Поиск авторов по алфавиту

Автор:Дионисий грек, архимандрит Иверский

Дионисий грек, архим. Сочинение Иверского архимандрита грека Дионисия

XIV*

СОЧИНЕНИЕ ИВЕРСКОГО АРХИМАНДРИТА ГРЕКА ДИОНИСИЯ 1).

(Московская Синодальная библиотека, рукопись 372).

Иисусе предвари и помози нам.

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа, аминь.

О аллилуиа.

ГЛАВА I.

Глаголют нецыи, яко подобает глаголати аллилуиа дважды, потом: слава тебе Боже, сиречь, аллилуиа, аллилуиа, слава тебе Боже; а не трижды, сиречь: аллилуиа, аллилуиа, аллилуиа, слава тебе Боже, и всуемудрие свое приводят во свидетельство монаха преподобнаго Ефросина псковскаго, кий толкует аллилуиа, яко токмо являет: слава тебе Боже. Глаголют сице и иное много суемудрие от онаго жития, яже суть достойна смеху, аще кто будет чести со вниманием (наипаче в видении, еже глаголет описатель, несли яко виде Богородицу и архангела, и беседова с ним об аллилуия), и тамо будет ужасатися читатель безумию списателя. Еще глаголют: зане аще кто глаголет трижды аллилуиа,—согрешает и есть то ересь и многобожие. И неразумеют (окаяннии и слепии сердцем), зане якож глаголют они дважды аллилуиа, то есть велми и зело велия ересь: сотворяют бо во святей Троице разделение, (а не соединение), якоже ниже являти ясне будем. И еще именуют сию аллилуию пресвятою, и пречистою, и животворящею, и во все существо Божие, и ина суемудрия. Откуду (сия) и чесо ради? и в чем-ли сличествует сия? Сие бо суемудрие не имеет ни единаго основания благочестива, паче же безумныя, дерзну рещи и нечестивыя мысли исполнено.

1) Вопрос о принадлежности этого сочинения греку Дионисию (в рукописи автор не указан) подробно разбирается в моей статье, предпосланной первоначальному изданию мной этой рукописи в «Православном Обозрении» за 1888 год.

 

 

XV*

ПРЕДИСЛОВИЕ.

Мы благодатию всесильнаго Бога, иже в Троицы славимаго и во единице поклоняемаго, якоже прияхом непорочную и православную веру от святых богопроповедников апостолов, и богоносных святых отец седми святых вселенских соборов, и от прочих великих светил и вселенских учителей, також и чин последования церковнаго, писанное и неписанное предание,— сице веруем и сице держим неизменно, якоже держаша прадеды и отцы наши, иже подвизашася и бодрствования великими подвига, и беды терпеша даже до смерти многажды. И наипаче последи предсудиша лучше порабощенными быти телесно агаряном, нежели подвигнута православныя догматы, и прията новины латинския; лучше изволиша телесне вредитися, а не душевне, якоже видятся в книгах, яже суть писаны на латин и на собор, иже во Флоренции зле бываемый. И неуклонихомся греки никогда на латинския разумы, якож глаголете вы, но стояком противу мужественно, многажды же и соборы сотвориша нанял, и прокляла их шесть крат, яко последи ниже будем изъясняти. Ныне же на предлежащее возвратимся—о аллилуия отвещати и сказати вам, и о толковании ея и разуме, якож святии богоносния отцы толковаша и разумеша, и якож держит и разумеет сватая восточная Христова церковь.

 

ГЛАВА I.

Статья I. Святая Христова восточная церковь, якож ревохом, от святых апостол, и святых богоносных отец седми святых вселенских соборов, и от прочих святых вселенских учитель сию ангельскую песнь, сиречь аллилуиа, (прия) глаголати трижды, сиречь: аллилуиа, аллилуиа, аллилуиа; таж: слава тебе Боже. Сице трижды, якож видится и писано во многих древних рукописных книгах греческих и славянских.

Вопрос. Обаче глаголют трижды аллилуиа, таже прирещи: слава тебе Боже, что являет и что разумеем в сем?

Ответ. Сие являет и сие разумеем православно: аллилуиа Отцу, аллилуиа Сыну, аллилуиа Святому Духу; таже: слава тебе Боже. Глаголюще сице сие аллилуиа трижды, являем и исповедуем, яко есть Троицы Божество, сиречь, триипостасно; в еже

 

 

XVI*

приречем слава тебе Боже, являем и исповедуем, яко Троица един Бог есть, а не три Бови. Якож и егда паки поет святая церковь: святый Боже, святый крепкий, святый безсмертный помилуй нас; и в сей ангельской песни такожде разумеем, якоже и во аллалуии, в божестве Троицу и единицу; святый Боже—Отец, святый крепкий—Сын, святый безсмертный—Дух Святый, таже; помилуй нас, а не помилуйте нас. Се, еже со трисвятым, исповедуем триипостасное в Божестве, и еже; помилуй нас, едино Божество: един бо Бог Троица, а не три. Подобне и херувимская (на поле: серафимская) песнь, еже поет церковь; свят, свят, свят Господь Саваоф, подобне являет, якож о аллилуиа и Святый Боже: свят, свят, свят ради триипостаснаго Божества, и: Господь Саваоф—ради соединения, сиречь, за единицу (на поле; за едино существо) Божества. Свят Отец, свят Сын, свят Дух Святый; таже: Господь Саваоф, сиречь, Господь сил, по Дионисию Ареопагиту. Се убо един Господь сил, Святая Троица, а не три Господи. Сице и во аллилуия: трижды—ради Троицы, и слава тебе Боже—ради единицы: зане в Троице и во единице Бог славословится, и веруется, и исповедуется. Сице держит и мудрствует святая восточная церковь, якож свыше и изначала ария, писавшая и неписанная предания от святых Апостол, и отец, и вселенских седми соборов и прочих. Но во еже глаголете вы, суемудрии; аллилуиа дважды дважды, таже: слава тебе Боже—каково основание имеете? Вы толкуете, яко знаменует аллилуиа: слава тебе Боже. Поставим и мы даречем, яко глаголете и вы, яко знаменует аллилуиа: Слава тебе Боже. Дважды аллилуиа, таже: слава тебе Боже, являет по вашему трижды слава тебе Боже. Се трижды Слава тебе Боже являет токмо Троицу, а единицу ни. Се убо погрешаете, и исповедуете токмо Троицу, а единицу ни. Идеже бо исповедуется Троица просто без единицы, разумеется зло: зане вменится сия Троица три бози, а не един Бог; небуди вредословие. Но православное исповедание есть сице; по Троице да последует и единица; идеже Троица и единица, православное есть исповедание; а идеже Троица без единицы, многобожие еллинское есть; и идеже единица без Троицы, безбожие иудейское и агарянское есть. Но святая восточная церковь православно мудрствует и исповедует Троицу и единицу. Сего ради и православно поет аллилуиа трижды ради Троицы, и слава тебе Боже ради единицы. И: святый Боже и прочая, такожде исповедает, и: свят, свят, свят Господь Саваоф—тоже знаменует

 

 

XVII*

трисвятое ради Троицы; помилуй нас и: Господь Саваоф—ради единицы, якоже выше рекохом. Се есть православное мудрование.

Статья II. А что есть писано во Ефросинове житии, она вся суть суемудрие: кто будет прочитати по Бозе со вниманием, разумети будет. Аще Ефросин имеяше каково недоумение о аллилуия, яко человек диавольским искушением,—недивно. А что глаголют, яко о сем иде во Царьград и слыша от патриарха в соборной велицей церкви глаголющыя аллилуиа дважды, о том мним, яко нейде в Царьград, зане времена нетаковая быша тогда. Владеша бо тогда турки Болгариею и Сербы и всем западом до Дуная и до Чернаго моря, и ратоваша турки тогда на христианы великими и лютыми ратми. Но аще и иде во Царьград, во время оно бе Иосиф патриарх латиномудрый, который бе на осмом соборе во Флоренцыи. И паки: единаго человека свидетельство не приемлется по божественному писанию аще и ангел небесный будет. И вящше разумеется истина в списателеве видении, иже глаголет, яко Богородица рече ему таковая словеса, яже подобает ниже слышати кону. Тамо бо спаситель Ефросинова жития пишет от соннаго грезу, или от ветра главы своея некоторая толкования непотребная на аллилуию. Но, с помощию всесильнаго Бога, да речем и мы в ответ оному—на аллилуию толкование, не от себе, но яко святии и богоноснии отцы и учители толковаша и разумеша, якож обретохом в древних рукописных и печатных книгах.

Статья III. Святаго Германа патриарха толкование алл-ил-уиа: алл—Отец, ил—Сын, уиа—Дух Святый, и паки: алл—Отцу, ил—Сыну, уиа—Духу Святому, сиречь: слава Отцу, слава Сыну, слава Духу Святому. И паки по Григорию Нисскому: алл—слава, ил—Богу, уиа—живому, сиречь аллилуиа толкует: слава Богу живому. И паки по Кириллу александрийскому: алл—державный, ил— Бог, уиа—той един; или: хвалите истина Господа; или: похвалите его достойно. И паки по Симмаху и по иных толковников: алл—прииде, ил—явися, уиа—Бог; или песнь Божия; или: хвалите Бога жива; или: хвалите Господа, яко благ псалом.

Сия толкования и прочая обретаются в древних книгах, а никто не толковал, что на едином разуме стояти, токмо: на Слава тебе Боже, яко вы глаголете, но, яко рекохом, квота разума в толкования имеет сия аллилуиа, зане ангельская песнь есть. Уба святии отцы предаша глаголати аллилуиа трижды, гаже: слава тебе

 

 

XVIII*

Боже, и се являет, якож предрекохом: аллилуиа—Отцу, аллилуиа—Сыну, аллилуиа—Святому Духу, сиречь: слава Отцу, слава Сыну, слава Святому Духу, так: слава тебе Боже. Сице разумеет православне восточная церковь: трижды аллилуия за Троицу и: слава тебе Боже за единицу, а неинако; сиречь: яко святая Троица есть един Бог, единосущный и нераздельный, а не три бози разнии. Сице и Святый Боже и Свят, свят, свят Господь Саваоф—Троицу и единицу, якож предрекохом яснейше.

Статья IV. Обаче аллилуиа и святый Боже трижды, но три глаголем ради триех троичных чиноначальных чинов, святых безплотных небесных сил, но святому Дионисию Ареопагиту. И сего ради не токмо трижды, но и многажды глаголем, сиречь, часте, зане сими песньми безпрестани славословят и воспевают святии безплотнии небеснии силы Бога, иже в Троице и единице славимаго, якож мнози духоносним отцы сподобишася благодатию Святаго Духа слышати, якож повествуют святыя книга святыя нашеа церкве. И зане сия аллилуиа есть ангельская песнь, сего ради имеет многоличная толкования, сиречь, многа знаменует, якож выше рекохом, якож и прочая словеса божественнаго писания. И сего ради, елика яви Дух Святый чрез уста святых отец, она и мы да держим и она да мудрствуем; еликаже они умолчаша, подобает и нам она да не много испытуем. Обаче на аллилуию обретаются вышереченная толкования в достоверных книгах, и предания древняя, да глаголем аллилуиа трижды, таже: слава тебе Боже. И сице за достоверное свидетельство видится писано и доднесь во многих харатейных рукописных древних книгах славенских и греческих: аллилуиа, аллилуиа, аллилуиа, слава тебе Боже. И во апокалипсисе святаго всехвальнаго апостола Иоанна, евангелиста и богослова, явственнейше являет о трегубой аллилуиа в Толковании Андрея архиепископа Кесарии Каппадокийския: аллилуиа трижды, ради триипостаснаго божества. И зде трижды аллилуиа, а не дважды таж: хвалите. Богу нашему аллилуиа. Тамо рече: хвалите Богу нашему аллилуиа, мы глаголем: слава тебе Боже. Свыше изначала взвычь святая церковь глаголати аллилуиа трижды, таж: слава тебе Боже, якож прежде рекохом. Токмо сия смущения, яже нецыи хощут глаголати аллилуиа дважды, таж: слава тебе Боже, от спасителя жития Ефросинова начася диавольским наветом. А. Ефросин в последнем поучении своем при смерти о аллилуия ничего не приказал братии в тестаменте своем.

 

 

XIX*

Статья V. Обаче иногда глаголет церковь трижды аллилуиа, кроме Слава тебе Боже; а иногда единожды аллилуиа, во уреченном месте: что сие тогда являет?

Ответ. Егда глаголем трижды аллилуиа, кроме Слава тебе Боже, или единожды аллилуиа, тогда являет: слава тебе, или токмо: слава, или: хвала. Аще есть стих в лицу Божию, тогда разумеется и за Слава тебе Боже; а егда будет стих в лицу Богородицы, пли святому коему, тогда знаменует; слава тебе, сиречь; слава тебе Богородице, или: слава тебе святый Божий, или: хвала. Якож и в стихирах святаго великомученика Георгиа в литии, еже глаголют: аллилуиа, аллилуиа, аллилуиа Христу воскресшему; тамо разумеется сице: слава, слава, слава, или: хвала, хвала, хвала Христу воскресшему. Такожде и инде сице православно разумеет святая восточная церковь во аллилуия разным разумом, но сличию стиха и дела.

Статья VI. Три чина обретается во святой церкви преданы от святых отец о аллилуии: первое убо—во учиненных местех глаголати аллилуиа трижды, таже: Слава тебе Боже; второе же— во иных учиненных стихах аллилуиа токмо трижды, кроме: Слава тебе Боже; третие же—во иных учиненных стихов единожды аллилуиа глаголати, иди нети; и разум есть в том, якож выше рекохом. Сице обретается в древних книгах сии три чины писаны, а дважды аллилуиа глаголати нигде не обретается указано, разве в новых испорченных книгах от суемудрых и неразумных, негли от латинских книг взято, зане латины, известно, дважды глаголют аллилуиа, а трижды никогда глаголют. Сего ради не лститевя глаголюще дважды аллилуия, не бо есть истинное мудрование, но погрешеное. И грешите в том тяжко, зане елико время глаголасте сице неведением, тогда бо имели и менше грех; а отнележе народствоваше вещь, сиречь, явися во всем народе и проповедася истинно, аще кто ради упрямства своего противляйся, таковый согрешает тяжко, и смертный грех согрешает, зане падать будете во ересь безглавых. И упрямство есть диавольское, и кто стоит во упрямстве, той в диавольской воли и власти обретается, и той будет его приобрести, яко истина еретика, зане упрямый человек есть сущий еретик,— таковы бо быша древнии еретицы.

Статья VII. А еже глаголют на Максима Грека, Что и он мудрствование аллилуиа дважды глаголати, и приводят во свидетельство святаго Игнатиа Богоносца, яко от ангелов слыша пети

 

 

XX*

сицо аллилуиа—дважды, и в том лгут на святаго Игнатиа и Максима Грека, зане святому Игнатию явишася аггели о божественном псалмопении, сиречь о антифонех, а не о аллилуии и в сем не согласуется самое писание, кия называют Максимово, и о том разумеется подлинно, что то сложение слова не Максимово есть, токмо лгаша нецыи на его имя.

Статья VIII. Есть еще и ин чин во святой церкви, иже в божественной литургиа пред святым евангелием поется аллилуиа не токмо трижды, но и вящше. Ту, пред святым евангелием на аллилуиа, разумеем сия толкования, еже предрекохом, сиречь: прииде, явися Бог, и: слава Богу живому, и: державный Бог, той един, и хвалите истина Господа, и: похвалите Его достойно, и: хвалите Бога жива и прочая. Сия вся знаменует аллилуиа, еже поется пред евангелием, зане ту сия песнь токмо к Христову лицу приносится, еже есть святое евангелие, и являет пришествие Господа нашего Иисуса, яже прииде на вемлю. Сие являет: прииде и явися Бог, и абие по аллилуиа является святое евангелие, яко лице Христово, и прочитается от священника или диакона, и слышим его яко самаго Христа со всяким страхом и благоговением. А: слава Богу живому и прочая, яже выше писана,—тем славословим и воспеваем самаго Христа живаго, сиречь воскресение его восхваляем и воспеваем и прославляем, зане святое евангелие лице воскресения Христова знаменует. И вся сия хваления зде, еже знаменует аллилуиа, в честь святому евангелию приносятся, зане зряще святое евангелие, яко самаго Христа зрим, иже из мертвых воскресша, и на земли с нами соживуща. Сего ради и по всякой недели на утрени покланяемся и добываем святое евангелие ради воскресения Христова, якоже поклоняемся и добываем самаго Хряста, иже от мертвых воскресша. Сего ради и сия песни приносятся в божественной литургии перед святым евангелием,—самому Христу Богу нашему воскресшему из мертвых: аллилуиа, аллилуиа, аллилуиа, нетокмо трижды, но и безчисленно. Аще вышереченная толкования слава Богу живому и прочая, мощно разуметися и на святую Троицу хваление, но по сличию (на поле: приличию) времени и стиха; а пред святым евангелием в божественной литургии наипаче к лицу Христову приносится, якоже и иногда ино разумеется, якоже рекохом, по сличию времени и стиха.—Богу нашему, иже в Троице славимому и во единице поклоняемону, слава, честь, поклонение, и великолепие, ныне и присно и в безконечныя веки, безконечных веков, аминь.

 

 

XXI*

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа, аминь.

Честный кресте Христов, спасителю наш, помози нам.

О честнем кресте нам слово.

ГЛАВА II.

Ко глаголющим, яко греки и прочия, иже знаменуются образом честнаго креста треми первыми персты, суть еретики, и якоже сие предание и обычай взяхом от латин, сиречь от папы Афеса, слово противореченное, сиречь ответное: к протопопу Аввакуму, и в попу Лазарю сибирскому, и к попу Никите суздальскому, и старцу Герасиму Фирсову соловецкаго монастыря и к прочим единомудренником и советником их. И о просфорах, в о частицах, и о четверочастном кресте: иже именуют крыжом.

Статья 1. Глаголете, яко взяхом от палы Афеса сию заповедь знаменатися крестом тремя первыми персты, се яко лжете о сем велие: едино убо, яко папа Афес никогда бе; второе, яко латини знамение крестное никогда треки персты не твориша, ниже творят, но знаменуются токмо двемя персты, и древле и ныне, якож видится в книзе, яже именуется Кириллова, грека Константина Панагиота прение, иже сотвори со Азимитом латинянином, идеже обличает его Панагиот, и глаголет ему: Азимите, почто несогбаеши три перста и не крестишися десною рукою, но твориши крест обоими персты еретически. Се лжете все. А мы Божиею благодатию православно творим знамение честнаго креста на лице и на теле нашем: тремя первыми персты десныя руки, якож прияхом от святых апостолов, и от святых богоносных отец и вселенских учителей: во имя Отца и Сына Святаго Духа, неписанным преданием, якож свидетельствует и Святый Василий Великий, иже ко святому Амфилохию епископу иконийскому слово 27, и в Кормчей печатной (на поле: лист 259), и в правилах Матфеевских. Егда согбаем три первыя персты десныя руки, знаменуем, яко веруем и исповедуем во святой Троице едино Божество и едино существо, сиречь: един Бог триипостасный и единосущный, якоже сии трие первии персты десныя руки имеют токмо именование: первый, второй, и третий; а который

 

 

XXII*

есть болши или менши, не можеши разумети или сказати. Сего ради сими первыми тремя персты предаша нам святии Апостолы и богоноснии отци творити знамение животворящим крестом, совокупивше их во имя святыя и единосущныя Троицы. И в сих триех перстах не яко хощем показати все таинство Божества или Божество, яко вы баснословите, небуди; токмо число покажем сими персты—Троицы и единицы: три перста за Троицу, совокуплением перстов ради единицы, сиречь, яко Троица и единица есть Бог. Кто есть вне ума, еже хощет показати или сказати все Божество в перстах, или все таинство Божества являти в перстах. Бог есть недоведом, непостижим, и неизследим, и невидим, иже ниже умом может кто всеконечно достигнута, ниже безплотнии силы. И како вы человецы, суще создани, хощете показати незданное и непостижимое Божество в вещественных и зданных вещех,—в перстах и во иных? Не буди вредословие. Вы суемудрии вредословите тяжко, еже укрепляетеся показати все Божество и все вочеловечение Христово и всю богословию в перстах руки,—нечестиво и пребеззаконно! Кто убо от богоносных отец вселенских учителей или писаша или мудрствоваша сия, яже вы ныне пишете и мудрствуете?—Никтоже. Откуду ли слышасте и навыкосте сия, от котораго божественнаго писания, или от котораго вселенскаго православия учителя? Ни; разве от сатаны (отца и друга вашего и учителя) слышасте и навыкосте сия. Глаголете вы, яко подобает знаменатяся крестом сице: совокупити два персты; вторым и тритием, а третий наклонен быта мало под вторым; таже: первый—великий перст и другая два последня персты: четвертой и пятой—меньший, совокупити. И потом толкуете и глаголете, яко сии совокуплены три персты: первый и два последних яко есть святая Троица, другая же два перста: второй и третий, яко есть Божество и человечество. (О слепии и прелестнии) како дерзаете и глаголете таковая словеса на Бога хулная? Како не боитеся, да не разсядется земля, и поглотит вас живых, яко Дафана и Авирона, и идете с душею и телом в муку вечную и в негасимый огнь, уготованный диаволу и аггелом его? Како именуете (слепии от беззакония вашего) в перстех святую Троицу и Божество? Каковое Божество можете показати в перстах и какову тайну? Обаче смотрите (окаяннии) в какую пропасть падаете и покайтеся искренно, дондеже не постигнет вас гнев Божий. Глаголете вы, яко три персты, иже совокупляете под двою же перстах, святую Троицу; и два

 

 

XXIII*

перста, котории суть выше триех, Божество и человечество. Се яко исповедаете два Бога: един Бог болши, Божество и человечество Христово; вторый Бог ниже и менши, которое именуете святою Троицею. И такова Троица неподобна и неравна, зане есть един перст первый болши, и четвертый менши, и пятой еще зело менше. Еще и числа их разны: первый перст, и четвертый, и пятый, и непоряду число: первый, вторый и третий. Мы в трех перстах число токмо являем Троицу: един, другий и третий, сиречь именованнии токмо три; Отец, Сын и Святый Дух. И сего ради мы православно три первые персты, якоже стоят поряду: первый и третий, совокупляем и знаменуем три именования святыя Троицы: Отца и Сына и Святаго Духа, а совокуплением их едино Божество мудрствует, яко святая Троица един Бог есть единосущный и нераздельный, а не ино. И не глаголем, яко персты сии есть Бог, или сама святая Троица, или ипостась, или божество и человечество, яко вы вредословите, иже глаголете два перста, котории стоят выше,—божество и человечество, а три перста—святую Троицу и полагаете ниже под человечество. Едино убо: в сем хулите святую Троицу; второе же: яко полагаете персты неравны и вне числа и ряда, зане есть первый перст и четвертый и пятый, и посреди их стоят два перста горе, и разлучают большой от прочих двух, и наипаче три перста, еже глаголете Троицу, стоят наклонены под теми двема. Се явно, яко хулите святую Троицу в тех трех неравных перстах, яже совокупляете: первый и четвертый и пятый, и глаголете, яко есть святая Троица. В сем исповедуете во святой Троице неравенство, яко ариане, и несториане, македоняне, и савелиане, и духоборцы, аполинаряне; зане они сице исповедовавша и мудрствоваша во святей Троице-несравнение и неединосущие: Отца болше, Сына, менше, и Духа Святаго еще менше, яко раба. Такожде и вы: первый большой перст Отца именуете, четвертый Сына—менше, и пятый, иже есть еще менше, Духа Святаго именуете; якоже вышереченнии еретицы худите и вы святую Троицу, еще и горше зане они дотолико мудрствоваша, а вы еще мудрствуете и ино, еще горше, яко манихеяне, и апелиане: два Бога—единаго горе, а другого доле. Сице и вы исповедуете во дву перстах—единаго Бога сугуба и болша, а в трех перстах другого Бога—трегуба, я неравна, и менша, зане те три перста стоять наклонена под двема. Едицы еретицы бяху изначала и доныне, никтоже таковая вредословия не дерзну рещи, или показати Божество в перстах,

 

 

XXIV*

или богословити о Божестве, или о воплощении Христове в перстах руки, но токмо вы (антихристовы предтечи и ученици), или кто прежде вас научи, или мудрствова сице, или написа, и он антихристов ученик бе и предтеча. Доволно к вам бе и толикаго ответа, но занеже и ина баснословия глаголете на нас, подобает отвещати вам и за она краткими словесы. Неподобаше весьма отвещати вам за таковая блядословия, а за еже да невозгордитеся и скажете, яко сего ради умолчахом, зане неумеем отвещати, и того ради отвещаем вам и на прочая.

Статья II. Вредословите еще и глаголете, яко зане мы творим знамение крестное тремя первыми персты, полагаем страсть в Божестве, сиречь, яко распинаем святую Троицу (и яко плоть Христову мешаем во Троицу, или без плоти исповедуем Христа).

Слышите безумнии, слышите о том, якоже вы глаголете, зане что совокупляем мы три перста первых: во имя Отца и Сына и Святаго Духа, и знаменуем сими образ животворящаго креста на себе, распинаем святую Троицу (о слепии сердцем; на поле: о безумнии мудрецы) а егда крещаемся, како крещаемся? Некрещаемся-ли во имя Отца и Сына и Святаго Духа тремя погружения. И что-ли являет, или знаменует три погружения? Неявляют-ли погребение Господа нашего Иисуса Христа и тридневное его воскресение? Ей. И чесо ради глаголем во триех погружениях имя Отца и Сына и Святаго Духа? Егда и умре и погребеся Отец и Святый Дух вкупе с Сыном, всячески рещи имате? Ни. Но чесо ради глаголем во крещении и в погружении святую Троицу сиречь крещаемся воимя Отца и Сына и Святаго Духа, зане три погружения знаменуют Господа нашего Иисуса Христа погребение и тридневное воскресение, по святому апостолу Павлу: яко елицы во Христа Иисуса крестихомся, в смерть его крестихомся, спогребохомся убо Ему крещением в смерть, да якоже воста Христос из мертвых славою Отчею, тако и мы во обновлении жизни да ходим (к Рим. глава 6). Спогребшеся ему крещением в смерть, в неже и совостасте верою (в Колос. глава 2). И по Григорию Богослову в слове на святое крещение, еже глаголет: спогребохомся убо Христу крещением, да и совостанем. Еда противно творил и аде, по апостольскому олову, еда по вас подобает, да не крестимся во имя Отца и Сына и Святаго Духа, но токмо во имя Христово; еда  в сем, по вашей немудрой мудрости, есмы еретики вся православнии: и греки  руси и прочии. О

 

 

XXV*

мудрецы злобы, како не зрите свет истины и блядствуете безвестная! Прострите очи ваши и изжените тму от разума вашего и разумейте свет истины и правды! Зане якож во святом крещении крещаемся в три погружения ради погребения и тридневнаго воскресения Христова, и во имя Отца и Сына и Святаго Духа; сице подобно знаменуем себе образом честнаго креста Христова тремя первыми персты, во имя отца и Сына и Святаго Духа. Якож тамо Христово крещение во образ погребения и воскресения Его, а именование Отца и Сына и Святаго Духа; сице и зде Христов крест, а исповедание Отца и Сына и Святаго Духа, якож прияхом писанное и неписанное предание от святых Апостол сице знаменатися животворящим крестом тремя первыми персты и совершать и тайну святаго крещения во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Сице прияхом от святых апостол и от святых отец и сице держим и будем держати вечно и неподвижно; сие мудрствует и сице исповедует православно святая восточная апостольская церковь, а не инако,—не страсть в Божество прилагая, яко вы блядословите. Аще-ли убо зде во знамение креста вменится страсть в Божество, негли яко Христос един распяся, яуож вы напщуете; колии паче во святое крещение, идеже три погружения суть, ради погребения и тридневнаго воскресения Христова, и глаголем имя Отца и Сына в Духа,—еда и зде страсть в Божестве прилагается, зане един Христос телесно умре и погребеся, а не и Отец и Святый Дух с Сыном умроша и спогребошася и воскресоша. О новые мудрецы, разсуждаете сие сами и срамитеся! Се, якож во святое крещение не вменяется в Божество страсть, или погребение Отцу и Святому Духу с Сыном, сице и в знамение животворящаго креста, еже творим тремя первыми персты, во имя Отца и Сына и Святаго Духа, же вменяется страсть, сиречь распинание Отцу и Святому Духу с Сыном, якоже вы вредословите. Ниже исповедуем Господа нашего Иисуса Христа без плотя быти, но исповедуем Его, яко есть на небесех со пречистою плотию, со Отцем и Духом Святым неразлучна, во своей ипостаси неслитно, а не в перстах имеем исповедание веры, и православие и показание Божества, или богословие, или смотрение воплощения Христова; но имеем исповедание веры и православие писано в сердцы и во уме нашем. Како да покажем Божество в перстах?—безместно бо есть Бог убо есть свет крайнеший; и неприступный, и неизглаголанный, ниже умом постижимый, ниже словом изглаголанный, по

 

 

XXVI*

Богослову Григорию; но како в перстах хощете, новии немудрии мудрецы, богословити и показати некая Божества разнства: единаго Бога сугуба, а другаго Бога трегуба и неравна. Показуете: убо два Бога: единаго триипостаснаго и неравна, по арианом, македонианом, несторианом, савелианом, и аполинарианом, а втораго Бога—по манентом, и маркионяном, и апалияном, якож выше рекохом ширше. Или четыре Ипостаси в Божестве исповедуете: в триех перстах неравных, иже глаголете Троицу, единаго Сына, Отца менша исповедуете по персту, зане есть менший и в числе руки четвертый перст; и паки во дву перстах другаго Сына болша, зане стоит выше святыя Троицы и исповедуете два Сына: единаго, иже есть вкупе со Отцем и Святым Духом и того менша, и другаго Сына разна, иже есть с плотию и обретается особно от Отца и Святаго Духа, и в том Его почитаете вы выше Троицы. Или две ипостаси исповедаете в Сыне Божии: едину ипостась Божества, а другую человечества, зане два перста токмо числа являет двое, или две ипостаси, или два Бога; а божество и человечество како можеши показатии в перстах? Никако, токмо число. Два перста вкупе, и паки три перста вкупе, которые бывают пять,—и с тем сложением перст или пять ипостасей исповедуете в Божестве, иди два Бога едина сугуба, а другаго трегуба и неравна,—не буди вредословие. Никтож от века явися еретик таковый, якоже вы, предтечи, антихристовы!

Статья III. Еще и ина блядословите и глаголете, зане подобает якоже знаменуетеся крестом кийждо, теми сложения перстов такожде и благословлятися самому себе комуждо. Обаче по вашему и свинопасцом и всякому простому человеку и бабе благословляти подобно архиерею и иерею, и да неимеют между собою ни единаго разньства архиерей и иерей от людина и от свинопасца. Сие есть явная ересь безглавных, и люторская и калвинская, которые священства неимеют, ниже почитают А у нас у православных великое разньство священника от людина имеем, и благословением благословляти дано токмо архиереем и священником, а не всем, и сложение перстов благословляти инако есть, зане иная тайна есть, а знаменатися крестом паки иная тайна есть, и сие дано всем, сего ради и иное сложение перстов есть.

Статья IV. Еще вредословите, яко Бог, егда сотворя Адама, благослови его таковыми (на поле: некими) сложении перст; еще и праотцы до Христа сице благословляху; и от Христа сице бла-

 

 

XXVII*

гословляху; и от Христа паки другая благословения и ина сложения перет.

Где и откуду и от котораго писания обретосте сие? В ветхом писании, сиречь в библии нигде необретается; в новом, сиречь во святом евангелии или во апостоле,—ни. И какая рука и каковы персты в Божестве прежде воплощения Христова? Блазнено мудрствуете, зане не имеете ни единаго указания крепкаго с православными силогизмы. Негли и речете, яко на живописанных иконах видесте таковое сложение перстов, благословляюще написаны святии сице. Обаче аще и видесте персты сице сложены, от живописца суть сложены, а не от святаго, и святый, иже есть написан во образе, не беседова с тобою ниже рече тебе толкование и разум свой, токмо якож восхоте иконописец, тако и писа. Пачеж якож коемуждо показася удобнейше, тако и написа, и в том никакое истязание не бысть когда. Сего ради обретается в иконах многолично сложения перст: ове сице, овеже инако, якож угодися комуждо, и якоже показася удобно, сице и написа, а не от божественнаго писания свидетельства, токмо собою. А учены иконописцы редко обреталися, а вящшии быша и суть неумны, а иные ниже алфу (на поле: аз) ведают, что есть. Сего ради в том в живописцах утверждения никакого несть, по вашему баснословию, зане, яко выше рекохом, якоже показася иконописцу (аще ли грек, аще русин, аще и иный, аще-ли новый, аще древний), тако и писа без разсуждения. (На поле противпоследних строк надпись: «на Лазара попа»).

Статья V. Еще глаголете и иная блядословия, паче же рещи, вредословие и хулу: в сложении перстах, глаголете, высшая два перста, котории стоят един прямо, а другой преклонен, прямый же именуете Предтечею, преклоненный же именуете Христа, иже преклони главу Предтечи и крестися; и три перста кия суть под теми двумя преклонены, сиречь: первый и четвертый, и пятый, глаголете святая Троица, кая явися во Иордани; и длань между перстов глаголете Иордан. О кто не посмеется блядословию вашему. Предтечу полагаете горе, а святую Троицу доле; и паки: единаго Сына, кий (на поле: иже) главу преклони Предтечи, а другаго Сына в неравных перстах, иже именуете Троицу, таже Иордан в длани. О уроди! Откуду навыкосте сия блядословия, от котораго божественнаго писания?

Статья VI. Но аще глаголете еще, яко сие сложение перстов имеете предание древнее от отец и прадедов наших, и при-

 

 

XXVIII*

носите и некое ложное писание во свидетельство, кое имеет имя святаго Мелетия патриарха антиохийскаго и Феодорита, негли яко они сице повелевают сложити персты, и знаменатися крестным знамением, и подобне благословлятися коемуждо самому себе; кое писание есть ложно, сложено от еретиков, и токмо положиша тамо имя тех святых, да прелстят народ, а народ сей бысть ненаказан и неучен писанию тогда, яко, слыша имя тех святых, вероваша. Обаче тии святии в том никакия ведомости имеют, токмо неправедно клевещут их, зане в книгах их нигде сие не обретается писано. И истязание о том велие было во святой горе Афонской в лето 7157, пересматривали Мелетиевы и Феодоритовы книги и писание такое не обрелося в их книгах, и великий собор о том учинили и книга, кая привезена была тамо из России с таковым писанием о сложении перстов, сожгоша и прокляша, кий изложи такий устав и кто тако мудрствует, или будет мудрствовать. И кто хощет разумети истину в том сущем писании, еже они укрепляются, будут разумети, аще кто со вниманием будет читати, како, аще святый Мелетий показа персты: кия три персты показа, и кая совокупи и бысть знамение? Явственно есть, яко те первые три персты показа ради святыя Троицы, и паки тии три перста совокупи ради единосуществия Божества, и бысть знамение. Сице, а неинако бысть показание перст. А Феодорит о том не писал нигде, зане в его книгах таковое писание не обретается, токмо солгано на вего от еретиков.

Статья VII. Аще и глаголете, зане пишет Петр Дамаскин, яко двема персты знаменатися крестом (и пишет сице:). Слышите о сем и разумейте, едино убо: яко сего Петра Дамаскина книга несть всем приятна, ниже является в мире; второеже: яко Петр токмо о двою перстах беседует, ради втораго и третьяго глаголет, яко знаменуют та два перста два естества Христова, но за прочие три персты не мудрствует, ниже глаголет что. И негли аще и в каковых странах тамошних потребствовали внешних временех сие сложение дву перстах ради еретиков единоволников, а последи преста, якоже и ина много дела, яже первое быша повелено от святых отец тако, а последи такожде святии отцы повелеша инако лучше. Пишет и святый Иоанн Златоустый в беседах на евангелиста Матфеа в пятдесять четвертом нравоучении о кресте, лист 91, цену креста глаголя: ниже бо просте перстом начертати его подобает, но первее произво-

 

 

XXIX*

лением сомногою верою, аще и сице вообразиши его зрение, никтоже близь тебе стати возможет от нечистых духов. Се, яко по Златоусту, и единим перстом знаменовавшася людие крестным знамением некогда, последи преста и то, якож и многая правила обретаются в поместных соборах повелевают тако, а последи (на) вселенских соборах повелеша инако. Егда и в том да речем, яко святии отцы сопротивляются между собою? Небуди; токмо по потребе времени сице законоположиша Духом Святым, якож и первое. Божественная литургиа от святаго апостола Иакова, брата Божия, списася болше, и ины чины имяше; последи Великий Василий сократи и чины украси, и паки божественный Златоуст еще сократи. Великий Афанасий пишет в правилах сбоих: мирский священник, аще пострижется монахом и потом будет служить литургию, да будет анафема; а ныне не токмо служит яко священники, но и архиереи бывают. И еда да речем и о сем, яко противно сотворяют и пишут святии отцы? Никако.

Статья VIII. Бе еще обычай и предание во святой церкви и cлужаху тремя просфорами, и иныя четырми, ины пятни, ины шестми и седмию просфорами; такожде и частицы святых изимаша: инии пятнадесять частиц, инии дванадесять, инии девять, инии дину. Многое время сей чин и обычай бываше во святой церкви, якож видится во святой горе Афонстей писано во многих рукописных древних книгах, и не имеяху в том до времени ни единаго зазрения и соблазна. Посем от некоего времене начинаху прение творити и глаголати кийждо: един яко аз служу лучше тремя просфорами, во имя святыя Троицы; иный, аз добре творю четырми просфорами за четыре евангелисты, кии списаша святое Евангелие и предаша сию тайну; инии, мы с пятию просфорами лучше ради пяти хлебов, еже благослови Христос и насыти пять тысящь; инии паки похвалиша свой обычай за шесть и за седмь просфир, кийждо глаголаху оно, еже показася им прилично. Такожде и о частицах: инии дванадесять частиц, инии девять похвалиша, инии пятнадесять, инии едину, и елико не бе любопрения в церкви, быша вся добра и богоугодна А когда начата быти соблазны и любопрения в церкви, тогда и святии отцы разсудите и повелеша быти всем во едином чине и обычаи, яко да престанут любопрения и соблазны от невежд и простых человек, и сице повелеша и изобразиша, яко всех с пятию просфорами совершати божественную литургию ради пяти

 

 

XXX*

хлеб, иже благослови Христос, якоже и на бдении в благословении хлебов бывает. Аще ли Христос благослови (иногда) и седмь хлебов, но насытися менше народа, токмо четыре тысящи, и осташася и менше укрухов, токмо седмь спирид, а пятми хлебами пять тысящь народа насытися, и осташася укрухи болши — 12 кошниц полных. Сего ради о сем болшее чудодеяние предсудиша святии отцы совершатася божественной литургии пятки просфорами. Такожде повелеша и о частицах токмо девять взимати ради девяти чинов небесных сил, по святому Дионисию Ареопагиту. Царским путем ходиша святии отцы во время подобающее, ниже доле ниже горе, токмо посредственно и царским путем: в просфорах ниже седмь, ниже шесть, ниже четыре, ниже три, но пятми. Сице и в частицах; ниже пятнадесять, ниже дванадесять, ниже едину, но девять,—сущее все Святый Дух просвети им. Такожде и вознаменование образа честнаго креста знаменатися треми первыми персты. Аще и быша некогда и знаменовашеся людие единым перстом, по Златоустове беседе, или двумя персты по Петру Дамаскину, но треми персты апостольское предание есть неписанное, яко свидетельствует божественный Великий Василий. Обаче святии отцы сии утвердиша знаменатися треми персты, якоже сие вещание добраго предания изыде во всю вселенную, и везде вси православнии христиане треми персты знаменуют себя образом честнаго креста: Греки, Грузы, Сербы, Болгари, Албанасы, Мунтьяне, Волоси, Ерделяне, Киевляне, малая и белая Россия, и Литва, котории суть православнии. Токмо зде, в велицей России, возрасте сия прелесть не издавних времен, зане в прежних временех и зде, в велицей России, сице треми персты знаменовашася, якоже суть многи и до днесь, котории помнят, яко родители их тако знаменовашася, и тако навыкоша. И задостоверное свидетельство суть еще мнози христиане в селех во многих странах российских, кии держать еще оно древнее доброе и православное предание, знаменатися треми первыми персты православно.

Обаче сия прелесть таковым обычаем бысть в России: отнележе, сиречь от того времене, егда (на поле: яко) престали российския митрополиты ходити в Царьград хиротонисатися, якоже хождаху треблаженнии митрополиты: Петр, Алексий, и Иона, Киприан, и Фотий и прочий; и елико время хождаху российския митрополита в Царьград хиротонисатися, и хождаху и гречестии архиереи в Россию, тогда возсияше благочестие и православие

 

 

XXXI*

болше зде в России. А отнележе престаше ходити российския митрополиты в Царьград хиротонисатися, ради нужнаго пути сиречь, ради страха турскаго воинства, зане тогда турки зело страшно ратоваша все страны христианския, того ради и гречестии архиереи изящнии не хождаху в Россию таковыя ради вины. И того ради начаша быти зде сия прелести о сложении перстов, и прилог в символе, и аллилуиа и прочее. Обретающе время обретник злобы диавол посеял многая зизания, а не истерзаша я никто (до нынешняго благочестивейшаго и боговенчаннаго нашего государя, царя и великаго князя Алексиа Михаиловича всея великия и малыя и белыя России самодержца) и укоренишася и возрастоша великия злобы и во обычаи и соимство быша в вас зло за добро и горькое за сладко.

Статья IX. Обаче аще кто будет рещи (на поле: глаголатя), яко хождаху и прежде к нам гречестии архиереи всегда, слышите и разумейте истину; проиде до ста лет и вящше, отнележе взяша Царьград турки, и не прихождаше никаковый греческий архиерей в московское государство, ради двою вину; единыя убо, зане яко взяша турки Царьград ратоваша Болгарию, Сербию, Влахию, Богданию, и иныя страны, доколе покорили сия вся под свою державу, ратова вящше ста лет по взятии Царя-града. И единыя убо сея вины ниже здешния митрополиты возмогоша ходити в Царьград, ниже наши греческие ходити зде в Россию. Второе же: и здешний великороссийския великия князи великое имеша несогласие и рати велики между собою, до перваго царя и великаго князя Иоанна Васильевича всея России. И меж толикими леты и смущения онаго, остася земля сия не орана, и возрасте терние и триволи (на поде: и волцы) и ина дикия зизания, и темным омрачением омрачишася. А от царя и великаго князя Иоанна Васильевича всея России, и по нем прочих царей российских, помалу сия земля великороссийская просвещатися паки нача, и прославлятися и в православие правлятись, а не у совершенно, зане яко всякая вещь не поспеет абие достязати в совершение, но еще свирепство сверепым зелием (на поле: обычаем) быша много до царства благочестивейшаго тишайшаго великаго государя нашего, царя и великаго князя Алексиа Михайловича всея великия и малыя и белыя России самодержца. При его благочестивыя державы возсия благочестия и православия зело и умножися благодать Божия и в совершение достиже, терние и триволи и прочая дикия зизания несхожа, и мрак и тьма

 

 

XXXII*

отступи, и светлейший и совершенный свет истины возсия православно.

Но аще убо зизаниевы корени и отрасли обретаются еще, но благодатию всесвятаго Духа вскоре будут потребитися и исчезатися и она.

Статья X. Аще убо рещи будет кто и сие, яко зде прииде святейший вселенский патриарх кир Иеремия, иже хиротониса (на поле: постави) перваго патриарха (на поле: московскаго) Иова, и чесо ради не рече нам о сем ничто? И паки последи прииде святейший Феофан патриарх иерусалимский, иже хиротониса Филарета патриарха, и посем Паисий (на поле: патриарх) и иные мнози архиереи гречестии, и не рекоша нам ничего о том, сиречь: о прилове в символе, о аллилуии, о сложении перст.

Слышите о том и внимайте, зане всяка вещь во время свое прилична есть: егда прииде святейший Иеремий вселенский патриарх и хиротониса Иова патриарха, яко пишут хронографы, что не пустиша никого от его людей ходите свободно по граду, ни старца, ни мирскаго, ниже российские люди ходиша к нему. И воедино лето, что живе на Москве, токмо трижды изыдоша от дому и быта в царских полатах: первое убо, егда прииде и виде царя и благослови его; второеж, егда постави патриарха и угостиша его: третие, егда простися и иде во свояси. Но сидечи и патриарх и сущий с ним архиереи и прочий во едином дому, и ниже они хождаху вне, ниже к ним ходи кто; откуду ли можаху ведати, что бывает в церкви и что глаголют и что мудрствуют? Сего ради не ведуще бываемая и не глаголаша что, И егда прииде паки блаженнейший Феофан патриарх иерусалимский, подобне седяще и он с человеки своими в дому едином, и нигде не хождаху. Аще исходиша кто до торгу, ходиша за ними и стражи; и паче сего, и языка не ведуще. Сего ради ниже они бываемая ведаша в российской церкви, того ради ниже они глаголаша что; подобне и Паисий патриарх и прочий. А егда прииде блаженнейший патриарх антиохийский кир Макарий, во время благочестивейшаго тишайшаго и боговенчаннаго великаго государя, царя в великаго князя Алексиа Михаиловича всеа великия и малыя и белыя России самодержца, не бысть тако, якоже прежде, но зело почти и благоговейно прия его благочестивейший царь, и даде свободу ему в великую соборную церковь и в патриаршество ходите невозбранно, егда хощет. Такожде и человеци его овященнии и мирстии ходите невозбранишася без стражей повсему царствующему граду. Но и в царских

 

 

XXXIII*

палатах многажды бываше, и благослови благочестивейшую царицу и благородных царевичев и царевн, и угости его многажды, и почти и одари его велие. И сего ради имеюще свободу патриарх и дружина его, и ходяще в соборную церковь и во иная, зряще и слышаще несогласие церковное здешнее (на поле: российское) с восточною святою церковию; тогда нача и блаженнейший патриарх Макарий, яко истинный пастырь и наследник Христов, глаголати благочестивейшему царю и святейшему патриарху бывшему Никону о тех несогласиях, сиречь: о прилоге, еже есть в символе, и о сложении перстов, и о аллилуиа и о прочих. Благочестивейший же царь и (на поле: святейший) патриарх, яко блага и доброделная земля, прияша с радостию доброе семя, и сотвориша плоды добры многа, и повседневно, сия добра и блага земля, отдают плоды благи безчисленно, и никогда будет престати. Табо вина бысть, о еже молчаша прежния патриарси Иеремий и Феофан и прочий, яко выше рекохом.

Статья XI. Но аще речет кто еще и сие, яко наши (на поле: рускии) святии и чюдотворцы: Петр, Алексий, и Иона, Киприан; и Фотий и прочий, тени книгами и обычаи спасошася, и в том отвещаем: яко во времени их обычаи (на поле: чини) сия (на поле: таковый) и несогласие не быша, токмо быша согласие и добры чины, якож и у греков быша тогда и ныне. Зане они хождаху во Царьград и хиротонисашася тамо, и ни единожды хождаху в Царьград, но и дважды и трижды ради церковных потреб, и греческое писание ведаша, и сего ради православно и согласно со греками мудрствоваша, якож явственно видится в их рукописных книгах: святое евангелие и апостольская послания с деянии святых Апостол, и апокалипсис, рукописание святаго Алексиа митрополита (на поле: в Чудове монастыре) согласно во всем с греческими; и святый символ без прилога, и аллилуиа вряду трижды, тоже: слава тебе Боже, в часослове их; такожде и прочая мудрствоваша православно якож и греки, сего ради и прославя их Бог. Но сие несогласие и прелести после их возрастала от неких еретиков, кии от греков отлучишася, и с ними несовопрошахуся ни очесом же, ради тогдашния своя суемудрия.

Статья XII. Но аще хощете (слова: суемудрии в глупии—зачеркнуты, и вверху их надписано: о мудрейший) мудрствовати в перстах святую Троицу, и Христово божество и человечество образовать (на поле: толковати), приличнейшее есть глаголати сице, яко первии три персты, кии совокупляем, знаменуют исповедание свя-

 

 

XXXIV*

тыя Троицы—в Божестве Троицу и единицу, якож выше рекохом; и последнии два (на поле: персты), кия суть преклонены, яко знаменуют: Христос Сын Божий преклони небеса и сниде на землю и прият человеческую плоть от пречистыя и приснодевы Марии, и знаменуют Христова два естества: Божество и человечество. Сице есть вящше прилично, аще кто хощет мудрствовати (на поле: в персты) о воплощении Христове и о святей Троице (на поле: вкратце). А яко вы мудрствуете человечество быта выше святыя Троицы, и Троицу под воплощение полагаете воуклонныя и неравныя персты, есть зело не прилично, и хула и ересь велия, яко выше рекохом ширше. Сего ради блюдитеся ради любве Христовы от таковыя ереси и хулы. Зане елико время неведением согрешаете, чающе тму свет и горкое сладко, имеете тогда негли менший грех и менший суд от Бога; но отнележе истязася сия вещь и явися истина, и известися соборне и всенародне ко всем, сиречь и вселенския соборы о том быша: первое убо в Константинополи от всесвятейшаго вселенскаго патриарха кир Паисия в лето 7162-е с восмидесяти архиереи и клирики великия церкви константинополския; второе же и в царствующем (на поле: великом) граде Москве, при благочестивейшем и тишайшем великом государе нашем, царе и великом князе Алексии Михаиловиче всея великия и малыя и белыя России самодержце, и приблаженвейшаго и святейшаго Макария патриарха антиохийскаго и всего востока (на поле: сущу ему тогда в царствующем граде Москве) и при святейшем Никоне, бывшем патриархе московском и всея России, и Гаврииле архиепископе иппекийском и всея Сербии (и Болгарии и Албании патриархе), и Никейском Григории митрополите, и молдовлахийском Гедеоне, и прочих великороссийских митрополитех, и архиепископех, и епископех, и архимандритех в лето 7164, и подложила анафемою немудрствующих тако, яко мудрствует святая восточная и вселенская великая церковь православно. И сего ради вы, сопротивляющийся ныне, грех велий согрешаете, и тяжкий суд от Бога вам будет за непокорство и упрямство ваше, и яко еретики страшно истязани будете, и от лица Божия и вечнаго покоя лишени будете.

 

 

XXXV*

 

О четвероконечном кресте, иже именуют крыжем.

 

ГЛАВА III.

Статья I. Глаголете еще, яко четвероконечный крест есть кресла, во еже посадиша Христа иудеи, и сяде, и коленопоклонишася ему в поругание, и оная кресла, сиречь той крест, попра Христос, и дадеся архиереем сидети на них. И паки: когда коленопокланяемся архиереем, вместо поругания поклоняемся им, а не чести ради архиерейства. О прелестнии и баснословцы! Како несрамляетеся глаголюще такая баснословия? Где есть писано, яко посадиша Христа иудеи на кресла, кий евангелист глаголет сие? Никтоже, ниже иное писание православное глаголет о сем. А вы где обретосте сие вредословие? Пишет святый евангелист в божественном и священном евангелии, яко облачаху Христа червленою хламидою, и даша ему и трость в руки, и поклонишася ему яко царю в поругание. А яко посадиша его на кресла, сиречь на таковой крест, ни евангелист и никтоже иной писа, яко вы баснословите. И аще иудеи поклонишася Христу за поругание, но мы, егда покланяемся архиереем, ненокланяемся им ради поругания, но честь воздающе им, яко наместником Христовом и пастырем и учителем нашим. Се, яко в том блядословите велие и не ведаете, что глаголете.

Статья II. Глаголете еще отомъже кресте, иже есть от двою древу сложен, и о печати, иже есть на просфоре крест, яко несть той крест, токмо крыж латинский, а крест подобает быти от триех древ: от кипариса, и певга, и кедра, и кий крест несть сице от триех древ, то несть крест, токмо крыж.

О сем убо отвещаем вам сице: едино убо по вашему мудрованию подобает, яво от инаго древа или от инаго вида да небудет крест, но токмо от сих древес: от кипариса, и певга, и ведра, и идеже таковая древеса не обретаются, ниже кресту подобает быти от иных древ и вид. Второе же паки вы глаголете, яко подобает кресту быти трисложну, сиречь от триех древ. И паки вы сами себе не согласуетесь, яко словеса ваша суть инако и дела ваша инако, зане крест не сотворяете тако, яко глаголете—от триех древес, но        рех, сиречь: прямо едино древо, а впреки, иже есть посреде второе древо; верхнее, иже именуете крестовою главою, третие древо; и четвертое, иже

 

 

XXXVI*

именуете подножие. Се, яко ниже вы творите по словеси вашему истинный (на поле: правой) крест, зане глаголете, яко подобает быти кресту от триех древ, и вы паки творите противно—от четырех. Чесо ради прелщаетеся несмысленно: иная глаголете и иная творите, ради зависти своея ослепи вас диавол, и не разумеете, что творите и что глаголете. Мы убо не мыслим, ниже мудрствуем безумно, якож вы, но целомудренно и благочестивно почитаем и поклоняемся обоим крестом, иже от двою древу сложен, и иже от триех, или от четырех древ, по вашему кресту. Обаче подобает ведати, что являет ставрос (на поле: крест), и что есть нужнейшее знамение креста. Имя кресту есть сложно по греческому языку: стасис ке еѵврос, единое убо древо прямое: стасис  сиречь стояние (на поле: зри); и второе древо, иже есть впреки: еѵврос  сиречь широта, се, иже имя кресту, ставрос, имеет от сложения и дело: от стасис и еѵврос, — ставрос  (на поле: зри), сиречь от стояния и широты—ставрос, сиречь крест. И сего ради нужное знамение креста от двою древу сложену быти токмо подобает, якож пишет и святый Афанасий Великий ко князю Антиоху во ответах, во главе 41 (и в Кормчей лист   ).

Статья III. И что да речем много: Моисей (на поле: креста знамение сотвори Моисей жезла ударением), егда пройде со израилты Чермное море, дважды удари жезлом своим море: единою прямо и разсече море, и проидоша израилтяне; второе же, впреки удари, и совокупися море и потопи фараона; змию в пустыни впреки повеси, и исцеляхуся зрящий от грызения змиева; и ратующе Амалика, руки свои Моисей крестообразно распростре, и солнце ста и победи Амалика. Иаков, когда благословляще сыны Иосифовы, крестообразно положи руки своя на главы их. Пророк Иона, егда изыде от (на поле: бе во...) чрева китова, руце свои крестообразно простре, яко глаголет святый Косма, творец канонов, в ирмосе 6 песни канона на воздвижение честнаго креста: воднаго зверя во утробе длани Иона крестовидно распростер, спасилную страсть преображаше яве и прочая.

Аще убо хощете разумети сущее таинство честнаго и животворящаго креста, яко свыше и извачала есть проречен и прознаменан образ его, яко выше рекохом от Моисеа и прочих, от двою вида от древа ли и сребра (на поле: или иного вида) сложение его (на поле: быти), а не от триех, или четырех, якож

 

 

XXXVII*

вы баснословите (на поле; непщуете),—возмите и смотрите Минею сентемврий месяц, и прочтите со вниманием стихиры и каноны праздника воздвижения честнаго креста, ирмос первой песни: Крест начертав Моисей, и прочий тропари и ирмосы и стихиры, и будете разумети: о двою ли древах, или иною двою виду являет творец от божественнаго писания быти образ честнаго креста, или о триех или о четырех быти, якож вы непщуете? Никако, но везде обрести будете, яко от двоих вид быти сложению креста. Глаголет творец во едином подобне: на хвалитех воздвижения честнаго креста: О преславное чудо! широта и долгота креста небесе равна (на поле: равностоятельна); долготу ради прямаго древа глаголет, широту ради иже впреки есть. Се яко ради двою древу глаголет творец, а неради триех или четырех по вашему. Аще и бысть на страсти Христове таковый крест: с титлою горе и низ—подножием, обаче она не суть нужная, ниже именуется крест; крест именуется токмо прямое древо и впреки.

Статья IV. Но аще ли будете любопретися и скажете от ветра главы своея, яко подобает каков крест бе тогда на страсти, такову подобает и ныне быти; отведаем вам о сем сице: яко подобает по вашему на крест и гвозди пригвождены, и трость с губою, и копие с железом, и клещи, и молотки, и лестницы, и веревки, и желчь, и уксус, и бичи и прочая, елика быша при страсте Христове, быти всем вкупе прилепленным на кресте. И аще она вся не будут, ниже крест да почтется,—не буди. Обаче святии Апостоли и святии богоноснии отцы не предаша нам поклонятися трости и губе и копию и прочим орудием, иже быша при страсти, токмо кресту повелеша покланятися. И сего ради нужно есть быти кресту токмо от двою древ, или иною вид, яко выше рекохом, а другия две части—титул и подножие, ненужны суть. Распятие Христово было бы быти и без титла и подножия, якож распинаху и разбойников, зане у иудеов крест бысть вместо висилицы и за безчестие распинаху, сиречь, вешаху разбойников на кресте. И Христа вместо злодея и разбойника вменяху, зане именова себе царем и Сыном Божиим, и сего ради с разбойником вместе распяша Его. И Пилат повеле и написаша титлу: сей царь иудейский, и положила на кресте. И рекоша ему иудеи: не пиши сице, и он рече: еже писал, писах. И сие писание на бумаге писа, и прилепи тое писание на дщицу, и пригвозди вверху креста, а не древо бысть яко крест, також и подножие бысть. И сего ради несть сие нужно, в без них есть крест истинный, иже

 

 

XXXVIII*

есть от двою древ сложен, сиречь четвероконечный крест. Но аще и обретается и таковый крест с титлою и подножием, а еще и ненужны титла и подножие, мы и той крест почитаем, и покланяемся, и не хулим, яко вы (суемудрии и безумнии).

Статья V. Да речет еще и иной показ: егда знаменуем себе знамением крестным, како знаменуемся? И егда благословляют нас архиереи и иереи, како ли благословляют нас? Явно есть, яко знамением четвероконечнаго креста знаменуют нас руками своими благословляюще. И егда священники благословляют и святят воду святаго крещения, и в литургии святый хлеб и потирь, притворяюще хлеб и вино благословением (в) тело и кровь Христову, како ли благословляют? Явно есть, яко знамением четвероконечнаго креста благословляют, а не восмиконечным крестом по вашему.

Статья VI. Четвероконечный крест четвероконечнаго мира образует и освящает: восток и запад, север и полудень. Подобне и крест, иже бывает на просфорах, и на ризах священнических, я на патрахили, и орарии четвероконечнии яко истиннии кресты вменяем и почитаем, якож выше рекохом, а некрыж именуем. И что именуется крыж, или что есть? Крыж полским языком именуется крест, якож и греческим языком ставрос, и по арабски хачь, и по латински и по волоски круче, или круць. И кийждо язык имеет имя креста по своему языку, не бо вси языцы во едино имя именуют крест (на поле: или распяла), но кийждо по своему; сице и полски крыж именуют по своему языку.

Статья VII. Глаголете еще, яко таковая печать крыжа печатана есть на опресноках латинских, а латыни на опресноках неимеют такова креста печатана, иже именуете крыж, но распятие Христово изображено и печатано имеют на опресноках, а не токмо един крест по вашему. И о том не ведаете, что глаголете, и лжете о сем явственно зависти и ненависти ради своея.

 

О Иисусове молвтве.

 

ГЛАВА IV.

Статья 1. Непокоряются нецыи от вас и в настоящей молитве не хотяще глаголати: Господи Иисусе Христе, Боже наш, помилуй нас, но токмо хотят: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий,

 

 

XXXIX*

помилуй нас, и любопрятся и мнят, негли яко тако есть добре в православне а: Господи Иисусе Христе, Боже наш, помилуй нас, негодуют, яко есть хула. О безумнии! Чего ради неразумеете доброе и не хощете ниже слышати сея молитвы? Мните яко нечто велию философию мудрствуете, или, паче рещи, безумствуете. О мудреца не мудрии! Разсудите сами и разумеете, какое разнство есть в сем, или кая молитва есть вящшее прилично и вящше честь приносит Христу? Явственно есть яко: Господи Иисусе Христа, Боже наш, есть вящше приличнее. Аще мы добре приинем и глаголем и обе молитвы в подобающее время: егда наедине молимся в келии своей, глаголем: Господи Иисусе Христе, Сыне и Слово Бога живаго, Богородицы ради, помилуй мя грешнаго; а иное время, егда бывает в церкви моление, от общаго лица глаголет священник, или иный кто, иногда и инде: Господи Иисусе Христе, Боже наш, помилуй нас. Сицевое доброе предание имеет святая восточная и апостольская церковь и с молитвою, иже наедине, исповедаем Господа нашего Иисуса Христа, Сына и Слова Божия; и со другою молитвою, иже глаголется в церкви и вообще: Господи Иисусе Христе, Боже наш, исповедуем обще, яко Христос есть истиный Бог, подобен Отцу. Чесо ради упрямитеся вы и хощете токмо: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, глаголати, а: Господи Иисусе Христе, Боже наш ниже слышати, хощете? Не разумеете окаяннии, яко во ариеву ересь впадаете, зане Арий Христа Сына Божия токмо глагола и исповеда, такожде и вы ныне. Треклятый Арий исповеда Христа Сына Божия по благодати, а не по существу Сына Божия и Бога истинна, якоже мы православно веруем и исповедуем Христа Сына Божия и Бога истинна. И сего рада глаголем мы и обе молитвы во время подобно: Господи Иисусе Христе, Боже наш, и: Господи Иисусе Христе Сыне и Слово Божий, яко выше рекохом. И како хощете вы токмо глаголати: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, а: Господи Иисусе Христе, Боже наш, отвращаетеся и ниже слышати хощете? Известно есть в том, яко мудрствуете и вы яко Арий, и исповедаете и вы Христа токмо Сына Божия по благодати, а не Бога истинна по существу Отца.

Статья II. Речем еще и сие в показание: един царь, от царя рожден, да царствует, и назовет его кто царевичем, я другий наречет царем: кое имя приятно будет царю? Явно есть то, еже нарече его царем, приидет удобнее и любезне зане есть совершенна царская честь. И аще кто назовет, его меншим при-

 

 

LX*

лагательным именем—царевичем, а ни существительным, безчествует царя, и известно будет царь гневатися на глаголющих его царевичем, а не царем. Такожде и Господь наш Иисус Христос, аще и Сын Божий есть, но Бог истинный есть. Сего ради подобает нам глаголати прилично сию молитву: Господи Иисусе Христе, Боже наш, помилуй нас, вообще, и: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас, в подобное время, якоже выше рекохом. А како хощете вы (за непокорство свое) (на поле: завистию ради) глаголати токмо едину молитву всегда: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, а: Боже наш, глаголати не хощете никогда, но еще и сопротивляетеся глаголющим, в том известно арианствуете, яко Арий и прочии ариане, и их часть будете наследовати, и с ними осуждена будете от Господа нашего Иисуса Христа в страшный день втораго Его пришествия.


Страница сгенерирована за 0.3 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.