Поиск авторов по алфавиту

Автор:Кирилл (Гундяев), Патриарх Московский и всея Руси

Школа

Школа

Задача школы, будь то средняя или высшая, — воспитание личности. Это не только формирование рабочих навыков, как иногда говорят: «нужно подчинить высшую школу стихии рынка». Да как вы сможете физика-теоретика подчинить рынку? Как вы сможете подчинить рынку историка? Как вы сможете подчинить рынку человека, который никогда не будет заниматься производством, то есть той сферой, которая регулируется рынком? Поэтому воспитание имеет очень важное значение, и дай Бог, чтобы у нас как можно быстрее восстанавливалась эта функция в высших учебных заведениях.

Без патриотического воспитания мы можем потерять страну, — если у нас нет понимания истории, если мы не видим ценности в прошлом, а патриотизм всегда вырастает из прошлого, как, собственно говоря, и все остальное. Ведь и вы тоже вырастаете из прошлого. Вы учитесь по учебникам, а они были написаны до вас — это же прошлое, это предыдущие поколения. Поэтому если быть последовательными и, как нам иногда предлагают, все разрушить,

436

 

 

то надо будет просто разорвать учебники и сказать: «Вообще не хочу знать ничего из того, что было в прошлом». А в настоящем-то окажется, может быть, лишь 1 % из того, что вам необходимо знать. Всё приходит из прошлого. В том числе и патриотическое чувство есть усвоение уроков истории, есть понимание того, что такое Родина. И для воспитания патриотического чувства необходимо сложение усилий. Церковь одна не может воспитать патриотов. Важно, чтобы это происходило в наших университетах и институтах. Но у меня есть подозрение, что высшая школа самоустраняется от вопросов воспитания. Общаясь с ректорами и профессорами, нередко убеждаюсь в том, что собственно воспитание в высшей школе не происходит, а сегодня уже и в средней школе воспитание осуществляется очень ущербно.

Встреча со студентами высших учебных заведений Смоленской области. Ответы на вопросы,1 сентября 2013 года

 

* * *

Школьное образование призвано не только обеспечивать трансляцию научных знаний и представлений новым поколениям, но и формировать ценностные идеалы и ориентиры, утверждать в сознании и душах учеников базовые мировоззренческие понятия с учетом нашего исторического опыта и отечественной культурной традиции, складывавшейся на протяжении многих веков.

Выступление на открытии XVIII Международных Рождественских чтений, 25 января 2010 года

 

* * *

Преподавание литературы — это очень важный компонент среднего образования. Без знания литературы многое невозможно понять. И я постараюсь сейчас раскрыть значение литературы как инструмента передачи каждому последующему поколению тех нравственных, духовных и культурных ценностей, без которых не существует народ.

437

 

 

Литература называется художественной в том случае, если прочтение текста создает в нашем сознании художественные образы. Нет декораций, нет картинки в отличие от фильма или спектакля. Но есть текст, и, читая его, мы сами рисуем картину. Чем более ярким языком написан текст, тем ярче картина в нашем сознании, тем легче нам создать образ той или иной личности, легче представить себе, как герой был одет, как двигался, в каких условиях жил. Каждый читающий литературу является соавтором произведения. Литература — это способ соединить талант автора с читательскими способностями, это некий синергический процесс, который развивает творчество читателя. И как важно, чтобы в этот синергический процесс, который требует определенного воображения, напряжения со стороны читателя, включалась высокая идея! Мы говорим о воспитательном значении литературы именно потому, что через чтение художественной литературы высокие идеи, в том числе и нравственные, оживают в нашем сознании. Ценности становятся частью нашей жизни через те образы, которые мы создаем в своем сознании. Литература, Основы православной культуры, история направлены не на то, чтобы создать множество различных представлений о нашем историческом процессе, а на то, чтобы в каждой исторической эпохе мы умели найти хорошее, но не забывали и о плохом. И если в нашем образовании все это будет сочетаться, то, несомненно, школа будет оказывать воспитательное воздействие на человека.

«Слово пастыря», 5 сентября 2015 года

 

* * *

Суетно и несостоятельно то слово, которое не поддерживается делом.

Великая русская классическая литература, промыслительно вошедшая в свой самый могучий возраст к началу трагического XX века, взяла на себя еще одну важную миссию, дело непосильное в то время для любой другой гуманитарной сферы: она исполнила предназначение сохранить для потомков не только русскую культуру, но и нашу национальную историю.

438

 

 

Русская литература — пусть противоречиво, но неуклонно и мужественно — всегда вела своего читателя к постижению высших духовно-нравственных ценностей, к поиску смысла жизни, к познанию Бога.

В связи с этим вспоминаются замечательные слова Дмитрия Сергеевича Лихачева о роли и значении литературы и филологии: «Литература — это не только искусство слова. Это искусство преодоления слова. Понимание текста есть понимание всей стоящей за текстом жизни своей эпохи. Поэтому филология есть связь всех связей. Она лежит в основе не только науки, но и всей человеческой культуры. Знание и творчество оформляются через слово, и через преодоление косности слова рождается культура».

Не случайно многие люди среднего и старшего поколения своими любимыми преподавателями в школе считали именно учителей словесности. Но сегодня словесники — и молодые учителя, и педагоги солидного возраста — отчаянно бьют в набат, отчетливее других видя и сознавая опасность ситуации, сложившейся в нынешнем филологическом образовании.

Основные тревожные сигналы поступают из школ. В последние годы ко мне неоднократно обращались преподаватели и родители, сетуя на все усиливающиеся, весьма тревожные тенденции в преподавании литературы и русского языка в современной школе. Хотелось бы поделиться с вами своим видением главных причин неблагополучного состояния в филологическом сегменте образования — и вузовского, и школьного.

Успех образования зависит от того, как ученик относится к учителю и как учитель относится к своему делу, во имя чего он учит ученика.

Мнение, что молодежь в наши дни мало читает, стало для многих прописной истиной. Но данный факт, к счастью, весьма спорный. Во-первых, далеко не все молодые люди читают мало. А во-вторых, неразрешимой эта проблема не является.

Я помню, как в пятидесятые-шестидесятые годы беспокоились о том, что экранизация литературных произведений приведет к тому, что подростки перестанут читать. Сейчас говорят, что компьютеры и адаптированные книги совсем

439

 

 

отучат молодежь от чтения классики. Безусловно, это может случиться, если учитель не привьет вкуса к литературе. Вот почему в наше компьютеризированное время особенно важна роль наставника — человека, передающего знания от сердца к сердцу, от разума к разуму. Ведь в этой коммуникации присутствует не только рациональное, но и духовное, эмоциональное начало. Запоминается сам факт встречи с замечательным, умным, знающим человеком.

Выступление на пленарном, заседании Съезда Общества русской словесности, 26 мая 2016 года

 

* * *

Школа не может существовать без воспитательной функции, — в этом случае она обедняет себя или по крайней мере перестает быть школой жизни. Да еще неизвестно, что будет дольше сохраняться в памяти выпускника — знания или уроки воспитания. Умный педагог обязательно дает воспитательный импульс, иногда даже в ущерб своим предметным часам. Прививать определенные взгляды, вкусы, привычки, в том числе касающиеся правил поведения, — это невероятно важная работа.

Слово на встрече с участниками I Культурно-образовательного православного форума «От сердца к сердцу», 30 августа 2014 года

 

* * *

На вопрос: «Можно ли списывать на контрольных?» — можно ответить так: если мы обманываем — это плохо, но я далек от того, чтобы вообще исключить всякую возможность написания неких конспектов перед экзаменами, которые мы иногда называем почему-то шпаргалками. Вот пишет человек самостоятельно эти конспекты, это же тоже процесс обучения. Конечно, желательно потом повторить материал по этим конспектам так, чтобы, может быть, и не использовать их никогда. Это часть обучения. Но всегда и при всех обстоятельствах мы все-таки должны помнить: могут быть исключения из правил, но ни шпаргалка,

440

 

 

ни списанные контрольные не должны становиться правилом. Иначе правилом вашей жизни всегда будет дармовщинка, тогда вы будете слабыми, а не сильными, тогда это будет работать против вас, формировать ложные ценности, что можно все стянуть: если можно украсть интеллектуальную собственность, то почему нельзя украсть иную собственность? Не являясь крайним ригористом, еще раз хочу сказать: бывают иногда такие обстоятельства, когда у человека остается только одна возможность, чтобы не отстать от курса. Всякое в жизни бывает, иногда какие-то потрясения, трудности, не справился с чем-то — в качестве исключения сделать это, может быть, и нужно, покаявшись перед Господом, но ни в коем случае не возводить это в правило.

Выступление на, встрече со студентами калининградскихвузов, 23 марта 2009 года

 

* * *

Нам полезно задуматься о школьных и вузовских программах, об их вариативности. Не нужно бояться слова «вариативность». Некоторые шарахаются от него, как от пугала. Но ведь весь вопрос в том, из чего выбирать. Если из двух произведений Достоевского — мы ничего не потеряем. Но если великий классик будет противопоставлен писателю, чье творчество не вызывает всеобщего поклонения, а личность — уважения, то это уже не вариативность, к подобному явлению следует применить иной термин. Поэтому нужно говорить об интеллектуальном, духовном, культурном наполнении программ школьного обучения. Важно, чтобы за умными и привлекательными формулировками, такими как «модульное обучение», «тематический принцип», «варьируемое содержание», «усиление субъектности в преподавании», «возможность учителя формировать свою программу с адаптацией ее к специфике школы, класса, региона», стояли выверенные и апробированные временем методики, а не скрывались, как это бывает, педагогическая беспомощность, ненужные и сомнительные эксперименты, вкусовщина, беспокойное

441

 

 

стремление к реформам, непрофессионализм. Но не в терминах дело, а в содержании, в хорошей голове и добром сердце. Тогда у нас будет достигнут общенациональный консенсус по всем самым сложным вопросам.

Конечно, школьная программа в целом перегружена, и ребенок не всегда с ней успешно справляется. Вспоминаю свои учебные годы: семья была бедная, и я был вынужден работать и учиться. У меня не было ни минуты свободного времени ни в трамвае, ни в автобусе — постоянно с книгой. Я знаю, что такое перегруженность, но благодарю своих замечательных педагогов, которые, несмотря на эту загрузку, вооружили меня не только знаниями, но и любовью к литературе, научили писать сочинения. Пытаться облегчить учебу за счет предоставления возможности изъятия из программы признанных во всем мире великих произведений художественной словесности, конечно, недопустимо.

Безусловно, лучшие произведения рубежа XX-XXIвеков должны изучаться в школе, но вводить их в программу нужно без поспешности, помня о мировоззренческой функции литературы, которая может пробудить «чувства добрые», по словам Александра Сергеевича Пушкина, а может пропагандировать, как в аллегорической, так и в эксплицитной форме, разрушительные для детей образы и идеи. Необходимо найти разумный баланс между базовой, обязательной и вариативной частями списка произведений, предлагаемых для классного и внеклассного чтения. Принципиально важной представляется необходимость ответственного обсуждения и принятия так называемого «золотого канона». Его можно называть как угодно: «золотой канон», «национальный канон», «канон русской словесности», но должен быть набор текстов, которые следует в обязательном порядке изучать в средней школе. Без этого мы просто не будем способны формировать у детей целостное восприятие русской литературы, а значит, русской культуры. Думаю, не надо бояться, что в такой ситуации учителя лишают выбора. Выбор есть всегда: трудиться

442

 

 

добросовестно или спустя рукава, искренне любить детей и свою профессию или относиться к ней безразлично. Но самое главное — педагог может выбрать из двух лучших произведений самое, с его точки зрения, лучшее. Но выбор не может быть между лучшим и посредственным, между обязательным для всех в силу своего уникального вклада в русскую и мировую культуру и чисто концептуальным текстом, интересным в данный момент, но теряющим значение вместе с исчезновением исторического контекста. Привязанность гуманитарного образования исключительно к обстоятельствам эпохи — это неправильный метод. Несомненно, образование должно актуализировать идеи, исходящие из культуры, из традиции. Без этого они умирают. Современный контекст не может в полной мере управлять учебным процессом, ведь то, что очень значимо в наше быстротекущее время, не будет важно уже завтра. Как мы болели проблемами девяностых годов прошлого века! Какая была битва между правыми и левыми! Где эти битвы, где эти люди? Все ушло, а Пушкин остался! Думаю, что необходимо найти разумный баланс между базовой, обязательной и вариативной частями списка произведений, предлагаемых для классного и внеклассного чтения. Принципиально важной представляется необходимость сохранения некоего канона. На этом мы и должны сосредоточиться: что это будет за канон, что за книги и как в рамках этого может действовать вариативность.

Выступление на, пленарном, заседании Съезда Общества русской словесности, 26 мая 2016 года

 

Взросление человека связано не только с обретением необходимых в быту навыков, но и с приобщением к непреходящим ценностям.

Достаточно острой остается частная, но важная проблема финансирования православных школ и гимназий. Несмотря на закрепление в законе принципа равного нормативного финансирования государственных и негосударственных школ, реализующих государственный образовательный стандарт, некоторые региональные и местные власти изыскивают способы финансировать православные

443

 

 

 

школы по заниженным по сравнению с применяемым к государственным или муниципальным школам нормативам, фактически по остаточному принципу. Например, все государственные школы в регионе переводятся в статус участников некоего пилотного проекта по развитию образования, для которых устанавливается повышенный, по сравнению с базовым, норматив финансирования. А негосударственные школы в число участников этого проекта под различными предлогами не включаются. Понимают ли авторы такой схемы, что они фактически дискриминируют православные школы, своих граждан, детей и родителей, нарушая не только дух, но и букву закона? Возможно, следует также поставить финансирование образовательных учреждений в зависимость от сложности и углубленности обучения. Нелогично, когда школа с гимназическим уровнем образования, с очень насыщенной дополнительной программой, финансируется на том же уровне, что и обычная общеобразовательная.

Слово на открытии IV Рождественских парламентских встреч в Совете Федерации, 29 января 2016 года


Страница сгенерирована за 5.46 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.