Поиск авторов по алфавиту

Автор:Без автора

Редакция. Новый Град. Журнал "Новый Град" №1

Не легкомысленная жажда новизны, не слепая ненависть к старине соединила нас, искателей нового града: Нет, в старом городе просто становится невозможно жить. Полуразрушенный катастрофой войны, он живет в предчувствии нового — быть может, последнего для него — удара, раздираемый непрерыв­ными внутренними противоречиями. Кризисы не страшны мо­лодому обществу, полному сил и творческих возможностей. В кризисах мощно росла цивилизация XIX века. Современные кри­зисы сопровождают или отмечают процесс упадка. Война при­вела к истощению великие государства Европы и разрушилане­который из них, в томчисле величайшее из них — Россию. Вой­на ознаменовала начало упадка Европы перед лицом восстаю­щих или борющихся за свою, независимость народов Востока. Сама Европа не выходит из состояния брожения, лихорадочных метаний и беспорядка. Кризис экономический, кризис политиче­ский, кризис социальный, кризис национальный. Огромная воен­ная задолженность государств Запада, потеря восточных рын­ков, сужение внутренних обусловливает неустойчивость денег, биржевый бури, колоссальную безработицу. Демократия в це­лом ряде стран оказывается бессильной создать твердую власть, способную бороться с грозной бедой. Поколение, воспитанное на крови,верит в спасительность насилия и выдвигает идеал диктатуры против правового государства. Демократия вынужде­на обороняться от предприимчивых захватчиков власти, и в рядестран уже разрушена новой небывалого типа тиранией. Ра­бочий класс, волнуемый экономическими бедствиями, сноваго­товится к штурму капиталистического общества. Коммунизм восстановляет революционную доктрину и тактику 40-х годов прошлого столетия, мечтая раздуть ближайшую войну в клас­совую революцию.

И эта война уже затягивает горизонт кровавыми зорями. Уже репетируются грандиозные спектакли уничтожения городов газовыми и воздушными атаками. Народы вооружаются под

3

 

 

убаюкивающиеречи омире дипломатов и филантропов.Всезнают, что в будущей войне будут истребляться не армии, а народы. Женщины и дети теряют свою привилегию на жизнь. Разрушение материальных очагов и памятников культуры будет первойцелью войны. Война тлеет под пеплом национальной ненависти, злопамятства и обиды. Мировая война не могла по­делить и успокоить народы. Новые границы прошли по жи­вому телу. Взамен разрушенных конгломератов наций образо­вались новые, насильственные соединения. Относительное куль­турное единство и общение старой Европы до сих пор не восстановлено. Народы окопались траншеями исключительных тра­диций и интересов. Путешествие по мирной Европе стало труд­нее, чем в средние века. «Европейский концерт», «республика ученых» и «corpuschristianum» кажутся разрушенными до основания.

Тяжелее всех оказалась участь России. Она расплатилась и за свои собственные грехи, наследие своей трагической истории, и за грехи капиталистическая мира, вовлеченная в общий его пожар. В Европе экономический кризис, — в России безвы­ходная нищета и голод. В Европе борьба классов, — в России уничтожение их. В Европе насилие, — в России кровавый тер­рор. В Европе покушения насвободу, — в России каторжная тюрьма для всех. В Европе помрачение культуры, — в России систематическое ее истребление. И Россия, жертва безумного самоубийства, готовится стать палачом всего мира, собирая взрывчатые материалы для последней катастрофы.

Серный дождь уже падает «на кровли и башни родного Содома». Нам не вернуться к былому уюту, к теплу отцовских очагов. Нам запрещено даже оглядываться назад, чтобы не за­стыть соляным изваянием отчаяния.

Многие начинают сродняться с мыслью, что мы присутст­вуем при последней гибели, если не человечества, то европей­ской культуры — той культуры, которая цепью звеньев свя­зана — и на романо-германском Западе и на русском Востоке — с древней Грецией. Для нас, похоронивших отечество, мысль об апокалипсисе культуры, будящая столько отзвуков в рус­скойдуше, особенно искупительная. Она может быть источни­ком мстительного и бессильного удовлетворения.

4

 

 

Не поддаваться ей! Быть с теми, кто готов бороться, го­тов странствовать — не в пустыню, а к новому Граду, который должен быть построен нашими руками, из старых камней, но по новым зодческим плацам. В чем источник нашего мужества и нашей надежды?

Прежде всего мы не видим исчерпанности ни духовных, ни материальных сил старого человечества. Гигантская трудо­вая машина расточает без устали свою непрерывно восстановляемую энергию. Даже экономические кризисы наших дней яв­ляются кризисами перепроизводства. Нигде ни признаков апатии, равнодушия или лени. Более, чем когда-либо, Европа — и продолжающие ее материки — бьется, как стальное сердце мирового двигателя. Механические силы техники, физическая силы спорта указывают на неистощимость моральных сил. Правда, падают ценности сострадания, зато растут фонды чи­стоты и мужества. Действительно, новая Европа во многом мо­рально здоровее старой. Из скептического и эстетического де­каданса довоенных десятилетий вырастает мощное религиозное движение. И это не только приют усталых, мистически изголодавшихся душ. Не только последнее убежище социального консерватизма. Христианские церкви наших дней развивают боль­шую социальную энергию, ставят своею целью объединение и организацию разъединённого мира. Молодежь волнуется смут­ными идеалами нового порядка, новой организации. Идея рекон­струкции носится над хаосом.

Кто победит? Новый ли строй восторжествует над хаосом или хаос поглотит еще нерожденный строй? Будущее, к сча­стью, скрыто от нас. Исход завязавшейся духовной битвы не предрешен. Наша свобода и наша воля входят в этот исход, как одна из существенных его предпосылок. Вот почему для всех, кто видит возможность спасения, борьба за него — общий долг.

Мы не одни, кто в этот решающий исторический день вы­ходит в путь в поисках Нового Града. И мы обязаны точнее определить, что отделяет нас от других искателей.

Вместе со всеми живыми людьми нашего века мы убежде­ны, что наше поколение вплотную поставлено перед социаль­ным вопросом — не для теоретического анализа, а для прак­тического его решения. Для нас это вопрос столько же спра-

5

 

 

ведливости, сколько существования. Внести разумность вхозяйственный хаос и справедливость в мир, где эксплуатация и борьба классов — такова не утопия, а задание нашего време­ни. У нас нет готовых рецептов. Социализм понятие слишком многосмысленное. Едва ли это слово способно определить смысл открывающихся в тумане очертаний будущего хозяйственного строя. Мы готовы назвать его трудовым, ибо труд, а не капи­тал займет в нем почетное место. Но мы не прельщаемся ме­чтой об абсолютном государственном принуждении в организа­ции труда. Мы хотим сохранить начало свободы и творчества в хозяйственном процессе. В этом вся трудность и своеобра­зие современной социальной проблемы.

Против фашизма и коммунизма мы защищаем вечную прав­ду личности и ее свободы — прежде всего свободы духа. Вы­нужденная поступиться многим в своей экономическойсво­боде ради спасения целого, ради возможности общего дела, личность сохраняет свое нравственное достоинство в глубине своей совести, своей мысли, своего духовного творчества. Это признание свободы личности отделяет нас от большинства так называемых пореволюционных течений русской политической мысли, с которыми нас роднит общее понимание политическая кризиса и воля к новой организации жизни. В охране свобо­ды, как драгоценного завещания XIX века, мы занимаем по­зицию консерваторов. Но мы не удовлетворены буржуазным пониманием свободы и ищем для нее новых обоснований.

Начала нового свободного порядка и справедливости, утверждаемые в государственном общежитии, должны быть обеспечены и в отношениях между нациями. Нации — великие личности — должны сохранить во всей полноте свободу своего творчества, но поступиться долей политической и экономиче­ской свободы, чтобы войти в общечеловеческое общение. Ка­кой смысл работать над созданием мира и порядка в своем собственном доме, когда этот дом обречен на разрушение в борьбе внешних сил? Изолированное существование наций ста­ло давно невозможным. Более, чем когда-либо, мир, при всей раздирающей его ненависти, живет связанной жизнью. Друзья и враги спаяны цепью общей судьбы. Уже Европа становится тесной для нового понятия политического человечества. Наше

6

 

 

внимание приковывают к себе и Запад и Восток и на рубеже их — Россия.

России отдаем мы наши самые заветные мысли. Образ мира, среди которого мы живем и который лучше видим, не за­слоняет в наших глазах далекого, трудно уловимого, но всегда близкого лица России. Ненавидя ее палачей, вглядываясь при­стально в ее усилия к освобождению, мы отдаемсебе отчет во всей сложности материальных и духовных процессов, в ней совершающихся. Мы стремимся мысленно отделить внешне на­вязанное и внутренне переживаемое ей. Мы хотим уловить об­раз подлинной — это не значит чистой и безгрешной — России, и определить основы, на которых должна сложиться ее историческая жизнь. Если хоть некоторый из наших страниц дойдут до нее и помогут кому-нибудь там в мучительном деле национального и социального самоопределения, мы будем сто­рицей вознаграждены за наш труд.

Свобода личности и правда общежития, национальное и все­ленское начала — где могут они быть примирены, внутренне и органически, вне христианства? Современное развитие «по­зитивной» мысли, консервативной, либеральной н социалисти­ческой — разбивает единство христианской правды в осколки. Каждый из них становится кривым зеркалом мира и односторонне-опасным орудием действия. Лишь христианство не эклектически, а целостно утверждает равенство целого и части, лич­ности, и мира, Церкви и человеческой души. Христианство бесконечно выше социальной правды, христианству, в его трагиче­ском развитии на путях истории, случалось тяжко погрешать против социальной правды, и все-таки осуществление социальной правды возможно лишь в христианстве: как общественное выражение абсолютной правды Христовой. Но мы не связываем приходящих к нам никакою исповедною формулой, довольст­вуясь наличностью известного духовного единства. Мы спра­шиваем не о том, во что человек верует, а какого он духа. Под этим знаменем соединились мы в борьбе за правду Нового Града.

7


Страница сгенерирована за 0.06 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.