Поиск авторов по алфавиту

Автор:Иоахим Флорский

Иоахим Флорский Согласование Ветхого и Нового Заветов [выдержки]

509

Иоахим Флорский

 

Согласование Ветхогои Нового Заветов1

КНИГА II

Часть I
 

Глава II

Собственно, согласование есть, как говорим мы, уподобление, [проводимое] при соотношении равно как Нового, так и Ветхого Завета, равно и, говорю я, в том, что касается чисел, но не в том, что касается достоинства; а именно, что когда человек и человек, сословие и сословие, война и война рассматриваются, исходя из некоего равенства общих для них черт; [сравниваются], например, Авраам и Захария, Сара и Елизавета, Исаак и Иоанн Креститель, Иаков и как человек Иисус Христос, двенадцать патриархов и такое же число апостолов, если только что-то сходно, оно встречается повсюду, не в смысле аллегорическом, но создавая согласование двух Заветов 2. Не подлежит сомнению, что один истинно духовный смысл исходит из того и другого. Ведь есть, если мы здраво рассуждаем, два обозначающих у одного обозначаемого; показывающие нам, кто верует в Бога, что один есть Отец живой, к которому особо имеет отношение Ветхий Завет; один Сын Божий, к которому особо относится Новый; один Дух Святой, кото-

М. Я. Якушина, перевод, примечания, 2001

Л. В. Цыпина, примечания, 2001

1Переводвыполненпоизданию: AbbatJoachimofFiore.Liber de Concordia Veteris ac Novi Testamenti //Transactions of the Ameriam Philosopical Society. V. 73. Part. 8. 1983. Редактор перевода С. С. Неретина.

2 Согласование (concordia) — ключевая идея историософии Иоахима Флорского, отсылающая к традиционной для христианской экзегетики задаче установления соответствия между Ветхим и Новым Заветами. Иоахиму чаще всего такое соответствие представлялось как аллегорическое предизображение событий новозаветной истории в Ветхом Завете, к которому Новый Завет относится, как некая реальность к символу. Путем исторических сближений и изощренных вычислений Иоахим Флорский преобразовал идею согласования Заветов в идею вечной повторяемости истории в частях и в целом, заменив иерархию «по достоинству» временной последовательностью,указывающей на незавершенность тайны Откровения.

 

 

510

рый исходит из обоих, к которому особо обращен мистический смысл, тот, что, как уже сказано, исходит из обоих. Как же, действительно, может ясно обнаружиться то, о чем сказано, что же больше может быть сходно, чем то, что один старец от [одной] неплодной матери, другой от [другой] неплодной матери породил [один] необыкновенного и [другой] необыкновенного? И не следует считать непохожим, что патриарх Исаак родил Иакова, а Иоанн не породил, но крестил Христа; потому что в том, то есть в Иакове, утверждено поколение плоти, так как он был отец народа плотского, что по прозванию отца был назван Израиль: в этом же — поколение духа, так как он был отцом по духу народа, который называется христианским. Ибо как тот народ порожден двенадцатью патриархами, так этот двенадцатью апостолами, с той разницей, что там «рожденное от плоти есть плоть, а здесь рожденное от Духа есть дух» (Ин. 3, 6).

Если же возражают по поводу крещения Иоанна, кем крещен Христос, что оно не имело, якобы, того достоинства, которое имеет крещение Христово, однако сходство таинства не нарушается по этой причине; потому что хотя бы и не пожелал Бог Отец послать Дух свой на прочих, кто крещен был Иоанном, однако же на Христа послал его; и не без свидетельства голоса своего, которым было сказано ему: «Сей есть Сын Мой Возлюбленный, в нем Мое благоволение» (Мф. 3, 17 и Лк. 3, 22).

Хотя, если известно, что и сам Иоанн без какого-либо крещения был преисполнен Духа Святого еще от утробы матери своей, то я не вижу, что может воспрепятствовать тому, если бы также и тем, кто, как говорится, крещен крещением Иоанна, была дана, по крайней мере, скрытая благодать Духа Святого, подобно некоторым праведным мужам закона и пророкам они заслужили быть спасенными через благодать. Или, если ты полагаешь, что это не относится к делу, потому что не Иоанн дал Духа Святого, но Бог всемогущий послал оного, следовательно, и крещение Христа, которым крестили апостолы, не относится к делу, поскольку, даже если и были люди, которые крестили, однако один только Бог исполняет благодатью; Он один вершит дела и добродетели. Следовательно, как Исаак и Иаков отстоят по плоти в поколении, так, видно, отстоят по чему-то иному друг от друга крещение Иоанна и крещение Христа. Конечно, род Исаака избран в одном Иакове, но отвергнут в Исаве, коему ни отцовские молитвы, ни заслуги не способны были помочь обрести вечное спасение. Один лишь Иаков, упрежденный матерью, добился отцовского благословения, как — в особенности — для себя самого, так и для рода своего. Ибо род Иакова не был отчасти избран, а отчасти отвергнут, но весь в роду сосчитан, хотя мы и не признаем, что в нем не было дурных; поскольку одно — это то, что по поводу временного избрания вследствие таинства содержит Писание, а другое — то, что оно со-

 

 

511

держит по поводу избрания вечного 1. Подобным же образом крещение Иоанна для тех, кого крестил, было как бы бесполезно, поскольку он не мог обеспечить вечное спасение; а в ином, однако, оно полезно, так как было словно бы неким знаком на пути к истинному, которое есть крещение Христово. С другой же стороны, один Христос, упрежденный благодатью Духа Святого, поставлен наследником вперед всех первых отцов Завета; и все те, кто крещены, уже тем самым есть сыны Авраама, хотя и среди них не без плевел, которые следует выжечь огнем, подобно тому, как есть они и в сынах Израиля. Таким вот образом Лица одного и Лица другого Заветов рассматриваются по общим для них чертам; и все же город и город, народ и народ, сословие и сословие, война и война, если чем и могут быть схожи, то согласуются, пожалуй, тесной связью при одинаковом смысле 2; исключая то, что тот более относится к плоти, а этот — к духу, хотя стоит учесть и то, что там есть то, что относится к духу, и тут — что относится к плоти. Итак, не только персона с персоной, но также и множество [лиц] перекликается с множеством, как, например, Иерусалим есть Римская церковь, Самария — Константинопольская, Вавилон — Рим, Египетская империя — Константинопольская, и тому подобное.

 

Глава III

Аллегория есть уподобление неких малых вещей великим; например, дня — году, недели — веку, человека — сословию или городу, племени, народу, и множеству подобного. Скажем так. Авраам — один человек, и он означает сословие патриархов, в котором много людей. Захария — один человек, и означает то же самое. Сара — одна женщина, и означает синагогу — синагогу, говорю я,

1 Характерная для Иоахима Флорского отсылка к учению о смыслах Писания, возвышающих к пониманию конечных истин в их чистоте. Заимствовано оно у св. Августина, учившего, что толкование Писания возможно четырьмя способами: историческим, аллегорическим, аналогическим (когда указывается согласие Ветхого и Нового Заветов), этимологическим (когда приводят причины слов и действий). В наиболее завершенном виде это учение было изложено Бедой Достопочтенным (674-735) и ко времени Иоахима Флорского превратилось в общее мнение (communis opinio) и экзегетической литературы.

2 Своеобразный «параллелизм» Откровений, символическое предизображение предыдущим последующего скреплены для Иоахима единым смыслом, трансцендирующим временное и преходящее в формах таинств обоих Заветов и вечно пребывающим в истинах, символизируемых этими таинствами. Этот единый, скрепляющий смысл — Откровение будущего, вечное Евангелие Апокалипсиса, незаменяющее Ветхий и Новый Заветы, но исходящее от них обоих, подобно тому как Дух Святой исходит от Отца и от Сына.

 

 

512

не ту отвергнутую, которую обозначает Агарь, но неплодную церковь праведных, что изо дня в день стенала и оплакивала позор неплодности своей, которая видит, пусть я коснусь иного таинства, кичащуюся сыновьями соперницу свою и день праздничный, что приведет к плодовитости ее. Но дан был сын Саре, сын не плотский, но обетованный в пору старости ее, то есть когда пришла полнота времен, как послал Бог сына своего, рожденного женщиной, рожденного согласно закону, чтобы он искупил тех, кто существовал согласно закону. Следовательно, и Елизавета означает то же самое, так как и сама зачала в старости, когда была бесплодна. В дальнейшем Иаков и Иисус Христос появились не у старых матерей: и, однако, когда было Исааку шестьдесят, родился Иаков, и, спустяшесть месяцев по зачатии Елизаветой, был зачат Христос; поскольку, вплоть до шестого периода второго состояния, бесплодна была церковь духовных мужей: лишь с недавних пор она умножилась побегами и «пустила ветви свои до моря, и отрасли свои до реки» (Пс. 79, 12).

Итак, с аналогической точки зрения Авраам обозначает Бога Отца, Исаак — Сына, Иаков — Духа Святого, и Захария [означает] отца, Иоанн — Сына, человек Иисус Христос — Святого Духа. И это именно в духовном понимании, которое, собственно, и называется аллегорией 1.

 

Глава IV

А то понимание, что называется согласованием, похоже на длинную дорогу, простирающуюся из пустыни к городу, проходящую через места низинные, в которых путешественник сомневается, вступил ли он на прямой путь, но в то же время проходящую и через горные кряжи, с которых он может увидеть лежащее впереди и позади, и измерять прямизну оставшегося пути, обозревая дорогу, которую уже прошел. Ибо всяк, кто шагает сам подобным образом там, где не различить и следа пути, наблюдая оставшееся позади, мыслит о правильности того, что нужно содеять. Там же, где путник не может осветить ни предстоящего, ни пройденного пути — как обычно бывает, когда попал в низинные места, —

1 В науке аллегорического толкования Писания Иоахим Флорский усматривает способ установления зашифрованного в библейских символах и образах соответствия (аналогии) между «незримыми» и «видимыми» вещами. Все, что произошло по преданию в чувственном мире «на деле»(actualiter) преображается в мире духовном и мистическом. Но такое духовное истолкование все же не является окончательным, устремленный к созерцанию конечных истин разум оставляет за собой постижение абсолютного в символах и открывает анагогический, т. е. ведущий ввысь к самоочевидной истине, смысл Писания.

 

 

513

он выводит себя к местам горним более верой и разумом, нежели зрением, чтобы согласно им или исправить ошибки, или утвердить самого себя в душевном спокойствии, полученном от благих деяний. Однако такой путь, по которому мы начинаем идти под водительством Божиим, заключает в себе нечто от этого более безопасное, потому что здесь и речи нет ни о каком падении, так как Он начал направлять, но по мудрости Божией и учении он имеет свои остановки, обозначенные определенными рубежами. Очевидно, рубежи эти следует рассматривать различными способами, а именно, в широком и в узком смысле; то есть сообразно большим временам, сообразно средним и малым, потому что все исчисляется числом поколений и особенностями времен1. Ведь было одно время, в котором люди жили по-плотски, то есть до самого [пришествия] Христа, начало Которого в Адаме; другое время, в котором жизнь идет между тем и этим, то есть от плоти к духу, надо полагать, до настоящего времени, время, начало которого заложено от Елисея пророка или от Осии, царя Иудеи; третье, в котором жизнь идет в духе, очевидно, вплоть до конца света, время, начало которого — от дней блаженного Бенедикта2. Итак, плодоношение, то есть особенность первого времени, или, как мы лучше скажем, первого состояния, [сказывается] от Авраама до Захарии, отца Иоанна Крестителя, начало его от Адама. Плодоношение второго состояния — от Захарии до сорок второго поколения, мистерия — от Осии или от дней Асы, при котором был призван Елисей Илией пророком. Плодоношение третьего состояния — от того поколения, которое было двадцать вторым после святого Бенедикта вплоть до завершения века, начало — от святого Бенедикта. Это представлено нам и явлено в вере, но я знаю,

1 Уподобив согласование двух Заветов «дороге с остановками на высотах», с которых можно обозревать весь путь, как уже пройденный, так и остающийся впереди, Иоахим Флорский намечает рубежи, отграничивающие друг от друга исторические периоды. В широком смысле эти рубежи соответствуют большим временам, или историческим эпохам, каждая из которых осуществляется под водительством одного из Лип Троицы в течение сорока двух поколений, или 1260 лет. «Внутри каждой эпохи есть рубежи в узком смысле, означающие степень осуществленности ее основного принципа: инициацию или зачатие (initiatio), плодоношение (fructificatio) и завершение (consumatio). Этим рубежам соответствуют «средние времена», охватывающие «семеричные» цепи поколений (двадцать одно поколение или 630 лет). Возраст каждого из поколений насчитывает тридцать лет, которые для калабрийского аббата равнозначны «малым временам». В конце концов историософия Иоахима Флорского оказывается мистической нумерологией, в которой вычисления открывают путь новому постижению божественных вещей — «Духовному Евангелию Христа».

2 Бенедикт Нурсийский (480-543) — реформатор западного монашества, автор первого в Западной Церкви общежительного (киновийного) монастырского устава.

 

 

514

что мало таких, кто бы приняли, кроме очевидных, умозаключение прежде опыта. По этой причине необходимо в этой второй книге, как бы ради приготовления поля для посева, вырвать терновый куст вопросов, дабы в других книгах, которые последуют, сама земля божественной страницы, усердно возделанная, принесла в сердцах верующих более обильные плоды.

 

Глава V

Мы, очевидно, знаем на основании авторитета святых отцов, так на основании самих очевидных свидетельств дел, что сообразно тому, как существуют три состояния мира, о чем свидетельствуют сами перемены времен и деяний, хотя и говорится, что весь этот ныне существующий мир один, так есть три сословия избранных, хотя и один народ Божий, одно множество. И первое из этих сословий — разряд брачующихся, второе — сословие клириков, третье — сословие монахов. Сословие брачующихся инициируется от Адама; становится плодоносным от Авраама. Сословие священства инициируется от Осии, который, будучи из колена Иудина, предлагал фимиам Господу, хотя и небезнаказанно; плоды же принес от Христа, который есть Истина и Царь, и Священник. Сословие монахов согласно некоей собственной форме, которой Дух Святой, Кто является Подателем (auctor) благ, придал совершенную силу (auctoritas), началось от блаженного Бенедикта, мужа, особо знаменитого чудесами и святостью; плодоношение этого сословия — в конце времен. С другой стороны, были монахи, и достаточно известные монахи, и до него, но почему и в чем монашеский сословие обладает превосходством, говорится позднее. Следует, однако, знать о том, что такой же орден, который в соответствии с должной формой основан святым Бенедиктом, по некоторому признаку был основан Елисеем пророком, в духе которого, как известно, пришел тот же достопочтенный Бенедикт, что подтверждает и подобие времен, и совершенство жизни.

 

Глава VI

Хочу, чтобы также тщательнее соблюдалось вот что: когда мы говорим о началах этих состояний, время Авраама, Исаака и Иакова мы принимаем за одно начало. Так же и время Захарии, Иоанна Крестителя и человека Иисуса Христа, ибо, коль скоро причины взыскуют причин, представляется, что нет никакой разницы в том, устанавливаем ли мы начало первого состояния в Аврааме, или Исааке, или Иакове, Захарии ли или Иоанне, сыне его, или же в Иисусе Христе; в поколении ли сорок втором, или дву-

 

 

515

мя поколениями ранее его. Когда, следовательно, мы «вплоть до нынешнего времени», «вплоть до этих дней» или тому подобное, то этонужно принимать, как если бы девяносто лет принимались за одно настоящее время, поскольку конец каких бы то ни было времен по отношению к священному писанию обычно понимается в широком и в узком смысле 1.

 

Глава VII

То же, что три поколения должны приниматься за одно начало, говорим мы, не противоречит священному таинству святой неделимой Троицы. Ибо если Отец, и Сын, и Дух Святой не есть три начала, но одно начало, то не без причины таинства происходит так, что какие-либо три праведных мужа, которые несут в себе образ (typus) Троицы, принимаются за одно начало, так что какой угодно из них может быть принят за начало, и все трое за одно начало 2. Ниже показано, что те три сословия, о которых мы вели речь выше, будут прославлены каждое в свое время, что, конечно же, связано с таинством Троицы. Потому что на протяжении трех состояний мира согласование должно быть так распределено по неким сословиям, чтобы не различать его на правое и левое; поскольку, хотя бы те, что принадлежат к ним, и были многочисленны, но затем показывает Бог одно, за ним другое и вплоть до третьего, чтобы явно было, что Он — в трех Лицах (persones)3. Кроме того, если бы Бог был одним Лицом, то не было бы трех отдельных

1 Характерное для историософии Иоахима Флорского переплетение эсхатологии и хилиазма позволяет двояко истолковать конечное состояние мира. Во-первых, эсхатологически, как предел самой исторической жизни, конец света и следующее за ним всеобщее воскресение и преображение в духовном плане бытия. Во-вторых, хилиастически, как последний исторический период в пределах земного существования — тысячелетнее Царство Христово, «субботу Божью на земле».

2 Поскольку догмат о Троице является для Иоахима «ключом» к толкованию зашифрованной в символах Писания тайны грядущего, фаза «плодоносности» каждого из состояний мира может олицетворяться тремя праведниками одновременно, так же как и каждым из них в отдельности. При этом время трех поколений (девяносто лет) должно приниматься за «одно настоящее». В эпоху Отца праведниками, несущими в себе образ (typus) Троицы, были Авраам, Исаак и Иаков, в эпоху Сына — Захария, Иоанн Креститель и Иисус — человек. На вопрос, явятся ли три подобных праведника в грядущую эру Св. Духа, Иоахим может ответить лишь предположительно.

3 С точки зрения иоахимизма между историческими периодами пролегают рубежи, резко отграничивающие их друг от друга. Состояния мира обособляются друг от друга, как обособляются и их Божественные эпонимы, Лики Божества, так что Троица превращается в собрание, совокупность трех однородных индивидуальностей.

Учение Иоахима Флорского было осуждено IV Латеранским собором в 1215 г.

 

 

516

искомых творений и не правомочно было бы приписывать согласование лишь в одном из них. Поскольку на самом деле лиц три, даже если собственно один Бог есть Троица, говорит Сын об Отце и о себе: «Отец Мой доныне делает, и Я делаю» (Ин. 5, 17). Когда же бывает Отец без Сына, или Сын без Отца? Но тот, однако, кто сказал «доныне», пожелал, чтобы это понималось образно; потому что как среди тех, которых называют [пра]отцами, вплоть до Христа почитаемо подобие Отца, так среди тех, кто искуплен кровью Сына и рожден из воды и Духа Святого, мы почитаем образ Самого Сына, Который пожелал иметь братьев на земле, при том что был Господь всего и Создатель вселенной; потому Он Сам и есть, как говорит Павел, «первородный между многими братьями» (Деян. 1, 5). Поскольку же крещеным уже апостолам сказал тот же Господь и Искупитель: «А вы, чрез несколько дней после сего, будете крещены Духом Святым» (Деян. 1,5). После этого же очевидно воздействие Духа Святого в мужах духовных, которое более всего нужно ожидать примерно в конце света — даже если в ком-либо оно уже началось — когда свершится относительно многих то, что исполнено относительно немногих, — обещание, что Господь изрек через Иоиля: «И будет после того, изолью от Духа Моего на всякую плоть, и будут пророчествовать сыны ваши и дочери ваши» (Иоил. 2, 28).

О таком, однако, обещании я не хочу умалчивать, даже если мне будут возражать, потому что деяниям третьего состояния нельзя еще приписывать согласование, разве что отчасти, поскольку еще не завершены сами деяния, разве что в малой своей мере 1. Мы, однако, скажем о них в своем месте то, что можем, так как от представления настоящего становится надежным ожидание будущего. Вот, это сказано, и продолжим труд. Ибо ведь мы говорили о трех состояниях этого мира согласно тому, что означают три великих патриарха и три ангела, которые явились одному из них, то есть Аврааму; а не согласно тому, что означают Аарон и Моисей, и два херувима, о которых упоминалось выше 2. Отсюда необходимо обозначить состояния мира иным образом через иное таинство Троицы, так как, коль скоро мы позаботились три состояния мира обозначить через трех божественных Лиц, дру-

1 Не подлежащее согласованию будущее указывает на то, что положение религиозных дел в мире еще не окончательно установлено. Иоахим Флорский не считает предложенную им периодизацию истории единственно возможной: так, время от Иоанна Крестителя до самого Иоахима можно считать еще эпохой Отца, в которую Бог рождает себе духовных детей при посредстве Св. Духа. Период от настоящего момента до скончания веков — время Сына, ибо он предсказан рождением Христа по плоти. Веком Духа может быть сочтен век грядущий, следующий за воскрешением из мертвых (Cp.: IntroductoriusinApocalipsum, cap. V).

2Речь об этом шла в кн. I, гл. I.

 

 

517

гим образом мы можем обозначить через три времени, но двумя только способами, поскольку так должно быть сделано, и, следовательно, имеется к тому причина и проявление истинности.

 

Глава VIII

Согласно рассуждению тех, о которых мы говорили выше, время первого Завета вплоть до Христа, которого начало от Адама, плодоносность от Иакова; время Нового Завета вплоть до скончания века, которого начало от Осии, царя Иудеи, плодоносность от Христа. Ведь мы знаем, что народ тот плотский, который называется народ Иудеев, подражал первым прародителю в греховном изъяне; который, так как он первый из всех, в результате первый впишется в ряд [пра]отцев. Народ же римский, который называется языческим, как учит Августин в книге «О Граде Божием», в котором зачат был Мехо1, родивший в разврате Ромула и Рема во дни Осии. Как тот, так и другой, — так как оба следовали милосердию, были сделаны народом Божиим, тот во дни Иакова, а этот во времена, когда Христос пришел в мир. Ибо избраны из того народа отцы согласно закону и обрезанию, из этого сыновья согласно таинству крещения; и раскрылось в том народе благодаря этому подобие Отца, в этом народе — Сына, в том народе — потому что именно они именуются особо [пра]отцами, а эти — не столько отцами, сколько сыновьями. И не было недостатка в подобии даров Духа Святого, Который исходит от Отца и Сына, некоторым образом из царства иудеев произошло царство, которое называется Израилем, в которые вошли остальные из избранных, и также духовные мужи, среди которых Илия, и Елисей, и сыны пророков, которые были в Иерихоне. Также и из вселенской Церкви, которая вверена Петру, произошла некоторым образом Церковь греков, в которую вошли остальные в дни свои и многие [пра]отцы, пребывавшие в пустыне подобно Илии, и Елисею, и сынам пророков, бывшим в Иерихоне. Не считается чуждым таинству и то, что, как тогда десять колен были отделены от дома Давидова, так и ныне Церкви греков, на важном основании — от Римской церкви, потому что известно, что является истинным, что говорит апостол: «Дары различны, но Дух один и тот же» (1 Кор. 12, 4). И надобно знать, что послание Ветхого Завета было вверено народу иудеев, послание нового — народу римскому, духовным же мужам духовное понимание, которое исходит от того и другого.

1 От moechus — прелюбодей, но Иоахим полагает его отцом Ромула и Рема.

 

 

518

Глава IX

Нам следует по отношению к тем вещам, которые взяты из трех сословий и двух народов, поочередно повторять и это, и то, так как благодаря рассмотрению одних легче принимаются другие 1. Ведь из тех, которые упоминаемы в связи с двумя народами, явствует, что от Отца и Сына посылается Дух Святой, который при всех обстоятельствах и сам собой, так как он послан, дышит где хочет, уделяя от Себя каждому, как ему угодно 2. То, однако, что исходит без начала и без конца от Отца и Сына, должно более рассматриваться в трех вышеописанных сословиях, поскольку там яснее проявляется то, что от его единой природы сохраняется незыблемым. Когда же мы вели речь о самом сословии, то мы сказали, что сословие (орден) монахов согласно некоей собственной форме будет начинаться от блаженного Бенедикта, согласно же некоему подобию — от пророка Елисея. Ибо мы говорим, что были монахи, и достаточно известные монахи, прежде времен святого Бенедикта, в которые сословие монахов имело преимущество3. Потому ли, что этого требует место, или же затем, что держим слово, нам следует на этом выполнить обещание, более же всего ради святого таинства Троицы, которое мы обещали обозначить этими тремя сословиями.

В связи в этим следует отметить, что Тот, Кто создал человека по образу и подобию Своему, и сотворил Авраама, Исаака и Иакова, чтобы они несли в себе облик божественной Троицы, как [сотворил] и многих других; он же Сам пожелал составить те три сословия, чтобы они были и сами по образу и подобию Троицы, в соответствии с тем, что у апостола: «доколе все придем в единство веры (in unitatem fidei), в мужа совершенного, в меру полного возраста Христова»4. Ибо так должно счесть у Бога вселенское множество верующих, как если бы это был один человек, который состоит из плоти, и крови, и духа жизни. Ведь подобно тому, как

1 В каждую религиозную эпоху высшую ступень духовной жизни являет одно из сословий: супруги, т. е. цари и патриархи эры Бога Отца, клирики, т. е. белое целибатное духовенство эры Бога Сына и, наконец, монахи эры Бога Духа. Что до избрания народов, то в ветхозаветные времена призваны иудеи, в новозаветные — римляне.

2 Ср.: Ин 3, 8; 1 Кор. 12, И.

3 См. об этом выше: кн. И, ч. I, гл. V.

4 Еф. 4, 13. Ср.: «И Он поставил одних Апостолами, других пророками, иных Евангелистами, иных пастырями и учителями. К совершению святых, на дело служения, для созидания тела Христова, доколе все придем в единство веры и познания Сына Божия, в мужа совершенного, в меру полного возраста Христова; дабы мы не были более младенцами, колеблющимися и увлекающимися всяким ветром учения, по лукавству человеков, по хитрому искусству обольщения. Но истинною любовью все возвращали в Того, который есть глава Христос» (Еф. 4, 11-15).

 

 

519

кровь есть посредник между плотью и душой, так сословие клириков есть посредник между брачующимися и монахами. Следовательно, сословие мирян имеет образ Отца, потому что как Отец есть лишь постольку Отец, поскольку Он имеет Сына, так и сословие брачующихся учреждено Богом не для чего иного, кроме как для рождения сыновей — и если, по жестокосердию тех, кто имеет вкус к земному, попустил Моисей нечто, что было противно воле Божией 1, то апостол попустил нечто, дабы не могло произойти чего-нибудь другого, худшего 2. Так и сословие клириков имеет образ Сына, Который есть слово Отца, поскольку ради этого и был поставлен, чтобы говорить и учить народ пути Господнему, и открывать ему постоянно установления Бога Своего. Так же и сословие монахов имеет образ Духа Святого, Который есть любовь Божия, поскольку не может само это сословие презреть мир и то, что принадлежит миру, если оно не призвано любовью Божией и если не влечется тем Духом, Который гнал Господа в пустыню; отсюда оно и называется духовным, поскольку следует не плоти, но духу. Итак, первое сословие начинается от Адама, второе от Осии, царя Иудеи, третье, согласно одним, от пророка Елисея, согласно другим — от блаженного Бенедикта. Почему так? А потому, что Святой Дух происходит от Отца и Сына. Ведь если бы Он происходил только от Отца, как, например, от одного Отца происходит Сын, казалось, было бы благоприятно, чтобы сословие священников и монахов вместе начались бы и оба вместе получили бы завершение. Если же от одного Сына, подобно тому как Сын от одного Отца, то казалось бы, что третье состояние таким образом относится к Святому Духу, каким второе к Сыну. Поскольку же один Отец, от Которого происходят Сын и Дух Святой; один Дух, который равно происходит от Отца и Сына; двое тех, что происходят от одного Отца; первое состояние напрямую приписывается только одному Отцу, третье — Духу Святому, тогда как второе — Сыну и Духу Святому вместе. Однако я этого не говорю, потому что верить в то, что далеко от сердец верующих, то есть отделено владычество или воздействие одного Лица от владычества или воздействия двух; но, право же, это следует принимать в качестве свойства мистерии. Ибо как есть три Лица и один Бог, так и в большей частью среди тех, кто сообща состоит

1 Речь идет о разводе, ср.: «Опять собирается к нему народ; и, но обычаю Своему, Он опять учил их. Подошли фарисеи и спросили, искушая Его: позволительно ли разводиться с женою мужу? Он сказал им в ответ: что заповедал вам Моисей? Они сказали: Моисей позволил писать разводное письмо и разводиться. Иисус сказал им в ответ: по жестокосердию вашему он написал вам сию заповедь» (Мк. 10, 2-5).

2 Ср.: 1 Кор. 7, 1-2. Речь идет о дозволении брака. «Ао чем вы писали ко мне, то хорошо человеку не касаться женщины. Но, в избежание блуда, каж-

 

 

520

из трех, обнаруживаются различные обозначения для подобия лицам, согласно следующему: Авраам, например, поскольку он изначально назывался отцом, присуще значение Отца, Исааку — значение Сына, Иакову — Духа Святого. Следовательно, первое состояние нужно приписать Отцу; второе — Сыну и Святому Духу, хотя славнее в нем, поскольку так и нужно, дела, относящиеся к Сыну; третье — Святому Духу за то, что именно в третьем состоянии Дух Святой явит славу Свою, подобно тому как явил Сын Свою во втором, а Отец в первом. Так в то время, когда Христос пришел в мир, пришел также и Святой Дух. Прежде же всего к Деве, потом к тем, кто был крещен во Христе, как к тем, кто к тому времени был младенцем во Христе. Не могла таким же образом открыться слава Духа Святого, Которого нельзя увидеть, как слава Сына, Который в зримой плоти, которую Он воспринял 1, восстал из мертвых. В Евангелии Сын говорит: «И Я умолю Отца, и даст вам другого Утешителя, да пребудет с вами вовек, Духа истины, Которого мир не может принять, потому что не видит Его и не знает Его»н. 14, 16-17).

 

Глава X

В соответствии с этой достойной поклонения мистерией сословие брачующихся начинается с Адама; два остальные сословия — с пророка Елисея и Осии, царя Иудеи; однако так, что сословие монахов, которое согласно одной точке зрения, по-видимому, начинается от Елисея, согласно другой — началось с блаженного Бенедикта. Причиной же таинства там называется, как видно, то, что Дух Святой происходит от Отца, а здесь, как видно, — то, что происходит от Сына. Но хотя и дважды имело начало сословие монахов, однако в происхождении оно едино. Хотя и дважды дан Дух Святой, однако в роде (genus) оно одно. Не отделен (то есть не существует) от Отца Сын. Так что Тот [Дух Святой] посылается отдельно Отцом, отдельно Сыном. Но этого не могли бы постичь умы [людей] плотских, если бы это разнообразно не обнаруживалось. В одном случае Он нисходит на Сына под видом (species) голубки, чтобы явствовало, что Он исходит от Отца, Который сказал Иоанну Крестителю: «На Кого увидишь Духа сходящего и пребывающего на нем, Тот есть крестящий Духом Святым» (Ии. 1, 33). А в другом случае Он исходит из дуновения Сына, чтобы явно было, что и от Него Он исходит. (Ин. 20, 22).Так вот, и когда Он был послан под видом голубки, то послан Сыном точно так же, как и Отцом; и когда «дунул» Сын на апостолов и сказал им: «Примите Духа Святого» (Ин. 20, 22), то дан был От-

 

 

521

цом точно так же, как и Сыном. Так святые таинства, конечно, должны всюду пониматься, не согласно тому, что вообще есть то, что они обозначают, но согласно чему-то такому, что связано с католической верой. Ведь, не оттого ли, что человек говорит, говорит и образ, или, точнее говоря, поскольку слышит и видит человек, то, пожалуй, и образ может слышать или видеть, действовать, есть, ходить. Но он создан для чего-то, то есть чтобы с его помощью мы могли до некоторой степени созерцать вид человека.

Но и того, полагаю я, не следует упускать, что, как послание Ветхого Завета особенно относится к сословию брачующихся, а учение нового относится к сословию клириков, так и — за исключением того, что мистически относится к Духу Святому — животворящий устав святого отца Бенедикта (даже если держаться буквы) тоже относится к Духу Святому; поскольку оно заключает в себе то, что есть дух и жизнь по монашескому уставу. Ибо как одно есть то, что собственно относится к Духу, а другое — то, что касается расточения даров, так одно есть обозначение самого Духа, другое же относится к расточению даров.

Но, пожалуй, мы предвидим обвинения в связи с этим, поскольку в этом труде о согласовании мы говорим о Троице, которую и по величию ее, и во избежание — как можно больше — отклонений, скорее должно было бы почитать, чем писать о ней. Если я тот, кого следует обвинить в связи с этим, то я обвиняю себя сам; но ведь если кто-нибудь жалуется на меня за какое-либо место, «почему это, почему то [сказано]?» в особенности там, где видно что-либо нелепое, мне следует, как я полагаю, приводить доводы; право же, слова, словно бы пустые и лишенные смысла, должны презираться — ради веры — не тщательными и стойкими сердцем, но более всего ослами и завистниками, если они не понимают, что все создано по мудрости; если не ведают великих деяний Господних, избранные из всех желаний Его. Итак, поскольку существуют двое, из которых один является Нерожденным, а другой Рожденным, созданы два Завета, из которых первый, как мы сказали выше, специально относится к Отцу, второй к Сыну, поскольку один за другим. В свою очередь, есть одно духовное понимание, которое происходит из обоих, и оно само прежде всего к Святому Духу. И, с другой стороны, послание Ветхого Завета относится прежде всего к брачующимся, послание нового — к клирикам, устав, по которому живут монахи, — к самому сословию монахов. Итак, поскольку три божественные Лица суть совечны и соравны между собою, согласно тому, что относится к подобию самих Лиц, первое состояние следует считать от Адама вплоть до Христа; второе — от царя Осии до настоящего времени; третье — от блаженного Бенедикта до скончания века. Или же, если оставить изначальные времена и держаться того, что присуще каждому, первое состояние от Авраама, Исаака и Иакова, вплоть до Заха-

 

 

522

рии, отца Иоанна, или вплоть до самого Иоанна и до Иисуса Христа; второе — с того же времени по настоящее; третье — от настоящего времени до конца. С другой стороны, поскольку есть два Лица, из которых одно Нерожденно, а другое Рожденно, Нерожденному лицу приписываются деяния Ветхого Завета, время которого — от Адама вплоть до Христа; ипостаси Рожденной — деяния Нового Завета, время которого — от Осии до скончания века. Согласно же тому, что присуще каждому, то есть исключая время изначальное, первое время — от Авраама до Захарии, второе — от Захарии вплоть до скончания века. Поскольку же существует одно Лицо, которая исходит из двух, и само оно называется Святым Духом, этому Лицу приписываются некоторые специальные деяния, которые произошли из других и о которых будет сказано в своем месте.

 

Глава XI

Первое определение обозначается [буквой] А, которая является треугольным элементом. Второе — ω, в которой одна палочка располагается промеж двух. Таким образом, следует знать и то, и другое, поскольку и то, и другое полностью относится к католической вере.

 

Глава XII

На основании приведенного рассуждения времена мира следует распределять двумя способами 1, в связи с чем и Иоанн говорит о каменных водоносах, вмещавших в себе по две и по три меры 2; здесь должно быть сказано, оценивать ли эти времена в обоих случаях по числу лет, или по чему-либо другому. Но блаженный Августин говорит, когда ведет речь о веках в книге «О Граде Божием», что от Адама до Ноя один век, также и от Ноя вплоть до Авраама один век. Сказав же это, продолжил: «Поскольку второй век не будет иметь столько же лет, сколько первый, но столько же

1 Средневековые священные истории (historiae spiritualis) использовали различные способы периодизации, воспринятые от иудеев через св. Августина, Беду Достопочтенного, Исидора Севильского. Времена могли распределяться по дням недели, по возрастам, по годам и поколениям. У Иоахима Флорского можно проследить все эти способы периодизации, хотя доминирует счет времен по годам и поколениям. Возраст поколения насчитывает тридцать лет, десять поколений, сжатые в одно, составляет век или декаду. Эпохи мировой жизни охватывают шестьдесят три поколения по ветхозаветной традиции и сорок два поколения по новозаветной, опускающей поколения во второй, четвертой и шестой декадах.

2 Ср.: Ин. 2, 6.

 

 

523

поколений»1. Следовательно, те времена считаются не по числу лет, но по числу поколений. Ведь от Адама вплоть до Христа было шестьдесят три поколения, и от Осии вплоть до конца второго состояния — шестьдесят три. Ибо от Осии начинается Новый Завет, который утвержден во Христе, недостаточность Ветхого обнаружилась не ранее, чем вновь посеянное и укорененное дало ростки, словно бы из земли, и принесло плоды. Ибо написано в законе Моисеевом: «Доколе не поспеют произведения его, будете есть старое» (Лев. 25, 22).

 

Глава XIII

Сверх того, что сказано о временах и до сих пор еще следует вести речь, нужно всячески напоминать читателю этого труда, насколько не тщателен блюститель [точности] (exactor) при [исследовании] начала этих времен и их концов касательно одного или двух поколений; поскольку, так как в некоторых местах были вставки между новым и старым, начинаться время так или иначе должно от предпоследнего, и тогда, при изъятии из середины двух поколений, два крайних поколения считаются двойными; таким образом, по числу их больше, а на деле меньше 2. Отсюда и Матфей, желая начать от Авраама и довести вплоть до Христа точный счет поколений, необходимо должен был пропустить три поколения, так что о них нет никакого упоминания (Мф. 1, 1-17). Но и то, конечно, следует держать в памяти, что, когда мы разбиваем времена поколений на декады, во второй, четвертой и шестой декаде на одно поколение больше. Но всюду, где такое происходит, следует начинать не с того же поколения, но со следующего. И таких поколений, которые подобным образом превосходят число десять, от Адама вплоть до Христа, есть три. Разумеется, эти поколения, так как согласно чему-то одному их нужно сохранять, а согласно чему-то другому отбрасывать, в Ветхом Завете записаны в своем порядке, а в Евангелии, как мы уже сказали, в одном месте Евангелия от Матфея, между Иорамом и Осией, опущены. Потому что, если два поколения прерваны в первом десятке, протяженность которого, как я уже сказал, вплоть до Исаака, то во втором десятке за начало принимается [время] от Авраама; обнаруживается, что три поколения цели-

1 Ср.: «Так первый век, как бы первый день, простирается от Адама до потопа, второй — от потопа до Авраама, равные, впрочем, не продолжительностью времени, а числом поколений»(Августин. О Граде Божием. Т. 4. С. 403).

2Разночтения в счете поколений связаны с двуединой для Иоанна Флорского задачей постижения непрерывного хода времен одновременно со своеобразной прерывностью каждой исторической эпохи. Поскольку последующая эпоха не только отражается в предыдущей, но как бы вызревает внутри нее, пограничные поколения относятся к обеим эпохам сразу и считаются дважды.

 

 

524

ком пропущены. Очевидно, что пять поколений оказываются вне ряда, чтобы все поколения от Авраама до Христа могли сжаться до числа 42, согласно евангельской истине. Но то нужно отнести скорее к третьему состоянию, чем ко второму, поскольку то, что во втором провозглашается по букве, в третьем свершится по духу.

 

Глава XXII

Как были определенные обстоятельства, о которых известно, что в них состоит различие между Ветхим Заветом и Новым, так существуют и особенности обстоятельств, которые установили отметины во времени на двадцати одном поколении. Но прежде следует различить сами времена, чтобы затем мы смогли подобающе выяснить обстоятельства. От Адама до Иакова было двадцать одно поколение; от Иакова до Азы, а по-иному до Осии — двадцать одно поколение. Ибо хотя судьи, которые предводительствовали народом Израиля, и не совпадают с последовательностью поколений, но они принимаются за поколения, поскольку порядок следования был у них какой-то особый, как и у царей Иудеи и Израиля. Таким образом, от Азы до Ахима или от Осии до Христа — двадцать одно поколение. В свою очередь, от Ахима до святого Бенедикта, а по-иному до Константина Августа, который был четвертым от Ираклия, — двадцать одно поколение. От святого Бенедикта до года тысяча пятидесятого воплощения Господня, а по-иному от вышеуказанного Константина до двух поколений спустя после нынешнего — двадцать одно поколение. Итак, первое время — до обрезания, второе — время обрезания, третье — время пророков, четвертое — время учреждения Церкви, пятое — время монашеской практики. И это о тех отрезках времен, которые находятся в промежутке между теми веками, которые получают завершение только лишь по прошествии сорока двух поколений. Теперь мы рассмотрим те из наиболее плотных промежутков, в которых по десять поколений сжаты в одно, а именно, по основным декадам.

 

Глава XXIII

Поскольку число, кратное десяти, совершенно и цельно само по себе, на нем как на источнике иного должно было бы поставить точку в нашем изыскании; хотя и число, кратное семи, не лишено своего совершенства, что в третьей книге полностью явлено 1. Точ-

1 В третьей книге Иоахим использует образ семи печатей и снятия их (ср.: Откр. 6,1-8,1), приводя по два имени из Ветхого Завета, символизирующие соответственно Христа и дары Святого Духа, например, Менассия и Ефраим, Моисей и Иисус Навин, Самуил и Давид.

 

 

525

ка же в наших изысканиях должна быть в данном случае поставлена на этом числе, кратном десяти, потому что в отличие от числа, кратного шестидесяти, которое делится на три числа, кратных двадцати, или как число, кратное сорока, делится на два числа, кратных двадцати, число же, кратное двадцати, делится на два числа, кратных десяти, это число, кратное десяти, не может делиться на два совершенных числа, ниже его стоящих, несомненно, потому, что в нем самом есть изначальное совершенство тех, которые благодаря нему восходят к числу, кратному ста. Следовательно, в числе, кратном десяти, заключается некое совершенство времен, при том что в начале и конце самих времен, которые различаются через десять поколений, даны определенные меты, то есть через те отрезки времен, которые называются веками, хотя бы разные аспекты мистерий и требовали, чтобы сами века понимались по-разному. И никто не считает вздором то, что можно вычитать из сентенции отцов, например, как мы уже упоминали, у Августина, который в книге «О Граде Божием» говорит, что вторым веком называется то время, которое протекло от Ноя вплоть до Авраама, «в нем будет не столько же лет, сколько в первом веке, но столько же поколений»1. Если это так, какой вывод останется сделать, если не тот, что подобным же образом они могли бы сказать, что каждый по отдельности десяток поколений есть век? Однако потому торжественное [пра]отеческое определение главенствует над всеми, чтобы позднее, всякий раз как кто-нибудь заговаривал бы о веках, он сознавал бы, что их следует понимать только одним образом; пусть кто угодно дает этим самым временам имена как угодно, лишь бы только он понимал безошибочно, что тот, кто создал все в мудрости, пожелал через каждые десять поколений дать столь открытые и очевидные знаки. Подобно тому как от Адама до потопа десять поколений, от потопа вплоть до затопления Содома, которое свершилось при Аврааме, десять поколений; оттуда вплоть до Овида, который был современником Илии из Силома, во дни которого была отвергнута скиния и ковчег Завета Господнего отдан в руки чужеземцев, десять поколений; оттуда вплоть до Иоаса, во дни которого Израиль принял истребление от Азаила, царя Сирии, десять поколений; оттуда вплоть до переселения в Вавилон десять поколений. Затем до Захарии, отца Иоанна Крестителя, — десять поколений. О Новом же Завете ведется речь далее, ибо не можем никаким образом устанавливать согласование, кроме как лишь показать очевидные места, на которые следовало бы прежде всего опираться при установлении согласования.

1 Ср.: Августин. О Граде Божием. Т. 4. С. 403.

 

 

526

КНИГА IV

Часть I

Глава XLV

Для Церкви сорок второе поколение начнется в год или час, который Господь признал наилучшим. В этом поколении она, преодолев сначала родовые мучения и тщательно очистив пшеницу от всяческих плевел, возвысится, словно новый царь Вавилонский или же вселенский владыка нового Иерусалима, то есть святой матери Церкви; подобно тому написано в Апокалипсисе: «И видел я иного ангела, восходящего от востока солнца и имеющего печать Бога живого» (Откр. 7, 2), и с ним останки запечатленных. Но возвысится она не переступанием ног или переменою мест, но потому, что ей будет дана полная свобода обновить христианскую религию и проповедовать слово Божие, так как Вождь воинства начинает уже править над всей землей 1. Но поскольку считается, что испытания Эсфири свершились в дни Зоровавеля, то из этого следует также и то, что имеет силу и то испытание, которое будет во дни тех семи царей, которые описаны в книге Апокалипсиса, и о которых говорится у Даниила: «Будет производить удивительные опустошения» (Дан. 8, 24). И нужно знать, что шестое время будет двойным, но, однако, более кратким благодаря избранным Господом так, чтобы те два поколения были бы признаны за одно двойное поколение 2. Тогда, насколько дано понять, испытания Юдифи должны быть отнесены к поколению сорок первому, испытания Эсфири к сорок второму; подобные же им [два поколения] должны вскоре исполниться как одно двойное поколение, то есть сорок первое; чтобы сорок второе было субботой, покуда не последует время радостей, в которое и будет править Вождь воинства над всей землей 3. Ибо не будут царствовать

1 Иоахим Флорский имеет в виду «тысячелетнее земное царство Христа» время «Первого воскресения», когда будут реализованы залоги, оставленные Небесным Женихом своей Земной Невесте, и освящен их брачный союз. Согласно Иоахиму, это хилиастическое пророчество составит третью, последнюю в мировой истории эпоху, которая начиная с 1260 г. продлится до конца света.

2 Поскольку начала и концы времен скрыты от «блюстителя точности», завершающие эпоху Сына поколения могут принадлежать к следующей эпохе Св. Духа. Таким образом, предсказанный Откровением Иоанна великий религиозный кризис может разразиться в 1200 г., а не в 1260 г.

3Разделяющая эпохи Сына и Св. Духа «отметина во времени» датируется 1260 г. Эта дата была выбрана Иоахимом Флорским исходя из символического толкования ветхозаветной книги Юдифь, согласно которой Юдифь была вдовой три года и шесть месяцев, т. е. сорок два месяца или 1260 дней. Таким образом на сорок одно поколение эпохи Сына придется время апокалиптических испытаний, а сорок второе откроет новую эпоху Св. Духа, «субботу Божью на земле».

 

 

527

более над народом Господа цари высокомерные и оскверненные мерзостью идолов, как прежде и как теперь, то есть вплоть до нынешнего дня. Ведь и стяжательство есть служение идольское, но Тот, Кто искупил нас кровью своей, будет царствовать над ним, так как будут сокрушены и уничтожены равно все царства с золотом и серебром, медью, железом и глиной, от которых претерпела гонения вся церковь праведников от Иоанна Крестителя, предтечи Господа, вплоть до прихода Илии (Дан. 2, 35). Конечно, все это и тому подобное относится к воцарению Вавилона и зверя, которых песет это [гонение], при полном сокрушении которых они погибнут. Итак, настанет то время, которое продлится вплоть до конца, вне человеческого предела лет, как будто исчисленное как суббота, как мы писали выше, без войны, без соблазна, без волнения и ужаса, так как Бог благословит ее и освятит это тем, что Сам по себе отойдет от всякого дела своего, которое свершил 1.

 

Часть II
 

Глава I

Предел был бы изложению этой книги последний и окончательный, в которой речь шла о новейшем дне, если бы не то, что об этом нынешнем времени, которое, как мы сказали, является концом второго состояния и началом третьего, мы сказали не столь много, как того требует место; ведь если излагать по порядку все, что следовало бы сказать, то направленности речи к своему концу угрожало бы большое препятствие. Теперь, следовательно, нужно повторить то место, где, установив начало третьего состояния, мы бы могли предложить нечто, хотя бы намекнув, о третьем пути согласования 2; поскольку, когда, к показанному столь явственно при помощи двух доказательств, добавляется и третье, то открывшейся из всего истиной «заградятся уста говорящих неправду» (Пс. 62, 12). Что мы уже не раз говорили в этих ничтожных трудах наших, то думаем и в этом месте сказать, однако же, не напрасно. «Писать вам о том же, — говорит апостол, — для меня не тягостно, а для вас назидательно» (Флп. 3, 1). Итак, напишем вновь, повторяя уже написанное, что первое состояние мира инициировано Адамом, вызрело плоды свои во времена Авраама, завершилось во Христе. Второе начиналось с Осии, вызрело плодами

1 Отчетливо зафиксированный в этой главе переход Иоахима Флорского от эсхатологических чаяний к хилиастическим связан с толкованием 4-7-го стихов 20-й главы Откровения Иоанна.

2 Убеждение Иоахима Флорского в том, что Откровение еще не произнесло своего последнего слова, заставляет его предвосхищать грядущее путем согласования деяний Св. Духа, по свойствам таинства подобным деяниям Отца и Сына.

 

 

528

своими во времена Захарии, отца Иоанна Крестителя, завершение примет в эти времена. Третье, начавшись с блаженного Бенедикта, стало плодоносить в двадцать втором поколении после этого святого человека; и должно само завершиться со скончанием века. И первое состояние, в котором восславилось сословие брачующихся, свойством таинства соотносится с Отцом; второе, в котором восславилось сословие клириков из племени Иуды, соотносится с Сыном; третье, в котором восславилось сословие монашества, соотносится с Духом Святым. Поистине, такова была воля, таково установление, таково откровение Того, Кто сотворил все в мудрости своей, чтобы в деяниях, сотворенных должным порядком, творение узнавало бы творца, и знало бы, что один есть Бог Отец, Который ни от кого не происходит, один Бог Сын, Который происходит от одного Отца, один Дух истины, который происходит вместе от Отца и Сына. Истинно, так как не от одного Сына, но от Отца и Сына, подобало бы, чтобы монашеское сословие, которое, как я уже говорил, свойством таинства соотносится со Святым Духом, распространялось, как мы уже писали выше, на два состояния мира, а именно, на второе, которое особо принадлежит Сыну, и на третье, которое, как можно определить, принадлежит Святому Духу. В самом деле, подобно тому как Лия и Рахиль в одно и то же время связаны были браком с Иаковом, однако первым пришло время родов для Лии, однако, в конце концов, последовало и время Рахили; так кажется, что сословие монашеское вместе с сословием клириков восславилось во втором состоянии мира, но потому второе состояние, собственно, может приписываться Сыну, третье же Святому Духу, что во втором состоянии вызрело сословие клириков, происходящее от Христа и святых апостолов через деяния проповеди, между тем как те непрерывно находились в созерцании и совершенствовании, то есть вплоть до нашего этого времени соблюдают целомудрие. Бесспорно, что, как шестому веку труд, так седьмому присуще созерцание, причем одно из сословий постоянно идет первым, а другое уже начинает весьма совершенным и в совершенстве себя сохраняет. Но подобно тому, как, опустив время неплодия Рахили, мы можем говорить о времени ее плодовитости, так в шестой век мира восславилось сословие клириков, а в седьмой век нужно восславить сословие монашества. Поскольку же, как я уже сказал, Дух Святой есть Дух и Отца, и Сына, и Сам, в то же время, истинный Бог, то следует, во-первых, рассмотреть согласование в деяниях Его; во-вторых, в силу того, что признается, что Дух равно исходит от того и этого вместе, что очевидно из второй книги, а также из таблиц, где показано, что одни деяния согласуются с другими деяниями, так вот, во-вторых, что деяния Его, которые содеяны были в третьем состоянии [мира], суть подобны деяниям, относящимся к Отцу, и деяниям, относящимся к Сыну, ни в коей мере,

 

 

529

как я не раз уже говорил, не разделением власти, но свойством таинства. И поскольку о первом пути мы достаточно вели речь во второй книге, следует не менее сказать о втором.

 

Глава II

Итак, сословие брачующихся, начатое от Адама, вызрело при Аврааме, или, вернее, при Иакове, и, вследствие того, что оно соотносится с прославлением плоти, завершено во Христе; по крайней мере потому, что вплоть до Христа не подобало кому-либо служить при алтаре, если они не были от семени Левия и Аарона, или не восходят к семени Левия и Аарона, или не восходят к семени Авраама, если кто не был из сынов Израиля по плоти. Сословие клириков начато при Осип, вызрело при Христе, будет завершено, как мы полагаем, в конце сорок второго поколения от воплощения Господня. Я говорю, будет завершено, согласно тому, что относится к Слову Господа, сказавшего Петру: «Иди за Мною» (Ин. 21, 19). Так же и монашеское сословие, берущее, как я уже сказал, начало согласно монашескому уставу, которым пользуются латиняне от блаженного Бенедикта, время зрелости которого в двадцать втором поколении от этого святого мужа, завершение же в скончании века.

С другой стороны, не следует предавать забвению того, что сказано во второй книге о различии чисел, кратных сорока, и чисел, кратных пятидесяти; а именно, так или иначе, числа, кратные сорока, связаны с трудом, числа, кратные пятидесяти, с покоем, и из них первое, так или иначе, то есть число, кратное сорока, соотносится с сословием мирян, которое создано по образу Отца, и с сословием клириков, которое было установлено но образу Сына; второе же — с сословием монахов, которое было избрано по образу Святого Духа. И хотя в каждом из двух состояний дивным образом восславилось вначале сходство Троицы, однако подлежит сомнению, что и в третьем должно свершиться такое же тройственное сходство. И все же, свойство отеческое у сходства в первом состоянии, свойство сыновнее во втором, свойство духовное в третьем.

Ведь и в самом деле, в первом состоянии после деяний Авраама, Исаака, и Иакова, и двенадцати патриархов последовали деяния Моисея, и Аарона, и тех, кто, выйдя из Египта, очистились в пустыне; затем тех, кто с Иисусом, сыном Навина, вступили в землю обетованную. Во втором состоянии речь идет прежде всего о Захарии, Иоанне Крестителе, и Иисусе Христе, сыне человеческом, и двенадцати апостолах, и тех, кто с ними воспринял дар

 

 

530

Святого Духа. Затем речь идет о Павле, и Варнаве, и из тех, кто, оставив синагогу, обратился к языческому пароду, который был в то время местом ужасного и огромного одиночества; там и пребывали до определенного времени все апостолы, пресвитер Иоанн, и многие с ними, исполненные тем, что было неполным до страстей Христовых. Затем речь идет о самом Иоанне и тех, кому дан мир в Азии при этом апостоле, который был как бы второй Иосиф и второй Иисус [Навин], кому ведомы были тайны Божии, и который разделил семь Церквей, словно бы наследие в семи коленах. В третьем состоянии нечто сходное произойдет с сословием монахов, которые, как можно видеть, есть сословие, разделенное на многие виды поскольку есть много различных форм благодати 1. Ведь оно соотносится, по свойству таинства, как мы часто уже говорили, с Духом Святым, у которого много даров благодати, как говорится через апостола: «Дары различны, но Дух один и тот же» (1 Кор. 12,4), и в другом месте о Христе: «Пленил плен, и дал дары человекам» (Еф. 4, 8. Ср.: Пс. 68, 19).

И надобно знать, что, в то время как мы ведем речь о Духе Святом, нам особенно приходят на ум два соображения; одно, когда говорим просто о Нем Самом, другое, когда мы говорим о дарах его. То, что соотносится с простым обозначением Самого Его, есть в колене Левия, где соединены Иуда и Вениамин. То, что соотносится с обозначением даров его, есть в десяти коленах, в которых явлены были праведники Илия, и Елисей, и сыны пророков. И в Новом Завете обнаруживается нечто подобное. Что, следовательно, в Ветхом Завете знаменовали при Елисее сыны пророков, которые были отделены от народа Иудеев, и в конце фарисеи, которые толковали расхождения, то же, конечно, в Новом Завете знаменовали монахи при блаженном аббате Бенедикте, и незадолго до нас те, кто были ревнителями традиции отцов своих, все это относится к разделению благодатей. Ведь сами дары исходят от Отца. Исходят и от Сына, о чем написано: «Восшед на высоту, пленил плен и дал дары человекам» (Еф. 4,8. Ср.: Пс. 68,19). Ибо согласно тому, как поступает Отец в Ветхом Завете, поступает Сын в Новом, ни один не может быть без другого, но один другому подобен. Однако Дух Свя-

1 Чин монашества символизирует для Иоахима Флорского эволюцию религиозной совести и обретение в мировой истории состояния свободы и истины. Монашествующая церковь проявилась в древности в Елисее, потом в св. Бенедикте и всех бенедиктинских монастырях, символизируемых лествицей Иакова, но в чистом своем виде она представлена Греческой церковью и отцами-пустынниками. Религиозный идеал Иоахима — восхищенный Святым Духом отшельник, ушедший от мира в горы и питающийся исключительно медом диких пчел, живущий только духовным, мистическим разумом (misticiis intellectus) и занятый исключительно молитвами и песнопениями. Лишь такому подвижнику по силам примирить и связать Западную и Восточную Церкви, смягчить сердца язычников и направить Древний Израиль в недра вечной Церкви.

 

 

531

той есть Дух и того, и другого, и по этой причине действует совместно и с тем, и с другим. Поскольку действительно и Сам по Себе Бог истинен как Отец и Сын, следует также, чтобы и Он сотворил что-либо по образу и подобию своему, в соответствии с тем, что творит Отец и творит Сын, определено, что согласно тому, что многократно написано о Духе Святом, многочисленны деяния, которые приписываются ему же. Ибо сверх того, что говорилось о сходстве даров его, а также затем, что он сам происходит от Отца, непременно существует, продолжая образ Сына, образ Его Самого. И поистине, как во дни пророка Елисея и царя Осии правил Иуда, который правил в дни Исайи, так начало второго состояния от Него самого, так как я скажу так, что свое происхождение оно имеет от обоих, подобно тому как то, что в семени Авраама видится общего, оказывается разделенным на отдельные имена. Наконец, и к Деве содействовать Сыну послан тот же Дух, и на того же Христа в виде голубки опустился на Иордане, и учителем всей истины был ниспослан на святых апостолов. Однако же все это — чтобы явствовало, что Дух тот лишь содействует Сыну во втором состоянии, подобно Тому, кто вместе с Сыном происходит от Отца: соответственно тому, как он явится действующим в третьем, для того, чтобы явствовало, что он происходит от Сына.

Итак, насколько я сужу, в год или во время то, которое наступит, как утверждает Церковь, Энох и Илия, должно избрать двенадцать мужей, подобных патриархам и апостолам из наиславнейших Иудеев; и будут наиболее прославленные монастыри 1подобны двенадцати коленам и двенадцати Церквам. Однако лее, в силу того, что пять колен первыми приняли наследие и пять главных Церквей, относящихся к Петру, предшествовали другим семи, которые воздвиг Иоанн, не знаю. Могут ли, исходя из этого, пять главных аббатств ордена цистерцианцев2, которые есть матери остальных и таким образом в эти наши времена находятся в положении славы в Церкви Господней, быть соотнесенными с великим таинством; пусть им и надлежит первенствовать, мы еще не видим их первенствующими, разве только кто-нибудь скажет, пожалуй, что следует сделать некое изменение в отношении Духа Святого, чтобы были первые последними и последние первыми, более всего из-за Иудеев, которые были некогда первыми и вот будут последними в вере Христовой, затем и то, что Петр, который шел самым последним, первый вошел в память. Следовательно,

1 Пять главных монастырей — это Сито, Ла-Ферте, Понтиньи, Клерво и Моримунд.

2 Цистерцианцы — «белые монахи» (носили рясы из некрашеного холста, которые от стирок становились белыми). Суровость и чистота религиозной жизни цистерцианцев позволили Иоахиму уподобить пять главных аббатств ордена — Сито, Ла-Ферте, Понтиньи, Клерво и Моримуид — пяти ветхозаветным племенам и пяти воздвигнутым апостолом Петром церквам.

 

 

532

если кто-либо скажет, таким образом, что в будущем будет кто-либо иной, я не отпираюсь, более всего потому, что, когда вошли двенадцать начальников в землю обетованную, все племена сынов Израилевых шествовали раздельно через пустыню семьями своими, имея каждый одного начальника из братьев своих. Так и будет, если угодно покамест такое мнение, покуда не воссияет день, и покуда не взойдет утренняя звезда (lucifer) в сердцах наших. Ведь тогда еще не явились вышеописанные мужи, а именно, Енох и Илия; еще не были явлены проповедники для проповедования Иудеям; разве только кто-нибудь скажет, пожалуй, о Енохе и Илие, что не следует ставить вопрос, кто уже был явлен во дни их, хотя бы и не было им дано плодить духовных сыновей вплоть до новейших дней, подобно тому как не Сара первая была познана мужчиной, и не Рахиль первая предстала перед Иаковом. Несомненно поэтому, даже если дух предшествует плоти — ибо прежде были созданы ангелы, чем род людской — но однако у людей «не духовное прежде, а душевное, потом духовное»1. Далее, если необходимо извлечь согласование двенадцати мужей, как при наступлении первого состояния и при наступлении второго, мы должны помнить о тех, кого мы разбирали во второй книге, где, как мы сказали столь чудесно написано о первом и втором состоянии, нечто, из чего извлекают согласование. Откуда следует, что мы не встречаем ничего написанного в первом Завете, подобия чего в соответствии с согласованием нет во втором и третьем, ни чего-либо во втором, подобия чего не открывается в третьем. Ведь в первом состоянии поистине избраны двенадцать патриархов; двенадцать же выведены были из Египта наподобие двенадцати апостолов; как и двенадцать, которые пришли в землю обетованную, наподобие тех, которые будут в третьем состоянии. Во втором избраны поистине двенадцать апостолов, по типу которых оставались и двенадцать начальников, которые вышли из Египта. Двенадцать же, на которых возложил руку Павел и которые приняли Дух Святой, лишь они по типу тех, которые будут в грядущем. Дальше в третьем состоянии не были избраны двенадцать, двенадцать и двенадцать, то есть трижды двенадцать, как в первом, не дважды двенадцать, как во втором, но столько раз по двенадцать, сколько соответствует истинному согласованию, образ которых несли те двенадцать мужей, которые пришли в землю обетованную, и те двенадцать, на которых возложил руку Павел. Ведь столь долго появляются они в таблице, сколь долго истина таблиц не доведена до завершения. Там же, где то, что предвещают таблицы, начинает завершаться, следует полностью отбросить таблицы, чтобы свершилось то, что написано: «дело решительное совершит Гос-

1 1 Кор. 15, 46. Продолжение цитаты: «Первый человек из земли перстный; второй человек Господь с неба».

 

 

533

подь на земле».(Рим. 9, 28). Если это так, мне не представляется нелепым, что полностью соответствует согласованию сходство пяти колен и пяти церквей в Цистерцианском ордене, ибо без сомнения в наши времена должен быть завершен по сходству таинства переход через Иордан и переход от Иудаизма к благодати, завершенный в этом сороковом поколении; подобно тому как народ, который вышел из Египта, переходя через реку Иордан, вступил в ту землю плодородную, которая после была названа землей Иудейской, и как народ верующий, который вышел из синагоги, переходя с помощью учения и слова Христа, которое есть вода, смывающая с мира мирские грехи, принят в лоне матери Церкви, которая основана в Риме, так теперь любящие Христа перейдут при помощи учения духовного, и должны сами когда-нибудь быть приняты в лоно духовной Церкви 1.

Что есть так, как если бы говорилось: как Исаак был вложен в лоно Сары, а Иаков в лоно Ребекки, так должен был быть Иосиф вложен в лоно Рахили. По этой-то причине я и говорю, ничего не представляется рассогласованным в порядке вещей, следующих одна другой согласно истинному согласованию, коль скоро известно, что как не те двенадцать мужей, кто вошли в землю обетованную, предводительствовали пятью племенами, что в какой-то своей части уже владели наследием, так не те, кто через возложение руки Павла принял Святой Дух, являются основанием пяти церквей. Ведь уже были брошены основы веры в те города или провинции, в которых с течением времени пять вышеуказанных патриархальных церквей были наделены почетом. Семь же колен и семь церквей самыми последними приняли наследие. На таком основании не является само по себе нелепым поразмышлять о вышеуказанных пяти монастырях и о мужах из славнейших Иудеев близ конца тяжелой жизни и начала седьмого из назначенных времен; в дни которых должно последовать то, что обозначено семью племенами и семью церквами, что были в Азии, в которые необходимо также, чтобы будущими монастырями руководили прелаты, подобные Иисусу [Навину], который был из рода Иосифа, и Иоанну евангелисту, в чьи дни Господь дал мир народу своему как знак того мира, о котором говорит апостол: «Посему для народа Божия еще остается субботство» (Евр. 4, 9).

Будет же так в третьем состоянии, которое грядет, а точнее наличествует в седьмой век мира, который следует за шестым, согласно тому, что, как мы помним, мы часто говорили в этом труде. И поэтому лишь семь из этих имеют некое преимущество среди двенадцати,

1«Духовная церковь грядущего» — согласно Иоахиму Флорскому мистическая созерцательная церковь монахов, символом которой является Дух Святой. В конце времен христианство исполнится, церковь Петра претворится в церковь Иоаннову, когда в ее лоно войдут отвергнутые ранее члены — греки и иудеи, а Вечное Евангелие будет служить непосредственным сообщением между душами верующих и Духом Святым.

 

 

534

как некогда пять апостолов 1, а именно Петр и Андрей, Иаков, и Иоанн, другой Иаков, который, говорят, брат Господа, среди двенадцати апостолов, из-за того чуда, которое было явлено, когда семи ученикам, ловившим рыбу, равно явился Иисус на море Тивериадском, и из-за тех семи ангелов Церквей, которые описаны в книге Апокалипсиса. Это верно, так как лучше знал Тот, Кто творит все в мудрости своей, относительно пяти Цистерцианских киновий, третье состояние слава чего предстоит и предшествовала, в которых видно, что само не завершено, началось оно, возможно, со времени блаженного Бенедикта, а согласно другому суждению, от Елисея пророка.

Здесь место кое-что сказать, и мы бы не хотели что-то из этого утверждать необдуманно, так как то, что ново и недавнее, находится в некоем тумане неведения, и большей частью не может быть видимо из-за различных поворотов дел и бледнеют от многообразия, но как только будущий читатель узнает, каким является наше настоящее, исходя из того, что ему видимо, пусть он сам прозревает, как провести различия и из сочетания того и другого уловить, на что следовало бы обратить внимание, чего остерегаться. Поколение двадцать третье руководствовалось святым Бенедиктом — сам же он есть предел третьей части, добавив лишь единицу (monas) к числу, кратному семидесяти, которое относится к Святому Духу — когда некий добрый и богобоязненный муж вышел из пустыни Молименской, аббатом которой являлся, с теми, кто вдохновленный им, следовал ему, и отправился в уединение Цистерции, где, построив монастырь, заложил основание Цистерцианского ордена 2. Но эта обитель оставалась все так же стерильной и неплодной без малого лет четырнадцать; и тогда лишь аббату той обители, который был третьим после первого, даны были его желанные сыны, когда Господь благословил вступить в эту обитель святого мужа Бернарда 3 и братьев его, и других, то, оставив мир, вошли с ним так, что в то время казалось свершается пророчество: «Возвеселись, неплодная, нерождающая; воскликни и возгласи, немучившаяся родами; потому что у оставленной гораздо более детей, нежели у [имеющей мужа]» (Ис. 54,1). Ибо так явился владыка, муж тот, столь прославленный в будущем, и чудесно рожден он от матери по плоти, и еще чудеснее сделался духовным сыном предуказанной обители, как если бы он был еще один Левий и еще один Моисей, и в происхождении, и в учении его обнаруживалась благодать. Ибо, повествуется как, Лия, супруга Иакова, родила шесть сыновей и дочь, так мать блаженного Бернарда произвела на

1 См.: Ин. 21, 1-23 и Откр. 2, 1 - 3, 22.

2 Орден цистерцианцев был основан Робертом Молемским, который покинул Молем в 1098 г., чтобы основать в Сито монастырь, где монахи вели крайне аскетический образ жизни.

3 Св. Бернард вступил в Цистерцианский орден в 1112 г. при аббате Стефане Хардинге. (О Бернарде см. с. 427 настоящей антологии.)

 

 

535

свет шесть сыновей и дочь Богу, а не миру. Потому что все они, будучи отличными монахами, сражались в добром Божием воинстве, и, наконец, сестра их, подобно тому как некогда Дина, дочь Иакова, отвергла мирскую любовь. Там, среди сыновей Лии, третий Левин, здесь, среди сыновей благочестивой матери, третий Бернард. Левию предоставлена власть от господа, и не менее того блаженному Бернарду. Это истинно относительно порядка связи его и братьев его.

Однако же, чтобы нам от меньших предметов перейти к большим, когда благословил Всемогущий Боже Цистерцианскую киновию — и в ней начали множиться духовные сыны так, что их стали разделять на аббатства, подобно тому как были сыны Израиля распределены на племена и семьи — возвысившимся среди их прелатов, которые были как бы начальники племен и семей, стал Бернард — цистерцианский монах, как бы один из них.

Но, однако, прерогативою благодати как бы вождь всего и магистр, потому что он был умудрен духом, и рука Господня была с ним, он сделался, кроме того, как бы еще одним Моисеем, который не так сынов своих, как братьев и сыновей братьев своих вывел из Египта, потому что возвеличил его господь перед лицом фараона и слугами его видимыми знамениями и чудесами, которые сотворил. Ибо и Египет поражала великая чума, всякий раз как ему случалось писать против сынов этого мира, так как они противодействовали ему в его еретических деяниях и порочных речах...

Что же до аббатств, которые были созданы первыми, предполагается, что, подобно тому как пять главных племен, из-за того, что они идут впереди других и являются матерями многочисленных родов, они первыми приняли наследие, так и первые пять обителей Цистерцианского ордена среди всех прочих держат старшинство, и сделались как бы некими патриархами всех других. В то же время, как патриархи того народа радовались умножению семейств, так и эти не менее [радовались] обладанию овцами и стадами. Однако те все, поскольку относятся не столько к величию свободной, сколько к малодушию служанки, долго в том статусе, в котором находятся, не могут оставаться. Потому что необходимо, следовать подобию истинно апостольской жизни, в которой не приумножалось обладание земным наследством, но скорее оно распродавалось, как написано: «[Не было между ними никого нуждающегося]; ибо все, которые владели землями и домами, продавая их, приносили цену проданного, и полагали к ногам их [апостолов]; и каждому давалось, в чем кто имел нужду» (Деян. 4, 34-35); и в которой находили радость не в сыновьях, но в братьях, по слову Господню: «И отцом себе не называйте никого на земле, ибо один у вас Отец, Который на небесах» (Мф. 23, 9). Откуда и Римский папа, который является главой всех епископов, не имеет обыкновения называть епископов сыновьями, но братьями, несомненно, из-за того, что для большего смирения предпо-

 

 

536

чтительней иметь братьев, нежели сыновей, сонаследников; нежели наследников; как и господь наш Иисус Христос удостаивал апостолов называть братьями, «дабы Он был первородным между многими братьями» (Рим. 8, 29). Ведь не принимает порядок разума, чтобы отцы служили сыновьям, как братья братьям своим, тем более меньшим себе. Так что это даже похвально, а то все выглядит несообразнейше и как бы отвратительно. Таким образом монашеский орден показывает, что ему присущ дух, который происходит от Отца и Сына; и из предшествующих ему следует иметь сходство с патриархами, а из последующих — с апостолами, чтобы было видно, что и тот, и другой разряды отвечают согласованию. Ведь как была изменена не передача наследования, изменен образ жизни в земле обетованной, так и ныне.

Наконец, среди множества благ первоначальной Церкви, основанной в Иерусалиме Иисусом Христом, которые Бог свел воедино духом своим, не было, пожалуй, недостатка в самой язве, которая истребила ее, а именно ревностности к фарисейской религии и к слепому следованию закону, как о там говорит Лука в Деяниях апостолов: «Некоторые, пришедшие из Иудеи, учили братьев: если не обрежетесь по обряду Моисееву, не можете спастись» (Деян. 15,1). И когда пришел Павел в Иерусалим увидеть братьев, старшие, собравшись воедино, рассказывали, что так говорится среди остальных: «Видишь, брат, сколько тысяч уверовавших Иудеев, и все они держатся закона. А о тебе наслышались они, что ты всех Иудеев, живущих между язычниками, учишь отступлению от Моисея» (Деян. 21, 20-21) и остальное, что за тем следует. Разумеется, те, кто были ревнителями закона, называли религиозными тех, кто ставит традиции выше благодати Божией. В таком случае, пусть поберегутся те, кто, не имея в самих себе сладости любви, превозносятся против прочих за то, что они являются отделенными от обычаев прочих, якобы более праведных, чем другие; не по возвышенности сердца и славы единственной, а по чрезмерной ревности отеческой традиции лишены они благодати, как и те: ибо не все, кто принял закон на горе Синай, допущены были войти в землю обетованную по ожесточению сердец своих, и не все, то отделился от синагоги Иудеев, удержался в благодати, поскольку имеют некую ревность к Господу, «но не по рассуждению» (Рим. 10, 2). Почему и о некоторых из тех, которые веровали и впали в ошибку из ревности к закону, сказано у апостола: «Ибо, судя по времени, вам надлежало быть учителями; но вас снова нужно учить первым началам Слова Божия, и для вас нужно молоко, а не твердая пища» (Евр. 5, 12). Итак, если порадует то, что мы сказали выше, возможно, это удержит от того, чтобы не случись чего хуже. Ибо, как тогда фарисеи бросали в глаза людям слова о праведности своей, так иные из монахов, склонные считать, что в религиозной жизни, а не в смирении и любви скорее содержится совершенная праведность и вечное спасение, называют самих себя праведными перед людьми, не слушая, что

 

 

537

сказал Господь о двух людях, которые «вошли в храм помолиться» (Лк. 18, 10)1. Хотя, впрочем, вера фарисеев была верна, саддукеев ложна. Потому и о Павле свидетельствуют, что он прежде был фарисей, как и Никодим, и Гамалиил, и многие другие.

До сих пор мы пробежали то, что было до нас, и дошли до того, что непосредственно перед нами. Однако то. что остается, то после нас; и мы учитываем, что оно относится более к области мнения, чем понимания, что мы скорее ожидаем, чем практикуем, моля Господа, чтобы был с нами, как был с отцами нашими, и творил среди нас благодеяние, что было бы к чести и славе Его ныне и во веки веков. Но я утверждаю, как уже говорил, что в мужах этих, прихода которых ожидает мир, как я полагаю, вместе с чем-то иным, о чем речь не скажет яснее, явится подобие Захарии, Иоанна Крестителя, и Иисуса Христа, сына человеческого; в их явлении также, как мы верим, явлено подобие двенадцати апостолов, однако более всего Иоанна евангелиста и семи церквей, что были в Азии, или же семи колен, которые последними приняли наследие. «И проповедовано будет сие Евангелие Царствия по всей вселенной» (Мф. 24,14), и духовное понимание проникнет вплоть до Иудеев, и сокрушит, словно некий удар грома, ожесточение сердец их, так что свершится то, что написано у Малахии пророка: «Вот, Я пошлю к вам Илию пророка пред наступлением дня Господня, великого и страшного. И он обратит сердца отцов к детям и сердца детей к отцам их, чтобы Я пришед не поразил земли проклятием» (Мал. 4, 5-6). Все это свершится в конце второго состояния и начале третьего, то есть во время или около того времени, в которое будут язычники попирать святой город в течение сорока двух месяцев 2, когда будет править тот царь неправедный, о котором написано у Даниила пророка, что он «будет производить удивительные опустошения»3 (Дан. 8,24).

 

Завершается книга четвертая.

1 Притча о самодовольном фарисее и смиренном мытаре.

2 Ср.: Откр. 11,2.

3 В соответствии с традицией средневековой апокалиптики Иоахим Флорский рассматривает переход от эры Сына к эре Духа Святого как время великих потрясений, связанных с появлением антагониста Христа — Антихриста. Недолгое царство Антихриста, заправляющего всеми бедствиями мира, будет повержено вновь сошедшим на землю Христом, после чего вернется «золотой век», «тысячелетнее царство Божье», которое продлится до конца времен.


Страница сгенерирована за 0.39 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.