Поиск авторов по алфавиту

Автор:Булгаков С. В.

Брак

1161

ДОМАШНЕЕ БЛАГОСЛОВЕНИЕ ПРЕД БРАКОМ.

Домашнее благословение пред браком.

В некоторых местах есть обычай приглашать на так называемое „просватание“ (или: „благословение“, „сговор“) священника для совершения по этому поводу в доме, в присутствии жениха и невесты и их родственников, молитвословия 1). Особых молитвословий при этом домашнем благословении пред браком в богослужебных книгах не положено, а потому священники в этом случае в разных местах поступают различно 2). Но, по мнению о. прот. Хойнацкого (см. 39 стр.), совершение при просватаны особых последований, неизвестных в уставе, противно уставу, и если надобно что совершить при сватаний, то разве простые, заздравные молебны, без всяких лишних вставок или дополнений, чтобы не соблазнять верующих нарушением чина церковного.

 

Брак.

Церковь Христова, согласно своему призванию руководить своих членов на пути нравственного совершенства, подчинила своему наблюдению и руководству семейную их жизнь и в частности вступление в брак. Она внушает своим членам, что брачная жизнь их должна быть согласна с правилами христианской нравственности, что вступление в брак не должно быть делом необузданной страсти, попирающей нравственные требования, а должно быть совершаемо с мыслью о Боге и нравственном законе и во славу Божию. Поэтому Церковь требовала и требует от своих членов, чтобы они сообщали о своих предположениях вступать в брак предстоятелям Церкви, получали от них благословение на исполнение своего желания, и затем самый брак совершали при посредстве религиозного освящения. По учению Православной

1) Сговор, совершаемый на дому и заключающийся в благословении родителями жениха и невесты образом и хлебом с солью, при молебствии и вручении жениху и невесте колец, следует отличать от обручения, совершаемого в церкви; указанный сговор, конечно, не может почитаться препятствием к тому, чтобы жених или невеста впоследствии вступали в брак с другими лицами (Ц. Вед. 1902, 45).—По разъяснению «Цер. Вестника», священник не должен отказываться от приглашения благословить помолвленных жениха и невесту, в виду того, что иногда дело между ними расходится и благословение является как бы профанацией молитвы, так как и брак сопровождается целым рядом молитв и иногда расторгается, а между тем нельзя сказать, что все эти молитвословия профанируются таким исходом (Ц. В. 1892,14).

2) В одних местах домашнее благословение пред браком совершается в следующем порядке.—Возложив на себя епитрахиль, священник трижды благословляет преклоненные и несколько сближенные главы жениха и невесты и дает им в руки по зажженной свече. После обыкновенного возгласа, поется: Царю небесный, затем произносится краткая сугубая ектения о здравии жениха и невесты и „за воспитавшия их родители“. Далее читается молитва просительная о благополучном завершении начатого (брачного) дела. Этою молитвою может быть та, которая напечатана в начале Евангелия (Евангелие здесь берется, назначенное для церковного употребления): Господи, Иисусе Христе, Сыне Единородный; возглас к ней присоединяется: Яко Ты еси благословляяй и освящаяй всяческая. На кратком отпусте можно присоединить Святых приходского храма (о. Попов, 2 ч. 81 стр.).—В других местах благословение совершается таким образом.—По прибытии священника в дом невесты для благословения, жених и невеста становятся на ковре близ друг друга; священник, возложив на себя епитрахиль и став впереди их пред иконами, начинает: Благословен Бог наш, и читает (сам или псаломщик): Царю небесный, и прочие начинательные молитвы; затем, по возгласе на Отче наш, тропари: Помилуй нас, Господи, помилуй нас, после чего сам священник читает сию молитву обручения: Боже вечный, разстоящаяся собравый в соединение (см. в Треб. Послед. обруч.), и, при произнесении слов: Сам благослови и рабы Твоя сия (тя рек), обратившись к жениху и невесте, благословляет их общим благословением—обоих одновременно. Потом, по окончании этой молитвы, читается: Достойно есть, и бывает краткий отпуст, на котором жениху и невесте дается для целования крест. —Указанный второй порядок молитвословия, по мнению некоторых, представляется более целесообразным, так как в молитве, читаемой здесь, ясно указывается на то дело, для которого испрашивается благословение Божие; что же касается до опасения, что чтение молитвы из «Последования о обручении» было бы противозаконно в виду запрещения совершать обручение отдельно от венчания, то, по приведенному мнению, 1) чтение одной молитвы еще

 

 

1162

БРАК.

Церкви, брак есть таинство, в котором, при свободном пред священником и Церковию обещании женихом и невестою взаимной супружеской верности, благословляется их супружеский союз, во образ духовного союза Христа с Церковию, и испрашивается им благодать чистого единодушия, к благословенному рождению и христианскому воспитанию детей (Катехизис).

По 25 ст. 1 ч. X. т. Свода Законов 1), желающий вступить в брак должен уведомить священника своего прихода, письменно или словесно 2), об имени своем 3), прозвании и чине или состоянии, равно как и об имени, прозвании и состоянии невесты 4).

Совершителем браковенчания, по закону, должен быть священник 5) (см. 945 стр.) того прихода, членами которого числятся жених и невеста 6);

не составляет всего чина обручения, и 2) что содержание ее ничего не говорит об обручении,—но единственно и главным образом о благословении, что и нужно в данном случае (о. Сильченков, 73 стр.). Но, по разъяснению «Руководства для сел. наст.», в виду существующего запрещения совершать обручение отдельно от венчания, не следует благословлять жениха и невесту на дому по чину обручения, хотя бы и неполному, и потому, в случае так называемого „просватанья“, лучше читать не первую молитву, находящуюся в чине обручения, а просительную молитву о благополучном завершении начатого дела, помещенную в Евангелии для церковного употребления: Господи, Иисусе Христе, Сыне Единородный; только слова в этой последней молитве: помоги ми грешному, сие желаемое мною начен о Тебе Самом и навершивши, целесообразнее читать с некоторым изменением и именно так: помози таким-то, сие желаемое ими начен о Тебе Самому, нав ершивши и проч. (Рук. д. с. п. 1889, 11). По «Пособию к изуч. Устава Богослуж. Прав. Церкви» о. прот. К. Никольского (см. 724 стр., 2 прим.), совершаемый на дому так называемый сговор состоит из благословения родителями жениха и невесты образом и хлебом с солью; оно бывает при молебне и при вручении жениху и невесте в дар колец.

1) В нашем отделе о браке, везде, где указывается 1-я ч. X т. Свода Законов, имеется в виду издание этого тома в 1900 г. и его продолжение 1906 г.

2) По указу Св. Синода 14 июля 1765 г., это уведомление приходского священника желающими вступить в брак должно быть сделано за неделю (П. С. З., 12433 М); но при издании этого указа совершению брака не предшествовали оглашения; в настоящее же время уведомление священника должно быть сделано за такой срок, чтобы было время для троекратного оглашения (сн. об этом, ниже), а если для; брака требуется разрешение Архиерея, то, конечно, и указанное уведомление должно быть сделано за столько времени до брака, чтобы была возможность получить это разрешение.

3) Если бы оказалось, что желающий вступить в брак, при крещении, названный одним именем, под которым записан и в книгу метрическую, но в обыденной жизни и посемейных списках носит другое имя, то нужно иметь в виду, что нельзя имя, данное при св. крещении и записанное в метрику, переменять по произволу народного говора, или ошибке восприемников и родителей, а потому пред браком следует разъяснить эту ошибку, внушить, что не следует именоваться не принадлежащим именем и сообщить справку из метрик в волостное правление для исправления посемейного списка (Ц. В. 1893, 2, 19).

4) Срок для доставления сведений о женихе и невесте не установлен, но, конечно, эти сведения доданы быть доставлены без замедления (Ц. Вед. 1904, 25).

5) Вопрос о совершении браков иеромонахами в греческой Церкви был решаем различно; но общая, церковная практика, без сомнения, устраняла иеромонахов от совершения брака. Древняя русская Церковь, по-видимому, не знала правила, которое устраняло бы иеромонахов от совершения браков. Митр. Киприан (в конце XIV в,) едва ли не первый высказал запрещение иеромонахам совершать браки в смысле 84 ст. Номоканона. В Синодальном определении. 8 мая—9 окт. 1811 г. (запретившем священнослужение одному архимандриту за браковенчание) прямо приводится 84 ст. Номоканона (см. подр. Номок, при Бол. Треб., проф. А. Павлова, 215—217 стр.). Таким образом, по действующему у нас церковному праву, иеромонахам воспрещается венчать браки. Исключение допускается только для флотских иеромонахов (см. Сборник церковных и гражданских законов о браке и разводе, С. Григоровского, 98 стр.) и в некоторых других случаях, разрешаемых Св. Синодом (см. выше, 949—950 стр.).

6) Полтавской Дух. Консисторией дано было знать местному духовенству для сведения и к точному исполнению о следующей резолюции местного Преосвященного, последовавшей 16 мая 1890 г.: 1) „Венчание в домовых церквах лиц, принадлежащих к известному приходу, хотя бы они были квартирующие или на малое время прибывшие, есть вмешательство в чужие приходы, преследуемое законом; 2) ни один приходский священник не дозволяет себе совершить требу в казенной квартире при домовой церкви, или служащих при учреждении лиц повенчать в своей церкви, ежели они не состоят в его приходе, тем более настоятели домовых церквей, не имеющие

 

 

1163

СОВЕРШИТЕЛИ БРАКОВЕНЧАНИЯ.

если жених и невеста принадлежат к разным приходам, то брак может быть венчан в приходской церкви жениха, или в приходской церкви невесты, смотря по тому, где какой обычай 1) (Кормч., 50 гл.; Ук. Св. Син. 1731, XI, 29; 1775, VIII, 5; 1826, XI, 20; Уст. Д. К., 97).

По общему правилу, каждый причт должен венчать только своих прихожан, и не должен венчать чужеприходных, если брак их может быть совершен их причтом (см. Ин. бл., 18). Венчание чужеприходных допускается, как изъятие из общего правила, по особой нужде для брачующихся (Ц. Вед. 1898, 5), с разрешения приходских священников брачующихся (см. Корм., 50 гл.). Поэтому желающие повенчаться не в своей приходской церкви должны заручиться письменным согласием на это со стороны своих местных причтов (Права и обязан. пресвит., Π. И Забелина, 246 стр.) и получить от этих причтов надлежащие сведения об оглашениях и вообще о беспрепятственности к браку 2) (Ц. Вед. 1898, 5). Бракосочетание же лиц проезжающих, временно проживающих в приходе или недавно перешед-

права приходских священников, не должны вмешиваться в их приходские требы; 3) последний указ Св. Синода 20 апреля 1890 г. (см. ниже, 1165 стр., 1 прим.) обращает строгое внимание на возникающий от подобного вмешательства беспорядок. Посему воспретить венчание в домовых церквах, кроме лиц, живущих при учреждениях на казенных квартирах, на таковые случаи и выдавать в самом небольшом количестве обыскные и брачные листы; только по особо уважительным причинам приходские священники, совершив в своей церкви предбрачное оглашение, могут давать согласие письменное на повенчание в домовых церквах» (сп. 948 стр.).—В Симбирской епархии местным епархиальным начальством в 1897 г. было объявлено к обязательному исполнению, что в церквах бесприходных, а равно при учебных заведениях и домовых, браки не должны быть совершаемы—разве с согласия приходских священников и особого разрешения на всякий случай Его Преосвященства (Симб. Е. В. 1897, 5; см. также Подол. Е. В. 1893, 12; Сам. Е. В. 1898, 2; Приб. к твор. св. отц. 1871 г., 3 т., 455—456 стр.). —Черниговских Е. Н. было положительно воспрещено причтам бесприходных, домовых и при учебных заведениях церквей совершать приходские браки (см. постан. Черн. Дух. Кон., от 2 авг. 1894 г.).—Воспрещение причтам церквей при духовно-учебных заведениях венчать браки можно видеть из указа Св. Синода от 23 февр. 1882 г., коим дозволяется в означенные церкви выдавать только 3-ю часть метрической книги, а следовательно не дается и права венчать браки (Киев. Е. В. 1896, 27).—Курским E. Н. было объявлено, чтобы причты не; венчали лиц иноепархиальных, не принадлежащих к их приходам, без предварительного получения, от кого следует, предбрачных свидетельств (см. Ц. В. 1888, 11;..сн. 1908, 51—52).

1) По мнению «Цер. Вестника», у священника нет твердого, законного основания требовать, чтобы жених венчался непременно в своем приходе, напротив, такое настойчивое требование может вызвать даже нарекание на священника и жалобы; предложить венчаться в своей церкви священник обязан, но, раз не хотят,—должен дать венчающему причту все необходимые для повенчания чужеприходных сведения; если не даст, то на него последует жалоба, и ему придется выдать все необходимое по предписанию благочинного, или даже и Консистории (Ц. В. 1897, 11).—Относительно этого мнения нужно заметить, что в тех местах, где существует обычай совершать брак именно в приходской церкви жениха, у последнего, при отсутствии уважительных причин, нет законного основания уклоняться от венчания в своей приходской церкви, так как по смыслу 25 и 26 ст. 1, ч. X т. Св. Зак. (см. также и в прилож. к 26 ст. примеч.) брак совершается именно в приходской церкви жениха.—Сн. ниже, об обыске при браке.

2) Предбрачные сведения о женихах и невестах могут быть изложены или в виде свидетельств, выдаваемых по просьбе женихов или невест, или же в виде отношения, пересылаемого в ответ на запрос причта, имеющего венчать брак (Ц. В. 1897, 9; 1898, 4). Соответственно тому, по чьей просьбе, в какой форме и какие сведения в данном случае сообщаются,—они или подлежат, или не подлежат гербовому сбору (сн. ниже, о герб. сборе).—Что касается »вопроса относительно того, можно ли не живущему несколько лет в приходе выдать предбрачное свидетельство, то хотя некоторые и решают этот вопрос отрицательно (см. Ц. В. 1892, 41), но другие считают вполне возможным в указанном случае выдать предбрачное свидетельство. В самом деле, в это свидетельство входят сведения о летах лица, вступающего в брак, согласии родителей на вступление в брак и о неимении препятствий к браку по родству, но все эти сведения могут быть получены только в приходе жениха или невесты; не без основания же и законом требуется, Чтобы предбрачные оглашения были как в приходе жениха, так и в приходе невесты, без ограничения этого требования большим или меньшим числом лет; с другой стороны, известно, что случаи венчания в близких степенях родства и случаи венчания лиц, состоящих в браке, оказываются преимущественно при отсутствии предбрачных сведений от приходского

 

 

1164

СОВЕРШИТЕЛИ БРАКОВЕНЧАНИЯ.

ших на жительство, равно как и пришедших из других приходов, без получения надлежащего сведения от тех причтов, в приходах коих они числятся и состояли, строго воспрещается даже и в таком случае, если бы одно лицо принадлежало и к тому приходу, в котором желающий бракиться временно проживает, или в который на жительство недавно перешел 1) (Ин. бл., 41); но в тех епархиях, где местным Е. Н. признано необходимым применение особых, разре-

причта; лицу, не живущему несколько лет в приходе, приходский причт может отказать только в удостоверении о его безбрачии (Киев. Е. В. 1893, 2).—Черниговским Е. Н. было разъяснено причтам епархии, что, если к ним обращаются с просьбой о выдаче предбрачного свидетельства частные лица или причты, они обязаны выдать таковое, прописав в нем все то, что окажется по троекратном оглашении и церковным документам; должно быть выдано предбрачное свидетельство и о таком лице, которое по церковным документам не значится; в таком случае в предбрачном свидетельстве прописывается только то, что окажется по троекратном оглашении; не имеет законного права причт отказываться от выдачи предбрачного свидетельства и о своих прихожанах, долгое время живших вне их приходов, а равно и оставлять без всякого ответа письменные просьбы, последовавшие или от самих брачующихся, их родителей, родственников, или от причтов, о выдаче предбрачного свидетельства, хотя бы в письменной просьбе не были соблюдены законные формальности; в таких случаях причты немедленно письменно же должны извещать просителей, что служит законным препятствием к удовлетворению их просьбы (см. Ц. Вед. 1902, 4).—По разъяснению «Цер. Ведомостей», если лицо с детства живет в другом месте и приходе, а не там, где родилось, то предбрачного свидетельства от причта с места родины не требуется; оно должно быть выдано от причта той церкви, которой это лицо считается прихожанином (Ц. Вед. 1902, 1).

1) В прежние времена лицо священника, имевшего повенчать предполагаемый брак, определялось каждый раз особою архиерейскою грамотою, которая называлась „венечною памятью“ и в которой предписывалось известному священнику обвенчать жениха и невесту, „обыскав^ предварительно, нет ли каких законных препятствий к соединению их браком. Само собою понятно, что требуемый венечною памятью обыск всего лучше и вернее мог быть производим именно приходским священником брачующихся лиц, и приходские священники были обыкновенными совершителями венчания своих прихожан. Тем не менее из содержания старших венечных памятей не видно, чтобы они писались каждый раз непременно на имя приходского священника жениха и невесты. Только в Кормчей, в статье «о тайне супружества», впервые высказано и точно формулировано общее правило, что совершителем обряда браковенчания должен быть приходский священник брачующихся лиц. Правило это статья повторяет два раза, имея в виду случаи принадлежности жениха и невесты или к одному и тому же, или к разным приходам. В первом случае статья допускает возможность совершения обряда и посторонним священником, „имеющим повеление от приходского“; во втором—предоставляет венчание приходскому священнику или жениха, или невесты, смотря по местным обычаям. Правило о венчании браков приходскими священниками имеет в 56-й главе Кормчей тот. же смысл, какой соединялся с ним в позднейшем законодательстве и в практике: это—не более, как одна из мер предосторожности против заключения незаконных браков. Как такая мера, указанное правило Кормчей было подтверждено Духовным Регламентом, с прямым разъяснением, что призывать на браковенчание священников из чужого прихода или даже из другой епархии значило бы не только оказывать неуважение своим пастырям, но и наводить подозрение на законность самого брака. „Хотя бы и несумнительный брак чий мнился быть, обаче не подобает венчатися во ином приходе, в котором ни жених, ниже невеста живет, кольми паче во иной епископии венчатися не подобает. Також и не звать из чужого прихода или епархии, священников на венчание; ибо сие кроме укоризны своих пастырей еще являет, что так женящийся в подозрении суть неправильного сочетания“ (Дух. Регл., 2 ч., 12 ст.). С отменою в 1765 г. венечных памятей, Св. Синод постановил, чтобы, во избежание беззаконных браков, „все, в брак вступить желающие, прежде венчания объявляли о том своем намерении приходским своим священникам за неделю, которым по тому объявлению чинить о тех посягающих на прежнем основании обыск“ (П. С. З. 12433 $). Указом Св: Синода 5 авг. 1775 г. постановлено: „всем и каждому, какого бы кто звания и состояния ни был, в силу прежних узаконений, как по городам, так и в селах, в другой какой церкви, окроме той самой, у которой в приходе жених или невеста жительство имеют, а паче обоим в иной епархии отнюдь не венчаться, також и священников из чужого прихода или епархии к сему венчанию не употреблять“ (П. С. З., 14356 №, 1 п. указа). Как ни строго выражено это правило в указе 1775 г., тем не менее оно не получило значения безусловного запрещения причтам венчать чужеприходных. Самый указ называет все свои постановления только „предосторожностями“ против исчисленных в нем незаконных браков. Если настоящая „предосторожность“ может быть заменена другою или другими равносильными, то требование закона по существу будет

 

 

1165

СОВЕРШИТЕЛИ БРАКОВЕНЧАНИЯ.

шейных указом Св. Синода, от 14 авг. 1906 г. за № 7, правил о мерах к облегчению совершения браков, там духовенство имеет право руководствоваться, при венчании указанных лиц, этими правилами (см. об них ниже, об оглашении).

исполнено. Действительно, в «Инструкции благочинным» (41 §) разъяснено, что, с соблюдением указанных в ней предосторожностей, священники могут венчать браки и не своих прихожан (см. подр. «50-я гл. Кормчей», А. Павлова, 99—106 стр.; сн. Кур. дер. права, И. С. Бердникова, 66 стр.).

1) При отсутствии точного, твердо установленного распределения городских приходов, принятое прежде распределение их не всегда соблюдалось духовенством, так что в среде столичных и городских причтов становилось довольно обычным явлением вмешательство в требоисправления по чужим приходам, в особенности венчание браков лиц чужеприходных, последствием же сего оказывались часто повторяющиеся случаи совершения браков незаконных. Не подлежит сомнению, что случаи эти, помимо несоблюдения установленных законом предбрачных предосторожностей и других правил относительно браков, объяснялись тем обстоятельством, что священно-и-церковно-служители приступали к венчанию лиц, к их приходу не принадлежащих и потому ни им самим, ни местным прихожанам совершенно неизвестных. В виду вышеизложенного и для устранения неудобств указанного порядка, Св. Синодом в 1890 г. было поручено епархиальным начальствам, без промедления времени, привести в точную известность нынешний состав каждого прихода в столицах и губернских городах (а если признают нужным, то и в более значительных по количеству населения городах уездных), а затем составить обязательное к исполнению расписание приходов с точным обозначением входящих в состав их улиц и домов (см. выше, 948 стр., 1 прим.).—В случае затруднения в решении вопроса о том, к какому приходу принадлежит тот или другой из брачующихся, при определении прихода нужно руководствоваться не метрической записью о рождении их, а их местожительством—где они, как прихожане, исповедовались, причащались и где, как водится, значились по исповедным ведомостям (см. также выше, 948 стр.). Поэтому лица, родившиеся в одном приходе, в метрических книгах коего записаны события их рождения и крещения, но перешедшие на постоянное жительство, особенно в малолетстве, в другой приход, должны считаться прихожанами сего последнего прихода; бракосочетание этих лиц на общем законном основании должно происходить не в том приходе, в коем они родились и из коего выселились, а в том, где они с малолетства постоянно проживают, хотя бы они и родились в другом приходе (см. Подол. Е. В. 1880, 7; Екатеринб. Е. В. 1891, 47) Так как понятие о приходе, как разъяснено Св. Синодом (см. ук. Св. Син. 20 апр. 1890 г.), соединено с представлением об определенной местности с обитающим в ее границах населением, то принадлежность какого-либо лица к приходу устанавливается, главным образом, фактом постоянного местожительства его в этом приходе, а не чем-либо другим (см. Ц. Вед, 1900, 10); таким образом, то обстоятельство, что лицо, постоянно проживающее в каком-либо приходе, по рождению и происхождению принадлежит к другому приходу или приписано к другой местности, отнюдь не должно служить основанием исключить это лицо из числа прихожан той церкви, в приходе которой оно постоянно или продолжительно проживает и исполняет здесь свои религиозные обязанности; по таким соображениям Новгородской Дух. Консисторией, с утверждения Его Высокопреосвященства, в 1896 г. было постановлено разъяснить, что лица, постоянно проживающие в приходе и исполняющие здесь долг исповеди и св. причастия, должны считаться прихожанами церкви его, и, поэтому, причт этой церкви обязан их повенчать, не требуя представления предбрачных документов от причтов церквей по месту их рождения или приписки (Новгор. Е. В. 1896, 18).—Полтавской Дух. Консисторией, согласно резолюции местного Преосвященного, от 31 дек. 1891 г., между прочим, было постановлено, что приходские священники выселившимся из их прихода ни в каком случае не в праве отказывать в выдаче метрических справок на вступление в брак в новом их приходе, когда нуждающиеся будут обращаться с требованием означенных справок (Подтав. Е. В. 1892, 22).—Вообще главнейшим и бесспорным основанием принадлежности данного лица в тому или другому приходу следует признать постоянное местожительство этого лица в пределах прихода. Временное жительство в приходе тоже считается основанием принадлежности к приходу, но общего правила относительно того, какой именно период времени пребывания в приходе дает право считаться прихожанином этого прихода,—не имеется. Особенное же затруднение в данном случае представляют, преимущественно в городах, те, которые часто переселяются из одного прихода в другой и в каждом из них проживают короткий срок (каковы: некоторые из живущих на наемных квартирах, а также низшие служащие: дворники, кучера, горничные, кухарки и т. п.). Часто переменяя местожительство, такие лица везде значатся иноприходными, да и под таким наименованием в каждом приходе числятся слишком непродолжительный срок. Этих лиц, как не имеющих, по роду своей службы и занятий, постоянной оседлости, обыкновенно венчают те, священники, в приходах которых эти лица временно проживают (см. Права и обязан. пресв., П. П. Забелина, 246 стр.; Рук. д. с. п. 1897, 48;

 

 

1166

УСЛОВИЯ ЗАКОННОСТИ И ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ БРАКА.

Венчание браков лиц, не принадлежащих к приходам военных церквей, воспрещается военным священникам (Высочайше утвер. Полож.. об упр. ц. и д. в. и м. вед. 1890 г. 12 июн., 44 §). Венчание военно-служащих должно совершаться преимущественно священниками, собственного ведомства, т. е. в полках полковыми священниками, а в командах, где их нет, теми, которым от духовного военного начальства, по сношению с местным духовным начальством, будет сие дозволено; а если по каким-либо особым причинам будут они венчаться и посторонними, то с ведома священника той части войск, к которой принадлежат военные чины 1) (Св. воен. постан., VП кн., изд. 1892 г., 950 ст.).

Прямую обязанность относительно каждого брака священно-церковнослужителей, имеющих право совершать венчание этого брака, составляет строгое выполнение всех условий и правил, определенных законами о браке и делающих его законным. Поэтому священно-церковно-служители, в предупреждение незаконных браков, должны прежде венчания брака удостовериться в его беспрепятственности. Для законности и действительности брака, кроме законной формы, требуется еще, чтобы он удовлетворял различным условиям, вытекающим из отношений естественных, общежительных и религиозных. К числу условий, вытекающих из естественных отношений, относятся: а) законный возраст, б) физиологическая и психическая способность к супружеству, в) отсутствие близких родственных отношений. К условиям, вытекающим из правил общежития, относятся: г) свободное согласие на брак со стороны жениха и невесты, согласие со стороны родителей и опекунов и дозволение начальства, д) отсутствие противных брачному союзу отношений к другим лицам, е) государственная и общественная правоспособность к заключению законного брака. Из религиозных отношений препятствуют заключению брака: ж) священный сан, з) монашеский обет, и) различие вероисповедания и религии 2) (Кур. цер. права, проф. И. С. Бердникова, 71 стр.).

А. Брак запрещается лицам, имеющим более 80 лет от роду без различия пола 3), а также лицам мужского пола ранее 18, а женщи-

Сам. Е. В. 1898, 1), без соблюдения требуемых в отношении к чужеприходным предбрачных предосторожностей (см. Ц. В. 1893, 2). Должно заметить, что относительно требования от таких, не имеющих определенной оседлости, лиц, для повенчании их, предбрачного свидетельства,—давно уже назрела потребность в издании особых постановлений, которыми могло бы руководствоваться духовенство, и в некоторых епархиях по данному предмету уже изданы особые руководственные распоряжения местного Е. Н. (см., напр., Ц. Вед. 1905, 52, 2314—2315 стр.), которому в 1906 г. и Св. Синодом (см. ук. Св. Син. 4 янв. 1906 г.) разрешено „в потребных случаях“ при совершении браков применять особые облегченные правила (см. их ниже, об оглашении). Во всяком случае священникам, в предупреждение незаконных браков и во избежание ответственности за совершение таких браков, следует быть особенно внимательными в отношении к представляемым указанными лицами документам о законности их брака. Следует также иметь в виду и то, что иногда некоторые намеренно скрывают свою принадлежность в течение нескольких лет к известному приходу и стараются, вследствие незаконности своего брака, повенчаться в другом приходе; поэтому причту прежде всего следует удостоверяться, действительно ли просители о повенчании их брака в приходах своего прежнего местожительства не числятся пребывающими продолжительный срок (сн. ниже, о документах).

1) Духовенству Полтавской епархии в 1889 г. циркулярным указом Духовной Консистории (30 апр. 1889 г., за Л? 2881) строго было предписано не совершать браков военнослужащих без ведома военного духовного начальства той части войск, к которой принадлежит желающий вступить в брак.

2) Священнослужители и причетники, оказавшиеся виновными в упущении правил, предписанных для совершения браков, судятся и наказываются духовным начальством, за исключением лишь тех случаев, в коих они подлежат действию уголовного суда (Уст. Д. К., 220); при этом решения епархиальных начальств собственно о взыскании с виновных духовных лиц за совершение незаконных браков приводятся немедленно в исполнение порядком, указанным в ст. 171 и 174 Уст. Д. К., не ожидая утверждения Св. Синодом постановлений епархиальных начальств о признании браков незаконными и недействительными (цир. Ук. Св. Син. 1888, XI, 2).

3) В «Курсе гражд. права» К. И. Победоносцева (см. 2 ч., 34 стр.) говорился,

 

 

1167

ЛЕТА ВСТУПАЮЩИХ В БРАК.

нам ранее 16 лет от рождения. Только в Закавказье, вследствие местных климатических условий, дозволяется природным жителям Кавказа вступать в брак мужчинам 15, женщинам 13 лет 1). Впрочем, епархиальный Архиерей 2) имеет право по своему личному усмотрению разрешить брак и в том случае, если жениху или невесте недостает не более полугода до узаконенного совершеннолетия 3) (Св. Зак. X т., 1 4-, 4, 3 ,ст. и примеч. к 3 ст.).

Если до указанного для брака совершеннолетия недостает более полугода, хотя бы только и на один день, то прошения к Архиерею о разрешении такого брака ни в каком случае не должны быть подаваемы, и священники должны вразумлять и отклонять своих прихожан от подачи таких прошений 4). Вследствие того, что несовершеннолетние не имеют права вступать в брак без согласия своих родителей или опекунов, прошения к Преосвященному о разрешении брака несовершеннолет-

что „наибольший возраст для браков по церковным законам (см. 24 пр. св. Василия Великого) 60 лет, по гражданским 80 лет. Посему когда вступают в брак позже 60 лет, то, хотя это не противно гражданскому закону, но для венчания требуется разрешение Архиерея“ (см. также Сборн. цер. и гражд. зак. о браке, С. Григоровского, 3 стр.; Сборн. зак., распор. и разясн. о браке, В. Мордвинова, 7 стр.). По установившейся практике, как утверждают некоторые, такое разрешение не требуется, а потому браки лиц, имеющих свыше 60 лет от роду, и венчаются у нас без испрашивания на совершение их разрешения Архиерея; однако относительно, напр., Самарской епархии известно, что там на повенчание в преклонных летах требовалось архипастырское разрешение (см. Сам. Е. В. 1898, 2). Само собою разумеется, что священникам в данном случае следует поступать так, как это принято в их епархии.

1) Применение этого узаконения допустимо только в Закавказье и притом к природным жителям, т. е. рожденным там, а не случайно проживающим (Ц. В. 1895, 48; 1896, 1).

2) Если бы случилось, что брачующиеся принадлежат к двум приходам разных епархий, то брак во всех тех случаях, когда требуется разрешение Архиерея, разрешает местный Архиерей, т. е. тот, в епархии которого имеет быть совершен брак, так как за законностью совершения браков в епархии имеет наблюдение местный Епископ (Псков. Е. В. 1895, 5).

3) В 1890 г. Тамбовский Преосвященный, усмотрев полное легкомыслие просителей о разрешении брака до узаконенного совершеннолетия жениха и, в редких случаях, невесты, при совершенном непонимании силы и значения таинства брака, не шедшее далее мелких хозяйственных соображений и потребностей, и, с другой стороны,—неуместную и своекорыстную снисходительность церковных причтов, из коих некоторые сами услужливо писали прошения, противозаконно подписывались за неграмотных,— предложил Консистории объявить настоятелям приходских церквей епархии, к точному исполнению, следующее его распоряжение: „чтобы они, для устранения этого нравственного зла, с своей стороны: 1) настойчиво внушали прихожанам о незаконности сделавшихся вследствие послабления обычным явлением ранних браков их детей и полного вреда от них; 2) многократно, при всяком удобном случае, заявляли им, что ранние браки на законном основании могут быть разрешаемы только в таких случаях, когда будут по справедливости показаны и мною усмотрены настоятельные и уважительные нужды, в противном случае советовать и не тратиться напрасно и на приготовление к свадебному лиру, и на писание, подачу прошений, которые будут отсылаться назад без удовлетворения, и, сверх того, 3) отечески-вразумительно разъясняли прихожанам, что я своевременно предупреждаю их, дабы не гневались и не роптали, когда придется им получить отказ в неосновательных своих просьбах, всячески стараясь убедить их в том, что родителям нужно остепениться и образумиться, перестать потворствовать детским страстям и уступать не заслуживающим внимания мелочным хозяйственным соображениям, так как сделавшееся обычным в таких случаях послабление родителей детям крайне вредно для них и в телесном, и в нравственном отношениях на всю жизнь, как всякое преждевременное, неумеренное и незаконное удовлетворение телесной потребности“ (Тамб. Е. В. 1890, 22; см. также распоряжение Калужского епархиального начальства в Ц. Вед. 1890, 7; сп. Рук. д. с. п. 1895, 39; Вят. Е. В. 1897, 23).

4) Указом Симбирской Дух. Консистории от 8 апр. 1883 г. было подтверждено священникам епархии, чтобы они, под опасением подвергнуться штрафу, со внесением в клировые ведомости, отнюдь не выдавали метрических выписей о рождении женихов и невест для приложения к прошениям о разрешении на вступление в такой преждевременный брак, который не может быть разрешен и Архиереем, т. е. раньше, чем жениху исполнится 17 1/2 лет от роду, а невесте 15 1/2 лет (Симб. Е. В. 1883, 8; см. также 1898, 1).—Если не хватает одного лишь дня до 17 1/2 и 15 1/2 лет для жениха и невесты, то разрешение на такой браке, если и может быть дано, то только Св. Синодом (Ц. Вед. 1903, 6; см. также Ц. В. 1906, 15; сн. Ц. Вед. 1907, 4, 9 стр.).

 

 

1168

ЛЕТА ВСТУПАЮЩИХ В БРАК.

них 1) должны подавать за своею подписью их родители или, в случае смерти последних, опекуны или родственники, на воспитании которых находятся брачующиеся 2); при этом требуется, чтобы в оных прошениях были указаны уважительные причины преждевременного брака 3), одного же желания родителей браком сочетать жениха или невесту в несовершеннолетии, по смыслу Высочайше утвержденного в 11 день мая 1879 г. определения Св. Синода, не достаточно (см. распоряж. Черн. Дух. Кон. в Рук. д. с. п. 1888, 23); священники, с своей стороны, должны делать от себя заверения на просьбах о времени рождения того лица, которому испрашивается разрешение, и справедливости уважительных причин, в просьбе объясненных 4) (см., напр., распоряж. Духовных Консисторий: Черниговской—в Черн. Е. В. 1886, 5, 1889, 11, Могилевской—в Могил. Е. В. 1892, 34, Тобольской—в Тобол. Е. В. 1894,6; сн. Мин. Е. В. 1890, 4—5).—Подольской Дух. Консисторией было объявлено духовенству епархии, чтобы при прошениях о разрешении браков несовершеннолетним: 1) приходские священники не ограничивались надписью, что все в прошениях написано верно, а представляли бы дословную выпись из метрических книг;

1) В «Симбирских Епархиальных Ведомостях» была опубликована следующая форма прошения: „Представляя при сем метрическую выписку о летах NN от местного причта, на которой изложено удостоверение о крайней нужде в преждевременном браке ΝΝ, покорнейше прошу Ваше Преосвященство, на основании указа Святейшего Синода, от 31 мая 1857 года за 5394, разрешить местному причту указом совершить брак сей, если по обыску не встретится к тому препятствий. При сем прилагаю две марки (по 75 коп.). Подпись просителя с обозначением места жительства его“ (Симб. Е. В. 1883, 8).

2) Ставропольской Духовной Консисторией было предписано приходским причтам епархии, чтобы они разъясняли прихожанам своим, что с просьбами о разрешении на вступление в брак невестам должны к епархиальному Преосвященному обращаться не сваты, а сами родители или опекуны невест, и что прошения сватов на будущее время удовлетворяться не будут (Е. В. 1889, 18; см. также распоряж. Мин. Дух. Кон. в Мин. Е. В. 1890, 4—5).—Родители или опекуны несовершеннолетних могут поручать ведение дел и сторонним лицам, но в таком случае они должны дать последним письменную доверенность, законным образом засвидетельствованную. Словесные доверенности признаются действительными только те, которые даются: 1) для приложения руки в какой-либо просьбе, когда веритель за неумением грамоте сам не может подписать оной; 2) на подачу, т. е. на доставление какой-либо просьбы, для чего достаточно означить в рукоприкладстве под просьбою, что подать оную доверяется такому-то (Забелин, 216—217 стр.).

3) К уважительным причинам может быть отнесен недостаток в семействе лиц, необходимых для присмотра за малолетними детьми, или для поддержания семейства по преклонности лет, болезни или смерти старших членов семьи (Забелин, 215 стр.).—Пензенской Дух. Консисторией было разъяснено духовенству епархии (см. Пенз. Е. В. 1881, 1), что уважительными причинами могут быть признаны только: а) смерть или тяжкая болезнь единственной женщины в семействе; б) особенная многосемейность, и притом состоящая из малолетних детей, например, или самой хозяйки—матери жениха, или свахи и проч. Посему причты должны всячески стараться отклонять прихожан от просьб о разрешении браков до совершеннолетия неосновательных и не удостоверять просьб о разрешении браков по экономическим только расчетам (напр., вследствие большой дешевизны продуктов в известное время).—Желание со стороны родителей иметь в хозяйстве лишние рабочие руки Калужским Преосвященным было признано совершенно неуважительной причиной (см. Ц. Вед. 1890, 7).

4) Относительно засвидетельствования прошений, подаваемых Преосвященному, о разрешении преждевременных браков, Ставропольским Преосвященным было предложено местной Консистории сделать соответствующее напоминательное и разъяснительное распоряжение с предварением, что не засвидетельствованные причтами просьбы указанного рода будут посылаемы к причтам для засвидетельствования, что должно вызвать отсрочку разрешения Преосвященного, иногда не неубыточную для просителей, чего, конечно, не должны желать и допускать причты для своих прихожан, и что может доводить прихожан до неприятных отношений их к своим причтам; а если окажется, что причт знал о подаче прошения и оставил его без своего засвидетельствования, то он не будет оставляем без должного взыскания (Ставроп. Е. В. 1889, 20).—По распоряжению Киевского епархиального начальства, если по рассмотрении причтами предназначенных для подачи Преосвященному прошений, в последних окажутся какие-нибудь неверности, то причты должны об этом на таковых прошениях делать надлежащие объяснения (см. распоряж. Киев. епарх. начал. в Рук. д. с. п. 1889, 35).—По разъяснению Пензенской Духовной Консистории, причты должны выдавать удостоверения о действительности нужды в разрешении брака ранее совершеннолетия не более полугода только по личном удостоверении в этой нужде, а не по уверению только просителей или по слухам, и притом еще объяснять, что жених или невеста, не достигшие

 

 

1169

ЛЕТА ВСТУПАЮЩИХ В БРАК.

2) чтобы подписывался не один священник, как принято в Подольской епархии, но и другие члены причта (диакон или псаломщик);—за несоблюдение этих требований будет налагаться денежный штраф с виновных в пользу попечительства о бедных духовного звания; вместе с этим приходские священники должны внушать своим прихожанам, чтобы марки, необходимые для приложения при прошениях, наклеивались, а не прилагались только при бумагах, так как не приклеенные марки могут утрачиваться, или же прикладываться не к тем бумагам, к каким они (марки) были представлены, потому что обыкновенно приходится принимать за один раз несколько различных прошений (см. Рук. д. с. п. 1889, 14).Эти прошения обыкновенно от Преосвященного поступают в Консисторию, куда и следует обращаться за получением архиерейских резолюций на таковые прошения.— Телеграммы Преосвященным о разрешении брака оставляются без последствий 1) (см. распоряж. местн. епарх. начальств: в Черн. Е. В. 1886, 5, в Курск. Е. В. 1898, 48, в Омск. Е. В. 1899, 5).—В Пензенской епархии ради сокращения расхо-

совершеннолетия, имеют достаточное и телесное, и духовное развитие (Пенз. Е. В. 1891, 1).—Симбирским епархиальным начальством в 1897 г. было обращено внимание на то, что причты означенной епархии дают удостоверение о необходимой нужде в преждевременных браках, большею частью, бестолково, голословно-неопределенно, без приложения к таковым удостоверениям церковной печати и, когда нужно, по возможности, медицинского свидетельства; словом, свидетельствуют семейное положение просителей общею фразою, а не обстоятельно и не с подробным, как бы следовало, перечислением всех членов семьи просителя и с указанием их возраста; иные причты, не находя, по-видимому, достаточных оснований к получению разрешения преждевременного брака и не желая отклонить подачу прошения о сем, к сожалению, не стесняются допускать выдачу таких удостоверений местным сельским старостам; некоторые причты, к прискорбию, позволяют себе и такие непростительные небрежности в своих обязанностях, которые ни в каком случае и ни под каким предлогом не должны бы быть допускаемы; так, напр., числа, месяцы и годы рождения жениха или невесты в метрических выписях обозначают неясно, с подчистками и поправками, без надлежащих о том оговорок, а иногда последние выдаются даже и без указания или месяца, числа или года рождения жениха и невесты, нередко бывают случаи и совершенного непредставления оных, а также и удостоверений, и наоборот—представляются, но без подписа старших или младших членов причта, а также без приложения церковной печати; к самым прошениям или совсем не прилагается установленного по закону и требующегося гербового сбора (две марки по 75 коп.), или прилагается только одна марка; причем в прошениях не указывается подробного адреса, по которому должно следовать обратное возвращение прошения; по словесным заявлениям просителей, лично подающих прошения о браках, обнаруживается и то, что есть и такие причты, которые как бы не считают себя обязанными выдавать удостоверения о крайней нужде в преждевременных браках, даже при наличности и несомненности таковой нужды и при заметном участии в составлении таких прошений самих же священников и других членов причта, ссылаясь, между прочим, на то, что о сем якобы не было предписания Е. Н., как бы испрашивая этим особого на каждый раз распоряжения, чрез что возбуждают напрасную переписку и усложняют самое делопроизводство в епархиальном управлении и заставляют просителей нести лишние для них расходы. В устранение на будущее время бесполезной и напрасной для Е. Н. по сим делам переписки и в предупреждение а) непроизводительных расходов со стороны просителей, б) явно небрежного отношения причтов к вышесказанным распоряжениям, а также в) и всего, Его Преосвященством замеченного,—предложено Консистории: вновь строжайше внушить причтам церквей Симбирской епархии неуклонно исполнять требования циркулярных указов Консистории от 8 апреля 1883 года и от 8 декабря 1887 года, и, в целях достижения сокращения увеличивающегося из года в год, без всякой в том нужды, числа поступлений брачных прошений, предписать им—неоднократно объявить означенные распоряжения прихожанам в церкви в воскресные или праздничные дни, дабы никто из них не отговаривался незнанием тех распоряжений Е. Н., и предупредить их, что все прошения, подаваемые ими без уважительной причины, без засвидетельствования причта и без приложения метрических выписей, будут оставлены без всякого ответа. Сверх сего объявить причтам, что в случае повторения с их стороны неисполнения распоряжений епархиального начальства и вышепрописанных неисправностей, виновные в сем будут подлежать ответственности по всей строгости законов (Симб. Е. В. 1898, 1).

1) В Уфимской епархии местным епархиальным начальством были дозволены подобные телеграммы, но только в крайних и исключительных случаях и притом не иначе, как по заверению местных священно-церковно-служителей; ответные же телеграммы должны быть оплачиваемы не менее того числа слов, какое значится в просительной телеграмме (Уфим. Е. В. 1890, 14).

 

 

1170

ЛЕТА ВСТУПАЮЩИХ В БРАК.

дов было дозволено посылать прошения по почте 1), причем также было дозволено писать удостоверение причта о причинах брака на самых прошениях о разрешении брака 2) (Пенз. Е. В. 1882, 1; см. также распоряж. Волын. епарх. начал. в Вол. Е. В. 1892, 4).—Священникам Полоцкой епархии было дано знать местным епархиальным начальством, чтобы они внушали своим прихожанам обращаться к Преосвященному с просьбой о разрешении брака в родстве брачующихся или их несовершеннолетий только тогда, когда состоялся уже между брачующимися, их родителями или опекунами решительный сговор и твердое намерение, а не одно только не вполне выяснившееся предположение (см. Ц. О. В. 1876, 136).—В виду того, что некоторые причты выдавали своим прихожанам метрические выписки для ходатайства о разрешении несовершеннолетним на вступление в брак за полгода и даже раньше того срока, в который может быть дано это разрешение властью архиерейскою (причем, возможно, что к сроку разрешения жениха и невесты уже на свете не будет, или самое сватовство расстроится, и по той или другой причине выдача выписки, прошение и расход на него и архиерейское разрешение сделаются напрасными),—Ставропольским Преосвященным было дано знать причтам епархии, чтобы они от преждевременной выдачи метрических выписок на подобные случаи воздерживались (Ставроп. Е. В. 1889, 20).

1) Посылка прошений по почте некоторыми епархиальными начальствами признается более целесообразною, соответственно чему ими и были сделаны относительно этого особые распоряжения. Так, Калужским епархиальным начальством было объявлено духовенству епархии, чтобы оно не позволяло лично являться к высшей епархиальной власти для подачи прошений, в предупреждение лишних с их стороны расходов, объяснив им, что толково написанное и законное прошение, поданное чрез почту, скорее будет удовлетворено святительскою властью, чем незаконное и бестолково объясненное самими просителями лично (см. Ц. Вед. 1890, 7).—Точно так же в Омской епархии местной Консисторией было сделано распоряжение, по которому приходские священники должны удерживать своих прихожан от поездок в епархиальный город для личного представления Преосвященному прошений, чем нередко только затрудняется дело: по большей части просители по своему безграмотству не могут расписаться в получении своей просьбы с резолюцией, не представляют удостоверения о своей личности, почему является опасность вручить резолюцию не тому, кому надлежит, и, наконец, прошение может быть утеряно; вместе с этим означенной Консисторией было предписано, что в конце прошения должеп быть четко и подробно изложен адрес того причта, в приходе которого находится проситель (Омск. 1. В. 1899, 5).—В указанном адресе обязательно должна быть обозначена ближайшая почтовая станция.

2) Тамбовской Дух. Консисторией было разъяснено духовенству епархии, что, для устранения недоразумений и замедления в удовлетворении прошений прихожан о вступлении в брак до узаконенного совершеннолетия жениха или невесты и в близком родстве между ними, приходские священники обязательно должны прилагать к прошениям первого рода формальную метрическую выпись о рождении и крещении жениха или невесты, (с 75 к. гербовою маркою), с засвидетельствованием о том, что семейные обстоятельства или другие какие-либо причины, побуждающие просить о разрешении брака, действительно существуют и заслуживают уважения, на прошениях второго рода обязательно делать ясное, точное и наглядное указание степеней родства, существующего между женихом и невестою, за своею подписью, с приложением церковной печати (Тамб. Е. В. 1890, 17).—Минской Духовной Консисторией было предписано духовенству епархии: а) чтобы излагаемые на подаваемых о разрешении вступления в брак до указанного совершеннолетия Преосвященному прошениях или прилагаемые к сим прошениям, в виде особых документов, метрические выписи были не что иное, как дословные выписи той или другой метрической записи, и б) чтобы время рождения и крещения, или смерти и погребения, или же бракосочетания было обозначаемо в этих выписях прописью, а не цифрами, причем всякая метрическая выпись должна быть подписана всеми членами причта и оплачена гербовым (в размере 75 коп.) сбором (Мин. Е. В. 1889, 22; см. также распор. Литов. епарх. начал. в Лит. Е. В. 1892, 34).— Омской Дух. Консисторией было сделано распоряжение, по которому при прошениях должна быть прилагаема формальная справка из метрических книг или из исповедных росписей (за все время жизни просителя обозначением лет последовательно из года в год), надлежаще засвидетельствованная (Омск. Е. В. 1899, 5).—Уфимским епархиальным начальством в 1890 г. было объявлено по епархии, что только в крайних случаях, за неимением метрической выписи, должны быть прилагаемы выписи из исповедных росписей за все годы, в коих будут значиться записанными жених или невеста с показанием лет (Уфим. Е. В. 1890, 14).—Сн. ниже, о документах, требуемых при браке.— Пензенской Духовной Консисторией было разъяснено, что при прошениях, кроме метрических выписей о времени рождения жениха или невесты, должны быть непременно

 

 

1171

ЛЕТА ВСТУПАЮЩИХ В БРАК.

Таким образом порядок испрошения разрешения Архиерея на повенчание лица, не достигшего законного возраста, крайне разнообразен: в одних епархиях требуется представление Архиерею вместе с прошением и метрической выписи, в других—кроме выписи представляются и списки о составе семьи вступающего в брак, в третьих—причт удостоверяет на прошении о действительной необходимости не дожидаться законного возраста, в четвертых—сведения о летах выписываются и подписываются причтом на самом прошении; наконец, разрешение Архиерея может быть испрошено и просто рапортом священника (см. Ц. В. 1895, 12). Отсюда понятно, что, при испрошении вышеозначенного разрешения на брак, должно следовать порядкам, узаконенным в данной епархии особыми распоряжениями местных епархиальных начальств или установленным обычаем, принятым в данной епархии. Но во всяком случае должно иметь в виду, что прошения должны быть подаваемы: а) на имя епархиального Архиерея или его Викария 1), б) родителями, опекунами или родственниками, воспитывающими брачующихся (см. Св. Зак. X т., 1 ч., 5 ст.), в) с указанием уважительных причин такого брака (см. прим. к 3 ст. 1 ч. X т. Св. Зак.; Ук. Св. Син. 1841, IV, 23, 1857, V, 31, 1859, III, 28, 1879, V, 11), г) с оплатой прошения 75 коп. гербовой маркою и с присоединением другой такой же марки на ответ (Ук. Св. Син. 1877, IX, 23), и д) написанное на прошении засвидетельствование со стороны церковного причта, как и всякий церковный документ, должно быть скрепляемо надлежащею вполне разборчивою подписью свидетельствующих и с приложением церковной печати.

Всем офицерам, состоящим на действительной службе во всех без исключения регулярных войсках, военных управлениях, учреждениях и заведениях, или находящимся во временном отпуске, не дозволяется вовсе вступать в брак ранее 23-летнего возраста 2) (Св. воен. пост., II кн., изд. 1892 г., 946 ст.; Св. Зак., IV т., Уст. о Воин. повин., по Продолж. 1906 г., 28 ст., 2 п.).

Указом Св. Синода 20 февраля 1861 года вменено священникам в обязанность, чтобы они, если к ним будут обращаться лица значительно неравных лет с просьбой повенчать их, представляли этим лицам все неудобства, какие могут произойти впоследствии от разности лет; по если они и после этого не отменят своего желания вступить в брак, то венчать беспрепятственно 3).

Если оба лица или которое-либо одно из них вступили в брак, при недостижении церковного совершеннолетия 4) или имея более 80 лет

прилагаемы выдаемые причтами ведомости о составе и летах членов семейства просителей,—без этих ведомостей прошения не будут удовлетворяемы (Пензен. Е. В. 1891, 1).

1) В Волынской епархии местным епархиальным начальством было объявлено духовенству, чтобы эти прошения, а также и прошения о венчании браков в известных степенях родства, были направляемы к Преосвященному Викарию (Волын. Е. В. 1890, 6).

2) Всем вообще офицерам казачьих войск, за исключением тех из числа сих лиц, которые числятся по войску, или в комплекте строевых частей, без содержания, не дозволяется вступать в брак ранее 23 лет от роду (Св. Зак., IV т., Уст. о Воин. повин., 411 ст., по Прод. 1906 г.).—Офицерам, не достигшим в военно-морском ведомстве 25 лет от роду, вступление в брак может быть разрешаемо начальством не иначе, как при представлении имущественного обеспечения в размере и на основаниях, определяемых морскими постановлениями; сими постановлениями определяются также изъятия из общего правила о представлении обеспечения (там же, 28 ст., 2 п.).—Требовавшееся прежде от вступающих в брак офицеров военно-сухопутного ведомства представление имущественного обеспечения в размере и на основаниях, определявшихся особыми постановлениями, в 1909 г. отменено (см. Соб. указ. 1909 г., 688 ст.).

3) В XVIII веке были указы Св. Синода, в которых поставлялась в числе препятствий к законному браку и слишком большая несоразмерность в летах жениха и невесты. В Ин. бл. (§ 18) называется незаконным брачное сопряжение лиц, из коих одно молодо, а другое престарело. Но, насколько незаконно такое сопряжение, не определено. В гражданских же законах о незаконности таких браков ничего не говорится (Кур. цер. права, И. С. Бердникова, 74 стр.; сн. 50-ю гл. Кормчей, А. Павлова, 144 стр.). Священник, конечно, в данном случае должен руководствоваться указом Св. Синода 20 фев. 1861 г.

4) По «Кормчей» и определению Стоглавого собора, брачное совершеннолетие для мужчин полагалось в 15 лет. Указом Св. Синода 1774 г. дек. 17 (см. П. С. З.,

 

 

1172

ЛЕТА ВСТУПАЮЩИХ В БРАК.

от роду, то брак считается незаконным и недействительным 1). По исследовании дела, вступившие в брак немедленно, по сношению епархиального начальства с гражданским местным, разлучаются от дальнейшего сожительства 2) (Св. Зак. X т., 1 ч., 37—39; Уст. Д. К., 205, 212, 218). Если обвенчанные при недостатке церковного к браку совершеннолетия, по достижении полного гражданского совершеннолетия 3), пожелают продолжать супружество, им дозволяется это, но союз их подтверждается в церкви по чиноположению 4) (Св. Зак., X т., 1 ч., 39 ст.; Уст. Д. К., 219).

Священник, диакон и причетник за браковенчание таких лиц, кои не достигли еще возраста, для вступления в брак определенного (см. 1166 —1167 стр.), если дознано будет, что они не употребили должных мер к дознанию об этом, наказываются без отрешения от мест своих посылкой в монастырь: священники на половину того времени, сколько недоставало брачующимся до гражданского совершеннолетия, а диакон и причетник на половину того времени, на сколько послан священник. Но если до совершеннолетия недоставало более года, то священник отрешается от места и низводится на причетническое, по вышеозначенному расчету времени. Обличенные же в том преступлении во второй раз священнослужители, по отрешении от места, определяются в причетники на полгода и более, смотря по обстоятельствам дела, а причетники посылаются в монастыри на половину срока, не доставшего до совершеннолетия, или и совершенно исключаются из духовного ведомства и передаются в распоряжение Губернского Правления, если были судимы уже за неблагочинное поведение и подвергались взысканиям. Священнослужитель того же прихода, если и не участвовал в венчании, но знал о незаконности венчания, не старался воспрепятствовать оному и не донес немедленно, наказывается по усмотрению епархиального начальства (Уст. Д. К., 188).

14229 №) определено венчать мужчин не ранее 15, а женщин не ранее 13 лет (см. также Кн. о дол. пресв., 125 §); но в 1830 г. Высочайшим указом этот срок оставлен только для природных жителей Кавказа, всем же остальным жителям России запрещено вступать в брак—мужчинам ранее 18, а женщинам ранее 16 лет. По этим последним постановлением, внесенным в Свод гражд. законов (см. 3 ст.), сила прежнего (до 1830 г.) срока брачного совершеннолетия только была дополнена, а не отменена. Вследствие этого образовалось два совершеннолетия к браку—прежнее (названное церковным) и новое (названное гражданским) с различным значением (см. след. прим.) по отношению к законности и действительности брака (Кур. цер. права, И. С. Бердникова, 72 стр.). Это брачное гражданское совершеннолетие (18 л. для муж. и 16 л. для жен.) не следует смешивать с вообще гражданским совершеннолетием, определяющимся у нас 21-летним возрастом.

1) Дело о признании недействительным брака, заключенного прежде достижения одним из супругов церковного к браку совершеннолетия, может быть вчиняемо только тем из супругов, который вступил в брак во время сего несовершеннолетия. Сие допускается лишь до времени достижения тем лицом определенного в ст. 3 законов гражданских для вступления в брак совершеннолетия и лить в случае, если брак их не имел последствием беременности жены (Уст. Д. К., 209). Если обнаружится, что вступили в брак достигшие церковного, но еще недостигшие гражданского совершеннолетия, то они не разлучаются, а последствием нарушения может быть только взыскание (штраф) с лиц повенчавших (см. Кур. граж. права, К. И . Победоносцева, 2 ч., 35 стр.; Кур. цер. права, И С. Бердникова, 73 стр.).

2) При признании незаконным брака лиц, имеющих от роду более 80 лет, им воспрещается, конечно, вступать в новый; если же одно из них имеет возраст менее 80-ти лет, то ему должно быть дозволено, конечно (епархиальным начальством), вступить в новое беспрепятственное супружество, по очищении совести исповедью пред духовником (см. Сборн. цер. и гражд. зак. о браке, С. Григоровского, 117 стр.).

3) В данном случае под этим совершеннолетием разумеется брачное гражданское совершеннолетие (см. выше, 1 прим.), т. е. 18 лет для жениха и 16 лет для невесты (см. Сбор. цер. и гражд. зак. о браке, С. Григоровского, 118 стр.).

4) Это подтверждение брака указанных лиц состоит в том, что они „венчаются с повторением вопросов и ответов, установленных при венчании относительно свободности желания на вступление в брак и с повторением молитв, в конце венчания в Требнике напечатанных“ (сн. об этом ниже), при этом им предоставляется очистить совесть пред духовником за преждевременное вступление в брак

 

 

1173

ФИЗИОЛ. И ПСИХИЧ. СПОСОБНОСТЬ К БРАКУ.

Б. Бывают личности, неспособные к супружескому сожитию. Сюда относятся скопцы, а также лица, от природы неспособные к половому сожитию или болезнью доведенные до такого состояния. В Своде Законов и Уставе Дух. Консисторий не значится запрещения брака указанным лицам, а позволен только развод по неспособности одного из супругов, по прошествии трех лет со времени совершения брака, причем относительно характера неспособности сказано, что она должна быть природная или начавшаяся прежде вступления в брак 1) (Св. Зак. X т., 1 ч., 45, 48 и 49 ст.; Уст. Д. К., 238, 242 и 243).

Если к священникам для повенчания обращаются немые и глухонемые, которые не могут выразить своего согласия на вступление в супружество с известным лицом определенными словами, то священники могут венчать таковых, требуя, чтобы они выражали свое согласие другими какими-либо соответствующими благопристойными знаками,—и после этого брак их, повенчанный при таких условиях, так же считается законным, как и всякие другие браки (ср. резолюцию Моск. митр. Филарета, 4 нояб. 1843 г.). Слепые, находящиеся в здравом уме, так же могут быть венчаемы 2), как и зрячие, с соблюдением надлежащих формальностей, как и при обыкновенных браках, по закону 3) (ср. резол. митр. Филарета, 1 мая 1845 г. в Душепол. Чтении). Наконец, ни по церковным, ни по гражданским законам нашим не запрещается венчать также больных 4), когда они сами того поже-

(см. Ук. Св. Син. на имя Преосвященного Харьковского, от 31 янв. 1838 г., за № 662).

1) По самому существу дела, физическая неспособность к брачному сожитию обнаруживается только по заключении брака, так как она обыкновенно составляет личную тайну вступающего в брак, а иногда даже бывает неизвестна и ему самому. Вследствие этого в нашем законодательстве об указанной неспособности и говорится не как о препятствии ко вступлению в брак, но только как об основании к разводу. Однако если бы такая неспособность официально была известна и до брака, то она не может не рассматриваться, как препятствие к вступлению в брак, так как уже по самому смыслу брака, для заключения его, требуется физическая способность к брачному сожитию как со стороны жениха, так и со стороны невесты. Вот почему, как это было разъяснено в «Цер. Ведомостях», указанное препятствие к браку, по самому существу дела, предоставляемое самим брачующимся, хотя и не подлежит ведению священников, однако заведомо физически неспособного к супружеству нельзя венчать, хотя бы он и избранная им невеста имели свободное на сие произволение (Ц. Вед. 1897, 27).—От совершения такого брака священник может отказаться, не испрашивая на это разрешения у своего Е. Н.; но если для доказательства указанной неспособности желающего вступить в брак не имеется официальных данных, то в таком случае священник должен обратиться за руководственным указанием к местному Преосвященному.—Скопцы тоже лишены физической способности к брачному сожитию, а потому сказанное о браке лиц, по другим причинам не имеющих этой способности, приложимо и к скопцам, причем, конечно, имеются в виду непроизвольные скопцы, так как о браке самовольно оскопившихся не может быть и речи (сн. ниже, о расторж. брака).—Указанную физическую неспособность к брачному сожитию не следует смешивать с неспособностью к деторождению. Эта последняя неспособность есть тайна природы и не зависит от личных свойств супругов, а потому она и не служит препятствием к браку, равно как и причиной к разводу.

2) В действующих церковных правилах и гражданских узаконениях нет воспрещения венчать физически и умственно здоровых глухонемых и слепых; но может ли кто-либо из таковых, по вступлении в брак, пользоваться назначенным ему, как неизлечимо больному, пожизненным пособием,—этот вопрос подлежит решению власти, назначившей пособие (Ц. Вед. 1896, 17; см. также 1896, 29, 41).

3) Владимирской Духовной Консисторией было объявлено духовенству, что с просьбами оповенчании лиц, имеющих физические недостатки (напр., слепых, немых и т. п.), не должно обращаться к епархиальному начальству, а сами священники, если по обыскам не окажется законных препятствий, имеют право венчать лиц такого рода, так как в Св. Зак. (X т., 5 ст.) запрещаются браки только лишь безумных и сумасшедших (Влад. Е. В. 1883, 4).

4) Было бы полезно, если бы священники по возможности следили за развитием разных заразительных болезней в своих приходах, и по крайней мере удерживали от вступления в брак тех из своих прихожан, которые находятся в очевидной опасности, нока они не излечатся совершенно; сюда в особенности должны быть отнесены все страдающие явными признаками, напр., любострастной болезни, как то: отпадением носа, или гниением глаз, или челюстей и т. п. По своему нравственному долгу пастырь обязан воспрепятствовать браку таких лиц, но, при этом, он должен действовать исключительно только путем усовещевания самого страдающего болезнью (Ц. В.

 

 

1174

ФИЗИОЛ. И ПСИХИЧ. СПОСОБНОСТЬ К БРАКУ.

лают. Впрочем, если би при этом кто из тяжко больных потребовал от священника, чтобы сей последний венчал его не в церкви, по обычаю, а в частном доме, то священник должен положительно отказаться от этого, а в случае настойчивости со стороны больного советовать ему обратиться к епархиальному Архиерею, и затем уже действовать согласно наставлениям сего последнего, по обычаю (о. Хойнацкий, 5 стр.). Точно так же, по разъяснению «Руководства для сел. паст.», если один из незаконно сожительствующих, опасно захворавши и предчувствуя приближение смерти, пожелает вступить в законный брак и тем прикрыть свой грех, то такой брак не может быть совершен 1); впрочем, священник может в таких случаях обратиться к местному епархиальному начальству (Рук. д. с. п. 1887, 5).

Идиоты и сумасшедшие, очевидно, не могут считаться способными к заключению брака 2). Еще при Петре Великом было запрещено допускать к супружеству, не имеющих здравого рассудка от самого рождения, не способных ни в науку, ни в службу (Ук. 1722 г., 6 апр.). В Своде действующих законов к безумным от рождения присоединены сумасшедшие. Браки, заключенные с безумными и сумасшедшими 3), действительными не признаются, и лица, вступившие в такой брак, установленным порядком разлучаются от дальнейшего сожития 4) (Св. Зак. X т., 1 щ., 5, 37, 38 ст.; Уст. Д. К., 205, 208, 212 ст.).

В. К числу условий беспрепятственности брака относится отсутствие законного родства между брачующимися.

О видах родства и способах исчисления его степеней см. ниже.

В родстве кровном по линиям прямым (восходящей и нисходящей) брак безусловно запрещается законами церковными и гражданскими неограниченно во всех степенях 5); в линиях боковых родства кров-

1897, 45). Правда, по мнению о. прот. Хойнацкого, страдающие указанною болезнью до выздоровления даже не должны быть венчаны священником, за исключением разве случаев представления ими надлежащего медицинского свидетельства или же разрешения на брак от власти епархиальной, к которой потому больные подобного рода и должны обращаться за разрежением (о. Хойнацкий, 8 стр.). Но так решительно поступать в указанных случаях, без особых на то полномочий от епархиального Архиерея, священник не имеет юридических оснований; обратиться же за этими полномочиями в указанных случаях священник, по разъяснению «Цер. Ведомостей», не только имеет право, но и обязанность (Ц. Вед. 1895, 50).

1) Основания для невенчания брака лица, опасно захворавшего, выставляются следующие: 1) одному из брачующихся (больному) физически невозможно совершить хождение «образом круга», при пении известных тропарей; 2) Церковь не может просить у Бога умирающему «плод чрева», «многочадие», обилие благ земных, ибо подобные прошения Церкви для человека умирающего ниспадут на степень пустой, неосмысленной обрядности, тем более, что в человеке, находящемся „близ смерти“, Церковь находят более уместным возбуждать мысли и чувства о духовном и небесном, приуготовляя тем больного к переходу в загробную жизнь, а не о плотском и житейском; 3) запрещается совершать венчание в доме, кроме случаев (см. ниже), к которым данный не относится (Рук. д. с. п. 1887, 5).

2) По разъяснению «Цер. Вестника», браки полоумных должны быть отклоняемы, так как, по закону и сообразно с существом и нравственною целью брака, жених и невеста должны иметь здравый ум (Ц. В. 1889, 6).

3) Безумными признаются не имеющие здравого рассудка с самого их младенчества (Св. Зак., X т., 1 ч., 365 ст.). Сумасшедшими почитаются те, коих безумие происходит от случайных причин и, составляя болезнь, доводящую иногда до бешенства, может наносить обоюдный вред обществу и самим, и потому требует особенного за ними надзора (там же, 366 ст.).

4) Лица, вступившие в брак с сумасшедшими, по признании их брака незаконным и недействительным, не лишаются права на вступление в новый законный брак; что же касается самых лиц, вступивших в брак в состоянии сумасшествия, то, по восстановлении их волевой правоспособности, они, естественно, могут вступать и в новый законный брак (Сборн. церк. и гражд. зак. о браке, С. Григоровского, 113 стр.), по представлении священнику разрешения E. Н. на повенчание этого брака.

5) Ни физически, ни нравственно невозможно, чтобы восходящие родственники вступали в брак с нисходящими, напр., отец с дочерью, дед с внучкою, прадед с правнучкою и т. д., а потому о прямолинейном родстве в отношении к браку никогда не было сомнений (Прав, Соб., 1859 г., 3 ч., 15 стр.). Нужно заметить, что и

 

 

1175

РОДСТВО, КАК ПРЕПЯТСТВИЕ К БРАКУ.

ного брак безусловно запрещается до 4-х степеней включительно (VI, 54; Ук. Св. Син. 19 янв. 1810 г.; см. также Ук. Св. Син. 7 нояб. 1868 г., № 8625). В свойстве двухродном браки, согласно указу Св. Синода от 19 янв. 1810 г., безусловно воспрещались тоже до 4-й степени включительно, но в 1904 г. указом Св. Синода от 20 июля за № 13 предоставлено епархиальным преосвященным беспрепятственно разрешать, при наличности особливых к тому обстоятельств и причин, совершение браков в 4 ст. двухродного свойства, за исключением браков с сестрою невестки]) (жены брата) и с сестрою зятя (мужа сестры),—с соблюдением требуемых законом предбрачных предосторожностей, и без представления последовавших разрешений на утверждение Св. Синода 2) (см, Сбор. цер. и гражд. зак. о браке, С. Григоровского, 45—48 стр.). В свойстве трехродном брак безусловно запрещается только в первой степени (Ук. Св. Син. 25 апр. 1841 г.; 28 мар. 1859 г.).

Относительно ближайших к запрещенным степеней родства кровного в боковых линиях и свойства двухродного в указе Св. Синода 19 янв. 1810 г. говорится, что если в незапрещенных „правилами степенях окажутся объявляющие желание вступить в брак, то Преосвященные имеют давать им на то позволение непосредственно от себя, или чрез благочинных, или прямо приходским священникам“. Что же касается последующих (за первой, безусловно запрещенной) степеней трехродного свойства, то Св. Синод циркулярными указами (от 25 апр. 1841 г. и от 28 мар. 1859 г.) предписал епархиальным Архиереям ни в каком случае не запрещать повенчания лиц, состоящих между собою в четвертой степени трехродного свойства, и разрешать, по усмотрению нужды, сочетание браком тех лиц, которые находятся между собою во второй и в третьей степенях трехродного свойства.

По известному «Сборнику цер. и гражд. зак. о браке» С. П. Григоров-

вообще близость родственных отношений составляет естественное препятствие к браку. Семья представляет собою союз моральный, в котором все члены стоят друг к другу в известных нравственных отношениях. Из этих отношений зарождается то деликатное чувство в отношении к родственникам, которое сдерживает половые инстинкты при взаимном коротком обращении с ними,—особенность, отличающая человека от всех живых существ. Кроме этой нормальной причины есть и физиологическое основание, по которому близкое родство служит препятствием к браку. У близких родственников есть инстинктивное физиологическое нерасположение к плотскому сожитию (horror naturalis). Этим инстинктом природа предостерегает человека от заключения брачных союзов с родственниками, как союзов нецелесообразных. По наблюдению одного ученого, из 95 детей, рожденных от браков между близкими родственниками, вышло: 44 идиота, 12 золотушных, 1 глухонемой, 1 карлик и лишь 37 сносного телосложения (см. подроб. Владим. Е. Б. 1872, 17). По словам Эллиотсона, зажиточные евреи Англии имеют привычку женить двоюродных братьев и сестер,— и он нигде не видел столько косоглазых, заик, идиотов, умалишенных и вообще страдающих различными уродствами, как в этих семьях. Вообще брак между близкими родственниками, по мнению многих авторов, весьма нередко или сопровождается бесплодием, или влечет за собою появление разных уродств и идиотизма. Многие писатели того убеждения, что именно от таких союзов происходят глухонемые и слепорожденные. (Мать и дитя, В. Н. Жука, 22 стр.).

1) Брак на вдове родного брата совершенно невозможен (Ц. В. 1906, 34).

2) В ограждение чад Православной Церкви от искушения отпадения в инославные исповедания, в коих браки в свойстве дозволительны в более близких степенях (с двоюродными сестрою или братом, двух родных братьев с двумя родными сестрами, с сестрою умершей жены, с сестрою невестки и с сестрою зятя), Св. Синод нашел возможным в тех епархиях, где преобладает смешанное население (в Рижской, Холмской, Финляндской и Митавской), допускать повенчание браков только с сестрою невестки и с сестрою зктя, т. е. и в тех двух случаях, которые упомянуты, как изъятие, в указе Св. Синода от 20 июля 1904 г.; но разрешения на такие браки, выдаваемые Преосвященными указанных епархий по мере усмотрения ими нужды и неизбежности со стороны брачующихся ко вступлению в брак в означенных степенях родства, должны быть, предварительно приведения их в исполнение, представляемы в каждом отдельном случае на благоусмотрение и утверждение Св. Синода (подр. см. Пр. Рук., 240 стр.; Сбор, цер. и гражд. зак. о браке, С. Григоровского, 45—48 стр.).

 

 

1176

РОДСТВО, КАК ПРЕПЯТСТВИЕ К БРАКУ.

ского 1), на совершение брака в пятой степени кровного родства по боковым линиям необходимо предварительно испросить разрешение Архиерея; относительно же браков в двухродном свойстве необходимо иметь в виду, что если чрез брак и в дозволенных степенях двухродного свойства происходит смешение родственных имен, то на заключение такого брака, а равно и вообще в сомнительных случаях, должно быть, согласно указу Св. Синода от 28 мар. 1859 г., испрошено разрешение епархиальной власти (см. 15, 44—45 стр. «Сборника»). Точно так же и в «Церк. Ведомостях» было разъяснено, что в пятой степени кровного родства по боковым линиям и в пятой и шестой степенях двухродного свойства браки дозволительны, но в первом случае только с разрешения Архиерея, а в последнем необходимо испрашивать разрешение Архиерея лишь тогда, когда чрез брак происходит смешение родственных имен 2) (Ц. Вед. 1898, 17; см. также 1896, 28, 1898, 42, 1902, 1, 45, Ц. В. 1901, 47, 1905, 8, 23, 49; сн. Ц. Вед. 1903, 7, 26, 1905, 30).

При руководстве этим последним разъяснением, должно иметь в виду, что смешение родства скорее может произойти в браках свойства двухродного, почему и правила относительно такого смешения преимущественно относятся к этому свойству (Прав. Соб. 1889, 3 ч., 22 стр.). Тем не менее иногда может случиться, что изъявят желание вступить в брак и стоящие между собою в 6-й степени кровного родства, такие (имеющие, конечно, узаконенный для брака возраст) родственники, брак которых влечет за собою смешение родственных имен и отношений. Но если, как выше указано, в 6-й степени двухродного свойства, при смешении родственных имен, требуется разрешение Архиерея, то, конечно, это разрешение требуется, при указанном смешении имен, и при браках в 6-й степени кровного родства по боковым линиям. Таким образом выходит, что, согласно вышеприведенным разъяснениям, вообще следует испрашивать разрешение Архиерея на браки в 5-й степени кровного родства всегда, в 6-й же степени того же родства, а также в 5-й и 6-й степенях двухродного свойства следует испрашивать Архипастырское разрешение лишь в тех случаях, когда чрез брак происходит смешение родственных имен и отношений 3). Что же касается тех епархий, где относи-

1) Этот «Сборник» составлен „вполне компетентным лицом, обязанным по своему служебному положению (Обер-Секретаря Св. Синода) знать действующее брачное право и практику Св. Синода по данному вопросу“ (Ц. В. 1893, 20), и в 1909 г. вышел 10-м изданием.

2) Смешение родственных имен и отношений можно видеть из следующего примера.—При браке дяди и племянника с двумя сестрами, первые, оставаясь в кровном родстве между собою, как дядя и племянник, переходят вместе с тем и в родство двухродное, как свояки; жены их, будучи родными сестрами между собою, становятся вместе с тем—одна другой теткой и племянницей, но мужьям своим; дети дяди становятся и племянниками его племяннику по жене его, и двоюродными братьями по своему отцу и его дяде; а дети племянника становятся и племянниками его дяде по матери, и двоюродными внуками по отцу. Таким образом и выходит смешение и как бы превращение родства (см. Кур. цер. закон., Архим. Иоанна, 2 вып., 442 стр.). Правило о браках в родстве, чтобы чрез такие браки, и в дозволенных степенях родства, не смешивать родственных имен и отношений, не низводить родственников высших, старших, на степени низших, и низших не возводить в права, по родству им не принадлежащие, т. е. не ставить на место высших,—было общим правилом всех древних законодательств. Церковь также с самого начала охраняла такие отношения родства и осуждала тех, которые вступали в брак, не взирая, как говорится в 87 пр. св. Василия Великого, «на естество, издревле различившее именования родства» (Прав. Соб. 1859 г., 3 ч., 21—22 стр.). Отсюда понятно и существующее у нас требование, чтобы при браках в указанных родственных степенях, в случае смешения родственных имен, „дабы совесть была мирна и покойна и у совершителей сего таинства, и у брачующихся между собою, подобает просити благословения архиерейского на сии браки“ (см. «Наставление иерею, како чинити обыск по законам церковным и гражданским», изд. Киевопеч. Лавры, 1866 г., 20 стр. на обор.).

3) По разъяснению «Цер. Ведомостей», так как брак между лицами, состоящими в 5, а тем более 6 ст. родства или двухродного свойства, дозволителен, то, хотя по указу Св. Синода 28 мар. 1859 г. в тех случаях, когда чрез такой брак происходит. смешение родственных наименований и отношений, и требуется предварительное разрешение Е. Н., приходский причт, в особо уважительных случаях, когда почему-либо нельзя откладывать брака, может повенчать брак без предварительного разрешения Е. Н. и по, повенчании донести сему начальству с объяснением причин такого повенчания; некоторыми епархиальными архиереями сделано общее распоряжение

 

 

1177

РОДСТВО, КАК ПРЕПЯТСТВИЕ К БРАКУ.

тельно испрашивания Архипастырского разрешения на браки в степенях, ближайших к запрещенным, существуют особые распоряжения местного Е. Н. 1), то, само собою разумеется, причты обязательно и должны руководствоваться именно этими распоряжениями при браках в указанных случаях 2).

о беспрепятственном венчании таких браков в их епархиях (Ц. Вед. 1902, 32).

1) Известны, напр., следующие распоряжения епархиальных начальств относительно браков в родстве и свойстве.—Духовенству Пензенской епархии было дано знать местной Консисторией, чтобы оно отсылало своих прихожан к епархиальному Преосвященному с просьбами о разрешении браков: 1) только в пятой степени родства кровного и двухродного; 2) в тех ближайших к запрещенным степеням родства, в которых чрез сопряжение лиц может произойти смешение родственных имен и отношений, хотя бы родство было в шести степенях, и 3) в родстве трехродном—в третьей и даже во второй степенях, если только окажется к такому браку особая, заслуживающая уважения, нужда.—Самарской Дух. Консисторией было постановлено, чтобы священники отсылали прихожан к епархиальному Преосвященному с просьбою о разрешении только таких браков, которые возбраняются им венчать непосредственно; именно: а) деда и внука на двоюродных сестрах —в шести степенях; б) прадеда и правнука на двоюродных сестрах—в шести степенях; в) двух братьев на двоюродных сестрах—в шести степенях; г) двух братьев на тетке и внуке родной сестры ее—в шести степенях; д) дядю и племянника на племяннице и тетке—в шести степенях; е) отца и сына на троюродных сестрах—в семи степенях, и, наоборот, с женской стороны в тех же степенях, так как в сказанных случаях произойдет смешение родственных имен и отношений чрез брачные сочетания лиц; где же такового смешения не произойдет, там браки в шести и семи степенях не возбраняются, например, дед и внук могут быть повенчаны на тетке и внуке от сестры ее (т. е. дед на тетке, а внук на сестре), в шести степенях; дядя и племянник на тетке и племяннице (т. е. дядя на тетке, а племянник на племяннице), в шести степенях; тем паче не возбраняется венчать священникам браки прихожан от шести, семи и дальнейших степеней в кровном и двухродном родстве, от четырех в трехродном (Ц. О. В. 1877 г.; см. Св. ук. и зам.; см. также Сам. Е. В. 1898, 1). —Тобольским епархиальным начальством (в виду того, что причты не венчали браков безусловно в 6 и 7 степени свойства и отказывали в повенчании и таких женихов и невест, которые состояли между собою в 8-й степени родства и свойства и даже в степенях 9-й и 10-й), в дополнение циркуляров по брачным делам, отпечатанных в «Тобольских Епархиальных Ведомостях» за 1886 г. в № 4 и за 1888 г. в И 5 и 6, было, между прочим, подтверждено духовенству епархии, чтобы оно женихов и невест, состоящих между собою в пятой степени трехродного родства, в 8 степени родства кровного и в 6 и 7 степенях свойства, т. е. двухродного родства, в случаях указанных в циркуляре, отпечатанном в 5 и 6 №№ «Тобольских Епархиальных Ведомостей» за 1888 год, венчали, не испрашивая на то разрешения епархиального Преосвященного,—под опасением за противное ответственности по закону и уплаты денег просителям за все понесенные ими убытки по подаче ими просьб (Тобол. Е. В. 1894, 6).—Преосвященным Могилевской епархии в 1898 г. было сделано распоряжение, чтобы, по нужде брачующихся, приходские священники совершали браки в шестой и седьмой степенях двухродного свойства, не испрашивая на то Архиерейского разрешения (Могил. Е. В. 1898, 5).—Симбирским епархиальным начальством в 1898 г. было подтверждено причтам епархии, что, согласно распоряжению того же начальства в 1884 г. (см. Симб. Е. В. 1884, 21), при совершении браков в 6-й степени родства, особого Архиерейского разрешения не требуется (Симб. Е. В. 1898, 1).—Распоряжением Вологодского епархиального начальства священникам епархии было дозволено венчать, без испрашивания разрешения Архиерея, браки в двухродном родстве, начиная с пятой степени, если не будет в них смешения и низвращения родственных имен и отношений, кроме случаев, сомнительных для приходских священников, которые сами и должны просить разъяснения их недоумений, если это будет нужно (Волог. Е. В. 1884,15).

2) Нашими канонистами единогласно признается, что указом Св. Синода 1810 г. разрешение Архиерея на брак требуется в тех не возбраненных этим указом степенях родства и свойства, в которых брак воспрещался в Кормчей, где говорится: „еже от крове (сродство) запрещается даже до седмого степене, и разрешается во осмом; еже от двородных, некиих запрещается в седмом и разрешается в шестом, в некиих же разрешается в седмом и запрещается в шестом“ (т. е. смотря по тому, происходит ли чрез брак в 6-й и 7-й степенях двухродного свойства смешение родственных имен и отношений, или не происходит: в первом случае брак „не бывает“, во втором—„бывает“); таким образом, выходит, что на брак в 5, 6 и 7-й степенях кровного родства и в 5-й степени двухродного свойства, а также в 6 и 7-й степенях того же свойства, если происходит при браках в этих степенях смешение родственных наименований,—должно испрашивать разрешение у Преосвященного (см. Кур. цер. права, проф. И . С. Бердникова, 85 стр.; 50-я гл. Кормчей, проф. А. Павлова, 161 стр.; Кур. цер. права, проф. И . Суворова, 2 т„ 301—302, 311 стр.). В таком смысле понимается нашими канонистами указ Св. Синода 1810 г. Нужно

 

 

1178

РОДСТВО, КАК ПРЕПЯТСТВИЕ К БРАКУ.

Для повенчания во второй, третьей и четвертой степенях трехродного свойства священнослужитель должен иметь разрешение своего Архиерея 1) (Сборн. церк. и гражд. зак. о браке, С. Григоровского, 51 стр.; Права и обязан. пресв., Π. П. Забелина, 222 стр.; Изъясн. цер.-гражд. постан. относ. браков, Н. Смирнова, 38 стр.; Ц. Вед. 1903, 7, 10).

заметить, что и в приложенной к 211 ст. 1 ч. X. т. Св. Зак. „таблице, показывающей степени родства“, исчисление кровного родства в боковых линиях простирается до 7-й степени включительно. Однако, имея в виду существующую практику позднейшего времени, наша церковно-практическая литература не указывает 7-й степени кровного родства в числе таких, на брак в которой требовалось бы разрешение Архиерея. Что же касается 5-й и 6-й степеней кровного родства и двухродного свойства, то относительно венчания браков в этих степенях в церковно-практической литературе имеются такие данные.—По указанию одних, священно-церковно-служители на браки в степенях, ближайших к запрещенным, особенно в 5-й степени, когда, напр., дядя с племянником желают вступить в брак с двумя родными сестрами или, наоборот, два родные брата желают жениться один на тетке, другой на племяннице ее, должны испрашивать разрешение у епархиального начальства; подобное разрешение, для успокоения совести и венчающих, и венчающихся, может иногда оказаться нужным даже в шестой степени, если чрез брачные сочетания данных лиц происходит большое смешение родственных наименований и отношений, так, напр., если бы дед с внуком вздумали вступить в браки с двумя двоюродными сестрами, то дед с внуком стали бы уже в этом случае свояками (Изл. ц.-гр. пост., 129—130 стр.; см. также Обозр. узак., 226 стр.; Ц. В. 1892, 46—47); иначе говоря, по приведенному мнению, на брак в δ-й и 6-й степенях двухродного свойства (а следовательно и на брак в тех же степенях кровного родства ио боковым линиям) разрешение Архиерея требуется лишь в тех случаях, когда при браках в указанных степенях происходит смешение родственных имен и отношений. По указанию других, при браках в 5-й и 6-й степенях кровного родства по боковым линиям и в 5-й степени двухродного свойства разрешение Архиерея требуется всегда, хотя бы чрез брачное сопряжение в указанных степенях и не происходило смешение родственных имен и отношений (И . Смирнова: Изъясн. цер.-гр. постан. отн. бр., 12, 16 стр., по вопросу о знач. и опред. при соверш. бр. родства, 16 стр.; см. также Права и обязан. пресв., Π. П. Забелина, 221— 222 стр.). Таким. образом вопрос о венчании браков в 5-й и 6-й степенях кровного родства по боковым линиям и в тех же степенях двухродного свойства в указанной церковно-практической литературе решается неодинаково. Это объясняется тем, что подробного и точного указания тех степеней кровного родства и двухродного свойства, на брак в которых должно быть испрашиваемо разрешение Архиерея,—в действующих у нас общих узаконениях не имеется, и венчание в указанных степенях браков с Архипастырского разрешения или без оного вполне зависит, по силе указа Св. Синода 19 янв. 1810 г., от личного усмотрения самих епархиальных Преосвященных. Вследствие этого, тогда как в однех епархиях на брак, напр., в 6-й степени двухродного свойства, в случае смешения родственных имен, требуется разрешение Архиерея,—в других же епархиях таковое разрешение не требуется (см. на 1177 стр. 1 прим.). Отсюда понятно, что, при решении вопроса о необходимости испрашивания Архипастырского разрешения на браки в родственных степенях, ближайших к запрещенным, опираясь на существующую относительно этого практику тех или других епархий, одни сужают, а другие расширяют круг тех браков в указанных степенях, на повенчание которых требуется разрешение Архиерея. Более целесообразным представляется держаться в данном случае средины, как то и указываются в поименованных выше «Сборнике» С. Григоровского и ответах редакции «Цер. Ведомостей», тем более, что к этой средине не может не склонять и авторитетность указанных изданий. Однако руководствование и этими изданиями может рекомендоваться только для тех епархий, где относительно рассматриваемого предмета не имеется особых указаний местных епархиальных начальств; при существовании же этих указаний, причты непременно, как нами было замечено, должны поступать вполне согласно с этими указаниями.

1) По Указу Св. Синода от 28 марта 1859 года, „священно-церковно-служители без точного разрешения епархиального начальства не должны приступать к повенчанию лиц, состоящих между собою во второй, третьей и четвертой степенях трехкровного родства, под опасением, за неисполнение сего, строжайшего взыскания“. Имея это в виду, как думают некоторые, при браках в четвертой степени трехродного свойства, лучше придерживаться буквы закона, т. е. на повенчание таких браков испрашивать каждый раз разрешение епархиального начальства (Кишин. Е. В. 1896, 20). Но, по мнению других, испрашивание разрешения на этот раз было бы одною лишь формальностью, так как в том же указе Св. Синода 1859 г. ясно сказано, что Преосвященные не должны ни в каком случае запрещать повенчания лиц, состоящих между собою в 4-й степени трехродного свойства (Ц. В. 1906,4). В виду этого, по некоторым епархиям (напр., Самарской), сделано раз навсегда распоряжение, чтобы священники не обращались к Епископу за разрешением подобных браков, но совершали бы оные без сомнения

 

 

1179

РОДСТВО, КАК ПРЕПЯТСТВИЕ К БРАКУ.

В указе Св. Синода, от 27 нояб. 1898 г., разъяснено, что неправильным представляется требование, чтобы в ходатайствах о дозволении вступить в брак в допускаемых церковными правилами степенях родства или свойства местным духовенством изложены были причины, вызывающие нужду в подобном браке, и что прилагаемые при ходатайствах о разрешении браков по родству или свойству, для выяснения этого родства или свойства, метрические выписи, как остающиеся при делопроизводстве Консистории, не должны подлежать оплате гербовым сбором (см. также Разъясн. постан. Св. Син. в Ц. Вед. 1899, 8, офиц. ч.).

Так как причты Ставропольской епархии нередко ограничивались одним кратким засвидетельствованием на подаваемых их прихожанами Архиерею прошениях о разрешении брака в родстве 1), что указанное в прошении родство справедливо, между тем как в прошении излагалось родство крайне сбивчиво, неясно и только после долгого разбора можно было догадаться, притом нерешительно, о степенях родства, а таблицы родства причтом не бывали приложены, то Ставропольским Преосвященным настоятельно было подтверждено причтам епархии: 1) в своем засвидетельствовании определенно и точно указывать, в какой степени родства состоят жених и невеста; 2) в доказательство сего тут же писать наглядную таблицу родства 2). Кроме того, по распоряжению того же Преосвященного,

(Прак. Рук, 241 стр.; см. также выше, 1 прим. на 1177 стр.). Из всего вышесказанного следует, что, при отсутствии в данной епархии особых постановлений, представляющихся священникам право венчать состоящих в 4-й степени трехродного свойства без испрашивания разрешения местного Епископа, священники, как это предписывается в вышеприведенном указе Св. Синода 1859 г., „без точного разрешения епархиального начальства не должны приступать к повенчанию“ вышеуказанных лиц.

1) Минской Дух. Консисторией было сделано распоряжение по епархии, чтобы на прошениях о разрешении браков в дозволенных степенях родства или свойства должны быть прописываемы копии метрических записей: 1) о рождении и крещении лиц, о разрешении брака коим идет дело: 2) о рождении и бракосочетании их родителей и всех тех лиц, чрез коих данные лица состоят в родстве и свойстве. Так, например, если требуется заверить родство лиц, состоящих между собою в шестой степени кровного родства-троюродного брата и сестры, то на прошении о разрешении им брака должны быть прописаны копии метрических записей: а) о рождении и крещении сих лиц; б) о бракосочетании их родителей; в) о рождении их родителей (двоюродных); г) о бракосочетании их дедов или баб; д) о рождении их дедов или баб (родных), а если сии лица не дети одних и тех же отцов и матерей, то е) и о бракосочетании сих последних; или, например, если дело касается разрешения брака с племянником или племянницей жены дяди или тетки жениха или невесты, то на прошении о разрешении сего брака должны быть прописаны копии с метрических записей: а) о рождении жениха и невесты, б) о браке их родителей, в) о рождении отца или матери жениха или невесты (смотря по тому, чрез кого идет свойство жениха и невесты), г) о рождении дяди или тетки их, д) о бракосочетании дяди жениха с теткой невесты или дяди невесты с теткой жениха. Если по метрическим книгам не имеется записи какого-либо из указанных событий, то следует забрать справки по исповедным ведомостям за несколько лет и по другим документам, по коим бы лица, пропущенные по метрическим книгам, считались детьми тех или иных родителей или родителями тех или иных детей (см. Ворон. Е. В. 1892, 7).—Но в других епархиях требуется только одно засвидетельствование со стороны церковных причтов справедливости указанного в прошении родства (сн. следующ. прим.), и хотя таковое засвидетельствование, конечно, должно быт сделано причтами на основании точных и обстоятельных справок с церковными документами, однако не требуется, чтобы и на самых прошениях прописывались соответствующие выписки из этих документов.

2) Донским E. Н. было вменено в обязанность местным священникам, чтобы они в прошениях своих прихожан, подаваемых епархиальному начальству о разрешении браков по родству между женихом и невестой, родство это, кроме описания, его в своих надписях на прошениях, ясно означали кругами или квадратиками и чтобы при засвидетельствовании верности такой таблицы родства в надписи своей прямо и ясно высказывали, в какой именно степени и какого именно родства состоят жених и невеста. Вместе с этим духовенству было предписано объявлять прихожанам, чтобы они с просьбами своими о разрешении браков по родству, обращались к Преосвященному не прежде, как по предъявлении таковых просьб приходским священникам и по сделании ими на них засвидетельствования по содержанию вышеизложенного распоряжения (Донск. E. В. 1889, 21; см. также сходные с этим распоряжения епархиальных. начальств: Киевского—в Рук, д. с. п. 1889, 35, Волынского—в Волын. E. В. 1890, 6,

 

 

1180

РОДСТВО, КАК ПРЕПЯТСТВИЕ Е БРАКУ.

священники, позволяющие себе направлять прихожан с прошениями к Архиерею в дозволенных законом степенях родства и тем обнаруживающие незнание законов,—должны быть подвергаемы строгой ответственности со внесением в формулярный список и опубликованием их имен в местных епархиальных ведомостях (см. Рук. д. с. п. 1889, 20).

Вообще относительно браков лиц, состоящих между собою в родстве или свойстве, должно иметь в виду, что ни в каком случае не следует обращаться к епархиальному начальству с ходатайством о разрешении браков как в безусловно запрещенных законом степенях родства или свойства, так и в тех, далеких от безусловно запрещенных, степенях, на брак в которых по общему закону не требуется разрешение местного Преосвященного 1). Что же касается таких браков (в степенях, ближайших к безусловно запрещенным), относи-

1892, 4, Уфимского—в Уфим. Е. В. 1890, 11, Могилевского—в Могил. Е. В. 1892, 34, Тобольского—в Тобол. Е. В. 1894, 6, Вологодского—в Волог. Е. В. 1884, 3, 1895, 7—8, Омского—в Омск. Е. В. 1899, 5).—Пензенской Дух. Консисторией было сделано по епархии распоряжение (см. Пензен. Е. В. 1891, 1), по которому при прошениях о разрешении браков в 5-й и 6-й степенях родства должны быть прилагаемы составленные ясно и точно, по определенным формам, таблицы степеней родства, удостоверенные подписью членов причта и церковною печатью; без этих таблиц прошения не будут принимаемы или будут оставляемы без последствий.—Минской Дух. Консисторией в 1890 г. было сделано, между прочим, распоряжение, чтобы священники на брачных прошениях с точностью излагали расписание имен в таблице лиц, сближающих родство жениха и невесты; если при этом кто-либо из брачующихся (жених или невеста) или оба вдовствуют, то должно, на основании церковных документов, показывать в засвидетельствовании, когда умерла прежняя жена, и после какого брака жених или невеста вдовствуют; да брачных прошениях по духовному родству должно точно и по справке с церковными документами прописывать, в чем именно состоит это духовное родство (Мин. Е. Б. 1890, 4—5).—Черниговской Дух. Консисторией было сделано распоряжение, обязывающее приходских священников епархии тщательно наблюдать, чтобы в прошениях о разрешении браков лицам, состоящим в известных степенях родства, были прописываемы имена и фамилии родителей родственников жениха и невесты, чрез которых они состоят между собою в родстве, и внушать прихожанам своим, чтобы они о разрежении браков не обращались к епархиальному начальству телеграммами, каковые, как не имеющие законного основания, будут оставляемы без последствий (Черн. Е. В. 1889, 11; см. также Тоб. Е. В. 1894, 6, Кур. Е. В. 1898, 48, 49).-Сн. 1167-1171 стр.

1) Принимая во внимание обозначаемую линиями связь лиц, состоящих в родстве между собою, должно всегда иметь в виду, что данные лица, состоящие в кровном родстве между собою, могут вступать в брак лишь в том случае, если одно из них находится в прямой линии, другое (отдаленное от него не менее, как на четыре степени) в какой-либо из боковых, начинающихся выше первого данного лица. Два родственные лица, желающие вступить между собою в брак, не могут быть оба ни в одной восходящей, ни в одной нисходящей, ни вообще в прямой линии (см. 1174 стр.). Не могут жених и невеста находиться и в одной какой-либо боковой линии или в ней и продолжении ее в восходящей—к верхним пращурам, так как в себе самой и в соединении с прямыми предками по восходящей это—та же прямая линия, и следовательно, в отношении браков подлежит тем же ограничениям (Рук. д. с. п. 1895, 3).—Что же касается определения самого родства, то следует иметь в виду, что иногда один род неправильно разделяют на два рода и, таким образом, родство однородное обращают в свойство двухродное, а это последнее в свойство трехродное. Смешение однородного родства с двухродным, хотя, конечно, и не должно быть допускаемо, но еще не влечет за собою существенно важных последствий, так как оба эти вида родства составляют препятствие к браку в одних и тех же степенях (сн. 1175 стр.); смешивать же двухродное свойство с трехродным, т. е. принимать первое за последнее, значит идти на явную опасность признать брак запрещенный за дозволенный, ибо в трехродном свойстве браки безусловно запрещаются только в первой степени. Указанное смешение родства неминуемо бывает в тех случаях, когда различия фамилий, носимых членами одного и того же рода, переносят на самый род (см. 50-ю гл. Кормчей, А. Павлова, 217—218 стр.). Между тем нередко бывает, что лица одного и того же рода носят разные фамилии. Так, напр., дочь данного лица, по выходе ее замуж, как известно, переменяет фамилию своего отца на фамилию своего мужа, и ее дети носят тоже эту последнюю фамилию; но как они, так и их мать, остаются в одном роде с ее отцом, братом, племянником и т. п., т. е. должны считаться в кровном родстве между собою, а не двухродном свойстве; равным образом те же дети, напр., в отношении к кровным родственникам жены брата их матери должны считаться в двухродном, а не в трехродном свойстве. Вообще, при определении видов плотского родства, во избежание смешения этих видов, нужно твердо помнить, что разные фамилии не всегда указывают на особых родоначальников.

 

 

1181

РОДСТВО, КАК ПРЕПЯТСТВИЕ К БРАКУ.

тельно которых практика в разных епархиях неодинакова (см. 1 прим. на 1177 стр.), то, конечно, и нужно руководствоваться относительно таких браков существующими в данной епархии постановлениями епархиального начальства. Этими же постановлениями нужно руководиться и относительно тех данных, которые должны быть прописаны в самых прошениях или приложены к этим прошениям относительно родства желающих вступить в брак, причем во всяком случае должно иметь в виду, что эти данные должны быть определенны, ясны, точны 1) и вполне достоверны.

Некоторые полагают раздельную степень между мужем и женою по отношению к родственникам с той и другой стороны. Но такой способ счисления не имеет на своей стороне никакого логического основания и нисколько не оправдывается ни каноническими постановлениями, ни практическим применением в праве Византийской и Русской Церкви и в нашем действующем гражданском законодательстве. По смыслу церковных правил и наших гражданских узаконений, муж и жена составляют одно как для исходящего от них потомства, так и по отношению к их родственникам по восходящей и боковым линиям. Св. Василий Великий в 87-м своем правиле совершенно отожествляет родственников мужа с соответствующими родственниками жены, так что, напр., сестра моей жены должна считаться в той же родственной близости ко мне, как и кровная сестра; мать моей жены столь же близка ко мне, как родная мать: «права родства общи для обоих», т. е. как для мужа, так и для жены. Точно так же Кормчая

1) Всего чаще таблицы родства страдают тем недостатком, что в них рядом с матерями поставляются мужья их, не имеющие значения для определения родства между женихом и невестою, и только затрудняющие это определение. Например, если в круг родства входят дед и внук от его дочери, то при обозначении их в таблице, рядом с дочерью часто, но совершенно напрасно, ставят ее мужа, хотя бы родство отыскивалось не с ним и не с его родичами. Во избежание неправильностей в таблицах родства, необходимо соблюдать, при начертании этих таблиц, следующие правила.—1) Начинать таблицу с жениха и оканчивать невестою. 2) Для большей ясности, лиц мужеского пола обозначать в кружках, а лиц женского пола в квадратах. 3) Не пропускать никого из лиц, которые необходимы для счета степеней родства или свойства между женихом и невестою; напр., не ставить рядом братьев или сестер без означения их отца или матери. 4) Связь родителей с детьми и детей с родителями, или так называемые степени, непременно обозначать линиями. 5) Принимая во внимание, что супруги по отношению к исходящему от них потомству составляют одно, т. е. одну степень и один род, наблюдать, чтобы поверх сына и дочери никогда не стояли оба их родители, но - либо один отец, - либо одна мать. Ставится отец, если дальше должен быть помещен кто-либо из его родителей или других детей; ставится мать, когда за нею следует ее отец, ее мать или ее сын, ее дочь от другого брака. 6) Рядом с одним супругом ставить другого лишь в том случае, когда в кругу изображаемого родства ряд кровных родственников прекращается и начинаются уже свойственники. Если, напр., за моим отцом следует не дед мой или бабка, а моя мачеха с своим отцом или матерью, с сыном или дочерью (от другого брака), тогда рядом с моим отцом нужно поставить мою мачеху, как его жену, затем— ее отца или мать, сына или дочь, причем соединительную линию вести от самой мачехи, а не от линии, разделяющей мачеху с моим отцом, а ее мужем. Когда за моим братом или сестрою идет не сын их или дочь, а моя сноха (жена брата) или зять (муж сестры) с своими родичами, тогда рядом с моим братом или сестрою и нужно поставить их супругов. На этом основании, если вдовец желает вступить в брак с родственницею своей умершей жены, последнюю нужно доставит рядом с женихом и потом от нее вести чертеж до невесты. Во всякой таблице линий, соединяющих родителей с детьми и наоборот, должно быть столько, сколько степеней между женихом и невестою. Засим в таблице, изображающей кровное родство, вовсе не может быть супругов, поставленных один возле другого; в таблице двухродного свойства должна быть только одна пара таковых супругов (сближающих два рода), при трехродном свойстве—две пары. Должно всегда иметь в виду, что наличность в таблице одной пары супругов (поставляемых рядом) указывает, как известно, на два рода, две пары супругов—на три рода; следовательно, в правильно составленной таблице не может быть более двух супружеских пар; ибо родство ограничивается только тремя родами. Наличность большего числа супружеских пар указывает или на отсутствие родства между брачующимися, или на неправильное построение таблицы. Но при трехродном свойстве между женихом и невестою встречаются такие комбинации, в которых две пары супругов, сближающих три рода, приходится ставить не в раз-

 

 

1182

РОДСТВО, КАК ПРЕПЯТСТВИЕ К БРАКУ.

(см. 50-гл.) принимает мужа и жену во всех случаях за одну степень, узаконяя то общее правило, что „муж и жена не составляют разных степеней, но суть всегда един и тойжде степень, понеже друг друга не раждает, ниже от единого отца рождени суть“, соблюдение какового правила можно видеть, напр., из следующих схем: „никтоже может пояти себе в жену две стрыйные (т. е. двоюродные) сестры, понеже четвертого суть степене“; „отец и сын не можета тетку простую (родную) и внуку ее (племянницу) пояти: степень четвертый, не бывает“. Наши гражданские законы считают свекра или тещу, зятя (мужа дочери) или сноху (жену сына) в первой степени свойства, деверя (брата мужа) или невестку (жену брата), зятя (мужа сестры) или свояченицу (сестру жены) во второй степени и т. д. Но свекор и теща, зять (муж дочери) и сноха будут приходиться в первой степени свойства, а деверь и невестка, зять и свояченица—во второй только в том случае, если мужа и жену при счислении степеней всегда принимать за одно лицо 1). Наконец, и согласно с цирк. указом Св. Синода от 9 авг. 1885 г., за № 8, муж и жена должны быть принимаемы за одну степень (см. об этом указе Св. Син., также и об основаниях указанного способа счисления степеней,—Собр. ми., V т., 2 ч., 510—519 стр.; подр. см. у А. Павлова, 50-я гл. Кормчей, 202 -216 стр.; И. Смирнова: Изъяснение цер.-граж. постановлений относительно браков, 17—25 стр., По вопросу о значении и определении родства, 45—57 стр.; В. Сахарова, О запрещении браков в родстве, 103—125 стр.; Ц. Вед. 1905, 32, 33).

Как скоро известные лица вступают в законный брак между собою, то и между кровными родственниками их возникает двухродное свойство. Двухродное же свойство между кровными родственниками тех лиц, которые вступили в законный брак, не уничтожается в том случае, когда брачный союз между супругами прекращается или вследствие признания его незаконным и недействительным, или вследствие его расторжения по какой-либо уважительной причине (напр., за ссылкой одного из супругов с лишением всех прав состояния, или по нарушению супружеской верности и проч.), подобно тому как не прекращается двухродное свойство между кровными родственниками тех супругов, законный брачный союз которых прекращается за смертию одного или обоих супругов (Рук. д. с. п. 1888, 23). Поэтому, напр., брак разведенного мужа на сестре его бывшей жены не считается возможным, и вообще, на основании и практики духовного суда (см. сепар. опр. Св. Син. 24 апр. 1898 г., 1455 J6, 10—26 февр. 1900 г., 637 №), признается, что после развода родственные отношения между сторонами продолжают существовать, а, следовательно, в известных случаях (см. 1174—1175 стр.) продолжают служить и препятствием к браку 2) (Рук. д. с. п. 1888, 23; Ц. В. 1891, 11, 1895, 39; Ц. Вед. 1897, 45, 1898, 34; Сборн. цер. и гражд. зак. о браке, С. Григоровского, 51—53 стр.).

ных местах, а в одном, я обозначать их тремя кружками, поставленными рядом. Это бывает, когда, напр., жених вдовый, имевший в супружестве вдову, вступает в новый брак с родственницею первого мужа своей умершей жены или когда кто женится на подобной свойственнице одного из своих кровных родственников: отца, брата и т. д. (По вопросу о значении и определении при совершении браков родства, Н. Смирнова, 41—44 стр.).

1) Правительствующим Сенатом было разъяснено, что по церковному закону муж и жена почитаются единым лицом, следовательно, мужья, женатые на двух родных сестрах, состоят между собою в такой же степени свойства, в какой каждый из них состоит к сестре своей жены или свояченице (реш. Кассац. Деп. 1869 г., 815 S).

2) В действующих узаконениях нет решения вопроса о родстве при расторгнутых или признанных незаконными и недействительными браках. Некоторые, в виду того, что лица, вступившие в указанный брак, не признаются законными супругами, —решают вопрос о родстве от такого брака в том смысле, что между кровными родственниками указанных лиц никакого родства не может быть признано, подобно тому как между кровными родственниками тех лиц, которые вступили в противозаконную плотскую связь и живут вт. так называемом гражданском браке, не при-

 

 

1183

РОДСТВО, КАК ПРЕПЯТСТВИЕ К БРАКУ.

По 211-й статье Устава Дух. Консисторий, заключения свои о незаконности браков в родстве по восприемничеству от купели 1) епархиальное начальство должно основывать „на соображении степеней оного с правилами, изъясненными в определениях Св. Синода, основанных на точном разуме правил св. Церкви“; причем под этой статьей сделана ссылка на указы Св. Синода 19 января 1810 года и 31 декабря 1837 года 2).

По указу Св. Синода, от 19 янв. 1810 г., епархиальные Архиереи должны руководствоваться „в рассматривании духовного родства 53-м правилом шестого Вселенского Собора, напечатанным во 2-й части Кормчей книги“; „поелику же из сего правила видно, что оное заключает в себе запрещение на вступление в брак только воспринимавшим детей от св. крещения с матерями их, а относительно детей воспринимавшего с восприемлемым ничего в оном не сказано; Кормчей же книги во второй части усматривается, что после того правила рассуждаемо было и о сем обстоятельстве: то Св. Синод, соображаясь с толковниками последующих времен, полагает, что ежели которую восприимет от св. крещения, не может оную по сем пояти себе в жену, понеже уже есть ему дщерь, ниже матерь ее. Что ж касается до восприемника и восприемницы детей от св. крещения, то разуметь их в таком смысле, как показано в Требнике под правилами о св. крещении“ (см. об этом выше, 988 стр.). В указе Св. Синода 31 дек. 1837 г., по делу о браке между восприемником и восприемницею, предписано было брак оставить без расторжения, а в руководство епархиальным Преосвященным на будущее время разъяснено, что духовного родства между восприемником и восприемницею не существует и постановлено, чтобы епархиальные Преосвященные, „при рассмотрении и разрешении просьб от желающих вступить в браки, которым встречаются препятствия по духовному родству, а также при рассмотрении и решении дел о состоявшихся подобных браках, руководились буквальным смыслом указа 1810 года, не простирая на браки прещений, в том указе не положенных“ 3).

знается двухродного родства, или свойства (см. Рук. д. с. п. 1888, 23). Но указанные в этом мнении основания для решения данного вопроса не могут быть признаны твердыми. Физическое родство, происходящее от незаконного плотского сожития, нельзя не считать препятствием к браку (см. об этом ниже, 1186 стр.), а тем более родство и свойство чрез прекратившиеся браки вследствие их расторжения или признания незаконными. Сила не в том, как прекратился брак, а в том, что брак был. Прекращение указанных брачных союзов между супругами хотя и ведет за собою утрату этими супругами всяких личных и имущественных прав одного над другим, однако не погашает союза родственного, который чрез брак этих супругов был или мог бы быть при продолжении их брака. А потому и признается, что с такими браками все-таки необходимо считаться при решении вопроса о дозволительное™ или непозволительности браков между лицами, которые стали родственниками или свойственниками чрез эти расторгнутые или признанные незаконными браки (см. подр. Сборн. цер. и гражд. зак. о браке, С. Григоровского, 51—52 стр.). Впрочем, к какому бы решению данного вопроса ни склонялся священник, он в соответствующем случае своей пастырской деятельности не имеет права поступать так или иначе самостоятельно, без надлежащих указаний своего епархиального начальства.

1) В определении Св. Синода, от 6 окт. 1824 г., № 28, разъяснено, что значение восприемника при св. крещении не может быть усвоено восприемнику при св. миропомазании присоединяющихся иноверных к православию, так как и самое бытие восприемников при св. миропомазании не указывается законами Церкви (см. Сбор. цер. и гражд. зак. о браке, С. Григоровского, 17 стр.; сн. выше, 1030 стр.).

2) Оба эти указа Св. Синода в означенной ссылке на них называются в скобках Высочайшими. Тот я другой указы имеют двойную дату: первый—10 янв. 1810 г. и 17 февр. 1810 г., второй—31 дек. 1837 г. и 31 янв. 1838 г. (сн. 2 прим. на 1184 стр.); первые даты означенных указов относятся к Синодальным определениям, объявленным в этих указах, вторые же даты относятся к самым указам (подр. см.. у А. Павлова: 50-я гл. Кормчей, 157, 158, 175 стр.; Номок. при Бол. Требн., 397 стр.; Чт. общ. люб. дух. просв., 1893 г., 4 К, 508, 512 стр.; сн. Прав. Соб. 1892 г., 3—4 №, 378 стр., 1893 г., 9 №, 50 и 72 стр.).

3) Как известно, митр. Филарет признавал между восприемником и восприем-

 

 

1184

РОДСТВО, КАК ПРЕПЯТСТВИЕ К БРАКУ.

Указом 1810 г. Св. Синод, „согласуясь с правилом VI-го вселенского собора, ограничил браки духовного родства токмо двумя степенями, сиесть, возбранил браки между восприемниками, воспринятыми и родителями сих восприемник же и восприемница (кум и кума) неста в сродстве себе; понеже... при крещении святом едино есть лице необходимо и действительно—мужеское для крещаемых мужеска пола, и женское для крещаемых женска пола“ (Наставление иерею, како чинити обыск, 26 стр. и на обор.). Таким образом, указом Св. Синода 1810 г, духовное родство признано препятствием ко вступлению в брак лишь между восприемниками с одной стороны и воспринятыми и родителями последних—с другой 2) (дело Архива Св. Синода 1854 г., № 122, см. в дополн. т. Собрн. мн„ 391—392 стр.; Сборн. цер. и гражд. зак. о браке, С. Григоровского, 16 стр.; см. также Права и обязан. пресв., Π. И. Забелина, 224 стр.; Рук. д. с. п. 1892, 52; сн. Прав. Соб. 1892 г., 3—4 №, 370 стр.). В последующее же время в целом ряде сепаратных определений, по делам о дозволении вступить в брак в духовном родстве, Св. Синод разъяснил, что духовное родство „должно быть признаваемо лишь между родителями крещаемого младенца и восприемлющими оного лицами одинакового с ним пола“, так как в объяснении

ницею одного и того же лица духовное родство, препятствующее браку (см. Чт. в общ. ист. и древн. рос., 1874 г., IV, 5 отд., 155—156 стр.; Душ. Чт. 1889 г., 3 ч„ 495-496 стр.). Но, как утверждают другие, в церковных правилах нет запрещения брака между восприемником и восприемницей (Прав. Собес. 1892 г., 3—4 380 стр.; см. также 50-я гл. Кормчей, проф. А. Павлова, 177—179 стр.; сн. Прав. Собес. 1891 г., 2—3 391—392 стр.). Восприемник и восприемница не считаются в духовном родстве между собою и по смыслу указа Св. Синода 1810 г. (Сборн. цер. и гражд. зак. о браке, С. Григоровского, 16 стр.); указом же Св. Синода 1837 г. вполне определенно не признается между восприемником и восприемницей духовного родства, препятствующего их браку (Прав. Соб. 1893 г., 9 1, 72 стр.). Таким образом, брак между восприемником и восприемницей одного и того же лица дозволителен и может быть повенчан без разрешения Е. Н. (Ц. Вед. 1902, 33).—По «Наставлению иерею, како чинити обыск», так как „сродство“ между кумом и кумою „приемлется всюду не возбранно“, „сего ради, да не сквернится совесть немощных, священно-церковно-служители не могут совершати браков между восприемником и восприемницею, не имея на сие благословения епархиального Епископа“ (стр. 26 на обор.; см. также Изд. ц.-гр. пост., 133 стр.; Рук. д. с. п. 1887, 15; Права и обяз. пресв., Π. П. Забелина, 225 с-тр.; По вопросу о знач. и опред. при совершении брака родства, И. Смирнова, 61 стр.). Но когда данным браком восприемника с восприемницею ничья „не сквернится совесть“, то нет и оснований утруждать епархиальное начальство просьбою о разрешении такого брака, если конечно, не имеется в данной епархии такого распоряжения местного епархиального начальства, которым бы требовалось, чтобы браки восприемника с восприемницею во всех случаях были венчаемы не иначе, как с разрешения местного Преосвященного, каковое распоряжение было опубликовано, напр., в Самарской епархии (см. Сам. Е. В. 1898, 1).

1) Законнорожденность или незаконнорожденность воспринятых не влияет на близость духовного родства их, а потому и не имеет никакого значения в решении вопроса о духовном родстве, как препятствии к заключению брака (Ц. В. 1888, 5; сн. ниже, 1186 стр.).

2) По поводу поданного одним лицом в Св. Синод прошения о разрешении оному лицу вступить в брак с крестною дочерью его матери, на каковой брак означенному лицу не было дано разрешения митр. Филаретом, Св. Синод (см. дело Архива Св. Син., 1854 г., 122 &), „сообразив просьбу означенного лица с существующими постановлениями и бывшими уже по особым частным случаям разрешениями, нашел“, что за силой указов Св. Синода, „от 17 февр. 1810 г.“ и „от 31 янв. 1838 г.». „Св. Синод при разрешении поступивших в оный прошений, не находил препятствий ко вступлению в супружество детям восприемников с воспринятыми родителями их при св. крещении детьми, а потому и ныне полагает предоставит Московскому епархиальному начальству дать разрешение на повенчание“ означенного лица с крестной дочерью его матери (см. подр. Собр. мн., допол, т„ 390—392 стр.; см. также Приб. к твор. св. отц., 1883 г., 31 ч„ 483—484 стр.).—По 212-й ст. Номоканона, имеющие одного и того же восприемника „не приходят в бракопричастие, до осмого степене». Но эта статья (вошедшая в Номоканон не из канонического источника, а из гражданского, и притом не из официального, а из частного) полного действия, по всей вероятности, никогда у нас не имела; с изданием же указа Св. Синода 31 дек. 1837 г. она потеряла всякую силу в смысле правила, устанавливающего препятствие к браку (см. подр. Номок. при Бол. Требн., А. Павлова, 401—406 стр.).—Таким образом, как плотские дети восприемников с самими воспринятыми, так и имеющие одних и тех же восприемников (кто бы последние ни были), между собою в родстве не состоят и потому могут вступать в брак (Ц. В. 1888, 5; Ц. Вед. 1897, 45, 1903, 26; сн. выше, 993—994 стр.).—Брак вдовца с крестною дочерью его умершей жены, по разъяснению «Цер. Вестника», безусловно возможен (Ц, В. 1896, 49; сн. 3 прим. к 1183 стр.).

 

 

1185

РОДСТВО, КАК ПРЕПЯТСТВИЕ К БРАКУ.

Требника пред последованием о крещении сказано, что при крещении «един довлеет восприемник»: при крещении лица мужеского пола—восприемник, при крещении лица женского пола—восприемница. 1) (см. ук. Св. Син. на имя Архиепископа Ярославского, от 31 окт. 1875 г., по делу крестьянина Венедикта Иванова); вследствие этого и „не усматривается основания относить родство на других церемониальных лиц, когда они будут находиться при крещении и пожелают, согласно образцу метрической книги“, „рукоприкладствовать, при записи о событии, как свидетели“ (см. ук. Св. Син. на имя Архиепископа Подольского, от 19 апр. 1873 г., по делу вдовы Анны Гульдынской; сн. выше, 990 стр.). На этом основании Св. Синодом был дозволен брак овдовевшей матери с восприемником ее дочери (см. тот же ук. Св. Син.) и овдовевшему отцу с восприемницею его сына (см. ук. Св. Син. на имя Архиепископа Ярославского, от 31 окт. 1875 г.). Отсюда явствует, что духовное родство признается, и браки в оном воспрещаются лишь между следующими лицами: а) между восприемником и материю воспринятого и б) между восприемницею и отцом ею воспринятой 2) (Сборн. цер. и гражд. зак. о браке, С. Григоровского, 17 стр.).

1) Если воспринятый мальчик, то брак восприемника с матерью воспринятого не допускается, а потому и ходатайство о сем останется без результата (Ц. В. 1906, 8), независимо от того, остался ли жив, или умер воспринятый ребенок (Ц. Вед. 1902, 29). Вообще запрещение браков „между родителями крещаемого младенца и восприемлющими оного лицами одинакового с ним пода“ совершенно категорично и никаких исключений не допускается (Ц. В. 1906, 43).

2) Это признается, как общее действующее у нас правило о браках, запрещенных по духовному родству. Правило это формулируется по „сепаратным“ указам Св. Синода, но в одном из этих указов, напр., прямо говорится, что сам Св. Синод, по соображении с церковными правилами и на основании своего циркул. указа 1810 г. (сн. 211 ст. Уст. Д. К.), „неоднократно признавал, что духовное родство (кумовство) должно быть признаваемо лишь между родителями крещаемого младенца и восприемлющими оного лицами одинакового с ними пола, и что по этому рассуждению, содержащееся в правиле 53 шестого Вселенского Собора воспрещение браков между вдовствующими родителями и восприемниками их детей должно быть относимо только к восприемникам их сыновей и к восприемницам их дочерей“ (Ук. Св. Син. на имя Архиепископа Ярославского, от 31 окт. 1875 г., № 2861). Вышеприведенное принципиально обоснованное рассуждение Св. Синода может давать право считать то, что „Св. Синод неоднократно признавал»о духовном родстве, имеющим общее значение. Тем не менее едва ли можно не согласиться с тем, что указанное общее значение вышеприведенные сепаратные указы могут иметь, при рассмотрении и разрешении браков между восприемниками и родителями воспринятых, лишь для епархиальных Преосвященных, которые, на основании этих указов, и могут разрешать браки вышеозначенных лиц. Таким образом, признавая вышеприведенные данные имеющими в указанном отношении общее значение, можно считать брак между восприемником и матерью им воспринятой, а также между восприемницей и отцом ею воспринятого дозволительным (см. Ц. В. 1894, 32; Ц. Вед. 1897, 38), но на повенчание такого брака следует испрашивать разрежение у местного Преосвященного. Тем более необходимо обращаться за руководственными указаниями к местному Преосвященному относительно браков между восприемниками и родителями воспринятых в таких иногда, вопреки известному правилу Требника (см. выше, 988 стр.), могущих встретиться в практике случаях, когда при крещении девочки был только один восприемник, или при крещении мальчика была только одна восприемница. По мнению некоторых, брак в указанных случаях между восприемником и матерью воспринятой, а также между восприемницей и отцом воспринятого следует считать прямо не позволительным (см. Права и обязан. пресв., Π. П. Забелина, 225 стр.). Относительно этого мнения следует заметить, что оно основывается на 53-м правиле VI-го Всел. Собора; вышеприведенные же указы Св. Синода, признавая дозволительными браки между восприемником и матерью воспринятой, а также между восприемницей и отцом воспринятого, имеют в виду те случаи, когда при крещении были как восприемник, так и восприемница. Только что сказанное имеет отношение и к духовному родству между восприемниками и воспринятыми ими в том случае, когда пожелали бы вступить в брак восприемник с воспринятой (с крестной дочерью), при крещении которой он был только один (а восприемницы не было), или восприемница с воспринятым (с крестным сыном), при крещении которого тоже была только она одна (а восприемника не было): по 53-му правилу VI Всел. Собора, как оно изложено в Кормчей и в указе Св. Синода 1810 г. (см. также Кур. цер. законовед., архим. Иоанна, вып. 2, 432—435 стр.), «ежели которую восприимет от св. крещения, не может оную по сем пояти себе в жену, понеже уже есть ему дщерь»; в вышеприведенных же сепаратных указах Св. Синода идет речь только о духовном родстве в тех случаях, когда при крещении было два восприемника. Мало того: даже и имея в виду такие случаи, эти указы говорят только о браках между родителями младенца и его восприемниками, о браках же

 

 

1186

РОДСТВО, КАК ПРЕПЯТСТВИЕ К БРАКУ.

В 3-й книге Левит читаем: «срамоты сестры твоея, яже от отца твоего, или от матере твоея в дому рожденные, или вне рожденные, да не открывши срамоты их» (18, 9). В 50-й гл. Кормчей запрещается брак отцу с своею незаконнорожденною дочерью и брату с незаконнорожденною сестрою. Но все каноническое законодательство о кровном родстве, запрещенном для браков, мотивировано тем, чтобы, как выразился Трулльский собор в 54-м своем правиле, чрез браки между близкими кровными родственниками человеческое «естество само себя не смешивало». Мотив этот, конечно, удерживает всю свою силу и по отношению к родству физическому; ибо естественные права крови, естественная связь родителей и детей, в том и другом родстве одинаково крепки. Два авторитетных греческих канониста, Зонара и Властарь, имея, конечно, в виду не букву, а дух церковного и гражданского законодательства о кровном родстве, как препятствии к браку, приписывают канонам и законам запрещение браков в незаконном родстве до такой же степени, как и в законном. То же повторяет и Пидалион константинопольской церкви в начале приложенного к нему трактата о браках (περὶ συνοικεσίων) (50-я гл. Кормчей, проф. А. С. Павлова, 183—185, 225—226 стр.). Что касается практики Св. Синода, то здесь мы встречаемся с целым рядом сепаратных определений, в коих Св. Синод признает физическое родство вполне равносильным родству кровному и считает его постольку же препятствием к браку, как и родство кровное. Так, напр., в определении от 27 марта 1877 г., № 488, Св. Синод изъясняет, что незаконно прижитые дети, по родству и свойству, полагаются наравне с законными детьми. Таким образом физическое родство как правилами древней Церкви, так и современной нам признавалось и признается вполне равносильным родству кровному, следовательно, и браки в физическом родстве должны быть воспрещаемы в тех же пределах, в тех же степенях, в коих они возбраняются по родству кровному или свойству 1). Имея в виду приведенный взгляд Св. Синода на физическое родство, священник, если откроется таковое родство между лицами, желающими сочетаться браком, отнюдь не должен приступать к совершению оного, не испросив предварительно по сему поводу разъяснений и указаний от епархиального Архиерея 2) (Сборн. цер. и гражд. зак. о браке и разводе, С. Григоровского, 37, 39—40, 52 стр.; см. также Ц. Вед. 1896, 44, 1903, 26).

между восприемниками и воспринятыми ими ни в одном из этих указов прямо не говорится. Правда, принимая во внимание, что при крещении «един довлеет восприемник» и что из двух восприемников только „одно лицо (однополое с восприемлемым) привлекается к сродству духовному с восприемлемым“ (см. сепар. ук. Св. Син. 19 янв. 1873 г.), следовало бы считать дозволительным брак между восприемником и воспринятою, а также между восприемницею и воспринятым ею; однако такой вывод из указанных данных и сообразный с этим выводом в соответствующих случаях пастырской практики образ действия—вне власти священника. А если это так, то тем более, конечно, не в праве священник самостоятельно действовать так или иначе и в отношении браков вышеуказанных лиц (восприемников как с воспринятыми, так и с их родителями), когда при восприятии от св. крещения был или один только восприемник, или одна только восприемница (см. проф. А. С. Павлова: 50-я гл. Кормчей, 168—169 стр., Номок. при Бол. Требн., 399 стр.; Кур. цер. права, проф. И. С. Бердникова, 79 стр.: Пр. Собес. 1891 г., 2—3 294—295 стр.). Вообще относительно повенчания браков между всеми вышеозначенными лицами следует обращаться за руководственными указаниями к местному Преосвященному; если же в данной епархии имеются относительно таких браков особые распоряжения местного епархиального начальства, то, конечно, священникам той епархии этими местными распоряжениями и должно руководствоваться в потребных случаях.

1) Правительствующим Сенатом было признано (см. реш. того же Деп. по делу Завадского 1877 г. и по делу Давыдова 1881 г., 41 №), что родство от внебрачного незаконного сожития служит препятствием к браку в тех же пределах, как родство кровное, или свойство, происходящие от законных браков (см. Ц. В. 1895, 39). Вообще следует признать, что не только с канонической точки зрения, но и с юридической запрещение браков в законном родстве должно быть распространено и на незаконное родство, так как этого требует общий смысл законов (Учебн. рус. гражд. права, проф. Т. Ф. Шершеневича, 633 стр.).

2) В некоторых епархиях были опубликованы относительно данного предмета местные распоряжения епархиальных начальств.—Так, Новгородской Духовной Консисторией было разъяснена духовенству епархии, что браки незаконнорожденных девок-дочерей девок же раскольниц, сговоренных в замужество за незаконнорожденных

 

 

1187

РОДСТВО, КАК ПРЕПЯТСТВИЕ К БРАКУ.

Так называемое усыновление 1) (см. Св. Зак. X. т., 1 ч„ 145—163 ст.) по действующим у вас законам не служит препятствием к браку 2).

Само собою понятно, что во всех сомнительных случаях относительно тех или других родственных отношений между брачующимися священно-церковно-служители должны входить с представлениями к епархиальному начальству и ожидать его предписаний (см. ук. Св. Син. 1859 г., 28 мар.).

парней—сыновей тоже девок раскольниц,—не должны быть венчаемы в том случае, когда заявляют, что отец невесты был отцом и жениха, хотя бы это и не было доказано формально, и хотя бы матери жениха и невесты и желали их обрачить (см. Рук. д. с. п. 1889, 8).—В Самарской епархии, по распоряжению местного E. Н„ было опубликовано к сведению духовенства, что физическое родство, происходящее от незаконного (вне-брачного) сожительства, признается равносильным родству кровному и наравне с последним считается препятствием к браку (Сам. Е. В. 1898, 1).

1) У всех индо-европейских народов был распространен обычай братотворения, побратимства, или духовного братства, который состоял в том, что два лица, не имевшие кровной связи между собою, давали друг другу клятвенный обет братской любви и взаимной самоотверженной помощи, скрепляя этот свой союз и различными внешними обрядами. Побратимство, как обычай, существует и в настоящее время у некоторых славянских народов, преимущественно у сербов. Первоначально Церковь, признавая обычай братотворения, по его внутренней стороне, отвечающим нравственному духу христианства, допускала этот обычай и освящала его особым чинопоследованием (которое помещалось как в греческих евхологионах, так и в славянских требниках), причем побратимы считались между собою в духовном родстве, из которого даже стали выводиться различные препятствия к браку. Впоследствии, особенно в виду того, что духовное братство нередко заключалось с прямо преступными целями или вело к преступлениям, „последование к братотворению духовному, от церковного и царского закона возбранено бысть навершатися“ (Бол. Треб., 101 гл.). На Руси духовное братство было известно с древнейших времен. В наших древних требниках помещался «чип о братотворении», и, по некоторым данным, можно заключать, что побратимство в той или другой мере служило и препятствием к браку. Но в печатной Кормчей было предписано: священника, творящего „службу братотворения“, отлучать на время от священно служения, так как „образ или служба братотворения ни во что же вменяется в Церкви“ (Кормч., 50 гл.; см. также Номок., 165 пр.). С этого времени и обычай побратимства стал терять свою силу и значение и для брачного права. С Петра Великого об этом виде родства ни в гражданском, ни в церковном праве не упоминается (50-я гл. Кормчей, А. Павлова, 187—190 стр.; Ист. Рос. гр. зак. К. Неволина, 3 т., 389 стр.).

2) У римско-католиков воспрещены браки между усыновившим и усыновленным и его нисходящими, между усыновленными и от брака рожденными детьми одного и того же лица, хотя, впрочем, духовной власти предоставляется право разрешать бракосочетания лиц, состоящих между собою в отношениях родства гражданского (Полож. Цар. Польск. 1836 г., 35 и 36 ст.); у протестантов воспрещены браки между усыновленными и усыновившими, пока усыновление надлежащим образом не уничтожено (Уст. Ин. Исп. 326 ст.). В отношении же к православным, по 50-й гл. Кормчей, „еже от усыновления сродство, запрещается (брак) до седмаго степене, якоже и от святого крещения, в нисходящих точию“. Во время Екатерининской Комиссии о сочинении нового уложения, Св. Синодом относительно родства по усыновлению было проектировано такое правило: „которые приимут от посторонних людей младенцев вместо сына или дочери, со оными усыновленными усыновителям и рожденным от них детям в брак не вступать, а далее родства сего не протягать“ (50-я гл. Кормчей, А. Павлова, 149, 187, 225 стр.). Это проектированное правило не было издано, как не было издано и самое уложение, и ни в действующем у нас законодательстве, ни в практике высшего духовного суда нет указаний на то, чтобы усыновление почиталось препятствием ко вступлению в брак (см. подр. Сборн. цер. и гражд. зак. о браке, С. Григоровского, 18—35 стр.). Впрочем, по мнению некоторых, родству по усыновлению следовало бы в его отношении к браку придавать такое же значение, как и родству духовному, и при браке лиц, состоящих между собою в родстве по усыновлению, следует обращаться за разрешением на повенчание таких браков к епархиальному Преосвященному (см. Ист. росс. гражд. зак., К. Неволина, 1 т., 200 стр.; Кур. гражд. права, К. П. Победоносцева, 2 ч„ 189 стр.; Кур. цер. права, И. С. Бердникова, 78—79 стр.; Хр. Чт. 1885 г., 2 ч.? 649 стр.; сн. Ц. Вед. 1896, 1). Что же касается пастырской практики в отношении к бракам лиц, состоящих между собою в родстве по усыновлению, то лишь немногие священники относительно совершения таких браков обращаются к местному епархиальному начальству (см. Ц. В. 1898, 4), большинство же венчают такие браки без всякого препятствия (см. у о. Хойнацкого, 9 стр.; сн. Кур, цер. права, И. Суворова, 2 ч., 299 стр.). Однако относительно совершения этих браков следует иметь в виду, что, согласно закону, 3 июн. 1902 г., возможно усыновление соб-

 

 

1188

РОДСТВО, КАК ПРЕПЯТСТВИЕ К БРАКУ.

При всяком определении близости родства, за доказательство приемлются приходские (метрические) книги, и смотря по званию лиц, коих родство отыскивается, родословные дворянские книги, городовые обывательские книги, ревизские сказки и прочие акты состояния 1) (Св. Зак. X т., 1 ч., 209 ст.).

Браки лиц, состоящих в близком, т. е. в запрещенных церковными правилами степенях, кровном или духовном родстве, или свойстве, не признаются законными и действительными 2). За повенчание таких лиц священнослужители и причетники, если сделали это по несоблюдению предосторожностей, которые могли бы открыть незаконность брака, наказываются содержанием в монастыре от трех до шести месяцев; а если будет доказано, что они повенчали не без ведома о препятствии, то священнослужители лишаются санов, с оставлением в духовном ведомстве на низших должностях, а причетники наказываются содержанием в монастырях на послушании сроком до шести месяцев, или исключаются из духовного звания, смотря по их поведению в других отношениях 3) (Уст. Д. К., 189, 190, 205, 211).

Г. К числу условий, необходимых для законности и действительности брака, относится свободное согласие на вступление в брак со стороны жениха и невесты 4). Согласие это касается брачного союза са-

ственных внебрачных детей (см. 2 прим. к 973 стр.), и тогда вопрос переносится на почву препятствий, создаваемых незаконным родством (Учеб. рус. граж. права, проф. Г. Ф. Шершеневича, 634 стр.); а потому, казалось бы, в сем последнем случае усыновление должно быть признаваемо безусловным препятствием к браку, но не само по себе, не как таковое, а потому, что в этом случае связываемые усыновлением лица и без того уже состоят между собою в родственной связи, в так называемом физическом родстве, которое считается постольку же, в тех же пределах, препятствием к браку, как и кровное родство (Ц. Вед. 1905, 40; Сборн. цер. и гражд. зак. о браке, С. Григоровского, 37 стр.; сн. выше, 1186 стр.).

1) Родство может быть доказываемо не только метрическими свидетельствами и не только актами, поименованными в ст. 209 1 ч. X т., но и другими доказательствами; такими доказательствами могут служить: исповедные росписи, выписки из отказных книг и т. п. доказательства, значение которых подлежит оценке суда, могущего вследствие этого считать за доказательство родства и признание противной стороны (реш. Кассац. Деп., 1879 г., 320 №, 1878 г., 177 №, 1875 г., 975 №).

2) Брачные сопряжения лиц, которые состоят в ближайшем родстве духовном по восприемничеству от св. купели, или же в ближайших степенях родства плотского (т. е. кровного родства или свойства) по законном удостоверении о сем, расторгаются;—ибрачившиеся предаются покаянию; но им не возбраняется вступать в новые браки, если нет других тому препятствий (см. Уст. Д, К., 210).—По разъяснению «Цер. Ведомостей», перешедшие в католичество из-за того, что хотели вступить в брак в недозволенных в Православной Церкви степенях родства и затем обвенчанные по католическому обряду, могут быть вновь приняты в общение с Православною Церковию по обычному чину присоединения католиков, вопрос же о действительности их брака должен быть представлен (епарх. начальством) на рассмотрение Св. Синода, от которого и зависит его разрешение (Ц. Вед. 1907, 36; сн. выше, 4 прим. к 1028 стр.).

3) По разъяснению «Цер. Вестника», причт не виновен, если повенчал родственников, когда соблюдены все предбрачные предосторожности, не давшие ему, однако, возможности узнать о родстве брачующихся (Ц. В. 1893, 1; сн. ниже, о документах, требуемых при браке).—В отношении к смягчению наказания причта, заведомо повенчавшего в недозволенных степенях родства, ссылка причта на опасение перехода жениха и невесты в иноверие никакого существенного значения иметь не может (Ц. В. 1897, 40).

4) Хотя и вполне законно желание у родителей—видеть своих детей счастливыми, но наш простой мужик не настолько развит, чтобы понять то естественное явление, вытекающее из несогласных характеров новобрачных, которого причиною он часто бывает сам, когда, по его настоянию, его дети вступают в брак вопреки своей воли и желанию; простой человек старается понять и объяснить это явление до своему: это злой человек посмеялся над жизнью его дитяти. Поняв так несогласную жизнь своих детей, он ищет средств соответственно этому явлению. Соседи и друзья советуют ему „поискать людей“ (т. е. знахарей). Этот совет принимается, и крестьянин идет к знахарю... Известны последствия помощи знахарей; у каждого священника имеются в запасе и прискорбные факты семейной жизни лиц, связавших себя брачным союзом по настоянию своих родителей. Все это такие „нестроения“ в жизни пасомых, которым не может не противодействовать, по мере своих сил, „пастырь добрый“.—В Туркестанской епархии до поводу заключения браков по принуждению или по легкомыслью

 

 

1189

СОГЛАСИЕ ЖЕНИХА И НЕВЕСТЫ НА БРАК.

мым существенным образом; брачный союз двух лиц без взаимного и непринужденного их согласия—дело ненормальное. По законам гражданским, родителям своих детей и опекунам лиц, вверенных их опеке, запрещается принуждать ко вступлению в брак против их желания. Достаточным ручательством свободного вступления в брак жениха и невесты в настоящее время считается гарантия, представляемая самим чином венчания брака, так как в этом чине положено спрашивать жениха и невесту об их свободном произволении к браку 1). В случае заявления одним из брачующихся о нежелании вступить в предположенный брак, священник должен остановить венчание брака (сн. ниже, о заявл. после обыска о препят. к соверш. брака). По

была опубликована следующая резолюция местного Архипастыря: „Мы—тайносовершители, пред венчанием обыкновенно тщательно просматриваем все документы брачующихся и, только удостоверившись в правильности всех требуемых церковно-гражданскими постановлениями документов, приступаем к совершению св. таинства брака— этим оберегаем себя от ответственности пред церковными и гражданскими властями. Но глубочайше уверен я, что принятием нами мер к оправданию действий наших пред земными властями, остается в полной силе ответственность наша пред Вечным нашим Судией, если мы своевременно не постарались ознакомиться с действительным настроением тех, кого пред алтарем Всевышнего соединяли мы навсегда и на вечно“. „Вне всякого сомнения достигнуть всего этого, выполнить весь лежащий на нас долг в этом отношении, трудно и весьма трудно повсюду, а в городах, в особенности больших, пожалуй и не выполнимо, но в наших селах, где пастырь близко стоит к народу, при желании и ревности о Господе тайносовершитель может дознать настроение брачующихся и во время предупредить заключение браков по легкомыслью или по принуждению“. „Тщательно продолжая рассматривать документы жениха и невесты, а метрические их выписи рассматривая даже на свет, дабы не оказалось впоследствии каких-либо подчисток, при посещении наших приходов начальниками нашими, постараемся еще тщательнее и глубже вникать в совесть брачующихся, приводить их к Свету истинному, и при Нем, при воздействии живительных Его лучей рассматривать их сердца и после всестороннего исследования пред Богом совести их, соединять их во Христа и во Церковь навсегда и на вечно“ (см. подр. Ц. Вед. 1908 г., 9).

1) По 12 и 37 ст. 1 ч. X т. Св. Зак., брак не может быть законно совершен без взаимного и непринужденного согласия сочетающихся лиц, и брачные сопряжения, совершившиеся по насилию одного или обоих брачившихся, не признаются законными и действительными. Обе эти статьи требуют наличности добровольного согласия на вступление в брак для всех брачующихся безразлично, будут ли они первобрачные или второбрачные: нет непринужденного взаимного согласия обеих брачующихся сторон,—нет и законно составленного брака, и посему брак расторгается, как заключенный по насилию, а виновные в совершении его подвергаются уголовной ответственности. Таким образом священник обязан, под опасением таковой ответственности, венчать как первобрачных, так равно второбрачных и троебрачных, только по изъявлении ими непринужденного обоюдного согласия на предстоящий брак. Что же касается того, что в «Последовании о двобрачном» нет вопросов брачующимся об их добровольном согласии на предстоящий брак, то ссылка на это «Последование», как оправдательный документ, в случае обнаружения отсутствия добровольного согласия на вступление в брак второбрачных, или троебрачных, будет признана светским судом неуважительной и не избавит священника от ответственности. Во избежание недоразумений, священнику, при венчании по «Последованию о двобрачном», следует предлагать жениху и невесте те же самые вопросы и в такой же форме о добровольном и непринужденном согласии их и на предстоящий брак, какие и как предлагает он и первобрачным (Ворон. Б. В. 1892, 8; Рук. д. с. ш 1893, 47).—Относительно побуждения восполнять этими вопрошениями «Последование о двоебрачном» можно заметить, что указанные недоразумения могут быть документально устранены и брачным обыском, где, как известно, скрепляется подписью брачующихся, что, „к бракосочетанию приступают они по своему взаимному согласию и желанию, а не по принуждению“. Правда, митр. Филарет, и помимо доказательства взаимного согласия жениха и невесты на брак между собою обыском, признавал вопрошение об этом согласии при венчании нужным пред Церковию, „чтобы потом не было извета о принуждении“ (см. Собр. мн., IV т., 406—407 стр.); но, говоря о необходимости этого вопрошения, Московский Архипастырь имел в виду совершение брака по тому чину, где это вопрошение брачующихся положено самым чином. Что же касается пастырской практики, то священники, при совершении «Последования о двоебрачном», обыкновенно, не спрашивают брачующихся об их согласии на брак, опираясь в данном случае на указанное «Последование», в котором отсутствие формулы опрашивания о согласии на брак, как думают некоторые, можно объяснить и тем, что вступающие во второй или третий брак, как люди опытные, не могут быть кем-либо принуждаемы к браку (см. Ц. В. 1894, 47).

 

 

1190

СОГЛАСИЕ ЖЕНИХА И НЕВЕСТЫ НА БРАК.

«Книге о должн. пресв. прих.», если кто-либо из брачующихся, нерешительностью ответов, плачем, или чем другим показал бы, что он не добровольно, а по принуждению решился стать под венец брачный, то священник должен тотчас остановить браковенчание, а виновника должен увещавать оставить всякое принуждение другого лица к браку. В Своде Законов помещено положение, что брак, заключенный с насилием одного из брачующихся, не считается законным и действительным 1) (Ук. Св. Син. 1775 г., 5 авг.; П. С. З., 14356 Л»; Кн. о должн., 123 §; Уст. Д. К., 205; Св. Зак., X. т., I ч., 12, 37 ст.).

Но запрещается вступать в брак и своевольно, без согласия родителей 2). С издания Свода Законов гражданских в 1832 году было формулировано требование, чтобы малолетние, находящиеся под

1) Дела о браках, совершенных по насилию или обману или в сумасшествии одного или обоих из брачившихся, принадлежат светскому уголовному суду во всем, что касается насилия и обмана, но решение о действительности или недействительности брака и о степени участия в том духовных лиц предоставляется суду духовному (Уст. Д. К., 218).—Лица, вступившие в брак по учиненному над ними насилию или обману, не лишаются, по признании таковых браков незаконными, права на вступление в новое законное супружество, равно нет оснований осуждать на безбрачие и лиц, употребивших, для вступления в брак, насилие или обман, но сии последние должны быть преданы, на основании 22 пр. Вас. Вел., епитимии на четыре года (Сборн. цер. и гражд. зак. о браке, С. Григоровского, 113 стр.). Похищение или увоз невесты, помимо ее воли и согласия, для вступления с нею в брак, по закону, считается преступлением уголовным, и притом независимо от того, совершился или не совершился брак, целью которого было похищение (реш. Уг. Кассац. Деп. 1875 г., 457 №); а потому и священники, совершающие подобные браки, подвергаются неминуемой ответственности как пред судом гражданским, так и пред законами церковными.—К бракам, совершенным по обману, должны быть относимы не только случаи заключения с предъявлением, для сокрытия к сему препятствий, поддельных или с умыслом измененных актов и документов, но вообще все случаи, когда для сего употреблены были ложные заверения или уверения, введшие в заблуждение духовных лиц, совершивших бракосочетание (реш. Общ. Собр. Прав. Сен., 1881 г., 54 см. Сбор. цер. и гражд. зак. о браке, С. Григоровского, 111 стр.).

2) Требованием, чтобы вступление в брак было с согласия родителей брачующихся, имеется в виду то, чтобы браки не совершались по одному необузданному произволу брачующихся, по легкомыслью лиц молодых, неразумному увлечению, происходящему от молодости и неопытности, что вносило бы множество несчастий и беспорядков в семейную и общественную жизнь.—По мнению о. прот. Хойнацкого, в том случае, когда на вступление в брак детей несогласие заявляет один из родителей, то дело должен решать голос отца, как старейшего, по обычаю (25 стр.) Правительствующим Сенатом было разъяснено, что, по 107 ст. 1 ч. X т., муж считается главою семейства, в состав которого входит и жена; следовательно, она, как подвластная, не может, одновременно с мужем, стоять во главе того же семейства; так как мужу отдается предпочтение в отношении жене, то он же может пользоваться им и как отец, доколе суд не решит, что, в виду особых обстоятельств, польза детей требует воспитания их матерью (реш. Гр. Кассац. Деп. 1890 г., 18 №), откуда можно вывести заключение, что и в отношении к браку детей, по решению суда, может быть отдано предпочтение и матери.—Законы о родительской власти, постановляя правила о правах и обязанностях обоих родителей, имеют в виду совместную жизнь супругов и не применимы ни к случаям расторжения брака, ни к случаям разлучения супругов по определению Верховной власти; в последнем случае Верховная власть определяет судьбу детей, во избежание столкновения противоположных влияний отца и матери (реш. Гр. Кассац. Деп. 1881 г., 135 М).—По разъяснению «Цер. Вестника», когда отец жениха—совершеннолетнего крестьянина-находится в безвестной отлучке и не может вследствие сего заявить о своем согласии или несогласии на брак сына, то, если нет и матери, в обыске отметить, что согласие родителей не получено за безвестным отсутствием отца; если же жива мать, то следует потребовать от нее заявления о согласии или несогласии на брак ее сына (Ц. В. 1897, 9).— Хотя при венчании браков переселенцев, родители которых остались на родине, требование представления согласия от этих последних иногда надолго задерживает венчание брака, но из общего правила относительно согласия родителей на брак их детей никакого исключения для переселенцев не сделано (Ц. В. 1909, 25).—Для вступающих в брак без дозволения родителей, опекунов или попечителей создается препятствие к заключению брака, но отсутствие этого дозволения не влечет за собою недействительности состоявшегося брака (Кур. цер. права, проф. Н. Суворова, 300—301 стр.).—Наша практика держалась того взгляда, что раз официального запрета родителей на лицо не имелось то предполагалась наличность их согласия (см. Брак и развод, Е. Н. Добровольского

 

 

1191

СОГЛАСИЕ РОДИТ. ИЛИ ОПЕКУН. БРАЧУЮЩ. НА БРАК.

опекой он попечительством, испрашивали дозволение на вступление в брак от своих опекунов или попечителей 1). В губерниях Черниговской и Полтавской, если отец или мать, имея в своем опекунском управлении имение, принадлежащее совершеннолетней дочери, будет препятствовать выходу ее в замужество, то ей предоставляется объявить о том в суде и с его разрешения вступить в брак; для вступления в брак состоящих под опекою девиц требуется согласие их опекунов, хотя бы они находились при своей матери; но если опекун не дозволяет девице вступить в брак единственно по желанию удержать долее за собою управление ее имением, то ей предоставляется просить о том суд и с его разрешения вступит в брак (Св. Зак., X т., 1 ч., 6, 7, 264 ст.).

В 6-й ст. 1 ч. X т. Св. Зак. определенно сказано: „запрещается детям вступать в брак без дозволения родителей или опекунов, попечителей“; точно так же и в соответствующем пункте брачного обыска предписано показывать, что жених и невеста на бракосочетание „имеют от родителей своих, или опекунов, или попечителей позволение“. Но в 18 § Ин. бл. сказано: „не венчать детей до известного возраста без воли родителей или опекунов“ 2). В Своде законов, как видно, решительно запрещается венчать без дозволения родителей, а в Инструкции благочинным церквей запрещается венчать только до известного возраста, но не объявлено, до какого именно возраста. Судя по распоряжениям некоторых местных епархиальных начальств, вопрос о согласии родителей на брак совершеннолетних детей в разных епархиях решается не одинаково 3). Само собою разумеется, что священники каждой епар-

36—37 стр.)—За вступление в брак без согласия родителей наказание не может иметь места, равно как и опровержение правильности совершения брака неуместно, когда есть удостоверение о том, что родители, зная о совершающемся браке, не заявили своевременно о своем несогласии или запрещении (Кур. гражд. права, К. Победоносцева, 25 стр.).

1) Согласно просьбе Правления Московского Воспитательного Дома, Ярославской Дух. Консисторией было поставлено духовенству на вид, что, на основании 6 ст. 1 ч. X т. Св. Зак., опекаемые не могут вступать в брак без согласия опекунов, каковыми для питомцев, до достижения ими совершеннолетия, является Воспитательный Дом, который им заменяет родителей, и что потому для вступления в брак питомца или питомки они должны требовать от последних разрешения на это со стороны Правления Воспитательного Дома, которое на каждый случай выдает особое свидетельство (Яросл. Е. В. 1878, 15).

2) Определением. Св. Синода 28 окт. 1842 г. было. дозволено детей раскольников, если только они присоединятся к Православной Церкви и дадут обязательство неуклонно пребывать и воспитывать детей в православия, венчать и без согласия родителей и опекунов (см. также Ин. бл., 18 §, 1 прим.); в настоящее время, по прямому смыслу воспоследовавшего 17 апр. 1905 г. Высочайшего указа об укреплении начал веротерпимости (см. 2 прим. на 1024 стр. и 4 прим. на 978 стр.), следует, что старообрядцы, а также и сектанты, пред вступлением в брак с православными, не обязуются присоединяться к Православной Церкви (Сборн. цер. и гражд, зак. о браке, С. Григоровского, 4 стр.).

3) Известны, напр., следующие распоряжения епархиальных начальств относительно согласия родителей на брак их детей, достигших совершеннолетия.—Курским Е. В. было объявлено по епархии, что приходский священник может венчать детей, достигших гражданского совершеннолетия (21 года), без дозволения родителей или опекунов (Кур. Ε. В. 1872, 18).—Самарским Е. Н. было объявлено местному духовенству, что имеющих 21 год можно венчать и без согласия родителей, если последние, злоупотребляя своею властью, не заботятся о браке их; но в сем случае предварительно должны быть употреблены меры убеждения к тому, чтобы склонить родителей на брак их детей (Сам. Ε. В. 1898, 1).—Симбирским Ε. Н. венчание лиц, достигших гражданского совершеннолетия, тоже было признано возможным допустить без согласия родителей только в исключительных случаях, именно в случае злоупотребления родителей своею родительскою властью и безуспешности увещания их со стороны приходского священника, причем причтам было вменено в обязанность; чтобы они раскрывали родителям весь вред, какой может происходить от грубого и своекорыстного воспрещения взрослым детям вступать в брак с избранными ими лицами и вообще от злоупотребления родительскою властью по отношению к детям, а вступающим в брак разъясняли великую силу благословения родительского для благоустройства и благоденствия их жизни в состоянии супружества (Сим. Ε. В. 1882, 23).—Преосвященный Екатеринославский в 1889 г., по делу о повенчании одним из священников брака лиц, не имевших на то родительского дозволения, дал такую резолюцию: „Вступление в брак, без дозволения родителей, запрещается; власть родительская простирается на.

 

 

1192

СОГЛАСИЕ РОДИТ. ИЛИ ОПЕКУН. БРАЧУЮЩ. НА БРАК.

хии, при решении данного вопроса, должны руководствоваться именно теми распоряжениями, какие сделаны относительно его местным епархиальным начальством 1).

Лица православного исповедания всех без различия состояний могут вступать между собою в брак, не испрашивая на сие ни особого

детей всякого возраста (т. X. ч. 1, зак. гражд.). И в «Книге о должностях пресв. прих.» строго воспрещено венчать дочерей без воли родителей. И формою, данною для составления брачных обысков, воспрещается венчать детей без воли родителей. Имея это в виду, священник, узнавший о несогласии родителей на брак детей прихода его, обязан предложить родителям должное увещание; в случае недействительности увещания, пригласить благочинного для содействия к увещанию их; а если и благочинного родители не послушают, испросить разрешение епископа» (Екатеринослав. E. В. 1889,8).

1) Если же таковых распоряжений не имеется, то в решении вопроса о согласии родителей на брак их совершеннолетних детей могут иметь значение нижеследующие данные.—По Кормчей, „самовластный сын, совершен имея возраст, и без отча совещания женится; самовластная дщи, совершен имущи возраст, и нехотящу отцу ее, законным браком идет замуж» (Гражд. зак., 4 тр., 12 и 15 п.). Если сопоставить это правило Кормчей, а также и вышеприведенный 18 § Ин. бл. с 221 ст. 1 ч. X т.

Св. Зак„ где говорится, что „свобода вступать в обязательства приобретается» по достижении „двадцати лет с годом от рождения», то, казалось бы, можно было установить то общее правило, что лица, достигшие гражданского совершеннолетия (21 г.), могут вступать в брак без согласия родителей. Но статьей 221-й некоторые, имея в виду ее речь о свободе совершеннолетних вступать в обязательства, противопоставляют из того же X т. ст. 177—179, ясно говорящие о том, что „дети должны всегда оказывать родителям чистосердечное почтение, послушание, покорность и любовь», что личная родительская власть ограничивается, но не прекращается после поступления детей б общественное училище, определения их в службу и после выхода дочерей в замужество, и что власть эта „прекращается единственно смертию естественною или лишением всех прав состояния» (см. Ц. В. 1895, 36). К этому можно прибавить еще и то, что указанная статья стоит в Своде Законов именно в ряду тех, где идет речь, „о праве несовершеннолетних на имущество, и в ней собственно говорится о прекращении прав опекунов и попечителей над состоящими под их руководством малолетними и несовершеннолетними лицами, а это не дает основания предполагать прекращение прав родителей в отношении к браку своих детей, потому что это прекращение, не будучи согласно с вышеуказанными 177—179 ст. X т„ противоречив также 38 и 42 правилам св. Василия Великого, строго воспрещающим венчать детей без воли родителей (см. Рук. д. с. п. 1894, 4). Вообще по нашему закону необходимость испрашивания детьми родительского разрешения на брак не ограничивается никаким возрастом (Учеб. рус. гражд. права, проф. Г. Ф. Шершеневича, 635 стр.), и ни одно из действующих узаконений не подтверждает силу вышеприведенного правила Кормчей. Правда, по 419-й ст. Угол. уложения (см. о нем выше, 1 прим. к 1119 стр.) за вступление в брак вопреки решительному воспрещению родителей виновный наказывается (арестом) в том случае, если „не достиг двадцати одного года» (см. так же 417 ст.), откуда, по-видимому, следует, что вступление в брак совершеннолетних без дозволения родителей, как деяние не наказуемое, не воспрещается; но означенное узаконение еще не введено в действие. Таким образом выходит, что ни церковными, ни гражданскими законами не устанавливается то правило, что дети, по достижении ими совершеннолетия, приобретают полную свободу вступать в брак, и на брак таких детей согласия родителей их не требуется. Приснопамятный Московский митр. Филарет так рассуждал относительно данного предмета.—„По делам известны»„случаев которых иногда родительская власть неблагоприятна для брака, а иногда ослабление этой власти вредно. Раскольник отказывает детям в благословении на брак с лицом православным. Неблагонравный отец отказывает в благословении на брак отделенному сыну, если сей не даст ему несколько сот рублей; но сей не может этого исполнить, потому что иначе остался бы нищим с будущею женою. Напротив того, отец или мать сыну или дочери отказывают в благословении на брак, потому что лице, ищущее брака с тем или другою, известно своим неблагонравием и расстроенною жизнию. Почтенный дворянин не соглашается на брак сына, который желает взять в супружество служанку. Если закон; запрещающий брак без согласия родителей, соблюдать во всей силе без ограничения, то постраждут и могут подвергнуться сильному искушению некоторые невинные дети. Если допустить, что всякий двадцатипятилетний властен вступить в брак, без согласия родителей, то для легкомысленных детей отворится дверь к беспутным бракам. Несправедливо, будто правила церковные позволяют детям самостоятельным и достигшим совершеннолетия брак без согласия родителей. Это позволяют не церковные правила, а законы греческой империи, которые не обязательны для российской Церкви и империи, хотя и внесены во вторую часть Кормчей книги, и частью были принимаемы в России к исполнению для избежания произвольных решений. В греческой патриаршей Кормчей этих законов нет». „Предположение разрешать брак детям зрелых лет, по увещании, сделанном родителям, о снисхождении, и детям о повиновении, не может быть допущено в общем, виде

 

 

1193

ДОЗВОЛЕНИЕ ПОДЛЕЖАЩЕГО НАЧАЛЬСТВА НА БРАК.

от правительства дозволения, ни увольнения от сословий и обществ, к коим они принадлежат 1) (Св. Зак. X т., 1 ч., 1 ст.). Но лица, состоящие на государственной службе, военной и гражданской, обязаны просить у своего начальства дозволение на вступление в брак 2) и представить об этом письменное удостоверение священнику 3) (Св. Зак. X т., 1 ч.,

без нарушения справедливости и без вреда. Ото видно из вышеприведенных примеров. Может ли священник сказать отцу: благослови дочь в супружество за распутного жениха? Может ли сказать сыну раскольника: повинуйся отцу, не женись на православной и оставайся в расколе? В нынешнее время повиновение детей родителям, во многих семействах, является значительно ослабевшим в сравнении с прежними временами. Если теперь провозгласить правило, что совершеннолетние (или хотя 25-летние) дети могут вступать в брак, без согласия родителей, выслушав только увещание священника, и стоя твердо против увещания: нельзя не опасаться, что это даст новый повод нарушению пятой заповеди Божией. Как же согласить два противоположные требования, во-первых, сохранить в силе законов о власти родителей над супружествами детей, во-вторых, найти исход для детей, притесняемых от некоторых родителей силою этого закона? Есть подобный пример в законах. Закон для вступления в брак требует от мужского пола 18, а для женского 16 лет возраста. Но в семейном быту, особенно крестьянском, встречается иногда отцу семейства нужда, напр., при недостатке женщин в доме, женить сына несколько не достигшего совершеннолетия. Что же сделано? Закон оставлен неприкосновенным; но епархиальным архиереям дано разрешение в подобных случаях дозволять брак с тем, чтобы недостаток возраста до совершеннолетия не превышал 6 месяцев“. Подобным образом „общий закон, запрещающий брак, без согласия родителей, пусть остается неприкосновенным“. Но „если совершеннолетние дети просят епископа о разрешении им вступить в брак, на который родители не соглашаются, по причинам незаконным, а они безбрачными оставаться находят для себя неудобным или небезопасным, и если, по дознанию, причина отказа со стороны родителей окажется незаконною, а оставление детей без брака может сопровождаться вредом для их нравственности: то епархиальный архиерей, чрез способное духовное лицо, увещевает родителей, чтобы они прекратили свое сопротивление браку детей, а в случае безуспешности сего увещания, разрешает брак без требования согласия родителей“ (Собр. мн., У т., 1 ч., 477—479 стр.). Думаем, что пастырям тех епархий, в которых не имеется относительно рассматриваемого нами предмета особых постановлений местных епархиальных начальств, следует в своей практической деятельности руководиться именно вышеприведенным мнением знаменитого Московского Архипастыря, т. е., в случае несогласия родителей на брак совершеннолетних детей, направлять последних к местному Преосвященному с просьбою, как говорит митр. Филарет, „о разрешении им вступить в брак, на который родители не соглашаются“ (см. также Ц. В. 1897, 16; Сбор. цер. и гражд. зак. о браке, С. Григоровского, 91 стр.; сн. там же, 4 стр. Ц. Вед. 1896, 16, 1902, 33; Ц. В. 1906,47).

1) В соответствующих случаях должно руководиться именно приведенным узаконению.—Согласно с этим Вологодской Духовной Консисторией было объявлено по епархии, чтобы а) при вступлении в брак лиц мещанского сословия причты не требовали свидетельств о беспрепятственности тех браков из городских управлений, а руководствовались бы общими на сии случаи узаконениями, выраженными в статьях 1, 3, 4, 5, 6, 9, и 12 X т. Св. Зак., в 100 ст. Уст. о воин. повин., а также в пункте 12 ч. 11 «Духовного Регламента» о мирск. особ. и 41 ст. Ин. бл.; б) не требовали бы подобных свидетельств и из волостных правлений при вступлении в брак крестьян всех наименований. Все сведения или разъяснения, какие сочтены будут нужными при брачных обстоятельствах о лицах вышеозначенных сословий, могут быть требованы обычными справками о мещанах—от мещанских управ и мещанских старост, о крестьянах—от волостных правлений, но не в форме дозволений, в коих не предстоит надобности (Ц. О. В. 1880, 10; см. также Сар. Е. В. 1893, 12, Уфим. Е. В. 1894, 3, Ц. В. 1896, 34).—Разрешения на брак девицы дворянки от предводителя дворянства не требуется (Ц. В. 1892, 16).—Вообще нужно иметь в виду, что не состоящие на службе лица православного исповедания всех без различия состояний (дворяне, купцы, ремесленники, мещане и крестьяне) могут вступать, согласно 1 ст. 1 ч. X т. Св. Зак., в брак, не испрашивая на то ни особого от правительства дозволения, ни увольнения от сословий общества, к коим они принадлежат (Ц. Вед. 1891, 16).

2) Это требование явилось у нас со времени Петра I по отношению к военно-служащим; со времени издания Свода Законов оно распространено и на гражданских чиновников.

3) Конечно, согласие начальства обусловливается только служебными препятствиями, однако трудно согласиться, чтобы начальство не могло отказать в своем разрешении на брак, препятствие, к которому явно обнаруживается из документов, хотя бы в интересах службы брак и не служил препятствием (Учеб. рус. гражд. права, Г. Ф. Шершеневича, 636 стр.).—По поводу повторявшихся случаев повенчания священниками Литовской епархии лиц военного ведомства, обязанных службою, без установленного законом разрешения на брак подлежащего военного начальства, и в виду возникающего отсюда делопроизводства, Литовской Духовной Консисторией было сделано напоминание

 

 

1194

ВСТУПЛЕНИЕ В НОВЫЙ БРАК.

9 ст.). Нарушение этого правила, впрочем, не препятствует законности брака, а только влечет за собою взыскание с нарушителей этого правила.

Д. В брак позволяется вступать только холостым и вдовым после 1-го и 2-го брака (см. ниже),—вообще только тем, которые свободны от брачных уз. По ныне действующим постановлениям запрещается вступать в новый брак при существовании другого, не прекратившегося чрез смерть одного из супругов или не расторгну-

духовенству епархии о точном соблюдении действующего по военному ведомству закона касательно вступления в брак лиц сего ведомства, обязанных службою (Лит. Е. В. 1898, 3).—Минским епархиальным начальством было подтверждено духовенству епархии, чтобы оно, при составлении обысков для повенчания лиц военного ведомства, строго соблюдало, между прочим, следующие узаконения Свода Воен. Постан. I кн., 2 ч., изд. 1859 года: каждый из военных и гражданских чиновников военного ведомства на вступление в брак должен иметь письменное разрежение своего начальства, в котором, под ответственностью подписавших, должно быть объяснено, что испрашивающий дозволение холост или вдов; без сего разрешения священники не могут совершить брака (2144 ст.); воспрещается вступать в брак находящимся в обыкновенных отлучках без точного позволения на то своего начальства (2157 ст.). Кроме того, тем же епархиальным начальством было предписано духовенству, чтобы оно (согласно определению Св. Синода от 9—26 нояб. 1877 г., за № 1705, о строгом исполнении какого определения подтверждено определением Св. Синода от 10 окт.—1 нояб. 1880 г.) не приступало к венчанию офицеров морского ведомства без представления ими установленного свидетельства их начальства о разрешении на вступление в брак (Мин. Е. В. 1891, 1).—Командующий войсками Одесского военного округа, обратив внимание на участившиеся в последнее время случаи вступления офицеров в брак без разрешения начальства в пределах вверенного ему округа в 1906—1908 г.г., возбудил ходатайство о подтверждении православному духовенству запрещения венчать тех офицеров, которые не представят разрешения на брак от своего начальства. Обсудив изложенное ходатайство и принимая во внимание, что законом (ст. 9 зак. гражд., т. X, ч. I, изд. 1900 г.) „запрещается лицам, состоящим в службе, как военной, так и гражданской, вступать в брак без дозволения их начальства, удостоверенного письменным свидетельством“, а вместе с тем имея в виду, что случаи повенчаний офицеров без разрешения их начальства, по имеющимся в Св. Синоде сведениям, наблюдаются и в других епархиях, Св. Синодом от 7 июл.—3 авг. 1909 г. было определено предписать епархиальным начальствам принять меры к точному соблюдению подведомым им духовенством вышеизложенного требования закона (см. Ц. Вед. 1909, 33, офиц. ч.).—Без разрешения военного начальства, духовенство может венчать военных нижних чинов: 1) выполнивших воинскую повинность и имеющих о том свидетельство; 2) находящихся в отставке по выданным им указам и 3) состоящих в запасе (бывших временно и бессрочно отпускных) по увольнительным билетам (разъясн. Упр. Смол. губ. Воин. Нач.—см. Пенз. Е. В. 1875, 15).—Оренбургской Духовной Консисторией циркулярно было дано знать причтам своей епархии, что браки казаков оренбургского казачьего войска, не состоящих на действительной службе, подлежат совершению без особого разрешения местного станичного или поселкового начальства (Оренб. Е. В. 1894, 8; см. также Ц. В. 1906, 13).—См. ниже, о госуд. и общ. правоспос. к браку и о документах, требуемых при браке.—При вступлении в брак дипломатических чиновников с иностранками, не только должны они испрашивать на то предварительное дозволение начальства, с объявлением, какое имение получат в приданное, и нет ли в виду права на наследство в чужих краях, но притом предоставить подписку невесты, что ей объявлено, что, будучи в замужестве за дипломатическим чиновником, она должна продать имение свое в чужих краях, ибо, в противном случае, муж ее обязан оставить сей род службы (Св. Зак. X т., 1 ч„ 66 ст.)—Псаломщики и другие лица, состоящие на службе по духовному ведомству, обязаны испрашивать на вступление в брак разрешение Е. Н.; причем происхождение невесты от родителей недуховного звания не составляет препятствия к дозволению брака, при соблюдении однако же церковных правил о женах лиц, допускаемых к восприятию священства; не состоящие же на службе по епархиальному ведомству сыновья священно-церковно-служителей могут вступать в брак на общем основании, не испрашивая на это дозволения Е. Н. (Ук. Св. Син. 17 июня 1871 г., 37 №). Состоящими в духовном ведомстве считаются, между прочим, и окончившие курс воспитанники духовных семинарий, до определения их на епархиальную или духовно-училищную службу, если не заявят желания перейти в какое-либо другое ведомство, а также и увольняемые по разным причинам из духовных семинарий и училищ, а равно и воспитанники, окончившие училищный курс, впредь до выхода их из духовного ведомства (Опр. Св. Син. 12 июня—12 дек. 1885—1886 г., 1137 №, 12 мая —8 июля 1887 г., 881 №); все эти лица должны испрашивать разрешение на вступление в брак у своего Е. Н. (см. Ук. Св. Син. 17 июня 1871 г., 37 №; сн. Ц. В. 1903, 24, 43). —В Киевской и Подольской епархиях было объявлено епархиальным начальством, чтобы кандидаты священства и вообще служащие в епархиальном ведомстве в своих

 

 

1195

ВСТУПЛЕНИЕ В НОВЫЙ БРАК.

того законным порядком 1) (Св. Зак. X т., 1 ч., 20, 37 ст.; Уст. Д. К., 222—223). Поэтому только в следующих случаях бывшие в брачном состоянии могут вступать в новый (второй или третий) брак: -а) После прекращения брака смертью одного из супругов, оставшийся в живых супруг может вступить в новый брак 2) (см. 1 Кор. 7, 39; Рим. 7, 1—з). б) Когда один из супругов, отлучившись из места своего жительства, будет в продолжение пяти или более лет находиться в совершенно безвестном отсутствии, то оставшемуся супругу дозволяется просить епархиальное начальство о расторжения брака 3) и

прошениях о разрешении им вступить в брак подробно объясняли происхождение, звание, имя, отчество, фамилию, вероисповедание и добрачное состояние невесты, т. е. девица ли она, или вдова (Киев. Е. В. 1890, 16, Подол. Е. В. 1891, 6).—По 18-му правилу св. Апостолов, в клире вообще не может быть «вземший в супружество вдову, или отверженную от супружества»; но, по-видимому, некоторые склонны ограничивать это запрещение лишь ищущими священного сана, почему по местам и встречаются случаи дозволений псаломщикам браков на вдовах, причем подобным псаломщикам уже преграждается возможность получить священный сан, хотя бы они по своим нравственным и умственным качествам и заслуживали этого (Ц. В. 1899, 3; сн. выше, 3 прим. к 783 стр.). —По 14 пр. IV Всел. собора, запрещается духовным лицам вступать в брак с иноверками, а детям оных лиц с иноверцами, если последние не дадут обещания перейти в православную веру (сн. Лаод., 10, 31, Кф., 30, VI, 72 и др.); но в действующем у нас законодательстве нет такого запрещения, и потому в практическом отношении это правило имеет теперь преимущественно нравственное, а не юридическое значение (Прак. Рук., 261 стр.; см. также Ц. В. 1909,30; сн. ниже, 1207 стр.).—По разъяснению «Цер. Вестника», брак кандидата священства с девицей из раскола (брачники-федосеевцы), принявшей православие, но имеющей родителей раскольников, не препятствует принятию священного сана (Ц. В. 1897, 45).—В практике известны случаи, когда присоединенные к православию из австрийской лже-иерархии, не будучи повенчаны с своими супругами по православному обряду, были постановляемы во священники (см. Брат. Сл. 1886 г., 2 т., 713— 714 стр.; сн. Богосл. Вестн. 1886 г., 1 №, 127 стр.); и прихожане таких священников не должны смущаться указанным обстоятельством, так как определение качеств, требуемых от священника, составляет право и обязанность одной епархиальной власти, от усмотрения которой и зависит тот или другой образ действия в указанном случае (Ц. В. 1894, 35; сн. Собр. мн., V т,. 983—984 стр.; Сарат. Е. В. 1894, 23).—Вступление в брак с матерью воспринятого младенца женского пола или с восприемницею, как брак дозволенный (см. 1185 стр.), не является препятствием к рукоположению в священный сан (Ц. Вед. 1908, 31).—Канонических правил и постановлений по духовному ведомству, воспрещающих женившимся на незаконно-рожденных принятие священного сана, нет (Ц. Вед. 1898, 22; подр. см. Ц. В. 1894, 4, 1896, 33, 44).—Закон не воспрещает псаломщику вступать в брак с крестьянскою девицею (Ц. В. 1896, 23); не имеется такового запрещения в законе даже и для кандидатов священства (см. вышепривед. Ук. Св. Син. 17 июня 1871 г.).

1) Замужняя католичка, перешедшая в православие, продолжает состоять в браке, доколе брак сей надлежащим порядком не расторгнут, а если она имеет основания вчинить дело о расторжении брака по неверности мужа, то может сделать это, успех же будет зависеть от силы и значения представленных доказательств (Ц. Вед. 1904, 50; сн. ниже, о расторжении браков).

2) По Греко-римским законам вдова не должна была выходить замуж прежде окончания траурного года, под опасением подвергнуться бесславию и некоторому имущественному ущербу. Это правило действовало и у нас на Руси до времени Петра, I и даже было распространено на мужей, лишившихся жен. Теперь соблюдение этого правила считается делом приличия. Нигде нет правила, воспрещающего венчать овдовевших супругов даже до истечения сорока дней со дня смерти мужа или жены. Впрочем, священник может выставить на вид вдовцам или вдовицам, что им следовало бы подождать вступать в брак, по крайней мере до истечения сорока дней со дня кончины мужа, или жены, для того, 1) чтобы тем самым доказать свою любовь и почтить память почившего или почившей, а 2) чтобы более сосредоточенно отнестись к молитвенному поминовению почившей или почившего, так как, по слову Апостола, «не оженивыйся» больше «печется о Господних», а «оженивыйся печется о мирских» (1 Кор., 7, 32, 33). При всем том священник не должен возводить этих соображений в обязательный закон, тем более, что иной вдовец, имея целую семью малых детей, не может, прожить без жены и двух недель (Рук. д. с. п. 1885, 42; см. еще Ц. Вед. 1894, 38).

3) Фактическое состояние безвестного отсутствия дает оставленному супругу только законное основание к просьбе о расторжении брака, но не представляет ему права считать себя свободным от обязанностей, соединенных с браком, в котором он продолжает состоять, а потому внебрачная связь его должна считаться прелюбодеянием (реш. Уг. Кассац. Деп. 1892 г., 90 №).

 

 

1196

ВСТУПЛЕНИЕ В НОВЫЙ БРАК.

о дозволении вступить в новое супружество 1) (Высоч. пов. 14 янв. 1895 г. о нов. прав. о расторж. бр. по безвест. отсут., 1 ст.) 2). в) Женам нижних чинов, совершивших побег со службы, пропавших на войне без вести и взятых неприятелем в плен, дозволяется просить о расторжении брака по истечении пяти лет с того времени, как мужья их бежали со службы, пропади без вести или взяты в плен, если они остаются при том не разысканными 3) (Св. Зак. X т., 1 ч., 56 ст.). В отношении к расторжению браков всех лиц, принимавших участие в минувшей Русско-Японской войне и пропавших без вести, узаконен особый порядок, с сокращением указанного в 56-й ст. Законов Гражданских пятилетнего срока до двух лет (см. Ц. Вед. 1907, 45, офиц. ч.), каковым узаконением епархиальные начальства обязаны руководствоваться, доколе оное не отменено или не заменено новым 4) (Опр. Св. Син. 11 июня 1908 г.; см. Ц. Вед. 1908, 25). г) Когда один из супругов приговорен к наказанию, сопряженному с лишением всех прав состояния, то другой, буде не последует добровольно за осужденным для продолжения супружеского с ним сожития 5), может

1) В случае ходатайства безвестно отсутствовавшего супруга о дозволении ему, за расторжением его прежнего брака, вступить в новое супружество, епархиальному начальству, если окажется, что безвестная отлучка данного лица не имела злонамеренного характера—сокрытия своего местопребывания от другого супруга, а обусловливалось уважительными к тому причинами, надлежит постановлять решение о дозволении безвестно отсутствовавшему супругу вступит в новый брак, в противном же случае—об осуждении его на всегдашнее безбрачие (см. подр. Сбор. цер. и гражд. зак. о браке, С. Григоровского, 254 стр.).

2) Эти Высочайше утв. 14 янв. 1895 г. новые правила производства бракоразводных дел, по безвестному отсутствию одного из супругов, были выработаны в замен ст. 230—236 Уст. Д. К, из каковых статей 231-й требовалось для жен нижних чинов, пропавших без вести на войне или взятых в плен, вместо. установленного в Своде Зак. пятилетнего, протечение десятилетнего срока, вследствие чего Устав Дух. Консисторий и Свод Законов разногласили между собою относительно указанного пункта (см. об указанных правилах Ц. Вед. 1895, 7, офиц. ч.).—Правила эти относятся только до браков лиц православных и смешанных браков,—когда одно лицо православное, а другое христианской веры, но неправославного исповедания (И(. Вед. 1898, 50).

3) Если солдатские жены вступят в замужество самовольно по одним ложным слухам, без дозволения духовного начальства и без надлежащего о неизвестности первых мужей по правилам исследования, а после возвратятся к ним те первые мужья, то таковые вторые их браки законными не признаются, а потому никакая давность в уважение не приемлется (Ук. Прав. Сената, 1812 г., 13 июня; см. Сборник законов, распор. и разъясн. о браке и разводе, В. Н. Мордвинова, 81 стр.).

4) В Своде Законов это узаконение изложено так: „В отношении производства дел о расторжении браков лиц, принимавших участие в Русско-Японской войне и пропавших во время этой войны без вести в районе военных действий, установлены нижеследующие правила: 1) Принимавшими участие в Русско-Японской войне, сверх военно-служащих, признаются также: а) гражданские чины как военного, так и прочих ведомств и другие лица, состоявшие на службе по назначению от правительства по разным частям военного управления и при военных начальниках, а равно лица, служившие по вольному найму при разных военных управлениях, у военно-служащих и у лиц, упомянутых выше, и б) лица, следовавшие за войском с разрешения военного начальства, как то: корреспонденты, поставщики, торговцы, работники, извозчики, проводники и проч., а также и все другие лица, обслуживавшие армию. 2) Действие статьи 56 распространяется на всех принимавших участие в Русско-Японской войне лиц православного исповедания с сокращением для них установленного в указанной статье пятилетнего срока до двух лет. 3) Предусмотренные в статье 56 свидетельства, представляемые при просьбах о расторжении браков лиц, принимавших участие в Русско-Японской войне, заменяются свидетельствами, выдаваемыми Городскими или Уездными Полицейскими Управлениями по месту жительства просителей, на основании сведений, доставляемых подлежащим военным или гражданским начальством“ (Св. Зак. X т., 1 ч., 561, по Прод. 1908 г.; см. также XVI т„ Уст. Гражд. Суд., 13561 ст., прим.).

5) Губернские (Областные) Правления (Управления), при исполнении судебных приговоров, в коих определена преступникам ссылка, объявляют, чрез кого надлежит, супругам приговоренных к ссылке лиц, не желают ли они следовать за осужденными, и о последствиях объявления отмечают в статейных о ссыльных списках. Если супругами изъявлена готовность следовать за осужденными, то, отправляя их по желанию, Губернские Правления снабжают от казны таких лиц, равно как и находящихся при ссыльных детей, недостающею им одеждою и обувью, нужною

 

 

1197

ВСТУПЛЕНИЕ В НОВЫЙ БРАК.

просить свое духовное начальство о расторжении брака и о разрешении вступить в новый 9 (Уст. Д. К., 225). Равным образом и приговоренные к ссылке в каторжные работы или на поселение с лишением всех прав состояния, если супруги их не последовали за ними в место ссылки, могут просить подлежащее, по месту совершения брака, духовное

по времени года, на общем положении об арестантах, а также кормовыми деньгами в одинаковом с сими последними количестве (Св. Зак., XIV т., Уст. о Ссыл., 191 ст., изд. 1909 г.). Не участвовавшие в преступлении мужья, при всех родах ссылки их жен, следуют за ними единственно по собственному на то желанию, если сами они не состоят под следствием или судом и вообще неприкосновенны к делам, по которым не могут немедленно оставить место жительства (там же, 193 ст.). За осужденными к ссылке в каторжные работы или на поселение жены их, не участвовавшие в преступлении, могут следовать или не следовать в ссылку, по собственному их на то желанию (там же, 194 ст.),—При ссылке родителей, дети свыше 14 лет могут следовать за ними по собственному желанию (там же, 195 ст.). О детях моложе 14 лет предоставляется следующим в ссылку на поселение родителям распоряжаться, до добровольному между собой соглашению, не испрашивая согласия обществ на следование детей, если же соглашения между родителями не состоится, то: 1) при отправлении обоих родителей, дети моложе 14-ти-летнего возраста отправляются с ними, и 2) когда один из супругов остается на месте, то и дети остаются при нем, с предоставлением ему же попечительства над ними (там же, 196 ст.). Если в живых один виновный муж, или одна виновная вдова, и общество, или с ведома его, кто-либо из родных, не согласится принять на себя обеспечение участи детей их моложе 14 лет, то сих последних отправляемый в ссылку на поселение обязан взять с собою (там же, 197 ст.). В отношении к детям лиц, ссылаемых в каторжные работы, соблюдаются следующие правила: 1) если за осужденным в каторжную работу не следует невиновный супруг, то дети моложе 14 лет остаются при сем последнем и под его опекою, на общем основании; 2) если в живых один виновный супруг, присужденный к ссылке в каторжную работу, или к тому же наказанию присуждены оба супруга, то дети моложе 14 лет остаются на месте, с учреждением над ними опеки, на общем основании; губернаторам предоставляется однако, в исключительных случаях, разрешать следование детям за ссылаемыми на сем основании родителями или родителем, если от сего можно ожидать лучшего обеспечения участи детей, чем при оставлении их на месте жительства; 3) при следовании невиновного родителя за ссылаемым в каторжную работу, дети отправляются с ними, если, по желанию родителей, общество или кто-либо из родственников или других благонадежных лиц не примет их на свое попечение; 4) наследование детей во всех сих случаях согласия общества не требуется (там же, 198 ст.). Грудные младенцы остаются при матерях (там же, 199 ст.). Дети, находящиеся в казенных заведениях и на казенном содержании, не могут быть требуемы родителями к следованию за ними в места их ссылки (там же, 200 ст.).—Семейства ссыльных, подлежащие совместному с ними следованию, присоединяются к арестантским партиям только перед отправкой последних (там же, 202 ст.). Супруги ссыльных, добровольно за ними следующие, и состоящие при них дети получают одежду, обувь и кормовые деньги во все продолжение пути, до места назначения, по правилу, в статье 191 (см. ее выше) определенному (там же, 203 ст.).

1) Оставшийся в своей силе, вследствие последования за осужденным или осужденною в место назначения, брак может, по просьбе невинного супруга, быть расторгнут, если присужденный к лишению всех прав состояния супруг будет за новое преступление подвергнут вновь влекущему за собою разрушение прав семейственных приговору. На сем же основании могут просить о расторжении брака и те из невинных супругов, которые заключили оный с лицами, лишенными уже прав состояния, буде сии последние впадут вновь в преступление, влекущее за собой лишение всех прав состояния (Уст. о Ссыл., 179 ст.; Уст. Д. К., 226—227).—В случае смерти мужей или расторжения брака по статье 179, женщины, по собственной воле пришедшие, имеют свободу вступать в новый брак с кем пожелают, и с ведома местного начальства остановиться там, где признают за лучшее, или возвратиться к своим родственникам, без всякого препятствия (Уст. о Ссыл., 208 ст.)—Жены возвращенных, по Высочайшему милосердию или новому приговору суда, из ссылки, если в продолжение оной не последовало с разрешения надлежащего начальства распоряжений, уничтожающих брак их, и они о расторжении его не просили, имеют оставаться в прежнем с ними брачном союзе неразлучными. То же разумеется и о мужьях, коих жены по судебному решению подвергнуты ссылке с лишением всех прав состояния (Уст. Д. К., 228 ст.).—Оренбургским Е. Н. было дано знать местному духовенству, что в случае присуждения к лишению всех прав состояния, а, следовательно, и прав семейственных, лица, не последовавшие добровольно за осужденными в места ссылки их, по существующему закону могут вступать в новые браки не прежде, как по окончательном расторжении Е. Н. прежних браков их с осужденными супругами, о чем сами они обязаны ходатайствовать пред епархиальным начальством подачею просьбы установленным порядком (см. Ц. В. 1875, 10). Точно так же и относительно

 

 

1198

ВСТУПЛЕНИЕ В НОВЫЙ БРАК.

начальство о расторжении брака и о разрешении вступить в новый брак !): ссыльно-каторжные по истечении сроков, указанных в пункте 1 статьи 182 (см. ниже, 1202—1203 стр.), а ссыльно-поселенцы—по истечении двух лет со дня вступления в законную силу судебного о них приговора (Св. Зак., XIV т., Уст. о Ссыл., 181 ст., изд. 1909 г.). д) Если будет доказана неспособность ответствующего лица к супружескому сожитию (сн. 1173 стр.), или нарушение им святости брака прелюбодеянием, то брак расторгается, и истцу (невиновному супругу), бывшему в 1-м или 2-м браке, предоставляется право вступить в новый брак 2), а лицо ответствовавшее, признанное неспособным к супружескому сожитию, осуждается на всегдашнее безбрачие 3); ответчику же по иску о нарушении святости брака прелюбодеянием, если он был в 1-м или 2-м браке, также предоставляется право вступить в новый брак 4), причем, прежде вступления в новое супружество, он подвергается, соответственно степени виновности и раскаяния, церковной епитимии по усмотрению духовного суда, согласно церковным правилам 5); в случае

лиц, супруги которых находятся в безвестной отлучке, той же Консисторией было разъяснено местному духовенству, что до формального расторжения брака Ε. Н. церковные причты не в праве венчать лиц, супруги которых находятся в безвестной отлучке (Оренб. В. Е. 1889, 3). То же самое священникам должно иметь в виду и в отношении совершения браков лиц, разведенных по другим причинам (сн. ниже, о документах, требуемых при браке).

1) По 50-й ст. X т. 1 ч. Св. Зак. (по Прод. 1906 г.) к числу указанных лиц принадлежат и те, которым судебным приговором определена ссылка на житье в Сибирь. По относительно браков таких лиц следует иметь в виду, что в настоящее время все правила, касающиеся браков этих лиц, могут иметь применение только до случаев ссылки, бывших до 1 янв. 1901 г., так как ныне, с воспоследованием Высочайшего указа 12 июня 1900 г., восприявшего свою силу и действие с 1 янв. 1901 г., ссылка на житье в Сибирь отменена и заменена или отдачею в исправительные арестантские отделения, или заключением в крепости, или заключением в тюрьме. Ссылка же на поселение в Сибирь хотя тем же указом 12 июн. 1900 г. тоже отменена, но она в некоторых случаях, в законе указанных, заменена ссылкой на поселение в предназначенные к тому местности, а потому и все правила, касавшиеся по прежнему закону развода за ссылкой на поселение в Сибирь, ныне с одинаковою силою могут иметь применение к заменившей эту ссылку—ссылке на поселение в местности к тому особо предназначенные (подр. см. Сбор. цер. и гражд. зак. о браке, С. Григоровского, 239—243 стр.).

2) Сюда же относится случай нарушения святости брака вступлением в другой брак (см. ниже, 1199 стр.), которое дает оставленному супругу право просить о разводе (Учеб. рус. гражд. права, проф. Г. Ф. Шершеневича, 624 стр.).

3) По суждению некоторых, хотя последствием развода по указанной причине и является запрещение больному супругу вступать в новый брак, но препятствие это не может считаться безусловным, потому что оно является не наказанием, а лишь предупредительною мерою, и удостоверенное в установленном порядке выздоровление способно открыть возможность вступления в брак (Учебн. русс. гражд. права, проф. Г. Ф. Шершеневича, 625 стр.); таким образом, если у означенного лица восстановится способность к брачной жизни и это может быть засвидетельствовано со стороны Врачебного отделения Губернского Правления соответствующим заключением, утвержденным Медицинским Советом М. В. Д., то таковое лицо может просить о дозволении ему вступить в новый законный брак местное епархиальное начальство, которое в свою очередь, на это испросит разрешение Св. Синода (Ц. В. 1909, 22).

4) Об отмене осуждения на всегдашнее безбрачие супруга, виновного в прелюбодеянии, каковому осуждению подвергался указанный ответчик при разводе его брака по действовавшему до 1904 г. узаконению (см. Ц. Вед. 1904, 44, 1905, 1, 52).

5) Относительно вступления в новое супружество лиц, брак коих расторгнут по нарушению ими супружеской верности прелюбодеянием, указом Св. Синода от 14 июл. 1904 г. преподаны епархиальным начальствам следующие руководственные указания: 1) просьба лица, брак коего расторгнут, по вине его прелюбодеяния, о дозволении ему вступить в новое супружество, разрешается, по надлежащем рассмотрении, епархиальным начальством, по месту жительства просителя; 2) таковая просьба может быть возбуждаема и подлежать удовлетворению не прежде, как по выполнении супругом, виновным в нарушении прежнего его брака прелюбодеянием, наложенной за таковое преступление, согласно 87 пр. VI Вселенского собора, 20 пр. собора Анкирского и 77 пр. св. Василия Великого, семилетней церковной епитимии, но при этом семилетий срок епитимии, на основании 102 пр. VI Вселенского собора, может быть, по тщательном испытании духовником совести епитимийца и удостоверении им степени его раскаяния и исправления, сокращаем тем епархиальным преосвященным, в ведении коего

 

 

1199

ВСТУПЛЕНИЕ В НОВЫЙ БРАК.

же нарушения прелюбодеянием святости и нового брака, вторично виновный в сем супруг осуждается на всегдашнее безбрачие и подвергается церковной епитимии 1) (Уст. Д. К., 253 ст. в Высоч. утв. 28 мая 1904 г. редакции; см. в Ц. Вед. 1904, 26, офиц. ч., опр. Св. Син. 18 мар—30 апр. 1904 г.). См. также ниже, о расторжении брака.

Кроме вышесказанного, при совершении повторительных браков следует иметь в виду такие предшествующие браки, которые духовным судом признаны незаконными и недействительными, после чего вступившие в эти браки немедленно разлучаются от дальнейшего сожительства. Так, лица, разлученные от сожительства потому, что брак их заключен при существовании другого, могут продолжать сожительство с своими супругами по прежнему браку, если на то согласятся сии оставленные супруги, но они не могут, и по смерти сих лиц, вступать в какой-либо новый брак; если же оставленное лицо не пожелает оставаться в браке с лицом, оставившим его и вступившим в другой противозаконный брак, то оно имеет право просить своё епархиальное начальство о дозволении вступить в новое супружество (сн. 2 прим. на 1198 стр.), и в таком случае виновный во вступлении в новый брак при существовании первого осуждается на всегдашнее безбрачие. Когда обе стороны виновны в заключении браков при существовании прежнего законного брачного союза, то по уничтожении последних незаконных браков, они оставляются в прежнем брачном союзе, а в случае прекращения оного смертию одного из них, оставшееся в живых лицо не имеет права просить ня о восстановлении противозаконного брака его, ни о дозволения вступить в новый брак 2) (Св. Зак. X т., 1 ч., 39—42 ст.; Уст. Д. К., 213-216). См. также выше, 1171—1172, 1174, 1188, 1189—1190 стр., и ниже, с незаконных браках. Вообще разлученные вследствие признания брачного их союза

состоит духовник епитимийца, с тем, однако, чтобы общий срок подлежащей выполнению епитимии был не менее двух лет, и 3) епархиальное начальство при разрешении просьбы бракоразведенного супруга о дозволении ему вступить в новое супружество, в предотвращение злоупотреблений, должно требовать от просители: а) надлежаще засвидетельствованное местным благочинным или консисторией удостоверение духовного отца, под наблюдением коего виновное в прелюбодеянии лицо проходило семилетнюю епитимию, об отбытии этой епитимии, а в случае сокращения семилетнего срока епитимии, согласно вышеуказанному порядку, и удостоверение о том, что таковое сокращение последовало с разрешения епархиального преосвященного, и б) копию определения или указа Св. Синода о расторжении прежнего брака просителя (Разъясн. опр. Св. Син. 1904 г., 23—30, VI; см. Ц. Вед. 1904, 32, офиц. ч.).

1) В случаях совершения браков лиц, осужденных на безбрачие, к священнослужителям, повенчавшим таких лиц, применяется ст. 189 Уст. Дух. Конс. (см. ниже, 3 примеч.), по которой наказуются священнослужители за повенчание лиц, обязанных союзом супружеским (см. ук. Св. Син. 1888 г., 28, VI). В настоящее время, за отменой осуждения на всегдашнее безбрачие лиц, имевшихся в виду означенным указом, последний может быть применен к тем священнослужителям, которые окажутся виновными в нарушении требований, указанных в вышеприведенном (см. 5 примеч. к 1198 стр.) определении Св. Синода от 23—30 июн. 1904 г. (Практ. Рук., 265 стр.).

2) По делам о многобрачии обвиняемые предаются уголовному суду.—Ответственность по этому суду вполне применяется и к иностранному подданному, вступившему в новый брак в России по обрядам Церкви при существовании прежнего гражданского брака, установленного законами его отечества. По для русского подданного, вступившего заграницей в гражданский брак, брак, заключенный в отечестве, не будет вторым, так как заключенный русским подданным заграницей гражданский брак не представляет законного брачного союза (реш. Угол. Кассац. Деп. 1889 г., 2 №).— Лицо, вступившее в незаконный брак с лицом, обязанным уже другим супружеским союзом, получает (от E. Н.) дозволение на вступление в новый законный брак (сн. ниже, 3 прим. к 1201 стр.) с лицом беспрепятственным, по очищении совести епитимиею (Уст. Д. К., 215), заменяемом в данном случае очищением совести исповедью пред духовником (Сборн. цер. и гражд. зак. о браке, С. Григоровского, 109 стр.).—По Уст. Д. Е. (189 ст.), повенчавшие брак лица, обязанного союзом супружеским, подвергаются тому же наказанию, как и за венчание лиц, соединенных родством, в первых четырех степенях (см, выше, 1188 стр.).

 

 

1200

ВСТУПЛЕНИЕ В НОВЫЙ БРАК.

незаконным и недействительным, кроме лишь осужденных на всегдашнее безбрачие, имеют право вступать с другими лицами в новые, законами не воспрещенные браки (Уст. Д. К., 213 ст.).

По прекращении прежнего брака во всех вышеуказанных случаях, не осужденные на всегдашнее безбрачие могут снова вступать в новый брак, но только тогда, когда этот брак будет вторым 1) или третьим 2) четвертый брак 3) по действующим законам безусловно запрещается 4) (Св. Зак. X т., I ч., 21 ст.).

Относительно того, позволительно ли лицу, из инославия перешедшему в православную веру, вступление в новое супружество в том случае, если до принятия православия оно было обязано тремя браками по законам своей веры,—на этот вопрос ни в церковных, ни в гражданских узаконениях, как ныне действующих, так и прошлого времени, ответа не дается. Но в практике высшего духовного суда нашей Церкви для решения этих вопросов имеются следующие данные. —В 1848 г. на рассмотрении Св. Синода было дело о дозволительности брака одного иудея, состоявшего в двух последовательных браках, совершенных по закону иудейскому, затем, по смерти второй жены, принявшего православие и вступившего снова в брак с лицом христианского вероисповедания, по смерти же этой третьей своей жены пожелавшего вступить в новое супружество (каковое было бы для него, если считать все его браки—четвертым, или вторым, если принимать в счет только

1) Пермской Духовной Консисторией было предписано духовенству епархии, чтобы вдовиц, имеющих более шестидесяти лет от роду и вступающих во второй брак, на основании прав. 4 и 24 Василия Великого, предавать покаянию на 1 или на 2 года (см. Рук. д. с. п. 1889, 46); сн. 3 прим. к 1116 стр.

2) По возбужденному одним Е. Н. ходатайству о дозволении венчать вступающих в третий брак без разрешения на то каждый раз Е. А. и о разъяснении при этом вопроса относительно епитимии, налагаемой на вступающих в третий брак, Св. Синодом от 29 нояб.—4 дек. 1900 г. было разъяснено, что ни церковными правилами, ни гражданскими узаконениями не возбранено мирянам вступление в третий брак и вместе с тем не установлено и обязательство для лиц, вступающих в таковой брак, испрашивать на сие разрешение епархиальной власти, а потому порядок венчания третьих браков лишь по предварительном испрошении на то разрешения Е. А. не имеет законного основания, о чем Св. Синод и уведомил епархиальное начальство, возбудившее означенное ходатайство, указом, присовокупив в оном, что на троебрачных, по силе 50 пр. св. Василия Великого, публичная епитимия не налагается, а назначаемая им, по 52 пр. Номоканона, епитимия духовными их отцами должна быть проходима под наблюдением и руководством сих последних и подлежит согласно 102 пр. Всел. Собора, сокращению, по ревности проходящих покаяние (см. Ц. Вед. 1900, 52, офиц. ч.). Таким образом, по вышеприведенному разъяснительному определению Св. Синода, венчание третьим браком не только в той епархии, начальством которой был возбужден вопрос об этом, но и во всех других епархиях может быть совершаемо без испрошения на то разрешения местного Архиерея, если по данному предмету, как то было прежде в некоторых епархиях (см., напр., Мин. Е. В. 1891, 21, 1899, 5), не имеется особых постановлений местного Е. Н.

3) Никакое ходатайство о разрешении вступить в четвертый брак не может быть успешно (Ц. Вед. 1906, 7)—Священники православные, заведомо совершившие 4-й брак или брак православного с нехристианином, подвергаются за сие взысканиям на основании правил Уст. Д. К. (см. подр. Сбор. цер. и гражд. зак. о браке, С. Григоровского, 126 стр.).—Невиновному супругу, вступившему в брак с троебрачным, дозволяется (епархиальным начальством) вступить в новое беспрепятственное супружество, по очищении им совести исповедью пред духовником, а если он инославного исповедания, то, разрежая ему вступление в новый брак, православный духовный суд не постановляет заключения об очищении им совести, а сообщает о сем на усмотрение духовного начальства его исповедания (там же, 127—128 стр.).

4) Относительно повторительных браков митр. Фотий говорит: „первый брак закон, второй—по нужи прощения слабости ради человеческой, третий—законопреступление, четвертый—нечестие, понеже свинское есть житие“ (см. Прак. Рук., 255 стр.)

Св. Василий Вел. считает третий брак нечистотой в Церкви, но прибавляет, что третьи браки не подвергаются «всенародному осуждению и не расторгаются, потому что они все же лучше, чем распутство» (пр. 50).—По мысли Московского митр. Филарета, св. Церковь для всех христиан совершенным признает один брак, потому что христианский брак, по Апостолу, есть образ союза Христа с Церковию; Христос же есть единый Жених единые невесты, Православной Церкви. Второй брак допускает она по снисхождению к немощи человеческой, а третий допускает неохотно, с епитимией, как несвободный от греха, отвращая сим несовершенным делом большее зло, любодея-

 

 

1201

ВСТУПЛЕНИЕ В НОВЫЙ БРАК.

брак, заключенный им по принятии православия). Св. Синод дал указанному лицу разрешение на вступление во второй брак, и притом мотивировал свое решение, по этому вопросу нижеследующими соображениями: 1) хотя по 17 апостольскому правилу воспрещается оставаться в клире лицам, кои после крещения были уже в двух последовательных браках, но правило это проходит молчанием браки христианина, в коих он мог состоять до принятия св. крещения, ибо святость брака существует и постигается только в христианстве; 2) ст. 83 зак. гражд. т. X Св. 1842 г. (по X т., изд. 1900 г., ст. 81), дозволяя между супругами иудейского закона расторжение брака, если остающийся в неверии супруг не желает продолжать сожитие с обратившимся в православие, не различает, в котором браке состояло это последнее: лицо; 3) посему из последовательных браков, в которых состояло данное лицо, обратившееся к православию, должен считаться законным лишь тот, в который оно вступило по принятии христианства 1) (проток. Св. Син. от 18 февр. 1848 г., за 1 83; подр. см. Сборн. цер. и гражд. зак. о браке, С. Григоровского, 62—63 стр.; Собр. мн., дополн. т., 218—220 стр.; Ц. Вед. 1902, 29).—Само собою разумеется, что практическое применение в соответствующих случаях пастырской деятельности вышеизложенного решения указанного вопроса—вне власти священника, так как ответа на этот вопрос, как об этом уже было замечено, вовсе не имеется в действующих у нас узаконениях. Поэтому желающие вступить в брак, подобный вышеуказанному, должны представить священнику разрешение подлежащего духовного начальства на вступление в этот брак. Впрочем, нужно заметить, что такое разрешение, может потребоваться лишь в том случае, если бы оказалось, что при первой записи в соответствующих церковно-приходских документах о брачном состоянии перешедшего в православие не соблюдено то требование, по которому обозначение в этой записи тем или другим по счету брака указанного лица должно быть, делаемо священником, согласно с указаниями относительно этого местного Е. Н. 2); если же это требование при записи указанного брака было соблюдено, то относительно дальнейших браков перешедшего в православие лица священники должны руководствоваться вышеприведенной (см. 1200 стр.) 21 ст. X т. Св. Зак. 3).

ние вне брака (Собр. мн., IV т., 521 стр.).—По указанию того же Московского Архипастыря, лицо, желающее вступать в третий брак, при 50-летнем возрасте, следует увещевать, чтобы оно одумалось, время о принимать на себя новые брачные узы, (Приб. к твор. св. отц. 1871 г., 24 ч., 421 стр.).

1) Лютеранин, бывший в первом браке, а затем, по вдовстве, перешедший в православие и вновь женившийся на православной, должен быть признаваем второбрачным (Ц. Вед. 1908, 48).—Высочайшим повелением от 24 сент. 1827 г, изложенном в Сенатском указе от 14 окт. того же года (П. С. З., 1470 №), воспрещено лютеранам, бывшим в трех браках, вступать в четвертый с лицом православным, а если вступят, то таковые браки „подвергать расторжению“ (Сборн. цер. и гражд. зак. о браке, С. Григоровского, 6—7 стр.; см. также Ц. Вед. 1908, 13).—Вообще, при повенчании неправославных христиан по правилам и обрядам Православной Церкви, священникам следует иметь в виду и предшествующие браки означенных лиц, совершенные по обрядам их исповеданий, а в сомнительных случаях относительно определения числа подобного рода браков обращаться за руководственными указаниями к местному Е. Н.

2) Прежний брак новокрещенного или остается в своей силе, или расторгается, и в последнем случае новокрещенному дозволяется вступить в новый брак с лицом православным (подр. см. ниже). Так как дела этого рода подлежат ведению высшей церковной власти, то нов окрещенных, которые, состоя в браке, заключенном ими в инославии, желают, после своего перехода в православие, вступить в новый брак, священник, хотя бы этот новый-брак и со включением прежних, заключенных указанным лицом в инославии, браков был в числе трех последовательно дозволенных (т. е. 2-м или 3-м),—не имеет права венчать, без разрешения своего Е. Н. Согласно с. указаниями этого начальства должно быть и обозначение тем или другим по счету в соответствующих церковно-приходских документах указанного брака новокрещенных. Если первая запись тем или другим по счету брака каждого перешедшего в православную веру делается в церковных документах соответственно распоряжениям относительно этого подлежащего начальства, то дальнейшие браки указанных лиц не могут уже представлять собою затруднения в пастырской практике.

3) Следует ли брак, признанный незаконным и недействительным или расторгнутый, по Той или иной законной причине, включать в число трех браков, последовательно дозволенных для лица православного, или же лицо, бывшее в таковом браке, по состоявшемся решении духовного суда о признании незаконным или расторжении этого брака,

 

 

1202

ГОСУДАРСТВ. И ОБЩЕСТВ. ПРАВОСПОСОБ. К БРАКУ.

Е. К числу условий законности брака, вытекающих из законов общежития, относится также государственная и общественная правоспособность к браку.

По действующим постановлениям, лица православного исповедания всех без различия состояний могут вступать между собою в брак (Св. Зак. X т., 1 ч., 1 ст.). Но осужденные по судебному приговору в уголовном преступлении вместе с ограничением или лишением всех прав состояния подвергаются ограничению права заключения браков 1) (там же, 19 ст.).—До действительного распределения ссыль-

должно почитаться как бы не бывшим в браке,—относительно этого, как утверждают некоторые, тоже ни в церковных, ни в гражданских узаконениях, как ныне действующих, так и прошлого времени, нет ответа (см. Уст. Д. К., 213 и 253 ст.), а имеются, данные только в практике высшего суда нашей Церкви и именно следующие. —Одна казачка, будучи разведена с мужем, по неспособности его к брачному сожитию, после этого последовательно еще два раза выходила замуж, а затем, овдовев после третьего брака, обратилась в Св. Синод за разрешением на вступление в новое супружество. Св. Синод не признал возможным удовлетворить ее просьбу, „поелику по правилам святых отец, свято и ненарушимо содержимых доныне Православною Церковию, вступление в четвертый брак запрещено, и таковые браки не только не вменяются ни во что, но и дети от них рожденные присными детьми называться не могут“ (протокол Св. Синода, от 25 июля 1808 г., 91 №). На тех же основаниях отзывал Св. Синод в разрешении на вступление в новое супружество и такому лицу, которое состояло последовательно в трех браках, хотя один из них и был расторгнут, по безвестному отсутствию другого супруга (протокол Св. Синода, от 4 марта 1808 года, 57 №). Таким образом из приведенных сепаратных определений Св. Синода ясно усматривается, что расторгнутый брак не исключается из счета трех последовательно дозволенных браков.—Что касается браков незаконных и недействительных, то, по мнению некоторых, браки, признанные недействительными, не следует включать в счет трех браков (см. Учеб. рус. гражд. права, проф. Г. Ф. Шершеневича, 606 стр.). Но таковые браки, насколько указывает практика Св. Синода за прошлое столетие, исключались из числа трех последовательно дозволенных браков лишь для тех лиц, которые вовлечены были в брачное сопряжение, находясь в неведении об его незаконности (протоколы Св. Синода, от 13 января 1723 и 1735 г. и от 24 сентября 1792 г.). В минувшем же столетии вопрос о том, следует ли брак, признанный незаконным и недействительным, включать в число трех браков последовательно дозволенных, был в обсуждении Св. Синода по Высочайшему повелению. И Св. Синод по разным соображениям пришел к следующему выводу: „браки, совершенные в церкви по чиноположению, но потом по законном рассмотрении расторженные, принимать и впредь, как издревле доныне греческою и российскою Церковью принимаемы были, в число трех браков последовательно дозволенных“. Изъясненное заключение Св. Синода было доложено Синодальным Обер-Прокурором Его Императорскому Величеству и о таковом докладе Обер-Прокурор объявил Св. Синоду для зависящего по сему предмету распоряжения (дело Св. Синода 1824 г., по архиву № 1078). Это дело почему-то своевременно не было оглашено и осталось достоянием Синодального архива (Сборн. цер. и гражд. зак. о браке, С. Григоровского, 63—66 стр.). Но на основании его признается^ что „всякий незаконный брак, хотя бы данное лицо вступило в оный и не заведомо, принимается в счет трех последовательно дозволенных браков“ (см. там же, 109 стр.).—Из вышесказанного следует, что лицо, бывшее в трех браках, в числе которых был и брак, признанный незаконным и недействительным или расторгнутый, было бы в праве рассчитывать на повенчание нового брака священником лишь в том случае, если бы, в числе прочих требуемых при браке документов, указанное лицо могло бы представить священнику и формальное разрешение Е. Н. на вступление в этот брак, без чего ни один священник не имеет права повенчать его брака. Точно так же из вышесказанного следует и то, что обозначение в обыске и метриках тем или другим по счету такого первого после развода брака, который будет в числе трех, последовательно дозволенных (т. е. вместе с разведенным браком 2-м или 3-м), подлежит ведению местной епархиальной власти, так как для самостоятельного образа действия священника в данном случае не имеется соответствующих узаконений.—В некоторых епархиях, как, напр., в Самарской, вообще относительно, расторгнутых, незаконных и недействительных браков было опубликовано во всеобщее сведение духовенству, чтобы оно вышеозначенные браки принимало в счет трех последовательных браков (см. Сам. Е. В. 1898, 1).

1) По мнению одних, лицам, состоящим под уголовным следствием и судом, вступление в законный брак не воспрещается (см. Практ. Рук., 228 стр.; Ц. В. 1906, 40); точно так же и Оренбургской Дух. Консисторией было разъяснено духовенству епархии, что нахождение под следствием по обвинению в каком-либо преступлении не лишает то лицо права на вступление в брак (Оренб, Е. В. 1891, 17; см. также Ц. Вед. 1898, 20). Но, по указанию других, напр., обвиняемую в убийстве, до решения судом дела, венчать

 

 

1203

ГОСУДАРСТВ. И ОБЩЕСТВ. ПРАВОСПОСОБ. К БРАКУ.

ных запрещается им вступать в брак между собою, но дозволяется жениться на пути на непреступницах, с коими в сем случае следует поступать так, как сказано об идущих с мужьями по собственной воле (ст. 36, 191 и 203) 1). В местностях, назначенных для отбывания ссылки, по действительном распределении, ссыльные обоего пола могут, с ведома местного начальства, вступать в брак и между собою, с соблюдением правил, изложенных в статьях 181 (см. ее выше, 1197—1198 стр.) и (ниже) следующих 2) (Уст. о Ссыл., 180 ст.). Относительно браков ссыльно-каторжных соблюдаются следующие правила: ссыльно-каторжные, мужчины и женщины, первого разряда через три года, второго разряда через два года, а третьего разряда через один год после поступления в отряд исправляющихся, могут вступать в брак, как между собою,—хотя бы сроки, которые им следует пробыть в работах, были не одинаковыми 3),—так и с ссыльными, лишенными всех прав состояния 4) (Уст. о Ссыл., 182 ст., 1 п.). Лицам женского пола, осужденным за преступления к ссылке на поселение с лишением прав состояния, дозволяется вступать в браки с одними только ссыльными, также лишенными прав состояния 5) (там же, 184 ст.). Ссыльным мужчинам дозволяются браки как с сосланными преступ-

не следует (см. Ц. Вед. 1897, 36). В действующих узаконениях нет запрещения венчать указанных лиц, хотя, нужно заметить, нет и разрешения таковых браков. Если принимать во внимание возможность для состоящих под уголовным следствием таких наказаний по суду, которые могут служить причиною развода (см. 1196—1198 стр.), то браки лиц, состоящих под уголовным следствием, венчать не следовало бы; принимая же во внимание возможность оправдания по суду указанных лиц, а также и отсутствие в законе запрещения брака их, нет оснований считать такой брак недозволенным. В виду этого, в епархиях, где о браке указанных лиц не имеется соответствующих распоряжений местного Е. Н., к последнему священники и обращаются за разрешением недоумений по поводу брака состоящих под уголовным следствием за такие преступления, которые подвергают виновных наказаниям, могущим дать повод к разводу; если же преступления состоящих под уголовным следствием не влекут за собою вышеуказанных наказаний, то священники могут венчать таких лиц, не утруждая свое E. H. просьбою о разрешении брака этих лиц.

1) По указанной 36 ст. Уст. о Ссыл., женщины, идущие по собственной воле, во все время следования не должны быть отделяемы от мужей (ср. ст. 202) и не подлежат строгости надзора; прочие пересылаются так же, как ссыльные мужчины. Статьи 191 в 203 см. в 5 прим. к 1196 стр.—Дети всех вообще сосланных преступников пользуются правами того состояния, в котором состояли отцы их в то время, когда они прижиты, т. е. рождены уже или зачаты до осуждения или после осуждения. Посему дети сосланного преступника, рожденные или зачатые до его осуждения, остаются при прежних правах своих, прижитые же после осуждения приписываются к мещанским или сельским обществам или к волостям и могут перечисляться из одного места или звания в другое на основании общих правил (Уст. о Ссыл., 210 ст.)

2) Кроме того, священниками при венчании ссыльных должны быть обязательно соблюдаемы все условия, необходимые для законности всякого вообще брака. Законные препятствия ко вступлению в брак ссыльных обыкновенно отмечаются в „статейных списках“ их. Если же в этих списках не окажется потребных сведений, то священник может в данном случае довольствоваться испытанием совести ссыльного (Ук. Св. Стн. 13 июля 1864 г., 3180 №).

3) Вступившие в брак ссыльно-каторжные обязаны, в случае окончания одним из них срока работ прежде другого, проживать с женою или мужем до окончания того срока работы, до которого должен пробыть остающийся из супругов; равным образом ссыльно-каторжные женщины, вступившие в брак с ссыльно-поселенцами, не исключаются из числа каторжных и не увольняются от работ прежде истечения срока законного; об этом вступающим в брак должно быть объявляемо, до совершения оного, с подпиской; мужья преступниц и жены преступников, состоящих в работе, когда сами они окончили срок работы или вовсе в ней не находились, оставляются в выстроенных ими на заводской земле домах; если же не имеют таких домов, то водворяются, по ближайшему усмотрению подлежащих начальстве, вместе с детьми, вблизи заводов, рудников и других заведений, в коих те преступники или преступницы состоят (Уст. о Ссыл., 182 ст., 2—3 п.).

4) Женщина, не в каторжную работу назначенная, выходя замуж за ссыльно-каторжного и находясь вместе со своим мужем, в работу не употребляется (Уст. о Ссыл., 206 ст.).

5) Тем из означенных в предшедшей (184) статье женщин, которые, по истечении определенных сроков, перечислены в сословие крестьян или мещан, дозво-

 

 

1204

ГОСУДАРСТВ. И ОБЩЕСТВ. ПРАВОСПОСОБ. К БРАКУ.

ницами, так и с женщинами свободного состояния (там же, 187 ст.). Сосланным на водворение бродягам воспрещается вступление в брак до истечения пяти лет со дня отдачи их в исправительные арестантские отделения или в тюрьмы для отбывания присужденного за бродяжество наказания (там же, 183 ст.).—Воспрещается вступление в брак политическим ссыльным, не имеющим на, это дозволения от начальников губерний (Отн. Ирк. Общ. Губ. Упр. к Ирк. Дух. Кон. 1870 г., 18 июля, 2411 №; см. Практ. Рук., 244 стр.).—Запрещается вступать в брак арестантам, содержащимся в исправительных арестантских отделениях 1) (Св. Зак. XIV т., Уст. о Сод. под страж., 297 ст., изд. 1890 г.).

Запрещается вступать в брак состоящим на действительной обязательной службе нижним чинам; согласно этому запрету не имеют права вступать в брак нижние чины, находящиеся в отпуску, хотя бы и продолжительном, или уволенные по болезни на определенный срок, с обязательством в том и другом случае явиться на службу к известному времени 2) (так как нижние чины, находясь в отпуску или будучи на определенный срок уволены по болезни, не перестают состоять на действительной службе); изъятия из указанного запрета для некоторых местностей допускаются по Высочайше утвержденным положениям Военного и Адмиралтейств—Советов 3), а также для всех вдовых нижних чинов (независимо от места служения их), имеющих от прежних браков детей, остающихся без всякого призрения; но нижние чины, состоящие в запасе армии и уволенные в отставку, могут вступать в брак 4) (Св. Воен. Постан., VII кн., 947 ст., изд. 1892 г.; Св. Зак., IV т., Уст. о Воин. повин., 28 ст., 1 п., по Прод. 1906 г.). Унтер-офицерам, продолжающим действительную службу, после отбытия установленных сроков обязательной службы, дозволяется вступать в брак и иметь при себе семейства (Св. Воен. Постан., VII кн., 948 ст., изд. 1892 г.,).—Сн. выше, 1166, 1171 и 1193 стр.

Полтавским епархиальным начальством было предписано причтам епархии, чтобы они, на основании 28 ст. Уст. о воинской повинности, не совершали браков только тех нижних чинов, которые состоят на действительной службе, хотя таковые и были отпущены в дом во временный отпуск, для поправления здо-

ляется вступать в браки на общем для лиц сего сословия праве, но с тем, чтобы 1) вступающие с ними в брак были обязываемы подписками не выводить их и самим не переселяться на постоянное жительство из местностей, назначенных для ссылки, и 2) чтобы браками сими не сообщались упомянутым женщинам права и преимущества мужа, когда он, принадлежит к состоянию высшему, и ни в каком случае не возвращались те права и преимущества, которых они лишены по приговорам суда вследствие своего преступления (Уст. о Ссыл., 185 ст.) Тем из лиц женского пола, сосланных за принадлежность и скопческой ереси, которые, после осуждения, присоединятся к Православной Церкви, дозволяется вступать в брак с лицами свободного состояния, хотя бы эти женщины и не были еще перечислены в сословие крестьян или мещан. На такие браки распространяется действие указанных в статье 185 ограничительных условий (там же, 186 ст.).

1) Женатым арестантам воспрещается жить вместе с женами (Св. Зак. XIV т., Уст. о Сод. под страж., 297 стр., изд. 1890 г.).

2) Состоящим на действительной обязательной службе нижним чинам казачьих войск тоже воспрещается вступать в брак; исключения из сего для некоторых местностей допускаются по Высочайше утвержденным положениям Военного Совета (Св. Зак., IV т., Уст. о Воин. Повин., 411 ст., по Прод. 1906 г.).

3) Разрешается вступать в брак нижним чинам, состоящим на службе в следующих местностях: а) в Туркестанском военном округе, б) в Якутской местной команде, в) в степных укреплениях областей Омского военного округа и в частях войск, расположенных в за—Иртышской части Семипалатинской области и в Каток-Карагайском посту, 2) в областях—Закаспийской, Карсской и Батумской, а также в пунктах побережья Черного моря, д) в Закавказье, в Дагестанской области и в нагорной полосе Терской области (Св. Воен. Пост., VII кн., 947 ст. 3 изд. 1892 г.).

4) В военное время, при передвижениях войск, запрещается следовать за ними женам и вообще семействам нижних военных чинов (Св. Зак., IV т., Уст. зем. нов., 259 ст., 5 прим.).

 

 

1205

ГОСУДАРСТВ. И ОБЩЕСТВ. ПРАВОСПОСОБ. К БРАКУ.

ровья; в этом последнем случае, т. е. если данное лицо возвращено из военной службы по неспособности во временный отпуск, для поправления, нельзя венчать совсем, или по крайней мере нельзя без разрешения военного начальства 1); но если данное лицо по неспособности совсем освобождено от военной службы, то оно венчается с соблюдением одних только общих предбрачных предосторожностей (Сам. Е. В. 1890, 23; см. также Ц. В. 1888, 29, 1890, 22, 1906, 19).

Есть еще препятствия к браку, вытекающие из особых временных положений лиц. Так, напр., в виду того, что учащиеся „с семейственными обязанностями не могут совершенно посвятить себя наукам“, в 1821 г. Св. Синодом было предписано, чтобы епархиальные начальства строго подтвердили священно-церковно-служителям о невенчании казенных воспитанников светских учебных заведений до совершенного окончания ими науки, причем правило это было распространено и на воспитанников училищ по духовному ведомству (Ук. Св. Син. 19 мая 1821 г.). В 1885 г. было безусловно воспрещено вступать в брак в течение курса учения студентам духовных академий 2) (Опр. Св. Син. 12 июня—15 июля 1885 г., 1148 36). По утвержденным 16 мая 1885 г. правилам для студентов университетов, воспрещается вступать в брак и оным студентам во время пребывания их в университете 3) (§ 17; см. Правит. Вестн. 1885 г., 117 №).

Ж и З. По ныне действующим законам (X. т., 1 ч., 2, 37 ст., 6 п.), монашествующим 4) и посвященным в иерейский или диаконский сан, до-

1) По разъяснению «Цер. Ведомостей», нижним чинам, состоящим на действительной службе, хотя бы они находились и в продолжительном отпуску, воспрещается вступать в брак (т. IV, Уст. о Воин. повин., ст. 25, 27 и 28), но если почему-либо такому лицу разрешено вступление в брак от его военного начальства, то брак может быть повенчан (Ц. Вед. 1902, 83), причем, конечно, этим лицом должно быть представлено надлежащее письменное разрешение на брак.

2) Это воспрещение вступать в брак студентам духовных академий воспоследовало в отмену данного в 1879 г. (см. Ук. Св. Син. 26 окт. 1879 г., 3768 №, на имя Москов. митр. Макария) разрешения, в крайних исключительных случаях и по особо уважительным причинам, вступать в брак состоящим на собственном содержании студентам духовных академий.—Определением Св. Синода, от 10 дек.—10 янв. 1875 —1876 г., за №. 1834, было поручено Преосвященным предписать по епархиям, чтобы окончившим курс казеннокоштным воспитанникам духовных академий не были разрешаемы браки до 1-го сентября того года, в который последовал выпуск из академии сих воспитанников, и было предложено Советам академии объявить оставшимся до времени без назначения и отправляемым в епархии по месту своего происхождения воспитанникам академии, что они должны будут вполне подчиниться последующему распоряжению о них духовного начальства, несмотря на обстоятельства, в которые иные из лих могут себя поставить вступлением в брак.

3) По самому существу дела, о вступлении в брак семинаристов, гимназистов, гимназисток и т, п., во весь период обучения их, и говорить нечего (см. Ц. В. 1897, 13). Вообще брак считается запрещенным для всех воспитанников всех средних и высших учебных заведений (см. Кур. цер. права, E. С. Бердникова, 98 стр.). Но так как этого рода препятствие к браку само по себе не имеет безусловно запретительного характера, то в отношении к учащимся в светских высших учебных заведениях их начальство в некоторых случаях допускало исключения, дозволяя им вступление в брак, как это, напр., иногда бывало в отношении к учащимся в университетах и нередко встречается в настоящее время. По сообщению «Цер. Вестника», указанные исключения могут быть допущены только с разрешения Министра Η. П., испрошенного чрез Попечителя уч. округа (Ц. В. 1905, 37). Само собою разумеется, что для совершения брака таких лиц ими должно быть представлено от своего начальства надлежащее формальное разрешение; без такового же разрешения священно-церковнослужители должны относить брак указанных лиц к запрещенным.

4) Член Церкви, давший обет безбрачия, по правилам церковным не может вступить в брак. Церковь сравнивает обет девства и безбрачия с обетом супружеской верности; по ее представлению обет безбрачия есть обручение с небесным женихом—Христом. Это образное представление духовного единения верующей души, посвятившей себя на особенное служение Христу, послужило основанием для канонических определений Относительно измены данному обету. Поэтому 19 прав. Анкирского собора смотрит на нарушивших обет безбрачия, как на второбрачных, и назначает им епитимию второбрачных. Строже смотрит на измену обету девства св. Василий Вел.; он считает ее прелюбодеянием и назначает такую же епитимию, какая следовала за

 

 

1206

РАЗЛИЧИЕ ВЕРОИСПОВЕДАНИЙ ЛИЦ БРАЧУЩИХСЯ.

коле они б нем пребывают 1), брак вовсе запрещается на основании церковных постановлений 2).

И. Действующие у нас постановления, допуская брак иностранца православного исповедания с русскою подданною того же исповеда-

прелюбодеяние (Вас. Вел. 18, 19, 50). Гражданские византийские законы также запрещали браки монашествующим под опасением тяжких наказаний (Νοm. 5, сар. 8, Nom. IX, 29). Впрочем, брак с монахом или монахиней до IV века не подлежал прекращению. Киприан Карфагенский говорит в одном из своих писем: „Если (некоторые) посвятили себя Христу, то должны пребывать целомудренными и чистыми, без всякой фальши и с твердостью и постоянством ждать награды девства. Если же не хотят более оставаться в этом состоянии или не могут, то лучше пусть вступают в брак, чем впадать им в огонь от своих согрешений“ (Кипр. послан. к Пом.). Св. Василий Великий в 18 правиле свидетельствует, что отцы относились к таким бракам кротко, снисходя к немощи поползнувшихся. Но сам он, смотря на такой брак, как на прелюбодеяние, прямо говорит, что не прежде должно принимать во общение поемшего деву, посвященную Богу, разве когда престанет от греха. То же выражает и 16 правило Халкидонского собора, подвергающее монаха, вступившего в брак, лишению церковного общения. После того как эта практика вошла в силу, монашествующий по разлучении от брачного сожития возвращался, иногда при помощи полиции, в монастырь, где и был (Iustin. Novel. 123, cap. 15 et 42). Лицо, вступившее в незаконный брак с монахом или монахиней, по разлучении от сожития, подвергалось церковной епитимии наравне с монашествующим, а по исполнении ее не лишалось права вступить в законный брак.

1) Св. Церковь не только для священников, но и для всех христиан совершенным признает один брак (сн. 4 прим. к 1200 стр.); посему совершенно справедливо Церковь требует, чтобы брак священника был преимущественно совершенный, а не такой, какой и в мирянах признается несовершенством (Собр. мн., IV т„ 521—522 стр.). См. также выше, 4 прим. к 1026 стр. и 3 прим. к 1193 стр.—Церковно-служители, вступающие обыкновенно в первый брак после посвящения в стихарь, в случае второбрачия, по установившемуся обычаю, лишаются права ношения стихаря (сн. выше, 1 прим. на 783 стр.); третий же брак для них считается возможным только под условием предварительного увольнения из духовного звания (см. Ц. Вед. 1896, 16, 1898, 50; подр. см. Пенз. Е. В. 1886, 4).

2) По церковным правилам священник, диакон, иподиакон, а тем более, конечно, епископ, не могут вступать в брак после принятия сана (Ап., 26; Неок., 1; Трул., 3, 6), что было подтверждено со времени Юстиниана и гражданскими законами (Cod. 1, 3, 45). В случае заключения такого брака, он подлежал уничтожению, как незаконный (см. св. Василия Вел., 6, VI, 3). Имя. Юстиниан в своем постановлении от 18 октября 530 г. выражается о подобных браках таким образом: „так как такие браки не позволяются по церковным правилам, то повелеваем, чтобы они были запрещены и нашими законами,—чтобы дети, которые будут рождены в таком противозаконном браке, не считались рожденными в браке, но разделяли срам своего происхождения, чтобы они признавались совершенно бесправными, не могущими ни наследовать, ни получать подарков от своих отцов, ни лично, ни чрез посредство других, напр., матерей“ (Cod. 1, 3, 45). Юстинианов закон должен был утратить свою силу после (79) новеллы имп. Льва Философа, определившего, чтобы клирик, сочетавшийся браком после рукоположения, был лишаем священного сана, но не исключался из клира и вообще не был удаляем от церковных служений, отправлению которых не препятствует второбрачие. Церковные канонисты ХИ в. свидетельствуют, что в их время употреблялся закон Льва Философа, а не имп. Юстиниана (Вальс, толк. на Ном. IX, гл. 29), хотя сами они держатся той мысли, что всякий незаконный брак клирика, по удалении его от священнослужения, не может сделаться действительным, на основании коренного положения греко-римского права, по которому то, что не имело законной силы в своем начале, не может приобрести ее впоследствии, по устранении препятствий, отнимавших эту силу. Вальсамон утверждает даже, что брак священных лиц не может быть законным и в том случае, если они вступили в него уже по снятии с себя духовной одежды (толк. 44 пр. Васил.). Но в практике греческой Церкви и в позднейшее время не требовалось уничтожения брака, заключенного священным лицом во время пребывания в сане. Какова была практика русской Церкви в первое время,—сказать трудно по недостатку свидетельств. В церковной практике, начиная с XVI в., делали различие между браком священных лиц до снятия сана и браком по снятии сана. Последний брак считался дозволительным. Но поелику не было на этот счет прямого и ясного правила, то практика была нетверда. Московский собор 1667 г. признал возможным держаться практики, установленной законом Льва Философа, т. е. не препятствовать священникам и диаконам, женившимся во второй раз, исправлять обязанности клириков по лишении священного сана, причем брак их, конечно, оставался в силе (Соб. деян. гл. 7, в. 3). Петр I также признавал законность подобных браков. То же было и в практике прошедшего столетия (см. Кур. цер. права, проф. И. С. Бердникова, 98—101 стр.).—Подр. о второбрачии священнослужителей см. Ц. Вед, 1907, 8, 21, 22, 29,

 

 

1207

РАЗЛИЧИЕ ВЕРОИСПОВЕДАНИЙ ЛИЦ БРАЧУЮЩИХСЯ.

ния 1) (Св. Зак. X т., 1 ч., 1 ст.), вместе с тем дозволяют браки русских подданных мужского и женского пола православного исповедания с католиками 2), лютеранами, реформатами и с другими лицами христианских исповеданий, как состоящими, так и не состоящими в русском подданстве (см. ниже).

Браки православных лиц с указанными неправославными лицами, если к тому нет законных препятствий, приходский священник имеет право совершать, не испрашивая разрешения епархиального Архиерея 3); если же священник встретит сомнение, то, не приступая к совершению брака, обязан донести Преосвященному с изложением причин сомнения 4); по рассмотрении этих причин, Преосвященный разрешает дело лично сам от себя, или, когда потребуется формальное производство, предписывает Консистории; при совершении браков православных лиц с неправославными должны быть исполнены и соблюдены все постановления относительно оглашения (сн. ниже, 1215— 1217 стр.), совершеннолетия, родства, взаимного согласия брачующихся, согласия на брак их родителей 5), представления брачующимися всех необходимых для брачного обыска документов 6), словом, все те правила и предосторожности, которые постановлены для браков между православными лицами 7); кроме того, требуется, чтобы везде, кроме Финляндии (для коренных жителей которой постановлено в статье 68-й

1) На такой брак иностранца с русскою подданною не требуется особого разрешения, равно как и перехода иностранца в русское подданство (Ц. Вед. 1000, 12).

2) Девице, крещенной в православной вере, а воспитанной в католической семьеи не посещавшей кирки и православной церкви, если она пожелает вступить в брак с православным, необходимо ознакомиться через священника с истинами православной веры, исповедоваться и причаститься (Ц. В. 1892, 46).

3) В тех епархиях, где относительно смешанных браков имеются особые распоряжения местного Е. Н., священникам, при совершении таких браков, следует сообразоваться с этими распоряжениями.—См. в Ц. Вед. 1908, 30, 1400—1401 стр., о распоряжении Волынского Е. Η. относительно указанных браков (см. также Ц. В. 1908, 22; сн. выше, 3 прим. к 1193 стр.).—По вопросу вообще о смешанных браках см. Ц. Вед. 1906, 22, 26, 33; Прилож. к Ц. Вед. 1907, 4, 5, 11; Сборник матер. по вопр. о смеш. браках и о вероиспов. детей, от сих брак. происходящих. С.-Пет. 1906 г.; см. также Ц. Вед. 1905, 30, 1907, 38, 1908, 27, 30; Ц. В. 1908, 31.

4) Вопрос о допустимости браков лиц православных с отступниками от православия на Предсоборном Присутствии подавляющим большинством голосов был решен отрицательно (см. Прилож. к Ц. Вед. 1907, 11). В действующем гражданском законодательстве хотя и не имеется запрещения заключать указанные браки, но священникам не следует считать для себя дозволительным совершение таких браков и надлежит относительно этого обращаться за руководственными указаниями к Е. Н.

5) По разъяснению «Руководства для сел. пастырей», дочь (или падчерица) без воли отца-католика (или отчима) с избранным ею лицом не может быть повенчана, хотя бы на то и было согласие ее православной матери; по достижении же гражданского совершеннолетия (21 г.), она может просить местное епархиальное начальство о дозволении вступить ей в брак без воли своего отца (или отчима), когда последний будет препятствовать ей ко вступлению в брак с лицом православного исповедания (см. подр. Рук. д. с. п. 1890, 14).

6) Все документы, требуемые для совершения смешанного брака от лиц других вероисповеданий, должны быть написаны на русском языке, или же с присоединением русского перевода. Такой перевод документов на русский язык может быть сделан или в переводном отделении Министерства Иностранных Дел или переводчиками, имеющимися для подобного рода дел в каждом губернском правлении и признанными в этом звании законною властью; может быть сделан перевод и частным лицом, но только такой перевод должен быть засвидетельствован консисторией того вероисповедания, к которому принадлежит лицо, означенное в паспорте (см. Права и обязан. пресв., И. И. Забелина, 264 стр.).—Если от православного духовенства иноверное духовенство требует нужные справки относительно сочетающихся лиц разного вероисповедания, то эти справки православное духовенство обязано выдавать (Ук. 18 сент. 1783 г.; см. Практ. Рук., 247 стр.), причем означенные справки выдаются православным духовенством на русском языке.

7) Так как по действующим законам, как заключение, так и расторжение браков христиан инославных исповеданий совершается согласно тому порядку, который принят в этих исповеданиях, то венчать брак лица, разведенного не установленным в этих исповеданиях порядком (напр., католика,—разведенного лютеранской

 

 

1208

РАЗЛИЧИЕ ВЕРОИСПОВЕДАНИЙ ЛИЦ БРАЧУЮЩИХСЯ.

изъятие,—ем. об этом ниже), лица других христианских исповеданий, вступающие в брак с лицами православными, дали священнику пред совершением брака подписку в том, что не будут ни поносить своих супругов, за православие, ни склонять их чрез прельщение, угрозы или иным образом к принятию своей веры и что рожденные в этом браке дети крещены и воспитаны будут в правилах православного исповедания 1); подписка эта берется священником пред совершением брака по установленной для нее форме, и, по совершении брака, она представляется епархиальному Архиерею 2) (Св. Зак. X т., 1 ч., 67 ст.; Ук. Св. Сун. 7 авг., 1885 г., 7 №).

Венчание православных с неправославными непременно, должно быть совершено православным священником в православной церкви, по правилам и обрядам православной веры 3); просьбы совершать обряд бракосочетания по правилам одной лишь иностранной церкви принимать запрещается 4) (там же). Брак православного лица с иноверным не признается действительным, доколе не совершится в православной церкви православным священником (Уст. Д. К., 26), и в частности—браки лиц православного исповедания, совершенные одними римско-католическими священниками, почитаются недействительными, доколе тот же брак не обвенчан православным священником 5) (Св. Зак. X т., 1 ч., 72 ст.).

консисторией), нельзя (Ц. В. 1894, 13).—Если православный, повенчанный на лютеранке одним пастором (каковой брак считается незаконным и недействительным), обратится к православному священнику с просьбой повенчать его с другою невестою, то священник может повенчать его только тогда, когда состоится в законном порядке определение о признании брака незаконным и недействительным, и лицом, состоявшим в этом браке, будет представлено надлежащее разрешение на вступление в новый брак (Щ. В. 1894, 41) Если лютеранин, при расторжении прежнего его брака по правилам евангелическо-лютеранской церкви, не был лишен права на вступление в новый брак, то он может быть повенчан и с православною, при отсутствии всех других указанных в законе для православных браков препятствий (Ц. Вед. 1902,45).

1) Новым законом о веротерпимости не отменена указанная подписка, а потому требование ее продолжает быть обязательным (см. ниже, 1210 стр.), и священник, не потребовавший этой подписки, подлежит ответственности за несоблюдение предбрачных предосторожностей (Ц. В. 1905, 6, 39, 1906, 28, 45; сн. 2 прим. на 1026 стр.)—Эту подписку обязаны дать лица всех вообще христианских исповеданий, независимо от того, какие они подданные—русские или иные; только требование этой подписки от иноверцев иностранных подданных, проживающих заграницей и вступающих там в брак с русскими подданными-православными, признано, согласно Высочайшему повелению 24 дек. 1883 г., излишним (см. Ц. Вед. 1902, 45; Сбор. цер. и гражд. зак. о браке, С. Григоровского, 69 стр.).

2) По 29-й ст. Уст. Дух. Конс. (см. также ук. Св. Син. 25 авг. 4865 г.), эта подписка представляется епархиальному Архиерею или в Консисторию в начале января следующего года вместе с выпискою из метрической книги о бракосочетании давшего эту подписку лица (см. выше, 1046 стр.). Форма подписки следующая: „Нижеподписавшийся или нижеподписавшаяся (звание, имя, фамилия, вероисповедание), сим удостоверяю, что. вступаю в брак с... (звание, имя, фамилия), православного исповедания; в воспитании обоего пола детей от сего брака буду поступать согласно с законами государства Российского, т. е. буду крестить и воспитывать их в православной вере“ (Св. Зак., X т„ 1 ч., прилож. к 67 ст.; Уст. Д. К., 27 ст.).

3) Допускается при браках православных с неправославными только то, что, по желанию заинтересованной стороны, лица, обвенчавшиеся в православной церкви, могут обращаться за благословением брака и к той церкви, к которой принадлежит лицо иноверное (о. Хойнацкий, 30 стр.).

4) Духовное лицо инославного христианского вероисповедания, состоящее в сане священнослужителя или в звании настоятеля или наставника старообрядческого согласия или сектантской общины, виновное: 1) в совершении брака лица инославного христианского вероисповедания с лицом заведомо православного исповедания, если брак потом не был совершен по православному обряду; 2) в совершении брака между заведомо православными, наказывается: денежною пенею не свыше пятисот, рублей. Сверх того, виновный удаляется от занимаемой должности на время од трех месяцев до. одного года, а при повторении—па время от одного года до трех лет или навсегда (Угол. Улож., 94 ст.; см. также 93 ст.; си. Ук. Св. Син. 31 мая 1888 г. 8 №).

5) Лица женского пола, вступившие в законный брак с иностранцами, не состоящими ни в службе, ни в подданстве России (какого бы вероисповедания, православ-

 

 

1209

РАЗЛИЧИЕ ВЕРОИСПОВЕДАНИЙ ЛИЦ БРАЧУЮЩИХСЯ.

В Финляндии, если заключается брак лиц разных христианских исповеданий, венчание совершается в обеих церквах тех вероисповеданий, к которым принадлежат жених и невеста (о детях от этого брака см. выше, 978 стр.);, это постановление в отношении, лиц, исповедующих православную веру, распространяется на одних только коренных жителей Финляндии; браки же военно-служащих православного исповедания, находящихся в тех местах, по команде и квартированию, должны быть совершаемы православными священниками на основании общих постановлений 1) (Св. Зак. X т., 1 ч., 68 ст.).

При браках лиц православного исповедания с протестантами в губерниях: Лифляндской, Эстляндской и Курляндской, от протестантов в особенности требуется свидетельство от пастора их в том, что они в приходе своем оглашены и что к заключению брака не открылось никакого препятствия; по совершении же брака, пастор должен быть уведомлен о времени венчания (там же, 69 ст.).

Относительно венчания православным священником брака обоих лиц неправославных (как то: католиков, лютеран и т. п.), в Своде Законов говорится: „браки лиц всех вообще христианских исповеданий должны быть совершаемы, по их закону, духовенством той церкви, к которой принадлежат вступающие в супружество 2); но браки сии признаются действительными и тогда, если за неимением в том месте, где оные совершаются, священника или пастора их веры, венчание будет произведено священником православным, но в сем случае совершение и расторжение сих браков производится уже по правилам и обрядам Православной Церкви 3) (Св. Зак. X т„ 1 ч., 65 ст.).

ного или иноверческого, ни были супруги), следуют состоянию и месту жительства своих мужей (Св. Зак. X т., 1 ч., 102 ст.).—Русская подданная, вступившая в брак с иностранцем и вследствие того почитаемая иностранкой, может, после смерти мужа или расторжения брака ее с ним, возвратиться в подданство России, и в таком случае обязывается лишь представить губернатору той губернии, где она изберет себе место жительства, надлежащее удостоверение о прекращении брачного ее состояния; свидетельство, выданное губернатором в том, что означенный документ был ему представлен, служит предъявительнице доказательством возвращения ее в подданство России (Св. Зак., IX т., Зак. о сост., 1026 ст.).—Иностранки, вступившие в брак с русскими подданными, а равно жены иностранцев, перешедших в подданство России, становятся через то самое русскими подданными, без совершения особой с их стороны присяги; вдовы же, а равно разведенные жены, сохраняют подданство своих мужей (там же, 1028 ст.; см. 3 прим. к 1193 стр.)..—Вышеприведенная 102-я статья 1 ч. X т. Св. Зак. вовсе не имеет в виду вступления в брак с русским подданным, перешедшим в иностранное подданство после брака с русской подданной; точно так же и в 100, 101 и 103 ст. 1 ч. X т. и 1028 ст. IX т. нет указания, чтобы переход в иностранное подданство мужа русской подданной делал ее иностранкой (реш. Гр. Кассац. Деп. 1868 г., 526 №). — Жена русского подданного, перешедшего затем в подданство иностранного государства, остается русскою подданною, если в Высочайшем повелении об освобождении мужа от подданства России о жене его не упомянуто (реш. Гр. Кассац. Деп. 1896 г., 118 №).

1) Из 68 ст. 1 ч. X т. Св. Зак. следует, что, с одной стороны, коренные жители Финляндии протестантского исповедания, повенчавшиеся вне пределов Финляндии с православными женщинами, теряют право на крещение и воспитание своих детей в протестантской вере, а обязаны крестить и воспитывать их по правилам Православной Церкви; с другой стороны, те же коренные жители Финляндии протестантского вероисповедания, повенчавшиеся в пределах Финляндии с женщинами православного исповедания, сохраняют за собою право, если пожелают, на крещение и воспитание своих детей в протестантской вере и в том случае, если эти дети будут рождены во время проживания их родителей вне пределов Финляндии (Практ. Рук., 260 стр.).—Судя по приведенному разъяснению, при венчании коренных жителей Финляндии с православными женщинами вне пределов Финляндии, от них требуется и установленная 67 ст. 1 ч. X т. подписка (сн. примеч, к 27 ст. Уст. Д. X).

2) Дела о расторжении браков, совершенных по обряду инославного вероисповедания, в случае присоединения впоследствии одного из супругов или обоих к православию, подсудны духовному суду Православной Церкви (Опр. Св. Син. от 15 июн. 1887 г. $ 13), хотя бы указанное присоединение произошло в то время, когда о расторжении брака этих лиц уже возбуждено и производится дело в суде духовном их прежнего исповедания (Дело Св. Син. 27. сент. 1850, г., 349 №; см. Сбор. цер. и гражд. зак. о браке, С. Григоровского, 37 стр.).

3) По мнению некоторых, „вышеприведенной статьей Свода Законов ни в каком

 

 

1210

РАЗЛИЧИЕ ВЕРОИСПОВЕДАНИЙ ЛИЦ БРАЧУЮЩИХСЯ.

В 1905 г. Св. Синодом предоставлено было епархиальным Преосвященным удовлетворять ходатайства старообрядцев и сектантов о повенчании их по чину Православной Церкви 1), без присоединения их к православию, с лицами православного исповедания, если по троекратном оглашении не встретится к таким бракам каких-либо законных препятствий 2) (см. 1207 стр.); причем предварительно должно быть истребовано от просителя предбрачное о нем свидетельство старообрядческого наставника или удостоверение полиции о внебрачном его состоянии и правоспособности к вступлению в брак 3) и согласно

случае не дается права православному священнику венчать обоих лиц христианского неправославного исповедания, а только устанавливается правило, по которому, если бы случилось, что православный священник повенчал брак указанных лиц, то брак признается действительным, и расторжение такого брака производится по правилам Православной Церкви, причем, по этому мнению, священник, повенчавший такой брак, подлежит наказанию ,за свой беззаконный поступок“ (см. подр. Рук. д. с. п. 1894, 28). Но, по указанию других, православный священник может совершить венчание брака обоих лиц христианского неправославного исповедания, в означенном 65 ст. 1 ч. X т. Св. Зак. случае (см. Практ. Рук., 259 стр.; Сбор. цер. и гражд. зак. о браке, С. Григоровского, 71 стр.). Правительствующим Сенатом тоже было разъяснено, что хотя для действительности брака и необходимо, чтобы он был совершен духовенством подлежащего вероисповедания, однако, как единственное в этом отношении исключение, закон допускает это для браков лиц неправославного христианского вероисповедания, совершенных, при указанных в 65 ст. 1 ч. X т. условиях, православным священником, каковые браки признаются действительными, невзирая на совершение их духовным лицом не того вероисповедания, к которому принадлежат брачующиеся, и это исключение допущено законом лишь в пользу господствующей в государстве Православной Церкви (реш. Уг. Кассац. Деп. 1891 г., 10 №). Таким образом, согласно 65 ст. 1 ч. X т. Св. Зак., православным священником в указанном этою статьей случае может быть совершен брак обоих лиц неправославного христианского вероисповедания (без присоединения их к православию и, конечно, без взятия с этих лиц подлиски о воспитании детей от этого брака в православии); причем, по мнению одних (см. Изл. ц.-гр. пост., 107 стр.; Рук. д. с. п. 1890, 1), совершение такого брака должно быть с разрешения местного Преосвященного, по указанию же других, такой брак может быть совершен и без испрашивания на это Архиерейского разрешения (см. Ц. В. 1896, 27; Сам. Е. В. 1898, 1).—Вышеуказанная 65-я статья внесена и в последнее (1900 г.) издание X тома Св. Законов и потому является действующим законом; но применение ее на практике до крайности редко, тем более, что и обстоятельств, ею предусматриваемых, весьма трудно представить; до настоящего времени никаких разъясняющих определений со стороны Св. Синода по этой статье делаемо не было (Ц. В. 1909, 24).—Приходским пастырям в отношении к повенчанию таких браков, конечно, следует сообразоваться с действующими в данной епархии распоряжениями местного Е. Н. и установившимся местным порядком.

1) Единоверцы с православными венчаются или в греко-российской, или в старообрядческой церкви, смотря по общему соглашению брачующихся (Высоч. утв. 27 окт. 1800 г. прав. о единовер. 14 п.). Дети, рожденные от таковых браков, смотря по общему желанию их родителей, крестятся в православной или единоверческой церкви (Высоч. утв. 4 июл. 1881 г. Опр. Св. Син. п. 1 Ук. 19 авг. 1881 г.).

2) К присоединившимся из раскола, в случае вступления их в брак, следует применят существующие в Православной Церкви правила о родстве плотском, духовном и свойстве (Ц. Вед. 1896, 12—13), а равно, конечно, и все другие правила, определенные законами и делающие брак законным.

3) Если старообрядец (хотя бы и беспоповщинской секты) состоит в браке, заключенном по старообрядческому обряду и записанном в надлежащую метрическую книгу, то он не имеет права и по принятии православия вступать в новый брак (с лицом православным), доколе прежний его брак не прекратится; в противном случае он является виновным в нарушении 20 ст. 1 ч. X т. Св. Зак., возбраняющей вступление в новый брак при существовании прежнего (реш. Уг. Кассац. Деп., 11 окт. 1894 г.); самый же брак его должен быть, за силой 3 п. 37 ст. 1 ч. X т., признан незаконным и недействительным. Следует ли прежний брак раскольника, заключенный по раскольническому обряду, но не записанный в надлежащую метрическую книгу, признавать препятствием для вступления такового раскольника, по принятии им православия, в новый брак (с лицом православным), указаний по сему предмету нет ни в церковных, ни в гражданских законах, как нет и определенного, точного ответа и по вопросу о том, какое вообще влияние имеет принятие одним из супругов-раскольников православия на бытие их раскольнического брака: может ли последний по указанной лишь причине быть расторгнут, или остается в силе и при каких в том и другом случае условиях. В виду такого умолчания в законах, Консистория должна в потребных случаях испрашивать по сим вопросам, в каж-

 

 

1211

РАЗЛИЧИЕ ВЕРОИСПОВЕДАНИЙ ЛИЦ БРАЧУЮЩИХСЯ.

ст. 67 зак. гражд. (т. X ч. 1 Св. Зак., изд. 1900 г.) отобрана от него подписка в том, что он не будет поносить своего супруга за православие, и что рожденные в сем браке дети будут крещены и воспитываемы в правилах православного исповедания (Опр. Св. Син. 26 окт.— 9 нояб. 1905 г.; см. Ц. Вед. 1905, 47, офиц. ч.). Но в виду того, что по ст.33 т. X Св. Зак. браки православных с раскольниками допускаются не иначе, как по присоединении раскольника к православию, между тем как на основании п. 11 Именного Высочайшего указа от 17-го апреля 1905 г. сектанты, в отношении заключения ими с православными смешанных браков, уравнены в правах с лицами инославных вероисповеданий (сн. об этом Прилож. к Ц. Вед. 1907, 5, 11, Ц. Вед. 1908, 33), один из епархиальных Преосвященных просил Св. Синод о преподании ему руководственных указаний относительно совершения браков православных с раскольниками и сектантами в настоящее время. В удовлетворение сего ходатайства Св. Синод, по определению от 12—27 июля 1907 г. за № 4352, разъяснил, что смешанные браки православных с раскольниками и сектантами могут быть разрешаемы епархиальными Преосвященными лишь в том случае, когда лицо, ищущее брака с православным, принадлежит к таким раскольническим толкам или сектам, которые исповедуют Господа Иисуса Христа истинным Сыном Божиим, Искупителем мира, и принимают водное крещение, правильно совершенное и неповторяемое, и что удовлетворение ходатайства о таких браках определением Св. Синода от 26 окт.—6 нояб. 1905 г. предоставлено епархиальным Преосвященным (см. Ц. Вед. 1907, 38, офиц. ч., 1908, 14).

Таким образом, по точному смыслу Высочайшего указа 17 апр. 1905 г. браки именовавшихся ранее раскольниками, а ныне старообрядцами и сектантами, с православными дозволительны на тех же основаниях, как и браки лиц православных с христианами неправославного исповедания (см. 1207—1208 стр.), и следовательно ныне старообрядцы и сектанты, пред вступлением в брак с лицом православным, не обязуются принятием Церкви святой соединения, что и явствует из вышеприведенного определения Св. Синода от 26 окт.—6 нояб. 1905 г. (Сборн. цер. и гражд. зак. о браке, С. Григоровского, 76 и 80 стр.). Но при этом священникам следует иметь в виду, что на повенчание таких браков должно быть испрошено разрешение местного Преосвященного, причем таковое разрешение может быть дано только принадлежащим к тем раскольническим толкам или сектам, которые указаны в определении Св. Синода от 12—27 июл. 1907 г.

Браки, повенчанные вне Православной Церкви старообрядческими попами, не признаются за браки законные в церковном отношении 1)

дом отдельном случае, указаний Св. Синода, отнюдь не приступая сама к решению возникших у нее подобного рода дел (Сбор. цер. и гражд. зак. о браке, С. Григоровского, 81—82 стр.); тем более, конечно, подобного рода дела не должны быть самостоятельно решаемы священниками.

1) До 1874 г. брачное сожитие старообрядцев между собою, хотя бы таковое имело видь постоянного союза семейного, нашим законодательством вовсе не признавалось за бракь; с изданием же закона 19 апр. 1874 г. и на основании 78 ст. 1 ч. X т. Св. Зак., браки старообрядцев, записанные в надлежащие метрические книги (подр. об зим см. ниже), приобретают в гражданском отношении силу и последствия законного брака. Относительно таких браков мнения наших ученых канонистов не одинаковы. I) Одни утверждают, что старообрядческий брак есть гражданский брак, имеющий только небольшое отличие от западноевропейского гражданского брака, и вопрос о способе освящения брака присоединяющихся к Православной Церкви старообрядцев супругов может быть решаем или 1) по строгой точности канонического права, или же 2) снисходительно. Рассуждая строго канонически, каждый старообрядческий брак, как не имеющий церковного освящения, должен получить оное чрез совершение полного венчания, но каноническое право и современная церковная практика допускают и снисходительное к немощной совести обращающихся отношение. В этом случае допустимо следующее разнообразие в способах действования Церкви: а) браки старообрядцев, венчанные по чину древне-православному в старообрядческих часовнях, могут быть оставляемы в полной силе без совершения над ними какого-либо священнодействия; б) браки беспоповцев независимо от того, вписаны или не вписаны они в по-

 

 

1212

РАЗЛИЧИЕ ВЕРОИСПОВЕДАНИЙ ЛИЦ БРАЧУЮЩИХСЯ.

(см. в П. С. З. Ук. Св. Синода 14 авг. 1808 г., изл. в Указе Прав. Сената 10 июля 1827 г, 1.257 №; еп. в П. С. З. Высоч. утв. мнение Гос. Сов. 10,. дек. 1828 г., 2507 №),

лицейскую метрическую книгу, должны быть венчаны или полным чином (браки федосеевцев), или каким-либо сокращенным (браки поморцев)—навершением (см. проф. И. А. Заозерского статьи: «Что такое раскольничий брак», «Юридическое и каноническое значение религиозного элемента в раскольничьем браке», в Бог. Вестн. 1895, 2, 3, :1896, 1, 2). II) По другому мнению, старообрядческий брак есть брак христианский, совершаемый старообрядцами по обрядам их верования, завершаемый, удостоверяемый и узаконяемый в гражданском отношении посредством записи его в полицейские метрические книги. Этот брак не может иметь никакой силы в глазах Православной Церкви в качестве религиозного обряда, но, по снисхождению, из уважения к законности и непоколебимости основ общежития, Православная Церковь не расторгает такой брак, в случае обращения одного или обоих супругов, а в последнем случае освящает его самым актом принятия в Церковь и сообщает ему крепость подчинением супругов христианской нравственной дисциплине. В частности, по этому мнению, а) в случае присоединения к Православной Церкви старообрядцев-супругов, состоящих в браке, внесенном в старообрядческие метрические книги установленным порядком или записанном в сказках десятой ревизии, к таким супругам применяется общее правило, соблюдаемое при обращении в веру всех вообще инородцев и иноверцев; церковное благословение и религиозное освящение этих браковав случае присоединения обоих супругов, сообщается в акте присоединения их к Православной Церкви; б) так как браки старообрядцев-поповцев и признающих брак беспоповцев, не записанные ни в метрики, ни в сказки десятой ревизии, следовательно, не признаваемые законными в гражданском отношении, тем не менее терпимы правительством и имеют характер нерасторжимых сожитий, заключенных с целью основать семью, следовательно, обладают признаками брачных сожитий в гражданском смысле, то состоящие в таком сожитии старообрядцы-супруги, в случае присоединения их обоих к Православной Церкви, благословляются на продолжение своего брачного сожития тоже актом присоединения, а потом записываются в метрики мужем и женою, причем предварительно должно быть произведено надлежащее исследование о том, что супружеское сожитие таких старообрядцев относится к разряду постоянных брачных сожитий, на основании посемейных списков и показаний достоверных свидетелей; в) в случае присоединения к Православной Церкви старообрядческих пар, называющих себя супругами, из таких беспоповщинских сект, которые не признают браками где возможны только временные половые связи, имеющие значение блудных сожитий, эти пары обязательно венчаются, в случае желания их продолжать между собою сожитие уже в форме законного брака; если же обратится к Православной Церкви один из таких якобы супругов, то он обязывается прекратить сожитие с лицом, оставшимся в расколе, и получает дозволение на вступление в законное супружество с лицом православного исповедания (си. ниже, Дополн. прим., о брак. старообр. и сект. и о расторж. брак.) до правилам Правосл. Церкви (см. проф. П. С. Бердникова статьи: «Заметка о раскольнич. браке», «Вторая заметка по вопросу о раскольнич. браке», в Правосл. Собес. 1895, 10; 1896, 5, 6). В вышеприведенных мнениях практическое значение для священников имеют рассуждения об освящении церковным священнодействием, брака обращающихся в православие старообрядцев-супругов. Как видно, спорным вопросом является вопрос о венчании беспоповцев, признающих брак. В практике этот вопрос, как свидетельствуют некоторые, решался в том смысле, что, по присоединении указанных беспоповцев-супругов, над ними, обыкновенно, или церковное венчание вовсе не совершалось, или прочитывалась священником, с благословением руки, из чина венчания молитва: «Отец, Сын и Святый Дух», после чего и вписывалось в метрические книги, что брак подтвержден церковным благословением и священною молитвою (см. подр. Брат. Сл. 1886 г., 2 т., 709—719 стр., 1888 г., 1 т., 174—189, 253—273 стр.). Разнообразна практика в отношении к церковному освящению брака и старообрядцев-поповцев: в одних епархиях (напр., Астраханской) местным епархиальным начальством было издано распоряжение, чтобы, в случае обращения из раскола обоих супругов, их браки вновь были венчаемы; но в других епархиях подобные браки по предписанию местных епархиальных начальств должны быть только благословляемы по церковному чиноположению (см. об этом ниже) в церкви, сряду после присоединения (см. Практ. Рук., 261 стр.). О. архимандрит Павел Прусский указанное выше навершение брака чрез священническое благословение и молитву считал, имея в виду практику, вообще наиболее удобным в отношении к присоединяющимся к Православной Церкви старообрядцам-супругам, „ради смотрительных обстоятельств“, утверждая вместе с тем, что точного и определенного закона, требующего непременно венчать полным церковным венчанием всех обращающихся из раскола супругов нет, а предписывающий таковое венчание данный от 17 мар,—9 апр. 1831 г. Св. Синодом Вятскому Преосвященному указ (см. Собр. пост, по части раск., 1860 г., 2 кн., 247 стр.), как случайный и частный, вызванный какими-либо особенными обстоятельствами, не имеет силы неизменно действующего узаконений (Брат. Сл. 1886 г.; 2 т.,

 

 

1213

РАЗЛИЧИЕ РЕЛИГИЙ ЛИЦ БРАЧУЮЩИХСЯ.

Русским подданным православного исповедания брак с нехристианами вовсе запрещается (там же, 37 ст., 7 п., 851 ст.). Но если лицо нехристианского исповедания, состоящее в браке, примет св. крещение, то может пребывать в единобрачном сожительстве и с некрещенною женою (а равно и мужем); брак их, согласно заповеди ап. Павла (17 Кор., 13—14, 16—17), остается в своей силе и без утверждения его венчанием по правилам Православной Церкви (см. Св. Зак. X т., 1 ч., 79 ст.). Если оба супруга перейдут в христианство, то брачный союз их остается во всей своей силе, хотя бы оный совершен был в степенях родства, Церковию возбраненных (там же, 84 ст.), и, освящаясь уже самым совершением над оными супругами чина присоединения, не перевенчивается, а только благословляется по церковному чиноположению 1) (П. С. З., 25 апр. 1729 г., Практ., Рук., 263 стр.). Если новокрещенный имел прежде несколько жен, то, по восприятии св. крещения, он должен выбрать из них одну, се которою жить пожелает и преимущественно обратившуюся также к христианству, и тогда, брак их благословляется по церковному чиноположению; это правило распространяется и на жен, бывших за несколькими мужьями 2) (Св. Зак. X т., 1 ч., 82 ст.). Если ни одна из жен креститься не пожелает, и муж не изъявит согласия жить с некрещенною, то ему дозволяется всту-

715 стр.; 1888 г., 1 т., 183—189, 254, 263—271 стр.). Но другие держатся того взгляда, что этот указ основывается на законе, обязательном для всех епархиальных Преосвященных, стараясь обосновать этот свой взгляд на том, что еще в указе данном Св. Синодом Преосвященному Воронежскому 14 авг. 1808 г., впоследствии же, 19 июля 1827 г;, распубликованном по всем епархиям для единообразного и повсеместного исполнения, Св. Синодом признано справедливым мнение Воронежского Преосвященного о том, чтобы „повенчанных старообрядческими нонами“ вновь венчать „по чину Греко-Российской Церкви“, и на этом основании утверждают, что имеется точный, определенный и притом „всюду оглашенный“ закон, по которому браки присоединяющихся к православию старообрядцев, как признающих брак беспоповцев, так и поповцев, следует венчать полным чином, а не довершать только прочтением из чина венчания последней молитвы, не отрицая, впрочем, необходимости в некоторых случаях допускать из этого закона исключения (см. Ц. В. 1887, 47; 1888, 14—17; сн. Нрав. Соб. 1895 г., 10 № 225 стр.). Само собою разумеется, что, как было сказано выше, каждый старообрядческий „брак не может иметь никакой силы в глазах Православной Церкви в качестве религиозного обряда“ и, „рассуждая строго канонически, каждый такой брак, как не имеющий церковного освящения, должен получить опое чрез совершение полного венчания“. Но так как «по нужди и закону пременение бывает» (Евр. 7, 12), то и „Церковь по благословным винам, может иногда неправильные действия раскольников, совершенные ими до присоединения к Церкви, докрывать своим снисхождением» (Собр. пост, по части раскола, 1860 г., 2 кн., 268, стр.), не требуя, чтобы заключенный в расколе брак обращающихся в православие старообрядцев-супругов непременно освящался совершением полного чина венчания. В каких именно случаях, „ради смотрительиых обстоятельств», может быть в отношении к освящению брака присоединяющихся к православию старообрядцев-супругов допущено в той или другой форме „пременение закона»,-разъяснения этого для священника могут иметь силу обязательного правила только тогда, когда эти разъяснения даются его епархиальным начальством или высшею церковною властью. Вообще для практической деятельности священников все вышесказанное имеет лишь то значение, что вполне достаточно устанавливает необходимость для них относительно венчания обратившихся из раскола супругов обязательно руководствоваться не мнениями тех или других частных лиц, а исключительно только соответствующими распоряжениями своего начальства. Что же касается старообрядческих пар, „называющих себя супругами, из таких беспоповщииских сект, которые не признают брака“, то, по присоединении к православию таких пар, „в случае желания их продолжать между собою сожитие уже в форме законного брака», необходимость для каждой из таких пар совершать полный чин венчания—вне всякого сомнения.

1) Брак остается во всей силе и когда один из супругов перейдет в христианство, хотя бы этот брак был заключен в степенях родства, возбраненных Церковию (см. Сбор. цер. и гражд. зак. о браке, С. Григоровского, 72 стр.).

2) Приходский священник вследствие того, что все дела о расторжении, браков подлежат ведению высшей духовной власти, не должен приступать сам собою, без разрешения епархиального начальства, к повенчанию лица, которое по обращении в христианство оставляет прежних жен и желает вступить в новый брак с лицом христианского исповедания.

 

 

1214

РАЗЛИЧИЕ РЕЛИГИЙ ЛИЦ БРАЧУЮЩИХСЯ.

пить в новый брак с православною (там же, 83 ст.). Если жена или одна из жен магометанина или другого лица нехристианского исповедания примет св. крещение, то брак ее может оставаться в своей силе, без утверждения его венчанием по правилам Православной Церкви, но тогда лишь, когда муж, остающийся в своей вере, даст обязательство: 1) имеющих родиться от них с того времени детей, которые должны быть крещены в православную веру, ни прельщениями, ни угрозами и никакими другими способами не приводить в свой закон и жене своей за содержание православной веры поношения и укоризны не наносить; 2) состоять с принявшею св. крещение, во все время ее жизни или доколе продолжится брак их, в единобрачном сожительстве, откинув прочих жен, если имеет; сверх того, должно быть известно, что принявшая св. крещение не была пред тем отлучена мужем своим от брачного с ним сожительства; но если муж не согласится дать вышеизложенные обязательства, или если откроется, что принявшая крещение была им отлучена от сожительства с ним, то брак их расторгается, и жене дозволяется вступить в новый брак с лицом христианского исповедания (там же, 80 ст.). Если один из супругов, принадлежащих к иудейскому закону, обратится к православию, а другой останется в прежнем законе, но с обратившимся жить пожелает, то, оставив их в супружестве без расторжения, обязать подписками: первого в том, чтобы он имел тщательное попечение о приведении другого увещанием к восприятию православной веры, а последнего в том, чтобы имеющих родиться после сего детей ни прельщениями, ни угрозами и никакими другими способами не приводил в закон иудейский и обратившемуся в православную веру супругу за содержание оной поношения и укоризны не наносил; если же муж или жена, по обращении другого супруга, жить в прежнем брачном союзе не пожелают, то брак расторгается, и обратившемуся лицу разрешается вступить в брак с лицом православным 1) (там же, 81 ст.). В устранение встречаемых епархиальными начальствами недоразумений при исполнении правила 81 ст. 1 ч. X т. Св. Зак., Св. Синод нашел нужным преподать следующие общие указания относительно порядка производства дел сего рода: по получении епархиальным начальством немедленного от священнослужителей донесения о совершении св. крещения над одним из супругов, состоявших в браке по иудейскому закону, и по истребовании от оставшегося в иудействе супруга отзыва относительно продолжения брачного сожительства с новокрещенным супругом (см. подр. выше, 1022 стр.), если окажется, что оставшийся в иудействе супруг изъявит желание продолжать указанное сожительство, и оба супруга дадут требуемые 81 ст. 1 ч. Х т. Св. Зак. подписки, то брак, совершенный по иудейскому обряду, оставляется без расторжения; когда же оставшийся в иудействе супруг не пожелает оставаться в браке с супругом, обратившимся в православие, или, изъявив желание, не согласится дать требуемую вышеприведенной 81 ст. 1 ч. X т. Св. Зак. подписку, то совершенный по иудейскому обряду брак, по силе приведенной статьи закона, тем самым расторгается; в сем последнем случае разрешение принявшему православие супругу вступить в новый брак дается местным епархиальным Преосвященным, без особого производства, какое установлено по искам о разводах; что же касается до другого супруга, оставшегося в иудействе, то дальнейшее определение прав его на новый брак зависит вполне от мест и лиц, ведающих дела иудейского вероисповедания (Опр. Св. Син. от 11 дек. и 12—26 февр. 1891—

1) Если брак не расторгнут, то ни мужу, ни жене не дозволяется постоянное жительство в губерниях, где евреям оседлость воспрещена (Св. Зак., X т., 1 ч., 31 ст.).

 

 

1215

ОГЛАШЕНИЕ ПЕРЕД БРАКОМ.

1892 г.; см. Ц. Вед. 1892, 11, офиц. ч.).—Сн. выше, 1200—1201 стр.

По действующим постановлениям браковенчанию предшествует оглашение 1) (или: ,оповещение“, „окличка“), которое производится в три ближайшие воскресные и другие, встречающиеся между ними, праздничные дни, после литургии 2) (Св. Зак. X т., 1 ч.? 26 ст.). В этом оглашении священник, диакон или псаломщик объявляет всенародно, что такие-то лица желают вступить в брак между собою и от имени причта спрашивает, не знает ли кто каких-нибудь законных препятствий к их бракосочетанию 3) (см. Ин. бл., 19). По оглашении, все, имеющие сведения о препятствиях к браку, обязаны дать знать о том священнику, на письме или на словах, немедленно и никак не далее сделанного в церкви последнего из трех оглашений (Св. Зак. X т., 1 ч., 27 ст.). Если в течение двух месяцев после совершения последнего из трех оглашений, брак не будет совершен, то могут за это время явиться прежде не бывшие препятствия к браку (например, родство вследствие брака родственников лиц, относительно которых сделано оглашение), почему требуется, чтобы оглашения были повторены, когда те же лица снова изъявят желание вступить в брак; без повторения же оглашения венчание совершается только с разрешения епархиального Архиерея (Кормч., 50 гл.). Если жених или невеста принадлежат к другому приходу, то оглашение должно быть произведено и в той приходской церкви (см. Св. Зак. X т., 1 ч., 26 ст.).

1) В Своде Законов (X т., 1 ч.) после статьи относительно уведомления женихом священника о своем желании вступить в брак (см. выше, 1162 стр.) следует статья (26-я), где говорится: „по сему уведомлению производится в церкви оглашение... и затем составляется обыск“; таким образом оглашения можно начать немедленно в ближайший воскресный или праздничный день, не ожидая представления брачующимися документов (см. Сам. Е. В. 1898, 1); но если есть сомнение в личности брачующихся, то оглашения следует производить не ранее, как по представлении брачующимися документов об их личности (см. Ц. Вед. 1898, 42).

2) Хотя бы причту и хорошо было известно, что препятствий к браку нет, троекратное оглашение обязательно, так как по Кормчей только Епископ может разрешить венчание без предварительного троекратного оглашения (Ц. В. 1892, 15; 1898, 33; Киш. Е. В. 1893, 1—2; сн. ниже, 1217 стр.).—Если брак, будучи повенчан без предварительной огласки и без соблюдения других предбрачных предосторожностей, окажется незаконным, то священно-церковно-служители подлежат наказанию по 188, 189 и 190 ст. Уст. Дух. Конс., смотря по тому, в каком отношении брак окажется незаконным—по не совершеннолетию ли брачующихся, по родству ли и проч.—Если бы священник решился совершить брак, пред которым не было сделано оглашений, то остальные члены причта должны объявить священнику, что они не будут участвовать в совершении этого брака, чтобы не подпасть ответственности за это, а равно и предостеречь священника, быть может, не сознающего, какой опасности он подвергается, допуская означенный брак; законность же подобного действия членов причта основывается на одинаково ответственном положении всех их по отношению к неправильно и незаконно повенчанным бракам (Ц. В. 1897, 35, 50).—Вообще священно-церковнослужителям следует твердо помнить, что предбрачные оглашения установлены законом (ст. 26 т. X ч. 1) и доселе не отменены, а потому и должны быть обязательно совершаемы (Ц. Вед. 1905, 50; сн. Ц. В. 1908, 6).

3) По Кормчей, оглашение производится священником (см. 50-ю гл.); точно так же и в «Наставлении иерею, како чинити обыск», говорится, что оглашение производит, „по Божественной литургии, абие прежде отпуста, иерей, став, на амвоне“; при этом в том же «Наставлении» указывается следующая форма оглашения: „Известно да будет вам, православные христиане, находящиеся здесь во храме Божием, что такой-то, имя рек, будучи холост или вдов и по такой-то жене, желает вступить в законный брак с такою-то, имя рек, девицею или вдовою по такому-то браку; между сими лицами не имеется ли какого-либо законного препятствия к совершению их брака, о том имеете вы объявить; об этом объявляется вам в первый раз (если это было первое оповещение), или—во второй раз, или—в третий раз“ (2 стр. на обор. и 3 стр.). Свод Законов, предписывая производить в церкви оглашения, не указывает, кто именно из членов причта и в какой форме словесного изложения должен производить в церкви оглашения, а потому в практике то и другое, обыкновенно, зависит от священника, как настоятеля церкви, причем наблюдается лишь однообразие в том отношении, что оглашение производит непременно кто-либо из членов причта и что в той или другой форме этого оглашения, согласно с существом дела и предписанием Ин. бл. (см. 19 §), обязательно публично объявляется в церкви о лицах, имеющих вступить в брак, и спрашивается, не знает ли кто каких-либо законных препятствий к браку

 

 

1216

ОГЛАШЕНИЕ ПЕРЕД БРАКОМ.

В некоторых епархиях относительно места, т. е. церквей, где могут быть производимы оглашения, и соблюдения других условий для удостоверения в беспрепятственности брака установлено, в видах облегчения встречаемых при этом затруднений (сн. 1 прим. к 1165 стр.), применять особые правила

 Если кто-либо из брачующихся принадлежит к одному из христианских неправославных исповеданий, то оглашение должно быть произведено и в иноверной приходской церкви жениха или невесты, и о последствиях оглашения инославное духовное лицо должно, уведомить православного приходского священника официальною (с приложением церковной печати) бумагою, с пояснением, что никаких препятствий к браку не оказалось 2) (Ук. Св. Син. 8 янв. 1819 г.; сн. выше, 1209 стр.); но брак лица римско-католического исповедания с лицом православного исповедания может быть оглашен в одной православной церкви, и в таких случаях требуется, чтобы лица римско-католического исповедания, вступающие в брак с православными, представили причту православной церкви, в которой должно быт совершено оглашение, взамен предбрачного свидетельства приходского римско-католическаго священника, удостоверение местной полиции о внебрачном их состоянии и правоспособности ко вступлению в брак 3) (Ук. €в. Син; 21 июня 1891 г.,

этих лиц.—Некоторые передают, что в иных местностях существует обычай, в силу которого если вступает в брак так называемая „покрытка“, то в церкви брачное оглашение произносится так: „такой-то (имя рек) желает вступить в брак с покрыткою девицей такою-то“. Относительно этого следует заметить, что если толпа и отмечает согрешившую девицу именем „покрыто“, то клеймит ее этим позорным названием в церкви, при произнесении брачного оглашения, никто не имеет права. —По разъяснению «Цер. Вестника», законных указаний нет относительно того, следует ли деньги, поступающие за оглашения, делить между всем причтом, или же они должны идти только читающему оглашение псаломщику (Ц. В. 1897, 9).—По поводу этого разъяснения нужно иметь в виду, что нет законных оснований .и брать плату за оглашения; что же касается обычая взимать эту плату, то он—не повсеместен.

1) Эти правила о мерах к облегчению совершения браков следующие: 1) „оглашение о браках производить в тех церквах, в приходе коих проживают желающие венчаться, независимо от времени их проживания в приходе и принадлежности к тому или иному сословию, ограничиваясь лишь наличностью полицейской прописки в пределах прихода и засим, пред  совершением браков, не требовать от брачующихся предбрачных свидетельств с места их родины или приписки; 2) не требовать от желающих вступить в брак представления свидетельств о явке к исполнению воинской повинности и о приписке к призывному участку (сн. ниже, о документах, требуемых при браке); 3) при уверении желающих вступить в брак об исполнении ими долга исповеди и св. Причастия не требовать от них обязательного представления исповедного свидетельства, предоставив сие пастырской почтительности и благоразумию священника, а также совести брачующихся, и 4) в случае неполноты сведений в паспортах и затруднительности получения их ограничиваться представлением желающими иступит в брак полицейского свидетельства о правоспособности ко вступлению в брак или принимать в таких случаях письменные показания не менее двух свидетелей, засвидетельствованные нотариусом в порядке ст. 73 и 83 Полож. о нотар. части, если таковые будут представляемы помянутыми лицами“ (Ук. Св. Син. 4 янв. 1906 г., 4 №).—Эти вышеприведенные правила первоначально Св. Синодом было дозволено применить в С.—Петербурге, причем об этом было дано знать к сведению и прочим епархиальным начальствам, а затем указом Св. Синода, от 14 авг. того же 1906 г., за М 7, было постановлено „разрешить всем епархиальным начальствам применять вышеизложенные правила о мерах к облегчению совершения браков в подведомых им епархиях“ „в потребных случаях“. В тех епархиях, где местным Е. Н. сделано распоряжение о применении указанных правил, там причты имеют право руководствоваться ими при совершении браков, но, где означенных распоряжений не последовало, там причты не должны самовольно применять вышеприведенные правила, без испрашивания на каждый раз, если, конечно, в этом будет настоятельная нужда, особого разрешения у местного епархиального Преосвященного.

2) Это свидетельство должно быть непременно или написано на русском языке, или снабжено русским переводом, удостоверенным законною местною властью (Изл. ц.-гр. пост., 100 стр.; сн. 5 примеч. на 1207 стр.).—Симбирским епархиальным начальством было объявлено священникам епархия, чтобы они при повенчании православных с лютеранами каждый раз обращались к Симбирскому лютеранскому пастору о совершении оглашения (Симб.Е. В: 1896. 8).

3) Чины местной полиции, при выдаче помянутых удостоверений, руководствуются

 

 

1217

ОГЛАШЕНИЕ ПЕРЕД БРАКОМ.

7 №; Св. Зак. X т., 1 п., 2 прим. к 67 ст.; II т., Общ. Учрежд. Губ., 681 ст., 32 д.).

Трехнедельный срок, положенный для произведения оглашений, может быть сокращен в недельный, если между воскресными днями случатся дни табельные или местные большие праздники, в которые собрание народа обыкновенно бывает большое, по крайней мере, не менее многочисленное, чем в дни воскресные, и в которые, поэтому, дозволяется делать оглашение (см. Кормч., 50 гл.; Ук. Св. Син. 5 авг. 1775 г. в П. С. З., 14356 №). В 26-й ст. 1 ч. X т. Свода Зак. прямо разрешается производить оглашения, кроме трех ближайших воскресных дней, и в „другие, встречающиеся между оными праздничные, дни“. Но, само собою разумеется, что производить два или три оглашения (после вечерни, утрени и литургии) в один воскресный или праздничный день,—значит нарушать требования закона и подвергать себя ответственности за это 1).—Епископ имеет право разрешать венчание браков и без предварительного троекратного оповещения в церкви 2) (Изл. ц.-гр. пост., 101 стр.).

Оглашая имеющий совершиться брак, дабы узнать, нет ли законных препятствий к его совершению,—священнослужители вместе с тем для удостоверения же в беспрепятственности брака производят исследование 3) чрез расспросы у самих брачующихся лиц, у досто-

метрическими свидетельствами о рождении таких лиц, паспортами, легитимационными книжками и другими видами на жительство, а при доказанной невозможности представить таковые—и показанием не менее как двух достоверных свидетелей (Ук. Св. Син. 21 июн. 1891 г., 7 №).—Так как в министерство внутренних дел нередко поступали сведения о том, что римско-католики и после издания вышеприведенного узаконения обращаются за предбрачными свидетельствами к ксендзам и встречают со стороны их лишь противодействие самому браку, а с другой стороны, известны случаи, когда и полиция отказывалась выдать установленное означенным законом свидетельство и отсылала просителей к ксендзу, то, относя такое положение вещей к недостаточному распространению сведений среди населения и даже полицейских чинов о наличности закона, устраняющего противодействие ксендзов смешанным бракам, министерство внутренних дел нашло необходимым дать возможно большую огласку среди населения вышеприведенному узаконению относительно заключения браков указанных лиц (см. ниже, 1223 стр., 2 прим.).

1) Самарским епархиальным начальством было разъяснено причтам епархии, что оглашения, произведенные после всенощного бдения накануне воскресного или праздничного дня и в самый тот воскресный или праздничный день после утрени, ранней и поздней литургии, как относящиеся к одному только дню из трех воскресных и праздничных дней, в кои должны быть делаемы предбрачные оглашения, должны считаться за одно оглашение (Сам. Е. В. 1898, 1; см. также Ц. В. 1893, 52) Священник, по недостатку времени, не имеющий возможности произвести трех оглашений до брака, обязан отказать в совершении брака, под страхом в противном случае, хотя бы брак и оказался законным, подвергнуться ответственности (см. 2 прим. на 1215 стр.) за несоблюдение всех предбрачных предосторожностей (Ц. Вед. 1902, 33), причем отбирание каких-либо особых подписок у свидетелей, как не предусмотренное законом, не может заменить оглашения, как, равным образом, не заменяют его и подписки поручителей в обыске, имеющие свое особое самостоятельное значение (Ц. В. 1899, 9).—Причт, повенчавший законный брак, без оглашений, но с указанием в обыске вымышленных сроков оглашений, подлежит наказанию за подлог (Ц. В. 1895, 34).—Заявления брачующимися желания возможно скорее повенчаться и их возражения против соблюдения необходимых формальностей всегда должны давать причту повод и возможно большей осторожности при повенчаний их брака (Ц. В. 1898, 32).

2) По Кормчей (см. 50 гл.), в случае основательного подозрения злонамеренных действий с чьей-либо стороны, направленных к воспрепятствованию браку вполне законному, священник, с Архиерейского разрешения, может ограничиться только однократным оглашением или даже повенчать брак вовсе без оглашения (см. подр., 50-я гл. Кормчей А. Павлова, 75—76 стр.).

3) В виду чрезвычайно важного значения брака предбрачные предосторожности являются совершенно необходимыми (см. Ц. Вед. 1905, 6; сн. 1905, 6, 48), а потому причт должен строго соблюдать все эти предосторожности и требовать от брачующихся, чтобы они, для удостоверения в беспрепятственности браков, представили все те документы, о коих сказано (см. Св. Зак., X т., 1 ч. прилож. к 26 ст., примеч., 2 п.) в форме брачного обыска (распоряж. Киев. Д. К.—см. в Киев. Е. В. 1874, 71; см. также Ц. Вед. 1896, 9, 28; сн. Ц. В. 1901, 16).—Самарским епархиальным начальством было разъяснено духовенству епархии, что причты обязаны руководить брачующихся в получении нужных к браку документов, содействуя им своими письменными запросами в подлежащие места или к подлежащим лицам (Сам. Е. В. 1898, 1).—Особая плата за справку по метрикам, делаемую для желающих вступить в брак, ни в каком случае

 

 

1218

ДОКУМЕНТЫ, ТРЕБУЕМЫЕ ПРИ БРАКЕ.

верных свидетелей или поручителей х), и чрез рассматривание письменных документов, касающихся лиц, желающих вступить в брак.

Установленные законом предосторожности при венчании браков имеют своею целью предохранить священника, чтобы он не повенчал такое лицо, которое венчать нельзя: по возрасту, отсутствию дозволения, родству, обязательству другими браками и т. п. (см. Ц. В. 1895, 19). Соответственно этому к совершению брака, кроме троекратного оглашения и опроса брачующихся о взаимном их согласии на вступление их в брак, требуются надлежащие документы 2), сведения и указания для учинения справок, совершенно ясно и точно определяющие звание, состояние, имя, отчество и фамилию, лета, вероисповедание, местожительство. жениха и невесты, согласие родителей ш или опекунов на их брак, дозволение начальства—для лиц, состоящих на гражданской или военной службе, прежнее семейное состояние—холост или вдов и по какому браку или разведен, и прочее, что служит к удостоверению беспрепятственности брака 3) (Сам. Ε. В. 1898, 1; Ц. Вед. 1902, 33).—Сн. выше, 1162 стр., 4 прим.

Удостоверяться в нормальном психическом состоянии жениха и невесты предоставляется наблюдению и личным расспросам причта, имеющего повенчать их (Права и обязанности пресв., П. П. Забелина, 241 стр.). Удостоверение в том, что желающие вступить в брак не находятся между собою в степенях родства и свойства, церковными законами признанных препятствием к заключению брачных союзов, достигается главным образом чрез расспросы у достоверных свидетелей или поручителей и посредством оглашений. Во взаимном согласии и желании жениха и невесты на вступление в брак должно удостовериться чрез их расспросы, конечно, лично, дабы не повенчать лиц подставных 4) (Пен. Ε. В. 1880, 18; Сам.

не может быть установлена, так как по закону все письмоводство по церкви и приходу должно быть безмездно, хотя в то же время добровольные приношения от прихожан при получении ими тех или других документов от причта не воспрещаются (Ц. В. 1898, 8).

1) К бракам, совершаемым по обману, должны быть относимы все те браки, когда для сокрытия бывших к заключению брачного союза препятствий были употреблены ложные заявления и уверения, введшие в заблуждение духовных лиц, совершавших бракосочетание (реш. Уг. Кассац. Деп. 1881 г., 54 №).

2) Относительно этих документов следует заметить, что закон, не указывая с точностью, какие именно документы и в каком случае требовать пред браком, возлагает на венчающий причт обязанность принять все предосторожности к тому, чтобы не повенчать недозволенного брака; а потому решение вопроса, можно или нельзя повенчать брак при данных документах и данных обстоятельствах в большинстве случаев всего виднее самому венчающему священнику (Ц. В. 1899, б). Вообще же относительно документов, удостоверяющих беспрепятственность браков, надлежит иметь в виду, что такими документами, как это было разъяснено Самарским Ε. И . местному духовенству, могут быть: метрические свидетельства, выписи и справки из метрических книг, исповедных и, в подлежащих случаях, клировых ведомостей, аттестаты о службе и отставке, паспорта и паспортные книжки, удостоверения из городских и мещанских управ и от купеческих и мещанских старост, виды на жительство, выдаваемые из полицейских управлений и полицеймейстерами (но не становыми и городскими приставами), указы об отставках воинских чинов, служивших до введения всеобщей воинской повинности, формулярные списки, удостоверения о беспрепятственности ко вступлению в брак, выдаваемые обер и штаб офицерам и генералам военного ведомства и морского, а равно и казачьего войска, и чиновникам, служащим в гражданских ведомствах,—от их начальств, разрешения епархиальных начальств служащим в епархиальном и духовно-училищном ведомствах, сведения и свидетельства о принадлежности к православию и бытии у исповеди и св. причастия и о правоспособности вообще на вступление в брак, выдаваемые причтами и духовными отцами брачующихся,—справки из посемейных списков сословных учреждений (волостных правлений, городских и мещанских управ и старост) и вообще все документы, служащие видом на жительство и удостоверяющие в беспрепятственности брака (Сам. Ε. В. 1898, 1).

3) В отношении представления документов при совершении брака закон не делает никаких исключений или льгот для цыган; поэтому и при совершении браков цыган требуются те же документы, как и для остального населения православной России, а равно и соблюдаются .все правила и законы, до повенчания браков относящиеся (Ц. В. 1908, 51—52).

4) „Брак не тем составляется, еже спати мужеви с женою, по брачным совещанием их“ (Кормч., Зак. гражд., 4 грань, 17 гл.). По 50-й гл. Кормчей, священник, еще не приступая. к совершению оглашений, должен лично расспросить жениха и невесту, „аще своим вольным произволением... сочетатися хотят“. В указе патр. Адриана, изданном в ноябре 1693 г. (по-видимому, только для своей области), говорится:

 

 

1219

ДОКУМЕНТЫ, ТРЕБУЕМЫЕ ПРИ БРАКЕ.

Е. В. 1898, 1). Письменных свидетельств на дозволение вступать в брак со стороны родителей или опекунов для обысков обыкновенно не требуется 1) (Кур. гражд. права, К. II. Победоносцева, 25 стр.; см. также Ц. Вед. 1902, 33).

Относительно предбрачных письменных документов Литовской Духовной Консисторией в 1891 г. было опубликовано следующее распоряжение, предписывавшее духовенству епархии требовать, при совершении браков, следующие документы 2): а) метрическое свидетельство о рождении и крещении, если есть сомнение в летах; если же метрического свидетельства не имеется, то удостоверение из исповедного списка той церкви, к которой принадлежит брачующийся 3); б) па-

„священники, венчая свадьбу, не расспрашивают жениха и невесту о их согласии, или делают это небрежно и часто венчают лиц, не любящих друг друга и не хотящих вступать в брак между собою; по такому началу брачного союза, и вся дальнейшая жизнь тех супругов бывает несчастна, исполнена взаимной вражды и бездетна; это - весьма грешно и беззаконно, и великий господин (патриарх) указал досматривать, чтобы священники отныне приходящих к венчанию жениха и невесту порознь испытывали и накрепко допрашивали, по любви ли и взаимному согласию они хотят вступить в брак, или по насилию и принуждению от кого-нибудь; а если женское лицо, и в особенности девица стыдится сказать это, то допрашивать родителей ее, преимущественно—мать, или, если не имеет матери,—сестру; и если которое из брачующихся лиц, в особенности девица, совершенно умолчит, или покажет какой-нибудь знак, наприм., отвернется от жениха, плюнет или отмахнется рукою, то таковых не венчать, пока они не изъявят совершенного согласия между собою“. В настоящее время закон прямо не обязывает священника, при совершении обыска, лично расспрашивать жениха я невесту об их взаимном и непринужденном согласии на брак. Но это не значит, что в случае хотя малейшего сомнения в наличности столь существенного условия, священник не должен принимать предварительных мер, которые бы вели его к полному убеждению в существовании или, наоборот, совершенном отсутствии этого условия (50-я гл. Кормчей, А. Павлова, 81—89 стр.; сн. выше, 1188—1190 стр.).

1) В некоторых местах доселе сохранился обычай приводить к присяге родителей брачующихся в подтверждение того, что они согласны на вступление их детей в брак и не принуждают их к этому (Ц. В. 1891, 39). Но означенная присяга еще в 1775 г. (5 авг.) навсегда отменена Св. Синодом (Практ. Рук., 250 стр.).—Письменное дозволение родителей их детям на вступление в брак в некоторых случаях не лишне было бы требовать, как на практике это и делается (Сборн. цер. и гражд. зак. о браке, С. Григоровского, 91 стр.; сн. там же, 297 стр., и Ц. Вед. 1902, 33, 1906, 20). —В определении Св. Синода от 23—30 сент. 1877 г. за № 1413, по вопросу о взимании гербового сбора с документов, в числе брачных документов указаны и письменные разрешения родителей их детям на вступление в брак (см. также Алфав. переч. бум., акт. и докум., подлеж. герб. сб., 261 №).—Донской Духовной Консисторией было объявлено духовенству епархии к исполнению, что, в случаях неличных заявлений родителей о браках детей их, должно требовать от брачующихся удостоверение о согласии на брак их родителей, а в обратных случаях—достаточно указаний в обыске о согласии родителей или опекунов на бракосочетание их детей или опекаемых (Дон. Е. В. 1890, 2).—Точно так же и Самарским епарх. начальством было разъяснено духовенству епархии, что когда родители или опекуны находятся на лицо, то достаточно словесного их заявления о согласии их на брак их детей и опекаемых (причем родители или опекуны должны быть опрошены причтами лично, чтобы иметь полную уверенность, что согласие дается ими, а не подставными лицами); но когда родители или опекуны не находятся на лицо, то следует брать письменные засвидетельствованные у подлежащего начальства удостоверения об их согласии на брак детей и опекаемых (Сам. Е. В. 1898, 1).—Сн. 1190—1192 стр. и 5 прим. на 1207 стр.

2) Приводя это распоряжение, мы вместе с тем присоединяем к нему, преимущественно в подстрочных примечаниях, разъяснения относительно требуемых при браке документов, заимствованные нами из других источников, причем, конечно, особенное внимание должно быть обращаемо на приводимые в этих примечаниях определения Св. Синода, а также и гражданские законы, как имеющие безусловно обязательное значение для совершителей брака, для самих брачующихся и для других лиц, имеющих отношение к данному браку.

3) О совершеннолетии лиц, желающих брачиться, священно-церковно-служители удостоверяются чрез справку с метрическими книгами, или же с духовными росписями за все, особенно же за первые годы от рождения лиц, желающих брачиться; а если жених или невеста родились в другом приходе—чрез метрическую справку или пылись от причта этого прихода (Ин. бл., 18 §, 2 пр., ср. 41 §), или—о женихе (см. примеч. к форме обыска)—на основании аттестата об его службе (Ц. Вед. 1898, 13). —В указе Св. Синода, от 27 нояб. 1898 г., разъяснено, что ни в Уставе Духовных Консисторий, ни в законах гражданских (прил. к ст. 26 зак. гражд.) не содержится никаких указаний на необходимость предъявления при бракосочетании метрического о рождении брачующегося свидетельства, и посему приостановление венчания браков в тех

 

 

1220

ДОКУМЕНТЫ, ТРЕБУЕМЫЕ ПРИ БРАКЕ.

спорт не просроченный, в котором полно и точно прописаны сведения, требуемые законом, а равно сведения о брачном или безбрачном состоянии лица 1) (сн. выше, 1 прим. на 1216 стр.), а если оно в состоянии вдовства, то при паспор-

случаях, когда не оказывается по метрической книге записи о рождении жениха или невесты, но в достижении брачующимися установленного для брака возраста причты никакого сомнения не встречают, не имеет правильного и законного основания, а тем более оказывается неосновательным назначение в сих случаях следствия (см. также Разъясн. постан. Св. Син. в Ц. Вед. 1899, 8, офиц. ч.). Таким образом, согласно вышеприведенному указу Св. Синода, представления метрических свидетельств или выписей брачующимися, при повенчании их брака не требуется, если возраст их уясняется другими документами, напр. исповедными росписями и т. д., или если в достижения брачующимися установленного для брака возраста причты никакого сомнения не имеют (см. Ц. Вед. 1902, 33, 1903, 7).—По определению Св. Синода, изложенному в указе 31 декабря 1839 г., заключено: 1) епархиальному начальству распорядиться, чтобы в каждом приходе, в который поступают переселенцы, приходский священник немедленно составлял именной список малолетним, с показанием семейств, к которым они принадлежат, и епархии уезда и прихода, из которых переселены, и представлял в Консисторию; 2) Консистории—препровождать таковые списки в Консисторию той епархии, откуда перешли переселенцы, для отметки по метрическим записям года рождения каждого младенца, и затем возвращать сии списки в новонаселенные приходы, чтобы оные были в готовности для справки о летах при браках; 3) доколе же сего распоряжения не сделано, или в том случае, когда метрической о каком-либо лице записи на месте рождения не оказалось, приходским священникам о летах переселенцев справляться с исповедными книгами и ревизскими сказками и вопрошать восприемников и знающих, и если все сии средства дознания согласно показывать будут о совершеннолетии жениха и невесты, то совершать браки без представления епархиальному начальству, а в случае разноречия доносить епархиальному Преосвященному для рассмотрения и разрешения.—В виду того, что одним из причтов Оренбургской епархии был повенчан брак переселенца по одной лишь выписке, без выполнения всех требований, предписанных вышеприведенным указом Св. Синода, именно—не были спрошены под присягою подлежащие лица для точного установления лет жениха, следствием чего было то, что переселенец этот повенчан был при недостижении им брачного совершеннолетия,—Оренбургской Духовной Консисторией было вменено в обязанность духовенству епархии при повенчании браков переселенцев непременно в точности выполнять требования, изложенные в указе Св. Синода от 31 декабря 1839 года за 20215 (Оренб. Е. В. 1889, 17).—В виду того, что причты Томской епархии нередко посылали в Консистории других епархий телеграммы о сообщении времени рождения и крещения разных лиц, очевидно, на предмет повенчания их, каковые ходатайства, как незаконные, были оставляемы без удовлетворения,—Томской Духовной Консисторией было объявлено причтам епархии, чтобы они впредь никогда не обращались с подобными ходатайствами в Консистории по телеграфу, так как Консистории могут выдавать только метрические свидетельства, а не частные справки, и не иначе, как по прошениям, оплаченным гербовыми марками (Том. Е. В. 1898, 5).

1) Вид на жительство служит удостоверением личности (Св. Зак. XIV т., Уст. о Пасп., 1 ст., изд. 1903 г.). Никто не обязан иметь вид на жительство на месте постоянного своего жительства (Уст. о Пасп. 3 ст.), за исключением некоторых указанных в законе случаев; причем местом постоянного жительства признается место, где кто по службе или занятиям, или промыслам, или недвижимому имуществу имеет оседлость-либо домашнее обзаведение (см. Высоч. ук. Правит. Сенату 5 окт. 1906 г.; Ц. Вед. 1906, 41, офиц. ч.). На фабриках, заводах, мануфактурах и горных промыслах, на которые распространяется действие правил о надзоре за заведениями фабрично-заводской промышленности, рабочие, по требованию местной полиции или фабричной инспекции и Окружных Инженеров, по принадлежности, обязаны иметь виды на жительство, хотя бы сии фабрики, заводы, мануфактуры и горные промыслы находились в месте постоянного жительства означенных рабочих (Уст. о Пасп., 3 ст.).—Живущие в пределах волости постоянно не имеют видов на жительство, посему и требовать их при браке нельзя (Ц. В. 1895, 19).—Видами на жительство служат бессрочные и срочные паспортные книжки и паспорта (см. подр. Уст. о Пасп., 38—44, Высоч. ук. Прав. Сенату 5 окт. 1906 г.). Паспортные книжки не выдаются цыганам, не имеющим оседлости (там же, 47 ст.). Паспорта выдаются на срок не более одного года (там же, 64 ст.). Скопцам виды на отлучки в другие места не выдаются. В разных видах и свидетельствах, выдаваемых скопцам, надлежит обозначать в числе примет оскопление (Уст. о Пасп., 147 ст., по Прод. 1908 г.).—Удостоверением безбрачия лица, бывшего несколько лет в отлучке с места постоянного жительства, служит его паспортная книжка или паспорт, по которому он проживал и в котором, при выдаче, означается, „состоит ли или состоял ли в браке“ (Уст. о Пасп., прил. к ст. 38, и 64); если же за время отлучки данное лицо вступило в брак, то в его паспорте священник, совершавший брак, должен был (см. Св. Зак., X т„ 1 ч., 22 ст., 2 п,) сделать отметку о том, „с кем именно, когда и в какой церкви совершено венчание“ (Ц. Вед. 1898, 13).—Лицо, отсутство-

 

 

1221

ДОКУМЕНТЫ, ТРЕБУЕМЫЕ ПРИ БРАКЕ.

те должны быть представлены: метрика о прежнем браке и метрика о смерти и погре-

вавшее из прихода, в случае вступления в брак, должно представить паспорт, по которому оно проживало вне прихода (Ц. Вед. 1895, 50, 1896, 1).—Не всегда можно венчать по одним паспортам; иногда следует требовать от брачующихся представления и других документов, из коих священнослужитель может убедиться в наличности для вступающих в брак условий законности и действительности брака (Ц. Вед. 1908, 13).—Для удостоверения о летах можно основываться на показании паспорта лишь в том случае, если по паспорту лицо, желающее вступить в брак, находится в летах не очень молодых и не очень преклонных (Изл. ц.-гр. пост., 142—143 стр.; Права и обязап. пресв., И. П. Забелина, 241 стр.; см. также распоряж. Симб. Дух. Конс. в Симб. Е. В. 1897, 5), и вообще когда в достижении брачующимся установленного для брака возраста причты никакого сомнения не встречают,—Самарским епархиальным начальством было разъяснено причтам епархии, что каждый желающий вступить в брак, кроме местных прихожан, хорошо известных причту, обязан представить паспорт или иной документ, не просроченный, с обозначением: какого звания, вероисповедания, холост или вдов или разведен, то после которого брака; при этом причты должны обращать особенное внимание на 3 и 4 пункты паспорта, в которых должно быть ясно и точно обозначено словами: „не состоит и не состоял“ (в каковой отметке должно особенно тщательно рассматривать слово „не“, именно—не подставлено ли оно после, другими чернилами и другим почерком), „холост“, „девица“, „вдов после 1-го, 2-го брака“, или „вдова после 1-го, 2-го брака“, или „разведен“ и „разведена после (такого-то) брака“ (сн. ниже, следующее примеч.); отметка же о семейном положении словами: „состоит в браке“, „не состоит в браке“, „вдов“ или „вдова“, как неясные и неточные, делают паспорт, без других вспомогательных документов, неудовлетворительным; неточности в паспортах брачующихся или оставшиеся без отметок некоторые пункты оных восполняются посредством запросов со стороны причтов подлежащим учреждениям; паспорта должны быть прописаны в полиции (чтобы не повенчать бродягу); сведения о семейном положении, летах и вероисповедании, изображенные рукою иной, чем самый паспорт и надлежаще не удостоверенные, делают этот паспорт в смысле достоверности при венчании ненадежным (Самар. В. В. 1898, 1).—По рапорту одного из причтов Самарской епархии (относительно невенчания им брака в виду того, что в паспорте жениха сказано только, что „в браке не состоит“, но может статься, что он уже состоял в трех браках) Самарской Духовной Консисторией было постановлено просить Самарское Губернское Присутствие о распоряжении, дабы волостные правления не оставляли исполнения своих обязанностей и заносили в выдаваемые ими виды на жительства отметки о положении лица, получающего вид, какие имеются в посемейном списке; Губернское Присутствие вследствие этого предложило подлежащим земским начальникам сделать распоряжение к устранению допускаемых волостными правлениями неправильностей в выдаваемых ими письменных видах на жительство, а епархиальное начальство объявило об этом к сведению духовенства Самарской епархии, дабы оно, на основании означенного постановления Губернского Присутствия, в случае неисполнения волостными правлениями их обязанностей делать точные отметки о семейном положении лица, получившего вид, могло требовать восполнения неточных отметок (Самар. Е. В. 1898, 5).—В тех епархиях, где установлено применять при совершении браков облегченные правила (см. 1 прим. на 1216 стр.), представление полицейского свидетельства о правоспособности ко вступлению в брак или составленного нотариальным порядком удостоверения двух свидетелей требуется лишь при условиях неполноты сведений в паспортах и затруднительности их получить; в тех же случаях, когда в паспорте есть вполне точное (не возбуждающее никаких сомнений) указание на правоспособность к браку, то нет препятствий к совершению оного (Ц. Вед. 1908, 43). Что же касается указанного удостоверения, то так как в вышеозначенных правилах ясно и точно сказано, что действительность письменных показаний не менее двух свидетелей должна быть засвидетельствована именно нотариусом и притом в порядке 78 и 83 ст; Полож. о нотар. части, то следует заключить, что никакое иное удостоверение не допускается (Ц. Вед. 1907, 3).—Выдаваемые из Духовных Консисторий свидетельства о правах состояния детей духовенства, как не заменяющие для них паспортов, не. могут услужить документами, достаточными для беспрепятственного их повенчания; в случае же представления такового свидетельства в числе прочих брачных документов, причт, совершающий бракосочетание данного лица, обязан, в силу приложения к ст. 26, ч. 1, т. X, Св. Зак., при возвращении свидетельства, сделать на нем надпись о времени совершения брака (Опр. Св. Син. 20 мар.—27 апр. 1890 г.).—Свидетельство, выдаваемое полицией по 28-й статье Уст. о Пасп. (лицу, включенному в вид другого лица, в случае смерти последнего), есть та же отсрочка, которая составляется полицией без всяких документов, а потому венчать брак по такому свидетельству не следует (см. подр. Ц. В. 1898, 1).—Вообще не следует допускать повенчание браков лиц, проживающих по выдаваемым, до получения нового паспорта, отсрочкам, плакатным или адресным билетам, так как в сих документах никаких сведений о семейном положении лица не имеется (Сборн. цер. и гражд. зак. о браке, С. Григоровского, 93 стр.); не следует венчать по указанным документам и потому, что надписи (см. ниже, след. прим.) о повенчании, сделан-

 

 

1222

ДОКУМЕНТЫ, ТРЕБУЕМЫЕ ПРИ БРАКЕ.

бении умершего супруга 1); свидетельство причта о троекратном исполнении пред-

ные на указанных документах, не могут воспрепятствовать вступлению в брак лицу, уже повенчанному, так как по получении нового паспорта, в нем не будет обозначено брачное состояние этого лица; не следует также венчать по временным отпускным билетам (Ц. Вед. 1902, 36) и по просроченным паспортам.—По разъяснению «Цер. Вестника», не только неправильно, но прямо противозаконно (см. Св. Зак. X т., 1 ч., 26 ст. и прилож. к этой ст.) поступают причты, венчая чужеприходных по одним паспортам, без истребования сведений о женихах и невестах от их приходских причтов (Ц. В. 1893, 30; см. 1897, 49; сн. Ц. Вед., 1898, 6, и выше, 1 прим. на 1216 стр.).

1) Для предупреждения многобрачия и четвертых браков в Своде Законов постановлено: на выдаваемых лицам обоего пола видах на жительство, в случае вступления сих лиц в брак, делать надлежащие о том рукою священника отметки с означением, с кем именно, когда и в какой церкви совершено венчание. Сообразно с сими отметками, военные и гражданские начальства, при перемене или возобновлении упомянутых видов на жительство, означают в них и брачное состояние тех лиц, коим они выдаются (Св. Зак. X т., 1 ч., 22 ст.).—Если в паспортах вдов не означено, после которого брака они вдовствуют, то их вдовство может быть доказано метрическими свидетельствами (иди справками по метрикам) о их браке и смерти их мужей, причем их имена, отчества и фамилии должны по паспортам их быть тождественны с записанными в метриках о браке их и смерти их мужей, а именно: фамилии их должны быть в паспортах те, с которыми при браке значатся записанными их мужья,—имена и отчества их те, с которыми они записаны в последнем их браке в метрики, и опять фамилии их должны быть те же по паспортам их, с какими записаны в 3-й ч. метрик при погребении их мужья, а эти последние—тождественны с записанными во 2-й ч. метрических книг; если в паспорте мужа записана при нем жена, поименованная полным именем и отчеством (иногда в паспортах пишут так: „при нем жена»), и о сей последней будет представлена метрическая выпись о ее смерти, или же смерть ее отмечена причтом, совершавшим погребение, на паспорте, то к бракосочетанию вдовца этого должна быть представлена метрическая выпись о браке его с той, о которой имеется отметка или метрическая выпись, удостоверяющая ее смерть (Сам. Е. В. 1898, 1).—Солдатские вдовы получают удостоверения о смерти своих мужей не от военных начальств, а от городских или сельских обществ, к которым приписаны солдатские вдовы и их дети (ст. 2073 Св. Воен. Пост., по 6-му продолжению; ср. циркул. мин. внутр. дел 30 авг. 1878 г., 49 см. Практ. Рук., 228 стр.).—Если у священника имеется удостоверение городского или сельского общества, по месту приписки вдовы солдата, о смерти ее мужа, то она может быть беспрепятственно повенчана. Ответственным лицом за правильность удостоверения является то учреждение, которое его выдало. Но самая выдача такого удостоверения должна быть производима на основании сведений о смерти, а не о том, что лицо пропало без вести, потому что в последнем случае оно является безвестно отсутствующим, и оставшемуся супругу, предварительно вступления в новый брак, должно просить епархиальное начальство о расторжении прежнего брака (сн. 1196 стр.) с дозволением вступить в новое супружество (Ц. Вед. 1906, 24). —Такого документа, как объявление иноепархиальной Консистории о том, что первый брак данного лица, опущенный записью, должен считаться законным, о чем и предписано занести в метрики, и что в настоящее время оно должно считаться вдовым по 1-му браку,—недостаточно для повенчания данного лица, если имеющий совершить брак причт не примет всех мер к удостоверению себя в том, что после определения епархиального начальства в семейном положении лица, представившего указанный документ, не произошло никаких перемен (Ц. В. 1897, 27).—Самарским епархиальным начальством было разъяснено духовенству епархии, что о жителях городских и посадских и вообще об отлучающихся часто из мест постоянного жительства, по самому роду их занятий, хотя бы они и принадлежали к постоянным прихожанам, имеющим в приходе оседлость, в видах предосторожности, требуются из городских и мещанских управ,-либо от купеческих или мещанских старост —удостоверения на основании семейных списков о их семейном положении (сн. 1 прим. на 1193 стр.); сообщения надлежащих учреждений и лиц, выдающих виды на жительство или ведущих формулярные списки лиц, состоящих на государственной службе, о том, что в посемейных списках или формулярах нет отметок о вступлении в 1, 2 или 3 брак лица брачующегося, могут быть принимаемы в той же силе, как и отметки о семейном положении сих лиц в самых документах, составляющих виды на жительство; удостоверения полицейских приставов о семейном состоянии лиц (православного исповедания), желающих брачиться, составленные на основании только свидетельских показаний, не следует принимать (Сам. Е. В. 1898, 1).—Ставропольской Духовной Консисторией было предписано к неопустительному руководству священникам епархии, чтобы они отнюдь не венчали браков иностранно-подданных, имеющих национальные паспорта, по одному только этому документу, а непременно требовали бы от желающих вступить в брак иностранцев удостоверения от их консулов о том, что препятствий к браку не встречается (см. Ц. Вед. 1896, 51—52). Подобное же распоряжение было сделано Херсонской (в 1881 г.) и Таврической (в 1890 г.) Духовными Консисториями (см. Тавр. Е. В. 1890, 6; см. также Ц. В. 1892, 29; Ц. Вед. 1896, 44).-

 

 

1223

ДОКУМЕНТЫ, ТРЕБУЕМЫЕ ПРИ БРАКЕ.

брачных оглашений, с прописанием о незаявлении препятствий к сему браку, а равно справка о летах 1), вероисповедании 2) и о том, холост или девица брачующееся лицо, а если они вдовы, то после которого брака и нет ли родства или свойства между брачующимися (сн. выше, 1215—1217 стр.); г) свидетельство о бытии у исповеди, представленное от приходского духовенства, с прописанием сведений о летах и вероисповедании и семейном положении брачующегося лица 3) (сн. 1 прим. на

Австрийский подданный, хотя бы и с детства проживавший в России, в одном приходе и, оставаясь холостым, затем выбыл из России, по новом возвращении сюда может быть повенчан, даже и в том же приходе, по соблюдении всех прочих предбрачных предосторожностей, не иначе как по представлении сверх того законного документа о его безбрачии и за время отлучки из России. Так же поступать и с дезертирами иностранных войск (Ц. Вед. 1898, 5).—Вообще относительно иностранных подданных нужно обязательно иметь в виду, что они, находясь в России, подлежат действию российских законов (Св. Зак. IX т., 822 ст., изд. 1899 г.), и, при повенчании их с русскими подданными православного исповедания, к ним должны быть предъявляемы те же законные требования о беспрепятственности их брака, как и к последним (там же, X т., 1 ч., 67 ст., 2 н.).—По разъяснению «Цер. Ведомостей», женщина, муж которой сослан с лишением всех прав состояния, желающая вступить в новый брак, должна представить обычные для брака документы и кроме того копию. с решения епархиального начальства о расторжении ее первого брака (Ц. Вед. 1904, 50).—Для пресечения возможности осужденным на безбрачие вводить в заблуждение духовенство, Св. Синод признал полезным установить: 1) чтобы, при повенчании лиц, вступающих в новый брак, по расторжении прежнего брака, причты требовали от сих лиц, в числе прочих документов, надлежаще засвидетельствованную копию с указа Св. Синода о расторжении брака и 2) чтобы надписи о воспрещении вступать в брак на документах лиц, осуждаемых на безбрачие, делались в Духовных Консисториях, которым вменить в обязанность: а) требовать таковые документы (аттестаты, паспорта, свидетельства и виды на жительство) при начатии бракоразводных дел и затем, по утверждении Св. Синодом решений епархиальных начальств о расторжении браков и об осуждении виновных на безбрачие, объявлять это решение лицам, подвергшимся таковому осуждению, одновременно с учинением на их документах обстоятельных о сем надписей и б) вместе с сим сообщать об означенных решениях подлежащим (сословным) управлениям или начальственным лицам, коим подведомы осужденные на безбрачие, с предупреждением, что в случае перемены сими лицами своих документов, отметки об их осуждении на безбрачие должны быть внесены и в новые документы (Ук. Св. Син. 28 июня 1888 г., 10 №). То же самое Духовными Консисториями должно быть соблюдаемо и в отношении к осуждаемым на временное безбрачие (см. 1198 стр.) при расторжении их брака по их прелюбодеянию (см. Сборн. цер. и гражд. зак. о браке, С. Григоровского, 93 стр.).—О предбрачных документах лиц, предшествующий брак которых расторгнут по нарушению ими его святости прелюбодеянием, см. 5 прим. к 1198 стр.—Вообще, по разъяснению «Цер. Ведомостей», священникам следует иметь в виду, что разведенный или разведенная только в том случае могут вступить в новый брак, если имеют разрешение на новый брак; при отсутствии же такого разрешения их нельзя венчать; а потому для удостоверения беспрепятственности брака означенных лиц, кроме обычных для брака документов, необходима копия с указа о расторжении прежнего брака и о дозволении вступить в новый (Ц. Вед. 1896, 1, 3, 1902, 33). См. выше, 1195—1199, 1201 стр., 7 прим. к 1207 стр., 3 прим. к 1210 стр., 1 прим. к 1211 стр., 2 прим. на 1213 стр.

1) В сообщении справки из исповедных росписей одним причтом другому можно ограничиваться лишь выводом, что брачующийся ныне, по исповедным росписям, имеет столько-то лет (Ц. Вед. 1898, 13).—В разрешении вопроса о том, с какого месяца должны быть считаемы по исповедным росписям годы лиц, пропущенных по метрическим книгам,—Донской Духовной Консисторией было определено, что по исповедным росписям лета лиц должны быть считаемы на основании точной силы записи; например, если известное лицо при проверке прихожан, бывающей обыкновенно в июле или августе, записано двух месяцев, значит лета того лица нужно считать с мая или июня, если же при проверке оно записано двух или одной недели, то дета его нужно считать с тех же самых месяцев, с которых производилась поверка, и так далее (Дон. Ε. В. 1877, 11; см. Св. ук. и зам.).

2) В устранение встречаемых препятствий при заключении браков между лицами православного и римско-католического исповеданий Св. Синод дал знать для исполнения и, руководства по духовному ведомству циркулярными указами, чтобы священно-церковнослужители при совершении браков между лицами православного и римско-католического исповеданий не требовали от последних представления исповедных свидетельств от ксендзов (Ук. Св. Син. 18 дек. 1891 г., 3212 №).—Сн. 1216 стр.

3) Если жених берет невесту из прихода церкви, приписной к той, к приходу которой он сам принадлежит, то венчающему этих лиц местному причту следует относиться к такой невесте, как к своей прихожанке (Ц. В. 1898, 35).—Если невеста

 

 

1224

ДОКУМЕНТЫ, ТРЕБУЕМЫЕ ПРИ БРАКЕ.

1216 стр.); д) от служащих лиц в гражданском и военном ведомствах требуются удостоверения подлежащего начальства о разрешении на брак 1) с прописанием

другого прихода, то о ней требовать от ее духовного отца свидетельство с показанием: девица или вдова, скольких лет, была ли у исповеди и св. причастия, и сие свидетельство прилагать к обыску (Св. Зак. X т., 1 ч., прил. к 26 ст., прим., 2 п.).—Без ведения священнику не следует венчать тех невест, которые, напр., 10 лет назад были его прихожанками, но затем перешли в другой приход, так как за время их прошивания в другом приходе могло перемениться их семейное положение, и на брак могут быть препятствия, о которых он не знает (Ц. В. 1892, 37).—Сн. выше, 1 прим. на 1216 стр.—Духовенству Пензенской епархии было вменено в обязанность (см. Е. В. 1880, 18) прописывать в сведениях о невестах все то, что требуется законом и формою брачного обыска, причем опубликована была следующая форма свидетельства: „Сим свидетельствуем, что невеста прихода нашего, такой-то епархии, такого-то города (поименовать епархию и город) или села, такого-то уезда (прописать село и уезд), такой-то церкви (название ее), такая-то (писать звание, имя, отчество, фамилию и исповедание), девица или вдова после первого или второго брака, желает по своему согласию (сн. 1218 стр.) и с согласия своих родителей или опекунов и попечителей (звание или чин, место служения, имя, отчество и фамилию каждого из них; если же родителей в живых нет, то оговаривать) вступить в брак с женихом (звание, имя, отчество и фамилию его), прихожанином такого-то города или села (какого уезда), такой-то церкви. От рождения она имеет, как оказалось по справке с метриками за такой-то год, или с духовными росписями за первые годы от рождения, принимая во внимание не менее трех лет, с обозначением их, столько-то лет (лета писать словами и затем цифрами), и находится в здравом уме (сн. 1218 стр.); у исповеди и св. причастия была (или как окажется). По троекратному оглашению, сделанному в приходской церкви тогда-то (год, месяц и числа), препятствия к сему браку никем никакого не объявлено. В удостоверение чего, с приложением церковной печати, подписуемся“ (следуют подписи выдавшего свидетельство причта, а также год, месяц и число).—Не следует, вместо свидетельства приходского духовного отца невесты, который знает о ней, как о своей прихожанке, принимать свидетельство иеромонаха, который не может знать ни того, что невеста девица, ни того, скольких она лет; свидетельство от иеромонаха ясно показывает, что дело делается скрытно от приходского священника, который обличил бы препятствие к браку (см. резолюц. митр. Филарета, в Душ. Чт. 1887 г., 2 ч., 242 стр.).—Официального исповедного свидетельства невеста должна просить у приходского священника, который знает по церковным документам, точно ли она девица и сколько ей дет, или вдова и после какого брака (см. там же, 243 стр.).—Если невеста малолетна, то причту, к которому обращаются с просьбой о выдаче свидетельства, надлежит или не давать свидетельства, или оговорить малолетство, чтобы не способствовать незаконному совершению брака (там же, 1892 г., 2 ч., 141 стр.).—Если со стороны священника, выдавшего ведение о невесте с уведомлением о беспрепятственности брака и затем узнавшего, что она намеревается выйти замуж за близкого родственника, было сделано телеграммой предупреждение венчавшему священнику о „сомнительности“ брака, то главная ответственность падает, конечно, на последний причт, не обративший никакого внимания на заботу выдавшего ведение причта исправить свою оплошность; но не прав и этот последний причт, если не соблюл требуемых законом предосторожностей, т. е. если выдал ведение, не сделав оглашений (Ц. В. 1893, 21).—Если где, по установившемуся обычаю, брак венчается в приходской церкви невесты, то все вышесказанное может иметь отношение, конечно, не к невесте, а к жениху.—Сн. 1215—1216 стр.—Яйца православного вероисповедания, намеревающиеся вступить в брак в пределах Германии, обязаны по тамошним законам представить свои предбрачные свидетельства германским чиновникам, ведущим гражданские акты о вступлении в брак. В виду этого, указом Св. Синода 18 дек. 1902 г. разъяснено, что предбрачные свидетельства, для представления оных германским властям, должны быть выдаваемы жениху и невесте тем причтом, в приходе коего постоянно или временно проживал просящий о выдаче свидетельства, причем в сем свидетельстве должны быть прописываемы те сведения, какие окажутся по представленным священнику документам и по произведенному троекратному оглашению (практ. Рук., 247—248 стр.).

1) Разрешение на вступление в брак по военному ведомству дается: Военным Министром—чипам военного министерства, состоящим в непосредственном его подчинении (Св. Воен. Пост., 1 кн., 23 ст., изд. 1893 г.); Начальником Главного Управления —военным и гражданским чинам оного Управления (там же, 387 ст., 4 п.), а помощником означенного начальника—нижним чинам Управления (449 ст., 3 п.); Главным Начальником военного округа—начальникам отделов военно-окружного управления, а также состоящим при означенном начальнике чинам (—449 ст., 3 п.); Начальником штаба округа—всем подведомственным ему чинам (—92 ст., 7 п.); Начальником местной бригады—подведомственным ему уездным воинским начальникам, командирам отдельных частей и чинам своего управления (Св. Воен. Пост., 3 кн., 123 ст., изд. 1890 г.); Командиром корпуса—начальникам дивизий и лицам, равную с ними власть имеющим, начальнику корпусного штаба, корпусному врачу и лицам, при оном командире состоящим (там же, 5 кн., 167 ст., ж. п., изд. 1891 г.); Начальником дивизии—под-

 

 

1225

ДОКУМЕНТЫ, ТРЕБУЕМЫЕ ПРИ БРАКЕ

о летах, вероисповедании и о том, холост или вдов, и по каком браке, про-

ведомственным ему генералам, командирам отдельных частей, начальнику штаба дивизии и дивизионному врачу (там же, 236 ст.); Начальник стрелковой бригады и Начальник саперной бригады пользуются правами Начальника дивизии (—292, 330 ст.,); Командиром артиллерийской бригады—командирам подведомственных ему батарей и парков и чинам управления бригады (—319 ст.); Командир крепостной артиллерии пользуется правами Командира артил. бригады, входящей в состав корпуса (—543 ст.); Командиром полка—штаб и обер-офицерам, гражданским чиновникам и нижним чинам своего полка (—383 ст.); Командиры отдельных батарей, Начальник кадра кавалер. запаса и Командир полевого жандармского эскадрона пользуются правами Командира полка (—502, 588, 607 ст.); Начальником госпиталя—чинам хозяйственного разряда (там же, 16 кн., 63 ст., 5 л., изд. 1893 г.); Главным врачом—медицинским и фармацевт. чинам (там же, 120 ст.).—По военно-медицинскому ведомству: Окружным военно-медицинским инспектором, а в Кавказском округе врачами отделов дается разрешение на вступление в брак медицинским чинам военно-учебных заведений, главным врачам госпиталей и управляющему аптечным магазином; Дивизионным врачом—всем врачам и ветеринарам в дивизии; Главным врачом госпиталя— госпитальным чинам по медицинской и фармацевтической части; Начальником госпиталя—госпитальным чинам по хозяйственной части (Собр. узак., 1882 г., 452 ст.; П. С. З., 1871 г., 49169 №; Св. Воен. Пост., 16 кн., 86 ст., 4 н., 29 ст., 5 п., 1869 г.). Атаманы отделов Оренбургского казачьего войска дают разрешение на вступление в брак подведомственным им чинам, состоящим на службе в отделах (Собр. узак., 1884 г., 444 ст.); Войсковое Правление Семиреченского казачьего войска представляет наказному атаману о разрешении на вступление в брак состоящим на службе в войсках штаб и обер-офицерам (Сборн. распор. по казач. войск., 15 т., 1 ч., 74»; состоящие в льготных полках по войску и в запасе штаб и обер-офицеры не испрашивают разрешения на вступление в брак (Собр. узак., 1884 г., 444 ст.). Разрешение на вступление в брак канцелярских чиновников областного правления войска Донского предоставлено усмотрению помощника председателя означенного управления (Нак. обл. правл. войск. Дон, 21 §; см. Сборн. зак., распор. и разъясн. о браке, В. Н. Мордвинова, 15—16 стр.). —Разрешение браков офицерам морского ведомства дается главными командирами и командирами портов. Разрешение на брак офицерам: состоящим по резервному флоту, служащим на коммерческих судах, находящимся на службе в других ведомствах и в бессрочном отпуску, дается главными командирами и командирами портов, если те офицеры находятся в одном из портов морского ведомства. В случае же нахождения их вне портов, разрешение на вступление в брак дается директором инспекторского департамента. Офицерам, состоящим на должностях в учреждениях министерства, разрешение на брак дается начальниками тех учреждений. Разрешение брака офицерам, находящимся в обыкновенных отпусках, зависит от их начальства (см. Опр. Св. Син., от 10 окт.—1 ноябр. 1880 г.).—Вследствие сообщения Военного Министра Г. Обер-Прокурору Св. Синода о том, что нижние чины, находящиеся в кратковременном отпуску, на вступление в брак права не имеют, и что право это Высочайше утвержденным 26 декабря 1870 года положением Военного Совета, объявленным в приказе по военному ведомству в 1871 г. за № 1 (Собр. узак. 1871 г., 84 №), предоставлено лишь нижним чинам, находящимся во временном отпуску (а не кратковременном), временные же отпуска Высочайшим повелением, объявленным в приказе по военному ведомству в 1876 году за № 205 (Собр. узак. 1876 г., 1186 №), а также отпуска бессрочные, ныне заменены общим названием—увольнением в запас армии, причем билеты прежней формы (красные и желтые) заменены билетами новой формы—белыми с цветными обложками по роду оружия,—определением Св. Синода, от 3—26 окт. 1880 г., за № 2118, предписано по духовному ведомству, чтобы причты церквей не совершали браков нижних чинов военного ведомства, находящихся в кратковременном отпуску; браки же нижних чинов, уволенных в запас армии, могут быть совершаемы на прежнем основании,—По разъяснению указов Св. Синода 28 февр. 1889 г., за № 2, и 9 февр. 1895 г., за № 2, свидетельства, выдаваемые ныне воинским начальством перечисляемым из войска в запас (прежний временный или бессрочный отпуск), а равно и уходящим из запаса в отставку, удостоверяют только прохождение военной службы предъявителями; так что свидетельства эти не могут быть ни видом на жительство, ни свидетельствами семейного положения, подобно тому, как были прежние указы об отставке, или красные и желтые билеты; поэтому если бы кто из таких людей пожелал вступить в брак, то священник обязан требовать от него такие же документы, какие, при подобных обстоятельствах, должны быть представляемы прочими лицами, не бывшими в военной службе, и отнюдь не совершать браков по увольнительным лишь билетам, требование коих от брачующихся представляется излишним.—В «Вест. Воен. Духовенства» в числе распоряжений О. Протопресвитера воен. и мор. духовенства, к сведению и исполнению военного духовенства, было опубликовано из копии отзыва Главного Штаба от 10-го августа 1895 г., за №37102, о документах при вступлении в брак нижних чинов следующее: „В ограждение полковых священников от ответственности, какая определена законом, за несоблюдение ими предбрачных предосторожностей, Протопресвитер военного и морского духовенства возбудил ходатайство о том, чтобы начальники войсковых частей,

 

 

1226

ДОКУМЕНТЫ, ТРЕБУЕМЫЕ ПРИ БРАКЕ.

сящий. о разрешении на вступление в брак 1) (сн. 1193—1194 стр.); е) от отставных требуются аттестаты, полно и точно написанные; ж) от вступающих до призыва к военной службе—приписка к призывному участку, а от являвшихся к призыву—свидетельство о приписке 2). В случаях сомнительных необходимо требовать от священников тех приходов, к которым принадлежат брачующиеся, специальных удостоверений о беспрепятственности к браку (Лит. Е. В. 1891, 3). Во всех тех случаях, когда брак может быть повенчан только с разрешения местного Архиерея в числе документов должно быть и оное разрешение.

При рассматривании паспортов и видов, предъявляемых желающими вступить в брак, нужно тщательно наблюдать, чтобы не было на них подчисток или поправок, не оговоренных или не обозначенных внизу начальством, что в

давая разрешение подведомственным им чинам на вступление в брак, выдавали им свидетельства, с изъяснением в оных, что жених вероисповедания православного или инославного; холост или вдов, и в последнем случае—после которого брака; от роду имеет столько-то лет, и что к вступлению в законный брак с избранною им невестою со стороны военного начальства препятствий не встречается; причем, в виду того, что упомянутые свидетельства относятся к документам, выдаваемым в интересах частного лица, каковым является в настоящем случае каждый воинский чин, и не указаны в Уставе о герб. сборе в числе изъятых от такового сбора бумаг, выдавали бы означенные свидетельства как офицерам, так и нижним чинам с соблюдением правил о гербовом сборе; для выяснения же личности невесты в том отношении—имеет ли она церковное совершеннолетие для вступления в брак, не состоит ли в родстве с женихом, девица она или вдова, кто ее родители и проч.,—предписывали бы каждый раз воинским чинам, желающим венчаться в полковой церкви, чтобы они сами представляли полковому священнику все необходимые документы о невесте“ (Вест. Воен. Дух. 1895, 24).—Ни под каким видом священники не должны вскрывать приклеенных к билетам нижних чинов конвертов с послужными их листами, так как эти конверты могут распечатываться лишь управлением уездного воинского начальника.— Увольнительные билеты, выдаваемые нижним чинам при увольнении их с действительной службы в запас, не освобождают означенных лиц от получения установленных паспортов и видов в тех случаях, когда таковые требуются по закону; в выдаваемых нижним чинам запаса паспортах и видах обозначается, что предъявитель числится в запасе армии или флота (Св. Зак., IV т., Уст. о Воин. Повин., 239 ст., изд. 1897 г.).—Так как уволенные в запас и вышедшие в отставку, явившись на родину, не обязаны брать видов на жительство, раз не уезжают на сторону (см. 1 прим. к 1220 стр.), то, по разъяснению «Цер. Вестника», следует, при повенчании этих лиц, требовать сведения о них из местных волостных правлений; эти сведения могут служить и удостоверением в том, действительно ли данное лицо отбыло воинскую повинность и зачислено в запас, о чем причт может также знать и по отметкам в исповедных ведомостях (см. ниже, 2 прим., и сн. выше, 1 прим. на 1216 стр.); полученные из волостного правления сведения оставляются при обыске; о повенчании же этих лиц следует сообщать отношением в то правление, откуда получено сведение (Ц. В. 1897, 48;, 1898, 8).

1) Екатеринославским епарх. начальством было объявлено местному духовенству, чтобы оно отнюдь не приступало к совершению браков над лицами, состоящими на службе, как военной, так и гражданской, без дозволения их начальств, удостоверенного письменным свидетельством, с предупреждением, что виновные в нарушении 9 ст. 1 ч. X т. будут привлекаемы к ответственности.—Лица, состоящие на службе при учебных заведениях, всех званий и состояний и во всех чинах находящиеся, пока состоят на учебной службе, испрашивают разрешение на вступление в брак у своего начальства по месту служения их (Сам. Е. В. 1898, 1). В большинстве случаев при повенчании окончивших курс духовной семинарии довольствуются разрешением, или билетом, выдаваемым Духовной Консисторией, но, конечно, законного основания для подобной льготы нет, и если нет резона требовать от них всех документов (так как основные из них находятся при ставленническом деле Консистории), то свидетельства об исповеди и причащении и об оглашениях (от иноприходных) непременно должно требовать; оглашения необходимо совершать установленным порядком (Киш. Е. В. 1894, 8).—Служащие по вольному найму, хотя бы и в правительственных учреждениях, должны представить те же документы, как и все прочие лица, не состоящие на действительной государственной службе; по документам же, выданным означенным лицам от тех учреждений, где они служат по вольному найму, или от тех лиц, у которых на службе по такому же найму они состоят,—венчать не следует.

2) При вступлении в брак, молодые люди, которым еще не минул призывной (21) год и которые не принадлежат к крестьянскому сословию, обязаны предъявлять священнику свидетельства о приписке к призывному участку, а все прочие лица без исключения, которым минул 21 год, т. е. призывной возраст,—свидетельства о явке к исполнению воинской повинности (Св. Зак. IV т., Уст. о Воин. Повин., 118, 185 ст., изд. 1897 г.). Сн. 1 прим. на 1216 стр.

 

 

1227

ОБЫСК БРАЧНЫЙ.

известной строке написанное на подчищенном месте, или надписанное над известною строкою, или поправленное нужно считать за действительно верное и т. п. Равным образом следует смотреть (особенно в столбцах), прописано ли на паспорте полицейским начальством место жительства предъявителя паспорта, чтобы не повенчать бродягу, проживающего по фальшивому виду.

После оглашения и исследования чрез расспросы и рассматривание письменных документов, если не окажется законных препятствий к браку, составляется обыск 1) по правилам, от духовного начальства предписанным (Св. Зак. X т., 1 ч., 26 ст.). Обыск есть не что иное, как формальный письменный акт о произведенном дознании и о последствиях дознания, совершаемый священно-церковно-служителями пред браковенчанием и удостоверяющий в беспрепятственности брака (Изл. ц.-гр. пост., 101—102 стр.). Для брачного обыска законом установлена единообразная форма 2), по которой священнослужители и церковные причетники обязаны вести записку обыска пред самым совершением

1) Ведение письмоводства по церкви и приходу лежит на обязанности псаломщика (см. 756 стр.); там, где есть диаконы, обыски ведутся этими последними, причем, как псаломщики, так и диаконы действуют под наблюдением и руководством священника (Ин. бл., примеч. к 43 §); ответственность же за неисправное ведение обыскной книги на основании 193 ст. Уст. Д. К. ложится на весь причт (Ц. В. 1898, 47).—Доход за писание обысков может поступать или в пользу диакона, или в пользу всего причта (см. Ц. В. 1896, 38)—Тульским епархиальным начальством, в видах прекращения пререканий между членами причтов, было объявлено чрез благочинных всем причтам епархии с подпиской, что доходы за предбрачные обыски должны поступать в общую причтовую кружку и разделяться между всеми членами причтов (Тул. Е. В. 1891, 1). Обыкновенно же добровольное со стороны брачующихся вознаграждение за обыск получает составляющий его диакон или псаломщик; никаких общих распоряжений относительно этого вознаграждения нет, а потому и вопрос о нем должен быть разрешаем на основании местного, в данной епархии, существующего порядка, установленного обычаем (см. Ц. Вед. 1909, 24). Там, где по такому обычаю принято платить трудившемуся над составлением обыска, раздел этой платы на весь причт будет неправилен и обиден (Ц. В. 1906, 6), если, конечно, не имеется по данному предмету соответственных распоряжений местного Е. Н.

2) Форма обыска брачного такая: Год, месяц, число. По указу Его Императорского Величества, такого-то города, или села, такой-то церкви священнослужители и церковные причетники производили обыск о желающих вступить в брак, и оказалось следующее: 1) Жених (здесь показывается звание, или чин, место служения, имя, отчество, фамилия, православного или латинского исповедания и проч.) жительствует такого-то города, или уезда и села, в приходе сей церкви. 2) Невеста (здесь прописать звание, имя, отчество и фамилию, православного или лютеранского исповедания и проч.) жительствовала доныне, города, или уезда и села такого-то, в приходе церкви такой-то. 3) Возраст к супружеству имеют совершенный, а именно: жених стольких-то лет, а невеста стольких-то, и оба находятся в здравом уме. 4) Родства между ними духовного, или плотского родства и свойства, возбраняющего, по установлению св. Церкви, брак, никакого нет. 5) Жених холост, или вдов после первого или второго брака, а невеста девица, или вдова после первого или второго брака. 6) К бракосочетанию приступают они по своему взаимному согласию и желанию, а не по принуждению, и на то имеют от родителей своих, или опекунов или попечителей (прописывать звание или чин, место служения, имя, отчество и фамилию каждого из них; если же родителей в живых нет, то сие оговаривать), чиновники гражданские и люди военного ведомства —от начальства позволение. 7) По троекратному оглашению, сделанному в означенной церкви такого-то года, месяца и числа, препятствия к сему браку никакого никем не объявлено. 8) Для удостоверения беспрепятственности сего брака представляются письменные документы: а) дозволение жениху вступления в брак от такого-то начальства, выданное такого-то года, месяца и числа, за таким то номером, прилагаемое при сем в подлиннике, б) сведение о невесте от ее духовного отца, прилагаемое при сем в подлиннике (здесь показывать и другие, смотря по обстоятельствам, письменные документы, напр., указ Консистории, с прописанием разрешения сего брака, в тех случаях, когда таковое разрешение требуется по закону). 9) Посему бракосочетание означенных лиц предположено совершить в вышеупомянутой такой-то церкви сего (год, число, месяц) в узаконенное время при посторонних свидетелях. 10) Что все показанное здесь о женихе и невесте справедливо, в том удостоверяют своею подписью, как они сами, так и по каждом три или два поручителя, с тем, что если что окажется ложным, то подписавшиеся повинны за то суду по правилам церковным и по законам гражданским. За сим следует подпись: а) жениха, б) невесты, в) трех или двух поручителей по женихе, г) трех или двух поручителей по невесте, и д) в заключении пишется:

 

 

1228

ОБЫСК БРАЧНЫЙ.

венчания, держась в точности сей формы и условий, в оной изъясненных, при повенчании браков 1) (Св. Зак. X т., 1 ч., 26 ст. и прим. к 28 ст.). Прежде совершения брака обыск, согласно 10-му п. его формы, должен быть подписан женихом и невестой, поручителями и членами причта 2). Относительно поручителей в 28-й ст. X т. 1 ч. Св. Зак. говорится: „по обыску, свидетели, при совершении брака находящиеся (поезжане), удостоверяют, что между сочетающимися родства, принуждения и никаких других препятствий к браку не имеется, и сие удостоверение, по установленной форме, сами или, по безграмотности их, те, кому они поверят, подписывают“ 3). Для удостоверения беспрепятственности брака должны быть приложены к обыску необходимые письменные документы (8 п. формы обыска брачного). Священнослужи-

обыск производили, имя, отчество и фамилия, оной же церкви священник, диакон и церковные причетники, с означением имен, отчества и фамилии. Каждый подписывается собственноручно (Св. Зак. X т. 1 ч., прил. к 26 ст.).—По этой же форме составляется обыск и при повенчании рожденных вне брака; особых форм обыска и способа производства последнего об указанных лицах, при их вступлении в брак, нет (см. Ц. Вед. 1898, 42).

1) Писать в обыске о бытии трех оглашений, раз их не было, значит учинить подлог, и за сие священник может подлежать лишению сана (Ц. Вед. 1902, 36).

2) По разъяснению «Цер. Ведомостей», так как в форме брачного обыска, в пункте 9-м, есть выражение „бракосочетание предположено совершить в такой-то церкви и такого-то числа“, то следует заключить, что написание обыска и подпись его должно предшествовать бракосочетанию, а не сопровождать его (Ц. Вед. 1904, 25).—Обыск, как это видно из его формы, должен быть подписан теми лицами, которые производили обыск, а акт бракосочетания, согласно 867 ст. т. IX Св. Зак., должен быть внесен в метрическую книгу священником, совершавшим таинство, или же диаконом и причетниками, но с точным обозначением венчавшего священника; поэтому, если почему-либо один священник производил обыск, а другой венчал, то акты обыска и венчания должны иметь разные подписи согласно действительности (см. выше, 756 и 950 стр.); ответственность за неправильный брак должна падать на венчавшего священника и участвовавших в этом венчании прочих членов причта (см. Ц. Вед. 1903, 23, 1094, 25).

3) Как по женихе, так и по невесте должно быть не менее трех или двух поручителей, которые подписываются под обыском; при этом поручитель по женихе не может уже ни в коем случае быть поручителем и по невесте и наоборот.—Поручителем по женихе и невесте может быть всякий, не лишенный свидетельской правоспособности (Ц. Вед. 1902, 45)—К требуемым 9-м п. формы брачного обыска посторонним свидетелям при браке, которыми обыкновенно бывают так называемые „поезжане“, некоторые относят и родственников жениха и невесты, а потому и считают возможным допускать этих родственников к подписанию обыска, в качестве поручителей (см. Соврем. 1876, 87; Св. ук. и зам.; Ц. В. 1904, 5)^ Но другие утверждают, что такими поручителями не могут быть близкие родственники брачующихся (см. Права и обязан. пресв., И. И. Забелина, 248 стр.). Относительно того, могут или нет родственники брачующихся быть допущены к подписанию брачного обыска, в качестве поручителей, в Своде Зак. ничего не говорится. Насколько известно, в практике нередки случаи допущения, в качестве поручителей, родственников брачующихся лиц; но родителей обыкновенно не допускают к поручительству за своих детей.—По разъяснению «Цер. Вестника», действующими гражданскими законами (Св. Зак. IX т., Зак. о сост., 431 ст.) духовенству воспрещается лично обязываться или ручаться за других, почему им воспрещается и обязываться векселями (Уст. Векс., 2 ст.); поэтому и на вопрос о допустимости духовных лиц поручителями при бракосочетании можно отвечать только отрицательно (Ц. В. 1904, 34).—Новгородским епархиальным начальством было объявлено к сведению и руководству духовенства епархии, чтобы не были допускаемы к поручительству лица женского пола и несовершенно летние воспитанники учебных заведений (см. Новг. Е. В. 1891, 3—4).—Кавказской Духовной Консисторией было сделано распоряжение подведомственному духовенству, чтобы оным духовенством не были допускаемы к поручительству при совершении браков не достигшие гражданского совершеннолетия (т. е. 21 года), безумные и сумасшедшие, банкроты и несостоятельные должники, публично наказанные и лишенные чести (см. Кавк. Е. В. 1879, 3).—По разъяснению «Церк. Вест.», применительно к 43, 47, 50 ст. Улож. о нак., не может быть поручителем при браке лицо, ограниченное в правах по суду, или крестьянин, лишенный права голоса (Ц. В. 1891, 43).—Правильнее писать в метрических книгах имена поручителей при браках сообразно их церковному произношению, но возможна и запись имен, этих лиц согласно обычному произношению (Ц. Вед. 1900, 5).—За неграмотных обыск подписывается теми, кому они доверяют, но не служащими в той церкви, в которой совершается венчание (Сам. Е. В. 1898, 1).—Прежде подписи женихом, невестою и поручителями обыска, последний должен быть прочитан.

 

 

1229

ОБЫСК БРАЧНЫЙ.

тедям и церковным причетникам постановляется в обязанность (см. примеч. в прилож. к 26 ст. X т., 1 ч.): „представленные к обыску подлинные документы, которые должны быть оставлены в церкви, как напр. дозволение начальства на вступление в брак чиновнику и т. п., хранить при обыскной книге 1), а с прочих документов, напр. с аттестатов о службе, из которых заимствовано показание о летах жениха, списывать в книгу под обыском копии 2), а подлинные возвращать, буде кому следует, с распиской в обратном получении и с надписанием на оных времени совершения брака за подписанием священника“ 3) (сн. там же, прилож. к 26 ст., примеч., 1 п.); при этом относительно указанного подписания должно иметь в виду, что статьей 22-й Св. Зак. (X т., 1 ч.) обязательно требуется на паспортах и других видах отмечать о браке рукою священника с означением, с кем именно, когда и в какой церкви совершено венчание 4).

Ставропольской Духовной Консисторией было предписано духовенству епархии, чтобы им не были допускаемы следующие замеченные Консисторией неисправности при писании брачных обысков.—В пункте 1-м делаются нередко опущения звания жениха, его вероисповедания и места жительства 5); последнее чаще всего не показывается у иногородних, очевидно, временно проживающих в приходе; те же опущения замечаются и в пункте 2-м относительно невесты. В пункте 8-м документы прописываются или крайне неопределенно и кратко, напр., не указываются вовсе метрические записи предшествующих бракосочетаний, или же в таких выражениях прописываются: „чинима была справка по метрике“, но ни год книги, ни записи не обозначаются; или излишне пространно, так что трудно бывает про-

1) Харьковским епархиальным начальством было сделано распоряжение, чтобы причты епархии, повенчавши брак, разрешенный Преосвященным, по недостижении совершеннолетия или по родству,—прошения с резолюциями Преосвященного и другие документы, приложенные к прошениям, хранили при обысках в церковных архивах и доносили Е. Н. только в тех случаях, когда разрешенный брак не мог состояться по каким-либо другим причинам или препятствиям, кроме уже разрешенных (Хар. Е. В. 1879 24).

2) В брачный обыск копии должны быть вносимы копии с тех документов, которые не подлежат приложению к обыску в подлиннике, именно точные копии, а отнюдь не сокращенные списки (Ц. В. 1893, 1; 1894,32; Мин. Е. В. 1891, 11); причем, конечно, должно быть и обозначаемо, когда, за каким 1 и откуда выдан документ.—Что касается паспортной книжки, то из нее выписывается не весь заключающийся в ней печатный текст, а только относящееся к лицу, брак которого совершен причтом, и обыкновенно указывается, что по паспорту, выданному тогда-то, таким-то учреждением за № таким-то о женихе (иди невесте) значатся такие-то сведения (Ц. В. 1906, 29).--Если в документе, с которого причту необходимо оставить копию, нельзя всего разобрать, напр., подписей должностных лиц (и вообще того, что не имеет существенного значения в данном случае), то неразобранное должно быть оговорено в копии отметкой: „не разобрано“ (Ц. В. 1896, 26).

3) Самарским Е. Н. было разъяснено духовенству епархии, что если удостоверением личности невесты или жениха был вид на жительство родителей, то надпись о браке делается и на паспортах родителей (Сам. Е. В. 1898, 1).—См. 1 прим. к 1220 стр.—К надписям должна быть прилагаема церковная печать.

4) По 41-му § Ин. бл., в случае совершения брака, с соблюдением указанной в оном § предосторожности (см. 1163—1164 стр.), временно проживающих в приходе и проезжающих, и вообще лиц чужеприходных, им должно выдавать за подписом членов причта и приложением церковной печати свидетельство о бракосочетании и, сверх того, подписывать о совершении брака на паспортах. Это брачное свидетельство повенчавшиеся в чужом приходе должны представить своему причту,—иначе они не могут быть показываемы в исповедных росписях супругами (см. Ин. бл., 42) и их дети не могут писаться по метрическим книгам законными (Ц. В. 1878, За).—Симбирским Е. Н. было объявлено по епархии, что, по повенчании лиц чужеприходных с согласия приходских священников, независимо от надлежащих надписей о совершении брака на представленных к обыску документах, причты, совершившие брак, обязуются сообщать к сведению тех приходских причтов, прихожане коих ими повенчаны (Симб. Е. В. 1897, о)—православные священники, после повенчания каждого из смешанных браков, уведомляют приходского пастора (или ксендза) о времени совершения такого брака (Ук. Св. Син. 8 янв. 1819 г.; Прак. Рук., 259 стр.; сн. выше, 1209 стр.).

5) Ни один из пунктов законом установленной формы брачного обыска не должно оставлять с пробелом.—В обыденных отношениях (а иногда даже и в паспортах) некоторые называются искаженными именами; по, само собою разумеется, в обыске

 

 

1230

ОБЫСК БРАЧНЫЙ.

читать этот пункт, вследствие крайне тесного письма. К обыскам не всегда требуются надлежащие документы, особенно при бракосочетаниях иногородних. Так, иногда бракосочетания совершаются по краткосрочным билетам—месячным и даже двухнедельным; иногда по паспортам просроченным и потому не имеющим никакого документального значения; иногда вовсе без паспортов, ограничиваясь одними метрическими выписками или свидетельствами о призыве к отбытию воинской повинности; не всегда требуются свидетельства о предшествовавших бракосочетаниях от лиц чужеприходных, пришлых. Не делается оговорок иногда в важных помарках, например, в имени и фамилии брачующихся, каким браком вступают и т. п. Не всегда имеются расписки отдельно за жениха, невесту и поручителей. Представленные к обыску паспорта (в особенности невест) и иногда и призывные свидетельства женихов оставляются в подлинниках при обысках, а не в копиях (сн. Ц. В. 1897, 3, и выше, 1 прим. на 1216 стр.); учреждения, выдавшие паспорта, не поставляются поэтому в известность о совершенном бракосочетании, и чрез это вступившим в брак не пресекается возможность вновь получить паспорт без обозначения брачного состояния, для преступного повторения брака 1). Обыскные книги и документы, к ним относящиеся, почти не свидетельствуются благочинными при ревизиях полугодичных и годичных, а если и свидетельствуются, то в большинстве случаев благочинные ограничиваются прописанием в конце года стереотипной фразы: „при освидетельствовании никаких упущений и неправильностей не замечено“, каковая надпись встречается иногда при самом неисправном ведении обыскной книги. Такою же надписью ограничиваются благочинные при представлении книг и документов на ревизию в Консисторию 2); а иные, впрочем, и этого не делают (см. Ц. Вед. 1892, 32), —Самарским епархиальным начальством в 1898 г. была издана нижеследующая, с присовокуплением к ней особых пояснительных примечаний, „Инструкция ревизующим книги предбрачных обысков“, по которой ревизующие должны смотреть: Звание и именование жениха и невесты—так ли определенно записаны, чтобы для каждого из них невозможен был брак под иным, принадлежащим же тому или другой, званием и именованием и чтобы ни тот, ни другая не могли отречься от брачного союза, в который уже вступили, чрез отказ от того звания, которым записаны в обыске 3).—Вероисповедание жениха и

следует брачующихся записывать так, как они называются в метриках.—В Орловской епархии местным епархиальным начальством было сделано распоряжение, чтобы, в случае неправильности в записях брачующихся в метрических книгах (напр., когда брачующийся записан внебрачным и т. п.), причт рапортовал Консистории об усмотренной им неправильности в записи по метрике и просил распоряжений об исправлении неправильной записи прежде составления обыска, так как обыски брачные должны составляться на основании документов (см. Рук. д. с. п., 1889, 10).—Если вступает в брак девица, заведомо имевшая преступную связь и даже родившая ребенка, то она ни в каком случае не может быть записана в обыске „покрыткой“, „падшей девицей“, „безмужнею женою“ и т. н„ а обязательно должна быть записана (см. форму брач. обыска) девицею (см. подр. Рук. д. с. п. 1889, 4; Полт. Е. В. 1889, 1—2; сн. 3 прим. к 1215 стр.).

1) Самарским Ε. Н. было вменено причтам епархии в обязанность уведомлять учреждение, выдавшее удостоверение личности (каковое удостоверение остается при документах предбрачного обыска), о перемене в семейном положении лица повенчанного (Сам. Е. В. 1895, 4).—См. 1 прим. к 1224 стр.

2) Екатеринбургским, епархиальным начальством было сделано распоряжение, чтобы причты епархии, представляя обыски на ревизию, представляли бы брачные документы при книгах прошнурованными и припечатанными к самым книгам, причем на самых документах, расположенных в порядке обыскной книги, делали бы отметки, к какому обыску они относятся (Екатеринб. Е. В. 1889, 41).

3) Для этого каждый должен быть записан в обыске не по должности или по месту, которые занимает во время составления обыска, а по тому званию, к какому принадлежит по рождению или какое приобрел сам образованием и государственною службою. Имеющий права государственной службы должен писаться чином гражданским и,—независимо от того, чином воинским, наприм.: „губернский секретарь, прапорщик запаса“, или,—„канцелярский служитель, зачисленный в ратники по 2 разряду“, „неимеющий чина, магистр естественных наук“. Напротив, должны быть признаны неудовлетворительными такого, например, рода записи: „врач (такого-то) госпиталя“, „такой-то учитель или надзиратель такого-то учебного заведения“, „инженер, служащий на такой-то железной дороге“. К именованию „дворянин“ должно быть присоединяемо „потомственный“, и указание губернии, к дворянству которой лицо, записываемое в акт

 

 

1231

ОБЫСК БРАЧНЫЙ.

невесты—а) прописано ли,—б) если инославное—смотреть, представлены ли были документы, потребность которых вероисповеданием обусловливается 1).—Местожительство жениха и невесты—давало ли право причту на его повенчание, представлены ли были документы, потребность которых местожительством невесты обусловливается 2).—Лета жениха и невесты—а) чтобы были прописаны сперва складом, а потом (в скобках)—цифрами, б) при недостижении женихом или невестою брачного, определенного законами гражданскими, совершеннолетия, равно как и в случае преклонных лет жениха или невесты,—имеется ли Архипастырское на брак разрешение (сн. 3 прим. к 1166 стр.).—Семейное положение жениха и невесты—а) прописано, ли с требующеюся определенностью 3), б) доказывается ли представленными документами, в) приложено ли разрешение на вступление в новый брак лицу, состоявшему в браке расторгнутом.—Право или дозволение на брак,—право действительно ли имеется, а дозволение имеющееся от подлежащих ли дано лиц 4).—Предбрачные оглашения—а) в три ли воскресные

обыска, принадлежит. Не имеющие же потомственного дворянства и пользующиеся только правами дворянства личного должны писаться чином своим или званием и чином отца, дающим им эти права. Почетные граждане также должны вписываться с означением города, в котором гражданами состоят; если же нигде еще не приписались, то и писаться должны только еще „имеющими права почетного гражданства,—личного или потомственного,—но нигде не приписанными“. В записи лиц, принадлежащих к сословиям непривилегированным, непременно должно быть прописываемо место их приписки (губерния, город, посад или местечко, с указанием в последнем случае—уезда, в котором посад или местечко находится,—у купцов и мещан;—губерния, уезд, волость и общество—у крестьян). Состоящие на действительной воинской службе прописываются сперва воинским своим чином, с означением звания или сословия, из которого на службу поступили, „рядовой такого-то полка или батальона, из обер-офицерских детей“, „фейерверкер такой-то артиллерийской бригады, из крестьян N губернии, N уезда, N волости, села N“.—Звание невесты должно записываться, прежде всего, согласно тому документу, который служит удостоверением ее личности и видом на жительство, а затем уже могут быть принимаемы во внимание и другие документы, свидетельствующие личные права невесты. При этом следует различать: а) имеет ли невеста, независимо „от прав по родопроисхождению, личное и самостоятельное в государстве положение, приобретенное образованием и службою, каковым званием и может писаться,—например: „женщина—врач“, „дантистка“, „фельдшерица“, „акушерка“, „домашняя учительница“ или „наставница“, „учительница городская“, или „сельская“, „окончившая курс Патриотического Института“ и т. д. Но при этом невеста должна прописываться и своим родовым званием или сословием, если она девица, или приобретенным чрез замужество, если она вдова, с „обозначением и места приписки, если не принадлежит к сословиям привилегированным. Дипломы, аттестаты и всякого рода свидетельства об образовании, как не служащее видом на жительство, не могут считаться документами, достаточными для занесения из них в предбрачный обыск звания и именования невесты, если в них не означено звание ее по происхождению-либо по замужеству.

1) К этим документам инославных лиц относятся: подписка о воспитании в православии детей, которые могут родиться от брака, составляющего предмет обыска; свидетельство пастора о произведенных в кирке предбрачных оглашениях о женихе лютеранине; полицейское удостоверение о беспрепятственности повенчания жениха римско-католического вероисповедания.

2) А именно: а) объясняется ли совершение брака в данном приходе дальнейшими сведениями обыска, если жених жительствует не в том приходе; например, совершается ли брак по месту жительства невесты,—местной прихожанки, тогда как жених в данной местности ни к какому приходу не принадлежит, б) оправдывается ли повенчание жениха, в одной с невестою местности проживающего, но чужеприходного, согласием на то приходского его причта (сн. 1 прим. на 1216 стр.), в) приложено ли уведомление приходского причта о производстве предбрачных оглашений в церкви, в приходе которой жительствует чужеприходный жених, если он имеет где-либо постоянное местожительство.

3) Пробелы этого пятого пункта обыска должны быть заполнены словами: „холост“ или „девица“, „вдов“ или „вдова“, ер прибавлением—„после первого“ или „второго брака“, „неженатый“ или „незамужняя“, по расторжении (такого то) „первого“ или „второго брака“..

4) Вместо дозволения родителей, не требуется ля разрешение на брак от подлежащего начальства. Дозволение родителей или опекунов прописано ли с требующеюся определенностью, а именно: аа) поименованы ли родители, бб) пояснено ли, что дозволение от кого-либо из родителей не дается за смертию того или другого из них. В случае достижения, женихом или невестою полного гражданского совершеннолетия

 

 

1232

ОБЫСК БРАЧНЫЙ.

в праздничные дни произведены 1), б) в подлежащей ли церкви произведены 2).— Представленные к предбрачному обыску документы проверяются: А) Благочинный—в подлиннике или в копиях, причем он обращает внимание на то: а) заключают ли они в себе вышепрописанные в предбрачном обыске сведения, б) прописано ли в обыске,—какие документы при нем оставляются в подлиннике и какие и—в копиях, в) сняты ли копии с документов, подлежащих возвращению, г) есть ли на копиях расписки в получении возвращенных подлинных документов, д) оплачены ли гербовым сбором подлежащие оплате оным документы, приложенные в подлиннике или снятые с возвращенных документов копии (см. ниже, о Герб. сборе), е) тем ли причтом заподписан акт обыска, которым совершен и брак. Б) При ревизии обыскной книги, представленной в Консисторию, обращается внимание на то: документы, в сем пункте предбрачного обыска перечисленные, могли ли заключать в себе все сведения, в обыске вышепрописанные, б) свидетельствуема ли была благочинным книга предбрачных обысков при полугодичном обозрении церквей, в) делаемы ли были благочинным замечания причту относительно недостатков в ведении обыскной книги, г) не повторялись ли причтом отступления от правил, указанные уже благочинным.—Место совершения брака 3) и время его совершения—законно ли 4).—Заподписание обыска представляет ли достаточное удостоверение совершенного письменного акта 5) (Сам. Е. В. 1898, 2).

Если по оглашению или обыску откроется правильное препятствие или будет таковое объявлено во время самого уже венчания, то священник, остановив совершение брака, доносит о том местному Архиерею, который, ежели не может разрешить того сам собою, представляет на благоусмотрение Св. Синода 6) (Св. Зак. X т., 1 ч., 29 ст.).

и не состояния их в учебных заведениях, ни на государственной службе, пробел пункта может быт заполняем такою записью.... „и на то имеют право, как полновозрастные“ (сн. 1191—1192 стр.).

1) Вместо трех оглашений, каковые, по закону, должны производиться только по литургии, не записаны ди в один и тот же праздничный или воскресный день, одно за вечернею, накануне праздника, службою, а другое в самый праздник—произведенные оглашения,—как бы два различные оглашения; числа, в которые оглашения записаны, действительно ли в том году надают на дни воскресные и праздничные.

2) При повенчании жениха и невесты, жительствовавших до брака в разных приходах, производимы ли были оглашении как в том, так и в другом приходе. Оглашения в приходской церкви имеют ли значение по месту жительства жениха и невесты, т. е. не о таких ли брачующихся были производимы оглашения, которые в приходе не могли быть известны, как не имевшие пред браком в том приходе своего проживания (сн. 1 прим. на 1216 стр.). Пробел для вписания времени и места произведенных оглашений, как представляющий пространство в две строки слишком, показывает, что числа месяца, в которые произведены были оглашения, должны быть вписываемы не цифрами только, но и складом.

3) Место совершения брака определяется самой формой обыска предбрачного, в которой напечатано слово: „в вышеупомянутой...“ церкви. Но бывают случаи, что браки совершаются в церквах, для которых обыскной книги не выдается, и тогда брак записывается в обыскную книгу другой церкви. В этих случаях и должно быть обращаемо внимание на то,—на повенчание брака в бесприходной церкви было ли разрешение епархиального начальства и, в видах уменьшения ответственности за законность совершенного брака, не подписался ли под брачным обыском, вместо причта, совершавшего браковенчание, иной причт.

4) День, в который предполагалось совершить венчание, не был ли одним из таких, в которые совершение браков не дозволено. По времени совершения брака, не требовалось ли совершения вновь предбрачных оглашений (не прошло ли более двух месяцев со дня последнего оглашения).

5) Есть ли подписи: а) жениха, б) невесты, в) свидетелей (не менее двух с каждой стороны), г) заподписан ли акт предбрачного обыска участвовавшими в совершении брака священно-церковно-служителями (не менее двух подписей), д) за неграмотных рукоприкладчиков к обыску не подписался ли кто из состава причта.

6) До разъяснению некоторых, при этом должны быть принимаемы во внимание препятствия вполне законные, каковы: близкое родство между женихом и невестою, недостаток лет и т. д. (Права и обязан. пресв., И . П. Забелина, 253 стр.).—См. выше, 1189—1190 стр.—Самарским епархиальным начальством было объявлено по епархии, что, в случае открытия правильного препятствия во время самого венчания, священник должен прекратить совершение брака тогда, когда указанное препятствие будет открыто прежде троекратного произнесения, со священническим благословением, слов: «Господи

 

 

1233

ЗАЯВЛЕНИЕ ПОСЛЕ ОБЫСКА О ПРЕПЯТ. К СОВЕРШ. БРАКА.

По действующим законам нет принудительного обязательства вступать в брак с нежелаемым лицом, и обещание, данное женихом или невестою другому лицу, не обязывает к браку именно с этим лицом (Ц. В. 1894, 1, 43; 1895, 43). Поэтому возводимое на жениха обвинение в обещании жениться на другой невесте и просьба (хотя бы и письменная) с чьей-либо стороны о недопущении его к повенчанию с избранным им лицом не может служить поводом к прекращению или отмене совершения венчания (см. Ц. В. 1894, 7, 1895, 42; Ц. Вед. 1900, 3, 1902, 45). В этом случае священник может поступить так: до совершения венчания сообщить о возводимом на жениха обвинении родителям или опекунам невесты, а равно и самой невесте, и если после этого невеста и родители ее будут настаивать на браке, то венчать брак 1). Даже и торжественное (т. е. в присутствии, напр., родителей и родных невесты, посторонних свидетелей и т. п.) обещание жениха вступить в брак с не состоящей в замужестве и притом обольщенной им этим обещанием хотя и относится к разряду уголовных преступлений, но не влечет за собою ограничения в праве обольстившего вступить в брак по своему выбору и необходимости жениться непременно на обольщенной им (см. также выше, 1 прим. на 1161 стр.). В виду этого Кишиневским Е. Н. было сделано распоряжение, по которому священники епархии в том случае, когда на жениха будет возводимо обвинение в обольщении, должны об этом обвинении сообщить родителям или опекунам невесты и самой невесте, и если, несмотря на это, невеста и родители ее будут настаивать на браковенчании, то венчать (Кишин. В. В. 1880, 8). Новгородской Д. К. было разъяснено духовенству епархии, что прямой долг пастыря кротким своим пастырским словом склонить жениха-обольстителя вступить в брак с обольщенною по взаимному согласию, но, в случае безуспешности принятых к этому пастырских мер, не допускать жениха к вступлению в брак с другою избранною им невестою, при взаимном их согласии, несмотря ни на какие жалобы и просьбы прежней его невесты, священнику права законом не предоставлено, в виду неимения на то согласия ее жениха (см. Рук. д. с. п. 1904, 47). Отступление от указанного порядка, по замечанию Кишиневского В. Н., поощряло бы разврат и давало бы повод бесчестным женщинам часто совершенно недобросовестным обвинением приостанавливать и затем совершенно расстраивать браки 2) (Кишин. Е. В. 1880, 8). По разъяснению «Руководства для сел. паст.», считающая себя обманутою или обольщенною женихом какая-либо девица или женщина может искать себе удовлетворения законным судебным порядком, но не обращаться с жалобами или требованиями к священнику о недопущении жениха к повенчанию с избранною им особою 3) (Рук. д. с. п. 1886, 45; 1888, 45; см. также Ц. В. 1894, 43, 1901, 3, 1904, 29),

Боже наш, славою и честию венчай я» (Сам. Е. В. 1898, 1); но на ряду с этим в ограждение прихожан от неосновательных и неуважительных задержек со стороны причтов к повенчанию беспрепятственных браков, указанным Е. В. было предоставлено брачующимся право искать с причта убытки, понесенные имп при ходатайстве пред Е. В. о разрешении брака, на который испрашивать разрешение не было никакой надобности (см. Ц. В, 1894, 38).—Препятствия к браку указаны в законе; суждение по заявлению о связи жениха с другою женщиной принадлежит не священнику, а светскому суду (Ц. Вед. 1896, 18).

1) Если священник о данном женихом обещании иной знает на исповеди, как отец духовный, то само собою разумеется, он не может сделать обличения жениха, чтобы не быть виновным в открытии тайны исповеди; но если он знает об этом, как местный житель, или как священник, то он может напомнить жениху, что он во всяком случае нравственно ответствен пред прежней невестой, как давший торжественное обещание жениться на ней, и затем предоставить это дело личной совести жениха; вопросы же в чине венчания имеют совсем другую цель: убедить священника, что венчающиеся венчаются по собственной доброй воле, а не по принуждению (см. Ц. В. 1908, 46).

2) По разъяснению «Цер. Ведомостей», если после сделанного в храме оглашения будет получено заявление, что жених обесчестил девицу, последствием чего была ее беременность, то священник не имеет права приостановиться венчанием и должен венчать, если не имеет в виду других, законных препятствий, относительно родства, возраста и пр. (Ц. Вед. 1907, 1).

3) Напрасно некоторые обращаются к епархиальному начальству с просьбами об удовлетворении их со стороны жениха в том случае, когда от жениха, сосватавшего невесту и введшего в расходы родителей ее, получается отказ от предполага-

 

 

1234

МЕСТО СОВЕРШЕНИЯ БРАКА.

Законное место совершения православного брака есть церковь. Венчание браков между православными вне церкви (в молитвенных домах и часовнях) допускается в тех только местах, где, по обстоятельствам, венчание в церкви невозможно (как то: в Сибири и Закавказском крае, по отдаленности многих селений от храма), но к таковым венчаниям отнюдь не дозволяется приступать без благословения епархиальных Архиереев 1) (Св. Зак. X. т., 1 ч., 31 ст.).

емого брака. Дело в том, что вступление в брак не может быть обусловливаемо, как неоднократно разъяснялось Правительствующим Сенатом, никакими обязательствами: обещание вступить в брак имеет характер чисто-нравственный и может быть свободно изменено во всякое время до самого момента совершения брака по церковному чиноположению. Поэтому обещание вступить в брак не может быть облекаемо в форму юридического обязательства, т. е. договора, и всякий договор, устанавливающий имущественные последствия на случай неисполнения такого обещания, ничтожен (Решен. Гр. Кассац. Дел., 1877 г., 230 №, 1870 г., 1828 №, 1871 г., 261 №). Закон предоставляет право сочетающимся лицам вступить в брак не иначе, как по взаимному и непринужденному их согласию (Св. Зак. X т., 1 ч., 12 ст.), а родителям давать детям на вступление в брак дозволение (там же, 6 ст.); отказ от слова или обещания, данного женихом, невестою или их родителями, а равно неуведомление об отказе от слова или обещания не дает права на иск о вознаграждении за убытки, понесенные на приготовление к свадьбе; даже и в том случае, когда в действиях лица, учинившего отказ, был бы обнаружен предумышленный обман или иной противозаконный проступок, то и тогда самое преследование виновного могло бы быть возбуждено обиженным за противозаконный проступок, ио ин в каком случае не за отказ в дозволении, или в изъявлении согласия на вступление в брак (Решен. Гр. Кассац. Деп., 1870 г., 403 1877 г., 230 1889 г., 124 №); ничтожен договор, имеющий предметом своим плату и за содействие к устройству брака, так как такое содействие, как противное чистоте учения св. Церкви о брачном союзе, оскорбительно ли его достоинства и может колебать нравственность и благочиние в семействах (—1867 г., 70 М); вообще право сочетающихся лиц вступать в брак только по взаимному и непринужденному их согласию и право родителей давать детям на вступление в брак дозволение ничем не ограничено, и закон не стесняет их воли, даже и после данного согласия или дозволения на вступление в брак, которое, вследствие разных случайностей в жизни, может быть свободно изменяемо (—1870 г., 403 №). Вот почему и на ходатайство воспретить совершение брака в виду неисполнения обещаний, в виду понесенных расходов, епархиальному начальству приходится отвечать лишь отказом, а пастырю Церкви в этом случае следует употреблять лишь те нравственные меры, какие подскажет ему его пастырская опытность, и при недействительности тех или других мер отказывать в совершении брака нет законных оснований (Астрах. Е. В. 1898, 3).

1) Бракосочетание может быть совершено местным причтом в кладбищенской приписной церкви, причем запись брака должна быть внесена в метрические книги приходской церкви (Ц. Вед. 1898, 9).—По мнению одних, если почему-либо в освященной церкви не окажется антиминса, то венчать в таковой церкви можно беспрепятственно (см. Права и обязан. пресвит., К. П. Забелина, 251 стр.; сн. на 776 стр. 2 прим.); по мнению же других, так как в церкви без антиминса не может быть совершена литургия, и она является лишь молитвенным домом или часовнею, то и брака в ней без антиминса совершать не следует (см. Ц. В. 1895, 41). В пользу этого последнего мнения можно также указать данные, имеющиеся и в самом чинопоследовании брака, где говорится: «по Божественной литургии, священнику стоящу во святилищи, предстоят хотящий спрящися», т. е. стоят в храме, где была совершена литургия, а следовательно и был антиминс,—«лежат же на десней стране св. трапезы перстни», т. е. опять предполагается храм, в котором на престоле имеется антиминс. Во всяком случае, если прежнего антиминса в церкви по какой-либо причине не имеется и, до получения нового антиминса, представляется нужда совершить в этой церкви брак, то священнику следует, при представлении прошения о выдаче нового антиминса (см. выше, 2 прим. на 780 стр.), испросить у Преосвященного благословение на совершение брака при указанных обстоятельствах.—По мнению «Цер. Вестника», священник, командированный на одно из судов добровольного флота для сопровождения переселенцев, может совершить брак, если получит на это благословение командировавшего его Архиерея, так как по закону только под этим условием дозволяется венчание не в церкви (сн. выше, 1174 стр.); в случае отсутствия метрических книг для записи совершенных означенным священником таинств, сведения о совершении их должны быть доставлены священником в Консисторию той епархии, из которой он командирован (Ц. В. 1897, 2). О. Протопресвитером военн. и морск. духовенства было сделано распоряжение, чтобы в подведомственных ему Церквах не были совершаемы венчания одновременно, в разных приделах двух или трех свадьб, так как это есть крайнее неблагочиние, унижающее св. таинство брака и оскорбляющее религиозное чувство верующих христиан (Вестн. Воен. Дух., 1893, 12).

 

 

1235

ВРЕМЯ СОВЕРШЕНИЯ БРАКА.

Относительно времени совершения брака должно иметь в виду, что не позволяется венчать браки: 1) от недели Мясопустной (т. е. воскресенья перед масленицей) до недели Фоминой (т. е. первого воскресения после Пасхи); 2) во весь Петров пост (т. е. от первого воскресения после Троицына дня до 29 июня); во весь Успенский пост (т. е. от 1 до 15 августа); 4) во весь Рождественский пост со включением сюда святых дней праздника, т. е. с 14 ноября по 6 января 1); 5) не совершаются браки и накануне постов однодневных, т. е. накануне среды и пятка; 6) кроме того, не венчаются браки накануне воскресных дней и двунадесятых праздников 2), а также, по установившемуся у нас церковному обычаю, накануне 1 и 22 окт. 3), 29 авг. 4), 26 сент. и 9 мая 5), накануне храмовых и других местных приходских праздников 6); 7) наконец, на ряду с праздничными днями, накануне которых воспрещается совершение бра-

1) В самый день 6 янв. венчание браков не совершается; но в неделю Фомину, а также 29 июн. и 15 авг. (если, конечно, эти последние два дня приходятся не накануне среды, пятка и воскресенья) венчание может быть совершено (о. Хойнацкий, 31 стр.; Обозр. узак., 228—229 стр.). Но, по указанию других, 15 авг. бракосочетание не совершается (см. Кур. цер. права, проф. А. С. Павлова, 373 стр.).

2) По разъяснению «Цер. Вестника», так как в Троицын день литургию положено совершать «по полудни» и «вкупе с вечернею» (см. выше, 777 стр.), то брак в указанный день не может быть совершен, как накануне великого праздника (Ц. В. 1908, 24).

3) Канун 17 октября не состоит в числе таких дней, в которые венчать браки не дозволяется (Ц. В. 1906, 40).

4) По 52-му прав. Лаодикийского собора запрещено совершать браки в дни св. Четыредесятницы, как в дни печали, умерщвления плоти и сокрушения о грехах. С окончательным установлением других многодневных постов, действие Лаодикийского канона, запрещающего браки в св. Четыредесятницу, было распространено и на другие многодневные посты, установленные Церковию, а также и на посты однодневные—как на пост среды и пятка, так и на праздник Воздвижения Креста Господня и на день Усекновения главы Иоанна Крестителя. Так было в древнехристианской Церкви. И древнерусская Церковь, с самого начала следовавшая практике Церкви греческой, без сомнения, должна была прийти к тому же, чтобы, кроме среды и пятка, признать и другие однодневные посты днями закрытыми для браков. И действительно, в «Православном Исповедании» Киевского митр. II. Могилы принято в качестве общей церковной заповеди следующее положение: „браков в дни, запрещенные Церковию, не венчать“ (вопр. и отв. 95), под какими днями, без сомнения, разумеются не только посты многодневные, но и посты однодневные—среды и пятки, день Воздвижения Креста Господня 14 сент. и день Усекновения главы Иоанна Крестителя 29 авг., соблюдение которых наравне с прочими четырьмя многодневными постами предписывается также одною из церковных заповедей «Православного Исповедания» (вопр. и отв. 88; 50-я гл. Кормчей, А. Павлова, 90—92 стр.). В настоящее время обычаем принято не венчать браки не только накануне, но и в самые праздники 29 авг. и 14 сент., в какие бы дни недели эти праздники ни случались (Пособие, 723 стр.; Ц. Вед. 1897, 42; сн. Ц. В. 1887, 44).

5) Венчание брака в приходской церкви жениха накануне храмового или престольного праздника в приходской церкви невесты (т. е. праздника местно-чтимого только в приходской церкви невесты) лучше отклонять; иначе сама невеста, ее родители и родственники чрез участие в брачном пиршестве не будут иметь должного отношения к своему местно-чтимому празднику. Особенно нужно иметь это в виду, когда жених и невеста принадлежат к соседним приходам или когда брачное пиршество предполагается в доме родителей невесты, чтобы не случилось брачного разгула со всеми его последствиями в приходе невесты, когда все члены этого прихода встречают или по крайней мере должны встретить по-христиански свой местный праздник, и чтобы таким образом не была возмущена их совесть и не было порождено какого-либо соблазна. Само собою разумеется, что если храмовой или престольный праздник в приходской церкви невесты не есть только местный праздник, а принадлежит к общим великим праздникам или к особенно чтимым праздникам и в приходской церкви жениха, то браковенчание безусловно не может быть совершено накануне этого праздника не только в приходской церкви невесты, но и в приходской церкви жениха (Рук. д. с. п. 1890, 8).

6) Каждый православный христианин нравственно обязан особенным образом почтить день своего ангела; поэтому нужно отложить венчание накануне дня ангела кого-либо из брачующихся, так как вступление в брак обыкновенно сопровождается пиршествами и увеселениями, которые неизбежно воспрепятствуют имениннику по христиански встретить и проводить день своего ангела; но если и после таких внушений и советов брачующиеся или их родители будут настаивать на венчании, то священник не в праве откладывать венчание до другого времени, так как у нас нет правила, возбраняющего венчать накануне дня ангела которого-либо из брачующихся (Рук, д. с. п. 1887, 37).

 

 

1236

ВРЕМЯ СОВЕРШЕНИЯ БРАКА.

ков, стоят также дни Коронации и Восшествия на престол Государя Императора, накануне же прочих Высокоторжественных дней (в том числе -дней Рождения и Тезоименитства Их Императорских Величеств и Его Императорского Высочества Государя Наследника) венчание браков разрешается (Ук. Св. Син. по Высоч. повел. 25 янв. 1839 г.).

Подробного перечня всех дней, в которые нельзя совершать браков, нет ни в церковном, ни в гражданском законодательстве. В Кормчей (см. 50-ю гл.) запрещается венчать браки лишь в следующие дни: от 14 ноября до 6 января, от недели Мясопустной до недели Фоминой, от недели Всех Святых до 29 июня и от 1 до 15 августа. О праздниках же „полиелейных“, накануне которых нельзя было бы венчать, в Кормчей вовсе не упоминается. Если же там (ч. 1, гл. 3) и говорится, что надо праздновать „дни апостольские и день Стефана первомученника“, то в данном месте идет речь не о препятствии к совершению браков накануне этих дней, а о прекращении в известные праздники будничных занятий 1) (Ц. В. 1887, 50; сн. 50-ю гл. Кормчей, А. Павлова, 226 стр.).—Сн. Ц. Вед. 1907, 38.

На сплошной неделе во вторник и четверг пред масленицей, некоторые священники совершают браки, основываясь на том, что сплошная неделя не может быть сравниваема с другими неделями, в которые не совершаются браки накануне постных дней; другие же не делают с этой стороны никакого исключения для сплошной недели и браков не венчают ни во вторник, ни в четверг 2). Установившаяся у нас практика церковная и получившая силу о невенчании браков накануне постов однодневных—среды и пятка 3)—с логическою необходимостью приводит к тому, чтобы и канун постов многодневных (см. выше, 190—191, 293 и 454—455 стр.) признавать временем закрытым для браков 4). Что касается недели Мясопустной (т. е. последнего воскресного дня пред масленицей), то в

1) Прямого канонического запрещения совершать браки в дни, предшествующие вселенским родительским субботам (см. 717 стр.), нет (Ц. В. 1895, 5, 34; Ц. Вед. 1895. 44; сн. Ц. В. 1899, 15).

2) По сепаратному определению Св. Синода от 7 мар. 1889 г., за М 463, на повенчание накануне среды и пятка сплошной недели прямого запрещения в канонах нет, но сие не принято церковным обычаем, а потому наказуемо (Ц. Вед. 1898, 13).—Покойный проф. И. Д. Мансветов полагал, что первоначальное разрешение поста православного во вторник я среду мясопустной недели последовало в Малой Азии и Палестине, как странах с густым армянским населением, и вошло в практику иерусалимского устава, а отсюда вместе с полемикою против армян и монофизитов распространилось по всему востоку и стало общецерковным. Но канонического определения или авторизованного определения на этот счет мы не имеем (Мансветов, Типик, 386—387). Некоторые из авторитетных писателей восточной Церкви, как, наприм., Николай Грамматик, полагали даже, что разрешение поста в среду и пятницу этой недели дозволительно только тем, которые прежде держались ереси арцивуриевой, а кто происходил от православных предков, для тех нет уважительных причин разрешать пост в эти дни. В наших богослужебных книгах усвояется мясопустной неделе значение подготовительной к посту, почему служба ее и помещается в начале Постной Триоди; в то же время в Уставе указано и на ее отношения к армянскому посту: «подобает ведати, яко в сей седмице постятся треклятии армяпи» и т. д. (см. в Уставе). В виду вышеуказанных данных нет оснований делать исключение для сплошной недели по отношению к браковенчанию (Ц. В. 1887, 47).

3) В древнерусской Церкви правило о невенчании браков в посты однодневные понималось неодинаково. В XVI веке, напр., это правило понималось так, что нельзя венчать браков в самые однодневные посты, а не накануне их, т. е. до вечерни, после которой по церковно-богослужебному Уставу начинается уже следующий день. Так известно, что в 1500 г. 3 февр. брак дочери великого князя Ивана Васильевича Феодосии с князем Василием Холмским повенчан был митр. Симеоном в четверг; в тот же день повенчаны митр. Макарием 3 февр. 1547 г. брак царя Ивана Васильевича и в следующем году 3 нояб. брак князя Юрия. Но, без сомнения, и нынешняя церковная практика, не допускающая венчание браков накануне постов однодневных—среды и пятка (а не в самые эти дни), ведет свое начало тоже издалека, иначе бы она, не имея для себя прямого законного или канонического основания, не могла бы сделаться господствующею (50-я гл. Кормчей, А. Павлова, 92—93 стр.). Во всяком случае в настоящее время браки накануне среды и пятницы (т. е. во вторник и четверг) безусловно не разрешаются (Ц. Вед. 1896, 12—13).

4) К прекращению венчания браков за три дня до поста Рождественского, как это практикуется в некоторых местах, не представляется никаких канонических оснований (Ц. В. 1889, 6).

 

 

1237

ВРЕМЯ СОВЕРШЕНИЯ БРАКА.

этот день может быть совершено венчание брака с особого Архиерейского разрешения, но только не вечером, а непосредственно после литургии 1) (Рук. д. с. п. 1888, 42; Ц. В. 1895, 8; Ц. Вед. 1898, 13).

Что касается до времени суток, в которое следует совершать брак, то таким временем непременно должен быть день (Корм., 50 гл., 2 ч,; Ин. бл., 19). Св. Церковь внушает брачующимся приготовить себя на новое поприще жизни подвигом молитвы, поста, покаяния и причащением св. Таин, почему совершение брака, по уставу Церкви, полагается после литургии 2).

1) Подольским епархиальным начальством в 1872 г. было сделано по епархии распоряжение, воспрещающее венчать браки во все вообще заговения, в том числе и в неделю Мясопустную (а также и 14 ноября, случившееся в воскресенье и понедельник); с этим постановлением для Подольской епархии в полном согласии состоялось постановление Казанского и Оренбургского епархиальных начальств, воспрещающее венчать браки в неделю Мясопустную. Основанием для запрещения бракосочетания в неделю Мясопустную у этих епархиальных начальств служило замечание 50-й главы Кормчей о том, что от недели Мясопустной до Фоминой совершать браки воспрещается, -и соображение, что в следующие за Мясопустною неделею дни Сырной седмицы св. Церковь самым содержанием положенных служб уже приготовляет чад своих к Великому посту, а воспрещением употребления мясной пищи располагает к строгому воздержанию, требуемому великопостным уставом. Но Харьковская Духовная Консистория (при Преосвященном Филарете, впоследствии Архиеп. Черниговском) совершенно иначе решила вопрос о венчании браков в неделю Мясопустную, постановив следующее определение: „нисколько непогрешительно венчать браки в самые дни заговения на пост и сырную неделю, поелику разрешение на это в 50-й главе (Кормчей книги, во 2-й части о тайне супружества) видно из дней разговения, которые так же, как и дни заговения, в число запрещенных для браков дней не включаются; но только строго наблюдать, чтобы в дни заговения венчание браков совершаемо было утром, непосредственно по литургии, или по часех, а отнюдь не вечером“. Очевидно, выражения Кормчей: „от дня 14 ноября месяца“, „от Мясопустные недели Великого поста“, „от недели Всех святых“ „венчание и благословение брачные от Церкви запрещена и удержана суть“,—Подольским, Казанским и Оренбургским Е. Н. были поняты в том смысле, что этими выражениями указанные дни включаются первыми в число дней, запрещенных для совершения браков (каковое понимание, надо заметить, признается более согласным с подлинным значением вышеприведенных выражений Кормчей),—а в постановлении Харьковской Духовной Консистории приведенные выражения Кормчей были поняты в обратном смысле, т. е. указанные дни были исключены из числа запрещенных и оставлены последними в числе дозволенных для совершения браков дней. Приснопамятный святитель Московский Филарет (см. Собр. мн., IV т., 52—53 стр.) приведенные выше выражения Кормчей понимал в смысле запрещения венчать браки в указанные дни, хотя изредка и разрешал совершение брака в неделю Мясопустную для военнослужащих (которые вскоре должны были отправляться в поход или в иное место службы и не могли возвратиться для совершения брака после Пасхи), считая, что такое изъятие из правила довольно сильно защищало себя необходимостью и, не простирая своей гласности далее одной церкви и прихода, не было соединено с большим опасением соблазна (Рук. д. с. п. 1894, 8; см. также Ц. В. 1909, 8). Равным образом и по общему правилу современной нам церковной практики венчание браков в неделю Мясопустную воспрещается и если может быть допущено (после литургии, а не вечером), то лишь по необходимости, как „изъятие“ из общего правила, причем допущение такого „изъятия“ зависит от усмотрения местного Преосвященного.

2) Кроме бытия брачующихся у исповеди и св. причастия в течение того года, в который они вступают в брак, весьма желательно укоренение древнехристианского обычая исполнения брачующимися христианского долга исповеди и св. причастия, с надлежащим, конечно, приготовлением к принятию оных св. таинств, и пред вступлением в брак. Ежегодная исповедь и причащение св. Таин есть обязательный долг каждого православного христианина (см, выше, 1052—1058 стр.), и исполнением только этого долга не следовало бы ограничиваться вступающим в брак. По Кормчей (см. 50-ю гл.), „прежде венчания и благословения брачного да накажет иерей и повелит жениху и невесте исповедь сотворити всех грехов своих, и аще мощно есть, приуготовити себе постом и молитвою и ко св. причащению“. Это требование указывает будущим супругам на святость браковенчания и на то, что, будучи в браке родителями, они должны служить примером своим детям по исполнению христианских обязанностей (см. подр. Тайн. испов., А. Алмазова, 2 т., 415—418 стр.). И каждый священник должен внушать желающим вступить в брак, что „законный брак есть вещь святая, темже и свято сию совершати достоит“ (Кормч., 50 гл.); нравственная же необходимость для вступающих в брак—быть достойными благодати таинства брака—должна бы для каждого из них служить вполне достаточным побуждением приготовить себя к восприятию благодати оного таинства нарочитым исполнением пред этим таинством христианского долга исповеди и св. причастия.

 

 

1238

ЧИНОПОСЛЕДОВАНИЯ БРАКА.

В настоящее время это правило ослаблено обычаем, допускающим венчание и вечером, но только не ночью (см. о. Сильченкова, 76 стр.). Но так как современная практика венчать браки в вечернее время постов однодневных (а равно и других дозволенных для браков дней) находится в прямом противоречии как с древними, так и позднейшими правилами о времени суток, приличном для венчания браков, то поэтому совершение браков поздним вечером не может быть одобряемо 1), а тем более этот обычай не заслуживает подражания для сельских приходов. По 50-й гл. Кормчей книги строжайше запрещается иерею венчать браки „по обеде, ниже вечер“, а предписывается венчать „по рану ничтоже ядших, ниже пивших, абие по божественной литургии“; то же требование, чтобы браки были венчаны днем, выражено в протоколе Св. Син. 3 дек. 1742 г., № 28, и в Ин. бл. 19 § (Ц. В. 1889, 6; сн. Рук. д. с. п. 1887, 52).

По действующим постановлениям, бракосочетание православных должно быть совершено в личном присутствии сочетавающихся. Кроме того, требуется, чтобы обряд был совершен при свидетелях 2), не менее двоих, которые и подтверждают своим подписом акт браковенчания в метрической книге 3) (сн. 1228 стр.). Каждый брак должно совершать отдельно; венчать же по несколько пар вместе во всех отношениях неблагопристойно и положительно запрещается церковною властью 4). Наконец, самое венчание должно быть совершено во всем сообразно правилам и обрядам Православной Церкви (Опр. Св. Син. 3 июля 1773 г.; Св. Зак. X т., 1 ч., 31 ст.).

В состав собственно церковного благословения брака входят два действия: а) обручение и б) венчание. Так как обручение есть предначатие брака, то Православная Церковь совершает венчание брачующихся непосредственно за обручением 5) (Св. Зак. X т., 1 ч., 31 ст.).

1) Во Владикавказской епархии, в виду неуместности обычая слишком позднего, по времени дня, венчания браков в городах, епархиальным Преосвященным было сделано распоряжение, воспрещающее венчание-с сентября до недели Фоминой позже 7-ми часов вечера, а в остальное время года—позже 8 часов вечера, причем к сведению православных жителей Владикавказа было объявлено, что священнослужители не будут ожидать в церкви брачующихся, не явившихся к означенному времени (Тер. Вед. 1894,4). —Нарушение правил о времени суток и днях года, в которые должно быть совершаемо венчание, не лишает брака законной силы, но венчание в недозволенные дни влечет за собою взыскания за это с совершителей брака; может быть основанием для наложения взыскания на совершавшего таинство священника также и несоблюдение правил относительно времени суток (Ц. Вед. 1906, 27), особенно за венчание в слишком позднее время, а там, где местным Е. Н. постановлено венчать только до полудня,— неминуемо взыскание за всякое отступление от этого постановления.

2) Вероятно, для устранения всякого подозрения насилия со стороны родителей брачующихся и появился странный, не имеющий ни канонических, ни других разумных оснований обычай, по которому родители не присутствуют в храме при венчании детей, забывая, что молитвы родителей утверждают домы чад (Практ. Рук. 252 стр.; Рук. д. с. п. 1893, 47; Cap. Е. В. 1897, 21; см. Ц. Вед. 1900, 2).

3) Самарским епархиальным начальством было объявлено духовенству епархии, что браки должны совершаться при участии диакона и псаломщика (Сам. Е. В. 1898, 1; сн. выше, 946 стр.).—Диакон не может быть устранен от совершения браковенчаний и от дохода за них поступающего на тех основаниях, что так дело издавна велось у местного причта и что венчающиеся не приглашают для служения диакона. По 97 ст. Уст. Дух. Конс. все требы у прихожан должны быть совершаемы их наличным причтом, а согласно 101 ст. того же Устава выписки из метрических книг о событии брака должны быть подписаны всеми находящимися налицо членами причта. Ссылка причта на то, что диакона не приглашают брачующиеся—не основательна: участие членов причта в богослужении не может зависеть от воли прихожан (Ц. В. 1892, 43; сн. 1908, 51—52).

4) Самарским епархиальным начальством было издано по епархии особое распоряжение, чтобы священники отнюдь не допускали венчания по нескольку пар в раз, а венчали бы по одной чете, как это требуется чином венчания (Сам. Е. В. 1897, 7).— См. 1 прим. к 1234 стр.—Венчание нескольких нар вместе не влечет за собою признание брака недействительным, но подвергает взысканию допустившего этот беспорядок священника (Ц. В. 1897, 45; сн. 1900, 43).

5) Прежде обручение совершалось отдельно от венчания; но в настоящее время это допускается только для Особ Царской Фамилии, при вступлении их в брак с лицами иных государств и вероисповеданий, причем дозволяется даже и заочное

 

 

1239

ЧИНОПОСЛЕДОВАНИЯ БРАКА.

В нашей Церкви существует два чина совершения таинства брака:

1) «Последование» великого «венчания» (см. Бол. Требн., 16—19 гл.) и

2) «Последование о двоебрачном» (см. там же, 21 гл.). Первое чинопоследование совершается тогда, когда оба или одно из брачующихся лиц вступают в брак в первый раз Последование о второбрачных совершается только в том случае, когда оба венчающиеся вступают в повторительный брак, т. е. венчаются вдовец со вдовою (безразлично—после 1-го или 2-го брака).

Обручение и венчание вступающих во второй и третий брак совершается так же, как и первобрачных. Но самое «Последование о второбрачных» излагается короче, чем последование первого брака; молитвословия, в которых выражаются благожелания и прошения Церкви, менее обширны, нежели молитвословия о первобрачных; наконец, в молитвах о второбрачных испрашивается у Бога снисхождение к душевным и телесным немощам брачующихся, потребовавшим повторения брака, и все «Последование о второбрачных», сравнительно с чином венчания первого брака, менее торжественно и радостно, потому что оно проникнуто вместе с тем духом покаяния.

Хотя в канонических постановлениях и чинопоследованиях церковных ничего не говорится относительно соборного совершения таинства брака, но если не говорится, то нет оснований и утверждать, что дозволяется. Напротив, в чинопоследованиях (напр., в чинопоследовании св. елея), в Требнике и Типиконе, там, где упоминается о соборном совершении богослужений, с точностью определяется и круг, и порядок действий священнослужителей, участвующих в соборном совершении священнослужений; в чинопоследованиях же венчания везде говорится об одном священнике и об одном диаконе. Если бы усердствующие к храму Божию прихожане стали обращаться к священнослужителям с просьбою принести соборную молитву священнослужителей о счастье и благополучии брачующихся, то по окончании совершения венчания (непременно одним священником и одним диаконом) могут священники отправить Господу Богу молебствие соборне по образцу соборных торжественных молебствий, совершаемых при крестных ходах или в местных соборных храмах в дни высокоторжественные, избегая, впрочем, торжественности при венчании второ-и-третье-брачных 2) (резол. Орлов. Преосвященного на рапорте

обручение (Ук. Св. Син. 9 сент. 1796 г., см. в П. С. З., 17624№; сн. Ц. Вед. 1900, 2, 03—73 стр.).—Нельзя совершать чин обручения нескольким парам сразу, так как обручение в настоящее время совершается в непосредственной связи с венчанием, венчать же по нескольку браков сразу запрещено указом Св. Син. 3 июля 1733 г. (Ц. В. 1897, 22).—Ни в каком случае священник не должен опускать обручение, как необходимую часть священнодействия, и, за неимением у жениха и невесты обручальных колец, позволять себе благословлять брачующихся именословным благословением; если у приехавших венчаться не окажется колец, то следует повременить совершением венчания, пока будут добыты кольца, а во избежание подобных случаев следует иметь при церкви некоторое количество дешевых колец (см. Рук. д. с. п. 1894, 46; Ц. В. 1894, 47; см. также Собесед. Высокопреосв. Арсения, Архиеп. Харьк. и Ахтыр., на XX съезде духовенства Харьк. еп., 81—82 стр.).

1) Отсюда понятно, что, при вступлении в брак вдовца с девицею или вдовы с холостым, совершается последование венчания первобрачных (Рук. д. с. п. 1886, 42). Тот же самый чин совершается и в том случае, когда бы, напр., положительно было известно, что вступающие в брак находились между собою или с другими лицами в незаконной связи (о. Хойнацкий, 33 стр.).

2) По мнению «Руководства для сел. наст.», если при совершении Божественной литургии может быть несколько сослужащих священников, то, по аналогии, можно допустить, что и совершать венчание соборне также позволительно; только при этом венчании, подобно тому, как это бывает при венчании Особ Царской Фамилии (см. Ц. В. 1894,46), совершать таинство брака должен один предстоятель (Рук. д. с. п. 1893, 33) в присутствии других иереев в ризах (Пособ., 724 стр.). По во всяком случае в тех епархиях, где местным E. Н. воспрещено соборное венчание, там таковое и не должно быть допускаемо. Не следует совершать соборне венчание и там, где для пасомых такое венчание, будет странным новшеством (как напр., в северных губерниях). Да и там, где обычаем принято такое венчание и не воспрещено особыми предписаниями местных епархиальных начальств, целесообразнее было бы следовать указаниям вышеприведенной резолюции Орловского Преосвященного.

 

 

1240

ЧИНОПОСЛЕДОВАНИЯ БРАКА.

одного из благочинных о повенчании в одном из приходов его благочиния брака соборне; см. подр. Орл. Е. В. 1888, 19).

Благословение, или подтверждение брака «по церковному чиноположению», требуемое в указанных выше (см. 1172 и 1213 стр.) случаях законом, состоит в тол, что священник в церкви публично предлагает обоим супругам вопросы, установленные при венчании, относительно свободного произволения на вступление в брак (или на продолжение брачного союза), и, получивши утвердительные ответы, читает заключительную молитву, положенную в конце последования венчания: «Отец, Сын, и Святый Дух». Полного же венчания в этих случаях не бывает (Практ. Рук. 264 стр.; сн. 1 примеч. к 1211 стр.).

Последование бываемое о обручении.

Порядок священнодействия.

(Требник, гл. 16).

По божественной литургии священнику 1), стоящу в святилищи, предстоят хотящий спрящися, пред святыми дверьми, муж убо одесную, жена же ошуюю 2). Лежат же на десней стране святые трапезы перстни 3) их два, златый и сребряный 4): сребряный убо уклонялся к десным, златый же к левым, близ друг друга 5). Священник же назнаменует главы новоневестных трижды 6), и дает им свещы возженны 7), и введ я внутрь храма, кадит крестовидно 8), и глаголется от диакона 9):

Благослови владыко.

И священник возглашает:

Благословен Бог. Лик: Аминь.

Диакон (великую ектению):

Миром Господу помолимся.

Священник: Яко подобает.

Дик: Аминь.

Таже глаголет молитву велегласно: Боже вечный. Лик: Аминь.

Священник: Мир всем. Лик: И духови твоему. Диакон: Главы ваша Господеви приклоните. Лик: Тебе Господи.

Господи Боже. Лик: Аминь.

Таже взем священник перстни 10), дает первее мужу златый, таже сребряный жене 11). И глаголет мужу:

Обручается раб Божий, и м я рек, рабе Божией, имя рек, во имя Отца, и Сына, и Святого Духа, ныне и присно, и во веки веков, аминь.

Таже и жене глаголет:

Обручается раба Божия 12).

И егда речет на едином коемждо трижды, творит крест перстнем на главах их, и налагает я на десных их перстех 13). Таже и зменяет перстни новоневестных восприемник 14). Священник же глаголет молитву: Господу помолимся.

Господи Боже наш.

Абие диакон ектению сию:

Помилуй нас Боже. Возглас:

Яко милостив. Таже отпуст 15).

Примечания.

1) В прежнее время у нас священник совершал таинство брака „во всем священническом сану сполна“, ныне же в этом случае священник надевает только епитрахиль и фелонь (Богослуж. в Рус. Цер. в 16 в., 1 ч., проф. А. Дмитриевского, 381—382 стр.).

2) Для обручения священник, обыкновенно, выходит из алтаря в царские двери, неся крест и евангелие, и полагает их на аналогии, среди храма; пред священником выносится свеча в подсвечнике (Пособие, 725 стр.).—Встречать невесту с крестом в церкви—неразумно, ибо сие творится только Архиереям и настоятелям; встречать же в доме, по возвращении из церкви, с молебном,—это принято (Ц. В. 1889, 42; сн. 1895, 5).—Во многих местах, согласно указанию Требника («предстоят... пред св. дверьми»... «и введ я внутрь храма»), совершают обручение у входных дверей храма, в так называемом притворе или трапезе, где принято совершать литию, и для этой цели обыкновенно уготовляют два налоя в церкви—один недалеко от входных дверей, а другой посреди церкви для самого венчания, с евангелием и крестом и т. п.; и только по совершении обручения у первого из налоев, священник переводит брачующихся, при пении псалма, к другому налою и здесь совершает самое венчание, по обычаю. В других местах, вместо отдельного обручения на особом налое, приводят новобрачных к одному налою, прямо в церковь, но сначала ставят их в некотором отдалении от этого надоя, а потом по окончании обручения, подводят обрученных ближе к самому налою, при пении: «Слава Тебе Боже». Как тот, так и другой обычай, очевидно, не лишены своего смысла, и от священника, совершающего таинство, зависит исполнять один или другой, смотря по установившемуся местному обычаю, или по требованию обстоятельств, в полной уверенности, что также нисколько не грешат и те, которые прямо ставят новобрачных у самого налоя и тут же совершают и обручение, и венчание без всякого перевода с одного места на другое, так как собственно перевод сей к сущности таинства нимало не отно-

 

 

1241

ЧИНОПОСЛЕДОВАНИЯ БРАКА.

сится (о. Хойнацкий, 35 стр.; см. также Ц. В. 1897, 25).—См. 5 прим. к 1238 стр.

3) Иногда священник полагает перстни на престол прежде, нежели выйдет для священнодействия на средину храма; а иногда, выйдя уже для священнодействия, берет перстни и относит их в алтарь и, по возвращении оттуда, начинает священнослужение. В требнике Л. Могилы сказано: „Иерей оболчен в... епитрахиль и фелонь, исходит из алтаря и взем от руку ею перстня два.., полагает я на десней стране св. трапезы...“ (см. Пособие, 725 стр.). —Нет никакой надобности в том, чтобы полагать перстни брачующихся, по их просьбе, на престоле и оставлять на нем во время литургии, совершаемой за здравие жениха и невесты, так как перстни их полагаются на престоле при самом обручении и таким образом освящаются (Рук. д. с. п. 1886, 27).—„Перстни обручающихся по древнему обычаю не освящаются священническим благословением, но одно прикосновение их к св. трапезе и возложение на ней почитается достаточным к их освящению, и потому для освящения перстней особой молитвы не полагается“ (Нов. Скриж.). —Обычай окроплять пред обручением обручальные перстни св. водою,—по происхождению своему, не православный, а латинский (О Бог. зап. Цер., протоиер. Т. Серединского).

4) В древней Руси нередко употреблялись при обручении золотые кольца безразлично для жениха и невесты (Богосл. в Рус. Цер. в 16 в., 1 ч., проф. А. Дмитриевского, 385 стр.). Употреблять для обручения перстни с печатями запрещения не имеется (Ц. В. 1890, 20).

5) Поелику серебряный перстень после перемены достается жениху, а золотой—невесте (см. 11 прим.), то первый, как принадлежащий мужу, и полагается с правой стороны от золотого (Рук. д. с. п. 1894, 46).

6) Относительно начального благословения «глав новоневестных» допускается разнообразие: одни благословляют сначала жениха и невесту обычным иерейским благословением, а затем дают им возженные свечи; другие —благословляют самыми свечами. Некоторые думают, что к уставу ближе—первые, хотя не совершают преступления и вторые, соединяя два акта в один. Символическое значение обрядов в обоих случаях одинаково. В «Пособии» (725 стр.) говорится, что священник благословляет сперва жениха, а потом невесту, возженною свечою, которую потом и вручает каждому.

7) Эти свечи, обыкновенно, тушатся уже пред отпустом (по снятии венцов); следовательно, до того времени во все продолжение обручения и венчания зажженные свечи у жениха и невесты должны оставаться (Перм. Е. В. 1888, 1).—По суеверному воззрению народа, то лицо, у которого свеча сгорит более, умрет скорее того, у которого свеча сгорит менее (Смол. Е. В. 1890, 3). Священнику следует искоренять в своей пастве подобного рода суеверия.

8) Это каждение совершается в подражание Товии, который, возжегши печень и сердце рыбы, дымом и молитвою отогнал демона, враждебного честным бракам (Нов. Скр.—Сн. Рук. д. с. п. 1889, 29).

9) По указанию «Цер. Вестника», диакону подобает и в таинстве брака стоять на правой стороне священника; Устав (см. 2 гл.) вообще не против стояния диакона на правой стороне (Ц. В. 1890, 46).

10) Перстни приносятся из алтаря священником; если при совершении брака участвует и диакон, то, обыкновенно, он и приносит перстни с престола иерею (Пособие, 726 стр.).

11) Жениху дается золотой, а невесте серебряный перстень для означения преимущества мужа пред женою и долга повиновения жены мужу (Нов. Скриж.: сн. Хр. Чт., 1856 г., 353 стр.; см. Пособие, 726 стр.).

12) При обручении невесты иерей произносит трижды: «Обручается раба Божия, имя рек, рабу Божию, имя рек, во имя Отца, и Сына, и Святого Духа, ныне и присно, и во веки веков, аминь».

13) Над каждым из брачующихся произнеся трижды указанные слова и трижды же сотворив перстнем крест на главе его, священник полагает перстень на пальце правой руки; обыкновенно, перстень полагается на 4-м пальце (Пособие, 726 стр.), и по определенных постановлений относительно этого нет.—При обручении брачующихся весьма легко уронить кольцо которого-либо из них, а потому священнику следует соблюдать в данном случае большую осторожность, чтобы не дать повода к нелепым толкам относительно этого, так как, по поверью народному, в случае падения кольца, то лицо, которому принадлежит уроненное кольцо, вскоре после брака умрет (Смол. Е. Б. 1890, 5).—По разъяснению «Цер. Вестника», нет основания, при обручении, снимать имеющиеся на руках у жениха и невесты другие перстни и кольца, кроме обручальных, так как эти перстни и кольца в данном случае имеют значение только простых украшений (Ц. В. 3890, 20).

14) Иначе кум, или друг женихов, или поручитель, вообще кто-либо из родственников, во свидетельство того, что на взаимное согласие обручающихся есть и согласие родителей их или родственников (см. Пособие, 726 и 727 стр.; сн. Богосл. в Рус. Цер. в 16 в., 1 ч., проф. А. Дмитриевского, 392—394 стр.).—Относительно мены колец при обручении существующая практика огромного большинства—менять по три раза; лучше ее же и держаться (Ц. В. 1889, 17).—При тройной перемене колец невестин перстень, как залог, остается у жениха, а женихов у невесты; это делается для того, чтобы женской слабости передать мужественный дух, и дать ей понять, что она входит в согласие с мужем во всех делах его (Нов. Скриж.).

16) Этот отпуст не бывает ныне, так как сряду за обручением (см. 1238 стр.) следует венчание (Пособие, 727 стр.),

 

 

1242

ЧИНОПОСЛЕДОВАНИЯ БРАКА.

Последование венчания.

Порядок священнодействия.

(Требник, гл. 17).

Аще убо хотят в тожде время венчатися (сн. выше, 1238 стр. входят во храм 16) со свещами возженными, предыдущу священнику с кадильницею, и поющу псалом 127. Людие же на кийждо стих глаголют: Слава Тебе Боже наш, слава Тебе.

Посем глаголет иерей поучительное слово, сказуя им, что есть супружества тайна, и како в супружестве богоугодно и честно жительствовати имут. По скончании же слова, вопрошает иерей жениха 17), глаголя:

Имаши ли, имя рек, произволение благое и непринужденное, и крепкую мысль, пояти себе в жену сию, имя рек, юже зде пред тобою видиши 18).

И отвещает жених глаголя:

Имам, честный отче. Иерей паки: Не обещался ли еси иной невесте; Жених: Не обещахся честный отче.

И абие иерей зря к невесте, вопрошает ю, глаголя:

Имаши ли произволение благое и непринужденное, и твердую мысль (и прочее).

И отвещает невеста глаголющи:

Имам, честный отче. Иерей паки: Не обещалася ли еси иному мужу.

И отвещает невеста: Не обещахся, честный отче.

Таже глаголет диакон:

Благослови владыко. Священник:

Благословенно царство.

Диакон ектению: Миром Господу.

Священник возгласно:

Яко подобает Тебе.

Лик: Аминь.

Диакон: Господу помолимся.

Лик: Господи помилуй.

Священник молитву сию велегласно:

Боже пречистый.

Лик: Аминь. Диакон: Господу помолимся. Лик: Господи помилуй.

Священник же молитву сию велегласно глаголет: Благословен еси Госпо-

Прамечания,

16) В требнике митр. II. Могилы сказано „Поесреде церкве поставится столец, на сие приуготовленный, пред столцем же сим постилается на земли ковр или иное ткательство ново же и чисто, на нем же стояти имут новобрачнии... Пришедшим же новобрачным пред уготовленный посреде церкве столец, станета оба на ковре. Жених убо от десные, невеста же ошую ее страны, зряща к востоку“. Ныне обыкновенно подстилают пред налоем подножие из розовой материи, на которое и вступают жених и невеста, при пении: «Слава Тебе Боже» (Пособие, 728 стр.).

17) В псалме 127-м изображается благословение брака боящихся Господа вообще, а первое действие, относящееся собственно к предстоящим жениху и невесте, есть вопрошение о взаимном согласии. Вопрошение это нужно пред Церковию, чтобы потом не могло быть извета о принуждении (Собор. мн., IV т., 406—407 стр.). Опускать это вопрошение в данном чинопоследовании ни в каком случае не дозволяется.

18) В виду того, что вопросы брачующимся о непринужденном согласии на брак на славянском наречии для иных могут быть непонятны, по мнению некоторых, было бы целесообразнее разъяснить предварительно смысл вопросов брачующимся, а не изменять их. Тогда бы они понимали и следующий запрос относительно обещания иному или иной в истинном смысле, т. е. не продолжаешь ли кого-либо держать в заблуждении своим обещанием вступить в брачный союз? Эти вопросы нужны и ради напоминания присутствующим, что нельзя шутить такими обещаниями (Ц. В. 1889, 17); сн. 1892, 35; 1904, 22, и выше, 1 прим. на 1233 стр.).—При бракосочетании вдовца с девицею следует обоих опрашивать о непринужденном произволении к брачному сопряжению, так как последование о второбрачных совершается лишь тогда, когда и жених, и невеста вступают во второй брак (Ц. В. 1893, 169; сн. 1 прим. на 1189 стр.).

19) Хотя, по мнению некоторых, венцов класть на престол не зачем: их выносит пономарь на блюде (см. Ц. В. 1889,17); но нет ничего и предосудительного в том, если венцы так же, как и перстни, полагаются на престоле и оттуда берутся самим священником, когда наступит время венчания. Так у нас делалось в старину, так делать указывалось и древними греческими и славяно-русскими чинопоследованиями обручения и венчания (Рук. д. с. п. 1894, 46). Полагать венцы на престоле и брать оттуда самому священнику, как бы из рук Самого Господа, требуется и общим смыслом молитв, входящих в чин венчания.

20) Венцы—знамение царской власти, и возложением их на брачующихся последним преподается благословение соделаться

 

 

1243

ЧИНОПОСЛЕДОВАНИЯ БРАКА.

ди. Лик: Аминь. Диакон: Господу помолимся. Лик: Господи помилуй.

И паки священник молитву сию глаголет велегласно: Боже Святый, создавай от персти человека.

Лик: Аминь.

И по Аминь, прием священник венцы 19), венчает 20) первее жениха, глаголя:

Венчается раб Божий, имя рек, рабе Божией, имя рек, во имя Отца, и Сына, и Святого Духа, аминь 21).

Таже венчает и невесту, глаголя:

Венчается раба Божия (и прочее).

Таже благословляет я трижды, глаголя трижды:

Господи Боже наш славою и

честию венчай я 22).

Таже прокимен апостола, глас 8-й: Положил еси. Стих: Яко даси.

Диакону рекшу: Премудрость.

Чтец надписание апостола глаголет: Ко Ефесеем послания. Диакон глаголет: Вонмем.

Чтец же чтет апостол 23), зачало 230.

Священник глаголет: Мир ти.

Диакон: Премудрость, вонмем.

Чтец, псалом Давидов. Аллилуиа, глас 5-й. Стих: Ты Господи.

Диакон: Премудрость, прости...

Священник: От Иоанна...

Диакон: Вонмем.

Священник чтет евангелие 24) Иоанна, зачало 6.

Диакон: Рцем вси (ектению) 25).

Возглас: Яко милостив. Лик: Аминь. Таже диакон: Господу помолимся. Лик: Господи помилуй.

Священник глаголет молитву сию: Господи Боже наш.

Лик: Аминь.

Диакон: Заступи, спаси (ектению).

Священник возглашает:

И сподоби нас Владыко.

И людие: Отче наш.

Священник возглашает:

Яко Твое есть царство.

Лик: Аминь.

Священник: Мир всем. Лик: И духови твоему. Диакон: Главы ваша Господеви приклониние. Лик: Тебе Господи.

Таже приносится общая чаша, и благословляет ю священник 26), и глаголет молитву сию.

родоначальниками, как бы царями будущего потомства, а вместе возлагается обя­занность пользоваться дарованною властью ко благу подвластных им; помимо того, поелику в древности венцами украшались главы победителей, возложение венцов на жениха и невесту служит для них как бы наградою за их целомудренную жизнь до брака (Мол. на разреш. венц.) и, как учит Св. И. Златоуст, показывает, что брачующиеся, „не победимые страстию до бра­ка, таковыми приступают и к брачному ложу“ (см. Нов. Скриж.; Рук. д. с. п. 1897, 42).—В требнике митр. ІГ. Могилы сказано: „иерей, взем венец един, знаме­нает жениха крестообразно венцем и, дав ему лобзати венец, полагает на гла­ве его“; подобное же сказано и о венце невесты. Соответственно этому и в совре­менной нашей церковной практике, обык­новенно, перед возложением венца свя­щенник творит им крест над главою венчаемого, и дает ему целовать самый венец (Пособие, 729 стр.). Па жениха на­девается венец, имеющий изображение Спа­сителя, а на невесту венец с изображени­ем Богоматери; эти изображения и даются для целования; при надевании венцов оные изображения должны приходиться спереди. —Венцы должны быть именно надеты на головы брачующихся; выражение же Требни­ка: «венцы держит созади кум», сле­дует понимать в том смысле, что во время обхождения вокруг аналоя венцы должны быть держимы, придерживаемы «ку­мом», или дружкой (Ц. В. 1892, 21).—К невозложению венцов на явных блудни­ков, во 1-х, нет оснований в церков­ных правилах, а во 2-х нет оснований и по смыслу этого действия: возложение вен­цов но Новой Скрижали есть знамя победы над страстями, а явный блудник, вступая наконец в брак, побеждает до известной степени свои страсти, и для него подобная победа труднее, чем для другого (Ц. В. 1893, 14); к тому же возложение венцов означает и то, что брачущимся даруется «плод чрева, благочадия восприятие» и власть над будущим потомством.

21) В греч. издании Евхологиона слова эти, обращенные к жениху, равно как и к невесте, произносятся трижды, при чем делается венцом знак креста (Таинства Пр. Каф. Вост. Цер., прот. А. Мальцева, 263 стр.); но в нашем Требнике не пред­писывается при надевании венцов на же­ниха и невесту произносить эти слова три раза; поэтому троекратное повторение их, делаемое некоторыми священниками, является несогласным с нашим Треб­ником (сн. Перм. Е. В. 1888, 1); точно так же и о троекратном осенений жениха и невесты венцом церковный устав ничего не говорит (Ц. Вед. 1898, 6).—По ука­занию «Церк. Вестника», где укоренился обычай троекратного произнесения слова и троекратного благословения (вместо однократного), там изменять его надо осто­рожно, чтобы не соблазнить народ (Ц. В. 1889, 17; сн. 1908, 6).

22) Словесное взаимное обещание брачу-

 

 

1244

ЧИНОПОСЛЕДОВАНИЯ БРАКА.

Диакон: Господу помолимся.

Боже, вся сотворивый 27).

Возгласно: Яко благословися.

Лик: Аминь.

Таже взем священник в руки общую чашу, преподает им трижды, первее мужу, и потом жене 38). И абие прием я 29) священник куму держащу созади венцы, обращает яко образом круга 30): и пост священник, или людие настоящие

тропари: во глас 3-й:

Исаие ликуй, Дева име во чреве, и роди Сына Еммануила, Бога же и человека, Восток имя Ему: Егоже величающе, Деву ублажаем.

Инии, гл. 7-й:

Святии мученицы, добре страдальчествовавшии и венчавшийся, молитеся ко Господу, помиловатися душам нашим.

Слава Тебе Христе Боже, апостолов похвало, мучеников радование, ихже проповедь, Троица единосущная.

Таже взем венец жениха 31), глаголет: Возвеличися, женише, якоже Авраам, и благословися якоже Исаак, и умножися якоже Иаков, ходяй в мире, и делаяй в правде заповеди Божия.

И внегда взяти венец невесты, глаголет:

И ты, невесто, возвеличися якоже Сарра, и возвеселися якооюе Ревекка, и умножися якоже Рахиль, веселящися о своем муже, хранящи пределы закона; зане тако благоволи Бог.

Таже глаголет диакон: Господу помолимся.

Лик: Господи помилуй.

Священник глаголет молитву:

Боже, Боже наш.

Лик: Аминь.

Священник: Мир всем.

Лик: И духови твоему.

Диакон: Главы ваша Господеви приклоните.

Лик: Тебе Господи.

И молится священник:

Отец, Сын и Святый Дух 32).

Таже входят и поздравляют их, и целовавше друг друга 33), и бывает от священника совершенный отпуст 36).

щихся, если не утверждено силою благословения, преподаваемого Церковию в таинстве брака, само по себе не может быть прочным и крепким, и без содействия Церкви не может низвести на брачующихся особую благодать. Для супружеского союза существенно необходимым служит благословение священническое, и потому вся сила таинства брака заключается в венчании и церковном благословении, т. е. в сочетании супругов посредством возложения венцов на их главы и благословения их во имя Господне (см. подр. Христ. Чт., 1893 г., 7—8 3—12 стр.; сн. 30-я гл. Корм., А. Павлова, 42—74 стр.). Слова: ί «Господи Боже... венчай я»,—составляют совершительную формулу таинства брака (си. Пр. догм. Богосл. митр. Макария, 2 т. 483 стр.), и, по указанию Требника, должны быть произносимы непременно трижды с троекратным благословением жениха и невесты (Перм. В. В. 1888, 1).—По требнику митр. П. Могилы слова эти произносятся при троекратном благословении брачующихся (обоих разом) и, следовательно, обратившись к ним и без воздевания рук. Впрочем, иные священники произносят эти слова, обратясь к алтарю, с указанием каждый раз на брачующихся правою рукою, а затем каждый раз оборачиваются и благословляют брачующихся (см. Ц. В. 1891, 31, 1897, 20, 1898, 4; сн. 1893, 24).

23) В Тульской епархии предписано, чтобы при браках не было допускаемо чтение Апостола нарочито приглашаемыми голосистыми диаконами, но чтобы чтение Апостола, согласно чинопоследованию брака, производилось чтецами благоговейно и внятно, за чем должны наблюдать священники, совершающие браки (см. Ц. В. 1889, 31).—Сн. выше, 836 стр.

24) При чтении Евангелия обращаться священнику лицом к брачующимся, нет основания ни в Уставе, ни в практике (Перм. Е. В. 1888, 1).

25) Находящееся в сугубой ектении замечание: «поминает, ихже хощет», указывает на то, что определение, кого именно помянуть, зависит от воли священнослужителя; но, обыкновенно, поминаются родители брачующихся иди—чаще—предстоящие, «молящиеся во святем храме сем» (Ц. В. 1898, 47).

26) Общая чаша (с красным вином, в воспоминание чуда в Кане Галилейской) благословляется единожды (Ц. В. 1895, 24; Ц. Вед. 1896, 27).

27) Эта молитва прочитывается вслух, когда предлагается общая чаша жениху и невесте (свящ. Сильченков, 71 стр.).

28) В каждый из трех раз сперва преподает мужу потом жене.

29) Священник соединяет правую руку жениха с правою рукой невесты на епитрахили, т. е., прикрыв ею свою руку, поддерживает таким образом соединенные руки брачующихся, и обводит их трижды вокруг налоя (Пособие, 730 стр.; Ц. В. 1892, 36). — Во многих местах нашего отечества есть обычай, в силу которого священник, во время бракосочетания, пред

 

 

1245

ЧИНОПОСЛЕДОВАНИЯ БРАКА.

началом троекратного обхождения вокруг налоя, соединяет руки (правые) жениха и невесты, связывает оные данным платком и потом, возложив на них епитрахиль левою рукою, а в правой держа св. крест, совершает обхождение вокруг налоя. По мнению некоторых, этот обычай не имеет в себе ничего предосудительного, и даже, как наглядный знак взаимного единения брачующихся между собою, не лишен своего разумного смысла, а потому и может, где заведен, быть исполнен священником без всякого препятствия беспрекословно (о. Хойнацкий, 36 стр.). По мнению «Руководства для сел. наст.», рассматриваемый обычай, как местный и вызванный временными отношениями юго-западного православия к католичеству и унии, побуждавшей восполнят и приспособлять православные обряды к латино-униатским, должен в настоящее время потерять свое значение; но так как прямая и решительная борьба против этого обычая может принести больше вреда, чем пользы, то может быть допущена благоразумная уступка этому обычаю; поэтому полагая, что связывание рук брачующихся можно вполне заменить покрытием этих рук епитрахилью, «Руководство для сел. паст.» вместе с тем на тот случай, если бы указанной заменой не удовлетворилось народное чувство, при всех вразумлениях и разъяснениях священника, допускает и обычай связывания платком рук у венчающихся (1879, 45, 1898, 39; см. также Ц. В. 1897, 25). Что же касается находящейся в требнике П. Могилы присяги [читаемой так: „Я, ΝΝ, беру себе тебе, ΝΝ, за жену и обещая тебе верность и любовь (а невеста прибавляет еще „и послушание“) супружеския; а что тебя не отпущу до смерти, так мне Господи помози в Троице единый, и все святии“], то эта присяга, как наследие римское, должна быть выведена из употребления, хотя, конечно, это надобно делать с надлежащею осторожностью, чтобы крутыми мерами не возбудить неудовольствие народа, который вследствие вековой привычки во многих местах так привязался к этой клятве, что и доселе еще почитает ее самою существеннейшею частью браковенчания (о. Хойнацкий, 36 стр.; сн. Ц. В. 1908, 6).

30) Образ круга совершается, как и при крещении, в правую сторону. Для несения священником в это время креста и предношения пред священником подсвещника нет основания в правилах церковных и допускать это не следует (Ц. В. 1898, 47; см. также Рук. д. с. п. 1889, 29). —Нет оснований священнику, при пении каждого тропаря, зайдя за аналогий, делать поясной поклон пред царскими дверьми; так как главный центр, вокруг которого совершается „обращение“, это—аналогий со св. Крестом и Евангелием; к нему и должны быт устремлены взоры и внимание всех обращающихся «яко образом круга» (Ц. В. 1895, 5).

31) В старинных Потребниках сказа-

но: „крестит жениха крестообразно, и повелит ему поцеловати венец, посем снимает и с невесты венец и такоже крестив ю венцом крестообразно, и она поцелует венец, и относит св. венцы во алтарь“ (Пособие, 731 стр.).

32) Так как в этом молитвословии речь обращена к новобрачным и выражаются им благожелания от лица священника и Церкви, то священнику следует произносить это молитвословие, обратясь лицом к бракосочетающимся (Перм. Е. В. 1888, 1; Ц. В. 1895, 17). По, по мнению других, так как в Требнике сказано только: «и молится священник», то благоприличнее ему во время молитвы смотреть на аналогий со св. Крестом и Евангелием или на иконостас, а не на брачную чету, хотя, впрочем, форма молитвы («да благословит вас, да исполнит вас, да сподобит вас, да подаст вам»,—а не им или рабом сим, как обычно формулируются моления о брачующихся во всех других молитвах и ектениях чина венчания) дает основание высказывать молитвенные благожелания и лицом к лицу; что же касается благословения рукою, при чтении слов: «да благословит вас», то от этого благословения лучше воздерживаться: иначе, ради последовательности, явится нужда благословлять рукою почти при чтении каждой молитвы обручения и венчания, так как почти все молитвы содержат слово; «благослови» или: «да благословит» Бог, а одна молитва (вторая в венчании) содержит семь раз подряд: «благослови я, Господи Боже наш», и затем еще один раз: «благослови я», после неоднократных: «сохрани» и «помяни» (Ц. В. 1895, 5; сн. 1895, 24).

33) Священник не может быть распорядителем, по окончании бракосочетания, поцелуев новобрачных, и хорошо сделает, если останется совершенно безучастным в отношении к целующимся, так как 1) выражение Требника: «также входят и поздравляют» и т. д., указывает на древний обычай, по которому родители не присутствовали при бракосочетаниях, а самое бракосочетание совершалось за решеткой пред царскими вратами, куда прежде новобрачных входил еще только кум, или нынешний „дружек“. По окончании венчания родители «также входят» за решетку «и поздравляют» детей «и целовавше друг друга», т. е. сами целовали их и в порыве любви и радости заставляли целоваться и своих детей, священник же не принимал в этом никакого участия, и 2) обычай, по которому священник в настоящее время приглашает целоваться новобрачных, очень часто возбуждает в зрителях усмешки и служит для многих соблазном (Рук. д. с. п. 1885, 31).

34) См. ниже, 38-е примеч.

35) На отпусте поминаются свв. Константин и Елена, потому что увенчанные славою и честию новобрачные, надеющиеся на царствование в вечной славе со Христом

 

 

1246

Рекшу диакону: Премудрость.

Лик: Честнейшую херувим.

Священник: Слава Тебе.

Лик: Слава, и ныне.

Господи помилуй, трижды.

Благослови.

Священник:

Иже в Кане Галилейстей пришествием Своим честен брак показавый, Христос истинный Бог наш, молитвами Пречистые Своея Матере, святых славных и всехвальных апостол, святых Боговенчанных царей и равноапостолов, Константина и Елены 35), святого великомученика Прокопия 36), и всех святых, помилует и спасет нас, яко благ и человеколюбец.

 

И творит поучение иерей к новобрачным 37).

Молитва на разрешение венцев во
осмый день
38).

(Требник, гл. 19).

Господи Боже наш, венец лета благословивый, и сия венцы возложити предавый законом брака, сочетавающимся друг другу, и мзду аки отдая им целомудрия: зане чисти ко иже от Тебе узаконеположенному браку сочеташася... 39).

Священник:

Мир всем.

Лик:

П духови твоему.

Диакон:

Главы ваша Господеви приклоните.

Лик:

Тебе Господи.

Согласная достигше раби Твои Господи, и последование совершивше в Кане Галилейстей брака, и спрятавше яже в нем знамения 40), славу Тебе воссылают, Отцу, и Сыну, и Святому Духу, ныне и присно, и во веки веков, аминь.

И бывает отпуст.

и святыми Его, подобны и по своей жизненной задаче св. семье равноапостолов (матери и сыну), изображаемой на иконах в венцах пред животворящим крестом, и призываются поэтому подражать им, как насадителям и распространителям правоверия, и призывать их в молитвах (Ц. В. 1889, 17; Ц. Вед. 1897, 42).

36) Воспоминание на отпусте браковенчания св. великомуч. Прокопия (см. 8 июл.), научившего двенадцать благородных жен от брачных одежд и радостей идти на и мученическую смерть за веру Христову с и веселием и радостью, как на брачный пир, указывает на то, чтобы муж и жена, состоя в браке, сохраняли целомудрие и благосочетание христианское, отличаясь ревностью по вере Христовой, и чтобы таким образом Царь небесный, венчавший их славою и честию, как родоначальников и имеющего произойти от них потомства, и увенчал их славою и честию в небесном Своем царстве (Рук. д. с. п. 1885, 49). и

37) См. это поучение в 18 гл. Требника. I

33) Хотя в древности новобрачные и носили венцы семь дней, но употреблявшиеся тогда венцы были не металлические, а из миртовых или масличных листьев, или из какого-либо неувядаемого растения; эти венцы слагались ими, по молитве священника, в восьмой день теперь же новобрачные у нас не носят венцов и в продолжение семи дней,—венцы снимаются с них в указанное время еще до окончания венчания; тем не менее по окончании венчания следует прочитывать эту молитву (Ц. Вед. 1902, 36), подобно тому, как и новопросвещенные не ходят 7 дней в крещальных одеждах и не являются в храм в 8-й день для снятия их, но положенные молитвы «измовения в осмый день» по крещении все таки ; прочитываются тотчас же по совершении крещения (см. 1003 стр.). Ныне молитва на разрешение венцов, обыкновенно, прочитывается вслух после молитвы: «Отец, Сын и Св. Дух», прежде отпуста венчания (Пособие, 731 стр.; Перм. Е. В. 1888, 1; Ц. В. 1889, 6, 1895, 17, 1897, 50).

39) Слова «мзду аки отдая... зане чисти», следует произносить даже и в том случае, если бы священнику и приходу было известно дурное поведение кого-либо из брачующихся, так как эти слова служат как бы наградою за то, что брачующиеся побороли дурные инстинкты и венцом стараются прикрыть свою прошлую жизнь (Ц. В. 1892, 35; сн. выше, 20-е прим.).

40) Значение этих слов, по объяснению Нов. Скрижали, таково.—Отец невесты и отец жениха, договариваясь между собою о приданом невесты и об укреплении этого договора надлежащими документами при верных свидетелях, взаимно соглашаются на одном я достигают согласия; по совершении же брака, новобрачные, приняв от своих родителей знамение этого договора или записи и разные документы, сохраняют их у себя; почему и говорится, что они спрятали, яже в браке, знамения.

 

 

1247

ЧИНОПОСЛЕДОВАНИЯ БРАКА.

Последование о второбрачных 1).

Порядок священнодействия.

(Требник, гл. 21).

Священник начинает по обычаю 2):

Благословен Бог наш.

Таже: Трисвятое.

По Отче наш: тропарь дневный.

Таже ектениа:

Миром Господу.

Яко подобает Тебе.

Таже глаголет диакон:

Господу помолимся.

Господи помилуй.

Священник молитву:

Боже вечный.

И т. д.

(То же самое, что и в последовании первобрачных).

Таже изменяет кум перстни.

Посем диакон глаголет:

Господу помолимся.

Господи помилуй.

Священник глаголет молитву: Владыко Господи Боже наш. Священник:

Мир всем.

Людие:

И духови твоему.

Диакон:

Главы ваша Господеви прикло­ните.

Лик:

Тебе Господи.

Священник молитву сию:

Господи Иисусе Христе, Слове Божий.

Людие:

Аминь.

Диакон: Господу помолимся.

Людие: Господи помилуй.

Священник молитву:

Боже Святый, создавый от персти человека.

(Все остальное так же, как в последовании первобрачных) 3).

Примечания.

1) Пред этим последованием, в 20-й главе Большого Требника помещается «Главизна Никифора Патриарха Константинопольского, исповедника» (см. об ней ниже, в 3-м примеч.).—См. выше, 1 прим. и на 1189 стр.

2) Возженные свечи, обыкновенно, даются и сочетавающимся вторым и третьим браками, так как на это нет прямого запрещения ни в церковных канонах, ни в чине венчания, изложенном в Требнике. Если же в «Новой Скрижали» и говорится, что „второбрачным, как уже не девственным, при сочетании их, в доследовании о второбрачных, подавать свечей не поведено“, то это замечание в книге, не имеющей церковно-канонического значения, не должно смущать собою тех, которые держатся обычая, ныне почти по­всеместно утвердившегося в практике рус­ской Церкви. Притом же, возженные све­чи в данном случае означают не одну чистоту жизни брачущихся, но и „свет благодати совершаемаго таинства“, а равно чистоту и теплоту молитвенного чувства брачующихся (Ц. В. 1890, 20).

3) Православная Церковь, допуская всту­пление во второй и третий браки, хотя и определяет вступающим в третий брак епи­тимию для очищения совести (сн. выше, 2 прим. на 1200 стр.), хотя и чин совер­шения таинства брака над двоебрачными и троебрачными совершается иной, нежели над вступающими в первый брак, но сии браки должны быть совершены вполне со­гласно чинопоследованию о второбрачных и троебрачных, т. е. с возложением вен­цов, так как это непротивно и догматиче­скому учению о браке, и каноническим постановлениям. Хотя в Большом Треб­нике пред последованием о двоебрачных печатается главизна Никифора, патриарха Константинопольского, о двоебрачных, где сказано: „двоеженец не венчается“, т. е. на него, при вступлении во второй брак, не возлагается венец; но обычай этот не соблюдается, как заметил это Никита, митрополит Ираклийский, в ответ епи­скопу Константину (Большой Требн., и Juris Graeco-Romani Leunclavii, Francof., 1596, I т„ 310 p.), и венцы, согласно с изложенным в Требнике последованием, возлагаются и на двоебрачных (Пособие, 732 стр.).—Сн. 20 прим. на 1242—1243 стр.

— Некоторые псаломщики поступают неправильно, читая за венчанием второ­брачных апостол из 1 посл. к Коринф., гл. VII, зачало 136, будто бы этот апостол более подходит к случаю. Неправиль­ность этого открывается из того, что в Требнике определенно сказано, что апо­стол и евангелие должны быть те же, «якоже написася в первом венчании» (Ц. Б. 1892, 15).

 

 

1248

Надпись: 1248ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ СВЕДЕНИЯ О БРАКЕ.

Дополнительные к браку примечания.

По Кормчей (см. 50 гл.), вступающие в брак должны знать „исповедание веры, сиречь, Верую во единого Бога, и молитву Господню, сиесть, Отче наш, Богородице Дево, и десятисловие, еже есть десять Божиих заповедей“. По «Книге о должн. пресв. приход.», „незнающих закона Божия и членов веры нужнейшия, доколе не научатся“, „не должно венчать“, и священник обязан, „жениха и невесту спросить, знают ли молитву Господню, Символ веры, такоже заповеди десятисловия: стыдно бо и грешно вступать в брак и хотеть быть отцем и матерью чадом, а не ведать того, в чем наставити чад долженствует“ (125, 122 §). Таким образом, если окажется, что жених или невеста незнакомы с основными и главными истинами христианской веры, не знают даже необходимых повседневных молитв, то венчание следует отлагать (Сборн. цер. и гражд. зак. о браке, С. Григоровского, 89 стр.). Но, по указанию других, хотя священнику надлежит внушать брачующимся необходимость выучить главнейшие молитвы и заповеди, как заключающие в себе основные истины христианской веры и руководящие начала человеческой жизни; однако незнание молитв не может служить препятствием ко вступлению в брак и служить основанием к отказу в повенчании (Ц. Вед. 1907, 15), и в предъявлении требований относительно знания брачующимися указанных истин веры и молитв священникам надлежит вообще поступать с благоразумною снисходительностью (Практ. Рук., 246 стр.).—Подольской Духовной Консисторией было сделано распоряжение по епархии, согласно которому каждый священник должен требовать от своих прихожан, чтобы они при первоначальном заявлении о желании жениха и невесты сочетаться браком, приводили их к священнику для испытания в знании молитвы Господней, символа веры и десяти заповедей, и если окажется, что они не знают этих молитв, или произносят их неправильно и ошибочно, то священник обязан ежедневно в определенные часы дня, какие признаны будут удобными, сам непосредственно или с помощью псаломщика научать их молитве Господней, символу веры и десятисловию, так чтобы ко времени бракосочетания они знали их надлежащим образом и с возможными объяснениями; причем, священникам было сделано предупреждение, что если они за такие труды свои станут требовать от прихожан даже самого незначительного вознаграждения денежного или каким бы то ни было трудом, то будут подвергнуты за это монастырскому подначалию, или удалению от места. Вместе с этим вменено было в обязанность всякому приходскому священнику, чтобы в церкви пелись и читались все вообще молитвы и песнопения неторопливо и внятно, а молитву Господню и символ веры всегда читать с такою отчетливостью, чтобы всякий неграмотный человек и всякое дитя могли повторять каждое слово за читающим. Подобным образом должны быть читаемы молитва Господня и символ веры при крещении, исповеди и пр. Независимо от сего каждый священник в храме Божием за литургией обязан объяснять прежде всего и больше всего молитву Господню, символ веры и десятисловие, а равно с должным усердием объяснять их детям в сельских школах (Под. Е. В. 1882, 49).—Новгородской Духовной Консисторией было разъяснено духовенству епархии, что знание символа веры, 10 заповедей Закона Божия, молитвы Господней и других совершенно обязательно для лиц, вступающих в брак, чтобы брачующиеся сознательно в духе веры и благочестия приступили к такому великому таинству, которое должно освящать всю дальнейшую супружескую жизнь их таинственным союзом, от Бога установленным, прямо внушать им святую обязанность духовного воспитания детей своих, что и выражается во всех самых разнообразных и умилительно назидательных молитвах всего чина обручения и венчания церковного, и если бы жених и невеста оказались не знающими указанных молитв, символа веры и десятисловия, то священник обязан отложить браковенчание, доколе они не изучат их; ибо стыдно и грешно желать сделаться родителями детей и не знать того, в чем родители должны наставлять своих детей; впрочем, такое усвоение поименованных главнейших истин веры и молитв не должно быть приурочиваемо к самому совершению брака, которое естественно может послужить крайним в семейной крестьянской жизни замешательством и в то же время обратится в повод к нареканиям в вымогательстве, но все это должно быть внушаемо священником, как добрым пастырем Церкви и прихода, благовременно или в поучениях в церкви, или в беседах при совершении приходских треб, или особенно чрез церковно-приходскую школу, в коей дети обоего пола сами по себе научатся всему этому; тем более обязательно знание главнейших истин веры и молитв для таких лиц, которые, состоя в расколе, ищут соединения с Православною Церковию пред вступлением в брак (см. Рук. д. с. п. 1889, 8).—Литовской Духовной Консисторией на том основании, что требование и удержание денежного залога в церковной кассе, в качестве ручательства для изучения молитв вступающими в брак, есть деяние неправильное, несвойственное пастырскому достоинству, более безуспешное к достижению намеченной цели и дающее повод к жалобам на вымогательства духовенства и на захват ими чужой собственности,—строжайше было воспрещено духовенству епархии допускать впредь при браках и т. п. случаях указанные залоги, как сильнейшие побуждения к изучению молитв и правильному чтению оных; причем вновь было сделано напоминание духовенству—располагать и побуждать всех прихожан, в том числе и достигающих возраста, дозволяющего вступление в брак, Точно изучать молитвы, имея в виду распоряжение епархиального начальства, 19-го марта

 

 

1249

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ СВЕДЕНИЯ О БРАКЕ.

1887 года состоявшееся, о строгом наблюдении священниками, дабы предбрачные законные формальности были исполняемы в точности и чтобы брачующиеся не иначе были допускаемы к венцу, как по испытании их в знании необходимых православному христианину молитв (Лит. Е. В. 1893, 12).—На рапорте одного из священников Волынской епархии о разъяснении—в праве ли он отказывать в совершении брака, когда жених и невеста не знают положенных молитв, резолюция Его Высокопреосвященства, ох 4 нояб. 1894 г., последовала такая: „Молитвы прихожане должны знать с того младенческого возраста, когда они начинают говорить и произносить: отец, мать и проч., и настоятели приходов, священники, должны наблюдать за знанием молитв и проверять это знание не в известное всем время, наприм. пред браком и проч., а при всех случаях, ходят ли они по приходу с молитвою или со св. водою, или в другое время, во время говенья, пред браками и проч. Иначе, приурочивая испытывание в знании молитв к известному только случаю, священники не могут быть уверенными, что молитвы, выученные пред браками и проч., после не будут забыты. А потому как и прежде мною лично и в резолюциях было разъясняемо настоятелям церквей, так и теперь я настоятельно советую и убеждаю приходских священнослужителей учить молитвам прихожан в церкви пред началом литургий или во время причастна по усмотрению их; предоставлять обучение молитвам детей одним родителям небезопасно, так как и родители неграмотные читают сами и научают детей молитвам, символу веры и заповедям, часто весьма ошибочно. Притом священники в своих поучениях должны по порядку объяснять прихожанам все молитвы и непонятные слова. Когда священники сделают подобный усиленный труд в научении прихожан молитвам, то чрез некоторое время они будут радоваться, что не нужно вступать с ними в борьбу пред совершением каких-либо таинств за незнание ими молитв и чрез то возбуждать общее в них неудовольствие против себя. Тем легче теперь достигнуть, чтоб все прихожане всех возрастов знали и читали правильно молитвы, когда их дети, учащиеся в церковно-приходских или народных школах, здесь научаются молитвам, положенным Церковию. Духовная Консистория указами, чрез благочинных, оповестит об этом духовенство епархии к исполнению и кроме того о распоряжении напечатать в Епархиальных Ведомостях“ (Лит. Е. В. 1895, 8; см. также распоряж. Орлов. Д. К. в Ц. Вед. 1903, 44).—В Могил. епархии священникам было вменено в обязанность желающих вступить в брак испытывать в знании важнейших молитв и истин веры (см. Ц. Вед. 1905, 33). По разъяснению «Цер. Вестника», согласно с правилами церковными (см, 50 гл. Кормч., и Кн. о должн., 122 §) знание основных истин веры, насколько они выражаются в 10 заповедях, Символе веры и молитвах: «Отче нага», «Царю небесный» и «Богородице Дево, радуйся», безусловно требуется от желающих вступить в брак; но от благоразумия священника зависит, чтобы это требование церковное было исполняемо в действительности, не становясь обременением и карою для невиновных. Кто, например, мешает священнику заранее, путем бесед с своими прихожанами объяснить всю важность знания женихом и невестой, как будущими родителями, основных истин веры, которым они должны будут научить впоследствии и своих детей, вместе с чем можно было бы и объявить, что впредь лица, не знающие приведенных молитв и заповедей, не будут допускаемы к венчанию; а раз прихожане будут знать об этом категорическом требовании, то не будет и затруднений в предъявлении его ко всем вступающим в брак, так как об этом требовании будут знать не только свои прихожане, но и принадлежащие к другим приходам, в случае заключения брака кого-либо из своих прихожан с лицом иноприходным (Ц. В. 1898, 40). Там, где указанное требование заранее было объявляемо священником прихожанам, последние безропотно подчинялись этому требованию, хорошо сознавая его справедливость (см. Ц. В. 1895, 4).—Вообще всем вступающим в брак должно твердо помнить, что действительно „стыдно и грешно“ не знать основных истин своей веры и общеупотребительных молитв, дожив до брачного возраста. С другой стороны, в настоящее время, когда нашему духовенству предоставлено столь широкое участие в деле народного образования, „стыдно и грешно“ было бы и самим приходским пастырям, если бы в среде их пасомых находились лица, не знающие, в возрасте жениха и невесты, того minimum-a истин христианской веры и молитв, какое указывают вышеприведенные церковные правила (50-я гл. Кормчей, А. Павлова, 80—81 стр.).

— Не должно венчать пьяных, доколе они не истрезвятся (Кн. о должн., 125 §).

Находящиеся под церковною епитимией могут быть повенчаны, так как в действующих узаконениях нигде не указывается, что епитимия служит препятствием ко вступлению в брак (см. резолюц. митр. Филарета в Душ. Чт., 1885 г., 2 ч., 376 стр.; разъясн. Перм. Дух. Конс. в Перм. E. В. 1890, 4; Ц. В. 1898, 32), за исключением того случая, когда прохождение ее соединяется с воспрещением вступать в брак (см. 5 прим. к 1198 стр.); но епитимийцам в особенности следует, по очищении своей совести таинством покаяния, приготовить себя к таинству брака причащением св. Таин (см. выше, 1237 стр.); а в таком случае надлежит иметь в виду, что причащение св. Таин для отлученных от оного таинства возможно только с разрешения местного Преосвященного, и священник, испрашивая таковое разрешение, должен донести Преосвященному о расположении и образе покаяния епитимийцы (см. выше, 1121 стр.); при этом, конечно, само по себе вступление в брак не может служить основанием к снятию епитимии,

 

 

1250

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ СВЕДЕНИЯ О БРАКЕ.

а потому находящиеся под нею обязаны и по вступлении в брак продолжать до истечения назначенного им срока нести возложенную на них епитимию.

— Невеста, находящаяся в периоде послеродового очищения и не получившая молитвы, положенной в 40-й день жене родившей, не только приступать к св. таинствам, но и в храм входить не может (Ц. В. 1898, 47).

— По 2-му правилу св. Дионисия Александрийского, жене, находящейся в очищении, «не дозволительно входить в церковь»; тем более не следует таковой приступать к таинству брака, который должен быть отложен до тех пор, пока невеста не очистится (Гук. д. с. п. 1886, 21; 1894, 4). Впрочем, по мнению некоторых, в исключительных обстоятельствах, когда, например, обыск уже написан, настал последний день, в который можно венчать в виду предстоящего поста, и даже свадебный поезд прибыл в церковь, совершение брака или же отменение его до другого времени должно зависеть всецело от усмотрения совести приходского пастыря, который может иметь при этом в виду, что, по словам Апостольских Постановлений, „ни роды, ни течение кровей не может осквернять естество человека или отлучать от него Духа Святого, но одно нечестие и беззаконная деятельность“ (VI кн., 27 гл.). По Евангелию, когда кровоточивая прикоснулась к спасительному краю одежды Господа, чтобы выздороветь, Господь не укорил ее и отнюдь не обвинил, напротив, исцелил ее (Ц. В. 1887, 50; см. также 1895, 48).

— Беременное состояние невесты не может служить для священника законным поводом к уклонению от повенчания ее (Пенз. Е. В. 1889, 7).

— Сожительство беременной невесты с виновником ее беременности (а равно и вообще противозаконное сожительство вступающих в брак) не служит само по себе препятствием к повенчанию этих лиц, которые предварительно должны очистить свою совесть исповедью пред духовником (Ц. Вед. 1898, 42; см. также 1908, 20).

— Новгородской Дух. Консисторией было предписано духовенству епархии, что в том случае, когда жених пред венчанием делает признание, что он обесчестил девицу и желал бы покрыть свое преступление супружеством, но не имеет благословения родителей, пастырь должен сделать увещание родителям, чтобы они не возбраняли брака сыну с опозоренною им девицею; а в случае безуспешности увещаний, обесчестивший с обесчещенною могут быть повенчаны и без воли на то родителей, если между ними самими есть взаимное непринужденное согласие (см. Гук. д. с. п. 1889, 8; сн. выше, 1100—1192 стр.).

— В некоторых местах довольно распространен беззаконный обычай добрачных сожительств, в силу которого супружеская жизнь начинается до совершения брака, которое откладывается на дальнейшее время (см. Ц. Вед. 1907, 41). Само собою разумеется, что со стороны приходских священников необходима особенная пастырская попечительность, направленная не только на ослабление, а и на полное искоренение этого противного вере Христовой и законам Православной Церкви обычая, свидетельствующего об отсутствии достодолжного убеждения в важности и святости брачного союза и гибельности нарушения целомудрия (сн. выше, 3 прим. к 1119 стр.).

— Без разрешения духовного и гражданского начальств венчать вторым браком вдову, отбывшую наказание за убийство первого мужа и возвращенную в свое общество, можно, так как закона, требующего подобного разрешения, нет (Ц. В. 1896, 14).

— Запрещения поднадзорным вступать в брак нет, и если все нужные документы в порядке и будут соблюдены все предбрачные предосторожности, то священник не подлежит ответственности за повенчание таких лиц (Ц. В. 1896, 12; сн. выше, 1204 стр.).

— Новгородским епархиальным начальством было разъяснено к сведению и руководству духовенства епархии, что в тех случаях, когда из церковных документов не представится возможным извлечь сведения о времени рождения тех желающих вступить в брак, которые рождены и крещены в расколе, нужно требовать от них представления метрических выписей о рождении из полицейских метрических книг, а если и в них не окажется записей, то копий с посемейных списков, и если документами этими вполне будет установлен совершеннолетний их возраст, требующийся для повенчания, выставлять лета их в обыскной книге и в предбрачных свидетельствах на основании сих документов; но если встретится какое-либо сомнение, то входить в Консисторию за разъяснением, чрез местного благочинного (Новг. Ε. В. 1896, 3).

— Двоюродные брат и сестра, принадлежащие к штундизму и состоящие в сожительстве между собою, в случае своего присоединения к Православной Церкви, не могут вступить в законный брак и быть повенчанными по чиноположению церковному (Рук. д. с. п. 1889, 10).

— На рапорте одного из священников Волынской епархии, обратившегося в местную Духовную Консисторию за разрешением недоумения по вопросу о бракосочетании с православным лица без определенного исповедания, означенной Консисторией было дано следующее разъяснение.—„Согласно узаконениям, брак дозволяется только между лицами римско-католического и лютеранского исповеданий с одной стороны и православными—с другой (сн. 1207 стр.). Если поэтому лицо, желающее вступить в брак с православным, неизвестно, к какому принадлежит вероисповеданию,— с мало-

 

 

1251

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ СВЕДЕНИЯ О БРАКЕ,

детства и в дальнейшей своей жизни не показало, чрез исполнение таинств и религиозных обрядов, какого оно вероисповедания, и это не может быть удостоверено лицом, исполняющим священные обязанности известного вероисповедания, то православный священник ни коим образом не может венчать такое лицо с православным“ (подр. см. Ц. Вед. 1904, 51—52; сн. Ц. В. 1905, 39).

— Плата за предбрачные свидетельства допускается только добровольная, а отнюдь не вынуждаемая (см. выше, 950 стр.), и ею пользуется весь причт в соответственных частях (Ц. Вед. 1903, 39; сн. 51—52).

— Священник, в случае нужды, если нет другого священника, может сам повенчать своего сына (Номок., 210), а равно и свою дочь (Ц. В. 1897, 7).

— Хотя, по мнению «Цер. Вестника», вполне прилично псаломщику венчаться в стихаре, ибо другие таинства, напр., причастие, он принимает в стихаре (Ц. В. 1890, 3); но, как известно, у нас нигде не принято венчание псаломщиков в стихарях.

— Каких-либо церковных постановлений, прямо воспрещающих священнослужителям носить обручальное кольцо, нет; однако твердо установившийся обычай нашей Церкви не допускает вообще ношения священнослужителями колец и перстней; но чтобы тот же обычай запрещал это и посвященным в стихарь псаломщикам,—этого не замечается. Что же касается священнослужителей, то возможно, что указанный обычай явился под влиянием стремления отличить православное духовенство от духовенства католического, которому, как известно, дается особое кольцо лицом епископского сана, как отличительная их особенность. Но главным образом ношение нашими священнослужителями колец не принято потому, что вообще не приличествует священнослужителю какая-либо роскошь или украшения: «от древних времен, говорится в 16 пр. VII Всел. Соб., всякий священный муж довольствовался нероскошным и скромным одеянием, потому что все, что не для потребности, но для убранства приемлется, подлежит обвинению в суетности»; на бывшем в 1884 году в Киеве собрании епископов было постановлено и сие постановление одобрено Св. Синодом—строго внушить священнослужителям избегать несвойственных духовному званию—щегольства и изысканности в одежде и во всем наружном виде (Ц. Вед. 1902, 45; Ц. В. 1897, 13, 1898,9, 1904, 33, 1908,50).

— В некоторых местах священники, позволяя себе венчать несколько б ракой вместе, при венчании венцы попеременно возлагают на головы брачующихся и притом только на тот момент, когда произносятся известные слова: «Венчается раб Божий...», а затем вместо венцов поставляются и поддерживаются над головами брачующихся св. иконы до окончания венчания. Очевидно, при одновременном венчании нескольких браков, замена венцов иконами бывает по недостаточному количеству первых в церквах бедных, и чрез то привносится в чин венчания особенность, не имеющая надлежащего смысла и значения. Как бы то ни было, одновременное венчание нескольких браков (и без привнесения в чин венчания каких-либо местных особенностей) воспрещается (см. выше, 1150 стр.) положительным законом (Рук. д. с. п. 1887, 37, 1894, 46).

— В некоторых приходах существует обыкновение приурочивать свадьбы к определенным дням, но во власти священника не допускать такого скопления браковенчаний в один день, и распределить более или менее большое количество браков на несколько дней так, чтобы на каждый день приходилось не более 5—6 браков, сумеет каждый иерей, раз он потрудится разъяснить сбоям прихожанам все неудобство скопления многих браковенчаний в один день и сам категорически откажется от крайне неблаговидного и во всех отношениях неправильного массового или гуртового венчания (Ц. В. 1894, 47, 1896, 33).

— Так как брачные церковные венцы должны сниматься до отпуста, то возлагать их вновь по окончании венчания и сопровождать новобрачных в дом нет оснований. Очевидно, это—обычай местный, введенный ради торжественности, а может быть—и прибыльности, так как при этом неизбежно предполагается особенное вознаграждение за излишний, кроме венчания, труд, соединенный с особенною церемонией. Выставив эти соображения на вид местному духовенству, Таврическая Дух. Консистория рекомендовала (см. Тавр. Е. В. 1877, 10) ему не вводить такого обычая, где его не было, а где он существует с давних пор, стараться о постепенном искоренении его мерами убеждения и разъяснения.—По мнению некоторых, есть основание предполагать, что указанный обычай не совсем давнего происхождения, не имеет слишком широкого распространения в пастырской практике, разнообразится по различным местностям, являясь чуть ли не делом личного произвола каждого пастыря, почему этот обычай скорее всего нужно признать нововведением в Церкви, сделанным какими-нибудь отдельными иерархическими лицами, не имевшими на то канонических данных, и стараться не поддерживать его среди прихожан (см. подр. Астрах. Е. В. 1891, 8—9; см. также Ц. В. 1888, 15; Тамб Е. В. 1892, 23).—Владикавказским Преосвященным было предложено духовенству епархии прекратить без исключения навсегда провожание новобрачных в венцах из церкви в дом священно-церковно-служителями в облачении, как обычай неодобрительный, поощряющий в имеющих возможность приплатить причту за провожание —тщеславие, а в не имеющих—зависть (Владик. Е. В. 1896, 2; см. также Ц. Вед. 1902, 36).

— В Тульской епархии местным епархиальным начальством было предписано, чтобы духовенство, сколь возможно чаще, с церковной кафедры и по домам внушало,

 

 

1252

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ СВЕДЕНИЯ О БРАКЕ.

что брак есть св. таинство и весьма важный акт в человеческой жизни и что для брачующихся пред браком и в священные минуты самого брака благопотребна самая теплая и усердная молитва, а потому они, по возможности, приступали бы к таинству брака раньше, как заповедует Церковь (Корм. 2 ч., 50 гл.): „ничто же ядше, ниже пивше, абие по божественной литургии или по часех“ (см. Ц. В. 1889, 31; сн. выше, 1238 стр.).

— Брак есть священное таинство и к нему, поэтому, следует приготовляться жениху и невесте для восприятия в нем благодати Божией, как и ко всякому другому таинству, в страхе Божием, молитвою и постом и чтобы этому их приготовлению ничто не препятствовало, тем более предбрачные гульбища пьянствующей компании родственников и знакомых жениха и невесты. По Кормчей, „брак и учреждение на нем со всякою тихостию и подобающею Христианом честностию во славу Божию да бывает, не козлогласованием диавольским, ни плясании и пиянствы, яже Христианом отречена суть“ (Кормч., 50-гл.). Между тем самое наименование—„запой“ или „пропой невесты“— указывает, что предбрачные сговоры до сего времени у нас в простом народе начинаются и продолжаются, по примеру предков язычников, тризною-винопитием. В некоторых местах существует известный под именем „каравая“ обычай, в силу которого свадебные увеселения начинаются накануне совершения таинства брака и продолжаются в течение всей ночи, хотя бы это было и под праздничные и воскресные дни; а вследствие этого в указанные дни многие из участников свадьбы совсем не являются на богослужение, а иные приходят в нетрезвом виде; бывают также и такие случаи, когда даже женихи на венчание являются не вполне трезвыми. Таким образом предсвадебные увеселения препятствуют достойной встрече и провождению праздничных и воскресных дней и принижают самое таинство брака (см. Ц. Вед. 1907, 29). Даже у современных нам языческих инородцев не бывает такого ужасного разгула при браках, какой бывает у русских православных христиан в наших селах и деревнях, отчего происходит не малый соблазн среди разного рода иноверцев из русских и не русских, которые, смотря на то ужасное пьянство на свадьбах, дозволяют дерзко хулить и издеваться над св. Церковию, якобы соизволяющею на это непотребство при свадьбах русско-православного люда. Тяжкий грех соблазна при свадебных гульбищах наших русских православных христиан всецело падает на участников в оных, забывающих при этом стыд и совесть и все святое и священное. Поистине, ими имя Божие и св. Церковь хулятся чрез это во языцех! И как поэтому не ожидать кары небесной на виновников этих гульбищ, т. е. на жениха и невесту, вступающих в брак.... Она, эта небесная кара, и посылается Богом в неустройствах и несчастиях их семейной и супружеской жизни. Горе человеку, имже соблазн приходит; Бог доругаем не бывает нашими беззакониями и страстями (Самар. Е. В. 1897, 3). Кроме, того, совершение таинства брака обставлено многими суевериями и несвойственными одаренному разумностью человечеству, а наипаче христианству и самому таинству, деяниями. Вместе с этим, ни при одном таинстве не дозволяется христианами такого своеволия, и бесчиния, как при таинстве брака, когда сопровождающие молодых являются в храм в нетрезвом виде, вступают в спор со священнодействующими. Сторонние же посетители стоят не лицом к св. алтарю и иконам, а опершись один на другого, рассматривают молодых, чем стесняют и их в молитве, и смущают дух самих совершителей таинства. Более же неразумные и невнимательные дозволяют себе при этом грызть семя, скорлупа которого, остающаяся на полу, ясно свидетельствует о их вольности, ничем не оправдываемой; вследствие чего, ни при одном таинстве не оскорбляется так святость храма, как при таинстве брака. В виду всего вышесказанного и епархиальные начальства, и само приходское духовенство не раз возвышало голос против всех указанных бесчинств. Так, Калужским Преосвященным было вменено В обязанность всем священникам епархии: 1) стараться с церковной кафедры и в частных беседах объяснять и внушать своим прихожанам все величие и святость таинства брака и обязанности с надлежащим благоговением приступать к нему и сторонним присутствовать при нем; вместе с этим, для искоренения суеверий, объяснять прихожанам всю обрядовую сторону этого таинства, как то: обручение кольцами, вручение новобрачным свечей, стояние их на подножках, питие вина, соединенного с водою из общей чаши, возложение на главы венцов и проч.; и, во 2-х, стараться искоренит запои и пропои пред свадьбой и после оной, внушая при этом прихожанам, что несравненно разумнее они поступят, если употребят эти деньги на украшение храма, устройство школы, обеспечение вдов и сирот служившего у них духовенства, а также и обеспечение штатного причта, к удовлетворению и осуществлению чего всегда они отказываются своею несостоятельностью (Ц. Вед. 1897,42; см. также 1905, 6). Собранием духовенства одного из округов Курского уезда, было признано полезным, чтобы Приходские священники пред совершением браков, а также и в другое время, объясняли прихожанам, как должен христианин держать себя в храме, и, кроме того, всячески располагали прихожан—приноравливать браковенчание к предобеденным или полуденным часам, в воскресные же и праздничные дни—ко времени окончания литургии. Члены собрания собственноручными подписками обязались исполнять постановленное решение (см. Ц. В. 1903, 12). В одном из сельских приходов Волынской епархии прихожанами в. 1903 на церковном сходе, по предложению священника, было постановлено: 1) Предсвадебные так называемые «заборы“ и „сватанья“, а равно и после-

 

 

1253

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ СВЕДЕНИЯ О БРАКЕ.

свадебную, чуть не недельную, волокиту, влекущие за собою многочисленные траты на устройство хмельного угощения гостей, уничтожить; 2) свадьбу зачинать в воскресенье и оканчивать в понедельник так называемой „даровизной“ или одариванием молодых со стороны гостей, без дальнейшего угощения; 3) вообще способствовать тому, чтобы хмельное угощение не было причиной расстройства благосостояния; 4) нарушителя приговора штрафовать по определению прихожан (см. Ц. В. 1903, 12; см. также Всеноддан. отчет Обер-Прокурора Св. Синода 1901 г., 30—31 стр.; Ц. Вед. 1904, 51—52, 1907, 29). —Шумное веселье с музыкой, пляской и пьянством в течение всей ночи пред браком накануне праздников, в которые обычно совершается венчание браков, так что жених и невеста являются к венчанию в истомленном состоянии от бессонной и шумной ночи, а свадебная свита является к венчанию в полупьяном состоянии и часто ведет себя неприлично,—все это ослабляет благие последствия прекрасного православного обычая жениху и невесте исповедаться и приобщаться св. Таин перед вступлением в брак за литургией, нарочно совершаемой для этого, а также и для поминовения почивших родственников жениха и невесты, с целью получения Божия благословения и умерших родителей на вступление в такие великие и ответственные обязанности, которые влечет за собою христианский брак. Кроме того, в некоторых местах существует обычай угощения вином даже во время совершения таинства брака и притом в храме. Понятное дело, духовенство должно неукоснительно внушать прихожанам о неуместности, несвоевременности и неприличии этого обычая и строго охранять святы ню храма, не дозволяя при нем производить угощения (сн. выше, 3 прим. к 950 стр.). Вообще надо заметить, что свадебные пиршества у крестьян имеют много темных сторон. В течение многодневных свадебных празднеств расходуя на водку значительную часть своего скудного состояния, многие крестьяне тем самым вовлекаются в долги и часто закабаляют себя кредиторами на десяток лет, а иногда и на всю жизнь. Без преувеличения можно сказать, что нет ни одного случая в жизни поселян, который обходился бы им так дорого, как свадьба, которая большею частью превращается в разгул, где пьют без просыпа по целой неделе сряду. Кто видел, напр., малороссийскую свадебную „перезву“, где растрепанные и нетрезвые женщины, иногда странно переряженные, под звуки бедной музыки, неистово скачут на улицах, часто под дождем и в грязи, тот согласится, что нельзя не осуждать это экзальтированное „народное веселие“. Разнузданное воображение пьяных женщин воспевает тут под самыми уродливыми и пошлыми иносказаниями то, о чем бы следовало молчать. Несомненно, подлежит отменению и тот слишком устарелый обычай, по которому тайну брака делают иногда нагло и безстыдно открытою. Положим, что обычай предъявлять всенародно знаки невинности „молодой“ имеет целью удерживание невест в пределах девической скромности и целомудрия; по подробности этого обычая возмутительны для стыдливости и скромности невесты, если она целомудренна и невинна, и слишком наглы и бесчеловечны в том случае, если она, к несчастию, окажется бракоокраденного. Суровость простого народа не берет в извинение никаких несчастных обстоятельств, сделавших невесту, иногда без ее вины, виновною, и жестоко издевается не только над нею, но и над ее родителями. Св. Иоанн Златоуст, вооружаясь в свое время против современных ему неблагопристойных свадебных обычаев, говорил: „Внимайте этому все, которые удивляетесь сатанинским церемониям и с самого начала обезображиваете чистоту брака! Были ли тогда (на браке Иакова и Лии) трубы, были ли кимвалы и диавольские пляски? Скажи: зачем ты тотчас вводишь в свой дом соблазн, и тех, которые нанимаются на сценах и в оркестрах, призываешь для того, чтобы за неуместные издержки повредить целомудрие девы и соделать юношу бесстыдным“ (Бес. на Быт., 54). „Зачем, —говорит он в другой беседе (о браке Исаака и Ревекки),—с самого начала позволяешь наполнять слух своей невесты скверными и гнусными песнями и неблагоприличиыми церемониями? Разве не знаешь, как юность склонна ко злу? Зачем обнародываешь честное таинство брака? Надобно все это устранить и учить невесту стыдливости с самого начала“ (Бес. на Быт., 48). Понятно, что и в наше время пастырь Церкви должен возвысить голос против обычаев, которые осуждены соборами и обличены св. отцами (Подол. Е. В. 1889, 18; см. также Ц. Вед. 1907, 26). Надобно всячески разъяснять, упрашивать и умаливать особенно родителей брачующихся устроять брачные пиршества со скромностью и благоприличием, без пьянства и без всяких непотребств, чтобы и в этом отношении брак был о Господе. Нельзя с особенным удовольствием не остановиться на том, что в некоторых местностях священникам удается успешно бороться против позорных свадебных обычаев и против разорительного свадебного разгула. Но для окончательного и повсюдного искоренения всего этого требуются настойчивые внушения, убеждения, единодушные: требования по всем приходам со стороны священников, направляемые к искоренению всех вышеуказанных непотребств.

— Подольским епархиальным начальством было сделано распоряжение, чтобы священники г. Каменца, для охранения порядка, тишины и благопристойности при бракосочетаниях, если предвидится большое стечение народа, приглашали полицейских властей (Под. Е. В. 1893, 12).—По Уст. о предупр. и пресеч. прест., мир и тишину в церкви обязана охранять местная полиция; священнослужители с своей стороны также внушают христианам к службе Божией благоговение и, сохраняя всю благопристойность, наблюдают, чтобы: Тишина и порядок не были нарушаемы приходящими в храм Божий (10 и 11 ст.) (см. Ц. В. 1904, 21).—Сн. выше, 3 прим. к 740 стр. и 836 стр.

 

 

1254

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ СВЕДЕНИЯ О БРАКЕ.

— В Самарской епархии было опубликовано воззвание к мирянам о пожертвованиях на церковную школу при вступлении в благословенный брак, которое было встречено всеобщим сочувствием. Чтобы польза этих пожертвований была для всякого наглядна и ощутительна, епархиальным наблюдателем было исходатайствовано пред епархиальною властью, чтобы жертвы эти расходовались на местные школы, именно—на школьную обстановку, парты, классные доски, книжные шкафы и проч., письменные принадлежности—бумагу, тетради и пр., а также на приобретение школьных библиотек (Сам. Е. В. 1896, 14).

— В некоторых местностях на другой день после брака родственники новобрачных ведут их в храм для совершения чина „скрывания новобрачных“, или „покровения невесты“. При этом родные и гости сопровождают новобрачных с песнями и плясками, а иногда и музыкой, не прекращающимися до того момента, когда новобрачные вступят в церковную ограду. В дверях церковных встречает иерей „одеян в епитрахиль и фелонь, и глаголет к невесте: Вниди, чадо, во дворы Господня и со всяким благоговением и страхом Божиим посещай церковь Его... И абие входит иерей в церковь и по нем невеста“. Здесь после предначинательных молитв читается 66-й псалом, затем стихи от псалма 5; далее, после особой молитвы, иерей благословляет невесту и возлагает на ее голову нарочито приготовленное для этого покрывало, говоря: „Да покрыет тя Господь кровом крылу Своею и да даст ти в мире и долголетии видети сыны сынов твоих, даже до третьего и четвертого рода вкупе с мужем твоим“; потом кропит иерей невесту св. водою и после обычного и дневного отпуста благословляет невесту говоря: „Иди в мире и прилежно соблюди вся заповеди Господни в страхе Его во вся дни живота твоего, повинуяся мужеви твоему, по повелению Господню, во имя Отца...“; после этого возглашается новобрачным многолетие, и они „тако благодаряще Бога отходят во своя си“. Пение, пляска и музыка сопровождают молодых до самого дома, где их встречают родители и ближайшие родственники. Новобрачные садятся под образами в переднем углу. Брат невесты или один из ее ближайших родственников снимает с нее покрывало. В домах зажиточных и интеллигентных лиц обряд этот совершается в большинстве случаев на дому, более благообразно и чинно, и имеет вид общей семейной молитвы о благополучном окончании брачного торжества. Чин „скрывания новобрачных“ почти целиком заимствован из Требника митр. П. Могилы, где этот чин надписывается так: „Молитва первобрачной невесте, хотящей ввестися по браце в церковь и прияти благословение первому покровению главе“. Разница между тем и другим чином самая незначительная. Сам по себе в своем настоящем целом виде рассматриваемый чин ничего не представляет зазорного, предосудительного и вообще чужд всего того, что оскорбляло бы святость таинства брака и профанировало бы храм. Напротив, этот чин прочно коренится на учении апостола Павла о подчинении жены мужу, каковое подчинение видимым образом и выражается возложением покрывала или „савана“ на голову новобрачной, которая, будучи девицей, была свободною, а сделавшись женою, стала подчиненною и чрез это покрывало принимает, по слову апостола, на голову свою знак власти над нею (1 Кор. 11, 10). Там, где этот обряд не практикуется, там и не следует вводить настоящий чин, как непринятый в наш современный Требник, там же, где этот обычай имеет силу давности и держится как „обычай древний“, там, по мнению некоторых, можно не выводить его из употребления (сн. Ц. В. 1893, 15). Но во всяком случае святой долг и прямая обязанность пастырей ревностно позаботиться об искоренении всех тех народных обычаев, с которыми соединено совершение этого чина в настоящее время и которые оскорбляют святость совершенного таинства и профанируют самый храм, куда каждый обязан приходить «со страхом и благоговением», а не с музыкою, песнями и пляской (Рук. д. с. п. 1885, 2; Ц. Вед. 1905, 5).

— О браке лица, повенчанного под чужим именем, немедленно должно быть сообщено чрез благочинного местному епархиальному начальству. Решение вопроса о законности или незаконности брака лица, повенчанного под чужим именем, законом предоставлено епархиальному начальству. Епархиальное начальство с своей стороны не замедлит сообщить о подлоге, учиненном при заключении брака, светскому уголовному суду, а затем само произнесет свое решение о действительности или недействительности такого брака. Если епархиальное начальство признает брак, при заключении которого учинен был подлог, действительным, то, конечно, должна быть, по распоряжению епархиального начальства, сделана необходимая поправка в обыскной и метрической книгах, согласно с действительностью. В противном случае, если епархиальное начальство признает брак, при заключении которого учинен подлог, недействительным, то лица, вступившие в такой брак, по сношению епархиального начальства с гражданским, должны быть разлучены от дальнейшего сожительства (см. Уст. Д. К., 266, 208, 212). Кроме того должны будут по приговору уголовного суда подлежать наказаниям за подлог при заключении брака лица, виновные в этом подлоге, т. е. как родители и поручители бракосочетавшихся, так и сами бракосочетавшиеся, если подлог учинен и с ведома последних, или—только родители и поручители бракосочетавшихся (вообще лица действительно виновные в подлоге), если подлог учинен без ведома самих бракосочетавшихся (Рук. д. с. п. 1889, 4; сн. Собр. мн., III т., 534—535 стр.; Душ. Чт„ 1872 г., 2 ч., 441 -442 стр.).

 

 

1255

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ СВЕДЕНИЯ О БРАКЕ.

— Гербовый сбор взимается с бумаг, а словесные просьбы, заявляемые частными лицами правительственным установлениям или должностным лицам, никаким гербовым сбором не оплачиваются за отсутствием объекта обложения (см. определ. Соедин. Присут. 1-й Кассац. Деп., 16 сент. 1904 г.).—За указанными в Уставе о Герб. сб. изъятиями, частное лицо или учреждение, обращающееся в правительственное установление или к должностному лицу с ходатайством, требующим письменного ответа, обязано, сверх оплаты гербовым сбором самой просьбы (если последняя изложена на письме), представить гербовую марку или лист гербовой бумаги надлежащего достоинства для оплаты гербовым сбором ответа (Св. Зак. V т., Уст. о Герб. сб., 82 ст.), или квитанцию казначейства во взносе наличными деньгами причитающегося гербового сбора (там же, 84 ст.); при выдаче же подлежащего гербовому сбору документа без письменного прошения (если то не возбраняется установленными о сем правилами), гербовый сбор взимается лишь за выдаваемые документы по числу листов (Инстр. о поряд. опл. герб. сб., утв. 9 янв. 1901 г., 25 §, I п.). Когда выдача документа или копии сопровождается письменным ответом на ходатайство просителя, то гербовым сбором оплачивается как ответ, так и выдаваемый документ или копия, если они не освобождены от гербового сбора; препроводительные же бумаги, не заключающие в себе такого ответа, гербовому сбору не подлежат (там же, II п.).—Гербовому сбору в 75 к. за лист подлежат: 1) метрические свидетельства, а равно выписи из метрических книг всех вероисповеданий о рождении, бракосочетании или смерти, выдаваемые как частным лицам непосредственно, так и требуемые правительственными установлениями или должностными лицами, а также городскими, земскими или сословными учреждениями, для выдачи частным лицам, не исключая и тех, которые состоят на службе в сих установлениях или учреждениях (Уст. о Герб. сб., 14 ст., 3 п., г.; Алфавит. Переч. бум., актов и докум., подлеж. герб. сб. и изъят. от него, 186 см. Прилож. к отд. I Собр. узак., 1902 г., 73 М), кроме тех метрических свидетельств и выписей, которые изъяты от гербового сбора (см. Уст. о Герб. сб., 62 ст., 4 п., 66 ст., 4 п., 74 ст., 6 п., 76 ст., 3 п.); причем, если на одном листе пишется несколько метрических свидетельств или выписей, то гербовой сбор должно взыскивать за каждую выпись отдельно, сколько бы их ни было помещено на одном листе; справки же, извлечения из метрических и исповедных росписей о личном составе данной семьи или происхождении известного лица от общего с другими родоначальника и т. п., когда они выдаются по ходатайству частных лиц (а не по требованию правительственных установлений), подлежат оплате гербовым сбором, в том же размере, с листа, а не по числу лиц (Разъясн. Деп. Окл. сб., 24 февр. 1904 г.. 2000 $); равным образом и сведения, выдаваемые частному лицу на одном листе о рождении, вероисповедании и беспрепятственности повенчания оплачиваются одною гербовою маркою в 75 коп. (Разъясн. Деп. Окл. сб., 25 сент. 1904 г., 9682 &), 2) выдаваемые для вступления в брак свидетельства о бытии на исповеди и принятии св. Таин (как и исповедные свидетельства, выдаваемые во всех прочих случаях, кроме представления для принятия св. Таин в другой церкви и учащимися в учебном заведении), а равно справки из исповедных росписей вообще о летах лиц, в них записанных, выдаваемые по просьбам частных лиц, оплачиваются гербовым сбором в 75 коп. (Уст. о Герб. сб., 14 ст., 3 п.; Алф. Переч., 274 Μ, 1 п.; Разъясн. Деп. Окл. сб., 25 сент. 1904 г., 9682 №); 3) разрешения (письменные), выдаваемые на вступление в брак: а) от духовных властей лицам, состоящим в близких степенях родства, или не достигшим установленного возраста, или назначаемым на священно-служительския должности и т.н., б) лицам, состоящим на государственной службе,—их начальством, в) несовершеннолетним—их родителями (Уст. о Герб. сб., 14 ст., 3 п., г., 4 п.; Алф. Переч., 261 Разъясн. Деп. Окл. сб., 25 сент. 1904 г., 9682 *Ж); 4) из числа оставляемых при церквах копий с документов копии с таких документов, которые сами подлежат оплате сбором; эти копии подлежат оплате гербовым сбором наравне с подлинниками, но не свыше 75 коп. за лист (Разъясн. Деп. Окл., сб., 25 сент. 1904 г., 9682 №). Гербовому сбору не подлежат: 1) Разрешения, выдаваемые на вступление в браки от Воспитательных Домов Опекунского Совета Императрицы Марии питомкам и питомцам сих Домов и Окружными Управлениями острова Сахалина ссыльным (Уст. о Герб. сб., 79 ст., 63 ст., 2 п., а; Алф. Переч., 261 М, г, д); 2) сведения, сообщаемые одним причтом другому, о вероисповедании брачующихся и о беспрепятственности повенчания их в других церквах, а также сношения одних причтов с другими об оглашениях (Разъясн. Деп. Окл. сб., 25 сент. 1904 г., 9682 №); 3) оставляемые при церквах копии с тех документов, которые свободны от оплаты гербовым сбором (там же); 4) делаемые на паспортах и билетах надписи о повенчании, или смерти и погребении» (там же).—По разъяснению «Цер. Ведомостей», если предбрачное свидетельство не заключает в себе указания на лета лица, означенного в свидетельстве, то оно свободно от оплаты гербовым сбором, в противном случае оплачивается маркою в 75 кон. (Ц. Вед. 1906, 3, 11).—Так как паспорта, паспортные книжки и вообще виды на жительство, выдаваемые русским подданным на проживание в Империи и за границей, изъяты от гербового сбора (см. Алфав. Переч., 218 1 л.), то и оставляемые при обыске копии их не подлежат оплате этим сбором (Ц. Вед. 1907, 44)—Подр. о гербовом сборе в применении к делам духовного ведомства см. Ц. Вед. 1904, 13—14, 1910. 13 и 16—17, офиц. ч.; 1905, 38, 1906, 48.

 

 

1256

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ СВЕДЕНИЯ О БРАКЕ.

— Относительно браков между собою старообрядцев и сектантов в Св. Законов содержатся следующие постановления.—„Браки старообрядцев и сектантов приобретают в гражданском отношении, чрез записание в установленные для сего особые метрические книги (ср. Зак. Сост., ст. 931—954, по изд. 1899 г. и по Прод.), силу и последствия законного брака. Воспрещаются и не подлежат записи в метрические книги такие браки старообрядцев и сектантов, кои возбранены Законами Гражданскими (ст. 3—5, 12, 20, 21 и 23; см. выше, 1166—1167, 1174-1175, 1188—1190, 1195, 1200 стр.). Существование брака старообрядцев и сектантов считается доказанным со дня записи в метрической книге. Но если, по обжаловании в установленном порядке определения Полицейского Управления о препятствиях к записи, определение сие признано будет неправильным, то брак, по просьбе о том одного или обоих супругов, считается имеющим законную силу не со дня действительного внесения оного в метрическую книгу, а со времени первоначального о нем заявления. О сем делается, особая отметка в метрической книге. Брак, записанный в метрической книге, может быть расторгнут только по суду в случаях, определенных по ст. 45 (по Прод.; см. об указанных в этой статье случаях расторжения брака ниже, 1259—1262 стр.). Браки, воспрещенные законом, или же заключенные между лицами, состоящими в браке, совершенном по правилам Православной Церкви, или по обрядам другого, признаваемого в государстве вероисповедания, считаются незаконными и не действительными, хотя бы и были записаны в метрической книге. Несоблюдение при записи брака в метрическую книгу установленных правил подвергает виновных законной ответственности, но не разрушает самого брака“ (Св. Зак. X т., 1 ч., 78 ст., Прод. 1906 г.). „Относительно браков, существовавших между раскольниками до 19 апреля 1874 года, соблюдаются следующие правила; 1) раскольники, записанные в сказках десятой ревизии мужем и женою, признаются состоявшими в законном браке супругами, доколе действительность брака не будет опровергнута по суду; 2) брачные союзы, заключенные раскольниками после десятой народной переписи, записываются в метрические книги на точном основании общих правил о метрической записи браков раскольников“ (там-же, прямей,). „Дела о правах, истекающих из браков, заключенных между раскольниками, а также дела о расторжении сих браков и о признании их недействительными подлежат суду гражданскому“ (Св. Зак. XVI т., Уст. Гражд. Суд. изд. 1892 г., 13561 ст.). —В 1905 г. положениями Комитета Министров, признавшим указанный порядок записи браков и вообще ведения метрических книг старообрядцев и сектантов подлежащим изменению) см. подр. Ц. Вед. 1905, 23, офиц. ч.), было постановлено: „Возложить ведение метрических книг для записей рождений, браков и смерти старообрядцев и сектантов на их духовных лиц, под наблюдением подлежащих правительственных или общественных учреждений, по особым правилам, имеющим быть составленными применительно к ныне по сему предмету действующим“ (см. там же).—В 1906 г. Именным Высочайшим Указом 17 окт. означенного года были постановлены правила о ведении книг гражданского состояния старообрядцев, а также и сектантов, не признающих духовных лиц (см. эти правила там же, 1906, 43; см. также 1907, 7).—В 1907 г. тоже в порядке Верховного управления Высочайше утвержденным 12 февр. 1907 г. положением Совета Министров об издании временных правил для узаконения незаписанных в метрические книги браков старообрядцев и сектантов, а также происшедшего от сих браков потомства, было определено, между прочим, следующее: „Старообрядцы и отделившиеся от православия сектанты, записанные за время, предшествовавшее изданию настоящего закона, в сословные посемейные списки или иного рода, заменяющие сии списки, документы мужем и женою, а по полицейским метрическим книгам (Зак. Сост., изд. 1899 г., ст., 931) не числящиеся состоящими в, брачном союзе, как не отвечающие требованиям, в ст. 947, 949 и 953 Зак. о Сост. (изд. 1899. г.) указанным, признаются состоящими в законном браке, и происшедшие от сих браков дети почитаются их законными детьми“. „Внесение в метрические книги браков старообрядцев и сектантов, совершенных по обрядам их вероучений, но не внесенных ко времени издания настоящего закона в метрические книги (Зак. Сост., изд. 1899 г., ст. 947 и 953) и не означенных в подлежащих посемейных списках или иных, заменяющих последние, документах, а также происшедших от сих браков детей, допускается не иначе, как по определениям окружного суда, постановленным в порядке охранительного судопроизводства“. „Право домогаться внесения брака или рождения в метрическую книгу не прекращается никакою давностью“ (см. Собр. узак., 1907 г., 447 №).—Вследствие издания этого временного порядка, относительно узаконения браков старообрядцев и сектантов, а тем более, если воспоследует, в целях согласования подлежащих узаконений с Высочайше утвержденными 17 апр. 1905 г. положениями Комитета Министров об укреплении начал веротерпимости (см. Ц. Вед. 1905, 18, офиц. ч.), установление новых постоянных правил относительно указанных браков, вышеприведенные действующие по данному предмету законоположения подлежат дополнению и изменению.

— Высочайше утвержденные 31 янв. 1907 г. временные правила „для узаконения браков, заключенных по обрядам инославных и иноверных исповеданий лицами, числившимися православными до издания Высочайшего Указа 17-го апр. 1905 г., и происшедшего от сих браков потомства“, см. в «Цер. Ведомостях» 1907, 7, офиц. ч.

 

 

1257

О НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ БРАКОВ.

О незаконных и недействительных браках и о расторжении законно совершенных браков.

А. Законными и действительными не признаются: 1) брачные сопряжения, совершившиеся по насилию или в сумасшествии одного или обоих брачившихся 1); 2) брачные сопряжения лиц, состоящих в близком, то есть, в запрещенных церковными правилами степенях, кровном или духовном родстве или свойстве (сн. выше, 2 прим. на 1188 стр.); 3) брачные сопряжения лиц, которые обязаны уже другими законными супружескими союзами, не прекратившимися и законно не расторгнутыми духовным начальством их вероисповедания; 4) брачные сопряжения лиц, которым по расторжении брака возбранено вступать в новый; 5) брачные сопряжения лиц, не достигших возраста, Церковию определенного для вступления в брак, или же имеющих от роду более восьмидесяти лет, или вступивших в четвертый брак; б) брачные сопряжения монашествующих, а равно и посвященных уже в иерейский или диаконский сан, доколе они пребывают в сем сане; 7) брачные сопряжения лиц православного исповедания с нехристианами (Св. Зак. X т„ 1 ч„ 37 ст.; Уст. Д. К., 205); см. также выше, 1208 стр. и 7 прим. к 1207 стр. Дела о признании законности или незаконности браков, не исключая и смешанных (т. е. браков лиц православных с лицами христианского неправославного исповедания), подлежат рассмотрению епархиального начальства 2): 1) по донесениям подчиненных епархиальному начальству мест и должностных лиц; 2) по отношениям, уголовных судов, если по делам, производящимся в оных, возникнет сомнение в законности брака; 3) по жалобам и донесениям частных лиц, если права их нарушаются тем незаконным браком, или же в тех случаях, когда такой брак принадлежит к числу преступлений, влекущих за собою наказание уголовное; дела сии производятся в тех епархиях, в коих браки были совершены, а совершенные за границею браки лиц, состоящих в русском подданстве, вчиняются в; С.-Петербургской епархии (Уст. Д. К., 206, 207 ст.; Св. Зак, XVI т., 2 ч., Зак. Суд. Гражд. 443, 445 ст., изд. 1892 г.). Сила постановлений о давности не распространяется на вступивших заведомо в противозаконный брак (Улож. нак., 162 ст.). Епархиальное начальство решения свои о признании брака недействительным представляет всегда на усмотрение и утверждение . Св. Синода (Св. Зак. XVI ,т., 2 ч., Зак. Суд. Гражд., 449 ст., изд. 1892 г.), за исключением дел о многобрачии (см. выше, 3 п.), которые разрешаются епархиальною властью окончательно (Высоч. повел. 10 дек. 1903 г.; опр. Св. Син. 18 мар. 1904 г.; см. Ц. Вед. 1904, 10, 13—14, офиц. ч.). Лица, коих брак подлежащим духовным судом будет признан незаконным и недействительным, немедленно, по сношению епархиального начальства с местным гражданским, разлучаются от дальнейшего сожительства 3). За сим, признанные по суду виновными во вступлении в противозаконный брак заведомо, подвергаются (если они православные) церковному покаянию 4), а в неко-

1)  По действующему законодательству (см. Св. Зак. X т., 1 ч., 37 ст., 1 п.), сумасшествие, явившееся после брака, не может служить основанием к расторжению брака (см. также Ц. Вед, 1905, 20).

2) В отношений к признанию действительности или недействительности брака „телесное совокупление“ супругов не имеет никакого значения, ибо „брак не тем составляется, еже спати мужеви с женою, по брачным совещанием их“ (Кормч., Зак. гражд., 4 гр„ 17 гл.); поэтому брак, повенчанный в церкви, одинаково нерасторжим и до и после „телесного совокупления“ супругов и, наоборот, одинаково подлежит расторжению в обоих случаях, если откроются какие-либо препятствия к его продолжению (50-я гл. Кормчей, А. Павлова, 79—80 стр.).

3) Если окажется, что брак повенчан при недостижении женихом или невестою церковного (сн. 1 прим. на 11,72 стр.) совершеннолетия, то разлучение супругов должно быть учинено тотчас же по начатии дела о таковом незаконном браке (Сборн. цер. и гражд. зак. о браке и разводе, С., Григоровского, 117 стр.) в остальных случаях разлучение супругов должно быть учиняемо по утверждении Св. Синодом решения E. Н. о признания брака незаконным (там же, 104 стр.).—См. выше, 2 прим. на 1188 стр.

4) Для виновных супругов во вступлении в брак при недостижении церковного совершеннолетия и для невиновных супругов во всех случаях незаконности брака, кроме вступивших в брак в запрещенных степенях родства и свойства (см. также ниже, 6-е примеч.), очищении совести епитимией заменяется очищением совести испо-

 

 

1258

О НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ БРАКОВ.

торых, законом означенных случаях, и определенному наказанию 1) (Уст. Д. К., 212), по приговору уголовного суда 2).

Б. По действующему праву самовольное расторжение брака без суда, по одному взаимному соглашению супругов, ни в каком случае не допускается. Равномерно не допускаются и никакие между супругами обязательства или иные акты, заключающие в себе условие жить им в разлучении, или же какие-либо другие, клонящиеся к разрыву супружеского союза. Места или лица гражданского ведомства не должны утверждать или свидетельствовать актов сего рода. Священнослужителям и церковным причетникам также воспрещается, под опасением суда и лишения их сана, писать под каким бы то ни было видом и кому бы то ни было разводные письма 3) (Св. Зак. X т., 1 ч., 46 ст.). Достаточными основаниями к расторжению брака, кроме естественного способа прекращения брачного союза смертию одного

ведью пред духовником (Сборн. цер. и гражд. зак. о браке и разводе, С. Григоровского, 109, 117, 121—122, 124, 127, 130 стр.).—Виновное и невиновное во вступлении в незаконный брак лицо инославного исповедания не предается епитимии и ему не назначается очищения совести исповедью пред духовником, а об его поступке—вступлении в незаконный брак—сообщается лишь на усмотрение духовного начальства его исповедания (см. там же, 108, 118, 122—123, 125, 130 стр.).

1) Дети от брака, признанного недействительным, сохраняют права детей законных (Св. Зак. X т., 1 ч., по Продолж. 1906 г., 1311 ст.). От соглашения родителей зависит определить, у кого из них, после признания брака недействительным, должны оставаться несовершеннолетние дети. Если со стороны одного из родителей вступление в брак было недобросовестно, то другой родитель имеет право требовать оставления у него всех детей. В случае отсутствия соглашения родителей, равно как необходимости отступления от упомянутых правил для блага детей, подлежащее опекунское установление определяет, у кого из родителей должны оставаться дети (там же, 1312 ст.). Родительская власть над детьми принадлежит родителю, у которого они оставлены (там же, 1313 ст.). Родитель имеет право свидания с детьми, находящимися у другого родителя. Способ и время осуществления этого права, в случае разногласия родителей, определяются местным мировым-либо городским судьей или земским начальником (там же, 1314 ст.). Каждый из родителей обязан, сообразно своим средствам, участвовать в издержках на содержание и тех детей, которые оставлены у другого родителя (там же, 1314 ст.). По смерти родителя, у которого оставлены, были дети, а также в случае лишения его родительской власти или невозможности осуществления им этой власти, находившиеся при нем дети поступают под родительскую власть другого родителя, разве бы подлежащее опекунское установление, ради блага детей, сочло необходимым назначить особого рода над ними опекуна (там же, 131® ст.).

2) Монашествующие и посвященные в иерейский и диаконский сан, изобличенные во вступлении в недозволенный им брак, исключаются из духовного звания и предаются, согласно44 пр. VI Всел. соб. и 22 пр. св. Василия Вел., четырехлетией епитимий, с сокращением срока оной наполовину (Ук. Св. Син. 24 окт. 1852 г.) в том случае, если они, употребив для вступления в возбраненный брак обман или подлог, понесут за это наказание, по суду уголовному. Вместе с этим, по снятии с них монашеского звания, и вообще священного сана, им, как уже светским лицам, не возбраняется вступление в новые законные супружества. Невиновному лицу дозволяется вступить в новое законное супружество (Сборн. цер. и гражд. зак. о браке, С. Григоровского, 129—130 стр.).—Православный, вступивший в брак с нехристианином, по признании этого брака незаконным, получает право на вступление в новое беспрепятственное супружество, по очищении им совести исповедью пред духовником (Уст. Д. К., 213 и 215), если в таковой брак он вступил не заведомо, а если заведомо, то с наложением на него четырехлетней церковной епитимии, по 22 пр. св. Василия Вел., с сокращением срока оной на половину, согласно принятому в духовном ведомстве обыкновению (Ук. Св. Син. 24 окт. 1852 г.), в том случае, если он за вступление в незаконный брак понесет наказание по приговору суда уголовного. О нехристианине, вступившем в брак с православным, духовный суд ни в какое суждение не входит (Сбор. цер. и гражд. зак. о браке, С. Григоровского, 127 стр.).—См. также выше, 1172, 1174, 1188, 1190, 1195, 1199 стр.

3) Супруги обязаны жить вместе (Св. Зак. X т., 1 ч., 103 ст.). Но могут быть случаи, когда для жены представляется совершенно невозможным исполнить требование закона о совместном жительстве с мужем, напр., когда муж сам не имеет определенного местожительства, или не может дать жене помещения и т. п.; причем в таких случаях невозможность для жены жить вместе с мужем должна быть точно установлена в судебном решении (Решен. Гр. Кассац. Деп. 1892 г., 111 Запрещая только самовольное разлучение супругов, закон не требует, чтобы супруги постоянно и неразлучно жили на одной квартире, ибо нередко отдельное их жительство вызывается такими обстоятельствами, которые не имеют ничего общего с разлучением их,

 

 

1259

О РАСТОРЖЕНИИ БРАКОВ.

или обоих супругов, признаются по русскому церковному и гражданскому праву: 1) Прелюбодеяние одного из супругов 1) (там же, 45 ст.; Уст. Д. К. 238); дело о разводе по оскорблению святости брака прелюбодеянием одного из супругов начинается подачею требующим развода супругом в Духовную Консисторию, по месту постоянного жительства (сн. 1 прим. к 1220 стр.) супругов (а если они

и по поводу этих обстоятельств могут быть заключаемы между мужем и женою особые акты; определение значения отдельного жительства супругов и смысла акта, по сему поводу состоявшегося, зависит от суда, рассматривающего дело по существу (Решен. Гр. Кассац. Деп. 1879 г., 309 №).—По действующим узаконениям, разножительство супругов, как бы оно долго ни продолжалось, само по себе не является законным поводом к разводу (см. подр. Ц. В. 1906, 22, 1908, 3, 21. 1909, 25).—По вопросу о раздельном жительстве священнослужителей с их женами, возбужденному в донесении Св. Синоду одним из Епархиальных Преосвященных о наличности в его епархии случаев проживания священнослужителей без жен, с присовокуплением к этому донесению просьбы о преподании руководительетвенных указаний, как поступить с священником вверенной оному Преосвященному епархии, живущим раздельно с своею женою, в виду ее нетрезвости и развратной жизни, и как вообще поступать с теми клириками, которые по разнообразным причинам живут отдельно от своих жен,—Св. Синод, по обсуждении означенного донесения, совокупно со справкой, нашел: 1) что церковные каноны (8 пр. Неок. соб.) дают ясное указание, как должно поступать в отношении священнослужителя, у коего бы жена оказалась впавшею в прелюбодейство, требуя, чтобы таковой священнослужитель или развелся с женою, или был запрещен в священнослужении, по каковому правилу и надлежит поступить в отношении означенного священника, 2) что священнослужители, уклоняющиеся от сожительства с женами под видами благословными, подлежат прещению по силе пр. 5 святых апостол, предписывающего, в случае упорства, извержение от священного чина, а уклоняющиеся от сожительства с женами по причинам неблагословным должны быть предаваемы церковному суду за неблагоповедение, на основании церковных правил и духовных узаконений, 3) что равным образом, если жена священнослужителя оставляет мужа вследствие его неблагоповедения, грубого и жестокого обращения с нею и т. п., то должны быть предпринимаемы в отношении к виновному все меры исправления, имеющиеся в распоряжении епархиального начальства, и не исправляющийся подлежит суду и наказанию, а если жена священнослужителя оставляет своего мужа без всякой с его стороны вины, то она подлежит увещаниям к совместной жизни и, в случае недейственности увещаний, церковной епитимии, а оставленный заслуживает снисхождения, 4) что в каждом случае обнаружения раздельного жительства священнослужителей с их женами надлежит тщательно исследовать обстоятельства дела и в соответствии с данными, добытыми исследованием, преподавать увещание к примирению супругов и принимать потребные меры к исправлению обнаружившихся в их семейных отношениях нестроений, 5) что могут быть случаи, когда раздельное жительство священнослужителя с женою не является предосудительным, как состояние священнослужителя по назначению начальства в монастыре или в отлучке на ином служении, или же проживание жен с воспитываемыми к школах детьми, и 6) что применительно к сему надлежит производить тщательное исследование причин раздельной жизни с женами и церковнослужителей, и в соответствии с данными исследования в каждом отдельном случае принимать соответствующие Архипастырские меры вразумления или прещения; о чем Св. Синод 11—23 окт. 1908 г. № 7158 определил уведомить Преосвященного указом, к должному руководству, предписав в оном вместе с тем епархиальному начальству, предварительно применения мер взыскания, сделать священно-церковно-служителям епархии и их женам увещание к исправлению замеченных недостатков в семейной жизни, с предупреждением, что, если они останутся глухи к увещанию, их постигнет применение канонических мер (Разъяснит. опред. Св. Син. 11—23 окт. 1908 г.; см. подр. Ц. Вед. 1908, 46, офиц. ч.).

1) По действующему законодательству, под прелюбодеянием подразумевается факт половой связи того или другого супруга с лицом посторонним, все равно, состоящим в браке или свободным от него, будет ли такая связь продолжительною, или единичным фактом (Старые и новые законно разводе, проф. М. Красножена, 31 стр.). Необходимо только, чтобы этот факт удовлетворял требованию состава преступления прелюбодеяния относительно субъекта, объекта и внешнего действия,—другими словами, чтобы он был совершен лицом, „состоящим в браке“, чтобы другой супруг не был сам виновен в прелюбодеянии и чтобы известный акт был совершившимся фактом, а не одним только покушением, и был притом совершен сознательно и свободно; поэтому прелюбодеяние, совершенное по насилию, во сне или вследствие ошибки, не может составлять повода к разводу (Кур. цер. права, проф. А. С. Павлова, 385 стр.); равным образом, согласно 1 п. 45 ст. 1 ч. X т. Св. Зак., в случае доказанного нарушения супружеской верности обоими супругами, брак их, как обоих виновных в прелюбодеянии, не подлежит расторжению, но в сем случае оба супруга могут быть преданы, за взаимное нарушение ими святости брака, семилетней церковной епитимии (см. Сборн. цер. и гражд. зак. о браке, С. Григоровского, 218 стр.). Кроме; того дела по

 

 

1260

О РАСТОРЖЕНИИ БРАКОВ.

или один из них проживают за границею, то в С.-Петербургскую Дух. Консисторию) прошения с соблюдением при этом всех установленных законом требований 1) (см. Уст. Д. К., 239; ук. Св. Син. 17 янв. 1907 г.); о последствиях сего развода для виновного супруга см. выше, 1198—1199 стр. 2). 2) Неспособность к

нарушению одним из супругов святости брака прелюбодеянием ведаются уголовным судом, если потерпевшим супругом будет возбуждено ходатайство о наказании виновного по уголовным законам; а в таком случае просьба о расторжении брака по прелюбодеянии не может быть удовлетворена духовным судом (Учебн. рус. гражд. права, проф. Г. Ф. Шершеневича, 623 стр.); так как оскорбленному супругу предоставляется на выбор просить о разводе или же о наказании виновного супруга по уголовным законам, и нельзя просить о том и другом вместе, или, в случае отказа в просьбе об одном, просить о другом (Старые и новые законы о разводе, проф. М. Красножена, 31 стр.). Наконец, супруг, изобличенный о прелюбодеянии, не может впоследствии, и о точному смыслу 45 ст. 1 ч. X т. Св. Зак., искать развода с другим супругом, состоя в браке с коим, сам нарушил святость брачного союза, хотя бы имел требуемые законом доказательства его виновности в прелюбодеянии (Сборн. цер. и гражд. зак. о браке, С. Григоровского, 218 стр.).—Согласно 8-му правилу Нео кесарийского собора, если жена священнослужителя, как об этом было сказано выше (см. 3 прим. к 1258 стр.), «впадет в прелюбодейство», то он «не может касатися служения, ему порученного», и «должен развестися с нею»; по разводе он остается священнослужителем Ц. В. 1897, 14); при этом следует иметь в виду, что правило говорит о явном обличении жены священнослужителя, и только в таком случае требует развода, когда ее прелюбодеяние будет запойным порядком обличено и доказано (Кур. цер. законов., архим. Иоанна, 1 т., 366 стр.).

1) По принятии прошения к своему производству, епархиальное начальство поручает доверенным духовным лицам сделать увещание супругам, чтобы они прекратили несогласие христианским примирением и оставались в брачном союзе (Уст. Д. К., 240); увещание тяжущимся супругам предлагается чрез местных, по жительству их, приходских священников, в случае же особой просьбы супругов—чрез их духовников или других священников по их указанию; о результатах увещания должно быть донесено Консистории с представлением письменных отзывов супругов (Сборн. цер. и гражд. зак. о браке, С. Григоровского, 192 стр.). Когда увещания не достигнуть своей цели, тогда епархиальное начальство приступает к формальному производству дела (Уст. Д. К., 240). Главными доказательствами преступления должны быть признаны: а) показания двух или трех очевидных свидетелей и б) прижитие детей вне законного супружества, доказанное. метрическими актами и доводами о незаконной связи с посторонним лицом. Затем прочие доказательства, как-то: письма, обнаруживающие преступную связь ответчика; показания свидетелей, не бывших очевидцами преступления, но знающих о том по достоверным сведениям или по слухам; показания обыскных людей .о развратной жизни ответчика, и другие,—тогда только могут иметь свою силу, когда соединяются с одним из главных доказательств или же в своей совокупности обнаруживают преступление (там же, 249 ст.). Собственное признание ответчика в нарушении святости брака прелюбодеянием не принимается в уважение, если оно не согласуется с обстоятельствами дела и не сопровождается доказательствами, несомненно его подтверждающими (Св. Зак. X т., 1 ч., 47 ст.; Уст. Д. К., 250).

2) Относительно лиц, брак которых по их прелюбодеянию был расторгнут до воспоследования в 1904 г. отмены осуждения на всегдашнее безбрачие (см. выше, 1198—1199 стр.), Св. Синодом было предписано Епархиальным Преосвященным (см. ук. Св. Син. 25. янв. 1905 г.); в случае обращения к ним указанных лиц с просьбами о дозволении им вступить в новое супружество, применять к таковым просьбам, если наложенная на просителя епитимия выполняется им не менее двух лет, Высочайшее повеление 28 мая 1904 года, в порядке, определенном циркулярным Синодальным указом от 14 июля 1904 г. за № 11, не представляя последовавших по таковым просьбам решений Епархиальных Начальств на утверждение Св. Синода. —Относительно бракоразведенных духовным судом Православной Церкви, вследствие прелюбодеяния, супругов инославного исповедания, Св. Синодом было предоставлено Епархиальным Преосвященным (см. ук. Св. Син. 16 мая 1905 г.), в случае обращения к ним указанных лиц с просьбами о дозволении им вступить в новый брак с лицом православным, удовлетворять таковые просьбы, если со дня утверждения Св. Синодом решения епархиального начальства о расторжении брака просителей прошло не менее трех лет (подр. см. Сборн. церк. и гражд. зак. о браке и разводе, С. Григоровского, 217 стр.).—Так как новый закон (Высоч. утв. опр. Св. Син. 28 мая 1904 г.) умалчивает о воспрещении брака с соучастником или соучастницей прелюбодеяния, то очевидно, что такой брак не воспрещается (Кур. семейн. права, проф. А. И. Загоровского, 148 стр.). —Если бы, после расторжения брака по прелюбодеянию, одного из супругов, оказалось, что виновный был оклеветан и потому другая сторона пожелала бы вновь жить с ним, то подобный брак может быть восстановлен только Св. Синодом, к которому .бывшим супругам и следует обратиться с просьбой об этом; до этого же восстановления брака; сожительство их должно быть признаваемо; незаконным (Ц. В.

 

 

1261

О РАСТОРЖЕНИИ БРАКОВ.

брачному Сожитию 1) (Св. Зак. X т., 1 ч., 45 ст.; Уст. Д. К., 238); иск о разводе по этой причине, может быть начат только в том случае, если а) означенная неспособность природная и вообще добрачная 2) и б) если со дня заключения брака прошло не менее трех лет 3) (Уст. Д. К., 242—243); см. также выше, 1173 стр. 3) Безвестное отсутствие одного из супругов; просьба о расторжении брава по случаю безвестного отсутствия одного из супругов, с приложением метрической выписки о браке, подается в Духовную Консисторию по месту жительства просителя 4) (сн. выше, 1 прим. к 1220 стр.); по истечении года со времени напечатания в «Церковных Ведомостях» по установленной форме объявления о предъявленном иске, Консистория, по ходатайству просителя, приступает к рассмотрению обстоятельств дела, и, буде не окажется в оном показаний или сведений, возбуждающих сомнение в безвестном отсутствии супруга, полагает решение о расторжении брака и дозволении просителю вступить в новое супружество 5) (Св. Зак. X т., 1 ч., 45 ст.; Высоч. пов. 14 янв. 1895 г. о нов. прав. о расторж. бр. по безвест. отсут.; см. эти правила в Ц. Вед. 1895, 7, офиц. ч.); см. также выше, 1195—1196 стр. 4) Присуждение одного из супругов к

1897, 38).—Если, по имеющимся в бракоразводных делах данным, лица, обвиняемые одною из тяжущихся сторон в блуде или прелюбодеянии с другою, окажутся изобличенными в блуде или прелюбодеянии, то эти лица предаются соответствующей церковной епитимии (Ук. Св. Син. 29 нояб. 1908 г.).

1) Тяжкая болезнь (паралич и т. п.) жены (или мужа) не может служить основанием для расторжения брака даже и в том случае, когда сего желают муж и жена (Ц. Вед. 1896, 29). Вообще под неспособностью к брачному сожитию закол в данном случае разумеет только физическую неспособность супруга к совершению полового акта. А потому всякие другие физические или нравственные дефекты, как то: сумасшествие, безумство (начавшиеся после вступления в брак), страдание венерическою и другими болезнями и т. п., делающие de facto супружеское сожитие невозможным, не принимаются за основания для расторжения брака (Сборн. цер. и гражд. зак. о браке, С. Григоровского, 233—234 стр.; Ц. Вед. 1905, 20, 1909, 2; сн. Ц. В. 1905, 42, 1909, 2).

2) Для развода необходимо, чтобы неспособность к брачному сожитию была подтверждена освидетельствованием во Врачебном Отделении Губернского Правления, заключение которого должно быть утверждено отзывом Медицинского Совета Министерства Внутр. Дел (Учебн. рус. гражд. права., проф. Г. Ф. Шершеневича, 625 стр.).—Добиться необходимого при разводе по указанной причине врачебного осмотра можно только уговором подлежащего осмотру, так как закон никаких насильственных мер, в виде привода и т. п., в подобном случае не предусматривает (Ц. В. 1908, 32).

3) По прошествии того же срока имеет право просить развода ио указанной (т. е. добрачной) неспособности своего мужа и жена священника; дела подобного рода начинаются обычно подачею прошения в Консисторию или на имя Преосвященного (Ц. В. 1892, 1).—Супруг, виновный в нарушении супружеской верности прелюбодеянием, не лишается права на расторжение брака по неспособности другого супруга к брачному сожитию, но епархиальное начальство должно по данному вопросу, в каждом отдельном случае, испрашивать указаний Св. Синода, так как прямых узаконений относительно данного предмета в действующем законодательстве не имеется (см. подр. Сборн. цер. и гражд. зак. о браке и разводе, С. Григоровского, 234—235 стр.).—Женам самовольно оскопившихся дозволяется выходить в замужество за других, если пожелают и будут о том просить (см. П. С. З., 1824 г., 2 янв. 29722 №; сн. выше, 5 прим. к 1203 стр.), причем в данном случае собственно нет расторжения брака, а есть только простое дозволение одному из супругов, за оскоплением другого, вступить в новый брак, каковое дозволение дается непосредственно епархиальным начальством (Сепар. опр. Св. Син. 31 янв.—25 февр. 1868 г., 249 №; Сборн. цер. и гражд. зак. о браке и разводе, С. Григоровского, 250—251 стр.).

4) При просьбах, подаваемых духовному начальству о расторжении брака, жены нижних чинов, совершивших побег со службы, пропавших без вести и взятых неприятелем в плен, представляют свидетельства городских или уездных полицейских управлений тех мест, откуда мужья их поступили на службу, о времени, когда они совершили побег, пропали на войне без вести или взяты неприятелем в плен, а также о том, что эти лица остаются не разысканными; свидетельства сип выдаются на основании сведений, доставляемых полицейским управлениям командирами отдельных частей войск (Св. Зак. X т., 1 ч., 56 ст.); сн. выше, 1196 стр.

5) Суждение о вине безвестно отсутствующего супруга, если брак будет расторгнут, отлагается до явки его, или обнаружения места его пребывания (Высоч. повел. 14 янв. 1895 г. о нов. прав. о расторж. бр. по безвест. отсут., 12 ст.); причем епархиальному начальству надлежит входить в суждение о вине безвестноотсутствовавшего супруга лишь по возбуждении последним просьбы о дозволении и ему, за расторжением его брака, вступит в новое супружество (подр. см. Сборн. цер. и гражд. зак. о браке и разводе, С. Григоровского, 253—254 стр.).—См, также выше; 1195 стр.

 

 

1262

О РАСТОРЖЕНИИ БРАКОВ.

наказанию, соединенному с лишением всех прав состояния  1) (Св. Зак. X т, 1 45 ст.; Уст. Д. К., 223); но, если оба супруга лишены прав состояния, брак их также должен оставаться в силе 2) (Кур. гражд. пр., К. П. Победоносцева, 95 стр.); см. также выше, 1196—1198 стр.—Дела, о расторжении браков подлежат вообще ведомству судов духовных и начинаются не иначе, как подачею просьбы тем из супругов, который требует сего расторжения (Св. Зак. XVI т., 2 , Зак. Суд. Гражд., 440, 448 ст., изд. 1892 г.), и завершаются решением об оставлении брака в силе или об его расторжении. Производство дел о расторжении браков лиц православных подлежит епархиальному суду 3) (Уст. Д. К., 148). Равным образом и дела о расторжении браков: а) православных с иноверцами, б) лиц христианских неправославных исповеданий, в случае повенчания этих лиц по обрядам Православной Церкви православным священником, в) лиц, браки которых совершены по обряду инославного вероисповедания, в случае присоединения впоследствии одного из таких супругов или обоих к православию (см. выше, 1209 стр.), тоже подсудны указанному духовному суду Православной Церкви 4); при этом браки всех вышеперечисленных лиц расторгаются тем же порядком и только по тем же причинам, как и браки лиц православных 5) (Уст. Д. К., 257; Св. Зак. X т. 1 ч., 73 и 65 ст.; ук. Св. Син. 15 июн. 1887 г.).—Вышеуказанными

1) К подаваемому в Консисторию, по месту совершения брака, прошению должна быть приложена засвидетельствованная копия с приговора уголовного суда о ссылке виновного супруга, вместе со справкой об исполнении этого приговора и метрическая выпись о браке (Ц. В. 1895, 21; II. Вед. 1898, 6, 1904, 50).

2) Если оставшийся супруг не просил о разводе, а виновный вернулся по отбытии наказания или вследствие помилования, то теряется основание к разводу (Св. Зак. X т., 1 ч., 53 ст., Уст. Д. К., 228); точно так же утрачивается возможность развода, если другой супруг добровольно последовал за осужденным (Учебн. рус. гражд. права, проф. Г. Ф. Шершеневича, 025 стр.).—Так как закон имеет в виду лишение прав по приговору уголовного суда, то основанием к разводу не служит ссылка в порядке административном (см. ук. Св. Син. 7 окт. 1893 г.), а равно и лишение некоторых прав, соединяемое с исключением из дворянского сословия (Учебн. рус. гражд. права, проф. Г. Ф. Шершеневича, 625 стр.).

3) Решение епархиального начальства о расторжении брака по прелюбодеянию или неспособности к брачному сожитию одного из супругов должно быть представлено на утверждение Св. Синода и только по воспоследовании оного утверждения вступает в законную силу и приводится в исполнение (Уст. Д. К., 256 ст.; Сборн. цер и гражд. зак. о браке и разводе, С. Григоровского, 220—221 стр.); дела же о расторжении браков по осуждению одного из супругов к наказанию, влекущему за собою лишение всех прав состояния, и по безвестному отсутствию одного из супругов решаются епархиальным начальством окончательно (Уст. Д. К., 229; Высоч. повел. 10 дек. 1903 г.; см. Ц. Вед. 1904, 10, 13—14, офиц. ч.).—Если, после решения духовного суда о расторжении брака, разведенные супруги пожелают вновь восстановить свой прежний брак, то этот их брак, „в виду чистосердечного раскаяния и примирения“ их, восстановляется, обыкновенно, без совершения в данном случае какого-либо священнодействия, хотя, впрочем известен случай, когда было совершено подтверждение брака „по церковному чиноположению“ (см. об этом чиноположении выше, на 1240 стр.) для восстановления разведенного брака (Ц. В. 1895, 49); самое восстановление брака разведенных лиц и способ этого восстановления подлежит ведению Св. Синода (см. Ц. Вед. 1907, 34); точно так же и вопрос о восстановлений такого брака, когда один из разведенных супругов или оба из них, вступив в другой брак (имея, конечно, дозволение на это), по смерти своих других супругов, пожелают продолжать свое расторгнутое супружество (а равно и вопрос о том, следует ли их венчать, и как их признавать—второбрачными или третьебрачными), может быть разрешен только Св. Синодом; при этом должно иметь в виду, что восстановление разведенного брака и в том случае, если ни один из разведенных после развода не вступал в брак, допускаемо было только практикой Св. Синода; в законоположениях же церковных никаких оснований для решения подобных вопросов не встречается (Ц, В. 1895, 40).

4) В случае отпадения православного—в смешанном браке—или обоих православных супругов из православия в другое христианское исповедание, брачные дела таких супругов, а следовательно и дела о расторжении их брака уже перестают быть подсудными суду Православной Церкви (Опр. Св. Син. 29 нояб. 1906 г.; см. Сборн. цер. и гражд. зак. о браке и разводе, С. Григоровского, 183 стр.).

5) Те же причины могут дослужить поводом для расторжения браков между старообрядцами, с тою только разницею, что расторжение производится не духовною, а гражданскою властью, по суду (см. Св. Зак. X т., 1 ч., 78 ст.).

 

 

1263

О РАСТОРЖЕНИИ БРАКОВ.

четырьмя причинами исчерпывается весь круг оснований к расторжению брака 1). Впрочем, допускается еще развод в случае добровольного согласия обоих супругов поступить в монастырь, если только они достигли узаконенных для того лет 2) и не имеют малолетних детей, требующих родительского призрения (Св. Зак. IX т., 413 ст., изд. 1899 г.); но в данном случае существовавший брак прекращается, конечно, не для того, чтобы который-либо из бывших супругов вступил в новый брак, а для принесения обоими ими обета безбрачия; поэтому такое прекращение брачного сожития представляется собственно не разводом, а пожизненным разлучением супругов, без права для них вступать в новый брак 3) (Кур. цер. права, проф. А. С. Павлова, 388 стр.).

1) Само по себе присоединение к православию одного из инославных супругов не может служить основанием к расторжению их брака, совершенного по инославному обряду (Ц. Вед. 1900, 12; Ц. В. 1906, 22; см. также выше, 1 прим. на 1195 стр.).—По сообщению «Цер. Вестника», в тех случаях, когда переходящие в православие старообрядцы вместе с тем ходатайствуют и о нарушении их брака, заключенного ими в старообрядчестве, принято епархиальными начальствами испрашивать разрешение Св. Синода (Ц. В. 1906, 44; см. также 1904, 22; еп. выше, 3 прим. к 1210 и 1 прим. к 1211 стр.). —Хотя в действующем законодательстве (см. Св. Зак. X т., 1 ч. 45 ст.; Уст. Д. К., 223) и не указывается в числе оснований для расторжения брака отпадение одного из православных супругов от православной веры (сн. выше, 1 прим. к 1009 стр. и 5 прим. к 1171 стр.); но в некоторых случаях является обязательным или признается необходимым возбуждение дела о расторжении брака и по указанному основанию.—Так, православный священник не может быть мужем женщины, переменившей православие на другое исповедание; поэтому муж должен или возбудить дело о расторжении его брака или снять с себя священный сан (см. Ц. Вед. 1905, 41).—Относительно браков мирян на Предсоборном Присутствии было заявлено, что „Св. Синод расторгает брак, когда совратившийся употребляет насилие для совращения оставшегося верным православию“ (см. Прилож. к Ц. Вед. 1907, 11, 27 стр.), причем, по обсуждении вопроса о расторжении брака по указанному поводу, а равно о разводе при смешанных браках, когда неправославный супруг совращает православного супруга или детей или вообще не исполняет принятых при заключении брака обязательств, все присутствовавшие высказались единогласно за допустимость развода при означенных условиях, а также за распространение этих условий и на брачную чету, которая заключила брак в иноверии, инославии, расколе или сектантстве, а затем один из супругов принял православие (подр. см. Прилож. к Ц. Вед. 1907, 11, 86—88 стр.).—После Высоч. указа 17 апр. 1905 г. об укреплении начал веротерпимости Преосвященными некоторых епархий были возбуждены пред Св. Синодом ходатайства о расторжении браков за отпадением одного из супругов в католичество или магометанство и о дозволении остающимся в православии лицам вступать в новые браки. Св. Синод состоявшимися по таковым представлениям определениями, как об этом было сообщено в «Цер. Ведомостях», разъяснил Преосвященным, что епархиальным начальством, предварительно возбуждения подобного рода ходатайств, надлежит производить обстоятельные по этим делам расследования для точного выяснения семейного положения просителей, времени и места повенчания их, времени и причин разлучения их с отпавшими от православия супругами и отношения сих последних к исповеданию просителей, остающихся в православии (см. Ц. Вед. 1906, 1). Кроме этого вышеприведенного разъяснения Св. Синода Преосвященным каких-либо особых постановлений по данному предмету в настоящее время не имеется (сн. Ц. В. 1909, 22), а равно не встречалось в печати сообщений и о результатах вышеозначенных ходатайств.

2) Относительно лет в Духовном Регламенте (см. «О монахах», 5 п.) говорится, что если бы „муж и жена взаимным соизволением позволили принять чин монашеский, нужно бы было смотреть на лета жены, прошло ли оной 59 лет или 60“. По общему правилу желающие постричься в монашество должны иметь: мужчина 30, а женщина 40 лет от рождения (Св. Зак. IX т., 410 ст., изд. 1899 г.).—Оба супруга, добровольно согласившиеся принять иночество, поступают по возможности каждый в отдаленнейшие один от другого монастыри (Ц. В. 1897, 12) и постригаются в один и тот же день (Сепар. ук. Св. Син. 28 июл. 1839 г., 10463 см. Сборн. цер. и гражд. зак. о браке и разводе, С. Григоровского, 182 стр.).

3) Вообще в данное время по действующим церковным и гражданским законам, собственно развод по просьбе или по иску одного из супругов дозволяется только по вышеуказанным четырем основаниям (см. также выше, 1199 и 1213—1214 стр.). По сообщению «Цер. Ведомостей», Св. Синодом, по определению от 28 февр. 1997 г., было учреждено Особое Совещание для обсуждения и выработки проекта положения о поводах к разводу, согласно указаниям бывшего Предсоборного Присутствия (см. Прилож. к Ц. Вед. 1997, 11—13), с целью представления сего проекта на законодательное рассмотрение параллельно с реформой бракоразводного процесса (Ц. Вед. 1907, 12; см, также 1907, 5, 1909, 43).

 

 

1264

ОПРЕДЕЛ. РОДСТВ. ОТНОШЕНИЙ МЕЖДУ БРАЧУЮЩИМИСЯ.

 

Виды и степени родства и способ счисления их.

Родство есть связь всех членов семьи мужского пола и женского, от одного общего родоначальника происходящих, хотя бы и не все из них носили его имя или прозвание (Св. Зак. X т., I ч., 196 ст.). Если у таких лиц один родоначальник, то родство называется А) кровным, или однородным. Но бывает, что один род соприкасается с другим чрез союз брачный, и тогда является свойство (по-славянски—„близочество“, т. е. чужие делаются своими, близкими) или родство разнородное; если чрез брачный союз соединяются только два рода, свойство называется Б) двухродным; если два рода соединяются с третьим, свойство называется В) трехродным. Кроме плотского родства, как известно (см. выше, 1183 стр.), есть еще родство духовное, (см. также, 1186 стр.). Близость родства определяется линиями и степенями 1).

А) Родство кровное. Это родство ограничивается членами одного рода, или семьи, имеющей одного общего родоначальника. Цепь рождений, непрерывно продолжающихся или посредствующих в происхождении одного лица от другого, составляет родственную линию, которая бывает или восходящею, или нисходящею, или боковою (Св. Зак. X т., 1 ч., 200 ст.).

Б) Свойство двухродное. В таком свойстве состоит данное лицо с кровными родственниками своей жены или жена с кровными родственниками мужа, а равно кровные родственники мужа с кровными родственниками жены, так как в круг этих родственных отношений входят два родоначальника.

1) Для большей наглядности при счислении степеней родства принято изображать родственных лиц кружками или квадратиками, а рождения их друг от друга черточками (сн. 1 прим. к 1181 стр.). Мы (по отсутствию шрифта для кружков) пользуемся одними квадратиками.—Родственные наименования у нас обозначаются в квадратиках сокращенно: Отц.=Отец, Д.=Дед, Д-я=Дядя, Пр-д=Прадед, Плмн.=Племянник, Плмц.=Племянница, Ппрвк.—Праправнук, Ппрвч.=Праправнучка и т. д. Пользуясь в сопровождающем наши таблички тексте обозначением родственных имен посредством букв, мы подле квадратиков ставим и эти буквы, причем стоящее в квадратике А означает данное лицо.

 

 

 

 

1265

ОПРЕДЕЛ. РОДСТВ. ОТНОШЕНИЙ МЕЖДУ БРАЧУЮЩИМИСЯ.

1266

ОПРЕДЕЛ. РОДСТВ. ОТНОШЕНИЙ МЕЖДУ БРАЧУЮЩИМИСЯ.

е) Доказать, что трехродное свойство будет: между данным лицом и мужем племянницы его зятя, или мужем тетки зятя и т. п.; между данным лицом и отчимом отца его жены или отчимом деда его жены и т. д.; между данным лицом и отчимом жены его племянника, двоюродного внука, дяди и тому под.; между данным лицом и мужем падчерицы его брата, племянника, двоюродного брата и т. п.

Способ исчисления степеней. Близость родственных отношений во всех видах родства определяется числом степеней; а число степеней зависит от числа рождений, посредствующих в происхождении данного лица от другого, с которым степень родства отыскивается. Всего лучше для этого пользоваться рисунками и сосчитывать каждый раз число черточек между квадратиками. Так, напр., между А и его отцом В (см. рисун. на 1267 стр.)—одна черточка, т. е. одно рождение, следовательно А в отношении к своему отцу находится в первой степени родства; между А и его дедом В—две черточки, следовательно 2 степени родства; между А и его прадедом Г—три черточки, следовательно между ними 3 степени; между К и К (т. е. между сыном и дочерью Б)—две черточки, следовательно между ними 2 степени; между А и М (т. е. между данным лицом и его двоюродным дедом) — четыре черточки, следовательно они находятся между собою в четвертой степени, и так далее.

Есть некоторые общие положения, которые нужно принять и наблюдать, как непременные правила, при исчислении степеней родства: 1) муж и жена составляют одну плоть; потому между ними не полагается раздельной степени родства, и в отношении к другим родственникам муж и жена всегда считаются в одной степени, т. е. в отношении к родителям мужа по количеству степеней жена считается, как родная дочь их, в отношении к братьям и сестрам мужа жена его принимается, как их родная сестра, и, наоборот, муж точно так же считается в отношении к родственникам жены (см. выше 1181 . 1182 стр.). Сыновья и дочери всегда считаются в первой степени к своему отцу и матери, сколько бы их ни было, а не так, чтобы, например, пятый по рождению сын считался в пятой степени; потому что в счислении степеней родства принимаются только те рождения, которые посредствовали в происхождении данного лица от известного родоначальника, а не все те рождения, которые предшествовали этому происхождению даже по боковым линиям; поэтому: 2) родные братья и сестры всегда полагаются во второй степени друг к другу, сколько бы их ни было; 3) дети от одного отца, но разных матерей, или от одной матери, но от разных отцов, считаются между собою, как родные (см. ниже, 1270 стр.). 4) Родственные лица женской линии считаются таким же порядком и в тех же степенях, как и по мужской линии. Способ счисления степеней во всех видах родства одинаков (Изл. ц.-гр. пост., 117—118 стр.).

На основании сказанного, в кровном родстве: в нисходящей линии сын занимает первую степень в отношении к отцу и матери, потому что в происхождении от них сына посредствовало одно рождение; внук—вторую, правнук—третью и т. д.; в восходящей линии первую степень занимает отец, вторую—дед, третью—прадед и т. д.; в линии боковой степени точно так же считаются по рождениям, начиная от данного лица и восходя к общему родоначальнику, а от него переходя по линии нисходящей к тому родственнику, с кем отыскивается степень родства; потом следует сложить вместе число рождений, идущих от данного лица к общему родоначальнику и от родоначальника к упомянутому родственнику; общая сумма рождений покажет степень, в какой находится данное лицо к тому родственнику, в отношении к которому она отыскивалась. Так, напр., чтобы узнать, сколько степеней между моим сы-

 

 

1267

ОПРЕДЕЛ. РОДСТВ, ОТНОШЕНИЙ МЕЖДУ БРАЧУЩИМИСЯ.

ном и моим племянником (т. е. между двоюродными братьями), надо от меня идти к моему отцу, как общему родоначальнику (2 ст.), а от отца к племяннику (тоже 2 ст.); сложив число рождений, идущих от моего сына к моему отцу, с числом рождений, идущих от отца к племяннику, получаем 4; следовательно, мой сын к моему племяннику находится в 4-й степени.

1) Каждое из обозначений, помещенных в квадратиках, может быть заменено соответствующим другого пола (отец—мать, дед—баба, сын—дочь и т. п.); поэтому если, напр., нужны родственные отношения между родными братьями или сестрами, то следует взять для этого К и А или К и К´; для родственных отношений между двоюродными дядями или тетками данного лица взять Н и Н´ и т. п. Вообще надо помнить, что одинаково количество степеней как между, напр., братом и сестрою, так и между двумя братьями или между двумя сестрами; как между дядей и теткой, так и между двумя дядями или двумя тетками и проч. Вследствие этого, а также и потому, что родственники женской линии считаются таким же порядком, как и мужской линии,—в данной таблице достаточно было бы ограничиться; помещением родственников боковых линий с одной какой-либо стороны, потому что для определения степеней, напр., между братом и сестрой, вместо того, чтобы брать число черточек между К и К´, достаточно взять дважды черточку между К и Б; или для вычисления степеней между О´ и Л достаточно взять черточки между О´ и В и между В и Л; но для большей ясности и удобства исчисления степеней мы помещаем боковые но обе стороны прямой линии.—Хотя данная таблица и назначается для исчисления степеней между кровными родственниками, но, при некотором навыке, ею можно пользоваться и при исчислении других видов родства, особенно для исчисления степеней между одним супругом и кровными родственниками другого.

 

 

1268

ОПРЕДЕЛ. РОДСТВ. ОТНОШЕНИЙ МЕЖДУ БРАЧУЮЩИМИСЯ.

Следуя вышеуказанному правилу исчисления степеней родства, не трудно видеть по данной таблице, что два родные брата (А и К) находятся во второй степени, дядя и племянник (А и Л) в третьей, двоюродные братья и О) в четвертой, сын двоюродного брата (П) в пятой степени. Точно так же между А и С—4 степени, между Е и Щ—7, между П´ и П—6, между С´ и Т—7. Сколько степеней между З и С´? Ж и I´? Ч и Ч´? I и О´? X и X´? Т и Л´? А и Щ´? Какие родственники по отношению к А по данной таблице, будут. в 4-й степени? Какие в 5-й степени? Какие в 7-й степени?

По количеству степеней между данным лицом и его родными: дедом, прадедом, внуком, братом, дядей и проч., можно быстро, без помощи рисунков, определять количество; степеней между . данным лицом и каждым того же наименования его родственником, двоюродным и троюродным, увеличивая первое (т. е. между родными) количество степеней для двоюродных на два, а для троюродных на четыре; напр., мой родной дед во второй степени ко мне, следовательно двоюродный (2+2) в четвертой, троюродный (2+4) в шестой; мой родной племянник в третьей степени, следовательно двоюродный (3+2) в пятой, троюродный (3+) в седьмой; родпой брат во второй степени, следовательно троюродный (2+4) в шестой и т. д.

В свойстве двухродном могут быть отыскиваемы степени или 1) между одним из супругов и кровными родственниками другого, или 2) между кровными родственниками обоих супругов. В первом случае родственники одного супруга полагаются в отношении к другому в той же самой степени, как бы они были собственными кровными его родственниками, так как муж и жена составляют в браке одну плоть, именно: тесть и теща полагаются к зятю в первой степени, как его собственные родители (только, конечно, в двухродном свойстве); братья и сестры жены (шурья и свояченицы) во второй степени, как родные братья и сестры (и то же, конечно, в двухродном свойстве) и т. д. Приемы для счисления степеней свойства .в этом случае— те же самые, как и в родстве однородном. Когда отыскивается степень родства между кровными родственниками обоих супругов, тогда нужно определить: а) в какой степени родственник мужа приходится к нему и б) в какой степени родственник жены, в отношении к которому определяется степень, отстоит от нее (жены); потом количество степеней с той и другой стороны сложить вместе; общая сумма покажет степень, в какой отстоят друг от друга родственник мужа и родственник жены. Таким образом, между данным лицом и его тестем (по 1-му рисунку на 1265 стр., между Аи В)—одна степень; между данным лицом и его свояченицею (см. там же, Аи Д)—две степени; между братом мужа и сестрою жены (между К и Д)—четыре степени и т. д.

 

 

1269

ОПРЕДЕЛ. РОДСТВ. ОТНОШЕНИЙ МЕЖДУ БРАЧУЮЩИМИСЯ.

В свойстве трехродном, происходящем от соединения чрез брачные союзы трех родов или фамилий, степени родственных отношений считаются тем же способом, как и в свойстве двухродном, т. е. опять так же слагаются в общую сумму количества степеней, в которых данные лица отстоят от главных лиц, чрез которые соединяются между собою в родство,—и эта общая сумма определяет степень их взаимного родственного отношения.

 

 

1270

ОПРЕДЕЛ. РОДСТВ. ОТНОШЕНИЙ МЕЖДУ БРАЧУЮЩИМИСЯ.

1) Единокровными братьями и сестрами называются дети, происшедшие от одного отца, но разных матерей, а единоутробными—дети, происшедшие от одной матери, но разных отцов. Единокровные братья и сестры между собою, а равно единоутробные между собою, состоят в кровном родстве (во 2-й степени); в кровном же, конечно, родстве (в 1-й степени) все единокровные дети состоят в отношении к своему родному отцу и каждый из них в отношении к своей родной матери, в отношении же к мачехе каждый из единокровных детей состоит в двухродном свойстве (в 1-й степени); точно так и все единоутробные дети состоят в отношении к своей родной матери и каждый из них в отношении к своему родному отцу и в отношении к своему отчиму.—Кроме единокровных и единоутробных братьев и сестер есть еще сводные братья и сестры. Последними называются те, которые, имея обоих родителей разных, сближены между собою браком отца одного и матери другого из таких детей; так, если имеющий детей вдовец женится на вдове, которая тоже имеет детей от прошедшего брака, то эти дети указанных лиц называются в отношении друг к Другу сводными братьями и сестрами; каждый из таких сводных детей в отношении к новому своему отцу (отчиму) или матери (мачехи) стоит в первой степени (Сборник цер. и гражд. зак. о браке, С. Григоровского, 41 стр.); равным образом сводными братьями и сестрами называют родных детей данной супружеской четы в отношении к пасынкам или падчерицам одного из супругов этой четы (когда, напр., вдовец, имевший от прежнего брака со вдовою пасынков, по вступлении в новый брак, имеет родных детей от этого брака). В обоих указанных случаях между сводными братьями и сестрами две степени двухродного свойства. Но сводными братьями и сестрами называются также 1) родные дети одного из данной супружеской четы в отношении пасынкам или падчерицам другого супруга этой же четы, состоящим с ним в двухродном свойстве (когда, напр., вдовец, имеющий в двухродном свойстве пасынков и падчериц от прежнего брака, вступает в новый брак со вдовою, имеющей от своего прежнего брака родных детей, то в отношении к этим детям вдовы указанные пасынки и падчерицы вдовца будут сводными братьями и сестрами); равным образом 2) пасынки и падчерицы от прежнего брака одного из супружеской четы, состоящие с ним в двухродном свойстве, в отношении к таковым же (т. е. тоже от прежнего брака и состоящим в двухродном свойстве) пасынкам и падчерицам другого супруга из этой четы (когда напр., вдовец, имеющий в двухродном свойстве пасынков и падчериц от прежнего брака, женится на вдове, тоже имеющей в двухродном же свойстве от своего прежнего брака пасынков и падчериц) называются в отношении друг к другу тоже сводными братьями и сестрами. Между такими сводными братьями и сестрами в 1-м случае будет свойство трехродное, а во 2-м четырехродное (и в этом последнем случае сами сводные брат и сестра могут беспрепятственно быть повенчаны между собою).—Единокровных и единоутробных братьев и сестер не следует называть сводными, а тем более смешивать при определении родственных отношений, так как единокровные и единоутробные братья и сестры состоят между собою в кровном родстве, а сводные—в двухродном или трехродном и даже в четырехродном свойстве. Равным образом относительно сводных братьев и сестер следует строго выяснять, от каких браков они происходят, дабы точно определить, в каком именно свойстве состоят между собою эти братья и сестры—в двухродном, трехродном или четырехродном.

 

 

1271

ОПРЕДЕЛ. РОДСТВ. ОТНОШЕНИЙ МЕЖДУ БРАЧУЮЩИМИСЯ.

 Между единоутробными сестрами Г и Д—две степени кровного родства. Между отчимом А и его падчерицею Д—одна степень двухродного свойства.

Сводные братья и сестры. Примеры, а) Вдовец А, имевший от прежнего брака сына В, вступил в новый брак со вдовою В, которая от своего прежнего брака имеет дочь Д.

 Между сводными братом В и сестрою Д—две степени двухродного свойства. Между отчимом А и его падчерицею Д, а также между мачехой В и ее насыпном В—одна степень двухродного свойства.

б) Вдовец А, имевший от прежнего брака со вдовою пасынка Е, вступил в новый брак с Б, и от этого брака родилась дочь Г.

Между сводными братом Е и сестрою Г—две степени двухродрого свойства. Между мачехой В и ее пасынком Е—одна степень трехродного свойства.

в) Вдовец А, имевший от прежнего брака со вдовою пасынка Е, вступил в новый брак со вдовою Б, которая от своего прежнего брака имеет дочь Д.

Между сводными братом Е и сестрою Д—две степени трехродного с  войства. Между отчимом А и его пасынком Е, а также и падчерицею Д.—одна степень двухродного свойства; между мачехой Б и пасынком Е—одна степень трехродного свойства.

г) Вдовец А, имевший от прежнего брака со вдовою пасынка Е, вступил в новый брак со вдовою Б, которая от своего прежнего брака имеет падчерицу Ж.

Между сводными братом Е и сестрою Ж—две степени четырехродного свойства. Между отчимом А и падчерицей Ж, а равно между мачехой В и пасынком Е,—одна степень трехродного свойства; между отчимом А и пасынком Е, а равно между мачехой Б и падчерицею Ж, — одна степень двухродного свойства.

Единокровные, единоутробные и сводные братья и сестры. Пример. Вдовец А, имевший от прежнего брака со вдовою К пасынка Е и сына В, вступил в новый брак со вдовою Б, имеющей от своего прежнего брака со вдовцом Л падчерицу Ж и дочь Д, а от брака вдовца А и вдовы В родилась дочь Г.

Между собою состоят: I) единокровные: а) брат В и сестра Г (дети отца А), б) сестры Д и Ж(дети отца Л), а также II) единоутробные: а) сестры Г и Д (дети матери Б), б) братья В и Е (дети матери К),—во второй степени кровного родства; III) сводные: а) брат Е и сестра Г, б) брат В и сестра Д, в) сестры Г и Ж,—во второй степени двухродного свойства; IV) сводные: а) брат Е и сестра Д, б) брат В и сестра Ж—во второй степени трехродного свойства; V) сводные брат Е и сестра Ж—во второй степени четырехродного свойства; VI) А—родной отец В и Г, отчим в двухродном свойстве Е и Д и отчим в трехродном свойстве Ж; VII) В—родная мать Г и Д, мачеха в двухродном свойстве В и Ж и мачеха в трехродном свойстве E; VIII) К—родная мать Е и В, мачеха в двухродном свойстве Г, мачеха в трехродном свойстве Д и мачеха в четырехродном свойстве Ж; IX) Л—родной отец Д и Ж, отчим в двухродном свойстве Г, отчим в трехродном свойстве В и отчим в четырехродном свойстве Е. Каждый отчим и каждая мачеха в отношении к каждому из пасынков или падчериц, как и родной отец или мать к своим сыну или дочери, состоят в первой степени.

Значение древних (встречающихся в Кормчей книге) и употребительных теперь родственных наименований: Пращур—отец прапрадеда. Стрый великий—двоюродный дед. Тетка великая—двоюродная бабка. Стрый—дядя по отцу. Уец—дядя по матери. Стрый малый—двоюродный дядя, иначе двоюродный

 

 

1272

ОПРЕДБЛ. РОДСТВ. ОТНОШЕНИЙ МЕЖДУ БРАЧУЮЩИМИСЯ.

брат отца или матери. Тетка малая—двоюродная тетка, иначе двоюродная сестра отца или матери. Братанич—племянник—сын брата. Братанка—племянница —дочь брата. Сестричищ—племянник—сын сестры. Сестрична (сестреница) —племянница—дочь сестры. Первые стрыйные братья и сестры или первая брату чада—двоюродные братья и сестры. Вторые стрыйные или внучатные братья и сестры, или вторая брату чада—троюродные братья и сестры; дети троюродного брата и сестры—внучатные племянники и племянницы. Внуки стрыйные—двоюродные племянник и племянница. Отчим—муж матери. Maчиха—жена отца. Пасынок или пасерб—сын мужа от прежней его жены, или сын жены от прежнего ее мужа. Падчерица—дочь мужа от прежней жены, или дочь жены от прежнего ее мужа. Единокровные, единоутробные, сводные братья и сестрысм. 1 прим. к 1270 стр. Свекор—отец мужа. Свекровь —мать мужа. Тесть—отец жены. Теща—мать жены. Зять—муж дочери, а также принято называть мужа сестры. Невестка или сноха—жена сына, а также невесткою принято называть жену брата. Деверь—брат мужа. Золовка (или свесть)—сестра мужа. Шурин (или швагер)—брат жены. Свояченица — сестра жены. Сватья (сваты) и свахи—родители мужа и жены между собою. Ятровь (ятровица)—жена деверя (жена мужниного брата). Свояк—муж свояченицы (муж жениной сестры).

Перечень некоторых степеней свойства: А. В свойстве двухродном. Первая степень: между отцом и снохою (женою его сына), а также между зятем и тещей; между отчимом и падчерицею; между мачехою и пасынком. Вторая степень: между отцом и тещей сына или свекровью дочери; между матерью и тестем сына или свекром дочери; между отчимом и дочерью пасынка или падчерицы, а также между мачехою и сыном пасынка или падчерицы; между отцом и падчерицею сына или дочери; между дедом и женою внука; между зятем и свояченицею; между деверем и невесткой. Третья степень: между отцом и свояченицею его сына или золовкой его дочери; между матерью и шурином ее сына или деверем ее дочери; между тестем и сестрою зятя или между тещей и братом зятя; между братом и свекровью сестры его; между отчимом и внукою пасынка или падчерицы: между внуком и мачехою деда и бабы; между отцом и дочерью падчерицы или пасынка его сына; между внуком и тещей деда или свекровью бабы; между дедом и падчерицею внука; между внуком и падчерицею деда; между дедом и тещей внука или свекровью внуки; между тестем и бабою зятя; между свекром и бабою снохи его; между пасынком и сестрою отчима или мачехи; между данным лицом и падчерицею брата или сестры; между племянником и женою дяди; между данным лицом и теткой его жены или женою его племянника. Четвертая степень: между данным лицом и дочерью падчерицы его внука; между данным лицом и бабою мачехи его матери; между данным лицом и падчерицею прадеда или прабабы или родного дяди этого лица; между данным лицом и дочерью падчерицы или пасынка его деда; между данным лицом и тещей правнука или свекровью правнуки; между данным лицом и бабою жены его внука; между данным лицом и теткой его отчима или мачехи: между данным лицом и женою его двоюродного деда или двоюродною бабою жены; между данным лицом и двоюродною сестрою его жены; между данным лицом и племянницею его мачехи или отчима; между данным лицом и сестрою жены внука; между данным лицом и теткой его снохи или зятя; между данным лицом и его племянницею зятя или снохи. Пятая степень: между данным лицом и двоюродною племянницею его жены; между данным лицом и теткой жены его брата или мужа его сестры; между данным лицом и племянницею мужа его сестры или жены его брата; между данным лицом и двоюродной сестрой его отчима или мачехи; между данным лицом и двоюродною внукою его мачехи; между данным лицом и внукой жены его дяди или мужа его тетки. Шестая степень: между данным лицом и двоюродною сестрою жены его деда или внука; между данными лицом и племянницей жены его дяди или теткой жены его племянника. Б. В свойстве трехродном. Первая степень: между пасынком—сыном первой жены отчима и второю женою отчима; между тестем по первой жене данного лица и второю его женою; между отчимом и женою пасынка. Вторая степень: между вторым мужем моей мачехи

 

 

1273

ЕЛЕОСВЯЩЕНИЕ.

(по смерти моего отца) и моею дочерью; между моим тестем по первой жене моей и моею падчерицею по второй жене; между моим отцом и второю женою моего зятя (взятой им по смерти моей дочери); между моим отчимом и моею падчерицею; между моим отчимом и моею невесткой (женою сына моего); между моим пасынком по первой жене и моею падчерицею по второй жене: между моим зятем (мужем моей родной дочери) и моею падчерицею: между моим отчимом и моею тещей; между второй женой моего зятя и моим сыном; между вторым мужем моей снохи 8 моею дочерью: между моим зятем и моею снохою. Третья степень: между вторым мужем моей мачехи (после отца моего) и моею внукою; между моим тестем по первой жене и дочерью пасынка моего или моей падчерицы по второй жене; между дедом первой жены моей и падчерицею моею по второй жене; между прадедом первой жены моей и второю моею женою; между моим отчимом и дочерью моего пасынка или коей падчерицы; между отчимом отца моего и моею падчерицею; между моим тестем по первой моей жене и женою моего внука от второй моей жены; между дедом первой жены моей и женою сына моего от второй моей жены; между сыном пасынка моего по первой жене моей и падчерицею по второй; между дедом первой жены моей и матерью второй; между мужем дочери моей и падчерицею отца моего; между пасынком сына моего и моею падчерицею; между сыном моего пасынка и женою сына моего; между отчимом отца моего и моею тещей; между отцом моей мачехи и коею тещей; между дедом жены моей и моей мачехой; между моим тестем и падчерицею моего отца: между моей второй женою и дядей первой жены моей; между племянником первой жены моей и моею второй женою; между тестем по первой жене и сестрою второй жены; между мужем дочери моей и женою брата моего; между мужем дочери моей от первой моей жены и сестрой второй жены моей; между моим сыном от первой моей жены и женою брата второй жены моей: между моим отчимом и сестрою жены моей; между моим тестем и .женою брата моего. Четвертая степень: между прадедом моей первой жены и матерью моей второй жены; между дедом первой жены моей и бабкой второй; между внуком моего пасынка и женою сына моего; между прадедом жены моей и моею мачехою; между дедом жены моей и мачехой отца моего; между второй женой моей и двоюродным братом первой жены; между сыном пасынка моего и женою брата моего; между мужем дочери моей и женою моего племянника; между дедом первой жены моей и сестрою второй; между моим отчимом и теткой моей жены; между моим тестем по первой жене и племянницею второй жены моей: между дядей первой жены моей и матерью второй; между моим пасынком и сестрою мужа моей дочери; между моим пасынком и тещей брата моего; между братом первой жены моей и сестрою второй; между мужем сестры моей и сестрою жены моей, и т. д. (см. Записки по цер. законовед.. прот. I. Скворцева, 226—235 стр.; Практ. Руковод., прот. А. Хойнацкого, 17—19 стр.).


Страница сгенерирована за 0.44 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.