Поиск авторов по алфавиту

Автор:Грибов Ю. А.

Грибов Ю. А. Образ Святой Земли в лицевом рукописном «Хождении Трифона Коробейникова»

Файл в формате pdf взят на сайте http://www.btrudy.ru/archive/archive.html

Правообладателем разрешена публикация только на нашем сайте.


 

Разбивка страниц настоящей электронной книги соответствует оригиналу.

ГРИБОВ Ю. А.,

Государственный Исторический музей

 


ОБРАЗ СВЯТОЙ ЗЕМЛИ

В ЛИЦЕВОМ РУКОПИСНОМ

«ХОЖДЕНИИ ТРИФОНА КОРОБЕЙНИКОВА»

 

Образ Святой Земли и града Иерусалима как ее символического центра, посто­янно живущий в православном сознании, занимает важнейшее место в восточнохри­стианской художественной культуре, частью которой является искусство книжной миниатюры, дающее немало примеров изображения великих святынь христианского мира, связанных с новозаветной и ветхозаветной историей1.

Особый интерес вызывает практика иллюстрирования описаний Святой Земли в памятниках древнерусской литературы, относящихся к жанру «хожде­ний». Наиболее известны два лицевых «хождения», одно — архимандрита Грефенья (или Агрефенья) из Рогожского сборника Российской государственной биб­лиотеки (РГБ) 40-х - 50-х годов XV века2, другое — игумена Даниила из Хлудовского сборника Государственного исторического музея (ГИМ) первой половины XVII века3. В настоящей работе мы рассмотрим лицевую рукопись, которая хро­нологически относится к Новому времени, но при этом характеризуется стрем­лением ее создателей следовать древнерусской художественной традиции. Речь идет о не привлекавшем ранее внимания исследователей иллюстрированном «Хождении Трифона Коробейникова», с описанием путешествия русских людей по Святой Земле в XVI веке, в период царствования Ивана Грозного4. Этот спи­сок «Хождения» входит в сборник 1843-1846 годов, хранящийся в Музейском собрании ГИМ (Муз. № 152. JI. 3-72 об.; далее - Музейский сборник). Помимо «Хождения Трифона Коробейникова» в сборник включены: «Сказание о церкви святой Софии в Царь-граде», «Сказание о Иуде-предателе» и «Прение живота со смертью».

В собрании ГИМ нам удалось выявить еще около трех десятков лицевых руко­писей, происходящих из того же книгописного центра XIX века, что и Музейский сборник. Эти книги включают в себя слова и поучения отцов Церкви, статьи из «Пролога» и «Великого Зерцала», патериковые повести, жития святых, а также «Святцы», «Библию вкратце», «Страсти Христовы», «Описание Иерусалима» и це­лый ряд других произведений.

Совокупность кодикологических и палеографических данных, состав и стили­стика книжных миниатюр, а также диалектные особенности (мена в языке писцов букв «ч» и «ц») показывают, что все эти рукописи создавались в крестьянской среде, на территории, лежащей к северу от Тотьмы, между средним течением рек Кокшеньга и Кулой - правых притоков Ваги.

Составители Музейского сборника использовали в работе текст одного из мно­гочисленных изданий «Хождения Трифона Коробейникова», выходивших в конце XVIII — первой половине XIX веков5. По сравнению с изданиями в лицевом списке

 

136

 

 

«Хождения Трифона Коробейникова» встречаются перестановки некоторых разделов, опущена заключительная часть текста, повествующая о паломничестве по Синаю. В таком варианте произведение озаглавлено: «Описание святаго града Иеросалима и всея Палестинския земли святых мест верными самовидцы, московскими купцы Трифоном Карабельниковым с товарищи».

В Музейском сборнике «Хождение» иллюстрируют тринадцать миниатюр. Их художественное значение невелико. Они представляют собой ремесленные, ярко раскрашенные рисунки пером, в колорите которых доминируют желтая, оранжевая и светло-зеленая краски. Основной объем работы по иллюстрированию выполнен од­ним художником, возможно, являющимся и писцом книги. Однако многие рисунки несут следы дополнений и исправлений, внесенных не коричневыми чернилами, как у первого мастера, а черными. Теми же черными чернилами сделаны датирующие Музейский сборник записи6, а также подписи ко многим миниатюрам. Этот писец, он же своего рода художник-редактор, скорее всего, руководил работой над книгой. Его почерк встречается и в других лицевых рукописях XIX века из собрания ГИМ, входящих в указанный выше комплекс памятников одного их книгописных центров Русского Севера.

Удалось установить, что художники Музейского сборника использовали в качестве иконографического источника иллюстрации к цельногравированному «Описанию Иерусалима» Симона Симоновича и Христофора Жефаровича, впервые изданному в Вене в 1748 году для сербов, проживавших в землях авст­рийской короны. Исследователи этой гравированной книги убедительно показа­ли, что сочинение Симона Симоновича было «самым популярным изданием о «Святом граде Иерусалиме» в русском народе на протяжении почти ста лет, а иллюстрации Христофора Жефаровича послужили не только образцами для многих листовых лубочных изданий о Святой Земле, но и для иконописи»7. На­чиная с 1770-х годов и до середины XIX века в России делались многочислен­ные перегравировки с венского издания, имевшие формат в пол-листа и особен­но часто в 4-ю долю листа8. Как раз одно из таких русских изданий в 4-ю долю листа и находилось в распоряжении мастеров-книжников, живших в 40-х годах XIX века на Вологодчине9.

Сопоставление миниатюр и гравюр показывает то, как художники рукописи воспользовались имеющимся у них иконографическим материалом. Так, например, при изображении храма Гроба Господня (Рис. 1. Муз. № 152. Л. 11) миниатюрист сохранил в значительной степени близость к гравированному образцу (Рис. 2. Гравиров. изд. Л. 9), в котором, в свою очередь, переданы реальные формы главной хри­стианской святыни. Однако художник рукописи не стал включать в композицию сюжетные сцены с новозаветными персонажами, придерживаясь затем этого прави­ла почти во всех иллюстрациях.

Следующая миниатюра «Хождения» (Рис. 3. Муз. № 152. Л. 32) близка к гра­вированному листу (Рис. 4. Гравиров. изд. Л. 23) с изображениями иерусалимских Золотых ворот и несохранившегося Иерусалимского храма «Святая Святых», при котором жила до обручения Пресвятая Дева Мария. Однако если на гравюре изо­бражение храма и ворот разделены двумя строками текста, то в рукописи они сли­ты. Архитектура храма на миниатюре усложняется — теперь у него не одна глава, а четыре: три главы изображены на фоне огромного шатра, а четвертая венчает при­стройку справа. Благодаря этому заполняется пространство, занимаемое на гравю­ре фигурой ангела, и сохраняется композиционное равновесие. Храмовый ком-

 

 

137 

 

плекс фланкируется островерхими башенками-колокольнями. Все изображение складывается в грандиозный архитектурный ансамбль, более всего соответствую­щий словам текста «Хождения» и подписи: «Церковь «Святая Святых велми

 

138


 

 

предивна и чюдна сотворена, велми ве­лика».

Примечательна миниатюра «Хожде­ния» к рассказу о доме Иоакима и Анны. Русский паломник XVI века сообщает о церкви, сотворенной в жилище Пресвятой Девы Марии, о существующей там же «пещере» с двумя оконцами - месте, где родилась Богородица, и о древе, под которым святая Анна, глядя на гнездо с птенцами, молила Господа даровать ей чадо (Рис. 5. Муз. № 152. Л. 35). Выстраивая композицию, миниатюрист использовал некоторые элементы гравированной картинки со сценой Рождества Богородицы (Рис. 6. Гравиров. изд. Л. 25). Речь идет о расположенном на гравюре издания столпообразном храме слева, а также о строении с тремя церковными главками и проемом сложной конфигу­рации в стене, на фоне которого представлено Рождество Пресвятой Девы. 


На иллюстрации в рукописи храм слева разросся в ширину, оказав­шись при этом как бы на втором плане, за низкой оградой. У соседнего хра­ма, занявшего центр ком­позиции, сохранились только две крохотные главки. Это здание вы­глядит на миниатюре как надвратная церковь, по­скольку проем в его стене превращен в открытые врата, за которыми виднеется фантастическое древо с огромными тюльпанообраз­ными цветами. Внизу, слева, нарисована пещера Рождества Богородицы с двумя оконцами, упомянутыми в «Хождении».

На первый взгляд миниатюрист не выходит здесь за рамки нарративно-иллю­стративного подхода. Однако благодаря использованию мастером некоторых тради­ционных для христианского искусства иконографических формул, композиция складывается в «символически емкий образ»10 , смысл которого был хорошо поня­тен как создателям, так и читателям рукописной книги. Сочетание мотива врат, са­да и многоглавия храмов должно было вызывать у православного человека мысль о Горнем Иерусалиме, поскольку отверстые врата и цветущее древо традиционно обозначали врата райского сада. В качестве наиболее близкого соответствия ука-

139

 

 

жем, например, изображение рая из списка Жития Василия Нового (Рис. 7. Барс. № 710. Л. 30, об.), созданного в 1734 году, как удалось установить, примерно в том же районе Русского Севера, что и Музейский сборник с «Хождением Трифона Коробейникова»".

Поскольку вся композиция миниатюры XIX века служит напоми­нанием об образе Пречистой Девы, то важно иметь в виду, что с ним слились такие поэтические метафоры-символы, как «Дверь спасения», «Врата Слова», «Умный рай»12. Обращает на себя внимание и то, что в тексте «Хождения» не упоминается о лестнице в «пещере» Рождества Богородицы, хотя на иллюстрации она присутству­ет, выходя к храму и огражденному саду. В контексте данной композиции рисунок лестницы также приобре­тает символический смысл, вызывая в памяти еще одно метафорическое определение Богордицы -«Лествица духовная»13.

Очень интересна ми­ниатюра с изображением святых мест горы Сион (Рис. 8. Муз. № 152. Л. 38, об.). Аналогичная иллюст­рация есть и в гравирован­ном Описании Иерусали­ма, где в нее включены сцены Тайной Вечери и Сошествия Святого Духа (Рис. 9. Гравиров. изд. Л.

 

140

 

30). Миниатюрист переосмыслил иконографическую схему образца. В нижней части миниатюры он нарисовал саму гору Сион с пещерой, в которой, согласно «Хожде­нию», «царь Давид Псалтырь сложил», а на склонах горы, слева изобразил дом Ио­анна Богослова и Богородицу, жившую там после распятия Иисуса. У этого дома та­кая же зонтичная крыша, как и у палаты на гравюре, в сцене Сошествия Святого Духа на апостолов и Богородицу. Справа на миниатюре нарисована Сионская горни­ца - место Тайной вечери, и церковь, композиционно соответствующие двум здани­ям на гравюре. Существенной особенностью рассматриваемой иллюстрации из «Хождения Три­фона Коробейникова» является неординарная иконографическая трактовка сцены Со­шествия Святого Духа. Над Сионской горницей нарисован маленький облачный сег­мент с исходящими от него лучами и облако со стоящим на нем храмом, от которого также исходят вниз лучи. В этом изображении предельно конкретно и наглядно выра­жена идея о том, что Сошествие Святого Духа на апостолов было началом Церкви Христовой на земле, получившей «воз­можность расти чрез усвоение и присоеди­нение к себе других душ»14.

Кроме того, в изображении парящего над священной го­рой храма есть основание видеть отголосок представления о Сионе как месте устрое­ния первого христианского храма, о Сион­ской церкви как «Матери всех Церквей»15.

На одной из идущих далее миниатюр «Хождения», привлекших наше внима­ние, изображен погребальный вертеп Пресвятой Девы - вверху слева (Рис. 10. Муз. № 152. Л. 51). Всю композицию по диагонали пересекает Юдоль плачевная, представленная в виде водного потока.

Внизу справа нарисована пещера, где не­задолго до ареста Христа уснули Его уче­ники. Тут же изображено, как сказано в тексте, «древо зелено, а имя ему маслина», у кото­рой молились Христос и апостолы.

Здесь примечательно то, что, рисуя место по­гребения Богородицы, ху­дожник ориентировался сразу на две гравюры одну со сценой Успения Богородицы (Рис. 11. Гравиров. изд. Л. 34), а дру­гую со сценой Положе­ния во гроб тела Христова

 

141


 




(Рис. 12. Гравиров. изд. Л. 10). Из первой гравюры взято изображение одра Богородицы и храма с купольным покрытием, а из второй рисунок трех больших кандил, детально повторенный миниатю­ристом.

Для следующей ми­ниатюры Музейского сборника (Рис. 13. Муз. № 152. Л. 53), на которой по­казано место Вознесения Господа на горе Елеонской, близких аналогий в гравированном «Описа­нии Иерусалима» найти не удалось.

Однако можно попытаться понять логику иллюстрирования соот­ветствующего фрагмента «Хождения Трифона Ко­робейникова». С одной стороны, миниатюристы должны были ориентиро­ваться на текст, где гово­рится о том что "гора Елеонская не вельми высока, красна и предивна, на ней же растет виноград и древеса масличная", и где отмечается, что на са-

 

142

 

 

 

 

 

мом верху горы стоит церковь «великая» 

Воскресения Христова. С другой сторо­ны, создатели рукописи, очевидно, обра­тившись к гравированному листу со сце­ной Вознесения, увидели, что там цер­ковь вовсе отсутствует (Рис. 14. Гравиров. изд. Л. 35).


В то же время в пояснитель­ном тексте цельногравированного изда­ния они могли обнаружить указание, что от прежнего храма осталась только огра­да. Художественное разрешение встре­ченных противоречий было найдено в том, чтобы 
назвать в подписи саму свя­тую гору «великой», а верх «великой» же церкви закрыть облаками. Появлению облаков на миниатюре, возможно, спо­собствовало присутствие этого мотива на гравюре «Описания Иерусалима» , где по­казана пещера у горы Елеонской, в кото­рой скрывались апостолы ( Рис. 15 Гравиров. изд. Л. 33). Читате­лю же облака над Елеонской го­рой могли служить напоминанием об облаке, закрывшем Христа от учеников в момент Вознесения (Деян. 1, 9). Обратимся, наконец, к изоб­ражению места Рождества Хрис­това в предпоследней миниатюре «Хождения Трифона Коробейни­кова» (Рис. 16. Муз. № 152. Л. 56).

Художник рукописи заимствовал из гравированного «Описания Ие­русалима» (Рис. 17. Гравиров. изд. Л. 44) рисунок Вифлеемской пе­щеры с колонной и овальными яслями. Рядом с вертепом Рождества Божественно­го Младенца пещера останков младенцев, перебитых по повелению Ирода. Над обеими пещерами возвышается храм. Как представляется, художник, рисуя этот храм Рождества Христова, ориентировался на рассмотренную выше гравюру с хра­мом Святая Святых (см. рис. 4), воспроизводя в несколько измененном виде ее об­лик. Вероятно, он пошел на это, потому что здание церкви Рождества Христова с гравюры уже становилось образцом при иллюстрировании в рукописи рассказа о разбитой турками «трапезе» Иерусалимского монастыря Архистратига Михаила (Рис. 18. Муз. № 152. Л. 42; см. также рис. 17).

Рассмотрев иллюстрации к «Хождению Трифона Коробейникова», можно сделать вывод о том, что в России и в середине XIX века в народной толще, среди крестьян Русского Севера - творцов и читателей подобных рукописей, жили традиции культу­-

143

 

 

ры Древней Руси. Они проявлялись как в самом факте переписки и иллюстрирова­ния книг определенного репертуара, так и в сохранении своеобразия художественно­го языка древнерусской миниатюры, с по­мощью которого рассказывалось о святы­нях Православного Востока. Одной из ха­рактерных черт этого языка является уме­ние мастера, работающего по образцу, ис­пользующего устойчивые иконографичес­кие формулы, передавать не только ин­формацию, дублирующую текст, но и вы­зывать у читателя более сложные образно­-ассоциативные реакции, формировать символически многозначный и всегда притягательный образ Святой Земли.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Попов Г. В. Древнейший русский лицевой проскинитарий // Иерусалим в русской куль­туре. М., 1994. С. 87-88.

2 Попов Г. В. Древнейший русский лицевой ... С. 86-99.

      3 Лицевой список «Хождения» Даниила паломника. СПб., 1881 (ПДПИ № XIV).

4 «Хождение Трифона Коробейникова» представляет собой литературную обработку более раннего «Хождения Василия Познякова», сделанную не Коробейниковым, а другими книжниками. См.: Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып. 2.4.1.Л., 1988. С. 490-491; Вып. 2. Ч. 2.Л., 1989. С. 296-297.

5 Перечень этих изданий см.: Словарь книжников ... Вып. 2. Ч. 1. Л., 1988. С. 490. В сбор­нике с «Хождением Трифона Коробейникова», ГИМ. Муз. № 152, на л. 2 об. запись одного из писцов гласит: «С подлинной печатной истории в лето 1843 года», ниже тем же почерком: «А подписана 1846 года».

6 См. примечан. 5.

7 Хромов О. Р., Топурия Н. А. «Описание Иерусалима» Симона Симоновича и Христо­фора Жефаровича в русских лубочных изданиях. Исследования и Сводный каталог книг, хра­нящихся в московских собраниях. М., 1996. С. 4.

8 Хромов О. Р., Топурия Н. А. «Описание Иерусалима» ... С. 18-19, 48—91.

9 Следует заметить, что создатели миниатюр к «Хождению Трифона Корабейникова» в Музейском сборнике совершенно определенно не могли использовать гравированный экземпляр «Описа­ния Иерусалима», относящийся по классификации О. Р. Хромова к Типу 1 изданий в 4-ю долю ли­ста; см.: Хромов О. Р., Топурия Н. А. «Описание Иерусалима» ... С. 55-63. Этот вывод можно сде­лать не только на основании анализа миниатюр Музейского сборника, но и сравнив с гравирован­ным «Описанием Иерусалима» иллюстрации двух схожих между собой рукописных «Описаний Ие­русалима» середины XIX века из собрания ГИМ — Муз. № 30 и Муз. № 242. Последнее из них со­здано в той же мастерской, что и Музейский сборник с «Хождением Трифона Коробейникова».

10 Лидов А. М. Образ Небесного Иерусалима в восточно-христианской иконографии // Иерусалим в русской культуре. М., 1994. С. 22.

11 Грибов Ю. А. Вологодские лицевые рукописные книги XVIII века из собрания ГИМ // Историческому музею 125 лет. Материалы юбилейной научной конференции / Труды ГИМ. М., 1998. Вып 100. С. 193 - 200.

12 Акафист Пресвятой Богородице, икос 10; Лидов А. М. Образ Небесного Иерусалима ... С. 20.

13 Сказания о земной жизни Пресвятой Богородицы. М., 1904. С. 24—25.

14 Скабалланович М. Н. Святая Земля в праздниках Православной Церкви. День Святой Троицы и Святого Духа. СПб., 1908. С. 29.

15 Олесницкий А. А. Святая Земля. Ч. 1 Иерусалим и его древнейшие памятники. Киев, 1875. С. 49; Скабалланович М. Н. Святая Земля в праздниках... С. 51; Тодич Бранислав Н. Тема Сионской церкви в храмовой декорации XIII—XIV веков // Иерусалим в русской культуре. М., 1994. С. 39. Примечание I.

Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ (проект № 94-04-06378).

144

 


Страница сгенерирована за 0.35 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.