое освящение, священники были исполнителями· священной воли царей 9), были собственно царскими чиновниками 10). И это преобладание царства над священством в высшей степени характеристично для еврейской религии, для еврейского мессианства: в этом именно обнаруживается националистическая ограниченность еврейской религии. Силою, стоявшею выше царей, были не священники, а пророки, хотя и они все-же не переступили этой границы,

1) Первоначально ефод, по-видимому, не означал священнической одежды. Суд VIII, 27; XVII, 5 сл. (ефод и терафим); Ос. III, 4.

2) Чис. XXVI, 55 сл. I. Нав VII, 14 сл. XIV.

3) Вопрошание Вога чрез священническое посредство в последний раз упоминается при Давиде I Цар. XXIII, 9 сл. XXX, 7 сл. Ср. XXII, 15 и др.

4) I Цар. XV, 22. 23.

5) I Цар. XXII, 16—19.

 6) 1 Цар. XIII, 9; 2 Цар. VI, 14; 3 Цар. VIII, 64; XIII, 1; 4 Цар. ХVI, 12. 13; ΧΧIII, 3. При Асмонеях княжеское и первосвященническое достоинство были соединены в одном лице. Ср. По. СИХ, 4.

7) Не только Давид, Соломон, Иосия, но и Иеровоам построил капища на высоте и поставил из народа священников 3 Цар. XII, 31 и пр.

8) 4 Цар. XVIII XXII. XXIII.

9) Также 4 Цар XII, 4 сл. XVI, 15 сл. Ср. 3 Цар. I, 32 сл. с помазанием Саула и Давида от Самуила.

10) 2 Цар VIII, 17; XX, 25 26; 3 Цар. IV, 5; 1 Пар. XVIII, 16.

 

 

81

поскольку их последние надежды соединялись с царским достоинством Мессии.


Страница сгенерирована за 0.21 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.