Поиск авторов по алфавиту

Автор:Григорий Нисский, святитель

Григорий Нисский, свт. Каноническое послание к святому Литоию, епископу Мелетинскому

Правило 1.

Одна из принадлежностей святого праздника состоит и в том, чтобы мы уразумели законный и канонический образ действования относительно согрешивших, дабы уврачевать всякую душевную болезнь, про­исходящую от какого-либо греха. Поскольку этот вселенский праздник создания, по уч­режденному обращению годового круга, каж­дый год совершаемый во всем мире, со­вершается ради воскрешения падшего, а па­дение есть грех, воскресение же восстание от греховного падения; то прилично было бы в этотдень приводить к Богу не только тех, которые обновляются возрождением чрез благодать крещения, но и тех, которые опять возвращаются на путь

420

 

 

жизни чрез покаяние и обращение от мертвых дел и руководить таковых к спаси­тельному упованию, которого она лишились чрез грех. Дело же не маловажное устано­вить определения относительно их на осно­вании суда правильного и испытанного, по заповеди пророка, повелевающей давать твердость словам своим на суде, чтобы, как говорит Писа­ние, чтобы вовек не поколебаться; в вечной памяти будет праведник (Псал. 111, 5. 6). Ибо как и при лечении тела, цель врачебного искусства одна – возвращение здоровья боль­ному, хотя способы лечения различны; пото­му что по различию болезней и способ ле­чения сообразуется с каждым из недугов: так и при душевной болезни, вследствие множества и разнообразия страданий, врачеб­ный уход, ведущий лечение сообразно с не­дугом, необходимо должен быть разнообразен. Но чтобы быль стройный порядок (в исследовании) предложенного вопроса, мы расположим (нашу) речь таким образом.

По первоначальному разделению, в душе нашей замечаются три силы: разумная, вожделетельная и раздражительная. Этими сила­ми совершаются и правые дела людей живущих добродетельно, и падения людей скло­няющихся к пороку. Поэтому намеревающий­ся употребить лечение, соответствующее за­болевшей части души; прежде всего, должен

421

 

 

обратить внимание на то, в какой части произошла болезнь; потом уже соответствен­но этому производить лечение страждущей, чтобы, вследствие неопытности в способе врачевания, не случилось того, что лечение получит не та часть души, которая подверг­лась болезни; как впрочем и видим, что многие врачи, будучи не в состоянии узнать той части тела, в которой главное начало недуга, лекарствами своими только усиливают болезнь. Часто болезнь происходить от избытка жара, тогда как страждущим от избытка холода полезно бывает теплое и согревающее; но если эти средства, приме­няемые к этим последним, неосмотритель­но будут употреблять при врачевании палимых чрезмерным жаром, то болезнь сделают неизлечимой. Итак, как для врачей весьма необходимым признается изучение особенностей составных частей тела, чтобы каждую из них, находится ли она в хорошем или дурном положении, можно было восстановлять в случае уклонения ее от естественного состояния: так и мы, держась выше указанного разделения усматриваемых в ду­ше сил, началом и основанием соответственного страданиям (душевным) врачева­ния, сделаем общее рассмотрение. Итак, со­ответственно троякому, как мы сказали, раз­делению свойственных душе движений, на

422

 

 

силу разумную, вожделетельную и раздражи­тельную, добрые действия разумной части ду­ши суть: благочестивый образ мыслей о божественном, искусство отличать добро от зла, соединенное с ясным и отчетливым суждением, о природе предметов – о том, какие из них достойны избрания и какие – отвращения и отвержения. И опять, по про­тивоположности этому конечно можно будет видеть и пороки этой части души: нечестие относительно Божества, нерассудительность о том, что истиннопрекрасно, превратное и ошибочное мнение о природе вещей, так что свет «считается тьмой, а тьма светом», как говорит Писание (Ис. 5, 20). Добро­детельное же направление вожделетельной части души состоитв устремлении горя­чей любви к подлинно-вожделенному и ис­тинно прекрасному, чтобы здесь находила предмет для своей деятельности, вся какая ни есть в нас сила и расположение любви, в том убеждении, что ничто иное не вож­деленно по своей природе, кроме доброде­тели и Существа, служащего источником добродетели. Уклонение же с прямого пути и грех этой части души бывает, когда кто свое вожделение направляет к призрачному тщеславию или к цветущей красоте телес­ной. Отсюда происходить сребролюбие, славо­любие, сластолюбие и все подобные им по-

423

 

 

­роки, которые имеют своим началом этот род зла. Наконец, правые действия силы раздражительной суть: ненависть ко злу, борь­ба против страстей и укрепление в душе мужества, чтобы сражаясь за веру и добро­детель не страшиться того, что многимка­жется страшным, но противостоять греху даже до крови, презирать угрозу смертно, тяжкие мучения и лишение того,чтовсего приятнее и, словом, быть выше всего, что многих держит в плену удовольствий си­лой привычки и предубеждения. Падения же этой силы души всем известны: зависть, ненависть, вражда, злословие, ссоры, сварли­вое и мстительное настроение души, надолго удерживающее злопамятство и доводящее многих до убийства и кровопролития. Ибо ум необученный, как с пользой употреб­лять оружие, острие железа обращает против самого себя и оружие, данное нам от Бога на защиту, бывает на погибель тому, кто злоупотребляет им.

 

Правило 2.

Итак, по разделению грехов вышеуказанным способом, те грехи, которые от­носятся к мыслительной части души, отцами признаются тягчайшими и заслуживаю-

424

 

 

щими большего, более продолжительного и строгого исправления. Например, кто отрек­ся веры во Христа и оказался изменником, впавши или в иудейство, или идолопоклон­ство, или манихейство или в иной какой-нибудь подобный вид безбожия; тот, если добровольно решился на это зло, а потом раскаялся, временем покаяния должен иметь все время жизнисвоей. Ибо такой, во время совершения таинственной молитвы, ни­когда не удостаивается покланяться вме­сте с народом Богу, но должен молить­ся наедине, а от приобщения Святых Таин должен быть отлучен совершенно. Но в час смерти своей, тогда да удостоит­ся причастия Святыни. Если же сверх чая­ния случится ему остаться в живых: то опять он должен проводить жизнь под темь же осуждением, не сподобляясь Свя­тых Таин до самой смерти. А те, которые вынуждены были к тому пытками и жесто­кими мучениями, находятся под запрещением на определенное время. Святые Отцы оказали такое человеколюбие потому, что не душа их подверглась падению, но слабость телесная не могла устоять против мучений. Поэтому насильственное и мучениями вынуж­денное отступление, при обращении, подвер­гается епитимье в той же мере, как и грех любодеяния.

425

 

Правило 3.

А кто прибегнет к чародеям или прорицателям или обещающим при содействии демонов совершить какие-либо очищения и отвращение вреда, –таких надобно тщатель­но допрашивать и испытывать, оставаясь ли в вере во Христа они повлечены были в такой грех какою-нибудь нуждою, потому что какое-нибудь несчастье илиневыносимая потеря внушила им такое намерение; или со всем презревши исповедание, нами им вве­ренное, прибегли к содействию демонов. Ибо если они сделали это с отступлением от веры и с тем, чтобы не веровать в поклоняемого христианами Бога: то очевидно их надобно будет подвергнуть осуждению как отступников. Если же довела их до этого какая-нибудь невыносимая нужда, овладев их малодушием и обольстив их ка­кою-нибудь ложною надеждою; то и таким должно быть оказано снисхождение, подоб­но тем, которые во время исповедания не могли устоять против мучений.

 

Правило 4.

Грехи, происходящие от вожделения и сладострастия, разделяются следующим об-

426

 

 

разом: один называется прелюбодеянием, другой – блудом. Некоторые же более точ­ные (исследователи) и грех блуда хотят почитать прелюбодеянием; потому что один – законный союз жены с мужем и мужа с женою. Итак, все незаконное, во всяком случае, противозаконно, и кто берет не свое, тот очевидно берет чужое. Ибо человеку дана Богом одна помощница и над женою поставлена одна глава. Итак, если кто стяжал себе, по выражению божественного Апо­стола, свой собственный сосуд (1 Сол. 4, 4), тому закон природы дозволяет правильное употребление его. Но кто обратится не к своему, тот без сомнения будет пользо­ваться чужим. А чужое для каждого все, что не его собственное, хотя бы оно и не имело признанного владетеля. Поэтому, на взгляд более строгих исследователей этого пред­мета, блуд не далеко от греха прелюбодея­ния, ибо и божественное Писание говорить для чего тебе, сын мой, увлекаться посторонней (Притч, 5, 20). Но поскольку Отцы оказывали некоторое снисхожде­ние к людям более немощным, то и допу­щено в сем грехе такое видовое разделе­ние: блуд есть и называется им выполнение похоти, соделанное без обиды другому, а прелюбодеяние – злоумышление и обида чуж­дому союзу. Сюда относится и скотоложство и мужеложство, потому что исии грехи суть

427

 

 

прелюбодеяние против природы. Ибо здесь наносится обида другому роду и притом вопреки природе. При таком разделении, допущением и в этом виде греха, общее врачевание состоит в гом, чтобы человек чрез покаяние сделался чистым от страстного неистовства в этих родах плотоугодия. Поскольку же осквернившиеся блудом к этому греху не присоединяют оби­ды другому: то назначается двоякое время покаяния тем, которые осквернили себя прелюбодеянием или иными возбраненными по­роками – скотоложством и неистовством к мужескому полу. Ибо в сих случаях, как я сказал, грех удваивается: один (со­стоит в непозволенном сладострастии, дру­гой –) в обиде другому. И в отношении к покаянию согрешивших сладострастием, должно быть допущено некоторое различие. Ибо сам собой приступивший к исповеда­нию грехов, по собственному побуждению решившийся быть обличителем своих тайн, как уже начавший врачевание своего недуга и показавший признак своего изменения к лучшему, пусть будет под епитимьей бо­лее снисходительною; а застигнутый в пре­ступлении или вследствие подозрения или об­винения против воли изобличенный, подвер­гается продолжительнейшему исправлению, так что допускается к приобщению Святым

428

 

 

Таин после строгого очищения. Касательно этого существует такое правило: осквернив­шиеся блудодеянием в продолжение трех лет совсем отлучаются от (церковной) молитвы; в продолжении трех участвуют только в слушании (Писания); в продолже­нии же другим трех лет они молятся вместе с припадающими в покаянии и потом уже причащаются Святых Таин. Для тех же, которые обнаруживают более ревности в исправлении себя, и жизнью своею показывают возвращение к добру, надзирающий (за кающимися) ради пользы церковного домо­строительства, может сократить время слу­шания и скорее приводить их к обраще­нию; и опять, он может сократить и это время и скорее допустить до приобщения смотря потому, в каком состоянии найдет он врачуемого, при тщательном испытании своем. Ибо, как запрещено повергать бисер пред свиньями, так с другой сто­роны безрассудно лишать драгоценного би­сера того, кто со делался уже человеком, чрез оставление и очищение страсти. Пре­ступление же закона, происходящее от пре­любодеяния и прочих видов нечистоты, как выше было сказано, во всем должно быть врачуемо тем же судом, как и грех блуда, но с удвоением времени. И при этом надобно обращать внимание на распо-

429

 

 

ложение врачуемого, подобно тому как и на расположение впадших в скверну блуда, чтобы сообразно с этим раньше или позд­нее допускались они к причастию блага.

 

Правило 5.

После сего остается подвергнуть наследо­ванию раздражительную силу души, когда она, уклонившись от правильного употребления негодования, впадает в грех. Много бывает от раздражения греховных дел и всяких зол, но отцам нашим угодно бы­ло об иных не входить в подробное исследование и они не признали достойным особенной заботливости врачевание всех со­грешений, происходящих от раздражения. Хотя Писание запрещает не только простой удар, но и всякое злословие илихулу (Кол. 3, 8. Еф. 4, 31) и другое подобное, что происходит от раздражительности, но они только против злодеяния убийства постано­вили предохранительные средства в епитимиях. Преступление это разделяется на воль­ное и невольное. Вольное убийство во первых бывает тогда, когда обдуманно пред­принято человеком, приготовившим и сред­ства, как совершить это злодеяние; потом к вольному убийству относится и то, когда

430

 

 

кто-нибудь, во время драки, нанося и сам, получая удары наносить рукою удар в ка­кое-нибудь опасное место. Ибо однажды под­чинившись ярости и отдавшись стремлению гнева, он во время страсти уже не думает ни о чем, что могло бы прекратить зло, так что убийство, совершенное во время драки, возводится в дело произвола, а не случая. Невольное же убийство узнается по очевидным признакам, когда кто, имея в виду что-нибудь другое, случайно совершит какое-нибудь тяжкое зло. Итак, за вольное убийство назначается тройной срок времени для тех, которые хотят покаянием увраче­вать произвольное преступление. Для них полагается три девятилетия с назначением по девяти лет на каждую степень покаяния, так что удаленный от церкви находится в совершенном отлучении в продолжении де­вяти лет; столько же лет находится на сте­пени слушающих, удостаиваясь только слу­шания учителей и Писаний; в продолжении третьего девятилетия молится вместе с при­падающими в покаянии; после сего присту­пает к приобщению Святых Таин. Оче­видно, что и за таким домостроительствующий в церкви должен иметь тоже наблюде­ние; по вниманию к раскаянию и для него может быть сокращена продолжительность епитимьи, так что, вместо девяти лет на каж­-

431

 

 

дую степень покаяния, может быть назначе­но или восемь, или семь, или шесть, или пятьтолько лет, если великостью раскаяния он упреждает время в ревностью в исправле­нии себя превосходит тех, которые в про­должительное время менее деятельно очищают себя от скверны (греха). Невольное же убийство, хотя и считается достойным снис­хождения, но не похвальным. Сие сказал я, чтобы стало ясно, что того, кто осквернить себя, хотя и невольно убийством, церковное правило объявляет уже не чистым вслед­ствие преступления, недостойным благодати священства. А какое время назначено для очи­щения простого блуда, такое же заблагорассудили положитьи для невольных убийц; очевидно, что и здесь надобно испытывать расположение кающегося, так что если до­стоверно его обращение, то конечно не нуж­но соблюдать числолет, но чрез сокраще­ние времени вести к воссоединению с цер­ковью и к причастию СвятыхТайн. Если же кто, не исполнив времени (покаяния) назначенного правилами, отходит из жизни сей: то человеколюбие отцов повелевает причастить его Святых Тайн, чтоб он не отпущен был без напутствия в это последнее и дальнее странствование. Но если, причастившись Святых Таин, останется в живых; то должен ожидать исполнения на-

432

 

 

значенного времени, находясь на той степени, на которой был прежде дозволенного ему по нужде приобщения.

 

Правило 6.

Другой же вид идолослужения (ибо так божественный Апостол называет любостя­жание Кол. 3, 5), не понимаю, как отцы на­ши опустили из виду без врачевания. Однако же и это зло, кажется, бывает недугом души по тройственному ее составу; ибо и ум, погрешая в суждении о добре, воображает, что благо заключается в веществе и не обращает внимания на красоту невещественную: и вожделение стремится к низше­му, уклоняясь от истинно вожделенного; и гневливое и раздражительное расположение (души), в этом грехе много находить поводов длясебя. И говоря вообще, этот недуг подходит под апостольское определе­ние любостяжания. Ибо божественный Апо­стол объявил, что оно не только идолослужение, но и корень всех зол (1 Тим. 6, 10). Однако же этот вид болезни оставлен без особого рассмотрения и без врачевания; по­этому болезнь эта и умножается в церквах и никто принимаемых в клир не испытывает, не осквернились ли они сим видом

433

 

 

идолопоклонства. Но вследствие того, что отцы наши не обратили внимания на это, мы считаем достаточным – болезни любостяжа­ния врачевать, насколько возможно, всенародным словом учения, очищая их рассуждением, как некоторые болезни, происходящие от полносочия. Только воровство и гро­бокопательство и святотатство мы считаем (тяжкими) недугами, потому что таково у нас о этом преемственное от отцов пре­дание. Божественное Писание относиттакже к числу запрещениях дел лихву и рост и присоединение при помощи некоторой вла­сти к своему имуществу чужого, хотя бы это сделано было под видом догово­ра. Итак поскольку наше мнение не настолько достойно уважения, чтоб иметь значение правил; то к сказанному мы прибавим кано­нический приговор о действиях всеми со­гласно признаваемых запрещенными. Воров­ство разделяется на разбойничество и кражу; цель того и другого одна – отнятие чужого; но между нимивеликое различие в отноше­нии к расположению души. Ибо разбойник, для достижения своей цели употребляет и человекоубийство, запасаясь для этого и оружием и с помощью себе подобных и поль­зуясь удобством местности, так что он подлежить такому же суду, как и человеко­убийцы, если он чрез раскаяние возвра­-

434

 

 

тится к церкви Божией. Присваивающий же себе чужое чрез тайное похищение, потом на исповеди открывший свой грех священ­нику, должен врачевать свою болезнь дей­ствиями противоположными своей страсти, то есть раздаянием своего имущества нищим, дабы расточением того, что имеет, показать, что он заботится об очищении себя от болезни любостяжания. Еслиже он ничего не имеет, кроме тела; то Апостол повелевает ему врачевать такую болезнь телесным трудом. Слово же (Апостола) чи­тается так: Кто крал, вперед не кради, а лучше трудись, делая своими руками полезное, чтобы было из чего уделять нуждающемуся (Еф. 4, 28).

 

Правило 7.

И самое гробокопательство разделяется на заслуживающее и не заслуживающее снисхож­дения. Ибо кто, щадя честь мертвых и остав­ляя неприкосновенным похороненное тело так что не выставляется на свет солнечный неблагообразие естества, воспользуется неко­торыми из камней гробницы для какой-нибудь постройки; тот хотя и поступит непохвально, но обычай это действие сделал простительным, если материал будет употреблен на нечто лучшее и общеполезнейшее. Раска-

435

 

 

пывать же прах тела, обратившегося в зем­лю, и тревожить кости в надежде приобре­сти какое-нибудь украшение, закопанное с умершим, – это такое преступление, которое подвергается такому же суду как и простой блуд, о чем было говорено выше, причем предстоятель церкви из самой жизни врачуемого должен усматривать лекарство для него, так что может сократить продолжение епитимьи, определенное правилами.

 

Правило 8.

Святотатство в ветхозаветном Писании признано достойным не меньшого осужде­ния, как и убийство. Ибо и обличенный в убийстве и похитивший посвященное Богу равно подвергались побиению камнями (Ис. Нав. 7, 25). В церковном же обыкновении, не знаю как, последовало некоторое снис­хождение и послабление, так что очищение этого недуга принято более легкое. Ибо пре­дание отцов таким назначило епитимью ме­нее продолжительную, чем за прелюбодеяние. Во всякомже виде греха прежде всего на­добно обращать внимание на то, каково рас­положение врачуемого и для врачевания достаточным считать не время (ибо какого исце­ления можно ожидать только от времени?),

436

 

 

но добрую волю того, кто врачует себя покаянием. Все это после тщательного насле­дования собравши из того, что было под руками, усердно посылаем тебе, человек Божий, поскольку надобно повиноваться повелениям братьев. Ты же, не переставай при­носить о нас обычные молитвы Богу; ибо как почтительный сын, ты обязан родившего тебя по Боге поддерживать в старости твоими молитвами по заповеди, повелевающей чтить родителей, чтобы тебе было хорошо и чтобы продлились дни твои на земле. (Исх. 20, 12). Уверен же, что ты примешь это письмо, как праздничный дар и не презришь дара, хотя бы он был и ниже твоего высокого духа.

437

 

 


Страница сгенерирована за 0.13 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.