Поиск авторов по алфавиту

Автор:Жаба Сергей Павлович

Жаба С.П. План труда. Журнал "Новый Град" №9

Как ни смутна наша переходная эпоха, можно все же установить основные нужды ее, ищущие удовлетворения. Эгоистическое своеволие, личное и групповое, сменяется служением общему благу, утрированный индивидуализм — солидарностью.

В сфере экономической — переход от хозяйства, основанного на стяжательных инстинктах, к хозяйству, управляемому в интересах нации.

В сфере политической — установление власти, достаточно сильной, чтобы справиться с групповым своекорыстием (в особенности — с финансовыми и промышленными феодалами) и способной произвести необходимые преобразования.

Но процесс этот сопровождается губительными явлениями, принуждающими говорить о подлинной культурно-правовой катастрофе. Своего рода паразитические комплексы искажают порыв к должным переменам. Навязчивые идеи обожествления государства или расы знаменуют попрание личности и высших духовных ценностей. Со всей яростью темного фанатизма, народы направляются, полным ходом, в тупики — во имя идей, органически не связанных с основными потребностями нашего времени, но обладающих громадной паразитической силой, объяснение которой надо искать преимущественно в «трамве» великой войны. Надежда на спасение — в странах, спо-

81

 

 

собных создать новый уклад, не впадая при этом ни в какую одержимость.

В прошлом номере «Нового Града» я посвятил статью нео-социализму, намечающему пути к социально-политическому преобразованию Франции.

Нынешняя статья, в большей своей части, посвящена бельгийской преобразовательной попытке, борьба за которую развертывается перед нашими глазами в маленькой стране, нередко оказывавшейся своего рода показательной лабораторий Европы.

Бельгийская политическая жизнь значительно отличается от французской. Имеется лишь три больших партии: католическая, рабочая (социалистическая) и либеральная, которая гораздо слабее первых двух. Кабинеты отличаются устойчивостью, сменяются редко. Коалиция католиков и либералов, правящая страной, чужда мысли о глубоких реформах и отсиживается на охранительных позициях. Дело, однако, не так просто, так как мощная католическая партия потрясается резкой внутренней борьбой. Католические рабочие синдикаты и молодежь охвачены стремлением к решительным переменам, хотя и не имеют четкой, осознанной цели. С другой стороны, недавний министерский кризис вызван в значительной степени «младо-либералами», требующими «управляемого» хозяйства. Показателен громкий отклик, который сразу же получили выступления Брокаерта. Еще недавно лояльный член католической партии, сенатор, б. батонье, б. министр, Брокаерт внезапно начал в прошлом году бурную кампанию против злоупотреблений «гипер-капитализма», против вмешательства финансовых кругов в политику.

Найти новые пути доведется, быть может, бельгийской рабочей партии. Скажу, кстати, что название ее — отвечает действительности. В нее входят профессиональные союзы и рабочие кооперативы, и она насчитывает около 600.000 членов: громадное целое, обслуживаемое своими кооперативами, просветительными учреждениями, спортивными организациями, которыми бельгийские рабочие немало гордятся. Но за последние годы стала как будто ослабевать душа, оживлявшая это, на бельгийский масштаб, гигантское тело. Как и повсюду, социалистическое движение уперлось в некий тупик. Далекие цели тускнеют, а повседневная работа, за последнее время неблагодарная и зачастую неудачная, не дает воодушевления.

Рост недовольства оказался в усилении, особенно молодежью, левого крыла партии, поддавшегося власти крайних лозунгов, призывов к революционной борьбе, к бесплодным потрясениям, что могло привести лишь к изоляции рабочего класса и усилению правых настроений в стране. Господствовавшее реформистское крыло партии, в ответ, усугубляло мелкотравчатость своей политики, давая подчас левым словесное удовлетворение.

В результате всего этого — топтанье на месте, обескураженность

82

 

 

народных масс, постепенно растущее разочарование в государственном строе, при котором, в тревожное и ответственное время, не находится выхода из положения. Постепенно и незаметно страна могла соскользнуть к какому-нибудь фашистообразному государственному перевороту. Не надо забывать, что социальное и политическое недовольство усугубляются в Бельгии острой национальной борьбой. Крайние фламандские националисты, т. н. фламинганы, перейдя от борьбы за государственный дуализм к явному сепаратизму, пытаются разложить католическую партию, опирающуюся, в большой степени, на фламандских крестьян…

Какие же средства у рабочей партии для исцеления страны?

Она имеет — план Де-Мана.

За последние годы мысль невольно обращалась к автору «Преодоленного марксизма» и «Конструктивного социализма». Казалось, что человек, поставивший во главу угла волевую действенность в сочетании с духовным ростом и творческим усилием большого стиля, боец и мыслитель, призван стать вождем, которого недостает современному социализму.

Живя последние годы в Германии, Де-Ман настойчиво указывал немецким социал-демократам на их роковые ошибки, но не мог преодолеть косности лидеров, боровшихся не с причинами зла, а лишь с симптомами его. После того, как катастрофа разразилась, Де-Ман вернулся в Бельгию. Его задачей стало найти для своей родины творческое преодоление хозяйственного и политического кризиса, спасти народное благосостояние и спасти демократический строй. Идея эта нашла быстрый отклик.

Хозяйственный совет синдикальной комиссии, возглавляющей бельгийские профессиональные союзы, 1) обратился к Де-Ману с просьбой выработать план необходимых преобразований. Поручение это было выполнено. План, выработанный при содействии «Бюро Социальных Исследований» 2) был одобрен «смешанной комиссией (профессиональные союзы, кооперативы, партия, бюро), а затем 15-го ноября 1933 года представлен и защищен Де-Маном перед соединенным собранием генерального совета рабочей партии и национального комитета синдикальной комиссии. 3) Единодушно одобренный, он был окончательно принят 25-го декабря конгрессом рабочей партии, с небывалым воодушевлением и единодушием (563.451 голос при 8.500 воздержавшихся).

В чем же состоит самая идея «плана»?

Двуединая задача плана Де-Мана — преодоление хозяйственного кризиса и предотвращение кризиса политического, грозящего демо-

1) Находящиеся в орбите рабочей партии.

2) Создано самим Де-Маном при рабочей партии.

3) Создано самим Де-Маном.

83

 

 

кратическому строю. В кратком, лапидарном определении, конгресс рабочей партии ставит целью «осуществление плана хозяйственного преобразования, основанного на национализации кредита, главного средства для создания хозяйства, управляемого в целях развития покупательной способности масс населения, дабы обеспечить всем производительный труд и увеличить общее благосостояние».

Таким образом, задача ставится не в классовом, а в обще-народном плане. В соответствии с этим, конгресс обращается «ко всем классам населения, страдающим от современного хозяйственного бедствия и ко всем людям доброй воли, без различия партий и верований, для общего действия».

Исследуя причины крушения социализма во многих странах, Де-Ман отмечает охранительную, консервативную роль его. Защита существующего положения, которым, в сущности, все недовольны; пассивная оборона от натиска с двух сторон; борьба, шаг за шагом, против постепенного ухудшения положения рабочих, изолирующая их от нации … При всем этом, гибель социализма и демократии становится лишь вопросом времени. Кризис, так сильно подорвавший престиж капитализма, в то же время необычайно затруднил защиту самых насущных рабочих интересов. При обеднении всех стран, распределение уменьшившегося национального дохода происходит все болезненнее.

Де-Ман усматривает одну из главных причин победы фашизма — в отходе социалистического движения к слишком ограниченным целям, интересующим лишь индустриальный пролетариат, между тем как растет недовольство средних классов, растет национализм, растравляемый хозяйственный войной государств, и увеличивается слабость парламентских учреждений. И Де-Ман приходит к своей знаменательной формуле: «Не реформа распределения, а реформа структуры».

В борьбе за структурные реформы, социализм переходит от обороны к наступлению, централизуя все растущее общее недовольство, проводя назревшие преобразования. Словом, он отказывается от принципа «наименьшего зла» в пользу принципа большего блага. Из обреченного на гибель — он становится непобедимым.

Но возможен ли союз со средними классами? Де-Ман указывает на их анти-капиталистическую настроенность, несколько иную, чем у рабочих, и дает этому свое объяснение. Меняется характер и капитализма, и средних классов. От прогресса и расцвета капитализм перешел к регрессу и сжатию. Финансовый капитал завладел главными отраслями промышленности, свободная конкуренция сменилась фактической монополий, космополитическое фритредерство — националистическим протекционизмом. Вместо конкуренции производителей — конкуренция стран…

Глубоко изменились и средние классы, появились новые категории их. Принято было думать, с легкой руки Маркса, что мелкая бур-

84

 

 

жуазия постепенно ослабевает, сходит со сцены. Это было отчасти верно применительно к старым средним классам, но совершенно неправильно по отношению к новым, которые растут численно. В противоположность этому, число рабочих уменьшается вследствие «автоматизации» промышленности, что является новостью громадного значения. Пролетаризация старых средних классов носила персональный характер, пополняя пролетариат все новыми выходцами из мелкой буржуазии. Пролетаризация новых — носит характер коллективный, сказываясь в их обеднении, при чем их, основанное на иерархичности, чувство общественного достоинства лишь усиливается и растет их революционное настроение.

Для старых средних классов характерна их социальная независимость, для новых — их подчиненность капиталу, их посредническая роль. 1) Старые, борясь против режима свободной конкуренции за режим монополии (воспоминания о корпоративном строе), борясь против прогрессивного капитализма, играли в хозяйственной области реакционную роль, при всем своем революционном демократизме. Новые, подавленные монополией финансового капитала, восстают против режима монополий, против капитализма регрессивного, за хозяйственную свободу, будучи, в то же время, зачастую политически реакционными… Но финансовый капитал и объективно является сейчас центральной позицией капитализма, господствуя и над хозяйством и, в большой мере, над государством и парализуя борьбу рабочих за свои интересы. Поэтому анти-капиталистическое единение средних классов с рабочим классом и возможно и целесообразно именно в этом пункте. Как это ни странно, не революционность, а умеренность социализма отвращает от него средние классы. От мелкой борьбы за свои повседневные интересы, чуждые средним классам, давно пора перейти к борьбе за радикальные реформы экономического строя.

Эти реформы, лишив финансовый капитал его командных позиций, должны в то же время устранить основные причины кризиса, уничтожив недопотребление, увеличив покупательную силу внутреннего рынка и победив безработицу.

Следует подчеркнуть, что речь идет отнюдь не о создании социалистического строя, а лишь о строе промежуточном, — идея, столь «ужаснувшая» Л. Блюма на памятном июльском конгрессе 1933 года.

В интересах нации и при поддержке ее, должна осуществиться «национализация (т. е. установление режима «servicespubliques») финансового капитала и, как следствие, монопольных форм капитала индустриального… основывающих свою подавляющую силу на силе финансо-

1) Отсюда их быстрый рост. Например, развитие автомобильной промышленности в Соединенных Штатах создало несколько сот тысяч лиц, обслуживающих со стороны автомобильное дело.

85

 

 

вого капитала». (Разумеется преимущественно сырье и двигательная сила).

Характерной чертой нового строя будет разделение хозяйства на два сектора: государственный и частный. В первый, помимо банков, войдут каменноугольная промышленность, электрическая и часть тяжелой металлургии. Все остальное хозяйство составит частный сектор.

Что разумеет Де-Ман под национализацией? Ни в коем случае не бюрократизацию. В Плане особо оговорено предоставление органам, руководящим хозяйством, исполнительных полномочий, необходимых для быстроты действий и для сосредоточия ответственности, во избежание опасностей этатизма.

Государство, уже играющее громадную роль в кредитной области, «увенчивает здание», учреждая Кредитный Институт, автономную государственную организацию, которая заменит частную монополию кредита — монополией в интересах нации. Частные банки останутся, но Кредитный Институт получит, путем выкупных операций, контрольные пакеты и сможет руководить деятельностью банков и распределять кредиты, приспособляя производство к нуждам, расширенного рынка. Комиссариат финансов, зависящий от законодательной власти, объединит управление кредитом и монетным режимом.

Что касается национализированных основных индустрий, законодательная власть создаст соответственные администрации предприятий в виде консорциумов, точно так же получающих контрольные пакеты, при чем Кредитный Институт выдаст им доверенность на соответствующие акции, находящиеся в портфелях банков. Общее руководство принадлежит Комиссариату Индустрии, тоже ответственному перед законодательной властью. Последняя создаст также совещательный хозяйственный Совет при комиссариатах, с правом вносить предложения в них и в парламент и контролировать деятельность комиссариатов и подвластных им органов.

Общей задачей управления обоими секторами будет согласование уровня производства и потребления, при повышении их обоих. Но управление частным сектором будет, разумеется, вестись косвенным способом, путем кредитной, валютной, торговой и фискальной политики государства, а также установлением условий труда.

В капиталистической части частного сектора будет поддерживаться раскрепощенная конкуренция «в духе инициативы и изобретательности, для развития производительности, доходности и покупательной силы.

В «трудовой» части того же сектора, сохраняющей единство собственности и труда — поддержка этой собственности, для тех же обеих целей.

Итак, «частная монополия кредита, подчиняющая хозяйственную деятельность погони за частной прибылью, вместо удовлетворения

86

 

 

потребностей целого» составляет препятствие к увеличению покупательной способности населения, и к увеличению продукции.

Бюро Социальных Исследований должно соответственно изучить возможность создания плана, согласно которому емкость внутреннего рынка увеличится в 3 года на 50 фр., а в 5 лет — на 100 фр.

Познакомившись, в самых общих чертах, с Планом Труда, читатель сразу же обратит внимание на наиболее оригинальную черту его: «раскрепощение хозяйства, восстановление конкуренции. При этом, довольно логично, Де-Ман исключает из своего поля зрения проблему корпоративного хозяйства.

Здесь, в самом деле, надо выбирать. Корпоративный строй был бы гарантией от недостатков этатизма, которых Де-Ман опасается настолько, что как будто изъемлет управление хозяйством из компетенции правительства.

Молчаливо подразумевая, что в частном секторе будет господствовать психология буржуазного либерализма, Де-Ман как будто недооценивает силу общего духовного сдвига. Возможно, что он сообразуется со специально-бельгийскими условиями. Ведь, и соотношение финансового и индустриального капитала не везде таково, как в Бельгии, — хотя бы во Франции.

Л. Блюм писал недавно, что французский финансовый капитал, в виду своей распыленности, не поддается мерам, пригодным для иных стран. А в Германии «капитаны промышленности» говорят, быть может, более властным голосом, чем финансовые магнаты. Но Де-Ман и не предлагает своего Плана в качестве панацеи. Указывалось на некоторые аналогии Плана с советским хозяйством. Речь, очевидно, может идти лишь о нэпе. Но нэп, помимо ряда коренных различий, был дан со скрежетом зубовным, как вынужденная временная уступка, и проводимая при прежнем терроре и бесправии населения. Подобные сравнения лишь затемняют сущность дела.

Хозяйственные преобразования требуют, согласно Плану, предварительной политической реформы. Для преодоления разного рода сопротивлений, для быстрой и плодотворной работы, государство должно стать сильным и независимым от частных влияний. Соответственная экономическая и политическая организация обеспечит независимость и авторитет государства и общественных учреждений по отношению к денежным силам. Единая Палата депутатов упростит и приноровит к современным нуждам свои методы работы. При выработке законопроектов ей будут способствовать совещательные советы, из лиц высокой компетентности. Разумеется, конституционные свободы и всеобщее избирательное право останутся незыблемыми.

Рабочая партия готовит кадры нескольких тысяч специалистов-руководителей и для агитации за План, и для осуществления его. Строится громадная организация, скрепленная и воодушевлением, и железной дисциплиной. «Доверенные люди», вожди секций, торжественно обя-

87

 

 

зуются безоговорочным повиновением в борьбе за План. Агитация ведется во всех кругах населения с большим подъемом, но и с немалой гибкостью и тактом. О результатах говорить еще рано, но нельзя не отметить глубокого впечатления во всех кругах и классах. Очень показательно, что, хотя премьер, граф Броквиль, и нападает на «вредные утопии», но многочисленные голоса в буржуазной среде подчеркивают неожиданную для них умеренность Плана.

Официальные верхи католиков и либералов остаются всецело на своей охранительной позиции, но молодые элементы обеих партий — глубоко потрясены. Что касается рабочей партии — она преобразилась, как по волшебству. Еще вчера раздиравшаяся борьбой бескрылых реформистов с утопическими революционерами, она вновь обрела и единство и воодушевление. Реформисты приветствуют практичность и немедленность преобразований; революционеры — их «структурный» характер. Их лидер, Спаак, на конгресс, всецело присоединился к Плану: «Идея — сила Плана — в радикальной перемене наших целей. В средних классах, в классе рабочем — колебание, отчаяние. Почему? Потому что долгие годы мы держались обороны и отрицания. Невозможно поддерживать энтузиазм, сохранять надежды, ограничиваясь словом: нет!». И далее: «Если политические события не развиваются по линиям Маркса, это не значит, что мы не должны исправить свои позиции». — Из ответа Де-Мана: «Вы приняли на себя большую ответственность, Спаак. Вы принадлежали к наиболее недовольным, и это было понято. Теперь недовольные должны стать авангардом начавшегося действия». Общая овация была ответом. —

«Мистика» Плана быстро завладела душой широких рабочих масс и имеет шансы захлестнуть за пределы и партии, и класса. В соответствии с духом времени, «мистика» эта стимулируется идеей завоевания власти. Прославления ярко волевого начала, упор на ведущую элиту — в большой чести. Настроения эти, не разрушая демократического уклона, могут «омолодить» его, придав ему небывалую действенность.

Рабочая партия, отказываясь участвовать во власти, если План не будет принят, готова зато на союз с любой партией, группой, организацией — принявшей План. Со времени своего основания, партия неоднократно подчеркивала широко-гуманитарную сущность своей идеологии, но, как и повсюду, была заедена марксизмом. Теперь же, она решительно отказывается от своей пролетарской исключительности и для осуществления Плана создает фронт труда, проникнутый всенародно-освободительным порывом. Делается попытка создать подлинное обще-трудовое объединение. Крестьяне и интеллигенты, рабочие и чиновники, коммерсанты и техники, — «все люди доброй воли, без различия партий и верований» призываются создать сообща более счастливую Бельгию. Одни — во имя приближения к социализму, другие — под знаком «Quadragesimo Anno».

88

 

 

Это не значит, что страна замкнется в своих национальных рамках. По самый свойствам своего хозяйства (ввоз сырья, вывоз фабрикатов), Бельгия не может думать об автаркии, да и де-Ман и партия не отказываются от своих международных идеалов. Но, при надрыве международного хозяйства, при невозможности сговориться в рамках хотя бы европейских, остается лишь приложить усилия к преодолению кризиса и созданию управляемого хозяйства — в пределах национальных.

Невозможно предугадать, завершится ли успехом борьба за План Труда, получил ли он осуществление. Будем надеяться, что да, — и ради маленькой Бельгии, и ради великой Европы.

Сергей Жаба.


Страница сгенерирована за 0.13 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.