Поиск авторов по алфавиту

Автор:Булгаков С. В.

О соборах Восточной, Русской и Западной церквей.

1745

СОБОРЫ ВОСТОЧНОЙ ЦЕРКВИ.

X. О соборах Восточной, Русской и Западной Церквей.

 

Соборы Восточной Церкви по IX в.

 

Вселенские Соборы.

Вселенскими Соборами (σύνοδοι οἰκουμενικαὶ) называются соборы, которые при содействий светской (императорской) власти составлялись из епископов всей христианской Церкви, стекавшихся из различных частей тогдашней греко-римской империи (οἰκουμένη, orbis terrarum) и так называемых варварских стран для суждения о предметах догматических и канонических. Император, как страж (custos) веры и Церкви, созывал собор, делал ассигновку на расходы, назначал место его заседании, переводил из одного города в другой, лично присутствовал и пользовался почетным председательством, или назначал своих чиновников для наблюдения за порядком, распускал собор и по предложению собора скреплял акты собора своею подписью. Но императоры в сущности не принадлежали к составу членов собора и не имели права влиять на соборные решения в отношении к их содержанию, хотя они иногда и претендовали на это. Полноправными членами соборов, которым принадлежало право подавать решающий голос (лично, или чрез заместителей), были только епископы, как преемники апостольской власти (следовательно, по апостольскому праву), присутствовавшие на соборе в качестве представителей епископства (епископата) и паствы из различных частей Вселенской Церкви, следовательно, в качестве выразителей голоса всей Церкви. Главною целью Вселенских Соборов было суждение о разных неправильных или еретических воззрениях и торжественное свидетельство об истинном учении и догматических воззрениях, содержимых Церковию; но к этой догматической деятельности (учительства) присоединялись также и дела канонические, т. е. управления и суда. Догматические определения и каноны находятся в «Книге Правил»; определения, каноны и судебные решения—в «Деяниях» Вселенских Соборов. Догматические определения, правила, или каноны, и судебные решения утверждались подписью всех епископов. Императорское утверждение состоявших постановлений давало им силу государственного закона, нарушение которого каралось законами уголовными. Истинными Вселенскими Соборами были только те соборы, постановления которых действительно были выражением всеобщего голоса и сознания Церкви и которые поэтому были признаны во всей Вселенской Церкви (даже вне греко-римской, или византийской, империи). Таких Вселенских Соборов, которые одинаково признаны восточною и римскою церковью—семь.

Первый Вселенский Собор, Никейский, созван императором Константином Великим в 325 г., в Никее, столице Вифинии. На нем присутствовало 318 Отцов. Председательствовал сам император. Главным поводом к созванию Собора была ересь Ария, Александрийского пресвитера, который учил, что Сын Божий есть творение Бога Отца и потому не единосущен Отцу. Сюда присоединялись еще: неопределенность празднования Пасхи в различных местных церквах и раскол Мелетия, епископа Никопольского в Фифаиде, раздиравший преимущественно

будущем церковного единения их с православными. Между прочим, к скорейшему осуществлению этой надежды направлена деятельность учрежденного в 1906 г. в Лондоне „Общества единения англиканской и восточной православной Церквей»; а в последнее время (в 1912 г.) учреждено и у нас, в С.-Петербурге, „Русское общество ревнителей сближения англиканской церкви с православною», имеющее своею задачею укрепление чувств взаимного доброжелательства, взаимного понимания и сближения между последователями той и другой церкви, поддержание и поощрение деятельности, способствующей воссоединению англиканской церкви с православною. Само собою разумеется, что завершение стремлений к единению в вере англикан с православными может последовать только лишь после тщательного и всестороннего исследования всего англиканского вероучения, взятого во всей его полноте и нераздельности, всею Восточною Православною Церковию в ее совокупности (см. Ц. Вед. 1908, 4). „И прежде всего, как это было засвидетельствовано нашим Св. Синодом (см. Ц. Вед. 1903, 24), необходимо, чтобы желание единения с Восточною Православной Церковию сделалось искренним желанием не только некоторой фракции в англиканстве (High Church, т. е. высокая церковь), но и всего англиканского общества, чтобы другое чисто кальвинистическое течение, в сущности отрицающее церковь, как мы ее понимаем, и с особою нетерпимостью относящееся к православию, было поглощено вышеупомянутым чистым течением и потеряло свое заметное, чтобы не сказать исключительное, влияние на церковную политику и всю вообще церковную жизнь этого в общем чуждого неприязни к нам исповедания. С нашей стороны в отношении к англиканам должны быть братская готовность помочь им разъяснениями, обычная внимательность к их лучшим желаниям, возможная снисходительность к естественным при вековом разделении недоумениям, но в то же время твердое исповедание истины нашей вселенской церкви, как единой хранительницы Христова наследия и единого спасительного ковчега Божественной благодати».

 

 

1746

СОБОРЫ ВОСТОЧНОЙ ЦЕРКВИ.

Египетскую церковь чрезмерною строгостью к отпадавшим от веры во время предшествовавших гонений. Собор продолжался 2 месяца и 12 дней. Главой обличителей Ария был Александр, епископ Александрийский, который, впрочем, имел органом своим знаменитого Афанасия Великого, бывшего в то время архидиаконом Александрийской церкви. В числе оппозиции стояли два Евсевия, Никомидийский и Кесарийский, с Феогнидом, епископом Никейским. Собор утвердил единосущие (ὁμοούσια) Сына со Отцом, предал анафеме учение Ария, и, как сокращение православного исповедания веры, долженствующее служить законом для всей Церкви, издал первые семь членов Символа в той форме, которая сохраняется доныне. Этот Символ был подписан всеми присутствующими Отцами, кроме самого Ария и двух епископов, Феоны Мармаринского и Секунда Птолемаидского, которые, быв извержены из недра Церкви, с тем вместе подверглись и гражданскому изгнанию по воле императора. Для согласного празднования Пасхи во всем христианском мире утвержден существующий доныне „Пасхальный Круг“, составленный Александрийцами. Раскол Египетской церкви прекращен осуждением Мелетия. Сверх того, Собор издал еще 20 правил, или частных канонов, касающихся устройства церковной иерархии и дисциплины. В иерархии утверждено старейшинство за епископами—Римским, Александрийским и Антиохийским, с правами первосвященничества в трех главных разделах империи и Церкви; Иерусалимский епископ сравнен с ними, но только в почетном имени экзарха. Имп. Константин, открывший Собор приветственною речью, заключил благодарственною, за утверждение Вселенского мира, который и возвестил отсутствовавшим епископам окружным посланием. Между святителями, присутствовавшими на Соборе, были чудотворцы: Спиридон Тримифунтский и Николай Мирликийский.

Второй Вселенский Собор, Константинопольский I, составился при имп. Феодосии I Великом, в 381 г., в Константинополе. Он продолжался три года, в присутствии 150 епископов, сначала под председательством Мелетия Антиохийского, потом знаменитого Григория Назианзина, известного в Церкви под именем Богослова, наконец, Нектария, преемника Григория на Константинопольской кафедре. Этот собор собирался против Константинопольского епископа Македония и его последователей полуариан-духоборцев, считавших Сына только подобосущным (ὁμοιούσιος) Отцу, а Святого Духа первым творением и орудием Сына. Собор имел в виду также и аномеев, последователей Аеция и Евномия, учивших, что Сын не подобен Отцу (ἀνομόιος), но иной с Ним сущности (ἐτερουσιος), последователей Фотина (Сремского), возобновившего савеллианство, и Аполлинария (Лаодикийского), учившего, что плоть Христова, принесенная с неба из лона Отца, не имела разумной души (νοῦς), которую заступило Божество Слова. Мелетий, соединявший ревность к православию с духом христианской кротости, скончался вскоре по открытии Собора. Смерть его дала простор страстям, которые принудили Григория Назианзина отказаться не только от участия в Соборе, но и от Константинопольской кафедры. Главным деятелем на Соборе остался Григорий Нисский, муж, соединявший обширную ученость и высокий ум с примерною святостью жизни. Собор утвердил нерушимо Символ Никейский; кроме этого он присовокупил к нему последние пять членов, где понятие единосущия распространено в той же силе безусловного смысла и на Духа Святого, вопреки ереси духоборцев, воздвигнутой Македонием, епископом Константинополя, при имп. Констанции, низверженным еще в то же время, но нашедшим себе опору в поместном Лампсакском соборе. С тем вместе произнесено осуждение и на ересь Аполлинария, епископа Сирийской Лаодикии. В отношении к церковной иерархии замечательно сравнение Константинопольского епископа с прочими экзархами, не только в почетном имени, но и в правах первосвященничества; при этом к области его причислены митрополии Понта, Малой Азии и Фракии. В заключение Собор постановил форму церковного суда и принятия еретиков в церковное общение после раскаяния, одних через крещение, других через миропомазание, смотря по важности заблуждения.

Третий Вселенский Собор, Ефесский, был в Ефесе, в 431 г., при имп. Феодосии II Младшем. Поводом к Собору был соблазн, произведенный Несторием, патриархом Константинопольским, который воплощение Сына Божия считал простым обитанием Его в человеке Христе (следовательно, обитанием одного лица в другом),

 

 

1747

СОБОРЫ ВОСТОЧНОЙ ЦЕРКВИ.

а не соединением Божества и человечества в одном лице, т. е. в одном самосознании Богочеловека; поэтому Несторий с фанатическим ожесточением восстал против наименования Марии Девы „Богородицею“ (Θεοτόκος) и называл Ее Христородицей. Св. Кирилл, для предотвращения опасности от всей Церкви, обратился к Целестину, папе Римскому, который на поместном соборе в Риме осудил Нестория. Это осуждение повторено и в Александрии. Но патриарх Антиохийский Иоанн, личный друг Нестория, ограничился только просьбою к Константинопольскому собрату, чтобы он оставил заблуждение и успокоил Церковь. Но Несторий упорствовал и требовал Вселенского Собора, особенно когда получил известие, что Кирилл, повторив осуждение Целестина на своем поместном соборе в Александрии, развил при этом случае целую догматическую систему, касательно соединения двух естеств. Император с своей стороны признал необходимость этой меры, чтобы положить конец соблазну, сделавшемуся общим. Назначив местом Собора Ефесе, он пригласил всех митрополитов империи собраться с достойнейшими из подведомственных им епископов, в числе двух из каждой митрополии, к Пятидесятнице 431 г. Комит Кандидиан отправлен был присутствовать при открытии Собора в качестве императорского представителя и оставаться во все время заседаний в Ефесе, но только для сохранения внешней тишины и спокойствия. В назначенный срок собралось больше 200 епископов; но не было ни посланников Римского папы, ни патриарха Антиохийского со всеми представителями Сирийской церкви: те были задержаны в дороге противным ветром, эти с намерением не явились. Кирилл, знавший уже согласие Римского папы, не счел нужным дожидаться Сириян и, по истечении шестнадцати дней после срока, открыл Собор под председательством своим, Ювеналия, патриарха Иерусалимского, и Мемнона, митрополита Ефесского. Несторий отрекся явиться к ответу до прибытия патриарха Антиохийского; но, по троекратном приглашении, был осужден и предан анафеме. Послы Римские, прибывшие после произнесения анафемы, подтвердили ее от имени папы. Но не так поступил патриарх Антиохийский. Прибыв со своими епископами в Ефесе, он в защиту Нестория составил отдельный Собор под своим председательством, где, признав еретическими так называемые „анафематизмы“ Кирилла, изданные на Александрийском соборе, проклял его самого и Мемнона, приглашая всех прочих епископов отделиться от них и присоединиться к нему для составления Вселенского Собора. Св. Кирилл не решился отвечать проклятием на проклятие, а только объявил от лица большого Собора временное запрещение священнодейства и епископской власти Иоанну со всеми его сообщниками, пока он будет упорствовать в расколе. Кандидиан с своей стороны не только не принял никаких мер к прекращению возникшего раздвоения Собора, но и сам перешел на сторону Иоанна и присутствовал при открытии им отдельных заседаний. Император, получив уведомление о всем происшедшем, изъявил свое неудовольствие на возникший раздор, не приклоняясь ни к той, ни к другой стороне, и требовал, чтобы все соединились непременно в один Собор. Новый сановник, посланный из Константинополя, должен был вместе с Кандидианом наблюдать за ходом этого полного Собора, в полном смысле Вселенского. Между тем в Константинополе обнаруживалось сильное ожесточение против Нестория: анафема, произнесенная Собором, повторена была всенародно в столице; монахи в сопровождении православных мирян отправились торжественною процессией к своему императору умолять его об утверждении проклятия на еретика. Феодосий все еще колебался, хотя имел даже нерасположение к Несторию. Он отправил нового полномочного в Ефее, комита Иоанна, своего министра или статс-секретаря, cornes sacrarum. Этот последний пригласил всех епископов к себе, для выслушания императорского послания, приглашавшего их к единодушию и миру. Но мир был невозможен у православных с еретиками, доколе эти последние не оставили своей ереси. Комит Иоанн прибег к силе и арестовал Нестория, Кирилла и Мемнона. Партия Сирийская, основательнее рассмотрев дело, согласилась на осуждение Нестория и изъявила готовность к примирению, если только с тем вместе признано будет осуждение, произнесенное ею на анафематизмы Кирилла. Патриарх Иоанн представил исповедание веры, где признавал Марию Деву „Богородицею“, но православные не соглашались ни на какие уступки. Тогда комит убедил импе-

 

 

1748

СОБОРЫ ВОСТОЧНОЙ ЦЕРКВИ.

ратора вызвать по равному числу депутатов от каждой стороны в Константинополь и лично выслушать их. Но дела приняли такой оборот, что Сирийские депутаты не были допущены в столицу и остановлены в Халкидоне, где епископ отказался иметь с ними общение. Император дал им частную сепаратную аудиенцию на Руфиновой даче, в которой упрекал их, как противников церковного мира. Видя общее мнение столицы и двора против себя, они испросили, наконец, у императора отпуск из Халкидона и дозволение всем епископам, оставшимся в Ефесе, разойтись по своим сторонам. Кирилл и Мемнон были восстановлены в своем сане. На место Нестория, посланного в заточение, избран другой патриарх Константинополя. Согласившись в главном пункте, касательно Нестория, патриарх Антиохийский от лица всей своей паствы признал все прочие постановления Ефесского Собора, который через то и получил вполне характер Вселенского. Это последовало уже в 432 г. На Соборе изложено было всех канонов 8. Из них, кроме осуждения Несторианской ереси, замечательно воспрещение не только составлять новый, но даже дополнять или сокращать, хотя бы одним словом, Символ, изложенный на двух первых Вселенских Соборах.

Четвертый Вселенский Собор, Халкидонский, был в 451 г., в Халкидоне, на Азиатской стороне Босфора, против Константинополя, при императоре Маркиане. Еще при жизни Феодосия II, в 448 г., Евсевий, епископ Дорилейский, донес Собору, бывшему в Константинополе при патриархе Флавиане, на предстоятеля одного из столичных монастырей Евтихия, который из неумеренной ревности против Нестория впал в крайность и начал утверждать, что в Иисусе Христе человеческое естество при ипостасном соединении было совершенно поглощено Божеским, вследствие чего утратило все, свойственное человеческой природе, кроме лишь видимого образа, так что после соединения в Иисусе Христе осталось только одно естество (Божеское), которое в видимом телесном образе жило на земле, страдало, умерло и воскресло. Собор осудил лжеучителя, но он имел сильную протекцию при Дворе и находился в тесных связях с Диоскором, преемником Кирилла на патриаршеской Александрийской кафедре, который, под видом ревности к православию, домогался всеми средствами безусловного преобладания по крайней мере на Востоке, оставляя Запад Римскому папе, Флавиан получил приказание от императора, к которому Евтихий обратился с жалобою на несправедливость осуждения, вновь пересмотреть дело; но определение Собора и после пересмотра оказалось правильным. Евтихий объявил, что он готов признать два естества в Иисусе Христе, если патриархи Александрийский и Римский утвердят то же, и требовал суда Вселенского Собора на своих противников, которых подозревал в несторианизме. Желая дать новое подтверждение Ефесскому Собору и успокоить окончательно Церковь, Феодосий назначил четвертый Вселенский Собор в 449 г., и назначил опять в Ефесе. Это—тот самый, который в летописях Церкви заклеймен именем „разбойнического собора, σύνοδος λῃστρική, non judiciun, sed latrocinium“. Диоскор, наименованный от императора председателем, владычествовал диктаторски, употребляя угрозы и явное насилие. Евтихий был оправдан, а Флавиан осужден и, что всего ужаснее, умер от побоев, жертвой неистовства президента, позволившего себе такую неслыханную дерзость в присутствии 130 епископов. Но он протестовал против беззаконного сборища и передал апелляцию к новому собору в руки одного из легатов Льва Великого, папы Римского, который кое-как ускользнул из рук Диоскора и благополучно добрался до отчизны с известием о всем происшедшем. К папе же обратилась и Сирийская церковь, которой глава, Антиохийский патриарх Домн, со многими другими епископами, был поражен неправедным осуждением, единственно по личной ненависти Диоскора. Горячо принял все это Римский первосвященник, отверг решительно все действия Ефесского скопища и требовал нового Вселенского Собора в Италии. Голос его тем более имел силы, что партия Двора, бывшая за Диоскора, поддерживаемая императрицею Евдокиею и могущественным евнухом Хрисафием, лишилась всего своего веса удалением первой и ссылкой последнего. Наконец, Феодосий умер в 450 г., и сестра его Пульхерия возвела на престол с собою Маркиана. Умирение Церкви было делом первой необходимости для державной четы; и Вселенский Собор назначен на 451 г., но не

 

 

1749

СОБОРЫ ВОСТОЧНОЙ ЦЕРКВИ.

в Италии, как хотелось Льву, а в Никее, где память первого Собора должна была воодушевлять Отцов к сохранению чистоты веры и достоинства Церкви. Уже 630 епископов собралось в этом городе; но беспокойства, обнаружившиеся до открытия Собора, побудили императора перенести место заседаний ближе к столице и именно в Халкидон, где сам он мог иметь за ними непосредственное наблюдение и отвратить повторение Ефесских сцен. Верховные государственные сановники и сенат должны были присутствовать вместе с Отцами, и сам император с супругою лично был при некоторых заседаниях. Папа Лев не удовлетворил желания императора, который приглашал его самого на Собор; впрочем, он, как епископ древнего Рима, считался председателем в лице своих легатов, вместе с патриархом Константинопольским Анатолием, наличным президентом собрания. Диоскор с первого заседания лишен был места между присутствующими, а на третьем осужден с держанным им сборищем. Всех заседаний было 16. Замечательно, что две противоположные партии занимали и две противоположные стороны в собрании: Аитиохийско-Сирийская, к которой присоединились и Римские легаты,—левую, Александрийско-Египетская—правую. Последняя с первого заседания опустела, потому что большая часть епископов изъявила свой образ мыслей перемещением на противоположную сторону. Кроме Диоскора, все, наконец, произнесли проклятие на ересь Евтихия, признали в Иисусе Христе соединение двух естеств «неслитно, нераздельно и неизменно». Поэтому, за исключением того же Диоскора, всем присутствовавшим на Ефесском сборище даровано прощение, как раскаявшимся в заблуждении, которое было исторгнуто насилием. Низверженные Диоскором епископы восстановлены, а в числе их и знаменитый Феодорит Кирский. Споры о пределах Антиохийской и Александрийской церквей решены окончательно соборным постановлением. В двух последних заседаниях Собор изложил 30 канонов относительно церковной иерархии и дисциплины. Сверх того, Собор утвердил постановления не только трех предшествовавших Вселенских Соборов, но и поместных: Анкирского, Неокесарийского, Гангрского, Антиохийского и Лаодикийского, бывших в IV веке.

Пятый Вселенский Собор, Константинопольский II, был в Константинополе, при императоре Юстиниане I, в 553 г., для решения о правоверии трех давно умерших епископов: Феодора Мопсуетского, Феодорита Кирского и Ивы Одесского, которые еще во времена Третьего Вселенского Собора в своих писаниях выражали несторианские мнения. Так как Собор Халкидонский, осудивший монофизитов и обвиняемый ими в несторианстве, не осудил указанных трех епископов (равно как и Третий Вселенский), то, чтобы отнять у евтихиан повод к обвинению православных в сочувствий несторианству и расположить еретичествующую партию к единению с последователями Халкидонского Собора, Юстиниан (в 554 г.) издал указ, в котором в трех отдельных „главах“ осуждались три упомянутых епископа. Но так как этот указ не был признан всеми представителями Церкви (особенно на Западе и в частности в Африке), то и возник спор о „Трех Главах“. Для решения этого спора и был созван пятый Вселенский Собор. На этом Соборе присутствовало 165 епископов. Папа Вигилий, бывший в Константинополе, отрекся присутствовать на Соборе, хотя был три раза приглашаем официальною депутацией от имени собравшихся епископов и самого императора. Собор открылся под председательством Евтихия, патриарха Константинопольского, который, с патриархами Александрийским и Антиохийским, сам предводительствовал депутациями, отправлявшимися к Вигилию. Согласно императорскому эдикту, дело о „Трех Главах“ было тщательно рассмотрено в продолжение восьми заседаний, с 4 мая 553 г. до 2 июня того же года. II после всего проклятие было произнесено на лицо и на учение Феодора Мопсуетского безусловно; но относительно Феодорита и Ивы осуждение ограничилось только некоторыми сочинениями, лица же их, как очищенные Халкидонским Собором, без сомнения, вследствие раскаяния, пощажены от анафемы. Необходимость этой меры основалась на том, что несториане, на основании осужденных сочинений, имели повод толковать в свою пользу Халкидонский Собор, что ожесточило монофизитов против этого Собора касательно главного пункта о „Трех Главах“. Но, несмотря на это, император повелел обнародовать соборное постановление во вселенскую известность, а Вигилия, как единомышленника ере-

 

 

1750

СОБОРЫ ВОСТОЧНОЙ ЦЕРКВИ.

тиков, наказать отлучением от Церкви. Впоследствии папа, узнав правильность суда, согласился с общим мнением Отцов и подписал своеручно анафему на „Три Главы“. Но епископы Истрии и вся область Аквилийского митрополита более века оставалась в расколе.

Шестой Вселенский Собор, Константинопольский III, был в 680 г., при императоре Константине IV Погонате, в Константинополе, против монофелитов, которые для примирения евтихианского учения с православным признавали в Иисусе Христе два естества, подобно православным, yо, подобно монофизитам, допускали лишь одну волю, обусловливаемую единством ипостаси (т. е. единством личного самосознания) во Христе. Еще при императоре Ираклии, патриарх Александрийский Кир, желая облегчить примирение с Церковию монофизитам, сильным особенно в Египте, признал официально единство воли в едином лице Богочеловека, хотя и совмещающем в Себе два естества. Константинопольский патриарх Сергий и Римский папа Гонорий I не нашли в том ничего противного православию; впрочем, для предотвращения новых смущений в Церкви, положили воздерживаться от всякого решительного выражения относительно этого предмета, еще не определенного Церковию. Но не так равнодушно принял это Софроний, патриарх Иерусалимский, который видел здесь логическое противоречие учению о двух естествах и, следовательно, явную преклонность к монофизитству. Чтобы укротить начавшееся волнение умов, император Ираклий в 638 г. издал догматический эдикт, известный под именем „Изложения Веры“, ἔκθεσις τῆς πώτεως, где повелевал всячески избегать выражений и об „единой“ и о „двух“ волях. Это нисколько не послужило к успокоению раздора; напротив, подало повод к открытой оппозиции, которая опять обнаружилась, преимущественно на Западе, поддерживаемая и авторитетом преемников Гонория, и еще более ревностью ученого и глубокомысленного аввы Максима. Преемник Ираклия, Констанс, не видя конца смутам, в 648 г. заменил неудавшийся эдикт новым, под именем „Типа Веры“, τύπος τῆς πίστεως, где наистрожайше повелел прекратить безусловно все прения о спорном пункте, под опасением гражданского преследования ослушников. Но это дало только повод к большему раздражению, произвело мучеников, между которыми были Максим и папа Мартин I, умершие в ссылке в пределах нынешней Южной России, после продолжительных жестоких истязаний. Восток и Запад решительно разделились. Это побудило, наконец, императора Константина Погоната прибегнуть к естественной и законной мере Вселенского Собора. В 680 г., по предварительном сношении с Римом, как главным центром оппозиции, собралось в Константинополе 170, по другим —289 епископов. Лично были два Восточные патриарха, Георгий Константинопольский и Макарий Антиохийский, оба монофелиты. Папа Агафон прислал от себя легатов. Император сам присутствовал при заседаниях Собора, который продолжался около года. Фанатизм монофелитов дошел до такой степени исступления, что один фракийский монах, по имени Полихроний, вызвался пред Собором в доказательство правомыслия „единовольников“ воскресить мертвеца, но осрамился при дозволенном ему всенародном опыте. После многих жарких прений, определено признавать две воли в Иисусе Христе, соответствующие двум естествам. Патриарх Константинопольский сознался в заблуждении и был принят в общение Церкви. Но Антиохийский патриарх Макарий остался упорно при монофелитской ереси, вследствие чего и был предан анафеме со всеми предшествовавшими монофелитами, не исключая и папы Гонория. В 711 г. произошел было новый раскол в Константинополе, при насильственном восшествии на императорский престол монофелита Вардана, под именем Филиппика, который, не входя во дворец, приказал выбросить из него изображение Шестого Вселенского Собора, стоявшее вместе с изображениями прочих Соборов и включил снова в церковные диптихи имена проклятых единовольников. Но с низвержением его чрез Анастасия II, воспоследовавшим через два года, православие снова восторжествовало, и монофелит Иоанн, посаженный на Константинопольской патриаршеской кафедре, отрекшись торжественно от ереси пред папою Константином, присоединился к Церкви.

Пято-шестой Собор. Так как Пятый и Шестой Вселенские Соборы правил не издавали, а между тем в употреблении церковных правил, изданных преж-

 

 

1751

СОБОРЫ ВОСТОЧНОЙ ЦЕРКВИ.

ними Соборами, замечалась шаткость и неопределенность, причем явились даже подделки и „корчемствование истиною“, то в 692 г., при имп. Юстиниане И Римотмите, был собран Собор в Константинополе для дополнения деятельности Пятого и Шестого Соборов изданием нужных правил. На нем присутствовало 224 епископа, в числе которых несомненно был епископ Василий Гартинский с острова Крита, подписавшийся в качестве представителя собора Римской церкви. Он был и на VI-м Соборе, где он подписался, как легат апостольского престола. Заседания происходили в зале с круглыми сводами, Труллоне (τρούλλον), почему этот собор и называется Трулльским. Он называется также пято-шестым (πενθέκτη, Quini-Sexta) или просто Шестым Вселенским Собором. Шестым он называется в 1-м правиле Седьмого Вселенского Собора. Дело во всяком случае не в том, что Трулльский собор был другой, а в том, что он считал сам себя созванным в дополнение к Пятому и Шестому Вселенскому Собору. Следовательно, он рассматривал свою деятельность, как продолжение деятельности этих Соборов, отождествляясь с ними, конечно, не исторически, а юридически. В этом смысле и первое правило VII Вселенского Собора называет его Шестым. Догматических определений этот собор не издавал, но издал 102 правила. Нужно заметить, что Трулльский Собор в истории права Восточной Церкви имеет совершенно особое выдающееся значение. На нем была сделана ревизия действующих источников канонического права. Вследствие этой ревизии правилами этого Собора: 1) отвергнуты источники права испорченные, именно, Апостольские Постановления (2-е пр.); 2) утвержден состав канонических правил, собранных трудами частных лиц в сборники (2-е пр.); 3) исправлены и дополнены прежние правила (14, 16, 29, 30 и др.); 4) изданы новые постановления, как напр., 12-е правило, причем некоторые из этих новых правил прямо направляются против обычаев и практики римской церкви (13, 55, 67, 73, 82) и армянской (33, 56). Сверх того, вообще было этим Собором воспрещено „подделывать, или отвергать, или принимать другие правила, кроме предлежащих, с ложными надписями, составленными какими-то людьми, дерзнувшими торговать истиною“.

Седьмой Вселенский Собор, Никейский II, был в Никее, в 787 г., при императрице Ирине, правительнице во время несовершеннолетия Константина VI, против иконоборцев, отвергавших иконы и все священные изображения, как ведущие будто бы к ересям и как оскорбительные будто бы для христианства попытки изобразить неизобразимое. Ему предшествовал в 754 г. лже-собор, присвоивший себе беззаконно имя Седьмого Вселенского, который созван был в Константинополе императором Константином V Копронимом, для утверждения иконоборческой ереси. Этот лже-собор состоял из 338 епископов, председательствуемых Феодосием, митрополитом Ефесским; но ни одного из пяти патриархов на нем не было: папы Римские были в явном восстании против императоров— иконоборцев; Константинопольская кафедра оставалась праздною; три остальные Восточные патриарха уже находились под игом мусульманским. Поэтому, когда Ирина, приняв бразды правления империи, решилась восстановит поклонение иконам, она поставила себе первым долгом уничтожить этот беззаконный собор другим, совмещающим все условия Вселенского. Новопоставленный патриарх Константинопольский Тарасий снесся с Римским папою Адрианом I, который и отправил от себя двух легатов представлять лицо его на соборе. Были приглашены и три прочие патриарха, от которых также явились синкеллы с грамотами. Место собрания назначалось первоначально в Константинополе, куда и в самом деле сошлись епископы к 1 августа 786 г.,—дню, определенному для открытия Собора. Но накануне произошло явное возмущение, особенно со стороны императорской лейб-гвардии, в которой господствовал иконоборческий фанатизм; и это возмущение было тем более важно, что между самими епископами находилась сильная партия, преданная иконоборству. Вследствие этого Собор был отложен до следующего года и перенесен в Никею, освященную воспоминанием Первого Вселенского Собора. Всех собравшихся вновь епископов было 367, под личным председательством патр. Тарасия. Собор продолжался 12 дней,—от 24 сентября до 6 октября, и имел 7 заседаний. Иконопочитание утверждено на основании Писания и Преданий; причем

 

 

1752

 

Собор не оставил без уважения и чудеса, производимые иконами, которых многие из присутствовавших объявили себя очевидными свидетелями. Епископы, бывшие на Копронимовом лже-соборе, принесли торжественное раскаяние в своем заблуждении и были не только прощены, но даже оставлены на своих кафедрах; клятва, которою они связали себя в угождение Копрониму, была разрешена властью Церкви, представляемой вполне новым Собором. Анафема произнесена не только в частности на иконоборцев, но и вообще на всех, отвергающих древние „предания“ Церкви. Собор составил догматическое определение (см. в «Книге Правил» догм. VII Всел. Соб.) об иконопочитании и постановил, чтобы иконам воздавали не богопоклонение ((λατρεία, adoratio), но почитальное поклонение (προσκόνησις τιμηχίη). Сверх того, Собор изложил 22 канона относительно разных подробностей церковной дисциплины. Все собрание отправилось потом в Константинополь вследствие императорского указа, где 23 октября имело новое торжественное заседание, в личном присутствии императрицы и императора. По выслушании актов, Ирина сделала вопрос, все ли епископы одобряют их по свободному убеждению, и, когда получила единогласный утвердительный ответ, скрепила их собственноручною подписью, что было сделано и Константином. После этого постановлениям Собора дана вселенская известность чрез окружные грамоты патр. Тарасия, как председателя, ко всем патриархам. Впрочем, умы были еще так потрясены и расстроены, что авторитет этого Собора долго еще колебался. Но когда императрица Феодора, правительница за сына своего Михаила III, по следам Ирины восстала снова за православное поклонение иконам, новый Вселенский Собор не был признан нужным. На частном Константинопольском соборе, бывшем в 842 г. под председательством православного патриарха Мефодия, подтверждена была святость VII Вселенского Собора и в честь его установлен праздник Православия, совершаемый доныне Восточною Церковью в первое воскресенье Великого Поста, в «Неделю Православия». То же подтверждено было и со стороны Римской Церкви на соборе, бывшем в Константинополе в 869 г. против патриарха Фотия, где иконоборческая ересь, в лице фанатика Феодора Крифина, согласно с постановлением Седьмого Вселенского Собора, поражена окончательным проклятием.

Примечание. Семь Вселенских Соборов в своих догматических определениях представляют постепенное развитие основного догмата христианского вероучения, касательно таинственной сущности лица Богочеловека, на котором зиждется все христианство. Первый из них утвердил божественное единосущие Иисуса Христа вечному и беспредельному Богу Отцу, оспариваемое Арием. Второй, кроме ереси, отвергавшей единосущие Святые Троицы относительно Святого Духа, поразил зародыш монофизитства в Аполлинарии, который, из неразумной ревности по Божестве, отвергал человечество в Иисусе Христе. Третий подавил соблазн Нестория, угрожавший раздвоением лиц Богочеловека. Четвертый нанес решительный удар монофизитству. Пятый имел целью докончить это поражение, оградив исповедание двух естеств от недоразумений, поддерживаемых авторитетом «Трех Глав». Шестой продолжал осуждение монофизитства, давшего новый отпрыск в ереси монофелитов. Наконец, Седьмой в иконоборстве уничтожил последние остатки того же монофизитского заблуждения, которым слитком отзывались догматические софизмы противников поклонению икон, возвышавшие человечество Иисуса Христа до невозможности быть изобразимым. Таким образом, учение, о лице Иисуса Христа получило всю свою определенность и полноту чрез посредство этих семи собраний, которым по всем правам принадлежит имя и характер Вселенских Соборов Церкви.

 

Соборы поместные.

Анкирский (в главном городе Галатии), 313 г., из 18 отцов, под председательством Виталия, епископа Антиохийского. Он созван был по окончании жестоких гонений при Максимине на христиан, из которых многие, или из страха мучений, или не вынося их жестокости, отреклись от веры, но потом раскаивались и желали вновь вступить в Церковь. Собор имел в виду установить правила, каким образом падшие по разным обстоятельствам могли быть принимаемы снова в общение с Церковию. Всех, канонов постановлено 25; из них более половины относятся к частным вопросам управления клира и к некоторым явлениям нравственной жизни христиан того времени. Правила этого собора встре-

 

 

1753

СОБОРЫ ВОСТОЧНОЙ ЦЕРКВИ.

чаются в древнейших канонических сборниках конца IV века. 10-ѳ правило этого собора, допускавшее изъятие относительно брака диаконов по рукоположении, вопреки апостольскому 26-му, было отменено собором Трулльским (пр. 6).

Неокесарийский (в Каппадокии), 315 г., под председательством того же Виталия Антиохийского, составил 15 правил относительно нравственной дисциплины в жизни духовенства и некоторых частных предметов управления. Последнее правило этого собора было отменено собором Трулльским (пр. 16).

Гангрский (в митрополии Пафлагонийской, в Малой Азии). Время собора точно не определено и полагается между 340 —370 г. Он созван был против Евстафия, епископа Севастийского (в Армении), и партии, называвшейся его именем и наделавшей много смут в малоазийских христианских обществах. Евстафиане учили, что брачная жизнь неугодна Богу, и посему многие расторгали браки и оставляли жен; они перестали посещать общественные богослужебные собрания и сходились для молитв в частные дома; из ложно-аскетических побуждений мирские люди заменяли свое обычное платье монашескою одеждою; женщины стали носить мужскую одежду и стригли себе волосы под предлогом благочестия, постились в дни воскресные, а дни, установленные Церковию для поста, не соблюдали; презирали всех женатых, в особенности пресвитеров, от которых, как от нечистых, не хотели принимать Евхаристии; учили, что богатые не могут иметь надежды на спасение, если не раздадут всего своего имущества и т. д. Против этих крайне аскетических и противообщественных мнений и направлены постановления собора, числом 21, по нашей «Книге Правил», имеющие вид анафематизмов.

Антиохийский, 341 г., созванный по случаю освящения храма, заложенного императором Константином, но доконченного уже при сыне его Констанции. Епископы (около 100), собравшиеся на это торжество, по его окончании, составили собор, на котором постановлено было 25 правил по церковному управлению. Догматическая деятельность этого собора возбуждала и продолжает возбуждать серьезные недоразумения в ученых исследователях. Сходство антиохийских постановлений с апостольскими правилами подало повод к неверному предположению о заимствовании последних из первых. Из свидетельств древности, ближайшей ко времени собора, видно, что правила его вносились в канонические сборники, цитировались на соборах с именем канонов св. отцов (пр. 4-е на Соб. Халкид. Деян. IV) и пользовались высоким уважением в римской и других западных церквах.

Лаодикийский (во Фригии). Время собора, в точности неизвестное, полагают в конце IV века, незадолго до II Вселенского Собора. Правила его, числом 60, касаются различных подробностей чина богослужебного, дисциплины клира, семейной жизни и нравов мирян, пороков и заблуждений того времени, и в этом отношении представляют немало характеристических указаний на церковную обрядность и обычаи жизни тогдашних христиан.

Сардикийский (в Иллирии, на границе восточной и западной римской империи) был созван в 344 г., по настоянию западного императора Констанса, из епископов восточных и западных, для того, чтобы они пришли к соглашению относительно исповедания веры и по делу об Афанасии Великом. Большинство епископов—членов собора—составляли западные. Председательствовал Осия, епископ Кордубский. Этот собор, созванный с целью положить конец разделению между православным западом и сильною арианской партией на востоке, не достиг своей цели и распался прежде, чем приступил к делу. Представители арианской партии и непримиримые враги Афанасия, узнав о прибытии его на собор и о намерении западных поддерживать его дело вместе с православием, оставили немедленно Сардику и в Филиппополе (во Фракии) составили свой собор, на котором осудили папу Юлия и Афанасия Великого. Оставшиеся западные епископы и немногие из православных восточных открыли собор в Сардике и на нем признали никейский Символ, оправдали Афанасия с его сотрудниками и, сверх того, составили 20 правил по церковному управлению. Каноническое значение этого собора было преувеличиваемо многими из средневековых западных историков и канонистов, ставивших его наравне с Соборами Вселенскими, но большинство ученых, относясь с особенным уважением к собору, не причисляют его однако же к Вселенским, как и вся

 

 

1754

СОБОРЫ ВОСТОЧНОЙ ЦЕРКВИ.

Восточная Церковь, которая ставит его на ряду с другими поместными своими соборами, принятыми в церковный канон.

Карфагенский 419 г. На двух заседаниях этого собора были прочитаны определения и правила прежних Карфагенских соборов и отчасти составлены некоторые вновь,—так что деяния этого собора составили собою целый свод правил Карфагенской церкви, в изданиях известный под заглавием: Codex eanomim ecclesiae africanae, и содержащий, ко принятому в западной канонической литературе счету, 133 правила. Самому собору 419 г. принадлежит не более 18 правил. Кодекс правил Карфагенской церкви, в целом виде признанный Восточною Православною Церковию одним из основных источников ее канонического права, содержит в себе правила поместных соборов Карфагенской церкви, начиная от 345 г. и по 419 г. Большая часть этих соборов, именно от Гиппонского 393 г., происходила под председательством Аврелия, епископа Карфагенского, в митрополии области. Таким образом, Карфагенский собор, по «Книге Правил», не есть единовременный собор, но цепь ежегодных соборов африканских епископов, происходивших под председательством епископа карфагенского. Так как в «Книге правил» африканские каноны собраны из разновременных соборов карфагенских, то многие правила одного и того же содержания повторяются по нескольку раз; из общего состава их можно видеть, что соборы последующего времени пересматривали, дополняли и поясняли постановления предшествующих (пр. 43), и полное собрание их было редактировано и приведено в один хронологически последовательный состав. Всех правил в «Книге правил» помещено 147.

Константинопольский 394 г., при патриархе Нектарии, созванный для решения спора между двумя епископами, изъявлявшими притязание на одну и ту же кафедру; при этом случае было поставлено одно правило о составе суда, необходимом для низвержения епископа и снятия с него сана.

Карфагенский, бывший при св. Киприане (около 256 г.). Собор этот собирался по вопросу о повторении крещения над еретиками, обращающимися к Церкви, хотя бы они прежде сего крещены были правильно; собор Трулльский замечает, что такое правило сохраняемо было только в Африканской церкви, по принятому здесь обычаю. Не видно, чтобы собор осуждал этот обычай или запретил его, но он не распространить его действие на все другие церкви, ибо в них действовали и утверждены были другие правила, более сообразные с древнейшею практикою (Ап. пр. 47). В славянской Кормчей, в нашей Книге Правил и в Румынских правилах это правило, как имевшее местное значение, не помещено.

Примечание 1. Вторым правилом Трулльского собора (VI Вселенского) правила поместных соборов: 1) Анкирского. 2) Неокесарийского, 3) Гангрского, 4) Антиохийского, 5) Лаодикийского. 6) Сардикийского, 7) Карфагенского, 8) Константинопольского и 9) Карфагенского при Киприане «запечатлены согласием», или утверждены. Утверждение это подтверждено первым правилом VII Вселенского Собора. Вследствие этого утверждения, правила этих соборов входят. до сих пор в состав действующего канонического кодекса Православной Церкви и помещаются во всех сборниках действующего канонического права, за исключением правила собора прп Киприане, за которым самим Трулльским собором было признано только поместное значение. Это правило помещается только в греческих сборниках. Именно эти утвержденные Трулльским собором девять поместных соборов и следует разуметь, когда говорится, что Православная Церковь признает «девять поместных соборов».

Примечание 2. Начиная с IV века до половины V века, насчитываются 58 поместных соборов, издавших в совокупности не менее 1129 правил. Но правила этих соборов не вошли в сборники действующего теперь церковного права и представляют в настоящее время лишь исторический интерес, а в науке церковного права имеют значение при историческом изучении предмета. Впрочем, некоторые из этих поместных соборов получили широкую известность как на востоке, где они происходили, так и на западе, где многие акты, относящиеся к этим соборам, были распространены в переводах. Известность эту они получили не потому, чтобы издавали правила, а потому что на них обсуждались догматические вопросы первостепенной важности, составлявшие потом предмет рассуждений на Вселенских Соборах.

О правилах святых отец.

Кроме правил поместных соборов, к поместному церковному законодательству следует отнести «правила св. отец». Сами по себе эти правила не были сначала соб-

 

 

1755

СОБОРЫ ВОСТОЧНОЙ ЦЕРКВИ.

ственно законодательными нормами, но были или распоряжениями и предложениями правящих поместными церквами предстоятелей их, или, но большей части, мнениями, высказанными этими предстоятелями в форме поучений (слов), посланий к другим иерархическим лицам и ответов на предложенные вопросы. Но эти распоряжения и мнения распространили потом свое действие в очень обширных церковных кругах, были разделены по содержанию каждое на несколько правил, были занесены в сборники соборных правил и, наконец, утверждены Трулльским собором; таким образом приобрели характер общеобязательных церковных норм, наравне с правилами, изданными в церковно-законодательном порядке. Особенное различие между правилами соборов и отцов заключается в том, что соборы простирали свою законодательную власть на высшие стороны в Церкви, определяли порядок и законы самого управления ее, касались ее иерархии, произносили свой верховный суд на самые правительственные в ней лица; а отцы ио частям излагали свои определения относительно разных частных предметов, более лиц, управляемых в Церкви, и суда, более духовного, нежели внешнего, официального. Трулльским собором перечисляются правила следующих знаменитейших Отцов Церкви, принятые в каноне, именно: Из III века: .1) Дионисия Александрийского († 264 г.)—четыре наставления по частным вопросам, предложенным ему для разрешения Василидом, епископом Пентапольским. 2) Петра Александрийского († 311 г.)—14 правил, извлеченных из слова его о покаянии, по вопросу о принятии в церковное общение отпадших от веры во время гонений на христиан и одно правило о посте в среду и пяток, взятое из слова на Пасху. 3) Григория Неокесарийского (γ около 270 г.)—12 правил, взятых из послания к архиепископу Александрийскому; они направлены против тех из христиан, которые унижали свое звание тяжкими преступлениями, допущенными во время нападения Готов на страны, входившие в область, которою управлял св. Григорий; последнее правило представляет образ древнего публичного покаяния в его первоначальном строжайшем виде.— Из IV века: 4) Три правила св. Афанасия Великого (326— 373 г.), извлеченные из его слова о праздниках и двух посланий; в одном из них говорится о непроизвольном ночном осквернении тела, о) Василия Великого (370—379 г.) правила, числом 92, извлеченные из различных его посланий; многие из них имеют своим предметом вопросы, относящиеся к заключению браков; правила Василия Великого пользовались большим уважением в древности на востоке и только они одни из отеческих внесены были в древнейший из сборников Иоанна Схоластика, в числе 68. 6) Григория Нисского послание к Литоию, епископу Мелитинскому, в Армении, замечательное по применению древнего философского учения о разделении душевных сил к объяснению различных преступлений и действий, происходящих от каждой силы; к сему приложены правила для исправления деятельности различных сил, весьма строгие; в «Книге Правил» послание разделено на 8 правил. 7) Под именем Григория Богослова и св. Амфилохия (394 г.) иконийского помещено стихотворное перечисление священных книг Ветхого и Нового Завета, признанных Церковию каноническими; св. Отцы разделяют ветхозаветные книги на три разряда: исторические, стихотворные и пророческие. 8) Тимофея Александрийского (380—385 г.)—18 вопросов, предложенных ему от разных епископов по частным случаям церковно-обрядовой практики, по разным сомнениям совести, и ответы на них. 9) Феофила Александрийского (385—412 г.)—14 правил, извлеченных из его наставлений разным лицам и изложенных в виде решений на те частные случаи, которые были предложены.—Из V века: 10) Кирилла Александрийского два послания—одно к патриарху антиохийскому Домну по жалобе одного из епископов антиохийского округа на лишение кафедры без должного исследования и законного судопроизводства; другое—к епископам ливийским о неправильных рукоположениях, допущенных в Ливии; послания разделены напять правил. 11) Геннадия Константинопольского окружное послание к папе Льву 1 и всем митрополитам восточным (459 г.) против рукоположений в иерархические степени за деньги.

О соборах, бывших при патриархе Фотии.

Двукратный собор. Он составился в 861 г., из 318 епископов, и заседал в Константинополе, в церкви свв. Апостолов. Этот собор осудил Игнатия и признал Фотия патриархом; кроме того, этот собор осудил иконоборчество и издал 17 правил, касающихся лиц монашествующих и монастырей (1—7 пр.), членов клира (8—13), иерархического подчинения (14—15) и условий замещения епископских кафедр. Существуют различные объяснения названия собора „Двукратным“; так, напр., одни полагают, что двукратным собор называется потому, что он делится на два отдела: об Игнатии и об иконоборцах; но Зонара и Вальсамон сообщают, что название это собор получил потому, что заседания его были прерваны вооруженным буйством иномыслящих, и он должен был собираться во второй раз.

Собор против папы Николая I. В 867 г. патриарх Фотий обнародовал знаменитую энциклику (окружное послание), в которой были указаны следующие латинские

 

 

1756

СОБОРЫ РУССКОЙ ЦЕРКВИ.

уклонения от церковных правил и символа: 1) пост в субботу, 2) употребление в пищу сыра и яиц на первой неделе св. Четыредесятницы, 3) отвращение от священников, живущих в браке, 4) отвержение миропомазания, совершаемого священниками, и 5), наконец, прибавку к Символу веры Filioque, т. е. что Дух Святой исходит и от Сына, противоречащую Св. Писанию, писаниям свв. Отцов и вносящую некоторый дуализм в понятие о Пресвятой Троице. Этим же посланием Фотий созвал собор, который составился в 867 г. и на котором латинские нововведения были торжественно осуждены, и сам папа низложен и предан анафеме.

Собор 869 г., мнимый вселенский. Этот собор составился в церкви Св. Софии, сначала из 12 епископов, число которых потом постепенно возросло до 70, а потом до 109 (в последнем заседании). Было два самозванных представителя других патриархов: Антиохийского и Иерусалимского. На этом соборе Фотий был торжественно осужден и предан анафеме. На восьмом заседании сожжены были акты соборов 861 и 867 годов и осуждены иконоборцы. Наконец, в десятом заседании преданы анафеме все прежде бывшие еретики, в том числе и папа Гонорий. Кроме того, в этом же заседании изданы по латинской редакции 27, а по греческой 14 церковных правил. На этом соборе папа признал орудием Святого Духа и не подсудным даже Вселенскому Собору.

Собор в храме Св. Софии. Этот собор состоялся в 879 г. в храме Св. Софии, в Константинополе, под председательством Фотия, из 383 епископов, в присутствии папских легатов и представителей всех патриархов. Собор имел две цели: торжественное восстановление Фотия и осуждение собора 869 г.— с одной стороны, и осуждение всяких изменений в Символе,—с другой. Фотий на нем был восстановлен. Собор этот утвердил против иконоборцев Седьмой Вселенский Собор, издал 3 правила и составил определение, осуждающее какие бы то ни было прибавки к Символу веры.

Примечание. Авторитет соборов, бывших при Фотии, Востоком и Западом оценивается различно. Паписты признают восьмым вселенским собором 869 г., хотя он осужден ими же самими на последующем соборе 879 г. Напротив, Православная Восточная Церковь считает его «ничтожным», т. е. не имеющим силы собора, а принимает собор Двукратный 861 г., бывший в храме свв. Апостолов, и собор 879—880 г., бывший в храме Св. Софии. Авторитет этих двух соборов в греческой Церкви стоит наравне с авторитетом Вселенских Соборов. Можно сказать, что у греков собор в храме св. Софии до сих пор считается восьмым вселенским, как можно видеть из окружного послания Восточных патриархов 1848 г. Но в нашей «Книге Правил» оба эти собора отнесены к соборам поместным. Правила этих соборов причислены к общему церковному канону не высшею церковною властью, а, по всей вероятности, самим патриархом Фотием, по делу которого они и созывались.

 

Соборы Русской Церкви.

Собор 1051 г. созван был великим князем Ярославом в Киеве для избрания и поставления митрополита Илариона. Здесь в первый раз митрополит русский был избран и возведен на митрополичий престол собором русских иерархов, по воле русского князя, и из природных русских. Причиной этого, всего вероятнее, были неприязненные отношения Ярослава к византийскому императору, возникшие после недавней войны, но не имевшие дальнейших последствий для Русской Церкви.

Собор 1147 г. созван был в Киеве великим князем Изяславом II, без сношения с Константинопольским патриархом, для избрания и рукоположения митрополита Климента Смолятича, родом русина. Этот собор был первой попыткой со стороны Русской Церкви освободиться от зависимости Константинопольского патриарха, вызывавшей довольно сильное недовольство как его самого, так и некоторых из русских епископов и окончившейся на этот раз победой патриарха.

Собор 1158 г. составился по поводу волновавших тогда Церковь споров о посте в среду и пяток, если в эти дни случится великий праздник. Вследствие сильного разногласия во мнениях между членами собор не пришел ни к какому решению.

Владимирский собор. По случаю рукоположения Серапиона во епископа Владимирского в 1274 г. во Владимире собрались епископы. Этим воспользовался митр. Кирилл III, чтобы принять меры к искоренению различных нестроений в Русской Церкви, замеченных им во время путешествий по России после опустошений монголами. В предупреждение этого собор, между прочим, постановил следующие правила, которые служили у нас дополнением к правилам древних соборов, из-

 

 

1757

СОБОРЫ РУССКОЙ ЦЕРКВИ.

ложенным в Кормчей: 1) Крещение совершать непременно чрез троекратное погружение, а не обливание, допуская последнее только в случаях крайней нужды. 2) Миром смазывать особо, а маслом особо, не смешивая одно с другим; до оглашения смазывать маслом, а по крещении миром те же самые чувства. 3) Епископы, когда хотят поставить священника или диакона, да испытают его жизнь, какова она была до поставления, и да призовут соседей, которые знают его с детства. 4) Возводить на церковные степени постепенно: сначала постричь в причетники, потом пусть он исправляет должность канонарха и чтеца в Соборной церкви, под руководством старейшего церковника, пока научится всему, что нужно; имеющих 25 лет посвящать во диакона, 30—во священника.

Собор 1311 г. собрался в Переяславе Залесском, по распоряжению Константинопольского патриарха, для рассмотрения ложного доноса Тверского епископа Андрея на митрополита Петра. Собор оправдал святителя.

Собор 1416 г. созван был литовским князем Витовтом из епископов своей области в г. Новгородке. Здесь, по настоянию Витовта, литовские епископы поставили себе особого митрополита Григория Цамблака; с этого времени произошло разделение русской митрополии на две части, которое, впрочем, продолжалось только до смерти Григория.

Собор 1441 г. осудил митрополита Исидора и отверг флорентийскую унию.

Собор 1448 г. созван был в Москве великим князем Василием Васильевичем, для поставления на русскую митрополию епископа рязанского Иону, избранного еще прежде. Собор открылся в церкви св. архангела Михаила и здесь присутствовали, кроме святителей, множество архимандритов, игуменов и прочего духовенства. После предварительных рассуждений собор решил поставить Иону в митрополита русского без утверждения Константинопольского патриарха. С того времени зависимость Русской Церкви от Константинопольского патриарха навсегда прекратилась: она начала сама избирать и поставлять своих митрополитов собором своих архипастырей без всяких сношений с патриархом.

Собор 1488 г. был первым против жидовствующих, под председательством митрополита Геронтия. Трое из еретиков признаны были виновными и, по указу великого князя Иоанна III, подвергнуты торговой казни.

Собор 1490 г. был вторым собором против жидовствующих, под председательством митрополита Зосимы и в присутствии великого князя Ивана Васильевича III. Здесь же находились знаменитые старцы Паисий Ярославов и Нил Сорский. Призванные на суд еретики (чернец Захария, Гавриил, протопоп Новгородский, Дионисий, поп Архангельский и др.) не хотели сознаться в своих заблуждениях и отречься от них. Собор осудил их на заточение, предав проклятию и извергнув из сана.

Собор 1492 г. созван в Москве по делу составления новой пасхалии. На нем присутствовали все до одного русские святители. Собор определил продолжить пасхалию на восьмую тысячу лет.

Собор 1503 г. составился в Москве под председательством митрополита Симона. На нем присутствовали: Паисий Ярославов, Нил Сорский, Иосиф Волоколамский; в совещаниях собора принимали участие оба великие князя—Иоанн III и сын его Василий. Первые вопросы, возбужденные на соборе, касались взимания мзды за поставление на священные степени и возраста посвящаемых. Собор определил: 1) каждого поставлять без мзды и без всякого дара отпускать на его место, под страхом лишения сана, 2) поставляемые во священники должны иметь не менее 30 лет, диаконы—25, иподиаконы—20. Следующие совещания собора касались пороков белого и монашествующего духовенства. Собор определил: всем вдовым священникам и диаконам воспретить священнослужение на будущее время; тех из них, которые обличены или сами сознались в сожитии с наложницами и возвратили свои ставленные грамоты, разлучить с наложницами и лишить сана; если кто из таких, не возвратив своей грамоты, отойдет в дальние места с своею наложницею, как будто с женою, и будет священнодействовать в чужих епархиях, то виновного, по обличении, предавать гражданскому суду; тем из них, которые по смерти жен живут чисто и незазорно, стоять в церквах на клиро-

 

 

1758

СОБОРЫ РУССКОЙ ЦЕРКВИ.

сах и причащаться в алтарях, пользуясь за исправление должности чтецов и певцов четвертою частью церковных доходов от священников и диаконов, поступивших на их места; тем же из вдовых священников и диаконов, живущих чисто, которые захотят постричься в монашество, разрешить, после пострижения, священнодействовать, но только в монастырях, а не в мирских церквах; впредь чернецам и черницам в одном монастыре не жить; если же в каком монастыре начнут жить черницы, там служить попам бельцам, «а чернецам не жить. Против нетрезвости собор определил: если священник и диакон в какой-либо день упьются до пьяна, то им на другой день отнюдь не служить литургии. Оба уложения утверждены были печатями обоих князей, подписью и печатью митрополита и подписями прочих архиереев. После этих определений собора Нил Сорский поднял вопрос о монастырских вотчинах, именно о том, следует ли монастырю владеть недвижимыми имениями. По этому вопросу на соборе обнаружились два совершенно противоположных мнения. Нил Сорский и Белозерские пустынники говорили, что монахам неприлично владеть имениями. Игумен же Троице-Сергиева монастыря Серапион и особенно Иосиф Волоколамский на основании исторических и юридических соображений отстаивали право монастырей на владение селами и необходимость этого для существования монастыря. Мнение их восторжествовало и было принято собором и великим князем Иоанном III.

Собор 1504 г. был третьим собором против жидовствующих, на котором, кроме митрополита Симона и других святителей со множеством духовенства, присутствовал и сам государь Иоанн III с сыном Василием. Главным обличителем еретиков на соборе был преподобный Иосиф Волоколамский. Чтобы положить конец пагубной ереси, собор решился прибегнуть к самым крутым мерам. Несчастные были не только преданы церковному проклятию, но и осуждены на смертную казнь. Виновнейшие из них: Иван Волк, Феодор Курицын, Димитрий Коноплев и др., были сожжены в клетке в Москве, другие сожжены потом в Новгороде; третьих отправили в заточение и разослали по монастырям.

Виленский собор был созван литовским митрополитом Иосифом Солтаном в 1509 г. для исправления недостатков и злоупотреблений, существовавших в западнорусской митрополии. Им было определено: на церковные должности ставить людей только достойных, по избранию владык и панов греческого закона; недостойных не ставить, хотя бы их прислал сам король; священника, служащего при церкви без благословения епископа, по воле одного папа, лишать сана; патрону без ведома епископа у священника церкви не отнимать, а епископу до исследования дела не назначать нового священника; к церкви, пустующей свыше трех месяцев, епископу назначать священника от себя без мирских выборов; под страхом отлучения от церкви мирянам не держать у себя Кормчей, ибо они, изучив церковные правила, пастырей всех своих презирают и сами себе закон бывают. На этом же соборе положено отлучать от служения вдовых священнослужителей. Всех определений собора было 15.

Собор 1525 г. начал ряд соборов против Максима Грека, судивших его за догматические заблуждения и ошибки, допущенные им, по незнанию русского языка, при исправлении церковных книг. Соборным определением Максим был сослан в Иосифов Волоколамский монастырь и заключен в темницу „обращения ради, и покаяния, и исправления“.

Собор 1531 г. был под председательством митрополита Даниила. На этом соборе был осужден Вассиан Косой и сослан на заточение в Волоколамский монастырь за прикосновенность к ереси жидовствующих, вольнодумство и упорное противление Православной Церкви. На этот же собор был вызван из заточения и Максим Грек; здесь снова повторены были вины, за которые осудил его собор 1525 г., пополнены новыми подробностями и новыми обвинениями политического свойства. Собор осудил Максима „аки хульника и священных писаний тлителя“, отлучил от св. Христовых тайн и в оковах сослал на заточение в Отроч монастырь.

Соборы 1547—1549 г. были по делу канонизации, т. е. причтения к лику святых, русских угодников и чудотворцев и установления особых праздников в честь их. Оба собора происходили под председательством митрополита

 

 

1759

СОБОРЫ РУССКОЙ ЦЕРКВИ.

Макария. На первом было определено—двенадцати святым „петь и праздновать повсюду“ в Русской Церкви 1), а девяти только местно 2). На втором установлено было чествование весьма многим, если не всем, русским святым, подвизавшимся до половины XVI века.

Стоглавый собор, бывший в 1551 г., вызван был особыми обстоятельствами того времени. Совершенный недостаток училищ для образования пастырей Церкви, распространение невежества и гибельных суеверий в народе и самом духовенстве, усилившаяся порча богослужебных книг и многие другие нестроения и разногласия в отправлении служб церковных, недостатки и своеволия в церковном управлении и благочинии, крайний упадок нравственности в народе и духовенстве,—вот это все вместе взятое и подвигло царя Иоанна Васильевича Грозного созвать в Москве собор в 1551 г. Собор и состоялся в его присутствии, под председательством митрополита Макария, из бывших тогда иерархов северо-восточной митрополии, многих архимандритов и игуменов. На обсуждение этого собора царь представил составленный раньше „Судебник“ и 37 письменных вопросов касательно разных сторон церковной жизни (гл. 5); отцы собора составили по ним свои определения (гл. 6—40); снова представлены были еще 32 царских вопроса и на них даны ответы (гл. 41); составлены новые постановления или по вызову царских вопросов, или независимо от них (гл. 42—97); все это было послано в Сергиеву лавру на рассмотрение бывших там на покое митрополита Иоасафа, ростовского архиеп. Алексия, чудовского архим. Вассиана и других; те изъявили свое согласие на „Соборное Уложение“, сделав замечания относительно некоторых его постановлений (гл. 99); собор согласился со многими из этих замечаний и соответственно им изменил кое-что в своем прежнем уложении (гл. 100). Как в вопросах царя, так и в постановлениях собора, изложенных здесь, затронуты были все стороны церковной жизни: учение, богослужение, училища, управление и церковный суд, поведение духовенства белого и монашествующего, жизнь мирян и отношение церковной власти к гражданской. Памятником соборных решений служат разные соборные приговоры и наказы, тогда же отдельно изданные и обнародованные для всеобщего руководства или от имени собора, или от лица самого царя, и особая рукописная книга, под заглавием: „Царские вопросы и соборные ответы о многоразличных церковных чинех“, излагающая все деяния и постановления собора в ста главах и потому называемая „Стоглавом», или „Сгоглавником“. Первые по содержанию своему вполне достойны собора и, без сомнения, были весьма полезны в свое время для церковного благоустройства. Последняя, кроме многих очень достойных и полезных для Церкви и отечества постановлений, содержит в себе постановления и недостойные собора, особенно те, в которых, вопреки древним преданиям Православной Церкви, некоторые раскольничьи мнения возводятся на степень догматов. Таковы: 1) мнение о том, что надобно благословлять и креститься двумя перстами (гл. 31); 2) мнение о небритии брады и нестрижении усов (гл. 40); 3) мнение о сугубой аллилуии (гл. 42). Вообще же „Стоглав», в царствование Иоанна IV сделался почти таким же сводом узаконений для церковной жизни, каким был для гражданской его „Судебник“ и на практике часто заменял собою Кормчую книгу; только великий Московский собор 1666—1667 г. подорвал его авторитет 3).

Собор 1553 г. созван был в Москве, под председательством митропо-

1) Именно: св. Иоанну, архиепископу Новгородскому, 7 сент.; св. Александру Невскому 23 ноября; пр. Павлу Обнорскому 10 янв.; пр. Никону, игумену Радонежскому, 11 ноября; пр. Савватию Соловецкому 27 сент.; пр. Дионисию Глушицкому 1 июня; пр. Михаилу Клопскому 11 янв.; св. Ионе, митроп. Московскому, «30 марта; пр. Пафнутию Боровскому 7 мая; пр. Зосиме Соловецкому 17 апр.; пр. Макарию Колязинскому 17 марта; пр. Александру Свирскому 1 августа.

2) В Москве—св. Максиму Юродивому 13 авг.; в Твери—св. Арсению, епископу Тверскому, 2 марта; в Муроме—св. князю Константину и чадам его Михаилу и Феодору 21 мая; в Муроме же—св. князю Петру и княжне Февронии Муромским 25 июня; в Устюге—пр. Прокопию и Иоанну Устюжским 8 июля.

3) Книга Стоглав сохранилась во множестве списков, восходящих к XVI в. и удобно сводимых к 3 редакциям; по двух из них Стоглав делится на 100 глав (откуда получилось название и книги, и собора), по 3-й же в нем нет такого деления.

 

 

1760

СОБОРЫ РУССКОЙ ЦЕРКВИ.

лита Макария и в присутствии царя Иоанна Васильевича, по поводу еретических учений Башкина и Артемия, бывшего игумена Троицко-Сергиева монастыря. Виновные и их единомышленники были осуждены собором на заключение в монастырях. На этом же соборе, продолжавшем свои заседания и в 1554 году, была осуждена ересь Феодосия Косого, и отлучен на три года от причастия дьяк Иван Висковатый, восставший против символических изображений Божества.

Собор 1564 г. На нем было постановлено новгородскому и казанскому архиепископам так же, как и московскому митрополиту, носить белый клобук (вместо черного) и печатать выходящие от них грамоты красным воском (вместо черного).

Собор 1573 г. был первым собором в Москве в царствование Иоанна Васильевича по вопросу о церковных имуществах. Испытывая сильную нужду в деньгах на ведение войн и государственные расходы, царь Иоанн Васильевич не раз поднимал вопрос о церковных имуществах, который и предлагал на соборное обсуждение. Созванный до этому поводу собор под председательством митрополита Антония постановил: в большие монастыри, где вотчин много, впредь вотчин не жертвовать и не записывать за монастырями; за малыми же, где земель мало, вотчины записывать не иначе, как с доклада государю и по приговору боярскому.

Собор 1581 г. был вторым собором о церковных имуществах, под председательством митрополита Антония и в присутствии царя Иоанна Васильевича. На этом соборе было определено: 1) те вотчины, какие доселе состоят при домах и монастырях, не отнимать и никому не выкупать; 2) впредь вотчин на помин души не раздавать, а делать за них вклады деньгами; 3) новых земель митрополиту, владыкам и монастырям не приобретать и под залог их не принимать. Соборная грамота была утверждена печатью государя, печатями и подписью митрополита, владык, настоятелей и старцев, бывших на соборе.

Собор 1584 г. созван был, по воцарении Феодора Иоанновича, в Москве, под председательством митрополита Дионисия, по тем же самым побуждениям и с тою же целью, как и собор 1581 г. Обдумывая средства, как бы пособить государству в его нуждах, собор прежде всего подтвердил все постановления собора 1581 г. относительно церковных вотчин, затем определил: 1) отселе (с 1-го сентября) остановить на время действие тарханных грамот 1), ради оскудения воинского чина, до государева указа, нока земля не поустроится, и платить царские подати и земские сборы со всяких тарханных земель и церковных, и боярских, и княжеских наравне со всеми земскими и служилыми людьми; 2) платить оброк, впредь до государева указа, и за право торговли, как всяким людям, так и имеющим тарханы (следовательно и церковным), чтобы государевой казне убытку не было; 3) людей торговых, с которых идут царские дани, в закладчиках у себя не держать никому, ни из духовных лиц, ни из мирских. Соборная грамота была утверждена печатью государя и владык и подписью всех присутствовавших на соборе.

Собор 1589 г. составился в Москве, под председательством митрополита Иова и в присутствии царя Феодора Иоанновича для совещаний об учреждении патриаршества в России. Уложенная грамота собора была написана на пергаменте золотом и червляною краскою и скреплена царскою печатью. В ней говорится о пришествии Иеремии, царьградского патриарха, в Москву, и о том, как совещался с ним государь об учреждении патриаршества в России, и как действительно учреждено патриаршество в России и поставлен первый русский патриарх Иов. Вскоре и другие патриархи признали открытую в Москве кафедру. В 1590 г. на соборе в Константинополе было решено: утвердить ее согласием восточных патриархов с тем, чтобы и после Иова ставились патриархи в Москве; признавать право русского патриарха наравне с правами других патриархов и отвести ему пятое место после иерусалимского. На соборе 1593 г. в Константинополе снова была дана санкция учрежденной в России кафедре.

Собор 1595 г. был местным собором в Львове под председательством епископа львовского Гедеона Балабана. На соборе решено было принять унию с Римом.

1) Грамоты, освобождавшие от государственных податей и земских сборов.

 

 

1761

СОБОРЫ РУССКОЙ ЦЕРКВИ.

Брестский собор. Собор в Бресте составился в конце 1596 г. по делу об унии. Сюда съехались: множество духовных и светских лиц—православных, католиков, униатов и протестантов, представители короля и папы, депутаты от воеводств, поветов, городов и братств, два патриарших экзарха: Никифор— от Константинопольского и Кирилл Лукарис—от Александрийского. Некоторые папы приехали с многочисленной и вооруженной свитой; окрестности Бреста имели вид военного лагеря с шатрами и пушками. Перевес был на стороне православных, и униатская партия боялась насилий; но князь Константин Острожский успокоил ее своим словом. С самого начала собор разделился на две партии— униатскую и православную. Униаты открыли заседания под председательством Львовского католического архиепископа Соликовского в городском соборе, а православные под председательством экзарха Никифора в одном частном доме, потому что Поцей, к епархии которого принадлежал Брест, распорядился затворить для них все городские храмы. Экзарх Никифор три раза приглашал митрополита Михаила Рогозу и четырех епископов униатов на собор православных; когда они не явились, собор лишил их сана и единогласно отверг унию. С своей стороны униатское собрание отвечало проклятием на православный собор и торжественным актом о принятии унии. Православные епископы были объявлены ослушниками митрополита и изменниками своей церкви, греческие экзархи—шпионами султана, все православные —преступниками против духовной власти своих иерархов и против воли короля. Решения обоих соборов были опубликованы и представлены на утверждение королю (Сигизмунду III). Им было утверждено решение униатского собора, и таким образом положено начало унии.

Собор 1619 г. происходил в Москве в присутствии двух патриархов: Московского—Филарета Никитича и Иерусалимского—Феофана, и самого государя Михаила Феодоровича, по делу о справщиках: Дионисии, архимандрите Троицкого монастыря, старце Арсении Глухом и священнике Иване Наседке, осужденных на соборе Московского духовенства в 1618 г. за допущения ими изменений при исправлении Требника (так, они, напр., исключили из водосвятной молитвы на Богоявление слово: «и огнем»). Пересмотрев дело, собор оправдал их и снял с них отлучение.

Собор 1620 г. созван был патриархом Филаретом Никитичем для суда над крутицким митрополитом Ионой. Иона, вопреки издавна существовавшему обычаю Русской Церкви, утверждал, что принимать латинян, в случае обращения их к православию, нужно через миропомазание, а не чрез перекрещивание, за что и привлечен был на суд собора патриархом Филаретом Никитичем. На соборе Иона отказался от своего мнения и просил прощения у собора. Собор снял с него духовное запрещение и составил уложение о необходимости перекрещивать латинян. На втором заседании собора, происходившем чрез 12 дней, было составлено уложение о способе принятия белорусов в православную веру. На основании его всех приходящих от польского и литовского государства в православную веру должны были крестить снова совершенным крещением, кроме тех, относительно которых будет удостоверено, что они крещены в греческую веру троекратным погружением и миропомазаны.

Собор 1621 г. был созван в Киеве митрополитом киевским Иовом, для принятия мер в защиту православной веры от притеснения и гонения польских властей. С этою целью на соборе составлено было „сетование о благочестии“, состоящее из 24 правил.

Собор 1628 г. созван в Киеве для суда над Мелетием Смотрицким, архиепископом полоцким, и его „Апологией“. На соборе, под председательством митрополита Иова, присутствовали три епископа и множество других лиц духовного и светского звания. На соборе прочитан был обвинительный акт против Мелетия Смотрицкого и его „Апологии“, составленной предварительно. Для этого еще задолго до собора вызваны были в Киев два наиболее образованные протоиерея: Лаврентий Зизаяий, автор известного Катехизиса, и слуцкий—Андрей Мужиловский. Они под руководством Иова и Петра Могилы внимательно пересмотрели „Апологию“, извлекли из нее ложные мысли, противные православию и свидетельствовавшие об отступничестве Смотрицкого, и изложили обвинения против него в 105 пунктах. Когда

 

 

1762

СОБОРЫ РУССКОЙ ЦЕРКВИ.

чтение обвинительного акта кончилось, митрополит от лица епископов объявил, что они вполне разделяют эти обвинения; то же заявлено было протоиереем Знанием и от лица пресвитеров. После долгих увещаний Мелетий из боязни мести казаков за приверженность к унии, отрекся от своей „Апологии“ и принес раскаяние собору, хотя и неискренно. На втором заседании собора была составлена и подписана соборная грамота ко всему православному русскому народу, в которой митрополит и архиереи, в том числе и Мелетий, удостоверяли к православию и убеждали всех пребывать твердыми в своей вере.

Собор 1640 г. был созван в Киеве из представителей всей митрополии, под председательством Петра Могилы. Собор стремился к тому, чтобы исправить, по возможности, все беспорядки, вкравшиеся в западно-русскую церковь и довести ее до прежнего благолепия,—для чего он и был созван Могилою,—и потом коснулся всех сторон ее жизни, учения веры, богослужения, управления, в частности дал правила относительно таинств и обрядов, белого духовенства, монастырей, братств и пр. Но самым главнейшим предметом соборных занятий было рассмотрение „Православного исповедания веры“, написанного ректором коллегии И. Трофимовичем.

Собор в Яссах составился в 1640 г., по желанию молдавского господаря Василия Лупулы, который, ревнуя о православии, писал в Царьград и Киев и просил прислать в столицу Молдавии достойных представителей Церкви греческой и русской, чтобы они вновь рассмотрели и опровергли кальвинское исповедание веры, приписываемое Кириллу Лукарису и сильно смущавшее православных. Тогда от лица Константинопольского патриарха и Синода присланы были с званием патриарших экзархов: Порфирий, бывший митрополит Никейский, и Мелетий Сириг—иеромонах, а от лица Киевской церкви—Исаия Трофимович, игумен Никольский, Иосиф Кононович, ректор киево-могиляяского коллегиума, игумен богоявленский, и Игнатий Оксенович—проповедник. Прибывшие на собор занялись подробным опровержением кальвинских заблуждений названного выше исповедания. Соборная грамота, направленная против исповедания и подписанная не только греческими, но и молдавскими и малорусскими иерархами, была напечатана Лупулой в своей господарской типографии и издана в том же 1640 г. На этом же соборе была внимательно пересмотрена вся книга Катехизиса, присланного от киевского митрополита Петра Могилы, исправлена и затем представлена константинопольскому патриарху Парфению, а также и прочим патриархам: александрийскому Иоанникию, антиохийскому Макарию и иерусалимскому Паисию; все они с собором епископов и константинопольского клира нашли ее содержащею истинные и правые догматы кафолической веры, и утвердили своими подписями 11 мая 1643 г.

Собор 1654 г. был созван по делу исправления церковных книг, начатого патриархом Никоном. На нем, под председательством самого государя Алексея Михайловича и патриарха, присутствовали 5 митрополитов, 4 архиепископа, один епископ, архимандриты, игумены, протоиереи и царский синклит. Соборные совещания происходили в царских палатах. Открывая собор, Никон произнес речь о необходимости в делах церковных потреблять всякие новины и сохранять все преданное св. отцами без всякого повреждения, приложения и отнятия. Затем прочитано было Деяние собора, бывшего в Константинополе, по случаю учреждения патриаршества в России, где Церковь русская под страхом анафемы обязывалась во всем быть согласною с греческой. Тогда Никон, указав на некоторые нововведения в печатных служебниках Московских, не находящиеся ни в древле-письменных славянских, ни в греческих, обратился к собору с вопросом о том, каким из них последовать. В ответ на это собор единогласно отвечал: „достойно и праведно исправити противо старых—харатейных и греческих“. Затем последовал целый ряд предложений и вопросов со стороны Никона касательно обрядовых разностей и ответов со стороны собора. Определения собора были вновь рассмотрены и утверждены на Константинопольском соборе 1654 г., собранном патриархом Паисием.

Собор 1655 г. был созван патриархом Никоном в Москве для сличения книг и рукописей, привезенных из Греции Арсением Сухановым, с древне-новославянскими. На соборе также присутствовали два восточных патриарха: Макарий антиохийский и Гавриил сербский. Рассмотрев книги, собор нашел: „древние

 

 

1763

СОБОРЫ РУССКОЙ ЦЕРКВИ.

греческия с ветхими славенскими книгами во всем согласующася, в новых же московских печатных книгах с греческими же и славенскими древними, многая несогласия и погрешения“,—и единогласно решил: быть так, как постановлено на соборах Московском 1654 г. и Константинопольском, утвердившем то же определение. Чтобы положить начало великому делу, отцы собора сами занялись исправлением Служебника и повелели напечатать в Москве в том же 1655 г. „во всем справя и согласно сотворя древним греческим и славенским“

Собор 1656 г., созванный патриархом Никоном, осудил двуперстие и одобрил только что переведенную с греческого и изданную Никоном книгу „Скрижаль», скрепив все, в ней заключающееся, своими подписями.

Собор 1656 г. был в крестовой палате Патриарха, по вопросу о перекрещивании латинян поляков. На нем присутствовал антиохийский патриарх Макарий; вступив в жаркий спор с русскими иерархами, он успел убедить их, что латинян не следует крестить вторично при обращении их в православие. Вскоре после собора был издан указ, которым запрещалось крещение поляков и других последователей той же веры.

Собор 1660 г. был созван царем Алексеем Михайловичем, по делу об оставлении Никоном патриаршей кафедры, из русских и случайно бывших здесь греческих иерархов. Большинство стояло против Никона и только немногие, как Епифаний Славеницкий, защищали его. Собор постановил „Никону чужду быти патриаршего престола и чести, вкупе и священства и ничем не обладати“, так как он самовольно оставил патриаршество, на его же место избрать нового патриарха.

Собор 1666 г. созван был царем Алексеем Михайловичем в Москве „на новоявльшияся раскольники и мятежники святые православно-кафолическия церкве“. Собор открылся в феврале месяце и имел одиннадцать заседаний. В первом заседании, на котором присутствовали одни только собравшиеся святители в крестовой патриаршей палате, по прочтении символа веры в новоисправленном виде, было предложено три вопроса: как думать о греческих патриархах, греческих книгах и московском соборе 1654 г.,—православны ли они, или нет. Все отцы собора отвечали утвердительно и засвидетельствовали это каждый своею подписью. Во втором заседании, происходившем 29 апреля в столовой царской палате, в присутствии самого государя и его синклита, царем Алексеем Михайловичем была произнесена речь, в которой он, упомянув о новоявившемся расколе и его успехах, просил отцев собора обратить свое внимание на это важное дело; затем объявил, что обрел при помощи Божией в своей царской сокровищнице бесценный бисер-книгу „Хрисовул» присланную восточными патриархами царю Феодору Иоанновичу по случаю утверждения патриаршества в России, и выразил желание сам прочитать ее на соборе. Когда же дошел до символа веры, начертанного в книге, то поднялся и прочел символ стоя и спросил архиереев и бояр, так-ли они содержат св. символ и прочие догматы, как изложены в „Хрисовуле“. Все отвечали утвердительно. В следующие заседания собор исключительно занимался расколом и расколоучителями. Те из них, которые принесли раскаяние [епископ вятский Александр, Ефрем Потемкин, иеромонах Сергий, старец Серапион, иеромонах Григорий (Иоанн Неронов), игумен Феоктист, архимандрит Антоний и др.], были прощены; упорные же в своем заблуждении—протопоп Аввакум, поп Никита и диакон Феодор, были преданы анафеме, лишены священства и сосланы в заточение. В последнем, одиннадцатом, заседании было написано и подписано собором общее наставление к духовенству по случаю раскола. Отцы собора для прекращения мятежа церковного, возбужденного раскольниками, изложили „наставление благочиния церковнаго“ в руководство духовенству и чрез него всем мирянам. Здесь они заповедуют и повелевают, чтобы все и во всем без всякого сомнения и прекословия покорялись Св. Восточной Апостольской Церкви и, в частности, чтобы принимали новоисправленные и напечатанные при Никоне и после него служебники, требники и прочие церковные книги и по ним правили все службы чинно, немятежно и единогласно, и пели на речь, чтобы символ веры содержали неизменно без прибавления: „истиннаго“, аллилуию говорили „трижды“ и притом: «слава Тебе Боже», крестное знамение творили тремя перстами, молитву Иисусову в церковном пении и общем собрании произносили:

 

 

1764

СОБОРЫ РУССКОЙ ЦЕРКВИ.

«Господи, Иисусе Христе, Боже наш, помилуй нас», и наедине кто как хочет, и чтобы священники благословляли народ перстосложением именословным. Кроме того, собор издал против раскольников книгу „Жезл правления“ и „Предел“, или одобрительное определение относительно новопечатных книг.

Большой собор в Москве 1667 г. На нем присутствовали два восточных патриарха: александрийский Паисий и антиохийский Макарий, нарочито прибывшие в Москву для соборного суда над Никоном. На предварительных совещаниях восточные иерархи ознакомились с подробностями Никонова дела. Никона вызвали в Москву, и он, приготовившись св. причащением и елеосвящением, приехал 30 ноября. На следующий день (1 дек.) он был позван на соборный суд в царские палаты. Он явился торжественно, в преднесении креста и с патриаршим посохом в руке. В присутствии царя и бояр здесь сидели два патриарха, 10 митрополитов, 7 архиепископов, 4 епископа, 30 архимандритов, 9 игуменов и другие духовные лица, как русские, так и иноземные. Напрасно Никон искал глазами патриаршего места для себя; не найдя его, он остался посреди зала и во все время заседания, тянувшегося более 10 часов, стоя и опираясь на посох давал показания. Он держался гордо и неуступчиво, оправдывал свои действия и слова, против него выставляемые, обвинял во вражде к нему царя и других. Обвинителем его явился сам царь; изредка давали показания и другие лица на соборе. На следующем заседании (3 дек.) продолжали рассматриваться обвинения, возводимые на Никона: его самого на этот раз не пригласили. 5 декабря состоялось окончательное решение в присутствии Никона. Приговорили его лишить патриаршего и святительского сана. В окончательной форме приговор был объявлен ему 12 декабря в Благовещенской церкви Чудова монастыря. В приговоре были обозначены следующие вины Никона: „он досадил великому Государю и возмутил все государство, вдаваясь в дела, не относящиеся до патриаршего сана и власти“; самовольно отрекся от патриаршества и оставил паству, однако продолжал „действовать архиерейская“; устроял монастыри „с неподобающими“ названиями: Новый Иерусалим, Голгофа, Вифлеем, Иордан и пр., „глумяся и ругался над божественными вещами“; величал себя патриархом Нового Иерусалима, „похищал разбойнически“ имущества для своих монастырей, не допускал поставить нового патриарха в Москве, „отлучал архиереев без всякого исследования и суда, глумился над двумя архиереями, называя одного Анною, а другого Каиафою, а двух бояр—одного Иродом, а другого Пилатом“; явился на собор не смиренно и поносил здесь патриархов и греческие правила; в своих письмах к патриархам называл царя латиномудрствующим его мучителем, также синклит и всю Российскую церковь—впадшею в латинские догматы; „не архиерейскую употреблял кротость, но мучительски наказывал“ духовных лиц. Никон был отправлен на заточение в Ферапонтов монастырь. На место его был избран 31 янв. 1667 г. архимандрит Троице-Сергиева монастыря Иоасаф. После поставления нового патриарха собор занялся дальнейшим благоустройством Рурской Церкви. Постановления его изложены в „Книге соборных деяний“, состоявшей из 11-ти глав. Одни из них относятся к бывшему патриарху Никону и служат как бы окончанием соборного суда над ним, другие касаются разных нестроений и недостатков Русской Церкви, третьи направлены против раскола. Главное постановление собора против раскола находится в первой главе книги соборных деяний, под заглавием „Предел освященного собора“. Здесь собор произнес свой окончательный суд над расколом: „Сие наше соборное повеление и завещание (о новоисправленных книгах и обрядах) повелеваем всем хранить неизменно и покоряться Св. Восточной Церкви. Аще ли же кто и не покорится Св. Восточной Церкви и сему освященному собору, или начнет прекословити и противлятися нам: и мы такового противника, данною нам властью от Всесвятого и Животворящего Духа, аще будет от священного чина, извергаем и обнажаем его всякого священнодействия и благодати и проклятию предаем, аще от мирского чина, отлучаем и чужда сотворяем от Отца и Сына и Святого Духа и проклятию и анафеме предаем, яко еретика и непокорника, и от православного всесочления и стада и от церкве Божия отсекаем, яко гнил и непотребен уд, дондеже вразумится и возвратится в правду покаянием“. Постановление свое, или

 

 

1765

СОБОРЫ РУССКОЙ ЦЕРКВИ.

„предел“, отцы собора скрепили подписью своею и положили в Московском кафедральном соборе, „в вечное утверждение и в присное воспоминание... в лето... 1667, индикта 5, месяца маиа в 13 день“. Помимо этого собор коснулся разных сторон русской жизни, и его постановления имели такое же значение, как и „Стоглав“. Он обратил внимание на церковное управление, проектируя увеличить количество епархиальных кафедр и чаще созывать соборы для совещания епископов; стремился восстановить во всей широте и неприкосновенности судебные привилегии Церкви и действительно успел ограничить права монастырского приказа; издал множество правил относительно жизни и поведения духовенства, как белого, так и черного; осудил различные недостатки в религиозно-нравственной жизни мирян; запретил неправильные и неприличные изображения на иконах; определил порядок и отдельные случаи церковного богослужения, отменив при этом некоторые из распоряжений Никона, как то: запрещение давать причастие разбойникам и ворам, или требование Никона совершать водоосвящение только однажды в навечерие Богоявления, а не дважды—в навечерие и в день Богоявления (см. 1 прим. к 25 стр.), и решил вопрос о ставленниках, рукоположенных Никоном по отречении от патриаршества, о монастырях его строения, о вотчинах и монастырях, к ним приписанных; но что особенно важно,—он отменил постановление Стоглавого собора о сугубой аллилуии и двуперстии, одобрил исправленные при Никоне книги, осудил раскольнические мнения и анафематствовал последователей раскола, отделяющихся от Церкви из-за усвоенных ими обрядов и старинных книг.

Соборы 1675 и 1682 г. были созваны при патриархе Иоакиме и касались различных сторон церковной жизни. Так, они сделали несколько постановлений для ограничения самовольства епископов и превышения ими своих прав, уничтожения нравственных беспорядков в белом (особенно крестцовом) и черном духовенстве, однообразия в одежде для духовных лиц, усиления надзора за их поведением и т. п. Кроме того, на соборе 1675 г. был уничтожен монастырский приказ и подтверждено сделанное на соборе 1667 г. постановление о неподсудности духовенства светским властям. С целью ослабить раскольническое движение на соборе 1682 г. было решено увеличить число епархий и было составлено несколько других постановлений.

Собор 1690 г. С присоединением белорусских и малорусских городов (1654—1655 г.) в Москве стало появляться много разных пришлецов оттуда. Многие из них были заражены католическими воззрениями и привычками, напр., поклонялись евхаристическим Дарам во время произнесения слов: «приимите ядите». думая, что в этот момент они пресуществляются в тело и кровь Иисуса Христа. Свои воззрения они свободно высказывали в Москве; им в свою очередь вторили и те из благородных русских юношей, кои поучались в иезуитских школах за границей. Таким образом мало по малу и простой народ перенимал обычай пришлецов. Ревнители православия видели здесь „позыбание и предвижение предания и обычая православнаго“ и стали называть „хлебопоклонниками“ тех, кто поклонялся евхаристическим Дарам, как пресуществленным раньше их действительного пресуществления. Начались споры. Во главе хлебопоклонников стали сначала Симеон Полоцкий, а затем, после его смерти, строитель Московского Заиконоспасского монастыря Сильвестр Медведев. Противниками их были: Епифаний Славеницкий, ученик его монах Евфимий и братья. Лихуды. Завязалась ожесточенная полемика между ними. Хлебопоклонники находили себе поддержку во дворце, в лице царевны Софии, Феодора ИЦегловитого и князя Голицына. Но с падением Софии (1689 г.) рушилась их главная опора и настало время торжества для православных. Щегловитый был казнен, Медведев, сопричастный к заговору, лишенный сана и заключенный в тюрьму, раскаялся в своих заблуждениях и прислал патриарху „покаянное исповедание“. Патриарх Иоаким созвал собор. Здесь были прочитаны покаянные исповедания Медведева и иерея Саввы Долгого, одного из его сообщников, и учительное слово, составленное от лица патриарха, где кратко излагалась история споров о пресуществлении и изрекалась анафема на сочинение папежников. Собор предал проклятию хлебопоклонническую ересь, осудил на сожжение сочинения Медведева и запретил читать многие произведения южнорусских ученых, „имеющие единоумие с папою и западным костелом“.

 

 

1766

СОБРАНИЯ ПРЕОСВЯЩЕННЫХ АРХИЕРЕЕВ.

 

Собрания Преосвященных Архиереев.

После сравнительно долгого промежутка в истории нашей Церкви, собрания Преосвященных Архиереев в конце прошлого столетия составляли давно желанное применение на практике древнего канонического обычая и права святителей Православной Церкви соборне обсуждать важнейшие вопросы веры и церковной жизни и разрешать возникшие недоумения по делам церковного управления. Начало практическому применению этого права было положено в 1884 г., когда состоялся, с разрешения Св. Синода, съезд Преосвященных Епископов юго-западных епархий в Киеве.

Собрание Преосвященных Архиереев юго-западных епархий в Киевев сентябре 1884 г. под председательством митрополита киевского Платона имело ближайшею целью выработать меры к охранению православных жителей тамошнего края от вредного влияния разных инородцев и в особенности штундистов. Вместе с обсуждением означенных мер, обсуждаемы были также вопросы о поднятии значения духовенства, об усилении религиозно-нравственного влияния его на массу народа и вообще об утверждении православия в юго-западном крае. К числу мер, признанных собранием наиболее действительными к достижению указанных целей, были отнесены: 1) введение в духовных семинариях юго-западного края преподавания о местных ересях и расколах, с изложением исторических о них сведений, в особенности о штундизме; 2) составление и распространение в народе сочинений и печатных листов, содержащих в себе обличение иноверческих учений и общедоступное изложение тех частей православного учения, которые отвергаются или извращаются иноверцами; 4) усиление миссионерской деятельности против раскола вообще и штундизма в особенности; 4) наблюдение чрез приходских священников, чтобы православные дети не обучались грамоте у раскольников; 5) увещание совращенных в штундизм или иную секту и совратителей, и о мерах действия церковной власти в случае недействительности увещаний; 6) определение в приходы, зараженные штундою и сродными с нею сектами, лучших священников; 7) вменение им, или под их наблюдением другим способным членам причта, читать пред народом и истолковывать Св. Писание, с особым изъяснением тех мест, на коих сектанты стараются утвердить свое лжеучение, и 8) усиление способов на пособие бедным прихожанам. Вместе с тем, вообще для утверждения народа в православной вере, постановлен ряд мер, относящихся к усилению церковной проповеди и вне-церковного назидания прихожан. Духовенству предложено озаботиться учреждением церковно-приходских школ, заведением церковно-приходских библиотек, открытием духовно-просветительных обществ и братств; священно-церковно-служителям вменено в строгую обязанность совершать все церковные службы и требы без извращения церковного чина и в установленные времена; священникам подавать в церкви присутствующим пример благоговения; при совершении различных требоисправлений не дозволять себе вымогательства, довольствуясь добровольными даяниями по усердию дающих; лиц, посещающих иноверные храмы для участия в совершаемых там молитвословиях, отклонять от сего благоразумными внушениями. Епархиальному начальству поручено всемерно озаботиться исправлением в духовенстве всяких недостатков в его жизни и служении; иметь внимательное наблюдение за производствами о духовных лицах следствий, определяя на должность следователей священников вполне добросовестных и благоразумных; священнослужителям внушать, чтобы избегали несвойственных духовному званию щегольства и изысканности в одежде, во всем наружном виде и в домашней своей обстановке и не соблазняли прихожан свойственными светским людям привычками. От имени одиннадцати Архипастырей, участвовавших в рассуждениях, составлено было и обнародовано „Пастырское послание иерархов юго-западных епархий к своим паствам“, в котором выражена скорбь по поводу существующих у нас издавна лжеучений и новой ереси штундистов, простолюдины призваны остерегаться лжеучителей, люди образованные—научать неведущих, или, по крайней мере, не соблазнять их, а пастыри стада Христова—наставлять пасомых и добрые наставления подтверждать примером своей жизни.

Собрание Преосвященных Архиереев поволжских и северо-восточных епархий в Казани в июле 1885 г. происходило с благословения Св. Синода под пред-

 

 

1767

СОБРАНИЯ ПРЕОСВЯЩЕННЫХ АРХИЕРЕЕВ.

седательством Палладия, архиепископа казанского и свияжского. Предметом совещаний были следующие вопросы: 1) о религиозно-нравственном состоянии вверенных паств, в особенности же православных приходов с инородческим населением, и о мерах к утверждению в них истин веры и правил нравственности; 2) о расколах и сектах, находящихся в епархиях и о мерах к ослаблению раскольничьей пропаганды, и 3) о магометанах и других иноверцах и о мерах к ослаблению и к пресечению магометанской пропаганды. Постановления собрания Преосвященных по этим вопросам были одобрены Св. Синодом, а некоторые из них Св. Синод определил (см. Ук. 1886 г., 28 марта. № 4) принять к повсеместному руководству и исполнению. Сюда относятся: 1) учреждение должности епархиальных миссионеров; 2) разрешение устройства на церковные суммы противораскольничьих благочиннических библиотек и приобретения причтами противораскольничьих книг для безмездной раздачи последних; 3) совершение службы церковной по чину и благоговейно, с чтением ясным и внятным, с пением старинным, умилительным, причем не должно быть допускаемо пение крикливое и чуждое церковному характеру; 4) повсеместное вменение духовенству в обязанность служить по воскресным и праздничным дням вечерню по уставу с возможною торжественностью, производя звон в большой колокол, а по окончании вечерни, смотря по нуждам пасомых, произносить проповеди, вести беседы о предметах веры и нравственности, назидательные поучения, читать жития святых или же служить молебны с акафистом: 5) назначение священно-церковно-служителей в приходы с раскольничьим населением с строгою разборчивостью и особою осмотрительностью; 6) открытие особого учреждения для приготовления противораскольничьих миссионеров в Москве при Никольском единоверческом монастыре; 7) учреждение в семинариях особых кафедр по истории и обличению раскола. Кроме начертания вышеуказанных мер, как к утверждению веры и нравственности в православной пастве и распространению христианства среди инородцев, так и к ослаблению раскольничьей пропаганды, собранием Преосвященных в Казани составлено было пастырское „Послание“ к православным чадам Богохранимых их епархий и пастырское „Воззвание“ к глаголемым старообрядцам.

Собрание Преосвященных Архиереев сибирских епархий в Иркутске было в июле и августе 1885 г. под председательством Вениамина, архиепископа иркутского. Предметом совещаний собрания было изыскание мер к благоустроению православных инородческих приходов и к усилению миссионерской деятельности в среде инородцев-язычников Сибири и в местностях, зараженных расколом. Рассмотрев журналы заседаний, Св. Синод, по определению 28 мая—19 декабря 1886 г. —12 января 1887 г., одобрил и поручил епархиальным преосвященным Иркутскому, Енисейскому, Томскому и Камчатскому, принимавшим участие в собрании, привести в исполнение следующие постановления собрания: 1) об обязанностях миссионеров, действующих среди иноверцев; 2) о крещении иностранных подданных; 3) об исправлении существующего книжно-монгольского перевода богослужебных книг и составлении новых переводов тех же книг, равно и сочинений назидательного содержания, на инородческие языки; 4) о преподании наставления священникам в деле собеседований с раскольниками; 5) о сношении с подлежащим гражданским начальством относительно правильного взноса прихожанами руги в пользу причтов некоторых сибирских епархий; 6) об умножении в сибирских епархиях, за невозможностью строить настоящие церкви, молитвенных домов с алтарями, для совершения в них богослужения на походных антиминсах, и назначении к таким домам особых лиц из мирян для прочитывания, за отсутствием членов причта, в праздничные дни некоторых церковных молитвословий; 7) о непосещении церковными причтами с свв, иконами в праздничные дни лиц, нерадивых в исполнении христианского долга исповеди и св. причастия, наложении на них публичной епитимии и учреждении особой кружки для вклада добровольных денежных пожертвований от прихожан при исповеди и во время приобщения св. тайн взамен существующих теперь сборов; 8) об учреждении церковно-приходских школ, порядках назначения в них учителей и способах преподавания; 9) об установлении вне-богослужебного обучения в церквах и молитвенных домах взрослых прихожан и 10) о назначении жалованья благочинным из церковных сумм.

 

 

1768

СОБОРЫ ЗАПАДНОЙ ЦЕРКВИ.

Кроме семи действительных Вселенских Соборов, в Западной церкви признаются и другие многие соборы вселенскими, подобными первым семи Соборам. Всех таких мнимо-вселенских соборов в Западной церкви тринадцать, а именно:

Константинопольский IV, бывший еще до разделения с Восточною Церковью, в 869 г. против патриарха Фотия (см. 1756 стр.).

Латеранский I, бывший в Риме, в Латеранской базилике, в 1122 г., при папе Калликсте I и императоре Генрихе V. Здесь находилось 300 епископов и более 600 аббатов. Предметом собора был спор об инвеституре, который и разрешен так называемым „Калликстинским конкордатом“, не восстановившим прочного мира между церковью и империей. Сверх того, сделаны разные постановления касательно церковной дисциплины и освобождения Святой Земли из рук неверных.

Латеранский II, в 1139 г., при папе Иннокентии Л, в присутствии императора Конрада ИИ. На нем было до 1000 церковных сановников. Собор имел целью прекратить расколы и ереси, потрясавшие западную церковь, а главным образом учение Арнольда Брешийского, восстававшее против злоупотреблений духовной власти, на которое и была произнесена анафема.

Латеранский III, состоявшийся из 302 епископов, в 1179 г., при папе Александре III и императоре Фридрихе I. Здесь умиротворен раздор церквей, произведенный антипапами, осуждены еретические заблуждения Вальденсов и приняты меры против развращения нравов в духовенстве.

Латеранский IV, в 1215 г., при папе Иннокентии III и при императоре Фридрихе II. Кроме 72 архиепископов, на нем было 412 епископов и 800 аббатов. Собор произнес анафему на еретиков—Альбигойцев и утвердил начатое против них преследование.

Лионский I, созванный напою Иннокентием IV, в 1245 г., против императора Фридриха II. Присутствовавших епископов было 140. Лично находились из коронованных глав император константинопольский Балдуин II и Людовик, король французский. Собор произнес анафему на Фридриха, не дождавшись его прибытия: здесь же дана красная шляпа кардиналам и определен крестовый поход под предводительством Людовика.

Лионский II, под председательством папы Григория X, в 1274 г. Здесь присутствовало 15 кардиналов, 500 епископов, 70 аббатов и 1000 докторов. Собор имел важную цель соединения Восточной Церкви с Западною, вследствие предложения императора Михаила VIII Палеолога, искавшего узаконить свои права на похищенный престол властью папы. Прибавление Filioque внесено тогда в символ по соборному определению.

Виенский, созванный в Виене, в 1311 г., папою Климентом V, перенесшим резиденцию римского двора в Авиньон. Душой этого собора был Филипп Красивый, король французский, в руках которого папа был послушным орудием. Он лично присутствовал здесь; также Эдуард II, король английский, и Яков II, король арагонский, находились при нескольких заседаниях, которые продолжались, по одним, 4 года, по другим, только 7 месяцев. Главным действием собора было истребление ордена тамплиеров, по настоянию Филиппа. Сверх того произнесено осуждение на дух реформации, обнаруживаемый так называемыми Бегуарами, Бегуинами и Лольярами, остатками Вальденсов и Альбигойцев—предшественниками протестантизма. Этим собором учреждены кафедры восточных языков в университетах. На соборе присутствовало 300 епископов, с титулованными патриархами Антиохии и Александрии.

Констанцский, открытый в 1414 г. в Констанце, на Баденском озере, по усиленному настоянию императора Сигизмунда, для прекращения так называемого „Великого раскола“ или „Схизмы“ в Западной церкви. В то время в Европе находилось вдруг трое пап, которые взаимно проклинали друг друга. Состоявшийся собор объявил себя совершенно независимым ни от одного из трех пап и уничтожил схизму. Кроме этого, в фанатическом усердии к сохранению единства церкви, он оставил по себе кровавый след в истории, осудив на сожжение знаменитого Иоанна Гусса и ученика его Иеронима Пражского. Но главною целью со-

 

 

1769

СОБОРЫ ЗАПАДНОЙ ЦЕРКВИ.

бора было преобразование самой церкви в ее иерархической организации: пользуясь своею независимостью, собор намеревался поставить пределы самовластью пап и вопиющему святокупству Рима. Между тем по настоянию кардиналов было приступлено к выбору папы. Общий конклав провозгласил (в 1417 г.) папой Мартина V. Новый папа, как скоро был избран, тотчас вступил во все прежние права пап и властью своей распустил собор (в 1418 г.). Все, что могла выхлопотать оппозиция, состояло в обязанности, принятой папою, созвать через 5 лет новый вселенский собор для преобразования церкви. Вследствие этого Мартин V назначил для 1423 г. местом собрания сначала Павию, потом Сиену: но собор на этот раз не состоялся, по причине малочисленности епископов, не желавших ехать в Италию, где папа имел бы их в своих руках. Вследствие этого созван был собор Базельский.

Базельский собор был открыт в 1431 г., под председательством кардинала Джулиано Чезарини, назначенного папою Мартином V в легаты апостольского престола. Со всех сторон Западной Европы стекались на этот собор отличнейшие сановники тамошней церкви, мужи наиболее славившиеся ученостью и красноречием, с горячей ревностью к вере, но с тем вместе слишком ожесточенные против злоупотреблений папского самовластия, слишком чувствовавшие необходимость радикальной реформы. Демократический . дух собрания обнаружился с самого начала его действий. Собор для предварительных работ избрал из среды своей четыре депутатства, каждое для приготовительного совещания по назначенной ему части из общего круга предложенных занятий, и в эти депутатства избраны были члены, в равном количестве от всех наций, не по титулам и иерархическим степеням, а единственно по личным достоинствам. Папа Евгений IV, вступивший на престол после Мартина V за несколько месяцев до открытия собора, тотчас почувствовал угрожающую ему опасность. Вопреки желанию папы, собор сам, своею властью, от имени церкви, примирился с гусситами, дозволив им, вопреки Констанцскому собору, употребление чаши в причащении. В ряду заседаний, продолжавшихся до 1437 года, постепенно стеснялась власть пап канонами, один другого строже. В 1438 г. собор наложил каноническое запрещение на Евгения IV за ослушание. Но нашлись члены, которых так устрашило это, что они немедленно отторглись от собора и поспешили на новый собор, открытый Евгением в Ферраре. Несмотря на то, Базельский собор, в котором оставалось еще до 400 сановников, преимущественно германской и французской церквей, удержался. В 1439 г. он отрешил совершенно папу Евгения IV от первосвященнического престола, как еретика, святокупца, клятвопреступника и врага церкви, и на место его избрал отшельничествующего герцога савойского Амедея, под именем Феликса V. Заседания продолжались еще и потом. Но авторитет собора, не поддерживаемый нисколько слабым антипапою, ослабевал беспрестанно. По оставлении Базеля, собор кое-как влачил свое существование в Лозанне до 1449 г., когда, наконец, по смерти Евгения IV, Феликс V был принужден отречься добровольно от своего папства, и жалкая тень собора, так величественно открытого за 18 лет, была окончательно уничтожена новым папою Николаем V. В летописях Западной церкви собор этот представляет необыкновенное явление оппозиции, пытавшейся произвести реформу, с сохранением католического единства, из недр самой иерархии. Хотя многие его постановления приняты в конкордаты, заключенные Римским двором с германскою и французскою церквами, однако он считается в числе вселенских соборов только до тех пор, пока не был распущен буллою Евгения IV; тем более, что во время его дальнейшего продолжения собран был новый собор— Ферраро-Флорентинский.

Ферраро-Флорентинский собор был открыт в 1438 г. папою Евгением IV. Целью этого собора было соединение Восточной Церкви с Западною. Крайность императора Иоанна Палеолога, стесненного турками почти до стен своей столицы, принудила его обратиться к папе, все еще считавшемуся главою христианского Запада, и купить его покровительство и помощь ценою порабощения Востока Риму. После долгих переговоров о месте собора, наконец, назначили его в Ферраре. Папа принял на свой счет проезд и содержание во время собора греческих епископов.

 

 

1770

СОБОРЫ ЗАПАДНОЙ ЦЕРКВИ.

В конце 1437 г. отправились в Феррару император Иоанн Палеолог, константинопольский патриарх Иосиф, уполномоченные от восточных патриархов и несколько греческих епископов. Отправился на собор даже русский митрополит Исидор, родом грек, давно уже согласившийся на унию. На первых же порах по прибытии в Феррару греческие иерархи испытали несколько оскорблений от латинян. Так, папа требовал, чтобы патриарх Иосиф, при встрече с ним, поцеловал, по латинскому обычаю, его туфлю, и только, после решительного отказа со стороны Иосифа, оставил свое требование. Прежде открытия собора происходили частные совещания между греческими и латинскими отцами о вероисповедных разностях. Наконец, 8 окт. 1438 г. папа, по соглашению с императором, открыл собора Главным спорным вопросом было латинское учение об исхождении Святого Духа и от Сына. Греческие отцы поставили этот вопрос на почву каноническую и доказывали, что латинская церковь поступила неправильно, когда внесла в Никейский символ Filioque, вопреки положительному запрещению III Вселенского Собора делать прибавление к символу. Латиняне, напротив, утверждали, что латинская церковь в этом случае не ввела нового учения, а только раскрыла то, которое заключалось в символе. В такого рода спорах прошло 15 заседаний. Греческие отцы, особенно Марк ефесский, оставались неуступчивыми. За это папа начал стеснять их содержанием. Между тем в Ферраре появилась чума. Под этим предлогом папа в 1439 г. перенес собор в Флоренцию. Здесь продолжались споры о том же предмете. Только латиняне перенесли вопрос о Filioque с почвы канонической на догматическую. Они доказывали, что учение об исхождении Святого Духа и от Сына правильно само в себе. Палеолог стал убеждать греческих отцов прийти к соглашению с латинами. Виссарион никейский, доселе жаркий противник латинян, склонился к соглашению, признав, что латинское выражение: „и от Сына“, соответствует употребляемому греческими отцами выражению: „чрез Сына“. Но Марк ефесский был против этого и назвал латинян еретиками. Палеолог все-таки продолжал действовать в пользу соединения. Волею-неволею греческие отцы должны были согласиться на требование императора. Вместе с тем они согласились и на признание главенства папы. Относительно же обрядовых разностей больших споров не было: латиняне согласились одинаково допускать обряды, как латинской, так и греческой церкви. Когда, таким образом, всеми неправдами дело соглашения приведено было к концу, составлен был акт соединения церквей, в котором, между прочим, изложено было латинское учение о Святом Духе и главенстве папы. Этот акт подписали все греческие епископы, кроме Марка ефесского и патриарха Иосифа; последний в это время умер. Папа, не видя подписи Марка, откровенно сказал: „мы ничего не сделали“. Все-таки акт торжественно был прочитан в соборной церкви на латинском и греческом языках, и в знак общения и единения греки и латиняне обнялись и поцеловались. Папа на радости дал грекам корабли, и они отправились домой. Но те же греческие епископы, которые согласились на унию в Флоренции, по приезде в Константинополь, отказались от нее, выставляя на вид то, что их там принудили согласиться на соединение с латинами. Греческое духовенство и народ, узнав об унии, пришли в раздражение и униатов считали за еретиков. Вокруг Марка ефесского сгруппировались защитники православия. Патриархи: Александрийский, Антиохийский и Иерусалимский, были также против унии. Состоявшийся в 1443 г. в Иерусалиме собор отлучил всех приверженцев унии. Сам Палеолог, не получив с Запада ожидаемой помощи, относился холодно к делу унии. В 1448 г. он умер. При его преемнике еще раз была осуждена уния на соборе в Константинополе в 1450 г.

Латеранский V, созванный папою Юлием II в 1512 г. Этот папа, созданный носить не жезл пастыря, а меч воина, мутил всю Европу войнами, в которых сам принимал непосредственное участие, водя лично солдат на поле битвы. Сначала союзник императора . Максимилиана I и Франций против Венеции, он восстал потом на французского короля Людовика XII явною войною. Чтобы смирить беспокойного папу, оба монарха потребовали от него немедленного созвания вселенского собора. В 1513 г. назначен был собор в Пизе, но совершенно без согласия папы, одной властью кардиналов и союзных монархов. К Юлию отправ-

 

 

1771

СОБОРЫ ЗАПАДНОЙ ЦЕРКВИ.

лена была повестка явиться на этот собор, но он отвечал проклятием и низвержением мятежных кардиналов, с назначением настоящего вселенского собора в Риме, в церкви св. Иоанна Латеранского, на следующий 1512 г. Собор Пизский не состоялся; напротив, Латеранский был торжественно открыт Юлием 3 мая 1512 г., в присутствии 83 епископов. Первым действием этого собора было одобрение непримиримой вражды папы с французским королем. Собор продолжался и при папе Льве X, преемнике Юлия. Но его действия были совершенно ничтожны. В 5 лет своего существования он имел только 12 заседаний и то состоявших из одних только пустых формальных речей. Лев X закрыл его 16 марта 1517 г.

Тридентский собор был вынужден реформацией. Вначале, когда реформация казалась еще случайною вспышкою, сами протестанты изъявляли неоднократно желание подвергнуть возникший раздор суду вселенского собора. Император Карл V и другие государи, оставшиеся католиками, требовали того же, ласкаясь надеждою примирить распри, угрожавшие слишком явно гражданскому спокойствию народов. Само католическое духовенство, чувствуя во многих отношениях справедливость обнаружившегося восстания, признавало необходимость преобразования церкви, начиная с главы, что, конечно, не могло иначе произведено быть законно, как через посредство собора. Но это то последнее и отвращало пап уступить общему желанию. Ослепление последующих пап было так велико, что они гораздо больше боялись аристократического духа епископов, могущего употребить собор в свою пользу к ущербу папской власти, чем открытого возмущения ереси, нападавшей на все здание церкви. Однако опасность возрастала со дня на день. Император Карл V, поборник католичества, по враг столько же папского деспотизма, сколько и республиканского духа реформации, беспрестанно настаивал на созвании собора. Но собор открылся в Триенте не прежде 13 дек. 1545 г., и то в присутствии только 25 епископов и нескольких других сановников церкви. Председательство на этом соборе, который тотчас же принял имя святейшего и вселенского, исправляли 3 папские легата. Положено было избегать гласности в совещаниях, приготовлять мнения в избранных комитетах, потом пускать их на голоса общего собрания поголовно и, наконец, решения большинства провозглашать всенародно, в кафедральной церкви, как определения собора. С четвертого заседания, 8 апр. 1546 г., начались собственно действия организующего собора. Самыми первыми канонами определена была нерушимая важность предания в делах веры, апокрифические книги Св. Писания поставлены наравне с каноническими, латинский перевод Вульгаты признан неприкосновенно достоверным и только церкви предоставлено право быть законною изъяснительницею догматов. Это опрокинуло протестантизм в основаниях и уничтожило всякую возможность примирения. Продолжавшиеся после перерывов дальнейшие заседания собора шли все в том же духе. Были приглашены и протестанты к участию в соборе; но ясно было, что им нечего ожидать от собора, который поражал их учение анафемами в каждом заседании. В последних заседаниях собора дело шло уже не о примирении протестантов с церковью, а об утверждении „божественного происхождения епископской власти“, которое все присутствовавшие единогласно полагали признать каноническим законом церковного права, кроме итальянцев. В 23-м заседании, 15 июля 1563 г., утверждено было иерархическое устройство церкви совершенно в папском духе. В 25-м и последнем заседании, состоявшемся 3 и 4 декабря 1563 г., собор заключил свои действия торжественною анафемою, которая навсегда отсекла протестантов от католической церкви. Акты собора подписаны были 255 прелатами и утверждены во всем их объеме папою Пием IV, 26 янв. 1564 г. Так, Тридентский собор, считая с первого заседания, продолжался 18 лет. Постановления его утвердили окончательно догматическую систему римско-католической церкви, в противоположность не только реформации Западной, но и Восточному православию, отвергшему Ферраро-Флорентинскую унию. Всякое прибавление или исключение в Тридентском исповедании веры, согласно с которым папе предоставлено было составить Катехизис и бревиарий, или служебно-молитвенную книгу для всеобщего употребления, поражено анафемою. Для объяснения и истолкования канонов собора, признанного безапелляционным и потому последним, учрежден был особый совет кардиналов напою Сикстом V. Это не нашло никакой оппозиции в католическом христианстве относительно догматов

 

 

1772

СОБОРЫ ЗАПАДНОЙ ЦЕРКВИ.

веры. Но, в рассуждении соборных постановлений касательно иерархической организации и церковной дисциплины, только Италия, Португалия и Польша изъявили безусловную покорность; даже Испания предоставила себе изъятия, сообразные с государственными постановлениями королевства, а Франция, Германия и Венеция остались упорно при множестве не соглашенных с канонами собора отдельных прав, которые были признаны и от пап в различные времена разными так называемыми „конкордатами“.

Ватиканский собор был собран папою Пием IX в Риме в конце 1869 года. На соборе присутствовало до 764 епископов, и он продолжался с 8 дек. 1869 по 20 окт. 1870 года. В изданной по поводу созвания собора булле о цели собора говорилось только в общих чертах: очистить вероучение от вкравшихся в него заблуждений, восстановить строгое благочиние и дисциплину и тем спасти церковь и гражданское общество от угрожающих им зол. Но хотя о назначении собора и не имелось никаких ясных представлений, однако же стало известным, что собору будет предложено объявить догматами учение о вознесении Девы Марии и особенно учение о непогрешимости папы. В виду этого еще до соборных совещаний папою приняты были все меры, чтобы эти вопросы прошли благополучно. Гак, пред созванием собора папа поставил множество безместных епископов, которые при соборных совещаниях были в полном его распоряжении; итальянских и испанских епископов, вполне преданных папе, на соборе вызвано было весьма много, между тем как представителей от Германии, Франции и Португалии, откуда можно было ожидать оппозиции, приглашено было сравнительно небольшое число; до 300 епископов папа взялся содержать на свой счет, рассчитывая действовать на их убеждение отпускаемыми субсидиями; соборные совещания назначено было вести на одном латинском языке, на котором не все епископы могли свободно говорить; наконец, заправлять всем ходом соборных деяний назначены были епископы, на которых папа мог вполне положиться. После немногих совещаний, не имевших в сущности никакого значения, некоторые ид епископов, по приказанию папы, составили петицию к собору об утверждении догмата о непогрешимости и стали собирать подписи. Многие подписались, но нашлось много и таких епископов, которые обратились к папе с формальною просьбою не дозволять, чтобы учение о непогрешимости предложено было на соборное обсуждение, представляя разные вполне основательные возражения против этого. Вместе с тем протестовавшие против непогрешимости епископы, несмотря на строгий надзор за ними иезуитов, успели сообщить о ходе дел на соборе в печать, в которой после этого также начались протесты против нового догмата. Но папа не смутился ни протестом епископов и общественного мнения, ни последовавшими затем предостережениями католических государств, издал декрет о своей непогрешимости, как догмате веры, в такой формулировке: „С одобрения священного собора учим и постановляем мы, как Богом откровенный нам догмат, что римский папа, когда говорит ex cathedra, т. е. при отправлении своих обязанностей пастыря и учителя всех христиан, и, на основании свыше дарованной ему апостольской власти, определяет учение, касающееся веры или нравов и обязательное для всей церкви, то обладает, в силу обещанной ему в лице св. Петра Божественной помощи, непогрешимостью, которую Божественный Искупитель даровал Своей церкви. Вследствие этого, постановления римского папы, по собственной, присущей им силе и независимо от одобрения церкви, не подлежат никаким изменениям. Кто же дерзнет, чего, Боже, сохрани, возражать против сего нашего постановления, тот да будет предан проклятию и отлучению от церкви“. По приказанию папы, данному согласно петиции членов собора, этот догмат был подвергнут голосованию. После голосования оказалось, что из 770 епископов, составлявших собор, за новый догмат высказались только 326 епископов, так как из остальных одни уехали из Рима раньше голосования, другие воздержались от подачи голоса, иные высказались условно, а некоторые, наконец, высказались положительно против. Несмотря на то, что декрет принят был меньшинством епископов, папа счел дело окончательным, и новый догмат 18 июля 1870 г. торжественно объявлен был всему католическому миру.


Страница сгенерирована за 0.48 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.