Поиск авторов по алфавиту

Автор:Кирилл (Гундяев), Патриарх Московский и всея Руси

Философия

Философия

Не думаю, что философские идеи могут долгое время воздействовать на человеческое сознание. Такова природа человеческих учений: всякое учение, автором которого является человек или группа людей, ограничено по времени. История показывает, что даже самые мощные идеологии,

414

 

 

возникшие на основе того или иного философского учения, не живут больше трех, максимум четырех поколений. Они себя исчерпывают, потому что всякое слово человека — это временное слово. Ни одному человеку не дано оказывать влияние на протяжении всей человеческой истории.

Вот почему, изучая философов — и древних, и более поздних времен, — мы с уважением относимся к их интеллектуальному вкладу в сокровищницу человеческой жизни; но мы ясно понимаем, что для современного человека те древние слова уже не имеют практически никакого значения.

Но есть философские учения, которые, теряя свой интеллектуальный импульс, переставая интеллектуально пленять человеческое сознание, порождают определенный образ жизни. Так, если говорить о коммунистической идее, то, по крайней мере в нашем российском изложении, в нашей национальной интерпретации, эта идея заимствовала христианскую этику. Вообще, возникло странное явление: марксистская философия Бога отрицала, а этику христианскую при этом заимствовала. И получилось так, что наше общество, формально атеистическое, жило тем не менее по принципам христианской этики. Точнее сказать, господствующие этические взгляды укладывались — может быть, не в полной мере, но все же укладывались — в схему христианских нравственных ценностей. И поэтому все доброе, что было в советское время, в том числе героизм людей, межнациональный мир, который имел тогда место, и многое другое, было обусловлено не атеистической идеологией, а рудиментарной религиозностью, которая жила в нашем народе и поддерживалась принятой в стране этической системой.

Что касается либерализма, то на первоначальной стадии своего развития это учение было направлено на то, чтобы освободить человека. Действительно, люди нередко жили под тиранией, и стремление к свободе было очень сильным. Очень многие люди — честные, умные, глубоко религиозные — поддерживали либеральную идею именно для

415

 

 

того, чтобы дать человеку возможность свободного выбора, в том числе религиозного.

Но в какой-то момент в философии либерализма произошел очень опасный надлом, который, думаю, и предопределил ее крах. Это отказ от понятия греха, отказ от этики. Понятие добра и зла было перенесено в сферу личного выбора человека. Человек сам выбирает, что хорошо, а что плохо. Он — альфа и омега, начало и конец. Не Бог — человек есть абсолютное мерило истины, и складывается такое впечатление, что человек является святым и непорочным. Но ведь мы знаем, что в человеческой природе присутствует грех, а в течение жизни человек умножает его своим личным грехом. Как же сознание человека, помраченное грехом, не освобождающееся от греха через покаяние, через очищение, может быть критерием добра и зла? Философия либерализма исключила понятие добра и зла, исключила понятие греха, открывая тем самым огромную возможность для человека «законно» грешить. В этом смысле последствия либерализма сегодня и формируют во многом цивилизацию инстинкта.

Что же делать? Это самый важный вопрос, традиционный для нашего человека, для нашего народа. Если Бог дал нам нравственное чувство, мы должны сохранять его, несмотря ни на какие «измы». «Измы» приходят и уходят, и нельзя, чтобы в жизнь народа проникали опасные последствия этих «измов». Для этого важно сохранять ценности, оберегаемые традицией, к которой принадлежит и духовная, культурная традиция, и в первую очередь традиция Церкви. Церковь переносит эти ценности от Спасителя к современной жизни, и она помогает человеку разобраться в том числе и во всех этих философских хитросплетениях.

Впрочем, философские хитросплетения — не самое главное. Куда важнее то, что мы делаем в жизни. Жизнь человека должна строиться таким образом, чтобы никогда и ни при каких обстоятельствах не исчезала грань между добром и злом. Если даже по слабости своей, по греховности, по несовершенству мы совершаем дела злые,

416

 

 

греховные, важно, чтобы нас совесть укоряла, чтобы никогда, ни при каких обстоятельствах голос совести не был в нас заглушен. Тогда Богом заложенный в человека и в человеческую историю механизм саморегулировки, самонастраивания будет работать, предохраняя и личность, и общество, и всю человеческую семью от самых страшных последствий, которые наступают тогда, когда человек перестает различать добро и зло.

«Слово пастыря», 12 февраля 2011 года


Страница сгенерирована за 0.46 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.