Поиск авторов по алфавиту

Автор:Лев (Жилле), иером.

Лев (Жилле), иером. Религия и социальный вопрос в современной Франции. Журнал "Новый Град" №4

Вопрос о взаимоотношении между «социальной и «религиозной» темой в идеологии и политике современной Франции заключает в се­бе две стороны. Во-первых, можно спрашивать себя, каково отно­шение к религии французских социальных течений (социалистических или сочувствующих социализму партий). Во-вторых, можно задать во­прос о социальной установке французских религиозных групп.

* * *

С социализмом связаны, по крайней мере, по имени, самые раз­личные политические группировки. Их можно расположить, справа налево, в следующем порядке: радикал-социалисты (Эррио), фран­цузские социалисты (Эрве, Шабрен), независимые или республикан­ские социалисты (Пэнлеве), социалистическая партия II Интернациона­ла (Блюм), синдикалисты (Жуо), коммунисты III Интернационала (Кашен) с небольшим отколовшимся сектором троцкистов.

Знакомясь с лидерами этих партий (за исключением синдикалистов и коммунистов), можно заметить, что их духовный склад и их миро­воззрение резко отличаются от социалистических вождей Англии и Германии. Это не «примитивные» люди — бывшие рабочие или учите­ля, как Макдональд, — моралисты и пуритане, каких так много встре­чается в английском социализме. Это и не узкие схоластики, материалисты-марксисты, как в Германии, Вожди французского социализма по большей части люди высокой культуры, настоящие интеллигенты с университетским стажем («Республика профессоров» Тибоде), люди свободного критического ума с гуманистическими тенденциями. Они чужды всякой религии, но для них религиозные или метафизические проблемы еще существуют, и они способны подходить к ним с по­ниманием н сочувствием. Это традиция Жореса. Из двух докторских диссертаций Жореса одна была посвящена изучению корней социализма у Лютера; другая, под заглавием «О реальности чувственного мира», заканчивалась «кротким образом Иисуса, встающим в свете вечереющего дня». За несколько лет до своей смерти Жоресприехалв Гренобль, чтобы прочесть здесь доклад. Воспользовавшись не­сколькими свободными минутами, он посетил своего старого товарища Дюмениля, профессора философии в Гренобльском университете и задал ему вопрос: «Скажи мне, что думают в настоящее время в философских кругах о проблеме Бога?». Как и Жорес, Альбер То­ма был первоначально философом по специальности. В Международ­ном Бюро Труда он придавал большое значение сотрудничеству церк­вей, сам выражая свое сочувствие социальному христианству. Еванге­лие оказало очень сильное влияние на Эррио; вождь радикал-социали­стов хорошо знаком с религиозными вопросами; его докторская дис-

77

 

 

сертация посвящена учению Филона Александрийского. Эрве склоня­ется к католичеству. Блюм более далек от всякой положительной ре­лигии, да он и не христианского происхождения; но все же мораль­ный проблемы встают перед ним с большой остротой; те, кто знаком с его деятельностью в качестве социалистического лидера, не всегда, может быть, знают, что он был проницательным комментатором Стен­даля. Северак, играющий важную роль в административном штабе социалистической партии, был первым французским переводчиком Со­ловьева. Синдикалисты и коммунисты строгого толка, вожди которых менее образованы, ведут борьбу против всякой религии; но среди людей, «сочувствующих» коммунизму, не следует забывать Барбюса, который написал восторженную книгу о Христе, и Ромен Роллана, называющего себя свободным верующим.

Но каковы массы? социалистические, коммунистические или примыкающие? Они весьма далеки от сочувственного отношения их лиде­ров к религиозным вопросам. Политики избирательных кампаний, Ренодель или Компер-Морель, представляют собой средний уровень французских социалистов. Средний французский рабочий настроен не только антиклерикально, но и анти-религиозно. Самые распростра­ненные среди пролетариата газеты «Populaire» и «Humanité» бо­рются с религией, как таковой. Социалистическая федерация департа­мента Изеры исключила из партии депутата Шастане за то, что он требовал восстановления в гражданских правах картезианцев и отме­ны исключительных законов против монахов. Присутствие христиани­на (протестанта) Андре Филипа в социалистической партии является источником соблазна и конфликтов в ее среде. В английской Рабочей Партии — много христиан; но участие христианина во французском социализме является чем-то ненормальным. Во Франции, как и во всех католических странах, разрыв с католической церковью означает и разрыв со всякой религией. Французский пролетариат отличается бла­городством своих стремлений; глухой к богословским интересам английского пролетариата, более свободный от экономических интере­сов английских и немецких рабочих, он, может быть, идеалистичнее их, т.-е.более открыт для гуманистических идеалов. Но в массе французский пролетариат безбожен.

Была сделана попытка создать для него религию на наукообраз­ной основе, более стройную, нежели мораль народной «лаической» школы, более обоснованную, чем доктрина «солидарности», провоз­глашенная Леоном Буржуа и еще находящая своих адептов в про­винциальных масонских ложах. Брюль, Бугле и др.)- Дюркгейм», в самом деле, имел претензию создать новую религию. Ее главные черты сводятся к следующему: замена понятия «боже­ственного» понятием «священного», отожествление священного и со-

78

 

 

циального, восстановление категорического императива, понимаемого как давление на индивида со стороны коллективного сознания. Дюркгеймовский социологизм оказывает некоторое влияние на небольшие кружки молодых социологов в Сорбонне «в Высшей Нормальной Школе, проникая в учительские институты (Нормальный Школы). Но большинство социологов отвергает его, как форму метафизики, а не науки, и на народные массы он не оказывает никакого влияния.

 * * *

Католическая церковь является самой сильной количественно религиозной организацией во Франции. Каково в настоящее время отно­шение французских христиан этого исповедания к социальным вопросам?

Понтификат Пия XI сообщил церкви в некоторых областях жизни крен налево. Международная политика папства (разоружение, орга­низация мира) практически совпадает с позициями радикал-социали­стов и социалистов. В социальной сфере энциклика Quadragesimo anno также означает эволюцию влево. Она является гораздо более смелой, чем энциклика Rerum novarum. Правда, Пий XI осуждает социализм и коммунизм; но это осуждение относится к антирелигиоз­ной позиции этих партий, к их принципиальному отрицанию права соб­ственности. Она не затрагивает социализма и коммунизма, как чисто экономических учений, и кардинал Борн мог заявить, что нет ника­ких препятствий для английских католиков вступать в рабочую пар­тию. Более того — и в этом новый смысл последних энциклик, — Пий XI определенно осуждает капитализм. Во Франции, где католи­чество исторически сливалось с консерватизмом во всех его фор­мах, последние папские указания вызвали сильное смущение в умах верующих.

Ядро католической правой (то, что называется во Франции «благонамеренными», bien-pensants) состоит из буржуазных и националистических читателей «EchodeParis» и органов Коти. Они или игнорируют то, что говорит папа, или проходят мимо его слов с почтительным, но неодобрительным молчанием. Политически активная группа этой правой, Национальная Католическая Федерация генерала Кастельно, находится в несомненном разброде. Некоторые публици­сты посмелее, как Кавалье, ведут открытую кампанию против «крас­ных христиан». Эти круги очень скандализированы поступком лилльского епископа, кардинала Лиенара, который во время недавней стач­ки принял сторону рабочих текстильщиков против крупных католи­ческих промышленников Северного департамента. На крайнем пра­вом католическом фланге тон задает «Action Française». Там вы­двигают весьма определенную социальную доктрину, корпоративный

79

 

 

строй под знаменем монархии, и энергично борются с соглашатель­ством папы и епископов по отношению к левым партиям.

В католичестве есть и своей центр: это клерикальная публика, читающая парижскую газету «La Crouix». Чрезвычайно поучитель­на эволюция этой влиятельной газеты. Когда-то она резко и во всех смыслах ориентировалась направо. Теперь она поддерживает бриановский пацифизм. Но, как редакция этой газеты, так и ее читатели в своих откликах, обнаруживают некоторую неустойчивость. В социальном вопросе «LaCrouix» поддерживала политику Альбера де Мён, католические рабочие кружки, патриархальный патронат (в стиле Ар­меля). Сегодня эта точка зрения уже превзойдена. Современная центристская позиция левее, чем была при де Мёне. Она совпадает с «социальным католичеством». Для последнего долгое время автори­тетами были Кеттелер, Маннинг, Гиббоне. Академик Жорж Гуайо внес в него демократическую ноту. Именно это социальное католи­чество находит теперь свое выражение в ежегодных «социальных не­делях» (съездах), которым покровительствует епископат, и где док­тринеры, вроде Лорена и Дютуа, стараются развивать одновремен­но благоразумные и прогрессивные теории. Тот же стиль, благора­зумный и прогрессивный, господствует в организациях, руководимых иезуитами. Таковы Католическое Объединение Французской Молоде­жи и Народное Дело (Action populaire). Издания «Spes», охотно идущие навстречу социальным вопросам, одушевлены тем же духом и отражают те же тенденции.

Есть, наконец, и католическая левая. Если не всегда в програм­мных заявлениях, то, по крайней мере, на деле и в своих тенден­циях, она идет гораздо дальше папских энциклик в социальной обла­сти. «Laviecatholique» и «LAube» являются ее органами, Народ­ная Демократическая Партия — ее политическим выражением. Во вре­мя последних выборов эта партия не боялась выступать против кон­сервативных католических кандидатов. Еще левее стоит группа Мо­лодой Республики, руководимая Марком Санье; в ней сохраняется старая закваска Sillon, когда-то осужденного Пием X. Санье и его друзья ближе к социализму II Интернационала, чем к радикал-со­циализму. Тот же дух Sillon, христианский, демократический, близкий к социализму, господствует в Отрядах (Equipes) Гаррика, где моло­дые интеллигенты-католики стараются сблизиться с рабочими. Хри­стианская Конфедерации Труда и Христианская Рабочая Молодежь («жосисты») проникнуты социализмом. Читая листки этих групп ка­толической левой, мы удивляемся тому, что они могут еще оставаться в католических рядах. Впрочем случается иногда, что эти группы поставляют рекрутов для гораздо более левых партий. Бывший «сильонист» Паскаль уехал в Москву и поступил на службу к больше­викам, Шабрен, бывший профессор Католического Института в Пари-

80

 

 

­же, сделался депутатом и лидером Французской Социалистической Партии. ФлоримонБонт, главный редактор «Humanité», пришел к коммунизму из рядов воинствующего католичества.

Все эти партии могут создать впечатление сильной социальной активности французских католиков. Но такое впечатление было бы ложным. Мы видим, без сомнения, интересные усилия активных групп. Но нужно отдать себе отчет в двух фактах. С одной стороны, за исключением очень деятельного но незначительного меньшинства, огромная масса французских католиков пребывает в твердом и неиз­менном социальном консерватизме. С другой стороны, французский пролетариат все более и более отходит от католической церкви. Последняя, в глазах французского рабочего остается связанной со всеми силами угнетения, со всем тем, от чего должно освободиться. Иезуиты с миссионерским призванием, как о. Ланд, могут писать патетические книги на тему «Христос в предместьях», но мы не должны забывать, что предместья потеряны для католической церкви. Католическое возрождение среди интеллигенции, столь сильное несколько лет тому назад, теперь остановилось или, по крайней мере, замед­лилось. Новые поколения студентов и школьников не хотят покорять­ся римской дисциплине. Большинство рабочей молодежи ее нена­видит. Процесс раскатоличения французского народа продолжается в ускоренном темпе. Массы еще обращаются к кюре для крещения, свадьбы, погребения, но в душе и в жизни они настроены «против кюре».

* * *

Римской церкви во Франции противостоят евангелические церкви, ведущие свое начало с реформации. Какова же социальная позиция французского протестантизма?

Большая часть его последователей принадлежит к богатым или зажиточным классам. У него большие связи с индустрией, с торговлей, с банками. В XIX веке французские протестанты принимали эконо­мическую доктрину либерализма: либеральные экономисты, как династия Сэев и Фредерик Пасси, были связаны с реформацией. Этот либерализм богатой и культурной протестантской буржуазии нахо­дит и теперь свое исчерпывающее выражение в газете «Temps»; в силу какого-то домашнего неписанного закона, протестантские влия­ния постоянно господствуют в самой крупной газете республики. И теперь еще «Письма из провинции» в «Temps», которые пишет па­стор Луи Лафон, хорошо передают настроения пуанкаристской бур­жуазии, Здесь допускают известные начала социального долга, но предоставляют их доброй воле каждого. Нечего и говорить, что про-

81

 

 

тестантская буржуазия, читающая «Temps», не имеет никакого социального влияния на народ.

Но и во французском протестантизме нашлась группа, которая пыталась противодействовать этому капиталистическому и индиви­дуалистическому умонастроению. Так возникло «социальное христиан­ство» (Christianisme social). Предтечей его был Оверлен, известный эльзасский пастор, который в начале прошлого века совершил эконо­мическое и моральное возрождение своего прихода в Бан-де-ла-Рош. С тех пор Фалло, Котит, В. Моно, Гунель положили начало «христиан­скому социальному» движению, которое находится в связи с между­народным движением практического христианства (Стокгольм и Же­нева), Французское социальное христианство, по правде говоря, до­вольно неопределенно. Под этой вывеской могут укрываться столь различные тенденции, как «кооператизм» Шарля Жида и близкое к социализму направление В. Моно. Французский протестантизм борет­ся горячо и успешно против алкоголизма, проституции, тяжелых жи­лищных условий, но его отношение к экономическим злоупотребле­ниям не столь ясно. Французский отдел Христианской Студенческой Федерации по временам бывает взволнован некоторым социальным энтузиазмом: группы Товарищей (Compagnons) выполняют такую же работу, как католические отряды (équipes) Гаррика: студенты-проте­станты становятся рабочими (ср. интересный опыт Арнольда Бреме­на, описанный в его книге «Une explication du monde ourier»; Бремон не является исключением). Однако у протестантской молоде­жи наблюдается сейчас уменьшение интереса к чисто социальным во­просам. Многие находят, что социальное христианство грешит чрез­мерной расплывчатостью, говоря о Христе; к тому же дает себя знать теология Барта, возвращение к трансцендентной религии, рели­гии откровения и обращения. Братство Примирения (MouvementdelaRéconciliation), о котором мы писали в № 3 «Нового Гряда», требует от своих членов личного экономического бескорыстия, справедливо­сти и социального братства. Но это преимущественно движение, на­правленное к примирению народов, выдвигающее на первый план не­противление и отказ от военной службы; оно во многих отношениях отлично от «социального христианства».

Более четкой, более радикальной является Христианская Социалистическая Партия. Протестантская по своему религиозному вдохнове­нию, она была основана Полем Пасси,ученым профессором экспериментальной фонетики, который был исключен из EcolepratiquedesHautesEtudes в 1913 году за протест против трехлетней военной службы. П. Пасси основал и деревне небольшую колонию христиан­ских социалистов, известную под именем Liéfra (liberté, égalité, fraternité). Он издает журнал «Espoirdumonde», гораздо более ле­вый, чем «Christianismesocial». В экономических и социальных во-

82

 

 

просах. Христианская Социальная Партия исповедует приблизительно те же идеи, что Анри де Ман. В какой мере этот социализм является христианским? Что означает Христос для Христианской Социалистиче­ской Партии? Точно определить это оказывается делом нелегким. Впрочем, партия эта представляет из себя всего маленькую группку. Она не пользуется ни известностью ни влиянием на массы. Наконец, некоторый верующие протестанты вступают в Социалистическую Пар­тию II Интернационала. Мы уже упоминали о профессоре политиче­ской экономии Андре Филипе, Хочется спросить, каким образом Филип примиряет евангелие с призывам к классовой борьбе.

По существу протестантские церкви оказываются столь же без сильными, как и католическая, пред лицом французского пролетариата. Их ненавидят почти так же, если не совершенно так же, как и ка­толиков. Работа, предпринятая протестантами в социалистических и коммунистических кругах парижских предместий, особенно в Иври, дала до сих пор скорее отрицательный результат. Протестантский островок в Бельвиле с его удачей является исключением. Однако, следует упомянуть об успехе протестантской миссии в угольном рай­оне Северного департамента. Там, под воздействием нескольких мо­лодых и ревностных пасторов, создаются общины рабочих христиан, где веет дух Пятидесятницы, дух апостольской Церкви. Но это дви­жение не может быть названо социальным по своей главной тенден­ции. Это, прежде всего религиозное христианское движение, которое приводит к социальным последствиям.

* * *

Эти протестантские рабочие общины северной Франции могут быть прекрасной заключительной нотой для настоящего беглого очерка. Французский пролетариат антирелигиозен. Социальные движения, как католические так и протестантские, являются делом интеллигентского меньшинства и почти не оказывают практического влияния на массы. Они влияют скорее на умонастроение самих верующих, но глубокий ров отделяет верующих от неверующего пролетариата. Единствен­ный пример блестящего и длительного успеха христианства среди ра­бочих представляют общины северных углекопов. Это значит, что социальное возрождение совершилось только там, где проповедовали не социальное возрождение, а Христа.

Иером. Лев Жилле.

83


Страница сгенерирована за 0.05 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.