Поиск авторов по алфавиту

Автор:Преображенский Петр, протоиерей

Преображенский П., прот. О книге Пастырь Ерма

IV. О книге Пастырь Ерма 183

ПАСТЫРЬ ЕРМА:

Книга первая: Видения 223

Книга вторая: Заповеди 252

Книга третья: Притчи  281

 

О КНИГЕ «ПАСТЫРЬ» ЕРМА.

 

Послание Климента римского к коринфянам – не един­ственный дошедший до нас литературный памятник рим­ской церкви времен после-апостольских, даже если ис­ключить оставшееся с именем Климента второе послание. К нему тесно примыкает другое замечательное произве­дение из 1-ой четверти второго столетия, известное под названием «Пастырь». Эта книга но своему происхождению принадлежит также церкви римской, и в чертах ясных и поучительных представляет дальнейшую судьбу этой церкви с ее внешним и внутренним состоянием. Там в послании Климента является церковь римская, благоуст­роенная внутри и с спокойною рассудительностью стараю­щаяся водворить мир и порядок в дальней церкви коринфской; здесь выступает тайнозритель, удостоенный видений и откровений из мира сверхчувственного, чтобы передать их своим братьям но вере, свыше возбужденный проповедник покаяния, которому поручено обличить и увраче­вать недуги, возникшие в недрах римской церкви.

Имя этому тайнозрителю Ерм (Hermas), имя, которое встречается в приветствии ап. Павла (Рим. XVI, 14) между

181

 

 

членами римской церкви. Он представляется жителем Ри­ма *), не принадлежащим к церковному клиру, – человеком простодушным, скромным, терпеливым и вме­сте спокойно-веселым (Vis. I, 2; II, 3; III, 1), но ко­торый за свои грехи и слабости навлек на себя наказание Божие. С одной стороны, при своем богатстве, он вдался более, нежели следует рабам Божиим, в мирские дела, всего вероятнее по торговле (Vis. I, 3; 11, 3. ср. Vis. III, Mand. X, 1), причем не всегда соблюдал правду (Mand. III.). С другой, но чрезмерной отеческой любви он слишком снисходительно смотрел на грехи своего семейства. Жена его отличалась злым языком. Сыновья его преданы были дурным страстям и прослыли предателями своих роди­телей, может быть доносчиками пред языческим начальством (Vis. II, 2, 3. Sim. VII). Итак за его собственные грехи и еще более за пороки его семейства, к которым Ерм был слишком снисходителен, его постигло наказание Божие: из богача он стал бедным, и вместо прежнего благосостояния теперь явились житейские заботы и нужды. Но Ерм все не знал причины такой перемены своего внешнего положения, не знал своей виновности. –  Таково было состояние того лица, которое должно было по­лучить откровения и уроки из высшего мира для того, что­бы быть вестником и образцом покаяния для всей церкви, послужить ее вразумлению и нравственному очищению.

*) Это видно из того, что Рим во всей книге Пастырь составляет сцену событий и откровений, в ней описанных. Воспитавший Ерма продал девочку в Роме; Ерм потом видел ее купающуюся в реке Тибре (Vis. I, 1), – прогуливался в Кумах (Vis. II, I), ходил по дороге Кампапской (Vis. IV, I). Самые откровения предназначены ближайшим образом для церкви римской, из которой они чрез Климента должны была распространяться в церкви других городов. (Vis. II, 4).

184

 

 

После этих предварительных замечаний обратимся к исследованию книги «Пастырь», замечательной и по своему содержанию, и по Форме.

 

I.

Книга «Пастырь», дошедшая до нас с именем Ерма, носить такое название от того, что ангел покаяния, от которого Ерм получал откровение, являлся ему в виде пастыря (habutu pastorali) и сам говорит о себе: я тот пастырь, которому ты поручен (Mand. prol.). Впрочем не­льзя отвергать и того мнения (Яхмана), что этим названием выражается нравственное содержание книги, подобно то­му, как некоторые послания апостолов называются па­стырскими (pastorales).

Но своему внешнему составу книга «Пастырь» обыкновен­но разделяется на три части: I) видения (Visiones), II.) заповеди (Mandata) и III.) подобия или притчи (Similitudines).

1. Первым поводом к сообщению с высшим миром, которого удостоен Ерм, был его трех. При встрече с знакомою ему женщиною, которую Ерм любил как сестру, в нем, может быть, от недостатков его жены, воз­никла мысль: как был бы он счастливь, если бы имел жену с таким лицом и нравом!  –  С таким расположе­нием он однажды после того прогуливался, прославляя творение Божие за его величие и красоту. Оп заснул, и дух восхитил его в дикое безлюдное место, где стал он с коленопреклонением молиться и исповедывать свои грехи. Вдруг отверзается небо, и Ерм видит женщину, которую он пожелал себе. Оно приветствовала его с неба и объявила ему, что она взята на небо, чтоб обличить

185

 

 

грехи его: Бог гневается на него за то, что он согре­ши против нее, – допустил нечистое пожелание к ней в сердце своем. «Молись Богу, -  заключила она, - об исцелении грехов за себя за твой дом и всех святых». Небо закрылось, и – в Ерме пробудилось сознание своей соб­ственной виновности пред Богом; он устрашился за свое спасение, если уже пожелание вменяется ему в грех. По пробуждении этого сознания, когда Ерм был занят таки­ми мыслями, он получает первое собственно видение.

Пред ним стоит большая кафедра, покрытая белоснежной волной: на ней сидела старица в блестящей одежде и с книгою в руке. Она спросила у Ерма о причине его скорби и объявила ему, что и нечистая мысль, какая возни­кла в нем, греховна в рабах Божиих. особенно в таком простом и невинном человеке, как он; но соб­ственное основание гнева Божия – грехи его детей, которым он поблажал: впрочем Господь начал врачевать грехи его дома и помилует его с семейством, если они покаются. Затем старица стала читать ему из книги, но Ерм не мог удержать в памяти прочитанного, – так было оно страшно, – и запомнил только последние слова, в которых говорилось о преобразовании всей природы и исполнении обетования для избранных, если они соблюдут заповеди Божии. Четыре юноши (ангела) отнесли кафедру на восток, а два мужа понесли туда же на своих раменах старицу: она отходила с улыбкой и сказала Ерму: мужайся (Vis. I). Теперь Ерм узнал. в чем состоит; его собственная вина, и вместе взор его от семейных, обстоятельств возвышен до созерцания общей судьбы мира и церкви, но эти дальней­шие виды, частью страшные, частью радостные, были для него еще смутны, как и самое явление загадочно.

186

 

 

Спустя год. Ерм во время прогулки размышлял о прежнем видении, и был восхищен, духом в то же место, как в прошлом году. Пред ним опять является старица с книгою; она  спросила: может ли он возвестить написанное избранным Божиим, и дала ему списать книгу. Он окончил переписку, в которой впрочем ничего не понимал, и вдруг книга взята у него невидимой рукой. Прошло 15 дней, в продолжении которых Ерм постился и молился, и ему был открыт смысл книги. В ней возвещалась близость последнего суда и необходимость покаяния как для Ерма с его семейством, так и для всей церкви. Сыновьям Ерма, грехи которых обличались, равно как и всем святым отпустятся  их прежние грехи, если они теперь покаются,  и удалят сомнения из своего сердца. Сам Ерм должен с этого времени покаяния жить с своей женой как с сестрой, и не только вразумлять свое семейство, но призывать к покаянию и всю церковь, и прежде всего предстоятелей ее, чтобы они путем правды достигали исполнения обетования. Здесь же упоминается о предстоящем гонении на христиан. Потом Ерм получает во сне от блестящего юноши объяснение об являвшейся ему старице: это церковь Божия, которая создана прежде всего для которой устроен мир. – Впоследствии является ему в его доме сама старица; одобрив его за то, что он не отдал еще книги пресвитерам, сказала: «когда окончу все слова мои, тогда чрез тебя они будут объявлены избранным; для этой цели  ты напишешь две книги, и пошлешь одну Клименту, а другую Гранте (вероятно диакониссе). Климент пошлет во внешние города…; Гранта же будет назидать вдов и сирот, а ты прочтешь ее в этом городе (Риме) вместе с пресвитерами, предсто-

187

 

 

ятелями церкви». (Vis. II). Так пред взором Ерма раскрыт в общих чертах близкий конец мира с его страшной и радостной стороною; и его призвание не ограничивается собственным исправлением его самого и его семейных, – он должен чрез письменное н устное сообщение откровений способствовать покаянию и исправлению всей церкви с ее предстоятелями.

Третье видение яснее и подробнее открывает пред взо­ром Ерма предстоящие события, и притом более с их радостной стороны.

После того, как Ерм постился и молился о дальнейших откровениях, старица ночью предстала пред ним и обе­щала ему явиться утром следующего дня в поле на том месте, где он пожелает. Он пришел на определенное место и с изумлением находит скамью с льняной по­душкой и простертую над нею парусину: оп стал мо­литься и исповедовать свои грехи. Тогда является старица, сопровождаемая шестью юношами; она повела его к скамье, а юношам приказала идти и строить. Посадивши его на левую сторону, – так как правая, по ее словам, принадлежит мученикам, – она указала Ерму на строящуюся боль­шую четвероугольную башню. Башня строилась на водах из блестящих квадратных камней шестью юношами; им помогали многие тысячи мужей, которые доставали камни из глубины (воды) или из земли. Камни, которые доставались из глубины, были гладки и так хорошо приходились один к другому, что башня казалась построенною как бы из одного камня. Из прочных камней некоторые упо­треблялись в дело, другие были откладываемы, иные же отбра­сываемы далеко от башни. Таким образом около башни лежало много камней шероховатых или с трещинами или

188

 

 

круглых, негодных для здания. А из тех, которые отбрасывались, одни катились на дорогу и отсюда в пустыню, или в огонь или в воду, впрочем не попадая в нее. Ста­рица объяснила Ерму это видение. Башня, говорила она, это – я, церковь. Она строится на водах крещения высшими ангелами Божиими, коим помогают множество других низших. Камни квадратные и белые, это – апостолы, епископы, учители и диаконы, свято проходящие свои должности. Камни, извлекаемые из глубины – христианские мученики. Камни, доставаемые из земли и идущие в здание, суть новообращаемые и верные. Камни, полагаемые около башни, означают таких, которые согрешили, но желают покаяться. Ше­роховатые камня – те, которые не пребыли в познанной ими истине и не находятся в общении со святыми; потре­скавшиеся – те, которые питают в сердце вражду. Круглые камни надобно обсечь, чтобы они годились в дело: так и богатые этого мира негодны для Господа, если не будут обсечены их богатства. Это видно на самом Ерме, кото­рый также принадлежал к этим камням. Из камней, отбрасываемых далеко от башни, одни скатывались в пустыню: это христиане, которые по сомнению оставили истин­ный путь, думая, что они могут найти лучший путь, и блуждают в пустынных местах; другие скатились в огонь, – это те, которые навсегда отпали от Бога и сгорают в нераскаянности; камни же, катившиеся в воду, означают тех, которые слышали слово и готовы креститься, но удерживаются при мысли о святости истины. Впрочем для всех них не затворено покаяние; но они не войдут в башню, а в другое низшее место, когда они пострадают и раскаются в своих порочных делах. Кроме того Ерм увидел, что здание башни поддерживается семью жен-

189

 

 

щинами, который означают христианские добродетели: это – вера, воздержание, простота, невинность, скромность, знание и любовь. На вопрос о времени окончания башни, он получил ответ, что башня все еще строится, но скоро будет окончена. В заключение этих откровений, которые Ерм должен передать всем, старица сообщила ему для прочтения в собрании верующих речь, в которой содер­жится увещание к покаянию, обращенное ко всем сынам церкви вообще и особенно к предстоятелям. «Доколе стро­ится башня, пусть богатые благотворят бедным, чтобы стоны их не поднялись к Господу и богатые не были с своими сокровищами устранены от башни. Начальствующие в церкви и председатели да не носат никакого яда в сердце своем, но да соблюдают единомыслие между собою и вразумляют друг друга». И затем старица скрылась.

Ерм недоумевал о том, почему старица каждый раз являлась ему в различных видах. После поста и молитвы он получает объяснение от юноши. В первом видении церковь явилась очень старою, сидящею на кафедре, потому что дух верующих обветшал и ослабел от их грехов и сомнений: сидение на кафедре – знак этой слабости. Вот умилосердился над ними и обновил их дух откровениями и укрепил в вере. Поэтому в другой раз цер­ковь явилась с лицом более молодым и веселым, хотя и с старческими волосами и телом, и притом стоящей, а не сидящей. Наконец, как печальный при радостной вести забывает свою скорбь, так и души верующих ободрены и утешены откровениями о будущих благах: вот почему церковь в третьем видении явилась еще моложе и светлее, и сидение ее на скамье о четырех ножках означает твер-

190

 

 

дое положение. Так поюнеют и окрепнут те, которые искренно покаются!

Но этому столь близкому совершению церкви, утешительному и благотворному для верующих, должно предшество­вать бедствие, образ которого представлен Ерму в чет­вертом о видении.

Спустя 20 дней Ерм прогуливался в уединенном ме­сте, и среди молитвенных возношений к Богу слышит голос: не сомневайся, Ерм! Отошедши немного, он видит впереди себя необыкновенную пыль, поднимавшуюся до неба, и за нею, тогда проглянуло солнце, явилось огром­нейшее животное, из уст которого выходила огненная саранча. Ерм, вспомнив о небесном голосе, ободрился и смело пошел к животному: оно растянулось на земле и не трогалось, пока Ерм совсем прошел. Чрез несколь­ко шагов ему встречается прекрасная дева, одетая как невеста, в белой одежде и с блестящими волосами. Ерм. с радостью узнал в ней церковь, которая и объявила ему, что Бог спас его за твердость веры. «Иди и возвести избранным величие Божие, и скажи, что это животное есть образ будущего гонения, от которого они спасутся чрез несомненную веру и упование на Бога», – сказала она и скрылась.

II. После того, как самою церковью раскрыта необходи­мость всеобщего покаяния верующих в виду угрожающего гонения и последующего скоро конца мира, предлагают­ся нравственный условия этого покаяния в новом ряде откровений, которые имеют форму заповедей.

Однажды, когда Ерм после молитвы сидел на ложе своем, является пред ним человек почтенного вида, в одежде, пастыря: на нем был белый плащ, сума за плечами

191

 

 

и посох в руке. Это пастырь или ангел покаяния, которому поручен Ерм на осталь­ное время жизни. Он преподал Ерму 12 заповедей с повелени­ем записать их, равно как и дальнейшие откровения для всех верующих.

Заповеди начинаются верою. «Прежде всего веруй, что един есть Бог, сотворивший из ничего, неизмеримый и непости­жимый».           

Вторая заповедь увещевает жить в простоте и невинности, избегая всякого злословия и благотворя каждому просящему о помощи: «Всем бедным давай в простоте, нимало не сомнева­ясь, кому даешь. Берущие дадут отчет Богу, почему и на что брали».

Третья заповедь внушает любовь к истине: «Ложь оскверня­ет дух Божий, живущий в человеческом теле, и лгущие отвер­гают Господа, не возвращая Ему полученного ими залога».

Четвертая заповедь повелевает соблюдать целомудрие в по­мыслах и определяет правила относительно развода и второго брака. Когда жена-христианка будет замечена мужем в прелю­бодеянии, то он должен отпустить ее, если она не покается, но сам оставаться один, не вступать в другой брак; и если греш­ница покается, то муж должен опять принять ее, но не при частом повторении того же греха. Ибо для рабов Божиих покая­ние одно. К этому присовокупляет ангел, что по смерти мужа или жены другой половине дозволяется вступить в другой брак, но лучше оставаться вне брака.

Пятая заповедь учит великодушию и терпению; от них раду­ется живущий в человеке дух Божий, тогда как гнев стесняет его и заставляет удалиться; гнев напа-

192

 

 

дает на людей, коих вера неполна и кои привязаны еще к земным благам.

Шестая заповедь примыкает к первой и раскрывает учение о двух духах (ангелах), существующих при каждом человеке, – добром и злом: первый мирен и кроток и внушает чистоту, це­ломудрие, любовь; другой исполняет душу смятением, зави­стью, гордостью и пр.

Седьмая заповедь внушает бояться. Бога и не бояться диавола, который не имеет никакой силы, над боящимися Бога; долж­но только бояться дел диавола.

Восьмая заповедь показывает, от чего должно и от чего не должно воздерживаться. Воздержание заповедуется в отношении к дурным делам, и, напротив, внушается ревность о добрых де­лах, к которым, между прочим, относятся попечение о вдовах и сиротах, благотворительность к бедным, кротость и ласковость ко всем людям, почтение к старшим, снисхождение к отпадшим от веры, вразумление согрешивших.

Девятая, заповедь касается молитвы: должно молиться с пол­ной уверенностью в исполнении просимого и без сомнения. Кто очистил сердце от всего суетного, получит то, о чем просит без сомнения, и если не скоро исполняется прошение, то должно приписать это или испытанию Божию, или какому-либо незнае­мому греху, но не переставать молиться.

Десятая заповедь предостерегает от печали, как сестры сомне­ния и гнева: мирская печаль оскорбляет Духа Святого, помрача­ет смысл, препятствует исполнению молитвы, ибо печальная мо­литва не восходит к Престолу Божию.

Одиннадцатая заповедь излагает признаки истинного и ,лож­ного пророчества. Ложный пророк убегает

193

 

 

церкви живых (ис­тинно верующих) и пророчествует в местах тесных и тайных; к нему обращаются люди двоедушные, слабоверующие, которые привержены к языческим суевериям, и на вопросы их по сует­ным делам он отвечает, соображаясь с желаниями их сердца; но он немеет иприходит в смятение в собрании исполненных духом Божиим, когда возносится молитва их, ибо в нем дух земной. Этот дух и дух Божий распознаются по их обнаруже­ниям и действиям в людях. Человек, имеющий духа Божия, узнается по тому, что дух вышний спокоен, смирен и удаляется от всякой неправды и суетного желания этого миpa, дает ответы не по человеческим вопросам или собственному побуждению, но тогда, когда Богу угодно. Когда он приходит в собрание веру­ющих, молящихся Господу, то святой ангел Бога исполняет его Святым Духом и пророк говорит среди народа, как угодно Бо­гу. Проявление земного духа, напротив, суетно и несмысленно. Лжепророк высит себя и стремится к председательству, нечес­тив, многоречив, предан чувственным удовольствиям и пророче­ствует за мзду.

Двенадцатая заповедь внушает избегать всякого худого по­желания, будет ли оно относиться к чужой жене или богатству, или чувственному наслаждению.

Окончив двенадцать заповедей, пастырь повелел Ерму посту­пать по ним и неленостно исполнять служение проповедника по­каяния для верующих. «Прекрасны эти заповеди, но возможно ли человеку исполнить их?» – спросил Ерм. При этих словах пастырь изменился в лице и вид его был страшен от гнева. «За­поведи не будут трудны, – сказал он, – но ты не соблюдешь их, если будешь думать, что соблюсти их невозможно человеку; а

194

 

 

если пренебрежешь ими, не будешь спасен. Неразумный! Не видишь ли, как дивно величие Бога, Который всю тварь под­чинил человеку? И человек, владыка всего, не может иметь си­лы исполнить эти заповеди? Это возможно ему, если он имеет Господа в сердце своем, а не в устах только. Не должно боять­ся диавола, который может сражаться с истинно верующими, но не может победить их».

III. От заповедей ангел покаяния непосредственно переходит к подобиям, которые от простых образов восходят к простран­ным притчам и заканчиваются полными видениями.

В первом подобии ангел представляет жизнь христиан как странствование к дальнему городу. «Знаете ли, – сказал он, – что вы, рабы Божии, находитесь в странствии? Ваш город да­леко от этого города. Зачем же покупаете поместья и готовите излишние жилища? Вместо полей искупайте души из нужды, сколько кто может, помогайте вдовам и сиротам. Ибо для того Господь обогатил вас, чтобы вы исполняли такое служение Ему! Не имейте языческого желания богатств, которые гибельны для рабов Божиих».

Ерм, прогуливаясь однажды, увидел виноградную лозу и вяз и стал размышлять о плодах их. Ангел явился и объяснил ему высшую истину, чувственно представляющуюся в этих де­ревьях. Виноградная лоза богата плодами, а вяз совсем беспло­ден, но она, только опираясь на вяз, приносит много плода. Так богач и бедняк должны быть полезны друг другу. Богатый рассеян от своих сокровищ и имеет очень слабую молитву к Бо­гу. Но если он помогает бедному, то этот молится за него,

195

 

 

 и богатый чрез его молитву благословляется, ибо молитва бедного имеет большую силу у Бога (Втор. под.).

Пастырь показал Ерму обнаженные, почти сухие деревья. Как зимою нельзя узнать, какие из них засохли и какие све­жие, так в настоящем веке праведные и грешные живут вместе, по-видимому, не различаются друг от друга. Но с наступлени­ем лета обнаружатся сухие деревья и здоровые снова зазелене­ют; так в будущем веке откроется различие праведных от прочих людей, которые окажутся совсем бесплодными (Третье и четвертое подоб.).

Однажды Ерм в день поста сидел на горе, благодаря Бога за все, с ним сделанное. Пастырь явился к нему и по поводу поста, который совершал Ерм, сказал ему притчу. Некто имел поместье и множество рабов. На одной части земли своей он устроил виноградник и потом, отправляясь в дальний путь, поручил его своему вернейшему рабу и приказал ко всякой лозе поставить тычинки, обещаясь за это дать рабу свободу. Раб сделал больше: не только обставил виноградник тычинками, но ископал его для очищения от не­годной травы. По возвращении господин остался весьма дово­лен делом раба. Посоветовавшись со своим сыном и друзьями, он решился сделать раба сонаследником сына. Через несколь­ко дней, когда господин давал пир друзьям, он посылал рабу кушанья от своего стола; раб брал их себе, сколько нужно, а остальное раздавал своим сорабам. Это еще более усилило бла­говоление к нему господина и сделало его достойным насле­дия. Так, – объяснил пастырь, – и у Бога получишь боль­шую честь, если будешь не только исполнять Его заповеди, но и делать сверх того какое-либо добро. Пост, какой соблюдал Ерм, тогда только имеет досто-

196

 

 

инство, если присоединяется к полному соблюдению заповедей Божиих. Но изложенная прит­ча имеет более глубокий, догматический смысл. Поместье – мир Божий; господин – Сам Бог, Творец всего; раб – Сын Божий; виноградник – народ верующий; тычины – ангелы, приставленные Господом к Его народу; сорные травы, которые выполоты рабом, – грехи верующих; яства – заповеди, дан­ные Богом чрез Сына народу; друзья, участвующие в сове­те, – первозданные ангелы; отсутствие господина есть время, остающееся до пришествия Господня. Сын Божий представлен в притче как раб, по Своему воплощению, ибо Он потрудился и пострадал для уничтожения грехов верующих. Но как плоть, в которую вселился Он Своим божеством, непорочно послужила Ему, то она удостоена прославления. Итак, долж­но хранить плоть свою в чистоте, как жилище Святого Духа, и не обольщаться мнением, что она тленна и потому можно злоупотреблять ею для чувственных удовольствий. Оскверне­ние плоти есть вместе и оскорбление Святого Духа.

Однажды пастырь повел Ерма в поле и показал двух пасту­хов. Один из них был красиво одет и весело ходил среди сво­его стада, тучного и довольного: это ангел наслаждения и лжи, развращающий души рабов Божиих, из коих одни по своим страстям совершенно отпали от Бога, даже хулили имя Его, иные же, храня истину, предались утехам этого мира,послед­ние, впрочем, еще имеют надежду покаяния. Другой пастух, сурового вида и в грубой одежде, водил свое стадо по местам скалистым и тернистым: это ангел наказания, который получает годных овец от первого пастуха для вразумления и исправле­ния посредством бедствий и нужд обыкно-

197

 

 

венной жизни, напри­мер бедности, болезни и т. д. Такой ангел был послан и в дом Ерма. И когда последний просил пастыря удалить от него ан­гела наказания, то пастырь отвечал, что покаяние сыновей его должно быть соединено со страданиями, без чего они не испра­вятся, впрочем, обещал облегчить для Ерма наказание (VI и VII под.).

В восьмой притче вся Церковь представляется под руковод­ством и надзором особенного ангела. Пастырь показал Ерму огромное ивовое дерево, покрывавшее поля и горы. Стоявший подле него величественный ангел отрезал ветви дерева и разда­вал народу. Когда он потребовал их назад, то у одних ветви оказались с плодами или с молодыми побегами, или по край­ней мере зелеными и свежими, как прежде; у других же более или менее засохли. Первые были введены в башню. Прочих же он предоставил испытать пастырю, как ангелу покаяния, кото­рый посадил их ветви в землю и стал обильно поливать водою. После того некоторые и из этих зазеленели, дали отпрыски и даже плоды; остальные же так и остались засохшими. Величественный ангел есть Михаил, приставленный к народу веру­ющему; ветви, им раздаваемые, – закон Божий, насаждаемый им в сердцах верующих, за исполнением которого он надзира­ет; соблюдших закон, особенно же мучеников и исповедников, он прямо вводит в башню, а преступивших его отдает во власть ангела покаяния. Из последних некоторые исправляются, дру­гие же остаются нераскаянными: таковы особенно отступники и предатели Церкви, отрекшиеся и поносившие имя Господне.

Заповеди и притчи, в которых раскрыт образ исправления верующих путем наказания и покаяния и под руко-

198

 

 

водством верховного ангела, завершаются величественной картиной Церк­ви, ее окончания и торжества; она представлена в так называ­емой девятой притче.

После того как Ерм написал заповеди и притчи, пастырь пришел к нему и сказал: «Я хочу показать тебе все, что сооб­щил тебе Дух, говоривший с тобою в образе Церкви; Дух тот есть Сын Божий. Тогда ты не был еще крепок силами, пото­му Церковь показала тебе строение башни, явившись в жен­ском виде. Но теперь ты приготовлен к явлению того же Ду­ха, Который будет просвещать тебя в образе более Ему свойственном, как (мужественный) ангел». – И пастырь перенес Ерма на вершину горы в Аркадии и показал ему огромное поле, окруженное двенадцатью разнообразными горами. По­среди поля возвышался белый квадратный камень выше гор, древний, но с новою, недавно высеченною дверью, которая сияла светлее солнца. Около двери находились двенадцать прекрасных дев. Скоро явились шесть человек величественных и почтенных; они призвали множество других людей, также сильных, и приказали строить башню над дверью. Девы до­ставали камни из глубины воды и проносили через дверь для передачи строителям. Сперва были принесены 10 белых обде­ланных квадратных камней, потом – 25, далее – 35 и, нако­нец, 40 камней, так что основание башни составилось из четы­рех рядов камней. Тогда перестали доставать камни из воды, а приказано было приносить камни с двенадцати гор. Те кам­ни, которые через дев поступали в строение, изменяли свои прежние различные цвета и делались одинаково белыми, а которые были доставляемы прямо от мужей, не проходя через руки дев, те не изменялись. Тогда по приказанию тех шести

199

 

 

мужей они были отнесены назад, туда, откуда были взяты. Так была кончена в тот день работа, но еще не окончена башня. Окончание ее последует тогда, когда господин башни испытает здание. Строители пошли отдыхать, а девы остались при башне. Пастырь и Ерм также удалились.

Через несколько дней Ерм с пастырем опять пришли к то­му же месту; и так как ожидали прибытия господина, то они вошли в саму башню, при которой нашли одних дев. И вот явилось великое множество мужей, а в средине был один муж необыкновенного роста, так что он превышал саму башню; около него находились те шесть мужей, которые заведовали строением башни. Девы тотчас подошли к нему, облобызали его и сопровождали; Он осматривал башню внимательно и ис­пытывал камни тростью, бывшею у него в руке, – и некото­рые из них оказались черными, иные шероховатыми, иные с пятнами или трещинами и пр. Их приказано было вынуть и положить около башни, а взамен их взять другие камни, не с гор, а с ближайшего поля. Из новых камней блестящие и квадратные были употреблены на постройку, а круглые также положены около башни. Господин поручил пастырю обделать отложенные камни и годные употребить в здание, а сам уда­лился. Пастырь так и сделал; но оказавшиеся и после того негодные камни были отнесены туда, откуда взяты. Теперь уже не было около башни ни одного камня, и башня явилась без спаек, как бы выстроенною из одного камня или высечен­ною из одной скалы. Затем пастырь удалился, оставив Ерма против его воли с одними девами: Ерм должен был провести с ними ночь как брат. Они обнимали, целовали его и играли с ним; среди их псалмопений и ликования Ерм почувствовал себя по-

200

 

 

молодевшим и всю ночь провел с ними в непрерывной молитве.

На следующий день пришел пастырь и объяснил все Ерму. Камень и дверь есть Сын Божий, камень древний, потому что Он древнее всякой твари и был с Отцом Своим в совете о создании мира;– дверь новая, потому что Он явился в послед­ние дни, чтобы дать доступ в Царство Божие; и никто не войдет в него, если не будет иметь имени Сына Божия. И величественный муж, осматривавший башню, есть Сам Сын Божий. Башня есть Церковь. Строители ее – ангелы Божии, которые также чрез Сына имеют доступ к Богу. Девы суть святые духи, силы Сына Божия, и каждый носящий имя Его должен иметь и эти силы; из них четыре важнейшие суть: вера, воздержание, мощь, терпение; а потом следуют: просто­та, невинность, целомудрие, радость, правдивость, знание, со­гласие и любовь. Из камней, которые доставались из глуби­ны, первые 10 означают первый век, следующие 25 – второй век мужей праведных; дальнейшие 36 суть пророки и служи­тели Господа, последние же 40 – апостолы и проповедники Сына Божия. Они извлечены из воды, потому что только че­рез воду крещения можно получить печать Сына Божия, ду­ховно оживотвориться и войти в Царство Божие. Ветхозавет­ные праведники скончались свято, но не имели этой печати; к ним нисходили по кончине своей апостолы и учители, имев­шие уже печать Сына Божия, и им проповедали и сообщили ее. С ними апостолы нисходили в воду и с ними опять восхо­дили; потому и сами они представляются взятыми из воды. Двенадцать гор означают двенадцать народов мира, среди ко­торых проповедан Сын Божий посланниками Его; народы эти различаются не по происхождению

201

 

 

своему, но по внутренним свойствам и представляют различные классы уверовавших по их добродетелям и порокам. Камни же, взятые взамен отверг­нутых горных камней и выкопанные с ближайшего поля, суть отроги (radices) белой горы, которая означает верующих, со­хранивших детскую простоту и невинность: к ним относятся новообращенные, только что уверовавшие, и те, которые еще уверуют пред совершением Церкви. К этому предстоящему со­вершению члены настоящей Церкви должны приготовляться в простоте, мире и покаянии, пока еще строится башня.

Наконец, Сам Господь Церкви в виде ангела пришел в дом Ерма вместе с пастырем, которому поручил его. Ободрив по­слушание Ерма пастырю, Он повелел пребывать в исполнении преподанных ему заповедей и возвещать силу этого ангела, который имеет власть покаяния над всем миром; послал, в дом Ерма понравившихся ему двенадцать дев – духовные силы, чтобы они помогали исполнять заповеди, и в заключение ска­зал Ерму: «Мужественно проходи это служение и поведай всякому человеку величие Божие... Скажи всем, чтобы не пе­реставали, сколько кто может, благотворить... Неимущий про­водит жизнь в великом мучении и скорби: он страдает так же, как заключенный в узах; и многие, не вынося такого бедственного положения, готовы умереть. Кто знает несчастье подобного человека и не избавляет его, совершает великий грех и виновен в крови его. Итак, благотворите, сколько кто получил от Господа... Если не поспешите исправиться, строе­ние башни окончится и вы не попадете в нее». После этих слов Он удалился и взял с собою пастыря и дев, обещаясь опять отпустить их в дом Ерма.

202

 

 

Так кончился ряд последовательно развивавшихся видений и откровений, сообщенных Ерму и изложенных им в книге «Пас­тырь».

 

II.

Чтобы понять происхождение и значение книги «Пастырь», нужно обратить внимание на современное ей внутреннее и внеш­нее состояние христианства, как оно изображается в самой кни­ге, – впрочем, в ближайшем отношении собственно к Церкви Римской.

Во время написания «Пастыря» в Церкви еще существовало пророческое вдохновение (προφητεία) (1 Кор. XII, 10) и дар назидательного слова, не соединенный с каким-либо церковным чином, свободно действовал в богослужебных собраниях верующих, хотя председательство в них принадлежало пресвитерам (Vis. III, 9; Mand. XI). Сам Ерм имел поручение говорить к со­бранию святых (Vis. III, 8; IV, 3), и каждый мог говорить в нем, кто был исполнен Святого Духа. При всем том время юно­сти и свежей поры Церкви миновало. Церковь являлась Ерму старицею, сидящею на кафедре, в знак духовной слабости чле­нов ее. Как в клире, так и в народе верующем христианская жизнь во многих отношениях утратила совершенства, коими она была украшена в век апостольский, так что сделалось нужным всеобщее покаяние. Предстоятели Церкви порицаются за несо­гласия между собою и споры о преимуществах (Vis. III, 9; Sim. VIII, 7; ср. IX, 23. 31), равно как и вообще за невнима­тельность к своему собственному поведению (Vis. III, 9). Об­щий нравственный упадок христианской жизни состоял в пре­данности мир-

203

 

 

ским делам, которая прежде всего порицается в самом Ерме. Развлеченные и ослабленные мирскими делами впа­ли в беспечность о служении единому Богу (Sim. IV); заня­тия языческие (negotia ethnicorum) довели некоторых до того, что по своим суетным делам обращались с вопросами к ложным прорицателям (языческим) и при этом впадали в идолослужение (Mand. X, 2), а некоторые из привязанности к сокровищам этого мира оказывались во время гонений неверными Богу (Sim. VIII, 8; Vis. III, 6). Кроме того, члены Церкви порица­ются за роскошь и изнеженность, которые несовместны с обя­занностями рабов Божиих. Многие были преданы чувственным удовольствиям, одни пользуясь творениями Божиими, не уде­ляя бедным, изнывающим в нужде (Vis. III, 9; Mand.VIII). По­тому даже пост заповедуется Ерму с тою целью, чтобы сберечь остаток для благотворения бедным (Sim. V, 3). Особенно же часто внушается мысль о богатстве как препятствии к вступле­нию в Царство Божие, если богатство не обсекается, т. е. изли­шек его, остающийся за удовлетворением естественных необхо­димых потребностей, не употребляется для вспоможения нуждающимся (Vis. III, 6; Sim. IX, 20). Были христиане только по имени, которые не имели веры и не оказывали ника­кого плода истины (Sim. IX, 19); иные уверовали, но по со­мнению своему оставили путь истинный, думая, что могут най­ти лучший путь (Vis. III, 7); другие по надмению своему хвалились всезнанием и принимали на себя вид учителей (Sim. IX, 22); некоторые развращали рабов Божиих, особенно тех, которые согрешили, не допуская их обратиться к покая­нию (Sim. VIII, 6). Против такого рода заблуждений и упадка духовной жизни верующих Ерм является со своею про­поведью о покаянии, чтобы восстановить

204

 

 

и обновить ослаблен­ные грехами духовные силы христиан и освежить жизнь Церк­ви, одряхлевшую в ее членах.

К этому делу Ерм был особенно побужден твердою уверен­ностью, что в ближайшее время имеет быть Второе пришествие Христово для очищения Церкви, для отделения праведных от грешных. Христианство уже проповедано во всем мире (Sim. VIII, 3; IX, 17.25) и выдержало неоднократные и кровавые го­нения, кроме того, еще предстоит сильное гонение, во время ко­торого должна проявиться твердость христиан в вере (Vis. II, 2.3; IV, 2). В общественной жизни сердца благочестивых лю­дей поражались, с одной стороны, зрелищем бедствий, в осо­бенности нищеты (которую Ерм неоднократно выставляет в яр­ких и трогательных чертах), а с другой – охлаждением любви в верующих, бесчувствием достаточных христиан к бедствиям ближних. Такие и подобные знамения времени естественно воз­буждали и укрепляли в Ерме, как и в других благочестивых людях, ожидание в ближайшем будущем кончины мира и при­шествия Христова, возвещенного в слове Божием. Проникнутый этой мыслью, Ерм пророчески возвещает: близок конец мира, скоро здание башни окончится (cito comsummabitur turris,Vis. III, 8); но Бог дал еще срок для покаяния, допустил перемежку в строении, чтобы люди могли покаяться и спастись (et ideo intermissio facta est struendi ut si hi egerint poenitentiam, adjiciantur in structuram turris,Sim. IX, 5.14; ср.Sim. VIII, 2); есть еще покаяние для рабов Божиих, но оно ограни­чено (habent poenitentia justorum fines,Vis. II, 2) близким окончанием башни. Таким образом, увещание к покаянию и раскрытие нравственных условий его составляет задачу и содер­жание книги «Пастырь».

205

 

                                                                         

Но книга «Пастырь» имеет еще другую сторону, которою она резко выдается из ряда произведений других мужей апо­стольских. Это ее апокалиптический характер, по которому содержание ее состоит из ряда откровений (άποκάλυψις), сооб­щенных Ерму из высшего духовного мира в видениях являвшей­ся ему Церкви и в наставлениях ангела.

Если, с одной стороны, нет основания отвергать, что во вре­мя существования в Церкви чрезвычайных даров Святого Духа и Ерм был свыше одушевлен к своему пророческому служению, к увещанию и утешению современных ему христиан, то, с дру­гой стороны, по власти, которая всегда сохранялась у пророка в употреблении дара (1 Кор. XIV, 23), Ерм свободно избрал при написании книги форму представления своей проповеди о по­каянии. Для того чтобы эта проповедь при легкомыслии и при сомнении некоторых о близости окончания времени (Vis. III, 4) действительно произвела могущественное впечатление, преж­де всего должно быть поставлено вне всякого сомнения главней­шее побуждение к покаянию – скорое окончание Церкви. По человеческому соображению это событие могло быть только ве­роятным, совершенно же достоверным становится только чрез Божественное откровение. И вот Ерм, для которого главное де­ло – покаяние и обращение грешников, передает свое твердое убеждение о близости конца мира как высшее откровение. Что­бы объяснить возможность этого, Ерм представляет план Боже­ственного домостроительства Церкви, в котором принимают столь сильное участие ангелы, и наглядно показывает, как в этот видимый мир постоянно для блага людей нисходят из мирa невидимого служебные духи, назначенные Самим Богом для то­го, чтобы чрез их влияния возводить человека к христианскому совершенству.

206

 

 

Впрочем, элементы для подробнейшего раскрытия своих со­зерцаний в апокалиптической форме Ерм уже находил в библей­ских откровениях пророка Даниила и Иоанна Богослова, осо­бенно же в Третьей (по Вульгате – Четвертой) книге Ездры. С последним апокрифическим сочинением книга «Пастырь» имеет много сходства как по господствующему в ней нравоучительному направлению, так и по развитию целого и подробностей. У Езд­ры поводом к вышним научениям служат также грехи и престу­пления народа, как в книге «Пастырь» – грехи Ерма и его се­мейства; там наставления преподаются ангелом Уриилом (глава 4-я), как здесь – пастырем, ангелом покаяния, и к ним Ездра и Ерм относятся одинаково страдательно, предлагая только вопро­сы и получая ответы. Ездра упрекается за излишние вопросы и нетерпеливое любопытство (4, 7), как и здесь Ерм (Sim. IX, 14). Ездра получает видение на ложе (III, 1), как Ерм (Mand., prolog), или на горе Ориве (II, 33), как Ерм на горе в Аркадии (Sim. IX, 1; ср. Sim. V, 1), Ездра приглашается идти на поле Ардаф (IX, 26), подобно и Ерм призывается в поле (Vis. III, 1). Тот и другой получают страшное извещение подобного содержания: Ездра слышит звук, как звук вод многих (VI, 16), Ерм – ужасные слова, которых человек не в состоянии вынести (Vis. I, 3). Женщина, являющаяся Ездре (X), исчезает е вели­ким шумом, как и в книге Ерма (Vis; IV, 3). Наконец, тому (XII, 37), как и другому (Vis. II, 4), поручается записать ви­денное и слышанное. Эти черты достаточно показывают сходство в форме этих двух произведений; и хотя время происхождения третьей (VI) книги Ездры в точности неизвестно, но су­щественными частями своими оно принадлежит дохристиан-

207

 

 

скому периоду *), и потому не без основания можно почитать книгу «Пастырь» перенесением и продолжением на христианской почве приемов апокалиптики иудейской **).

Писателем книги «Пастырь» представляется сам Ерм, кото­рый получал откровения с повелением проповедовать их устно и письменно. Кто же этот Ерм и в какое время он жил и написал свою книгу? Из самой книги видно, что Ерм был современником Климента, под которым ясно разумеется знаменитый епископ Римский, скончавшийся (около 101 г.) при императоре Траяне (98-117). Христианство, возвещенное уже во всем мире, неодно­кратно подвергалось гонениям, и, кроме того, ему предстояло в будущем сильное бедствие от врагов его. Христиане были приво­димы к начальствам й допрашиваемы (perducti ad potestates interrogati,Sim. IX, 28); причем одни явились мужественны­ми исповедниками Господа или даже претерпели мученическую смерть ***), другие оказались отступниками и изменниками, кото­рые отрицались имени Господа и даже хулили его (Sim. VIII, 6; IX, 19). Систематический образ действий и строгие казни со стороны языческого правительства против твердых в исповедании христиан не

*) См. о третьей книге Ездры исследование М. Шаврова. СПб., 1861.

**) См. Iachmanns, Der Hirte des Hermas; Koenigsb. 1835, S. 60-67. Яхман догадывается еще, что поводом третьей части «Пастыря» могли послужить слова Уриила в Третьей книге Ездры (VI, 3), что он послан показать три пути и предложить три притчи (ср. Mand. VI), из чего объясняется и сходство в истолковании подобий (III Езд. II, 44-48; ср. Sim. IX, 13), и что к сочинению книги «Пастырь», может быть, привели автора слова: «Я говорю вам, народы, слышащие и разумеющие, ожидайте вашего Пастыря» (III Езд. II, 34).

***) О мучениках говорится (Vis. III, 1. 2), что они перенесли мучения от лютых зверей, бичевания, заключения в темницах, распятие.

208

 

 

 

идут к гонениям Нерона и Домициана, имевших ха­рактер временных, непродолжительных вспышек; напротив, они весьма легко объясняются из распоряжений императора Траяна, и указе против тайных обществ и в рескрипте к правителю Вифинии Плинию *). Из таких указаний должно заключить, что книга «Пас­тырь» явилась не ранее времени императора Траяна, в конце I или, вероятнее, в начале II столетия христианства. Что же касается лица автора, об этом разногласят мнения новейших ученых и даже пока­зания древнейших церковных писателей. По мнению одних, писа­тель «Пастыря» есть тот Ерм, о котором упоминает апостол Павел в послании к римским христианам в числе приветствуемых им лиц. Это мнение впервые высказал Ориген в своем толковании на Посла­ние к Римлянам (XVI, 14). «Я думаю, – говорит он, – что этот Ерм есть писатель той книги, которая назы­вается Пастырь». Подобным

*) Гильгенфельд (ap. V, стр. 160) обращает внимание только на рескрипт Траяна к Плинию (110 г.). В нем император вообще одобряет образ действия правителя, который тех только, на кого доносили ему как на христиан, спрашивал, христиане ли они, – и дает такое распоряжение: «Отыскивать христиан не надо, но те, на кого будет донесено и они окажутся христианами, должны быть наказываемы, впрочем, так, чтобы, кто откажется, что он христианин и покажет это самым делом, т.е. публичным служением нашим богам, получал прощение за раскаяние». Потом образ действий против христиан, предполагаемый книгою Ерма, Гильгенфельд производит именно из помянутого рескрипта и, на, этом основании саму книгу Пастырь относит к последним годам царствования Траяна или даже ко времени императора Адриана (117-138). Но он напрасно упустил из виду распоряжение, возобновленное Траяном против тайных обществ, и само письмо Плиния, в котором уже говорится о доносах на христиан, представлении их к начальству, допросах и казнях, при этом замечательно, что Плиний, как и Ерм, упоминает о христианах, из которых одни только отрекались, а другие даже поносили Христа.

209

 

 

образом Евсевий (Церк. Ист. III, 3) говорит: «В конце Послания к Римлянам апостол упоминает между другими и об Ерме, которого, говорят, есть книга Пастыря». О том же мнении свидетельствует Иероним (cat. scr. eccles. c. 10): «Ерм, о котором упоминает апостол Па­вел в своем Послании к Римлянам, есть, как говорят, автор книги, называемой Пастырь». На таком основании книга Пастырь бы­ла и после приписываема Ерму, мужу апостольскому. В Ватикан­ском кодексе XIV века (3848) читается: «Конец книги Пастырь, ученика святого апостола Павла» (Дресс. Proleg. стр. XL).

Другое мнение сохранилось из древности в найденном Мураторием отрывке, относимом к 170 году (Credner. ZurGeschichtedesKanons, 93). Здесь неизвестный писатель говорит: «Книгу Пастырь очень недавно в наши времена написал (conscripsit) в городе Риме Ерм, тогда как кафедру Церкви города Рима занимал брат его епископ Пий; поэтому должно ее читать, но она не может быть предлагаема народу в церковном собрании, ни считаться в чис­ле писаний пророческих и апостольских. (Гефеле и Дрессель в пролегом.). С этим показанием согласны стихи, помещенные под именем Тертуллиана в III книге гл. 3 против Маркиона; не упоминаем о позднейших более или менее искаженных повторениях того же мнения,      напр., в Liber pontificalis и др. (См. у Гефеле). Таким образом, писателем Пастыря представляется не апо­стольский Ерм, но позднейший – брат Римского епископа Пия (около 142-157). Последнее мнение весьма тщательно было за­щищаемо католическим ученым Гефеле, который думает, что книга Пастырь направлена против монтанской секты, хвалившейся своими пророчествами и откровениями. Оно принято и другими уче-

210

 

 

ными (Ричлем, Бунзеном, Гагеманом), хотя при ином воззрении на значение книги Ерма.

Но такому мнению о происхождении книги Пастырь от позднейшего Ерма противоречит то уважение, каким она пользо­валась в первое время. В самом отрывке Мураториевом содер­жится указание, хотя не прямое, что то сочинение было уже до­вольно распространено и получило немаловажное значение среди христиан, так что показалось нужным устранить возможное или уже действительное смешение его с каноническими книгами Свя­щенного Писания. Ириней, путешествовавший в Рим в 178 г., и Климент Александрийский ссылаются на слова книги Пас­тырь как на слова Писания, боговдохновенные, что заставляет предполагать и у них мнение о писателе книги, подобное выска­занному Оригеном. Нельзя утверждать, чтобы вопрос, которого касается книга «Пастырь», есть ли покаяние для падших после крещения, был в первый раз возбужден только Монтаном; он; естественно, должен был явиться, как скоро явились падшие, и почему не мог быть так или иначе решаем в конце I или в нача­ле II века? Притом трудно допустить, чтобы предполагаемый у Гефеле благочестивый обман (fraus pia) с ясными напоминания­ми о церковной жизни почти апостольского времени мог быть так смело употреблен позднейшим Ермом в противодействие монтанизму; и в таком случае полемическое отношение к этому противо-иерархическому движению, без сомнения, явственнее и резче проникало бы все сочинение. А этого не видно, точно так лее, как незаметно следов борьбы с великими гностическими система­ми, волновавшими христианство около половины II века и позд­нее. Вообще простота, отсутствие догматического направления,

211

 

 

искреннее благочестие, дышащее показанием свыше, хотя и не без примеси человеческих преданий, вся постановка книги Пас­тырь свидетельствуют о ее происхождении ранее, а не после начала христианской учености. Поэтому некоторые ученые, при­знавая книгу Пастырь произведением апостольского Ерма, предполагают, что позднейший Ерм, брат папы Пия I, или толь­ко перевел ее на латинский язык (Мёлер в своей «Патрологии») или обработал и дополнил ее (Тирш. Die Kirche im apost. Zeitalt., стр. 352). Другие же, не придавая значения показанию Мураториева от­рывка, хотя и не приписывают книгу Пастырь упоминаемому в послании к римлянам Ерму, но все-таки почитают ее произве­дением неизвестного писателя из первой четверти II века, кото­рый, может быть, воспользовался преданием об апостольском муже (Гильгенф.). Мы со своей стороны находим более до­стойным вероятия мнение, заявляемое Оригеном и засвидетель­ствованное Евангелием и Иеронимом, хотя и в древности оно не было всеобщим и решительным преданием *).

Кто бы, впрочем, ни был писатель книги Пастырь – Ерм ли, апостольский муж или другое лицо, скрывшее себя под этим име­нем, – во всяком случае она составляет замечательное явление в древнейшей истории христианства. Опираясь на высшее открове­ние, указывая на близкий конец мира, Ерм хочет своею проповедью о покаянии противодействовать вторгшейся в Церковь распущенно­сти нравов и возвести христианскую жизнь в первобытной просто­те, строгости и чистоте. В этом отношении книга Ерма за-

*) Конечно, оно еще более приблизилось бы к достоверности, если бы исторические свидетельства позволяли продолжить жизнь апостольского Ерма далее I столетия.

212

 

 

нимает пер­вое по времени место в той великой нравственной реакции, которая явилась во II веке христианства и выразилась, как односторонняя и крайняя степень своего развития, в расколе монтанизма. Как же относится эта книга к монтанизму? По этому вопросу мнения уче­ных исследователей совершенно расходятся. Еще Котельер назвал книгу Пастырь защитой кафолической веры против сурового учения Монтана; такой взгляд, как было уже сказано, нашел последователей и между новейшими учеными (Гефеле, Гратц – Disquisitio in pastorem Hermae. 1820.) НоДорнер (Entwicklungsgeschichte der Lehre von der Person Christi. 2 Aufl. 1851. Th. I, стр. 189) наобо­рот, признал эту книгу предтечей монтанизма, а за ним Ричль (Entstehungderaltkath. Kirche. 1857, стр. 529-546) со­вершенно включил ее в историю этого преобразовательного движе­ния во II веке. Напротив, Гильгенфельд (Ap. V. стр. 178) отвергает всякую связь книги Пастырь с монтанизмом, к которому она относится ни со­чувственно, ни враждебно; замечание справедливое в том отноше­нии, что она произошла гораздо раньше того исторического явле­ния, которое, известно под именем монтанизма *). Но если нельзя признать внешней, так сказать, генеалогической связи между ни­ми, то по крайней мере нельзя отрицать внутреннего родства их по задаче и содержанию. Та же нравственная реакция, которая на основании откровения и мысли о близости кончины мира стремится восстановить строго нравственную жизнь, те же вопросы, поднятые в монтанизме, проходят и в книге

*) Гильгенфельд, со своей стороны, поставляет книгу Пастырь в аналогию с проповедью о покаянии и отпущении грехов, явившеюся из среды эвионитов под именем пророка Элксая; сближение слишком отдаленное и натянутое, но оправдываемое характером книги Пастырь.

213

 

 

Пастырь – вопросы о покаянии, о втором браке, о воздержании и пр. Но при этом решения их неодинаковы. Ерм не доходит до тех крайностей, какие вырази­лись в монтанизме, и нередко противоречит монтанистическим иде­ям, При свободном отношении к церковной иерархии, Ерм не обна­руживает противо-иерархического направления, какое видим в монтанизме: его откровения должны быть сообщены предстоятелям Церкви и чрез них распространены между христианами *). В книге Пастырь высокая честь приписывается мученичеству, но оно не поставляется всеобщею непременною обязанностью, так что спа­сение от гонения является наградою за праведность (Vis. IV, 2). Ерм ясно допускает покаяние после крещения (Mand. IV), что монтанисты отвергали: нет греха или преступления, в котором нельзя было бы покаяться, кроме хуления Бога и Христа, даже лжеучителям, отрекшимся от Христа, и прелюбодеям остается возможность покаяния (Mand. IV, I, 1. 2, XI). Аскетические требова­ния Ерма гораздо умереннее монтанизма: он позволяет второй брак (по смерти мужа или жены), не проповедует поста в такой строгости, как Тертуллиан (De monogam. De jejun). Поэтому-то Тертуллиан так резко отзывался о книге «Пастырь», называя ее «adultera et ipsa et patrona sociorum» (De pudicit. 10). Таким образом, в книге «Пастырь» является более умеренный и не выходящий еще из пределов Церкви образ нрав­ственной реакции, которая с такою крайностью и резкостью про­явилась в монтанизме.

Наконец, что касается уважения, каким пользовалась

*) Изображение ложного пророка (Mand. XI) относится к языческой мантике, а не к монтанистическому спору о пророчестве, как думает Ричль вопреки контексту (Гильгенф. стр. 178). Об этом будет сказано в своем месте в примечаниях к переводу «Пастыря».

214

 

 

книга «Пастырь» в Церкви христианской, то судьба ее в этом отношении была неодинакова и изменчива, по крайней мере на Западе. Вы­соко уважалась она Иринеем (adv. haer. IV, 20, 2), который приводит из нее слова первой заповеди, выражаясь таким образом: «Хорошо говорит Писание (ἡγραφή)». Климент Александрийский также не обину­ясь пользуется этою книгою как боговдохновенною (θείωςήδύναμιςήτῶἘρμᾶκατάἀποκάλυψινλαλοῦσα. StromI, 29. II, 1; VI, 15.). Ориген говорит о ней: «Это писание кажется мне весьма полезным, и, как думаю, оно бого­вдохновенно (divinitus inspirata. Explanat, in epist. ad Rom. XVI, 14). Впрочем, он же свидетель­ствует, что хотя она употребляется в Церкви, но не всеми призна­ется за Божественную (Comm. in Matth. tom. 14) и даже некоторыми отвергается (deprinc. IV, 2, 8), и потому он часто ссылается на нее с ограничением: если кому угодно прини­мать это сочинение (Si cui tamen scriptura illa recipienda videtur. Hom. 8 in Num. ср. Hom. I in ps. 37. Hom. 35 in Luc. XII, 52). По свидетельству Евсевия (Ц. Ист. III, 3), возражения некоторых против книги «Пастырь» препятствовали принятию ее в число священных книг общепризнанных (όμολογούμενα), между тем как другие почита­ли ее сочинением весьма необходимым, особенно для людей, при­ступающих к начальному познанию веры. Поэтому, он говорит, она принята в церквах для всенародного чтения и ею пользова­лись некоторые из древнейших писателей *). Афанасий Александ­рийский называет книгу «Пастырь»

*) В другом месте (там же, III, 25) Евсевий относит книгу «Пастырь» к νόθα; под этим словом он здесь разумеет средний класс священных книг, в рассуждении которых есть противоречия и которые, однако ж, приняты многими; к таковым причислялись Послание Варнавы, Постановления апостольские и др.

215

 

 

весьма полезною (Deincarn. DeiI, 3); по его су­ждению, она не принадлежит собственно к канону (de decretis Syn. Nic.c. 4), но относится к числу тех книг, хотя «неканонических, но которые отцы запове­дали читать приходящим к вере и желающим огласиться словами истины, каковы премудрость Соломона...» (Epist. pasch.). Но в месте своего происхождения – в Церкви Римской книга «Пастырь» недолго пользовалась тем одобрением и уважением, с каким была встрече­на в первое время. Мураториев отрывок уже служит знаком упад­ка авторитета этой книги, когда в нем дозволяется читать ее толь­ко частным образом и даже написание ее, вопреки ее смыслу и намерению, приписывается позднейшему Ерму, брату Пия I. Тертуллиан в сочинении о молитве (deorat. c. 12) говорит о книге «Пастырь» без порицания; но после решительного поворота своего к монтанизму он отзывается о ней как о книге прелюбодеев (illo apocrypho pastore moechorum. Depudic. c. 20)и в порыве страстного раздражения говорит (c. 10), что она собором всех Церквей, даже кафолических, считается ме­жду апокрифическими и подложными. Впрочем, он сам обличает свое преувеличение в словах об общецерковном отвержении книги «Пастырь», когда в другом месте (depudic. c. 20) говорит, что более ее принято в церквах послание к евреям. Значит, она еще пользовалась таким значением в Церкви, которое позволяло сравнивать ее с этим писа­нием апостольским. Падение авторитета книги «Пастырь» в за­падной Церкви, естественно, объясняется увлечениями волновав­шей ее борьбы с монтанизмом, когда среди противоречивых мненийпо спорным вопросам, искавших для себя опоры в этой книге, она оказывалась неудовлетворительною ни для монтанистов, ни

216

 

 

для противной им стороны. Таким образом, к концу IV века, ко­гда Иероним писал свой каталог церковных писателей, книга «Пастырь» утратила на Западе свое значение, так что Иероним мог сказать, что она почти неизвестна у латинян (apud Latinos paene ignotus est. Cat. scr. eccl. c. 10). Между тем в Церкви Греческой продолжалось уважение к ней: по свидетельству того же писателя, она все еще читалась публично в некоторых церквах. Сам Иероним, называя ее книгою полезною, причисляет (Prol. Galeatus ) ее к тому разряду книг, к кото­рому относятся Премудрость Соломона, книга Сираха и пр.

Представленные свидетельства показывают, что суждение о при­нятии этого нравоучительно-апокалиптического творения в число канонических писаний в древности долго колебалось, пока нако­нец за нею утвердилось, преимущественно в Церкви Восточной, значение книги полезной и назидательной наряду с другими нека­ноническими, но принятыми Церковью священными книгами.

 

III.

Книга «Пастырь» замечательна и своими внешними судьба­ми. Написанное в Риме на греческом языке *).

*) Что книга «Пастырь» первоначально написана на греческом языке, это единогласно признается учеными, хотя древность не оставила никакого о том свидетельства. Но в пользу этого мнения говорит преимущественное употребление «Пастыря» именно в древней Греческой Церкви, равно как и цитаты, приводимые из него на греческом языке у греческих писателей церковных: у святого Иринея, Климента Александрийского и Оригена и в сочинении Doctrina ad Antiochum ducem, изданном Мопфокопом между творениями Афанасия Александрийского. Притом латинский текст «Пастыря» имеет ясные следы того, что он не оригинал, а перевод с греческого.

217

 

 

и вскоре принятое с великим одобрением во всей Церкви, как на Западе, так и на Востоке, даже чтимое как книга боговдохновенная, это сочине­ние мало-помалу исчезло из общественного употребления в церк­вах латинских, между тем как еще пользовалось уважением в греческих церквах. Несмотря на то, в новейшие времена кни­га «Пастырь» стала опять известна не по греческому ориги­налу, как следовало бы ожидать, но в древнем латинском переводе *), изданном в первый раз французским ученым Иако­вом Фабером Стапульским в Париже в 1513 году **). Отрывки греческого текста сохранились только в цитатах греческих цер­ковных писателей. Но в 1856 году явился в свет и греческий текст, почти полный; недостает только семь последних глав, именно: кроме окончания XXX главы, еще следующих трех глав девятого подобия и четырех глав десятого. Он был открыт знаменитым по своим литературным подлогам греком Симонидесом на Афонской Горе в рукописи, которая, по мнению К. Тишендорфа, принадлежит к XIV веку. Из этой рукописи Симонидес сумел приобрести три листа, содержащих конец заповедей и большую часть подобий, а с остальных

*) Автор этого перевода неизвестен, но нельзя приписывать его Руфину и еще более Анастасию, библиотекарю Римской Церкви. Трудно допустить, чтобы латиняне в первые же времена после появления книги «Пастырь» не имели ее перевода. Из слов Тертуллиана (De pudicitia c. 10 и 20) видно, что эта книга была известна в его время латинянам, конечно, на их же языке. Вероятно предположение, что Ерм или Ермес, брат папы Пия, был ее переводчиком, из чего образовалось мнение о том Ерме как о писателе книги. См. преосв. Филарет. Историческое учение об Отц. Ц., Т. 1, с. 37, примеч. 17).

**) После того книгу «Пастырь» издал Котельер (1672), в исправнейшем виде Фабриций (Cod. аросr. T. III. 1719) и Галланди (Biblioth. TI. 1765).

218

 

 

частей сделал список. Сверх того, он в Лейпциге изготовил второй список, в котором рукописный текст был произвольно, изменен во многих местах и дополнен недостающими главами по латинскому переводу, ко­нечно, с тою целью, чтобы после этих предварительных работ составить подобный палимпсест книги «Пастырь», как прежде сделанный палимпсест Ураниоса. Три листа первоначальной ру­кописи и второй список Симонидеса были куплены для библио­теки Лейпцигского университета, и по ним-то сделано первое издание греческого текста Ангером и Диндорфом (в Лейпц. 1856). После ареста Симонидеса в Берлине первый, снятый на Афонской горе список был взят у него и переслан в Лейпциг, и по нему, равно как и по вышеупомянутым листам рукописи, изготовлено Тишендорфом новое издание «Пастыря», помещен­ное у Дресселя в «Patres apostolici».

Первый возникший отсюда вопрос был вопрос о подлинности этого нового текста книги «Пастырь». Подозрение в этом отно­шении было вполне основательно, судя по прежним подлогам

Симонидеса, обманувшим знаменитых ученых Берлинской Ака­демии наук. Симонидес знал о потребности, которая именно в новейшее время сильно пробудилась в богословском мире, – о потребности в первоначальном тексте «Пастыря»; не могло ли это быть для него поводом к литературной подделке? Этого во­проса нельзя было с полною уверенностью решить на основа­нии только трех листов из первоначальной рукописи, подлин­ность которых также должна была сделаться сомнительною. К счастью, критика в то время получила в новой литературной находке пробный камень для подлинности греческого текста. Немецкий ученый Дрессель, занимавшийся для сво-

219

 

 

его издания Писаний мужей апостольских исследованием книгохранилищ в Риме, открыл в Палатинском кодексе Ватиканской библиотеки (код. 150, XIV века) совершенно новый, дотоле неизвестный пе­ревод «Пастыря» весьма глубокой древности, который и напе­чатан им в помянутом его издании. Новый перевод значительно отступает от прежде известного перевода, и притом в лучшем смысле: текст его не только вообще пространнее, но и передает некоторые испорченные места частью в их надлежащей связи, частью в полном виде (например, Mand. XI и Sim. V, 5. 6). Но именно в этих местах греческий текст Симонидеса или совер­шенно согласен с латинским переводом кодекса Палатинского, или, по крайней мере, значительно, приближается к нему, или даже лучше его. Таким образом, устраняется подозрение, что Симонидес мог составить свой греческий текст через обратный перевод с латинского при помощи греческих фрагментов (впро­чем, и от них он нередко уклоняется); и чтобы убедиться и полной независимости нового греческого текста от прежде из­вестного латинского перевода, нужно только сравнить выше­означенные места в трех теперь существующих текстах. Впро­чем, греческий текст немало отступает и от нового латинского перевода; он почти держит середину между пространностью но­вого и краткостью древнего перевода.

Сомнение о том, действительно ли текст Симонидеса обязан своим происхождением древней рукописи, скоро уничтожилось. Но оставалась еще другая возможность. Греческий текст самой рукописи Афонской не есть ли сделанный в средние века перевод с латинского? Об этом поднялся ученый спор. Тогда как Тишендорф ста-

220

 

 

рался доказать это предположение *), Ангер и потом Голлеиберг **) защищали новый греческий текст и утверждали, что он представляет оригинальный текст «Пастыря». Но основания, на которых Тишендорф утверждал свое мнение, прежде пред­ставлявшиеся довольно шаткими ***), теперь, вследствие нового ли­тературного открытия, оказались вполне несостоятельными и от­вергнуты самим же Тишендорфом. Во время нового путешествия на Восток, предпринятого на счет русского правительства, Тишендорф нашел в одной монастырской библиотеке весьма драго­ценный, по его суждению принадлежащий к IV веку, кодекс Библии (названный ныне Синайским), который, кроме послания Варнавы, содержит и первую часть «Пастыря» на греческом язы­ке. Открытие этой рукописи должно было или подтвердить, или опровергнуть прежние сомнения Тишендорфа. Случилось по­следнее. Он сам пишет: «Я с радостью могу сообщить, что лейп­цигский текст (Симонидеса) произошел не из средневековых уче­ных занятий, но из оригинального текста. Мое прежнее противоположное мнение справедливо только в том отношении, что лейпцигский текст имеет много повреждений, явившихся без сомнения в средние века» ****). В чем состоят эти повреждения, об этом будет можно судить только тогда, когда Тишендорф обна­родует найденный им греческий текст, что он обещал исполнить в будущем 1862 году.

Таким образом, книга «Пастырь» известна в четырех

*) В статье, помещенной в пролегоменах к Дресселеву изданию творений мужей апостольских: De Herma graeco Lipsiensi.

**) W. Hollenberg, De Herma Pastoris codice Lipsiensi. Berol. 1856.

***) Gersdorf. Repertorium. 1857. Bd. l, Hft.

****) Leipzig. Zeit. 1859 (cp. Theolog. Quartalschrift. Tübingen, 1860. Hft.

221

 

 

рецензи­ях, к которым можно прибавить еще пятую – в эфиопском пе­реводе. Он найден французским ученым Антонием dAbbadie в одном эфиопском монастыре и издан вместе с латинским пере­водом, с него сделанным, в 1860 году (в Лейпциге) немецким Восточным Обществом в AbhandlungenfürdieKundedesMorgenlands. B.II. №1. Немецкий ученый Дильман, занимавшийся этим изданием, полагает, что эфиопский перевод сделан с греческого экземпляра и принадлежит к древнейшим памятникам эфи­опской литературы *).

Изложивши сведения о книге «Пастырь», нужные для пра­вильного понимания этого значительного памятника пророчества древней Церкви, мы считаем нелишним напомнить читателям предлагаемого русского перевода **) наставление, которое дал ве­рующим касательно этого предмета великий апостол языков: пророчествия не уничижайте, вся же искушающе добрая держите (1 Сол. V, 19. 20).

Свящ. П. Преображенский

*) См. упомянутое издание, с. 183 Corrigenda et addenda. Впрочем, Дильман намерен поместить в летописях Восточного Общества подробнейшую статью об эфиопском переводе. Сколько можем судить по латинскому переводу, с него сделанному, он отличается от других текстов только сжатостью в изложении. Замечательно в нем послесловие переводчика или переписчика, в котором книга «Пастырь» приписывается апостолу Павлу, и в обличение тех, кто по неразумию вздумал бы усомниться в этом, указывается на то, что Павел был назван Гермесом (Деян. XIV, 12).

**) На русский язык книга «Пастырь» не была еще переведена, кроме заповедей, помещенных в сокращении в Христианском Чтении за 1838 г., т. 3). Сведения о ней с изложением содержания, впрочем, скудные, см. в Воскресном Чтении за 1849-50 г.,  №13.

222

 

 

ПАСТЫРЬ ЕРМА 1)

 

КНИГА ПЕРВАЯ – ВИДЕНИЯ.

 

ВИДЕНИЕ ПЕРВОЕ.

Обличение Ерму за его собственные слабости и за небрежность об исправлении детей его.

 

I. Воспитавший меня продал в Риме одну девочку. По прошествии многих лет я увидел ее, узнал и полюбил, как сестру. Через несколько времени, видя, что она купается в реке Тибре, я подал ей руку и вывел ее из реки. Смотря на ее красоту, я думал в

1) Предлагаемый русский перевод «Пастыря» сделан с прежде известного латинского текста, находящегося в издании Гефеле и означенного у Дресселя буквою A. Но при окончательной редакции перевода были приняты в соображение как изданный последним греческий текст, так и другой латинский перевод (код. Палат.) означенный им B. См. о книге «Пастырь», стр. 220. Обозначение содержания частей книги принадлежит Котельеру: мы удержали его с некоторыми изменениями.

223

 

 

своем сердце, говоря; «счастлив бы я был, если бы имел жену такую же лицом и нравом». Только это одно, и ничего более я не подумал. Спустя несколько времени я шел с такими мыслями 2), и прославлял творение Божие, помышляя, как величественно оно и прекрасно. Во время прогулки я заснул, и дух восхитил меня и понес 3) направо чрез какое-то место, по которому человек не мог ходить. Место это было скалисто, круто и непроходимо от вод. Миновав его я пришел к равнине, и, преклонив колена, начал молиться Господу и исповедывать грехи свои. И в то время, как молился я, отверзлось небо, и вижу ту женщину, которую пожелал себе; она приветствует меня с неба и говорит; «здравствуй, Ерм». Взглянувши на нее, говорю ей: «госпожа, что ты здесь делаешь?» Она отвечает мне: «я взята сюда, чтобы обличить пред Господом грехи твои». «Госпожа, говорю я, ужели ты меня будешь обвинять?» «Нет, говорит она, но выслушай слова, которые хочу сказать тебе. Бог, живущий на небесах, сотворивший из ничего все сущее, и умноживший ради святой Церкви Своей, гневается на тебя за то, что ты согрешил против меня». Я говорю в ответ ей: «госпожа, если я согрешил против тебя, то каким образом? где, или когда я сказал тебе какое-нибудь дурное слово? Не всегда ли я уважал

2) В латинском тексте (A) стоит: cum iis cogitationibus, без означения местности, где шел Ерм. Но в греческом тексте она указывается ἐις Κμας (Кумы), а в другом латинском (B): apud civitatem Ostiorum (город Остия.) См. ниже вид. II. примеч. 8.

3) Т. е. в видении.

224

 

 

тебя как госпожу, не всегда ли я почитал тебя, как сестру 4)? Что же наговариваешь на меня столь дурное?» Тогда она улыбаясь говорит мне: «в сердце твоем возникло нечистое пожелание. Ужели не думаешь, что для человека праведного порочное дело и то, если в сердце его возникнет худое пожелание? Это – грех для него, и притом тяжкий. Ибо человек праведный и помышляет праведное. И, когда он помышляет праведное и неуклонно к тому стремится, то имеет на небесах благоволение Господа во всяком деле. Те же, которые помышляют нечестивое в сердцах своих, навлекают на себя смерть и плен; особенно те, которые любят настоящий век, роскошествуют в богатстве своем и не ожидают благ будущих: гибнут души их. А это делают двоедушные 5), которые не имеют надежды в Господе, нерадят и небрегут о своей жизни. Но ты молись к Господу, и исцелит грехи твои и всего дома твоего и всех святых».

II. После того, как сказала она эти слова, небеса заключились. И я весь был в скорби и страхе, и говорил в себе: «если это вменяется мне в грех, то как могу спастись или каким образом умолю Господа о бесчисленных грехах своих? Какими словами упрошу Господа быть ко мне милостивым?» В то время, как

4) В греческом: как дочь.

5) Δίψυχοι, dubii – те, которые веруют в Бога и вместе преданы этому миру, его понятиям и благам, – служа Богу, служат и мамоне по привязанности сердца к настоящей жизни, и неуверенности в благах будущей. Ср. Иак. 1, 8; Vis. III, 4.

225

 

 

я помышлял и соображал это в сердце своем, вижу против себя большую кафедру, сделанную из волны белой, как снег. И пришла старая женщина в блестящей одежде с книгою в руке, села она и приветствовала меня: «здравствуй, Ерм». И я с печалью и слезами сказал: «здравствуй, госпожа». Она сказала мне: «что печален ты, Ерм, ты, который был терпелив, умерен и всегда весел?» Я говорю ей в ответ: «госпожа, одна прекрасная женщина сделала мне укоризну, будто я согрешил против нее». И она сказала мне: «такое дело должно быть чуждо рабу Господню. Но ведь в сердце твоем возникло пожелание к ней. В рабах Божиих даже и такой помысл составляет грех; ибо такого худого помысла не должно быть в рабе Божием, и сердце чистое не должно желать дурного дела, – особенно ты, Ерм, удаляющийся от всякого преступного пожелания, исполненный простоты и великого незлобия».

III. «Впрочем не ради тебя собственно гневается на тебя Господь, но за дом твой, который впал в нечестие против Господа и своих родителей. И ты, любя детей, не вразумлял своего семейства, но допустил их сильно развратиться. За это и гневается на тебя Господь; но Он уврачует все, что прежде сделано худого в дому твоем. За их грехи и беззакония ты подавлен мирскими делами 6). Но милосердие Божие

6) Из этих слов: consumtus es a secularibus negotiis, в связи с другими (Vis. II, 3): in negotiationibus tuis malignis implicitus es, – Мосгейм (Instit. major.) и Гильгенфельд заключают, что Ерм занимался торговыми делами и чрез порочную жизнь детей лишился своих богатств. Дресс.

226)

 

 

сжалилось над тобою и семейством твоим, и сохранило тебя в славе. Ты только не колеблись, но благодушествуй и укрепляй свое семейство. Как кузнец, работая молотом, преодолевает дело, какое хочет: так и праведное слово, ежедневно внушаемое, победит всякое зло. Поэтому не переставай вразумлять детей своих: ибо Господь знает, что они покаются от всего сердца своего и будут написаны в книге жизни» 7). Когда она окончила эти слова, то сказала мне: «хочешь слушать, что я читать буду?» Я говорю ей: «хочу, госпожа». «Итак, слушай». И раскрывши книгу, она читала величественное и дивное, чего не мог я удержать в памяти. Ибо слова были страшны, так что человек не мог вынести их. Впрочем самые последние слова я запомнил; ибо они были не многочисленны и отрадны для нас: «вот Бог сил, который невидимою силою и великим Своим разумом сотворил мир, и славным советом Своим благоукрасил тварь, и всесильным словом Своим утвердил небо, и землю основал на водах, и всемощною силою Своею создал Свою святую Церковь, которую и благословил, – вот Он изменит небеса и горы, холмы и моря, и все уравняется для избранных Его, чтобы исполнить обещание, которое Он дал, с великою славою и торжеством, если они соблюдут заповеди Божии, полученные ими с великою верою».

IV. Когда она окончила чтение, то встала с кафедры и пришли четверо юношей, и понесли кафедру на восток.

7) Ср. Филип. IV, 3; Апок. XX, 15.

227

 

А она подозвала меня к себе, и коснувшись груди моей, говорит мне: «понравилось ли тебе мое чтение?» Я говорю ей: «госпожа, самые последние слова мне нравятся; а первые страшны и жестоки», и она говорит мне: «эти последние слова относятся к праведным, а первые к отступникам и язычникам». В то время, как она говорила со мною, явились два каких-то мужа, подняли ее на плечах, и отправились, куда и кафедра, – на восток. Она удалилась веселая, и на прощанье сказала мне: «мужайся, Ерм!»

 

ВИДЕНИЕ ВТОРОЕ.

Призвание Ерма к проповеди о покаянии детям его и всем верующим.

 

I. Когда я ходил в окрестностях Кумских 8); около того же времени как и в прошлом году, то во время прогулки вспомнил о прежнем видении, и снова восхитил меня дух и понес на то же самое место, на котором и прежде было видение. Достигнув этого места, я преклонил колена и начал молиться Господу и прославлять имя Его

8) В некоторых изданиях латинского текста, согласно с рукописями, стоит: cum his т. е. cogitationibus. См. Vis. I, 1. Но Котельер догадывался, что должно здесь читать: Cumis. В пользу такого изменения говорило то обстоятельство, что Ерм (Vis. II, 4) считает старицу за Сивиллу, и впоследствии (Vis. IV, 1) ходил по дороге Кампанской, которая вела в Кумы. Это подтвердилось чтением латинского кодекса палатинского (B), где стоит: apud regionem Cumanorum, и греческим текстом ἐις Κώμην.

228

 

 

за то, что Он удостоил меня и открыл мне прежние грехи мои. И когда восстал я от молитвы, вижу пред собою ту старицу, которую видел я прежде: она гуляла и читала какую-то книгу. И говорит она мне: «можешь ли возвестить это избранным Божиим?» Я отвечаю: «госпожа, так много я не могу запомнить, но дай мне книгу, и я спишу». «Возьми, сказала она, и возврати ее мне». Взявши ее, я удалился в одно место в поле, и списал все буква в букву; потому что смысла не находил 9). И когда окончил я списывание книги, вдруг она взята из рук моих, но кем, не видал я.

II. Спустя пятнадцать дней, в которые я постился и много молился Господу, мне был открыт смысл написанного. Написано было следующее: «Дети твои, Ерм, отступили от Господа, хулили Его и в великом нечестии предали своих родителей 10); и прослыли они предателями родителей; предавши их, они не исправились, но присоединили к грехам своим распутство и скверны нечестия, и таким образом исполнили меру неправд своих. Но объяви эти слова всем детям своим и

9) Древние, как видно из сохранившихся до нас манускриптов, и во времена христианские долго употребляли письмо непрерывное, в котором слова не отделялись одно от другого. Поэтому ученые удивляются, что Ерм говорит: non inveniebam syllabas, – не находил слогов. Конечно, Ерм не мог искать в книге того, чего в ней и не могло быть. По связи речи должно думать, что он не мог разобрать в написанном слогов, т. е. состоящих из них слов, и значит понять смысла. Дресс.

10) По всей вероятности, здесь указывается на то, что сыновья Ерма, отрекшись пред языческим начальством от имени Христа, выдали своих родителей, донесли, что они христиане. Гефеле и Дресс.

229

 

 

жене своей, которая имеет сделаться сестрою твоею 11): так как и она не воздерживается языком своим, которым согрешает; но услышавши эти слова, она будет обуздывать его и получит помилование; она образумится после того, как передашь ей эти слова, которые Господь повелел мне открыть тебе. Тогда отпустятся как им грехи, которые сделали они прежде, так и всем святым согрешившим до сего дня 12), если от всего сердца покаются и удалят сомнения от сердец своих. Ибо славою Своею поклялся Господь об избранных Своих 13), что, если кто из них и в этот предопределенный день 14) будет продолжать грешить, не получит спасения. Ибо покаяние праведных имеет конец 15), и определены дни покаяния для всех святых; но язычникам есть покаяние до самого последнего дня 16). Поэтому

11) Т. е. чрез воздержание от пользования супружескими правами. Об этом обычае некоторых христианских супругов в древности – жить как брату и сестре, говорил Тертуллиан (Lib. I. ad uxor. c. 6): сколько таких христиан, которые по взаимному согласию между собою отказываются от супружеского долга Гефеле.

12) Т. е. вообще до того времени, с которого открывается период покаяния для верующих, возвещаемый проповедью Ерма.

13) Т. е. христианам.

14) Разумеется Богом определенный срок покаяния для христиан, уже составляющих Церковь; они обязаны избегать нужды второго покаяния, т. е. повторения грехов.

15) Покаяние для христиан ограничено с одной стороны близостью пришествия Христова и скорым окончанием строения башни, означающей Церковь (Vis. III, 5, 8; Sim. IX, 7. 10), а с другой нравственною трудностью и бесплодностью его для тех христиан, которые часто грешат и часто прибегают к покаянию (Mand. IV, 2).

16) Т. е. для язычников, которые могут обращаться в христианство и получать в крещении прощение всех прежних грехов своих до последнего дня, т. е. до самого пришествия Христова. Ср. Mand. IV, 3.

230

 

 

скажи предстоятелям Церкви, чтобы они совершали пути свои в правде, дабы могли вполне получить обетования со многою славою. И вы, которые делаете правду, стойте твердо и не будьте двоедушны, так чтобы переселение ваше было со святыми ангелами 17). Блаженны вы, которые претерпите наступающее великое гонение и не отречетесь от своей жизни, ибо Сыном Своим поклялся Господь, что отрекающиеся от Господа губят свою жизнь 18). Это именно относится к тем, которые отрекутся в предстоящие дни; к тем же, которые прежде отрекались, по великому милосердию Он сделался милостивым.

III. «А ты, Ерм, не помни неправд детей своих и не оставляй сестры своей 19), но позаботься о том, чтобы они исправились от прежних грехов. Они вразумятся, от правого учения, если ты не будешь помнить зла на них. Ибо злопамятство производит смерть, забвение зла – жизнь вечную. А ты, Ерм, потерпел большие мирские бедствия за преступления дома твоего, так как ты не обращал на них внимания, как не касающиеся тебя нисколько, и вдался в неверные свои предприятия. Но то, что не отступил ты от живого Бога, спасет тебя; простота твоя и великое воздержание спасут тебя, если пребудешь в них, и всех спасут они, кто действует таким же образом. Ходящие в невинности и простоте

17) Т. е чтобы по смерти вы присоединились к святым ангелам, или: чтобы ангелы несли вас на лоно Авраамово (Лук. XVI, 22). Геф.

18) Это место испорченное в латинском тексте, переведено с греческого, к которому приближается и палатинский кодекс.

19) Т. е. жены. См. выше примеч. 11.

231

 

 

будут сильны против всякого зла и соблюдутся в жизнь вечную. Блаженны все делающие правду: они не погибнут во век. (Но скажешь: вот приходит великое гонение. Если тебе кажется это так, то опять отрекись) 20). Господь близок к обращающимся, как написано в книгах Гелдат и Модат, которые в пустыне пророчествовали народу.

IV. Во время сна, братия, один красивый юноша явился мне, говоря: «кто, ты думаешь, та старица, от которой получил ты книгу?» Я сказал: Сивилла 21). «Ошибаешься, говорит он, она не Сивилла». «Кто же она, господин?» И он сказал мне: «она есть Церковь Божия». Я спросил его, почему же она стара. «Так как, сказал он, сотворена она прежде всего, то и стара; и для нее сотворен мир». После того видел я видение в дому своем; и пришла та старица, и спросила меня, отдал ли я уже книгу предстоятелям Церкви 22). Я отвечал: «нет еще», и она сказала: «хорошо сделал:

20) Слова, означенные скобками, мы почитаем постороннею вставкой: так они не согласны с контекстом и смыслом всей этой речи. Разве предположить здесь иронию над теми, которые по малодушию готовы отречься, надеясь на льстивые внушения о милосердии Божием, содержащиеся в апокрифической книге?.. (См. Гефеле и Дрес.). – Елдад и Модад – имена пророчествовавших у израильтян мужей (Числ. XI, 26-27) Имена их носила апокрифическая книга, давно уже утратившаяся: она упоминается в Синопсисе Афанасия Александрийского и в Стихометрии Никифора.

21) Сивиллою Ерм почитал являвшуюся ему старицу потому, что он прогуливался в окрестностях Кум, знаменитых своею сивиллою.

22) Senioribus (A); prioribus ecclesiae (B); τοῖςπρώτοις.

232

 

 

потому что я имею прибавить тебе несколько слов. Когда же окончу все слова мои, тогда пусть они чрез тебя обнародуются избранным. Для этого ты напишешь две книги и одну отдашь Клименту, а другую Грапте. Климент отошлет во внешние города, ибо ему это предоставлено; Грапта же будет назидать вдов и сирот. А ты прочтешь ее в этом городе вместе с пресвитерами, предстоятелями Церкви 23).

 

ВИДЕНИЕ ТРЕТЬЕ.

Строение башни, изображающей Церковь.

 

I. Однажды я видел, братья, следующее видение. После того, как я много раз постился и молил Господа, чтобы Он дал мне откровение, которое обещал показать мне чрез ту старицу, ночью явилась мне старица и сказала мне: «так как ты очень просишь и желаешь знать все, то приходи на поле, куда хочешь, и около шестого часа 24)

23) Климент и Грапта предполагаются здесь известными Ерму и современным ему христианам, и потому, кроме имен их, ничего более не говорится об них. Под Климентом разумеется знаменитый епископ Римской Церкви, который от прочих предстоятелей этой Церкви здесь отличается предоставленным ему правом сноситься с другими Церквами. Грапта, как думают ученые, была диаконисса или попечительница о вдовах и сиротах Римской Церкви. – Под книгами, которые поручено Ерму писать после того, как ему будут сообщены все откровения, очевидно, должно разуметь экземпляры не той данной старицею книги, но настоящей книги «Пастырь». Дресс.

24) В греческом и другом латинском читается: около 5-го часа. По римскому счислению часов дня означает рассвет следующего дня.

233

 

 

явлюсь тебе, и покажу, что нужно тебе видеть». Я спросил ее: «на какое место поля прийти мне?» Она говорит «где хочешь». И я избрал место прекрасное, уединенное. Но прежде, нежели начал я говорить и успел сказать ей место, она говорит мне: «приду, куда желаешь». Итак, братья, явился я на поле, заметил часы, и пришел к месту, куда назначил ей прийти. И вижу я поставленную скамью; на ней была льняная подушка, и над нею простерта парусина. Видя такие приготовления, между тем, как никого нет на месте, я изумился, волосы у меня поднялись, и как бы ужас объял меня от того, что я был один. Но пришедши в себя и, вспомнив славу Божию, я ободрился и, преклонив колена, исповедал Богу свои грехи, как и прежде. Вот пришла сюда старица с шестью юношами, которых я прежде видел, и ставши позади меня слушала, как я молился и исповедал Богу грехи свои. И коснувшись меня, она сказала: «перестань молиться только о грехах своих; молись и о правде, чтобы часть из нее получил ты для дома своего». Поднявши меня с места и взявши за руку, она привела меня к скамейке, и сказала тем юношам: «идите и стройте». По отходе юношей, когда мы остались одни, она говорит мне: «садись здесь». Я говорю ей: «госпожа, пусть прежде сядут пресвитеры». «Я тебе говорю, сказала она, садись». И когда я хотел было сесть по правую сторону, она не позволила, но рукою показала, чтобы садился я по левую сторону. Когда я задумался и опечалился, что не позволила сесть мне по правую сторону, она говорит мне: «что печалишься, Ерм? Место по правую сторону принад-

234

 

 

лежит тем, которые уже угодили Богу и пострадали за имя Его. У тебя многого недостает для того, чтобы сидеть с ними. Но пребудь в простоте своей, как теперь пребываешь, и будешь сидеть с ними, равно как и все, которые будут творить дела их, и претерпят то, что они претерпели».

II. Я говорю ей: «госпожа, я желал бы узнать, что они потерпели». «Слушай, говорит она: лютых зверей, бичевания, темницы, кресты ради имени Его. За это принадлежит им правая сторона святыни, и всякому, кто пострадает за имя Божие; а остальным левая сторона. Но для тех и других, и для сидящих по правую сторону, и для сидящих по левую, одни и те же дары и обетования; только сидящие по правую сторону имеют некоторую честь. Ты желаешь сидеть по правую сторону с теми; но у тебя много слабостей. Очисти себя от своих слабостей, и все не двоедушные должны очиститься к тому дню от своих слабостей» 25). Сказавши это, она хотела удалиться; но я повергся к ногам ее, и умолял ее Господом, чтобы показала мне обещанное видение. И она опять взяла меня за руку, подняла и посадила на скамейку по левую сторону, и, поднимая какой-то блестящий жезл, сказала мне: «видишь ли большую работу?» Говорю ей: «госпожа, ничего не вижу». – «Вот ужели не видишь против себя великой башни, которая на водах строится из блестящих квадратных камней?» Действительно строилась ква-

25) Т. е. к последнему дню, – дню окончания Церкви на земле и пришествия Христова.

235

 

 

дратная башня теми шестью юношами, которые пришли с нею. Многие тысячи других мужей приносили камни. Некоторые доставали камни из глубины 26), другие из земли и подавали тем шести юношам; они же принимали их и строили. Камни, извлекаемые из глубины, прямо клали в здание; потому что они были гладки и спайками своими хорошо приходились к другим камням, и так плотно прикладывались один к другому, что соединения их нельзя было заметить. Таким образом, здание башни казалось построенным как будто из одного камня. Из прочих камней, приносимых из земли, одни были откладываемы, другие полагались в здание, а некоторые были рассекаемы и отбрасываемы далеко от башни. Из тех иные камни были полагаемы около башни и не употреблялись для здания, потому что некоторые из них были шероховаты, другие с трещинами, а другие были светлы и круглы и не годились для здания башни. Камни же, которые отбрасывались далеко от башни, видел я, падали на дорогу и, не оставаясь на ней, скатывались с дороги: одни в место пустынное, другие попадали в огонь и горели, иные упадали близ воды и не могли скатиться в воду, хотя и стремились попасть в нее.

III. Показавши мне это, старица хотела удалиться. Я говорю ей: «госпожа, что пользы мне видеть, и не знать, что значит это строение?» Она отвечала мне: «любопытный ты человек, если желаешь узнать значение башни». «Действительно, госпожа, говорю я, желаю узнать, чтобы

26) Т. е. из воды.

236

 

 

возвестить братьям, и они возрадовались, и услыша это, прославили Господа». И она говорит: «услышат многие; и услышавши некоторые возрадуются, а другие восплачут; впрочем и последние, если услышавши принесут покаяние, также будут радоваться. Выслушай теперь объяснение башни, я открою все и не докучай мне более об откровении. Откровения эти имеют предел, ибо закончились. А ты не перестаешь требовать откровений, потому что настойчив. Итак башня, которую видишь строющеюся, это я, Церковь 27), которая явилась тебе теперь и являлась прежде. Спрашивай же, что хочешь, о башне, и я открою тебе, чтобы возрадовался ты со святыми». Я говорю ей: «госпожа, если однажды сочла ты меня достойным того, чтобы все открыть мне, то открой». Она говорит мне: «все, что следует открыть тебе, откроется, только бы сердце твое было ко Господу, и ты не сомневался, что бы ни увидал». Я спросил ее: «госпожа, почему башня построена на водах?» Она отвечала: «и прежде я говорила тебе, что ты любопытен, и тщательно изыскиваешь: ища найдешь истину. Слушай же, почему башня строится на водах; потому, что жизнь ваша чрез воду 28) спасена и спасется. А башня основана словом всемогущего и преславного имени, и держится невидимою силою Господа».

27) Устройство Церкви, как оно здесь описывается, изображено посредством живописи в находящихся в Неаполе древних катакомбах христианских. См. Беллермана. Ueberdieältesl. christl. Begräbnisstätten und besonders die Katacomben zu Neapel. Hamb. 1839. В живописной картине одной римской пещеры изображен также огромный белый квадратный камень, – древний, но с новою дверью, над которою воздвигается здание башни. Ср. Sim. IX, 23. Дресс.

28) Т. е. чрез таинство крещения.

237

 

 

IV. Я в ответ говорю ей: «величественное и дивное дело. А кто, госпожа, те шесть юношей, которые строят?» «Это первозданные ангелы Божии, которым Господь вверил все Свое творение для того, чтобы они умножали; благоустрояли и управляли Его творением: посредством их будет окончено и строение башни». «А кто прочие, которые приносят камни?» «И это святые ангелы Господа: но первые выше последних. Когда будет окончено строение башни, они все вместе будут ликовать около башни, и прославлять Господа за то, что совершилось строение башни». Я спросил ее: «желал бы я знать, какое различие и значение камней». И она отвечала мне: «разве ты лучше всех, чтобы тебе это было открыто? Иные выше и лучше тебя, которым следовало бы открыть эти видения; но чтобы прославлялось имя Божие, тебе это открыто и еще откроется ради сомневающихся, которые помышляют в сердцах своих, будет ли это, или нет 29). Скажи им, что все это истинно, и что ничего нет ложного, но все твердо и крепко основано».

V. «Выслушай теперь и о камнях, употребляющихся в здание. Камни квадратные и белые, хорошо прилаживающиеся своими спайками, это суть апостолы, епископы, учители 30)

29) Т. е. второе пришествие Христово, суд и воздаяние добрым и злым. Ср. посл. Варн. XIX.

30) Под учителями (doctores, διδάσκαλοι) некоторые (Котельер, Роте), разумели пресвитеров, составляющих вторую степень священства. Но правильнее, вместе с Гильгенфельдом и Дресселем, на основании параллельных мест (Sim. IX, 15. 16. 25), относить это к особенному званию христианских учителей (см. Варн. I), о котором упоминается в Климентинах (Epist. Petri c. 2. Cons. Iac. c. 1. Epist. Clem. c. 13

238

 

 

и диаконы, которые ходили в святом учении Божием, надзирали, учили, и свято непорочно служили избранным Божиим, – как почившие, так и живущие еще доселе, – которые были всегда согласны друг с другом, имели мир между собою и слушали взаимно друг друга: поэтому-то они и в здании башни хорошо приходятся своими спайками. А камни, извлекаемые из глубины и полагаемые в здание, спайки которых приходятся к прочим камням, уже вошедшим в здание, это суть те, которые уже умерли и пострадали за имя Господа». «Госпожа, я желаю знать, кого означают другие камни, которые были приносимы из земли». Она говорит: «те, которые неотделанные полагаются в основание башни, означают людей, которых Бог одобрил за то, что они ходили праведно пред Господом и исполняли Его заповеди 31). А которые приносятся и полагаются в самом здании башни, это суть новообращенные к вере и верные. Ангелами убеждаются они к деланию добра, и потому не нашлось в них зла». «А кто те камни, которые были откладываемы и полагались возле башни?» Она говорит мне: «это те, которые согрешили и желают покаяться; потому они брошены невдалеке от башни, что будут годны в здание, если покаются. Посему желающие по-

-14) и у Тертуллиана. Последний (praescr. haer. c. 2. Ср. c. 14) говорит: «чтó же если епископ, или диакон, или вдова, или дева, или учитель (doctor), если даже мученик уклониться от правила веры?» Должность учителя или катехета существовала особо от пресвитерской, как видно из истории Александрийского огласительного училища. Чин же пресвитера заключается у Ерма в общем имени епископов.

31) Разумеются, вероятно, ветхозаветные праведники.

239

 

 

каяться будут тверды в вере, если только принесут покаяние теперь, когда строится башня. Ибо когда строение окончится, то они уже не будут иметь места, где могли бы быть положены в самом здании, и будут отвержены; только будут лежать при башне».

VI. «Желаешь знать, кто те камни, которые были рассекаемы и отбрасывались далеко от башни?» Я говорю: «желаю, госпожа». «Это суть сыны беззакония, которые уверовали притворно, и от которых не отступила неправда всякого рода; потому они не имеют спасения, что не годны в здание по неправдам своим, – они рассечены и отброшены далеко по гневу Господа за то, что оскорбили Его. А из прочих камней, которые во множестве видел ты сложенными и не идущими в здание, шероховатые суть те, которые познали истину, но не пребыли в ней, и не находятся в общении со святыми 32), потому они и негодны. Камни с трещинами, это суть те, которые имеют в сердцах вражду друг против друга, и не имеют мира между собою; сойдясь, они являются мирными, но когда разойдутся злоба удерживается в сердцах их. Это – трещины, которые имеют камни. Камни укороченные, это те, которые хотя уверовали, но имеют еще много неправды; поэтому они коротки и не цельны». «Кто же, госпожа, белые и круглые камни, но не идущие в здание башни?» Она отвечала мне: «доколе ты будешь глуп и несмыслен, обо всем спрашиваешь и ничего не понимаешь? Это те, которые имеют веру, но имеют и бо-

32) Т. е. оставили Церковь.

240

 

 

гатства века сего; и когда придет гонение, то ради богатств своих и попечений отрицаются Господа». Я на это говорю ей: «когда же будут Они угодны Господу?» «Когда обсечены будут, говорит она, богатства их, которые их утешают, тогда они будут полезны Господу для здания. Ибо как круглый камень, если не будет обсечен и не откинет от себя кое-чего, не может быть квадратным: так и богатые в нынешнем веке, если не будут обсечены их богатства, не могут быть угодными Господу: прежде всего ты должен знать это по себе самому: когда ты был богат, был бесполезен; а теперь ты полезен и годен для жизни; и ты сам был из числа тех камней.

VII. «Прочие же камни, которые, ты видел, были отброшены далеко от башни, катились по дороге и с дороги скатывались в места пустынные, означают тех, которые хотя уверовали, но по сомнению своему оставили истинный путь, думая, что они могут найти лучший путь. Но они обольщаются и бедствуют, ходя по путям пустынным. Камни, упадавшие в огонь и горевшие, означают тех, которые навсегда отпали от живого Бога, и которым по причине преступных похотей, ими творимых, уже не приходит на мысль покаяться». «Кого же означают камни, которые падали близ воды и не могли скатиться в воду?» «Тех, которые слышали слово 33), и желают креститься во имя Господа, но потом, когда приходит им на память святость истины, уклоняются и

33) Т. е. учение христианское.

241

 

 

опять ходят по своим порочным пожеланиям». Так она кончила объяснение башни. Но я, будучи настойчив, спросил ее: «есть ли покаяние для тех камней, которые отброшены и не годились в здание башни, и будут ли они иметь место в этой башне?» Она говорит: «есть для них покаяние; но в этой башне не могут они иметь места; а пойдут в иное низшее место, и притом уже тогда, когда они пострадают и исполнятся дни грехов их. И за то они будут переведены, что приняли слово истинное. И тогда избавятся они от наказаний своих, если придут на сердца их порочные дела, которые они творили, и покаются. Если же они не очувствуются, то не спасутся по упорству своего сердца».

VIII. Когда я перестал спрашивать старицу обо всем этом, она говорит мне: «хочешь видеть иное?» И так как я очень желал видеть, то радость высказалась на лице моем; взглянувши на меня, она улыбнулась и говорит мне: «видишь семь женщин вокруг башни?» «Вижу, госпожа», говорю я. «Башня эта, говорит она, по распоряжению Господа, ими поддерживается. Слушай теперь об их действиях. Первая из них, которая держит ее руками 34), называется верою; посредством нее спасаются избранные Божии. Другая же, которая препоясана и действует мужественно, называется воздержанием; она дочь веры. И кто последует за нею, будет блажен в своей жизни, ибо удержится от всех худых дел, веруя, что будет наследником вечной жизни, если воз-

34) Quae continet manu. Иначе в Палатинском: quae tenet manus и в греческом ἡτὰςχεῖραςκρατοῦσα.

242

 

 

держится от всякой злой похоти». «Кто же прочие пять, госпожа?» говорю я. «Дочери одна другой, говорит она. Одна называется простотой, другая невинностью, третья скромностью, четвертая знанием, пятая любовью. Поэтому, когда исполнишь дела матери их, тогда возможешь и все соблюсти». «Хотел бы я знать, госпожа, какую каждая из них имеет силу?» «Слушай, говорит она: силы их одинаковы: они связаны между собою и следуют одна за другою, как они и рождены. От веры рождается воздержание простота, от простоты невинность, от невинности скромность, от скромности знание, от знания любовь. Действия их чисты, целомудренны и святы, и кто послужит им и будет силен исполнять дела их, тот будет иметь обитель в башне со святыми Божиими». Я спросил ее времени, не конец ли уж теперь. Но она громко воскликнула: «несмысленный человек! ужели не видишь ты, что башня все еще строится? Когда башня будет окончена и построена, тогда и будет конец; но она скоро будет окончена. Не спрашивай у меня ничего более. И этого напоминания и обновления душ ваших достаточно для тебя и для всех святых. Не для тебя одного это открыто, но чтобы ты возвестил всем. Итак, по прошествии трех дней ты, Ерм, должен уразуметь следующие слова, которые имею сказать тебе, чтобы ты объявил их во уши святых, дабы, слушая и исполняя их, очистились от своих неправд, ты вместе с ними».

IX. «Послушайте меня, дети 35): я воспитала вас в ве-

35) Эти речи Церкви, обращенные к ее (а не Ерма) детям и во-первых ко всем верующим, потом к предстоятелям Церкви.

243

 

 

ликой простоте, невинности и целомудрии, по милосердию Господа, Который излил на вас правду, чтобы вы оправдались и очистились от всякого беззакония и неправды; а вы не хотите отстать от неправд ваших. Итак, теперь послушайтесь меня имейте мир между собою, надзирайте друг за другом, поддерживайте себя взаимно и не пользуйтесь одни творениями Божиими, но щедро раздавайте нуждающимся. Некоторые от многих яств причиняют слабость своей плоти, и истощают плоть свою. А у других, не имеющих пропитания, также истощается плоть от того, что не имеют достаточной пищи; и гибнут тела их. Такое невоздержание вредно для вас, которые имеете и не делитесь с нуждающимися. Подумайте о грядущем суде. Вы, которые превосходите других богатством, отыскивайте алчущих, пока еще не окончена башня. Ибо после, когда окончится башня, пожелаете благотворить, но не будете иметь места. Итак, смотрите вы, гордящиеся своими богатствами, чтобы не восстенали терпящие нужду 36), и стон их взойдет ко Господу, и исключены будете с своими сокровищами за двери башни. – Вам теперь говорю, которые начальствуете в Церкви и председательствуете: не будьте подобны злодеям. Злодеи, по крайней мере, яд свой носят в сосудах, а вы отраву свою и яд держите в сердце: не хотите очистить сердец ваших, и чистым сердцем сойтись в единомыслие, чтобы иметь милость от великого царя. Смотрите, дети, чтобы такие разделения ваши не лишили вас жизни 37). Как хотите вы

36) Ср. Иак. V, 4.

37) Т. е. духовной и вечной.

244

 

 

воспитывать избранных Божиих, когда сами не имеете научения? Поэтому вразумляйте себя взаимно, и будьте в мире между собою, чтобы и я, радостно предстоя пред Отцом вашим, могла отдать отчет за вас Господу».

X. Когда она перестала говорить со мною, пришли те шесть юношей, которые строили, и понесли ее к башне, а другие четверо взяли скамью, и также отнесли ее в башню. Лица сих последних я не видал, потому что они были обращены в противную от меня сторону. Когда она удалялась, я просил ее, чтобы дала объяснение касательно трех видов, в которых являлась мне. Но она сказала мне в ответ: «об этом ты должен спросить другого, чтобы объяснить тебе». А явилась она мне, братья, в первом видении в прошлом году, очень старой, и сидящей на кафедре. Во втором видении она имела лицо юное, но тело и волосы старческие, и беседовала со мною стоя; впрочем была веселее, нежели прежде. В третьем же видении она вся была гораздо моложе и с прекрасным лицом, только волосы имела старческие; она была вполне весела, и сидела на скамейке. – Об этом я очень печалился, доколе не получил такого откровения. Вижу я во сне ночном ту старицу, и она говорит мне; «всякая молитва нуждается в смирении; поэтому постись, и получишь от Господа, чего просишь». Итак я постился один день, и в ту же ночь явился мне юноша, и говорит: «что ты так часто в молитве просишь откровений. Смотри, чтобы прося многого, не повредить тебе своей плоти. Достаточно для тебя и этих откровений. Возможешь ли видеть откровения еще бóльшие тех, которые видел?»

245

 

 

Я в ответ говорю ему: «господин, я об одном только прошу, чтобы мне было дано полное объяснение касательно трех видов той старицы». Он говорит мне: «доколе будете вы несмысленны? но сомнения ваши делают вас несмыслепными, потому что не имеете сердца вашего устремленным ко Господу». Я отвечал ему: «от тебя мы узнаем об этом вернее».

XI. «Слушай», говорит он, «касательно видов, о которых ты вопрошаешь. – Почему в первом видении явилась тебе старица и притом сидящая на кафедре? Потому что дух ваш обветшал и ослабел, и не имеет силы от грехов ваших и сомнений сердца. Ибо как старцы, которые не имеют надежды на обновление сил, ничего другого и не желают, кроме успокоения на ложе, так и вы, обремененные житейскими делами, впали в беспечность, и не возложили попечений своих на Господа; одряхлел, ваш смысл и состарились вы в печалях ваших». «Я желаю узнать, господин, почему она сидела на кафедре?» «Потому, отвечал он мне, что всякий немощный сидит на седалище по причине своей слабости, чтобы имело поддержку немощное тело его». Вот тебе смысл первого явления.

XII. «Во втором видении ты видел ее стоящею, с помолодевшим лицом, и более веселою, нежели прежде; а тело и волосы были у нее старческие. Выслушай, говорит он, и эту притчу. Когда кто сильно состарится, и отчается в самом себе по причине своей слабости и бедности, то ничего другого не ожидает, кроме последнего дня своей жизни. Но вдруг оставлено ему наследство; услышавши об этом, он вскакивает, и, сделавшись ве-

246

 

 

сел, получает силу, и не лежит, но восставши, обновляется духом, который одряхлел от прежних его дел; он уже не сидит, но мужественно действует. Так и вы, когда услышали об откровении, которое Бог сообщил вам. Господь сжалился над вами и обновил дух ваш – и вы отложили свои немощи, пришло к вам мужество, вы укрепились в вере, и Господь, видя вашу крепость, возрадовался. Поэтому показал Он вам строение башни, – и иное покажет, если от всего сердца будете иметь мир между собою».

XIII. «В третьем видении ты видел, что она еще моложе, прекрасна, весела, и лицо ее светло. Как если бы к кому-либо печальному пришел добрый вестник, – тотчас же он забывает прежнюю скорбь, ни о чем другом не думает, кроме услышанной им вести, ободряется, и обновляется дух его от радости, которую получил он; так точно и вы получили обновление душ ваших, узнавши такие блага. А что ты видел ее сидящей на скамейке, это означает твердое положение, так как скамейка имеет четыре ножки и стоит твердо, да и мир поддерживается четырьмя стихиями. Поэтому и те, которые всецело, от всего сердца покаются, поюнеют и окрепнут. Теперь имеешь ты полное объяснение; ничего более не проси об откровении. Если же что нужно будет, откроется тебе».

 

Видение четвертое.

О будущем гонении на христиан.

 

I. Спустя двадцать дней после прежнего видения, видел

247

 

 

я, братья, образ гонения, имеющего прийти. Шел я по полю при дороге Кампанской от большой дороги до поля почти десять стадий 38): чрез это место путь бывает редко. Гуляя один, я молил Господа, чтобы Он подтвердил те откровения, которые показал мне чрез святую Свою Церковь, подкрепил меня и дал покаяние всем рабам Своим, которые соблазнились; дабы прославлялось великое и досточестное имя Его за то, что удостоил показать мне чудеса Свои. И в то время, когда я прославлял и благодарил Его, как бы голос отвечает мне: «не сомневайся, Ерм!» Стал я думать и говорить про себя, «что мне сомневаться, когда я так укреплен Господом, и видел дивные дела?» Прошел я несколько, братья, и вижу пыль, поднимающуюся до неба, и начал я говорить в себе: «ужели это идет скот, и поднимает пыль!» Расстояния между ней и мною было около стадии. Между тем пыль поднималась гуще и гуще, так что мне стало это казаться чем-то сверхъестественным. Несколько проглянуло солнце, и вот вижу я огромного зверя наподобие кита и из уст его выходила огненная саранча. В длину это животное имело около ста футов, а голова была подобна глиняному сосуду. И начал я плакать и молить Господа, чтобы спас меня от него. Потом вспомнил я слово, которое слышал: «не сомневайся, Ерм». Итак, братья, облекшись верою в Бога, и вспомнив явленные мне Им великие дела, я смело пошел

38) Стадия (Stadium) у римлян состояла из 625 футов (pes) или 125 шагов (passus).

248

 

 

к зверю. Зверь же, рыкая, подступал с такою силою, что при нападении мог бы разрушить город. Я приблизился к нему, и столь огромное животное растянулось на земле, и ничего кроме языка не показывало; оно не пошевелилось во все то время, пока я прошел мимо его. Этот зверь имел на голове четыре цвета: черный, потом красный или кровавый, далее золотистый, и наконец белый.

II. После того, как я прошел мимо зверя и отошел почти на тридцать футов, встречается мне разукрашенная дева, как бы выходящая из брачного чертога, в белых башмаках, покрытая белыми одеждами до самого лба; митра была ее покрывалом, волосы у ней были белые. По прежним видениям я догадался, что это Церковь, – и обрадовался. Она приветствовала меня: «здравствуй человек». И я ответил ей также приветствием, говоря: «здравствуй, госпожа». Она в ответ сказала мне: «ничто не встретилось тебе, человек?» Я говорю ей: «госпожа, мне встретилось такое животное, которое могло бы истребить народы, но силою Бога и по великому Его милосердию, я спасся от него». Счастливо спасся ты, говорит она, потому, что заботу свою ты возложил на Господа, и Ему открыл свое сердце, веруя, что никем другим не можешь быть спасен, кроме Его великого и преславного имени. За это Господь послал ангела Своего; поставленного над зверями, которому имя Егрин 39), и он за-

39) Относительно имени Hegrin Котельер представил две догадки. 1) Может быть, – говорит он, – написано было εγρηγ сокращенное из ἐγρήγορος; бодрый, как у Даниила (IV, 10. 20) называется ангел; а по-

249

 

 

градил пасть его, чтобы не пожрал тебя. Ты избежал великого бедствия по вере твоей, так как ты не усомнился при виде такого зверя. Итак, поди и возвести избранным Бога великие дела Его, и скажи им, что зверь этот есть образ грядущей великой напасти. Поэтому, если приготовите себя, и от всего сердца покаетесь пред Господом, то можете избежать ее, если сердце ваше будет чисто и непорочно, и в остальные дни жизни вашей будете неукоризненно служить Богу. Возложите на Господа печали ваши, и Он Сам уврачует их 40). Вы, двоедушные, веруйте в Бога, что Он все может – и отвратить от вас гнев Свой, и послать бичи на двоедушных. Горе тем, которые услышат эти слова и презрят их; лучше было им не родиться» 41).

III. Я спросил ее о четырех цветах которые имел зверь на голове. И она отвечала мне: «опять ты любопытствуешь, спрашивая о вещах такого рода». «Да, госпожа,

том вместо εγρηγ было прочитано и написано εγρην. 2) Или может быть, Ерм написал: имя ангела Αγριον (жестокое животн.). С последним мнением соглашаются Нурри и Гильгенфельд; а первого держится Люкке (Einleit. in die Offenbarung Iohannis, стр. 145). Но в греческом тексте стоит: Θεγρι, и в другом латинском (B): Tegri. Поэтому Дрессель предполагает, что надо читать это имя Tegrin, и что Ерм, из греко-иудея сделавшийся христианином, по обычаю евреев, составил его из θηγειν (изощрять, возбуждать) и αγριον. – Слова Иеронима (in Habac. I, 14), что надо осудить за глупость тот апокриф, в котором написано, что какой-то ангел, по имени Tyri, начальствует над пресмыкающимися животными, – по мнению Яхмана, Гильгенфельда и Дресселя, относятся не к книге Ерма, а к какому-либо другому сочинению, скорее – к Clements. Recogn. I, 45

40) См. Псал. 54, 23; Мф. VI, 25; Лук. XII, 22; Филип. IV, 6.

41) См. Мф. XXVI, 24; Марк XIV, 21.

250

 

 

сказал я, объясни мне, что они означают». «Слушай, говорит она: черный цвет означает мир, в котором вы живете; огненный и кровавый – то, что этому миру должно погибнуть посредством крови и огня; а золотистая часть, это – вы, которые избегаете этого мира 42). Ибо как золото испытывается посредством огня и делается годным, так испытываетесь 43) и вы, которые живете среди их 44). Те, которые пребудут тверды и будут искушены ими, очистятся. И как золото оставляет нечистоту свою, так и вы оставьте всякую скорбь и печаль, и очиститесь и будьте годны для здания башни. Белая же часть означает будущий век, в котором будут жить избранные Божии, потому что непорочны и чисты будут те, которые избраны Богом в жизнь вечную. Итак, не переставай говорить это во уши святых. Имеете вы и образ грядущего великого бедствия. Если захотите вы, оно ничто для вас: помните заповеданное вам». Сказавши это, она удалилась, и не видал я, куда она ушла. Сделался шум, и я в страхе обратился назад, думая, что приближается тот зверь.

42) См. II Петр. II, 20.

43) См I Петр. I, 7.

44) Т. е. среди людей этого мира.

251

 

 

КНИГА ВТОРАЯ – ЗАПОВЕДИ.

 

ПРЕДИСЛОВИЕ 45).

Когда я помолился дома и сидел на ложе 46), вошел ко мне человек почтенного вида, в пастушеской одежде: на нем был белый плащ, сума за плечами и посох в руке. Он приветствовал меня, и я ответил ему также приветствием. Тотчас же он сел подле меня и говорит мне: «я послан от достопоклоняемого ангела 47), чтобы жить с тобою остальные дни твоей жизни». Мне показалось, что он искушает меня, и говорю ему: «кто же ты? Я знаю того, кому препоручен я». Он говорит мне: «не узнаешь меня?» «Нет, говорю я». «Я, говорит он, тот самый пастырь, которому препоручен ты». В то время, как еще говорил он, вид его изменился, и я узнал, что это тот, которому я препору-

45) В греческом тексте этот пролог составляет пятое видение.

46) Тертуллиан указывает на эти слова (de oratio, c. 12), догадываясь, что может быть отсюда некоторые заимствовали обычай сидеть во время молитвы.

47) Под достопокланяемым (Venerabilis) ангелом, которым был послан к Ерму ангел покаяния, Гефеле, Гильгенфельд и Дрессель разумеют Христа Сына Божия, принимая во внимание Sim. V, 4. IX, 1. Mand. V, 1. Sim. X, 1. 2. Но можно относить это имя и к архангелу Михаилу, который как блюститель народа верующих занимает место также выше ангела покаяния. Sim. VIII, 3.

252

 

 

чен. Тотчас я смешался, объял меня страх и весь я разрывался от скорби, что отвечал так лукаво и неразумно. Он говорит мне: «не смущайся, но укрепись моими заповедями, которые имею дать тебе. Ибо я послан, говорит он, для того, чтобы снова показать тебе все, что видел ты прежде, и особенно то, что полезно для вас. Прежде всего запиши ты заповеди мои и притчи, остальное же 48) пиши так, как я покажу тебе. Итак, я приказываю сперва записать заповеди мои и притчи, чтобы ты по временам читал их и удобнее мог соблюсти». Я поэтому записал заповеди и притчи так, как повелел он мне. Если, услышавши их, вы сохраните, будете поступать по ним и исполните их чистым сердцем, то получите от Господа то, что обещал Он вам. Если же, услышавши их, не покаетесь, но обратитесь ко грехам вашим, то восприимете от Господа противное тому. Все это повелел мне написать этот пастырь, ангел покаяния.

48) Под остальным (reliqua), что ангел покаяния обещает показать Ерму, не должно разуметь особенных откровений, которые не изложены в настоящей книге Пастыря и должны были составить содержание еще четвертой части ее. Эти слова, которых, впрочем, нет в греческом тексте, объясняются из палатинского кодекса, где при последнем слове девятой притчи написано: аминь: то же сделано и в конце десятой притчи. Потому остальное, о котором упоминает пастырь, заключается в десятой притче, начинающейся словами: «после того, как написал я эту книгу...» Сюда же можно отнести и так называемую IX-ю притчу, которая уже не походит на притчу, а представляет полное видение (подобно III-му видению первой книги), и ясно выходит за пределы заповедей и притчей, по словам Ерма: после того, как написал я заповеди и притчи... (Sim. IX, I).

253

 

 

ЗАПОВЕДЬ ПЕРВАЯ.

О вере в единого Бога.

Прежде всего веруй, что един есть Бог, все сотворивший и совершивший, приведший все из ничего в бытие. Он все объемлет, Сам будучи необъятен 49), и не может быть ни словом определен, ни умом постигнут. Итак, веруй в Него, и бойся Его, и боясь соблюдай воздержание. Храни это, и отринешь от себя всякую похоть и беззаконие, и облечешься во всякую добродетель и правду, и будешь жить с Богом, если сохранишь эту заповедь.

 

ЗАПОВЕДЬ ВТОРАЯ.

О том, что должно избегать злословия и творить милостыню в простоте.

 

Пастырь сказал мне: «имей простоту, и будь незлобив; будь как дитя, которое не знает лукавства, губящего жизнь людей. И во-первых ни о ком не говори дурно, и не люби слушать того, кто говорит дурно. Если же будешь слушать, то будешь причастен греху злословящего; и веря ему, ты будешь подобен ему, потому что поверил злословящему на брата твоего. Гибельное злословие: это – злой дух беспокойный, который никогда не находится в мире, но всегда живет в несогласии. Удерживайся от

49) Словами этой заповеди пользовались в древности св. отцы, напр. Ириней, Афанасий Александрийский (De decr. Niс. Syn. n. 4).

254

 

 

него, и всегда имей мир с братом твоим. Облекись благопристойностью, в которой нет ничего оскорбительного, но все ровно и приятно. – Делай добро, и от плода трудов твоих, который дает тебе Бог, давай всем бедным просто, ни мало не сомневаясь, кому даешь. Всем давай потому, что Бог хочет, чтобы всем было даруемо из Его даров. Берущие отдадут отчет Богу, почему и на что брали. Берущие по нужде не будут осуждены, а берущие притворно подвергнутся суду. Дающий же не будет виноват; ибо он исполнил служение, какое получил от Бога, не разбирая, кому дать и кому не давать, и исполнил с похвалою пред Богом. Итак, соблюдай эту заповедь, как я сказал тебе, чтобы покаяние твое и семейства твоего было в простоте, и сердце твое явилось чистым и непорочным пред Богом».

 

ЗАПОВЕДЬ ТРЕТЬЯ.

О том, что должно избегать лжи.

 

Также сказал он мне: «люби истину, и пусть исходит из уст твоих всякая истина, чтобы дух, который Господь поселил в этом теле, обрелся истинным пред всеми людьми, и чтобы прославлялся Господь, Который дал тебе дух; потому что Бог истинен во всяком слове и никакой лжи нет в Нем. И те, которые лгут, отвергают Господа, и не возвращают Ему залога, который получили; а они получили от Него дух нелживый. Если они возвращают его лживым, то бесчестят заповедь Господа, и делаются похитителями». Услышавши это,

255

 

 

я горько заплакал. Видя мою скорбь, он сказал мне: «о чем ты плачешь?» И я сказал: «не знаю, господин, могу ли спастись я». «Почему?» сказал он. И я сказал: «потому, что никогда в жизнь свою, господин, не произнес я слова истинного, но всегда говорил коварно, и выдавал пред всеми ложь за истину; и никто не прекословил мне, потому что доверяли моему слову. Как же я могу жить 50), когда поступал таким образом?» И сказал он мне: «ты рассуждаешь хорошо и верно; ибо следовало тебе, как рабу Божию, ходить в истине, и не соединять лукавой совести с духом истины и не оскорблять Духа Божия Святого и истинного». И я сказал ему: «никогда, господин, я не слыхал хорошо таких слов». И он сказал мне: «теперь слышишь; соблюдай их и старайся, чтобы и те лживые слова, которые прежде говорил ты по своим делам, стали верными от последующих слов твоих, если они окажутся истинными. Ибо и те могут сделаться верными, если отныне будешь говорить истину; и если будешь соблюдать истину, можешь получить себе жизнь. И всякий, кто только послушается этой заповеди, будет исполнять ее и удаляться от лжи, – будет жить с Богом».

 

ЗАПОВЕДЬ ЧЕТВЕРТАЯ.

О целомудрии и о разводе.

 

I. «Заповедую тебе, говорит пастырь, соблюдать цело-

50) Т. е. иметь жизнь вечную, получить спасение.

256

 

 

мудрие; и да не всходит тебе на сердце помысл о чужой жене или о любодеянии, или о каком либо подобном дурном деле; потому что делающий это совершает великий грех. А ты помни всегда о Господе 51) во все часы, и никогда не согрешишь. Ибо если такой дурной помысл взойдет на твое сердце, то делаешь великий грех; и кто совершает такое преступное дело, причиняет себе смерть. Итак, смотри ты, воздерживайся от такого помысла. Ибо где обитает целомудрие, там никогда не должен возникать худой помысл в сердце человека праведного». И я сказал ему: «позволь мне, господин, спросить тебя немного?» «Говори» сказал он. «Если, господин, – сказал я, – кто-нибудь будет иметь жену верную в Господе, и найдет ее в прелюбодеянии, то грешит ли муж, если живет с нею?» И он сказал мне: «доколе не знает греха ее, муж не грешит, если живет с нею. Если же узнает муж о грехе своей жены, и она не покается, но будет оставаться в своем прелюбодеянии, то муж согрешит, если будет жить с нею, и сделается участником в ее прелюбодействе». «Что же делать, – сказал я, – если жена будет оставаться в своем пороке?» И он сказал: «пусть муж отпустит ее, а сам остается один. Если же, отпустивши свою жену, возьмет другую 52), то и сам прелюбодействует». «Что же, господин, – говорю, – если жена отпущенная покается и пожелает возвратиться к мужу

51) В греческом тексте и в другом латинском (B) читается: «о жене твоей».

52) Мф. V, 2; XIX, 9; Мк. X, 11; I Кор. VII, 11.

257

 

 

своему, то не должна ли быть принята мужем ее?» И он сказал мне: «даже если не примет ее муж, он грешит и допускает себе грех великий; должно принимать грешницу, которая раскаивается, но не много раз. Ибо для рабов Божиих покаяние одно. Поэтому ради раскаяния не должен муж, отпустив жену свою, брать себе другую. Такой образ действия одинаково относится как к мужу, так и к жене. Но прелюбодейство не в том только, если кто оскверняет плоть свою; прелюбодействует и тот, который делает свойственное язычникам 53). И если кто пребывает в таких делах и не раскается, то удаляйся от обращения с ним, иначе и ты будешь причастен греху его. Итак, заповедуется вам, чтобы вы 54) оставались одинокими как муж, так и жена; ибо в этом случае может иметь место покаяние. Но я не даю повода к тому, чтобы это так делалось 55), но пусть не грешит более тот, кто согрешил. Что касается до прежних грехов его, то есть Бог, Который может дать исцеление, ибо Он имеет власть над всем».

II. Я опять спросил его: «поелику Господь удостоил меня того, чтобы ты всегда жил со мною, то дозволь мне еще несколько слов, потому что я ничего не понимаю, и сердце мое помрачилось от прежних дел моих; вразуми меня, так как я очень несмыслен и совершенно ничего

53) Т. е. покланяется идолам и т. под.

54) Т. е. если разведетесь.

55) Внушая снисхождение к согрешившим мужу или жене. Пастырь не хочет подать повода к прелюбодеянию.

258

 

 

не разумею». И он в ответ сказал мне: «я приставник покаяния, и всем кающимся даю разум. Или самое покаяние, ты думаешь, не есть великий разум? Грешник кающийся уразумел, что он согрешил пред Господом, он вспомнил в сердце своем содеянные им дела, и раскаявшись, более уже не делает зла, но делает доброе и смиряет свою душу и мучит ее за то, что согрешила. Итак, видишь, что покаяние есть великий разум». Я сказал ему: «потому-то, господин, я тщательно и расспрашиваю тебя обо всем, что я грешник, и желаю узнать, что мне делать, чтобы жить, ибо грехи мои многочисленны и разнообразны». «Ты будешь жив, – сказал он, – если сохранишь мои заповеди, и будешь поступать по ним; и всякий, кто только услышит и исполнит эти заповеди, будет жить с Богом».

III. Я сказал ему: «господин, я слышал от некоторых учителей, что нет иного покаяния, кроме того, когда сходим в воду 56) и получаем отпущение прежних грехов наших». Справедливо, – говорит, – ты слышал. Ибо получившему отпущение грехов не должно более грешить, но жить в чистоте. И так как ты обо всем расспрашиваешь, объясню тебе это, не давая повода к заблуждению тем, которые имеют уверовать или только что уверовали в Господа. Те, которые только что уверовали или имеют уверовать, не имеют покаяния во грехах, но имеют отпущение прежних грехов своих 57). Тем же, которые призваны прежде этих дней 58), положил Господь

56) В таинстве крещения.

57) Т. е. которое даруется в крещении.

58) Т. е. призваны в христианство и уже крестились прежде этого периода времени, данного им для покаяния.

259

 

 

покаяние, ибо Он сердцеведец, приводящий все, знал слабость людей и великую злобу диавола, но которой он будет вредить рабам Божиим и коварствовать над ними. Поэтому милосердый Господь сжалился над Своим созданием и положил такое покаяние, над которым и дана мне власть. Итак, я говорю тебе, что после этого великого и святого призвания 59), если кто будучи искушен от диавола согрешил, – имеет одно покаяние. Если же часто будет грешить и творить покаяние, – не послужит это в пользу человеку, так делающему; ибо с трудом он будет жить в Боге». И я сказал: «господин, я обновился, когда услышал об этом так обстоятельно. Ибо я знаю что спасусь, если еще не присовокуплю ничего к грехам своим». «Спасешься, – сказал он, – ты и все, которые сделают то же».

IV. И опять я сказал ему: «господин, так как ты терпеливо меня выслушиваешь, объясни мне еще вот что». «Говори», сказал он. «Если муж или жена умрет, говорю я, и один из них вступит в брак, – согрешает ли вступающий в брак?» «Не согрешает, говорит он; но если останется сам по себе, то приобретает себе большую славу у Господа. Поэтому храни чистоту и целомудрие, и будешь жить с Богом. То, что я говорю и имею сказать тебе после, соблюдай с этого самого дня, как ты поручен мне и живу в твоем доме; и прежним грехам твоим будет отпущение, если сохранишь мои заповеди: и все, которые сохранят их и будут ходить в чистоте, получат отпущение».

59) Т. е. призвания к христианству посредством крещения.

260

 

ЗАПОВЕДЬ ПЯТАЯ.

О печали и терпении.

 

I. «Будь великодушен и терпелив, сказал пастырь, – и будешь господствовать над всеми злыми делами, и сотворишь всякую правду. Если будешь великодушен, то дух святой в тебе обитающий, будет чист, и не помрачится от какого-либо злого духа; но в радости расширится, и вместе с сосудом, в котором обитает, будет весело служить Господу. Если же найдет какой-либо гнев, то дух святой, сущий в тебе, тотчас же будет стеснен и постарается удалиться отсюда; ибо подавляется злым духом и не имеет возможности служить Господу, как желает, потому что гнев оскорбляет его. Поэтому, когда и тот и другой дух обитают вместе, то бывает худо для человека. Ибо если бы кто-нибудь взял немножко полыни, и положил в сосуд с медом, не весь ли мед повредится? И столько меда пропадет от незначительного количества полыни, теряет сладость, и уже не имеет приятности для своего владетеля, потому что весь мед сделался горьким и негодным к употреблению. Но если в мед не будет положена полынь, он будет сладок и годен для владетеля. Видишь, что великодушие слаще меда, и оно угодно Богу, и Господь обитает в нем; а гнев горек и негоден. Итак, если к великодушию примешается гнев, то дух возмущается и неприятна Богу молитва его». И я сказал ему: «желал бы я знать, господин, действие гнева, чтобы сохранить себя от него».

261

 

 

Вот что, – говорит он, – если не будете удерживаться от него ты и дом твой, то потеряете всю надежду спасения. Но воздерживайся от гнева, ибо я с тобою; и от него воздержатся все, которые покаются от всего сердца своего; ибо я буду с ними, и сохраню их. Все такие 60) принимаются святейшим ангелом 61) в число праведных».

II. «Послушай теперь, – говорит он, – и о действии гнева, как он вреден и как губит своим действием рабов Божиих и отвращает их от правды. Он не может вредить тем, которые исполнены веры, потому что с ними пребывает сила Божия, совращает же людей сомневающихся и не имеющих веры. Как скоро он увидит таких людей спокойными – проникает в сердце их, и из ничего муж или жена сердятся друг на друга по каким-нибудь житейским делам, – или из-за пищи, или пустого слова, или какого приятеля, или долга, или из-за подобных мелочных вещей. Все это глупо, пусто и неприлично рабам Божиим. Но великодушие твердо и мужественно, имеет крепкую силу, и пребывает в великой широте, весело и беззаботно радуясь прославляет Господа во всякое время, – чуждое всякой горечи и всегда мирное и кроткое. Это великодушие живет с имеющими полную веру. А гнев безрассуден, пуст и легкомыслен. От безрассудства рождается огорчение, от огорчения раздражение от раздражения гнев, от гнева же неистовство.

60) Т. е. которые от всего сердца покаются и будут воздерживаться от гнева.

61) Т. е. Господом Иисусом Христом.

262

 

 

Это неистовство, происшедшее от стольких зол, есть великий и неисцелимый грех. И когда все это находится в одном сосуде, где обитает и дух святой, то сосуд не вмещает их в себе, но переполнивается; кроткий дух не может жить вместе с злым духом, и удаляется от такого человека и ищет жить в кротости и тишине. Потом когда он отступит от человека, в котором обитал, человек делается чужд святого духа и исполнен духами злыми, и слеп для благой мысли. Так бывает со всеми гневливыми. Итак, ты удаляйся гнева, но облекись в великодушие и противься всякому огорчению, и будешь в чистоте и святости, любезной Богу. Смотри поэтому, чтобы как-нибудь не пренебречь тебе этой заповеди, ибо если соблюдешь эту заповедь, то можешь исполнить и прочие мои заповеди, которые имею тебе преподать. Итак, теперь утверждайся в этих заповедях, чтобы тебе жить с Богом, – равно и все, которые соблюдут их, будут жить с Богом.

 

ЗАПОВЕДЬ ШЕСТАЯ.

О двух духах при всяком человеке и внушениях каждого из них.

 

I. «Я повелел тебе, – сказал пастырь, – в первой заповеди, чтобы хранил ты веру, страх и воздержание». «Да, господин», говорю я. «А теперь, сказал он, я хочу показать тебе силы этих добродетелей, чтобы знал ты, какую каждая из них имеет силу и действие. Двоякого рода их действия и состоят в праведном и неправед-

263

 

 

ном. Ты веруй праведному, а неправедному нисколько не веруй. Ибо правда имеет путь прямой, а неправда кривой. Но ты ходи путем прямым, а кривой оставь. Кривой путь не неровен, имеет множество преткновений, скалист и тернист, и ведет к погибели тех, которые ходят по нему. А те, которые следуют прямому пути, ходят ровно и без претыкания, потому что он не скалист и не тернист. Итак, видишь, что лучше идти этим путем». Я сказал: «мне нравится идти этим путем». «И пойдешь ты, говорит он, равно как пойдут по нему и все, которые от всего сердца обратятся к Господу».

II. «Послушай теперь, – говорит он, – сперва о вере. Два ангела с человеком: один добрый, а другой злой». Я спросил его: «каким образом, господин, я могу узнать действия их, когда оба ангела живут со мною?» «Слушай, – говорит, и разумей. Добрый ангел тих и скромен, кроток и мирен. Поэтому когда войдет он в твое сердце, постоянно будет внушать тебе справедливость, целомудрие, чистоту, ласковость, снисходительность, любовь и благочестие. Когда все это взойдет на твое сердце, знай, что добрый ангел с тобою: верь этому ангелу и следуй делам его. Послушай и о действиях ангела злого. Первее всего он злобен, гневлив и безрассуден; и действия его злы и развращают рабов Божиих. Поэтому когда войдет он в твое сердце, из действий его разумей, что это ангел злой». Каким образом, спросил я, узнаю его, господин?» «Слушай, говорит он. Когда приступит к тебе гнев, или досада, знай, что он в тебе: также когда взойдет на

264

 

 

сердце твое пожелание многих дел, разных и роскошных яств и питий, чужих жен, гордость, хвастовство, надменность и тому подобное, тогда знай, что с тобою злой ангел. Поэтому ты, зная его дела, удаляйся от него и не верь ему, потому что дела его злы и несвойственны рабам Божиим. Таковы действия того и другого ангела. Разумей их, верь ангелу доброму, и удаляйся от ангела злого, потому что внушение его во всяком деле злое. Ибо если кто будет человек верующий, но войдет в его сердце помысл злого ангела, то муж или жена непременно согрешат. Если бы опять муж или жена были злыми людьми, и помыслят в сердце своем дела ангела доброго, то необходимо они сделают что-нибудь доброе. Итак, видишь, что хорошо следовать ангелу доброму. Если посему будешь повиноваться ему и делать его дела, то будешь жить с Богом; равно как и все, которые будут следовать его делам, будут жить с Богом».

 

ЗАПОВЕДЬ СЕДЬМАЯ.

О том, что должно бояться Бога, а диавола бояться не должно.

 

«Бойся, – говорит пастырь, – Господа и соблюдай заповеди Его, ибо соблюдая заповеди Божии, будешь тверд во всяком деле, и всякое дело будет превосходно. Боясь Господа, будешь все делать хорошо. Вот страх, которым должно страшиться, чтобы спастись. Диавола же не бойся; ибо, боясь Господа, ты будешь господствовать над диаволом, потому что в нем нет никакой силы.

265

 

 

А в ком нет силы, того не должно бояться. В ком есть превосходная сила, того и должно бояться. Ибо всякий, имеющий силу, внушает страх; а кто не имеет силы, всеми презирается. Бойся, впрочем, дел диавола, потому что они злы; боясь Господа, ты не сделаешь дел диавола, но удержишься от них. Двоякий есть страх. Если бы захотел ты сделать злое; то бойся Бога, и не сделаешь его. Равно если бы захотел ты сделать доброе, то бойся Бога, и сделаешь его. Подлинно, страх Божий велик, силен и славен. Итак, бойся Бога, и будешь жить. И все те, которые будут бояться Его, соблюдая Его заповеди, будут жить с Богом, а которые не соблюдают Его заповедей, в тех нет жизни».

 

ЗАПОВЕДЬ ВОСЬМАЯ.

О воздержании от зла и делании добра.

 

«Я сказал тебе, – говорит пастырь, – что творения Божии двояки, двояко и воздержание. Поэтому от некоторых должно воздерживаться, а от иных не должно». «Открой мне, господин, – говорю я, – от чего должно воздерживаться, и от чего не должно». «Слушай, говорит он: воздерживайся от зла и не делай его; а от доброго не воздерживайся, но делай его. Ибо если будешь удерживаться от доброго, и не будешь его делать, согрешишь. Итак, удерживайся от всякого зла, и делай всякое добро». «Какие говорю я, виды зла, от которых должно удерживаться?» «Слушай, говорит: от прелюбодеяния, пьянства и чрез-

266

 

 

мерных пиршеств, от излишеств в яствах, от роскоши и тщеславия, от гордости, от лжи и клеветы, от лицемерия, злопамятства и всякого оскорбления чести другого. Таковы дела злые, от которых должно воздерживаться рабу Божию. Кто не воздерживается от них, тот не может жить с Богом. Послушай теперь и о делах, следующих за ними». «Разве и еще есть, господин, говорю я, дела злые?» «И подлинно много есть и еще, от чего должен воздерживаться раб Божий. Это – воровство и кража, лжесвидетельство, пожелание чужого, надменность и тому подобное. Не почитаешь ли всего этого злым? подлинно, это есть зло для рабов Божиих, и от всего этого должен воздерживаться раб Божий. Итак, воздерживайся от этого и ты, чтобы тебе жить с Богом и быть вместе с теми, которые воздерживаются от злых дел. Вот от чего ты должен воздерживаться. А от чего не должен ты воздерживаться, слушай. От доброго не воздерживайся, но делай его. Слушай, – говорит, – и о добрых делах, которые должно творить, чтобы спастись. Первее всего это вера, страх Божий, любовь, согласие, справедливость, истина, терпение; лучше их ничего нет в жизни человеческой: кто будет их сохранять и не воздерживаться от них, тот блажен в своей жизни. Затем следуют добрые дела, состоящие в том, чтобы служить вдовам, пещись о сиротах и бедных, избавлять из нужды рабов Божиих, быть гостеприимным (потому что в гостеприимстве является доброе дело), не прекословить, быть покойным, считать себя ниже всех людей, почитать старших возрастом, соблюдать правду, хранить братство, переносить

267

 

 

обиды; быть великодушным, не отвергать отпадших от веры, но обращать и успокаивать их, вразумлять согрешающих, не притеснять должников, – и тому подобное. Не почитаешь ли это добром?» «Что – говорю, – лучше этого?» «Посему, говорит, живи в этих делах и не воздерживайся от них. Ибо если сохранишь эту заповедь, то будешь жить с Богом, равно как и все, которые соблюдут ее, будут жить с Богом».

 

ЗАПОВЕДЬ ДЕВЯТАЯ.

Должно просить у Бога постоянно и без сомнения.

 

Еще говорит мне пастырь: «отринь от себя сомнение, и нисколько не колеблись просить чего-либо у Господа, говоря в себе: каким образом могу я просить у Господа и получить, столько согрешивши пред Ним? Не помышляй этого, но от всего сердца обращайся ко Господу и проси без сомнения, и познаешь великую благость Его, потому что Он не презрит тебя, но исполнит прошение души твоей. Ибо Бог, – не как люди, которые помнят обиды, но Он не помнить зла, и милосерд к Своему созданию. Итак, очисти сердце свое от всех сует настоящего века, соблюдай прежде сказанные тебе, от Бога данные слова, и получишь все блага, которых просишь, и все прошения твои не будут оставлены, если будешь просить у Господа без сомнения. Те же, которые не таковы, ровно ничего не получают из того, о чем просят. Ибо те, которые полны веры, всего просят с упованием, и по-

268

 

 

лучают от Господа, потому что просят без сомнения. Всякий человек колеблющийся, если только не покается, с трудом спасется. Поэтому очисти сердце свое от сомнения, и облекись в веру и веруй Господу, и получишь все, о чем просишь. Но если иногда, прося о чем либо Господа, долго не получаешь, не колеблись от того, что скоро не получил прошения души твоей. Ибо может быть для испытания, или за грех твой, которого не знаешь, позднее получишь свое прошение. Но ты не переставай просить о желании души своей, и получишь. Если же придешь в уныние и перестанешь просить, то жалуйся на себя, а не на Бога, что Он не дает тебе. Итак, видишь, как гибельно и ужасно это сомнение, и многих, даже твердых в вере, совсем отторгает от веры. Ибо сомнение это есть дочь диавола, и сильно злоумышляет на рабов Божиих. Итак, отвергни сомнение, и препобеди его во всяком деле, облекшись в сильную и могущественную веру. Ибо вера все обещает, и все совершает; сомнение же ни в чем не доверяет себе, и оттого не имеет успеха в делах своих. Итак, видишь, – говорит он, – что вера есть свыше от Бога, и имеет великую силу. Сомнение же есть земной дух, от диавола, и силы не имеет. Поэтому служи вере, имеющей силу, и удаляйся от сомнения, которое не имеет силы; и будете жить с Богом ты и все так же поступающие люди».

269

 

ЗАПОВЕДЬ ДЕСЯТАЯ.

О духе уныния помрачающем душу и препятствующем успеху молитвы.

 

I. Удаляй от себя всякую печаль, потому что она есть сестра сомнения и гнева». «Каким образом, господин, говорю я, – она есть сестра их? Мне кажется, иное есть печаль, иное гнев, иное сомнение». И он говорит: не смыслен ты. Ужели не разумеешь, что печаль есть самый злой из всех духов, и самый вредный для рабов Божиих? и преимущественно пред всеми другими погубляет человека и изгоняет святого духа, и опять спасает?» «Господин, говорю, несмыслен я и не разумею этих притчей: каким образом печаль может погублять и опять спасать – не понимаю». «Слушай говорит он, и разумей. Те, которые никогда не изыскивали истины, и не исследовали о божестве, но только уверовали и потом предались разным занятиям языческим 62) и другим делам сего мира, те не понимают притчей божественных, потому что они помрачаются от таких дел, повреждаются и загрубевают смыслом. Как хорошие виноградные лозы, оставляемые в пренебрежении, подавляются и заглушаются разными растениями и терниями:

62) Здесь в прежде известном латинском тексте (A) слова et alius mendax prophetes... loquitur secundum desiderinm, по ошибке переводчика или переписчика внесены из XI заповеди, куда они относятся и по контексту речи и по другому латинскому (B), равно как и греческому тексту.

270

 

 

так и те люди, которые только, уверовали и вдались в дела этого мира, лишаются своего смысла, и думая о богатствах совершенно ничего не понимают; и когда слышат что-либо о Господе разум их занят делами их 63). Но те, которые имеют страх Божий, тщательно исследуют об истине и о божественном и имеют сердце обращенное к Господу, легко принимают все, что говорится им, и разумеют, потому что имеют в себе страх Господень. Ибо где обитает Господь там много разума; поэтому прилепись к Господу, и все поймешь и уразумеешь».

II. «Послушай теперь, неразумный, каким образом печаль изгоняет духа святого, и каким образом опять спасает. Когда сомневающийся предается какому-нибудь делу и не получает в нем успеха по причине своего сомнения, то печаль входит в сердце такого человека, и опечаливает духа святого, и изгоняет его. Также, когда нападет на человека гнев по какому-нибудь обстоятельству, и он сильно раздражится, то опять печаль входит в сердце гневавшегося, он скорбит о своем поступке, раскаивается, что сделал дурно. (Эта печаль 64) представляется спасительною, потому что раскаивается о дурном поступке. Но оба вида печали оскорбляют святого

63) Т. е. занят исключительно делами житейскими и не может от них отрешиться и возвыситься до понимания предметов божественных.

64) Слова, означенные скобками, переведены по другому латинскому тексту (B), так как первый текст (A) в этом месте имеет пропуск.

271

 

 

духа. Печаль, происходящая от сомнения, печаль о том, что не удалось человеку его дело, есть неправедная печаль. Печаль же от досады о том, что поступлено дурно, есть не худая печаль. Но та и другая печаль оскорбляет святого духа). Посему удаляй от себя печаль, и не оскорбляй святого духа, в тебе живущего, чтобы он не возопил на тебя ко Господу, и не удалился от тебя. Ибо дух Божий, данный в это тело, не терпит печали. Итак, облекись ты в радость, которая всегда имеет благодать пред Господом и угодна Ему, и утешайся ею. Ибо всякий радующийся человек делает доброе и помышляет о добром, и презирает печаль. А человек печальный всегда зол, во-первых потому, что оскорбляет святого духа, который дан человеку радостный; и во-вторых потому, что он делает беззаконие, не обращаясь и не исповедуясь ко Господу. Молитва печального человека никогда не имеет силы восходить к престолу Божию». И я спросил его: «почему же, господин, молитва печального человека не восходит к престолу Господню?» «Потому, – говорит он, – что печаль пребывает в его сердце. Печаль, смешанная с молитвою, не допускает молитве взойти чистою к престолу Божию. Ибо как вино, смешанное с уксусом, уже не имеет прежней приятности; так и печаль, примешанная к святому духу, не имеет той же чистой молитвы. Посему очищайся от злой печали, и будешь жить с Богом; и все будут жить с Богом, которые только отбросят от себя печаль и облекутся в радость».

272

 

 

ЗАПОВЕДЬ ОДИННАДЦАТАЯ.

О том, что истинные и ложные пророки познаются из дел.

 

Пастырь показал мне людей, сидящих на скамейках, и одного человека, сидящего на кафедре. И сказал он мне: «видишь тех, которые сидят на скамейках?» «Вижу, господин», говорю я. «Это, говорит он, верные, а сидящий на кафедре лжепророк 65), погубляющий смысл рабов Божиих, – тех, которые двоедушествуют, а не истинно верующих. Эти двоедушные приходят к нему, как к пророку, и спрашивают его о том, что будет им; а он, не имея в себе силы духа божественного, говорит им по вопросам их и наполняет души их обещаниями согласно с их желаниями. Будучи суетен, он суетно и отвечает суетным людям. Впрочем он говорит и нечто справедливое, потому что он исполняется от диавола его духом, чтобы привлечь кого-либо из праведных. Но сильные в вере, облеченные в истину, не присоединяются к таким духам, но удаляются от них. Двоедушные же и часто кающиеся обращаются за прорицаниями, как и язычники, и навлекают на себя великий грех своим идолопоклонством, потому что спрашивающий лжепророка о каком-либо деле есть идолопоклонник, чужд истины и несмыслен. А всякий дух, от Бога данный, не дожидается спрашивания, но имея силу бо-

65) Сюда относится опущенное нами из десятой заповеди по старому латинскому тексту.

273

 

 

жественную, говорит все сам, потому что он свыше от силы Духа Божия. Дух, который говорит по вопросам и согласно желаниям человеческим, есть дух земной, легкомысленный, не имеющий силы: он совсем не говорит, если его не спрашивают» 66). И я сказал: каким же образом можно узнать, кто истинный пророк и кто лжепророк?» «Выслушай, говорит, об обоих пророках; и по тому, что я скажу тебе, распознаешь пророка Божия и пророка ложного. По жизни узнавай человека, который имеет духа Божия. Во-первых, имеющий духа свыше – спокоен, кроток и смирен, удаляется от всякого зла и суетного желания этого века, ставит себя ниже всех людей и никому не отвечает по вопросам, не говорит наедине; дух Божий говорит не тогда, когда человек желает, но тогда, когда угодно Богу. Поэтому когда человек, имеющий духа Божия, придет в церковь праведных, имеющих веру духа Божия, и там совершается молитва к Господу, тогда ангел пророческого духа, приставленный к нему, исполняет этого человека духом святым, и он говорит к собранию, как угодно Богу. Так проявляется дух божественный и узнается сила его. Слушай теперь и о духе земном, суетном, несмысленном и не имеющем силы. Прежде всего человек, кажущийся исполненным духа, высит себя, желает иметь председательство, нагл и многословен, живет среди роскоши и многих удовольствий, берет мзду за свое про-

66) При переводе следующих слов этой заповеди мы держимся порядка мыслей, какой находится в другом лат. переводе (B) и в греческом тексте.

274

 

 

рицание; если же не получит, то и не пророчествует. Может ли дух Божий брать мзду и пророчествовать? Делать это не свойственно пророку Божию; и в поступающих таким образом действует дух земной. Потом, он не входит в собрание мужей праведных, но избегает их, напротив, имеет общение с людьми двоедушными и пустыми, пророчествует в местах потаенных 67) и обманывает их, говоря по их желаниям, и отвечая суетное людям суетным: ибо пустая посудина, когда складывается с другими пустыми же, не разбивается, но они хорошо прилаживаются одна к другой. А когда он входит в собрание людей праведных, имеющих духа божественного, и ими совершается молитва, тогда тот человек оказывается пустым: земной дух от страха бежит от него, и он совершенно поражается и ничего не может говорить. Если в кладовую поместишь вино или масло и среди них поставишь пустой сосуд, а после будешь брать запасенное из кладовой, то сосуд, который поставил ты пустым, пустым и найдешь. Так и пустые пророки, когда придут к людям, имеющим святого духа, какими придут, такими и остаются. Вот образ жизни пророка истинного и ложного. Итак, испытывай по делам и по жизни того человека, который говорит, что он имеет святого духа. Верь духу, приходящему от Бога и имеющему силу, духу же земному и пустому, в кото-

67) Et in angulis et abditis locis divinat: эти слова ясно показывают, что под лжепророками и земным духом нельзя разуметь в книге Ерма лиц церковной иерархии, как думали Ричль и Дорнер, чтобы показать монтанистическое происхождение этой книги.

275

 

 

ром нет силы, не верь: ибо он приходит от диавола. Послушай притчу, которую скажу тебе. Возьми камень, и брось на небо; и смотри можешь ли докинуть до него; или еще возьми трубу с водою, и лей на небо; и посмотри, можешь ли ты пробить небо». «Как может это быть, господин, говорю я: «то и другое, о чем сказал ты, невозможно». «Итак, – говорит он, – как это не может быть, так точно дух земной бессилен и недействен. Пойми теперь силу, свыше приходящую. Град – крупинка очень малая, но когда упадает на голову человека, какую причиняет боль? Или еще, возьми в пример дождевую каплю, которая с крыши упадает на землю, и продалбливает камень. Видишь, что и самое малое, что сверху падает на землю, имеет великую силу: так силен и дух божественный, приходящий свыше. Этому духу ты вер, а от другого удаляйся».

 

ЗАПОВЕДЬ ДВЕНАДЦАТАЯ.

Об удалении от худых пожеланий, и о том, что заповеди Божии возможно исполнить верующим.

 

I. Пастырь сказал мне: «удали от себя всякую похоть злую, и облекись в хотение доброе и святое. Ибо облекшись в хотение доброе, ты возненавидишь злое и будешь управлять им, как захочешь. Похоть злая люта и с трудом усмиряется: она страшна, и своею лютостью сокрушает людей, особенно если впадет в нее раб Божий и не будет благоразумен, то жестоко пострадает

276

 

 

от нее. Но она сокрушает таких людей, которые не имеют одеяния хотения доброго, и погрузились в дела этого века: их то она предает смерти». «Какие действия, господин, – говорю я, – злой похоти, которые предают людей смерти? Объясни мне, чтобы я мог избегать их». «Слушай, посредством каких действий злая похоть умерщвляет рабов Божиих».

II. «Злая похоть состоит в том, чтобы желать чужой жены, или жене желать чужого мужа, желать великого богатства, множества роскошных яств и питий и других наслаждений: ибо всякое наслаждение бессмысленно и суетно для рабов Божиих. Таковы пожелания злые, умерщвляющие рабов Божиих. Злая похоть есть дочь диавола. Поэтому должно удаляться злой похоти, чтобы жить с Богом. А те, которые поддадутся злой похоти, и не воспротивятся ей, умрут на веки, потому что она смертоносна. Итак, ты облекись в хотение правды, и, вооружись страхом Господним, противостой злой похоти. Ибо страх Божий обитает в хотении добром. И злая похоть, видя тебя вооруженным страхом Господним, и противящимся ей, убежит от тебя далеко, и не явится к тебе, боясь твоего оружия; и одержавши победу, и увенчанный за нее предайся хотению правды и воздавши ему полученную тобою победу, служи ему по его воле. И если послужишь доброму хотению и покоришься ему, то можешь владычествовать над злой похотью, и управлять ею, как тебе угодно».

III. «Желал бы я знать, господин, как я должен служить доброму хотению». «Слушай, говорит он: имей

277

 

 

страх Божий и веру в Бога, люби истину, твори правду и подобные им добрые дела. Делая это, ты будешь угодным рабом Божиим, и будешь жить с Богом; и все, которые будут служить хотению доброму, будут жить с Богом». Итак он окончил двенадцать заповедей и говорит мне: «вот тебе заповеди, поступай по ним и к тому же убеждай людей слушающих тебя, чтобы покаяние их было чисто в остальные дни их жизни. И это служение, которое поручаю тебе, исполняй тщательно, и получишь великий плод; ибо найдешь любовь у всех, которые покаются и послушаются слов твоих. Я буду с тобою, и буду побуждать их слушаться тебя». И я сказал ему: «господин, эти заповеди величественны, прекрасны, и способны возвеселить сердце человека, могущего исполнить их. Но не знаю, господин, могут ли эти заповеди быть соблюдены человеком, потому что они очень трудны». Он отвечал мне: «эти заповеди ты легко соблюдешь, и не будут они трудны, если будешь убежден, что их можно соблюсти; но если ты положил в сердце своем, что они не могут быть соблюдены человеком, то не соблюдешь их. Теперь же говорю тебе: если не соблюдешь этих заповедей, и пренебрежешь их, то не спасешься ты, не спасутся и дети твои, и весь дом твой, потому что ты сам себе присудил, что этих заповедей нельзя соблюсти человеку».

IV. Говорил он это с большим гневом, так что я очень смутился и испугался. Ибо лицо его изменилось так, что человеку нельзя снести его гнева. Но видя, что я весь в смущении и страхе, начал говорить умереннее и ласковее. «Неразумный и непостоянный не видишь ли славу

278

 

 

Божию, как велик и дивен Тот, Который сотворил мир для человека, и все творение покорил человеку, и дал ему всю власть господствовать над всем поднебесным. Если человек есть владыка тварей Божиих и над всем господствует, то ужели он не может господствовать и над этими заповедями? Это возможно человеку, имеющему Господа в сердце своем. Кто же имеет Господа только в устах своих, огрубел сердцем и далек от Господа, для того эти заповеди тяжки и неисполнимы. Итак вы, слабые и легкие в вере, положите себе Господа вашего в сердце; и узнаете, что ничего нет легче этих заповедей ничего приятнее и доступнее их. Обратитесь к Господу, оставьте диавола, его удовольствия, которые злы и горьки, и не бойтесь диавола, потому что над вами он не имеет силы. Ибо я с вами, ангел покаяния, который господствую над ним. Диавол производит страх, но страх его не имеет силы. Посему не бойтесь его, и он убежит от вас».

V. И я сказал ему: «господин, выслушай несколько слов моих». «Говори», сказал он. «Человек, говорю, желает исполнять Божии заповеди и нет ни одного, который бы не просил у Бога о том, чтобы мог он соблюдать Его заповеди; но диавол упорен, и своею силою противодействует рабам Божиим». «Не может диавол, сказал он, пересилить рабов Божиих, которые веруют в Господа от всего сердца. Диавол может противоборствовать, но победить не может. Если противостанете ему, то побежденный он убежит от вас со стыдом. Боятся диавола, как будто имеющего власть, те, которые не тверды

279

 

 

в вере. Диавол искушает рабов Божиих, и если найдет слабых, погубляет их. Когда человек наполнит сосуды хорошим вином, и между ними поставит несколько сосудов неполных, то, приходя испытать и попробовать сосуды, не думает о полных, ибо знает, что они хороши; а отведывает неполные, не окисли ли они, потому что неполные сосуды скоро окисают и теряют вкус вина. Так и диавол приходит к рабам Божиим, чтобы искусить их. И все те, которые полны веры, мужественно противятся ему. Тогда он приступает к тем, которые не полны веры, и имея возможность войти, входит в них, делает с ними, что хочет, и они становятся его рабами».

VI. «Но говорю вам я, ангел покаяния: не бойтесь диавола. Ибо я послан для того, чтобы быть с вами, кающимся от всего сердца, и утвердить вас в вере. Посему, верьте вы, которые по грехам своим отчаялись в спасении и прилагая грехи к грехам, отягощаете жизнь свою: если обратитесь ко Господу от всего сердца вашего, и будете творить правду в остальные дни своей жизни и служить Ему по воле Его, то Он уврачует прежние грехи ваши; и будете иметь силу господствовать над делами диавола. Угроз же диавола вовсе не бойтесь, потому что они бессильны, как нервы человека мертвого. Итак, слушайтесь меня, и бойтесь Господа, Который может спасти и погубить; соблюдайте заповеди Его, и будете жить с Богом». И я сказал ему: господин, теперь я утвердился во всех заповедях Господа, потому

280

 

 

что ты со мною; что сокрушишь всю силу диавола, и мы восторжествуем над ним; и надеюсь, что могу соблюсти при помощи Божией заповеди, которые ты преподал». «Соблюдешь, сказал он, если сердце твое будет чисто пред Господом, и все соблюдут, которые очистят сердца свои от суетных похотей этого века, и будут жить с Богом».

 

 

КНИГА ТРЕТЬЯ - ПОДОБИЯ

 

ПОДОБИЕ ПЕРВОЕ

 

Мы, не имея в этом мире постоянного города, должны искать будущего.

 

Пастырь сказал мне: «Знаете ли, что вы, рабы Божии, нахо­дитесь в странствии 68)? Ваш город находится далеко от этого го­рода. Итак, если знаете ваше отечество, в котором имеете жить, то зачем здесь покупаете поместья, строите великолепные здания и ненужные жилища? Ибо кто приготовляет такие вещи в этом городе, тот не помышляет о возвращении в свое отечество. Несмысленный, двоедушный и жалкий человек, не понимаешь ли, что все это чужое и под властью другого 69)? Ибо го-

68) Евр. XIII, 14.

69) Т.е. диавола.

281

 

 

сподин этого города говорит: или следуй моим законам, или выходи вон из моей области. Что же поэтому сделаешь ты, имея собственный закон в твоем отечестве? Ужели ради полей или других стяжа­ний своих откажешься от отечественного закона? Если же отка­жешься, а потом пожелаешь возвратиться в свое отечество, то не будешь принят, но изгнан оттуда. Итак, смотри, подобно стран­нику на чужой стороне, не приготовляй себе ничего более, как сколько тебе необходимо для жизни, и будь готов к тому, чтобы, когда господин этого города захочет изгнать тебя из него за то, что не повинуешься закону его, выйти тебе в свое отечество и жить по твоему закону беспечально и радостно.

Итак, вы, служащие Богу и имеющие Его в сердцах своих, смотрите: делайте дела Божии, помня о заповедях Его и обетованиях, Им данных, и веруйте Ему, что Он исполнит их, если будут соблюдены Его заповеди. Вместо полей искупайте души от нужд, сколько кто может, помогайте вдовам и сиротам 70); богатство и все стяжания ваши употребляйте на такого рода де­ла, на которые вы и получили их от Бога. Ибо Господь обогатил вас для того, чтобы вы исполняли такое служение Ему. Делать это гораздо лучше, нежели покупать поместья или дома, потому что все это погибнет в этом Мире, тогда как то, что сделаешь во имя Божие, обретешь в своем городе и будешь иметь радость без печали и страха. Итак, не желайте богатств язычников, ибо не­свойственны они рабам Божиим; избыт-

70) Ис. I, 17. См. зап. VIII.

282

 

 

ком же своим распоряжай­тесь так, чтобы могли вы получить радость. И не делайте фаль­шивой монеты 71), не касайтесь и не желайте чужого. Делай свое дело и спасешься».

 

ПОДОБИЕ ВТОРОЕ.

 

Как виноградное дерево поддерживается вязом, так богатому помогает молитва бедного.

 

Однажды, когда я, прогуливаясь по полю, увидал вяз и ви­ноградное дерево и размышлял о плодах их, Пастырь явился мне и сказал: «Что ты думаешь об этом виноградном дереве и вязе?» «Думаю, как они пригодны друг для друга». И сказал он мне: «Эти два дерева представляют рабам Божиим глубокий смысл». «Желал бы я узнать, господин, – говорю, – смысл этих деревьев». «Видишь, – говорит он, – это виноградное де­рево и этот вяз?» Я говорю: «Вижу, господин». «Это виноград­ное дерево, – говорит он, – имеет плод, а вяз – дерево бес­плодное; но это виноградное дерево не может приносить обильного плода, если не будет опираться на вяз. Ибо, лежа на земле, оно дает гнилой плод; но если виноградная лоза будет висеть на вязе, то дает плод и за себя, и за вяз. Итак, видишь, что вяз дает плод не меньший, даже гораздо больший, нежели виноградная лоза, потому что виноградная лоза, будучи пове­шена на вязе, дает

71) В латинском тексте: и не прелюбодействуйте.

283

 

 

плод и обильный, и хороший, но, лежа на земле, дает плод плохой и малый. Это служит притчею для ра­бов Божиих, для бедного и богатого». «Каким образом, спрашиваю, – объясни мне». «Слушай, – говорит он, – бога­тый имеет много сокровищ, но беден для Господа; развле­каемый своими богатствами, он очень мало молится Господу и если имеет какую молитву, то слабую и не имеющую силы. Но когда богатый подает бедному то, в чем он нуждается, то бед­ный молит Господа за богатого и Бог подает богатому все бла­га, потому что бедный богат в молитве и молитва его имеет великую силу пред Господом. Богатый подает бедному, веруя, что ему внимает Господь, и охотно и без сомнения подает ему все, заботясь, чтобы у него не было в чем-нибудь недостатка. Бедный благодарит Бога за богатого, дающего ему. Тот и дру­гой делают дело. Так люди думают, что вяз не дает плода, – не знают они и не понимают того, что во время засухи вяз, имея в себе влагу, питает виноградную лозу, а виноградная ло­за, имея постоянную влагу, дает двойной плод – и за себя, и за вяз. Так и бедные, моля Господа за богатых, бывают услы­шаны и умножают богатства их, а богатые, помогая бедным, ободряют их души. Те и другие участвуют в добром деле. Итак, кто поступает таким образом, не будет оставлен Госпо­дом, но будет вписан в книгу жизни. Блаженны те, которые, имея богатство, чувствуют, что они обогащаются от Господа, ибо кто почувствует это, тот может делать нечто доброе».

284

 

 

Подобие третье.

 

Как во время зимы нельзя отличить деревьев, полных жизни, от засохших, так и в настоящем веке нельзя отделить праведных от нечестивых.

 

Пастырь показал мне много деревьев с отпавшими листьями, показавшихся мне как бы иссохшими; все они походили одно на другое. И сказал мне: «Видишь эти деревья?» «Вижу, – говорю я, – они похожи друг на друга и сухи». Он в ответ сказал мне: «Эти деревья служат образом людей, живущих в этом мире». «Почему же, господин, – спросил я, – они как бы засохли и похожи друг на друга?» «Потому, – говорит он, – что в этом веке не видны ни праведные, ни нечестивые люди: одни походят на других. Ибо настоящий век есть зима для праведных, которые, живя с грешниками, по виду не раз­личаются от них. Как во время зимы все деревья с отпавшими листьями сходны между собой и не видно, которые из них дей­ствительно засохли и которые свежи, так точно в настоящем ве­ке нельзя распознать праведных и грешников, но все похожи одни на других».

 

Подобие четвертое.

 

Как во время лета свежие деревья отличаются от засохших плодами и зелеными листьями, так в будущем веке праведные от нечестивых различаются блаженством.

 

Снова показал мне Пастырь многие деревья, из которых од­ни расцвели, а другие были иссохшие. И сказал

285

 

 

мне: «Видишь ли эти деревья?» «Вижу, господин, – отвечал я, – одни засо­хли, а другие покрыты листьями». «Эти зеленеющие дере­вья, – сказал он, – означают праведных, имеющих жить в бу­дущем веке. Ибо будущий век есть лето для праведных и зима для грешников. Итак, когда воссияет благость Господа, тогда явятся служащие Богу и все будут видимы. Ибо как во время лета открывается плод всякого дерева и бывает видно, каково оно, так точно обнаружится и будет видим и плод праведных, и все они явятся радостными в том веке. Язычники же и греш­ники суть сухие деревья, которые ты видел; они обретутся в будущем веке сухими и бесплодными и будут преданы огню, как дрова, и обнаружится, что дела их были злы во время их жизни. Грешники будут преданы огню, потому что согрешили и не раскаялись в грехах своих, язычники же потому, что не познали Бога – Творца своего. Посему ты приноси плод доб­рый, чтобы он явился во время того лета. Воздерживайся от многих попечений и никогда не согрешишь. Ибо имеющие многие заботы согрешают во многом, потому что развлечены своими делами и не служат Богу. Каким же образом человек, не слу­жащий Богу, может просить и получить что-либо от Бога? Те, которые служат Богу, и просят, и получат свои прошения, а не служащие Богу – не получат. Кто занимается одним делом, тот может и служить Богу, потому что дух его не отчуждается от Господа, но чистою мыслью служит Богу. Итак, если испол­нишь это, будешь иметь плод в грядущем веке, равно как и все, которые исполнят это, будут иметь плод».

286                                                                  

 

 

Подобие пятое.

 

Об истинном посте и о чистоте тела.

 

Однажды, когда я постился и сидел на горе, благодаря Госпо­да за то, что сделал Он со мною, вижу: Пастырь сидит подле меня. И говорит он мне: «Что так рано пришел ты сюда?» «Потому, гос­подин, – отвечал я, – что нахожусь на стоянии» 72). «А что такое стояние?» – спросил он. «То есть пощусь, господин», – сказал я. «Каким же образом, – говорит он, – постишься ты?» «Как по­стился по обыкновению, – говорю, – так и пощусь». «Не умеете вы, – сказал он, – поститься Богу, и пост, который совершаете, бесполезен». «Почему, господин, говоришь так?» «То, как вы ду­маете поститься, не есть истинный пост, но я научу тебя, какой пост есть совершенный и угодный Богу. Слушай, – говорит он. – Богне хочет такого суетного поста 73); ибо, постясь таким образом, ты не совершаешь правды. Постись же Богу следующим постом: не лу­кавствуй в жизни своей, но служи Богу чистым сердцем, соблюдай

72) Это место составляет древнейшее свидетельство о днях стояния, или о среде и пятнице в неделе, чтимых христианами в воспоминание страданий и смерти Христа Спасителя посредством молитвы и поста. Ерм, живя среди латинян, употребил здесь слово, у них известное. Оно произошло из языка римских солдат, у которых означало стояние на часах, на страже при чем-либо. Тертуллианговорит: stadio de military exemplo nomen accipit, nam et militia Dei sumus. De or. c. 14. De cor. mil. c. II. De jeiun. c. 10. 12. См. Augusti, Handb. d. chr. Archaeologie, T. III.

73) О посте ложном См. посл. Варнавы, гл. III).

287

 

 

Его заповеди, ходи в Его повелениях и не допускай никакой злой похоти в сердце своем. Веруй в Бога, и если исполнишь это и бу­дешь иметь страх Божий, и удержишься от всякого злого дела, то будешь жить с Богом. Делая это, ты совершишь великий и угодный Богу пост.

II. Послушай притчу относительно поста, которую я наме­рен сказать тебе. Некто имел поместье и много рабов; в одной части земли своей он насадил виноградник 74), и потом, отправ­ляясь в дальнее путешествие, избрал раба самого верного и честного и поручил ему виноградник с тем, чтобы он к виноградным лозам приставил тычинки, обещая за исполнение этого приказания дать ему свободу. Кроме этого, господин ни­чего не приказывал рабу сделать в винограднике, и так он отправился. Раб тщательно сделал, что господин повелел: он расставил тычинки в винограднике, но, приметив, что в нем много сорных трав, стал рассуждать сам с собою: «Я испол­нил приказание господина, вскопаю теперь виноградник, и он будет красивее и по выпалывании сорных трав даст больше плода, не будучи заглушаем травами». И принялся он, вско­пал виноградник и выполол в нем все сорные травы, и вино­градник, таким образом, стал весьма красивым и цветущим, не засоренным травами. Через несколько времени возвратился господин его и при­шел в виноградник. Когда он увидел, что виноградник хоро­шо

74) Притча о винограднике находится в Евангелии от Мф. XX и от Лк. XX. Излагаемая здесь притча изъясняется далее в двояком смысле: a) нравоучительном в гл. III, и b) догматическом в гл. V.

288

 

 

обставлен и что сверх того вскопан, травы из него выполо­ты и виноградные лозы обильны плодами, то весьма был доволен поступком раба своего. Итак, пригласив любимого сы­на, которого имел наследником, и друзей, своих советников, рассказывает им, что приказал он сделать рабу своему и что тот сверх этого сделал. Они тотчас приветствовали раба с тем, что он получил столь полную похвалу от своего господина; господин же говорит им: «Я обещал свободу этому рабу, если он исполнит данное ему приказание; он исполнил его и сверх того приложил к винограднику добрый труд, который мне весьма понравился. Поэтому за дело, которое он сделал, я хочу сделать его сонаследником моего сына, потому что, по­мыслив доброе, он не оставил его, но исполнил». Это намере­ние господина, т.е. чтобы раб был сонаследником сыну, одоб­рили и сын, и друзья его. Потом, спустя несколько дней, когда созваны были друзья, господин со своего пира посылал тому рабу много яств. Полу­чив их, раб брал себе из них то, что было для него достаточно, остальное же разделял между сорабами своими. Они, получив яства, были обрадованы и начали желать ему, чтобы он еще большую любовь нашел у господина за то, что так поступил с ними. Когда обо всем этом услыхал господин его, опять он весьма обрадовался и, созвав снова друзей и сына, изложил им распоряжение раба своего с теми кушаньями, которые он по­слал к нему. И так они еще более одобрили мысль господина, чтобы раб был сонаследником сыну».

289

 

 

Я говорю ему: «Господин, не знаю этих притчей и не могу понять, если ты не объяснишь мне их». «Все, – сказал он, – объясню, что только скажу или покажу тебе. Соблю­дай заповеди Господа, и будешь угоден Богу и написан в числе тех, которые соблюли Его заповеди. Если же сделаешь что-либо доброе сверх заповеданного Господом, то приобре­тешь себе еще большее достоинство и будешь пред Господом славнее, нежели имел быть прежде. Итак, если соблюдешь заповеди Господа и к ним присоединишь эти стояния, то получишь великую радость, особенно если будешь исполнять их согласно с моим внушением»; «Господин, – говорю, – я исполню все, что ни повелишь мне, ибо я знаю, что ты будешь со мною». «Буду, – сказал он, – с тобою, потому что имеешь такое доброе намерение; буду также и со всеми имеющими такое намерение. Этот пост, – продолжал он, при исполнении заповедей Господа очень хорош, и соблюдай его таким образом: прежде всего воздерживайся от всякого дурного слова и злой похоти и очисти сердце свое от всех сует века сего. Если соблюдешь это, пост будет праведный. Поступай же так: исполнив вышесказанное, в тот день, в который постишься, ничего не вкушай, кроме хлеба и воды; и, исчислив издержки, которые ты сделал бы в этот день на пищу по примеру прочих дней, остающееся от этого дня отложи и отдай вдове, сироте или бедному; таким образом ты смиришь свою душу и получивший от тебя насытит свою душу и будет за тебя молиться Господу. Если будешь совер­шать пост так, как я повелел тебе, то

290

 

 

жертва твоя будет приятна Господу, и этот пост будет написан, и дело, таким образом совершаемое, прекрасно, радостно и угодно Господу. Если ты соблюдешь это с детьми своими и со всем домом твоим, то будешь блажен; и все, кто только соблюдут это, будут блаженны, и что ни будут просить от Господа, получат».

IV. И упрашивал я его, чтобы объяснил мне эту притчу о поме­стье и господине, о винограднике и рабе, поставившем тычинки в нем, о травах, исторгнутых из виноградника, о сыне и друзьях, призванных для совета, ибо я понял, что все это – притча. Он ска­зал мне: «Очень смел ты на вопросы. Ты ни о чем не должен спра­шивать; что должно быть объяснено, то объяснится тебе». «Госпо­дин, – говорю, – я напрасно буду видеть то, что ты покажешь мне и не объяснишь, если не пойму, что это значит; напрасно буду слу­шать и притчи, если ты будешь предлагать их мне без объяснения». Он отвечает мне снова: «Кто раб Божий и в сердце своем име­ет Господа, тот просит у Него разума и получает, и разрешает всякую притчу, и понимает слова Господа, сказанные приточно; а те, которые беспечны и ленивы к молитве, колеблются просить у Господа, тогда как Господь многомилостив и непрестанно дает всем просящим у Него. Почему же ты, который утвержден тем достопоклоняемым Ангелом 75) и получил от Него столь могуще­ственную молитву, если не ленив ты, не просишь разума и не получаешь от Господа?» Я го-

75) Т. е. Иисусом Христом. См. примеч. 47 к предисл. заповед.

291

 

 

ворю ему: «Когда я имею тебя при себе, необходимо мне тебя обо всем просить и спрашивать, ибо ты все мне показываешь и говоришь со мною. Если бы без тебя я видел это или слышал, тогда бы Господа просил, чтобы мне бы­ло объяснено».

V. И он отвечал: «Я и прежде говорил тебе, что ты искусен и смел на то, чтобы спрашивать разрешения притчей. Так как ты настойчив, то объясню тебе притчу, которую желаешь, – о по­местье и о прочем, чтобы ты сделал это всем известным. Слушай же, – сказал он, – и разумей. Поместье, о котором говорится в притче, означает мир. Господин поместья есть Творец, Который всё совершил и утвердил. Сын есть Дух Святой 76). Раб – Сын Божий. Виноградник означает народ, который насадил Господь. Тычинки суть ангелы, приставленные Господом для сохранения Его народа. Травы, вырванные из виноградника, суть преступ­ления рабов Божиих. Яства, которые с пира посылал господин рабу, суть заповеди, которые чрез Сына Своего дал Господь Сво­ему народу. Друзья, призванные на совет, суть святые ангелы

76) Слов Сын есть Дух Святой, – нет в греческом и другом латинском (В) тексте. Под выражением: Дух Святой, по мнению Гефеле, здесь разумеется не третье лицо Святой Троицы, но духовная Божественная природа Сына Божия Иисуса Христа. Подобное словоупотребление встречается и у других учителей церковных, например, у Тертуллиана (deorat. c. 1), Ипполита (adv. Noët. c. 1) и Феофила Антиохийского (ad. Autol. I. II, c. 10). Впрочем, другие (Дорнер и автор статьи об Ерме в «Воскр. Чтении») при объяснении этого места; наименование Духа Святого относят к третьему лицу Святой Троицы, который в приточном рассказе представляется под видом Сына, тогда как Сын Божий, по Своему вочеловечению и служению в спасении людей, представлен в образе раба.

292

 

 

первосозданные. Отсутствие же господина означает время, оста­ющееся до Его Пришествия». Я говорю ему: «Господин, величественно, дивно и славно все это; мог ли я, господин, понять это? Да ни один человек, хотя бы и очень разумный, не может понять этого. Но теперь ты объ­ясни мне, о чем спрошу тебя». «Спрашивай, что хочешь», сказал он. «Почему, – говорю я, – Сын Божий в этой притче представляется под образом раба?»

VI. «Слушай, – сказал он, – Сын Божий предстает в раб­ском положении 77), но имеет великое могущество и власть». «Ка­ким образом, – говорю, – господин? Не понимаю». «Бог, говорит он, – насадил виноградник, т.е. создал народ и пору­чил Сыну Своему; Сын же приставил ангелов для сохранения каждого из людей и Сам весьма много потрудился и весьма мно­го пострадал, чтобы очистить грехи их. Ибо никакой виноград­ник не может быть очищен без труда и подвига. Итак, очистив грехи народа Своего, Он показал им путь жизни и дал им за­кон, принятый Им от Отца. Видишь, что Он есть Господь наро­да со всею властью, полученною от Отца. Почему Господь взял в совет о наследстве Сына Своего и славных ангелов – слушай 78). Бог поселил

77) В греческом тексте нет отрицания, и напрасно. Дрессель вставляет и него частицу οὐκ. Мысль будет правильна и в таком виде: Сын Божий представляется под образом раба, но имеет великое могущество и власть.

78) Следующие слова сильно повреждены в латинском тексте и подавали издателям повод к разным догадкам относительно чтения и смысла их. Дело облегчается и уясняется посредством греческого текста, согласно с которым мы и переводим это место.

293

 

 

Дух Святой 79), прежде сущий, создавший всю тварь, в плоть 80), какую Он восхотел. И эта плоть, в которую вселился Дух Святой, хорошо послужила Духу, ходя в чистоте и святости и ничем не осквернив Духа. Посему, так как она жила непорочно и подвизалась вместе с Духом и мужественно содействовала Ему во всяком деле, то Бог принял ее в общение 81), ибо Ему угодно было житие плоти, которая не осквернилась на земле, имея в себе Дух Святой. Итак, Он призвал в совет Сына и добрых ан­гелов, чтобы и эта плоть, непорочно послужившая Духу, полу­чила место успокоения 82), дабы не оказалась без награды непороч­ная и чистая плоть, в которой поселился Святой Дух. Вот тебе объяснение этой притчи».

VII. «Возрадовался я, господин, – говорю, – услышав та­кое объяснение». «Слушай далее, – сказал он. – Эту плоть твою храни не скверной и чистой, чтобы дух, живущий в ней, был доволен ею и спаслась твоя плоть. Смотри также никогда не приходи к мысли, что эта плоть погибнет и не злоупотребляй ею в какой-либо похоти. Ибо если осквернишь плоть твою, то осквернишь и Духа Святого; если же осквернишь Духа Святого, не будешь жить». И сказал я: «Что же, если кто по неведению, прежде не-

79) Т.е. Божественную природу Иисуса Христа.

80) Под плотью здесь разумеется человеческая природа Христа Спасителя. См. Ин. I, 14.

81) Т.е. сделал человечество Иисуса Христа причастным славы Божественной.

82) Место успокоения (ἀναπάυσις) – прославление и блаженство на небе. Ср. Клим. II посл. гл. V.

294

 

 

жели услышал эти слова, осквернил свою плоть, каким образом полу­чит он спасение?» «Прежние грехи неведения, – сказал он, исцелить может один Бог, ибо Ему принадлежит всякая власть. Но теперь храни себя, и Господь всемогущий и милостивый даст «врачевство от прежних грехов, если на будущее время не осквернишь плоти своей и духа. Ибо оба сопричастны друг другу, и одна без другого не оскверняется. Итак, и то и другое сохраняй чистым, и будешь жить с Богом».

 

ПОДОБИЕ ШЕСТОЕ.

О двояком роде людей сластолюбивых и о наказаниях их.

 

I. Когда я, сидя дома, прославлял Господа за все то, что видел, и помышлял о заповедях, что они прекрасны, тверды, почтенны и сладостны и могут спасти душу человека, то я гово­рил в себе самом: «Блажен буду, если буду поступать по этим заповедям; и всякий, кто будет поступать по ним, будет блажен!» Когда я говорил так сам с собою, вдруг вижу, что Пастырь сидит возле меня. И говорит он мне следующее: «Что раз­думываешь о заповедях моих, которые я тебе преподал? Они прекрасны, нисколько не сомневайся; но облекись верою в Гос­пода, и будешь исполнять их, ибо дам тебе для них силы. За­поведи эти полезны для тех, которые хотят покаяться; если не будут поступать по ним, то вотще будет их покаяние. Итак, вы, кающиеся, отжените от себя лукавства этого века, вас погу-

295

 

 

бляющие. Облекитесь же во всякую добродетель, чтобы вы могли соблюсти эти заповеди и ничего не прибавлять к грехам вашим. Ибо если снова не будете грешить, то загладите преж­ние грехи. Поступайте по заповедям моим и будете жить с Бо­гом. Все это мною сказано вам». После этих слов он говорит мне: «Пойдем на поле, и я покажу тебе пастухов овец». «Пойдем, господин», – говорю я. И пришли мы на некоторое поле, и там он показал мне моло­дого пастуха, одетого в богатые одежды багряного 83) цвета; стадо его было многочисленно, и овцы были в неге и довольстве и, ве­село прыгая, бегали туда и сюда. И сам пастух радовался от своего стада и с веселым лицом ходил около овец.

II. Ангел покаяния сказал мне: «Видишь этого пастуха?» «Вижу, господин», – говорю я. «Это, – сказал он, – ангел наслаждения и лжи, он погубляет души рабов Божиих и отвра­щает их от истины, обольщая злыми пожеланиями; и они поги­бают, ибо забывают заповеди живого Бога и живут в роскоши и суетных удовольствиях, и приводятся в погибель этим злым ан­гелом – некоторые до смерти, а некоторые до растления». «Гос­подин, – спрашиваю я, – не понимаю, что значит «до смерти» и что «до растления»?» «Слушай, – говорит он. – Те овцы, ко­торых ты видел очень веселыми и скачущими, означают тех, которые навсегда отпали от Бога и предались удовольствиям это­го века. Поэтому им нет возврата к жизни чрез покаяние, ибо они к другим своим преступлениям при-

83)  В греческом и другом (В) латинском тексте стоит: шафранного цвета.

296

 

 

бавили еще большее нечестиво хулили имя Господа. Жизнь таких людей есть смерть. А те овцы, которых ты видел не прыгающими, а пасущимися вместе, означают тех, которые хотя предались наслаждениям и удовольствиям, но не говорили ничего хульного против Господа: эти не отпали от истины, и для них есть еще покаяние, посред­ством которого они могут иметь жизнь. Растление имеет некоторую надежду на восстановление, а смерть имеет окончательную погибель». Еще прошли мы несколько, и он показывает мне большого пастуха, дикого на вид, одетого в белую козью кожу, который имел на плечах суму, а в руке – сучковатую и очень крепкую палку и большой бич; лицо у него было суровое и грозное, так что было страшно. Он принимал от того юного пастуха овец, ко­торые жили в неге и наслаждении, но не скакали, и прогонял их на место скалистое и тернистое и наполненное волчцами, так что они не могли выпутаться из терний и волчцов, но, запутавшись в них, много страдали и терпели боль от его ударов; он гонял их туда и сюда, не давал им покоя и не позволял где-либо остано­виться.

Видя, что овцы подвергаются таким ударам и терпят та­кие мучения, я пожалел их, что они столько страдают и не дава­лось им никакого покоя. Я говорю Пастырю, который был со мною: «Господин, кто этот пастух, безжалостный и жестокий, ко­торый не имеет ни малейшего сострадания к овцам?» «Это, – говорит Пастырь, – ангел наказания; он из праведных ангелов, но приставлен для наказания. Ему вверяются те, которые

297

 

 

укло­нились от Бога и предались похотям и удовольствиям этого века; и он наказывает их, сколько они заслуживают, различными и жестокими мучениями». «Желал бы я, господин, – говорю, – знать эти различные мучения, какого рода они?» «Слушай, – говорит, – эти различные наказания и мучения те, которые лю­ди терпят в своей ежедневной жизни. Одни терпят убытки, дру­гие – бедность, иные – различные болезни, некоторые – непо­стоянство в жизни, другие подвергаются обидам от людей недостойных и многим иным неприятностям. Очень многие с не­постоянными намерениями принимаются за многое, но ничто им не удается и говорят, что они не имеют успеха в своих делах; не приходит им на мысль то, что они сделали худые дела, но жалуются на Господа. После того как натерпятся они всякой скорби, они передаются мне 84) для доброго увещания, укрепляются в вере в Господа и в остальные дни жизни своей служат Господу чистым сердцем. И когда начнут они каяться в преступлениях, тогда на сердце их приходят беззаконные дела их и воздают сла­ву Господу, говоря, что Он Судия праведный и что они все по­терпели достойно по делам своим. И в остальное время служат Богу чистым сердцем и имеют успех во всех делах своих, полу­чая от Бога все, чего ни попросят; и тогда благодарят Бога, что вручены мне, и уже не подвергаются более ничему жестокому».

IV. Я говорю ему: «Еще, господин, разъясни мне». «О

84) Т.е. ангелу покаяния.

298

 

 

чем спрашиваешь?» – говорит он. Я сказал ему: «Столько ли вре­мени мучаются оставившие страх Божий, сколько наслаждались удовольствиями?» «Столько же времени и мучаются», – ска­зал он. «Мало они мучаются, – говорю я, – должно бы пре­давшимся удовольствиям и забывшим Бога терпеть наказания в семь раз более». «Несмыслен ты, – сказал он, – и не пони­маешь силы наказания». «Господин, – говорю, – если бы я понимал, то и не просил бы, чтобы ты объяснил мне». «Слу­шай, – говорит он, – какова сила того и другого, наслажде­ния и наказания. Один час наслаждения ограничивается своим протяжением, а один час наказания имеет силу тридцати дней. Кто один час предавался наслаждению и удовольствию, тот бу­дет мучиться один день, но день мучения будет стоить целого года. Следовательно сколько дней кто наслаждается, столько лет мучится. Видишь, – говорит он, – что время мирского на­слаждения и обольщения очень кратко, а время наказания и мучения велико».

V. Я сказал ему: «Не совсем понимаю относительно времени наслаждения и наказания, раскрой мне яснее». Он отвечал мне: «Неразумие твое упорно остается с тобою, и ты не хочешь очи­стить сердце свое и служить Богу. Смотри, чтобы не оказаться тебе неразумным, когда исполнится время. А теперь слушай, чтобы тебе понять, как желаешь. Кто один день предавался удовольствиям и делал, чего желала душа его, тот исполняется великим неразумием и наутро не понимает своих действий и за­бывает, что сделал в прошлый день, потому что наслаждение и обольщение не имеют никакой памяти по причине

299

 

 

неразумия, которым человек исполняется. Но когда на один день придет человеку наказание и мучение, то он страдает целый год, потому что наказание и мучение имеют великую память. Страда­ющий в течение целого года вспоминает и о суетном наслажде­нии и чувствует, что за него он терпит зло. Таким-то образом наказываются те, которые предались наслаждению и обольще­нию, потому что, имея жизнь, сами себя предали смерти». Я сказал ему: «Господин, какие удовольствия вредны?» «Всякое дело, – говорит он, – есть удовольствие человеку, если он де­лает его с приятностью. Ибо и гневливый, исполняя свое дело, получает удовольствие, и прелюбодей, и пьяница, и клеветник, и лжец, и любостяжательный человек, и хищник, и всякий де­лающий что-либо подобное удовлетворяет свою страсть и на­слаждается своим делом. Все эти наслаждения вредны рабам Божиим, и за них-то они страдают и терпят наказания. Но есть также удовольствия, спасительные для людей: многие, совершая добрые дела, получают удовольствие, находя в них для себя сладость. Это удовольствие полезно рабам Божиим и приготов­ляет жизнь таким людям. А те, о которых сказано прежде, рождают наказания и мучения, и те, которые будут нести их и не покаются в своих преступлениях, приобретут себе смерть».

 

ПОДОБИЕ СЕДЬМОЕ.

 

О том, что кающиеся должны приносить плоды, достойные покаяния.

 

Спустя несколько дней я вижу Пастыря на том поле, на кото­ром прежде видел тех пастухов, и говорит он

300

 

 

мне: «Чего ты ищешь?» «Я пришел, господин, – говорю, – попросить тебя, чтобы ты приказал удалиться из моего дома Пастырю, пристав­ленному для наказания, потому что он сильно поражает меня». Он сказал мне в ответ: «Необходимо потерпеть тебе бедствия и скорби, потому что так заповедал о тебе тот славный ангел, который хочет испытать тебя». «Какое же зло, господин, – го­ворю, – сделал я, что предан этому ангелу» 85)? «Слушай, – говорит он. – Ты имеешь очень много грехов, но не столь мно­го, чтобы следовало тебя предать этому ангелу; но дом твой сде­лал великие грехи и преступления, и тот славный ангел прогне­вался на их дела и повелел понести тебе несколько времени наказание, чтобы и они 86) покаялись в своих прегрешениях и очи­стились от всякой похоти этого века. И когда они покаются и очистятся, тогда удалится от тебя ангел наказания». Я говорю ему: «Господин, если они так вели себя, что раздра­жили славного ангела, что же я-то сделал?» Он отвечал: «Они не могут быть наказаны, если ты, глава всего дома, не подверг­нешься наказанию. Ибо все, что потерпишь ты, необходимо по­терпят и они, а при твоем спокойствии они не могут испытать никакого мучения!» «Но вот уже; господин, – сказал я, – те­перь они покаялись от всего сердца своего». «Знаю, – говорит он, – что они покаялись от всего сердца. Но думаешь ли ты, что тотчас отпускаются грехи кающимся? Нет, но кающийся дол­жен по-

85) Т.е. ангелу наказания, который представлен (Подоб. VI) под видом сурового пастуха.

86) Т.е. члены семейства Ерма.

301

 

 

мучить свою душу, смириться во всяком деле своем и пе­ренести многие и различные скорби; и когда перенесет все, что ему назначено, тогда, конечно, Тот, Который все сотворил и утвердил, подвигнется к нему Своею милостью и даст ему спаси­тельное врачевство, и то уже тогда, когда увидит, что сердце ка­ющегося чисто от всякого злого дела. А тебе и дому твоему по­страдать теперь полезно. Что я много говорю тебе? Нужно пострадать так, как повелел тот ангел Господа, который мне пре­дал тебя. А ты лучше благодари Господа, что Он удостоил пред­варительно открыть тебе наказание, чтобы, наперед зная о нем, ты твердо перенес его». Я говорю ему: «Господин, будь со мною, и я легко перенесу всякое бедствие». «Я, – говорит, – буду с тобою и даже по­прошу ангела наказания, чтобы он легче поражал тебя; впрочем, недолго ты потерпишь бедствие и снова возвратишься в свое бла­госостояние, только пребывай в смиренномудрии и повинуйся Господу от чистого сердца, ты й дети твои, и дом твой; ходи в заповедях, которые я тебе преподал, и покаяние твое может сде­латься твердым и чистым. И если ты с домом своим соблюдешь их, то удалится от тебя всякое бедствие; и от всех тех, которые будут ходить в этих заповедях, удалится всякое бедствие».

 

ПОДОБИЕ ВОСЬМОЕ.

 

Много есть родов избранных и кающихся во грехах, но все будут иметь награду по мере покаяния и добрых дел своих.

 

I. Пастырь показал мне иву, покрывавшую поля и горы, под тень которой пришли все призванные в имени

302

 

 

Господа. И подле этой ивы стоял славный, весьма высокий ангел 87); он большим сер­пом отрезал с ивы ветви и народу, который был под тенью этой ивы, раздавал небольшие, длиною в локоть, ветви. После того как все получили ветви, ангел положил серп и то дерево оста­лось целым, каким я видел его прежде. Я удивлялся этому и рассуждал сам в себе. Пастырь говорит мне: «Не дивись, что это дерево осталось целым после того, как отрезано от него столько ветвей; подожди, и когда все увидишь, объяснится тебе, что это значит». Ангел, раздававший людям ветви, снова их потребовал от них; и в том же самом порядке, в каком каждый получил их, подзывался к нему и возвращал ветви; ангел Господень прини­мал их и рассматривал. От некоторых он принимал сухие и изъ­еденные как бы молью и повелел, чтобы возвратившие такие вет­ви стали отдельно. Другие подавали ветви сухие, но не тронутые' молью; и этим он повелел стать особо. Иные подавали полусу­хие; и эти также стали отдельно. Некоторые давали свои ветви полусухие и с трещинами; и эти становились особо. Иные прино­сили свои ветви наполовину сухие и наполовину зеленые; и они становились особо. Другие приносили ветви такие, что две их части были сухи, а третья зеленая; и эти становились особо. Иные приносили ветви такие, что две части их были зелены, а третья сухая; и они становились особо. Некоторые подавали вет­ви все зеленые, и

87) Т. е., архангел Михаил, которому вверены христиане См. ниже гл. III.

303

 

 

только самая малая часть их, именно верхуш­ка, была сухая, и на них были трещины; и эти становились осо­бо. А в ветвях других было очень мало зеленого и все остальное - сухое; и эти становились особо. Иные же приходили, принося ветви зелеными, как получили, и большая часть народа подава­ла такие ветви; ангел весьма радовался им, и они становились особо. Иные приносили ветви зеленые и с молодыми побегами; и эти становились особо. Ангел принимал их также с большим удо­вольствием. Иные приносили ветви зеленые и с отростками, имевшими некоторые плоды. Те, которые подавали такие ветви, были очень веселы видом, и сам ангел весьма радовался им, и Пастырь также был весел.

II. Тогда ангел Господа велел принести венцы. Принесены бы­ли венцы, сделанные как бы из пальм, и ангел надел их на тех мужей, ветви которых были с отростками и плодами, и велел им идти в башню; и других мужей, ветви которых были зелены и с побегами, но без плода, послал туда же, Дав им печать. Входив­шие в башню все имели ту же одежду, белую как снег. В ту же башню послал он и тех, которые возвратили свои ветви, как при­няли, зелеными, дав им печать и белую одежду. По окончании этого он сказал Пастырю: «Я иду, а ты впусти их внутрь стен, на то место, какое каждый заслужил, но прежде рассмотри вни­мательно их ветви; смотри, чтобы кто-нибудь не миновал тебя; если же кто пройдет помимо тебя, я обличу их пред алтарем». Сказав это Пастырю, он удалился. По удалении его, Пастырь говорит мне: «Возьмем у всех

304

 

 

ветви и посадим их в землю, мо­жет быть, некоторые из них зазеленеют снова». Я говорю ему: «Господин, каким образом могут снова зазеле­неть ветви, которые уже засохли?» Он отвечал мне: «Дерево это – ива, и оно всегда любит жизнь; поэтому, если эти ветви будут посажены и получат несколько влаги, весьма многие из них опять зазеленеют. Попробую полью их водою и, если какая из них может ожить, порадуюсь за нее; если же нет, по крайней мере видно будет, что я не был небрежен». Потом Пастырь приказал мне позвать их в том порядке, в каком они стояли; пришли они таким образом и передали свои ветви. Получив их, Пастырь каждую посадил по порядку. И, рассадив, много поливал их водою, так что они покрылись во­дою и из нее не были видны. Полив их, он говорит мне: «Пой­дем и чрез несколько дней воротимся и посмотрим все ветви. Ибо Сотворивший это дерево хочет, чтобы были живы все происшедшие от него ветви. А я надеюсь, что после того, как эти ветки политы водою, очень многие из них оживут, напоен­ные влагою».

III. Я говорю ему: «Господин, объясни мне, что означает это дерево; я недоумеваю о том, что оно остается целым после того, как отрезано от него столько ветвей, и не видно, чтобы от него что-нибудь убавилось; это приводит меня в недоумение». «Слу­шай, – говорит он, – это большое дерево, покрывающее поля и горы и всю землю, означает закон Божий, данный всему иг­ру; закон этот есть Сын Божий, проповеданный во всех концах земли. Люди, стоящие под тенью его, означают

305

 

 

тех, которые услышали проповедь и уверовали в Него. Величественный и сильный ангел есть Михаил, который имеет власть над этим народом и управляет им: он насаждает закон в сердцах верующих и наблюдает за теми, которым дал закон, соблюли ли они его. У каждого есть ветви; ветви означают также закон Господа 88). Видишь, что многие из них сделались негодными, и ты узна­ешь всех тех, которые не соблюли закона и увидишь место каждого из них». «Почему же, господин, – говорю, – одних он 89) отослал в башню, а других здесь оставил тебе?» «Те, – говорит он, – которые преступили закон, от него принятый, ос­тавлены в моей власти, чтобы покаялись в своих преступлени­ях; а которые удовлетворили закону и его соблюли, находятся под собственною его властью». «Кто же, господин, – гово­рю, – те, которые увенчаны и вошли в башню?» Он говорит мне: «Это те, которые вели брань с диаволом и победили его, которые, соблюдая закон, пострадали за него; другие, которые возвратили ветви зелеными и с отростками, но без плодов, это те, которые, хотя потерпели мучение за тот же закон, но не вкусили смерти, впрочем, и не отреклись от своего закона; те же, которые возвратили ветви зелеными, какими и взяли, суть кроткие и праведные, которые жили с чистым сердцем и соблюли заповеди Божии. Остальное ты узнаешь тогда, когда пересмотрю ветви, которые я посадил в' землю и полил».

88) Т.е. евангельский закон, преподанный каждому и принятый каждым.

89) Т.е. архангел Михаил.

306

 

 

IV. Чрез несколько дней мы возвратились на то же место и Пастырь сел на месте того ангела, а я стал подле него. Тогда он говорит мне: «Подпояшься полотенцем и помогай мне». Я под­поясался чистым платом, сделанным из мешка. Видя, что я опоя­сался и готов служить ему, он говорит: «Зови тех мужей, ветви которых посажены в землю, в том порядке, в каком каждый их подавал». И отправился я в поле, позвал всех, и они стали на своих местах. Потом он говорит им: «Пусть каждый вынет свою ветвь и принесет ко мне». Прежде всего подали те, у которых тогда были ветви сухие и гнилые. И так как они опять оказались загнившими и сухими, то он повелел им стать особо. После того подали ветви те, у которых они были сухие, но не гнилые. Одни из них подали ветви зеленые, а другие – сухие и загнившие, как бы тронутые молью. Тем, которые подали ветви зеленые, велел он стать от­дельно, а тем, которые подали сухие и загнившие, велел стать вместе с первыми. Потом подали те, у которых были ветви полузасохшие и с трещинами; многие из них подали ветви зеленые и без трещин, а некоторые – зеленые, имеющие побеги и даже плоды, подобно тем, которые увенчанные вошли в башню; дру­гие подали сухие и поврежденные, иные – сухие, но не гнилые, а некоторые – полусухие и с трещинами, какими и прежде бы­ли. Каждому из них велел он стать отдельно: одним – в своем классе, другим же – особо.

V. Потом подали ветви те, у которых они были хотя зеленые, но с трещинами; все они подали их теперь

307

 

 

зелеными и стали на своем месте, и Пастырь радовался о них, что все они исправились и отложили свои трещины. Подали и те, которые имели ветви наполовину зеленые, наполовину сухие; ветви некоторых из них оказались все зелеными, других – полусухими, иных – сухи­ми и поврежденными, а иных – зелеными и с отростками. Все они были отпущены каждый в свой класс. Потом подали те, у которых в ветвях две части были зеленые, а третья – сухая; многие из них подали ветви зеленые, многие – полусухие, про­чие же – сухие и гнилые; и все они стали каждый в своем клас­се. Далее подали те, у которых в ветвях были две части сухие, а третья – зеленая; равно и из них многие подали полусухие, некоторые – сухие и гнилые, другие – полусухие и с трещина­ми, а иные – зеленые; и эти все стали каждый в своем классе. Потом подали те, у которых ветви были зелены, но немного и сухи, и с трещинами; из них некоторые возвратили ветви зеле­ные, другие же – зеленые и с побегами; и они отошли в свое место. Наконец, у тех, у которых в ветвях было немного зелени, а остальное засохло, ветви большею частью оказались зелеными и с отростками и даже с плодом на них, а остальные были все зеленые. От этих ветвей Пастырь весьма радовался, что они ока­зались такими. И эти отошли каждый в свое место.

VI. Пересмотрев все ветви, Пастырь говорит мне: «Я говорил тебе, что дерево это любит жизнь. Видишь, многие покаялись и получили спасение». «Вижу, господин», – говорю я. «Знай же, – говорит он, – что велика и славна благость и милость Господа, Который дал духа способным

308

 

 

покаяться». «Почему же, господин, – сказал я, – не все покаялись?» Он говорит мне: «Господь дал покаяние тем, которых ви­дел, что сердца их будут чисты и что они будут служить Ему от всего сердца. А тем, в которых видел лукавство и неправ­ду и что они притворно к Нему обратятся, не дал покаяния, чтобы они снова не осквернили имени Его». Я говорю ему: «Теперь, господин, объясни мне, что означает каждый из тех, которые возвратили ветви, и какое их место, чтобы услышали об этом уверовавшие, которые получили печать, но сокрушили ее и не сохранили в целости, и чтобы, познав дела свои, покаялись и, приняв от тебя печать, воздали славу Господу, что подвигся Он к ним Своею милостью и послал тебя для обновления душ их». «Слушай, – говорит он, – у кого вет­ви найдены сухими и гнилыми, как бы поврежденными тлей, это суть отступники и предатели Церкви, которые во грехах своих хулили Господа и постыдились имени Его, на них при­званного; все они умерли для Бога. И ты видишь, что никто из них не покаялся и они презрели слова Божии, которые я заповедал тебе; от таких людей отступила жизнь. Равным образом недалеко от них те, которые возвратили ветви сухими, хотя не гнилыми, ибо они были лицемеры, вводили чуждые - учения и совращали рабов Божиих, особенно тех, которые согрешили, не дозволяя им возвращаться к покаянию, но вну­шая им глупые учения. Эти имеют надежду покаяния; и ты видишь, что многие из них уже покаялись после того, как я возвестил им мои заповеди, и еще покаются. Те, которые не покаются,

309

 

 

потеряли жизнь свою; те же, которые покаялись, сделались добрыми, и местопребыванием их стали первые сте­ны, а некоторые вошли даже внутрь башни. Итак, видишь, говорит он, – что покаяние грешников имеет в себе жизнь, а нераскаянность – смерть.

VII. Послушай и о тех, которые принесли ветви полусухие и с трещинами. Те, у которых ветви были только полусухие, это сомневающиеся: они ни живы, ни мертвы; а те, которые подали ветви полусухие и с трещинами, это сомневающиеся и вместе злоязычные, которые поносят отсутствующих, никогда не имеют в себе мира, но постоянно находятся в раздоре. Впрочем, и им есть покаяние. Видишь, что и из них некото­рые покаялись. Из них немедленно покаявшиеся имеют место в башне, а те, которые позднее покаялись, будут обитать на стенах. Те же, которые не покаялись, но остались при своих делах, умрут смертью. Те, которые подали ветви хотя зеле­ные, но с трещинами, всегда были верными и добрыми, но имеют между собою зависть и ревность о первенстве и досто­инстве; но глупы все люди, спорящие между собою о первен­стве. Впрочем, они, так как были добры в других отношени­ях, послушались моих заповедей, исправились и скоро покаялись, потому и место их в башне. Если же кто-нибудь из них возвратится к раздору, будет изгнан из башни и погу­бит жизнь свою. Ибо жизнь званых Божиих состоит в соблю­дении заповедей Господа; в этом жизнь, а не в первенстве или каком-либо достоинстве. Чрез терпение и смирение духа люди получат жизнь от Господа, а возмутители и презрители закона приобретут себе смерть.

310

 

 

VIII. Те, у которых ветви наполовину сухи и наполовину зелены, это привязанные к мирским занятиям и отчуждившиеся от общения со святыми, и потому половина их жива, полови­на мертва. И из них многие, послушав заповеди мои, покая­лись и получили место в башне; некоторые же вовсе отпали. Для них нет покаяния, потому что из-за своих дел хулили Господа и наконец отверглись Его, и за это нечестие они поте­ряли жизнь свою. Но многие из них двоедушествовали; этим еще есть покаяние; и если вскоре покаются, будут иметь жи­лище в башне; если позднее – будут обитать на стенах; если же совсем не покаются, потеряют жизнь свою. Те, у которых в ветвях две части были зелены, а третья – сухая, означают тех, которые, будучи различным образом совращаемы, отрек­лись от Господа; из них многие покаялись и уже получили место в башне, а многие навсегда отпали от Бога и совсем потеряли жизнь. А некоторые из них двоедушествовали и воз­буждали раздоры; им еще есть покаяние, если вскоре покают­ся и не пребудут в своих удовольствиях; если же останутся при своих делах, то приготовят себе смерть.

 IX. Подавшие свои ветви, в которых две части были сухи, а третья – зеленая, суть верные, но которые, сделавшись богаты­ми и славными у язычников, впали в большую гордость, стали высоко думать о себе, оставили истину и не имели общения с праведными, но жили вместе с язычниками, и эта жизнь показа­лась им приятнее; от Бога, впрочем, они не отпали и пребыли в вере, только не творили дел веры. Многие из них уже покаялись, и

311

 

 

стали обитать в башне. Другие, живя с язычниками и надмившись пустою славою у них, совершенно отпали от Бога, предав­шись делам язычников; такие люди причислились к язычникам. Некоторые же из них начали колебаться, не надеясь спастись по делам, которые они делали; другие пришли в сомнение и стали возбуждать несогласия. И тем и другим, начавшим сомневаться, за дела свои, еще есть покаяние, но покаяние их должно быть немедленным, чтобы место их было в башне. А тем, которые не раскаются, но пребывают в своих удовольствиях, скоро предсто­ит смерть.

X. Те, которые подали ветви зеленые, за исключением их сухих верхушек, и с трещинами, те всегда были добрыми, верными и славными у Бога, но согрешили несколько по при­чине небольших удовольствий и мелких несогласий, которые имели между собою. Услышав слова мои, очень многие тотчас - покаялись, и место их стало в башне. А некоторые из них пришли в сомнение; некоторые, сверх того, еще произвели большой раздор. Для таких есть надежда покаяния, потому что всегда были добрыми и едва ли кто из них умрет. Те же, которые подали свои ветви сухими, за исключением верхушек, которые одни были зелены, те только уверовали в Бога, но делали дела беззакония; впрочем, никогда не отступали от Бо­га, но всегда охотно носили имя Божие и с любовью прини­мали рабов Божиих в дома свои. Услышав о покаянии, они немедленно покаялись и делают всякую добродетель и правду. Некоторые из них претерпели смерть, а другие охотно пере­несли несчастья, помня о делах своих, – всех таковых место будет в башне».

312

 

 

XI. Окончив объяснение всех ветвей, он говорит мне: «Пой­ди и скажи всем, чтобы покаялись и жили для Бога, потому что Господь по Своему милосердию послал меня дать всем по­каяние, даже и тем, которые по делам своим не стоят того, что­бы спастись. Но терпелив Господь и хочет, чтобы спаслись при­званные Его Сыном». Я говорю ему: «Я надеюсь, господин, что все услышавшие это покаются. Ибо я убежден, что всякий обратится к покая­нию, познав дела свои и убоявшись Бога». «Все те, – говорит он, – которые от всего сердца покаются и очистятся от всех дел неправды, о которых говорено было прежде, и не присо­единят еще чего-либо к своим преступлениям, получат от Госпо­да исцеление прежних грехов своих, если не усомнятся в этих заповедях моих и будут жить с Богом. И ты ходи в этих запо­ведях, и будешь жить с Богом; и все, кто только будет ходить в них и верно исполнять их, будут жить с Богом». Показав мне все это, он говорит мне: «Остальное я покажу тебе спустя несколько дней».

 

ПОДОБИЕ ДЕВЯТОЕ.

 

Строение Церкви Божией, воинствующей и торжествующей.

 

I. После того как я написал заповеди и притчи Пастыря, анге­ла покаяния, он пришел ко мне и сказал: «Я хочу показать тебе все, что показал тебе Дух Свя-

313

 

 

той 90), Который беседовал с тобою в образе Церкви; Дух тот есть Сын Божий. И так как ты был слаб телом, то не было открываемо тебе чрез ангела, доколе ты не утвердился духом и не укрепился силами, чтобы мог видеть ан­гела. Тогда Церковью показано было тебе строение башни хоро­шо и величественно; но ты видел, как все было показано тебе девою. А теперь ты получишь откровение чрез ангела, хотя от того же Духа. Ты должен тщательно все узнать от меня, ибо для того и послан я тем досточтимым ангелом обитать в доме твоем, как прежде». И повел он меня в Аркадию на гору, имеющую вид груди, и сели мы на ее вершине. И показал он мне большое поле, вокруг двенадцать гор, каждая различного вида. Первая из них была черная, как сажа; вторая была голая, без растений; третья была полна терниями и волчцами; на четвертой были растения полуза­сохшие, у которых верхняя часть была зелена, а ближайшая к корням – сухая, а некоторые растения даже совсем засохли от солнечного жара. Пятая гора была утесистая, но на ней были растения зеленые. Шестая гора была с расселинами, в иных мес­тах малыми, а в других большими; в этих расселинах были

90) Дух Святой, т.е. Сын Божий в видениях, изложенных в первой книге «Пастыря», открывает Ерму Свои тайны, являясь в образе церкви. Ср. Вид. IV, 1, где говорится об откровениях, которые Господь показал через Свою церковь. Теперь Ерм получает откровение от Сына Божия чрез ангела, который показывает ему строение и совершение Церкви в образе строящейся башни, и даже видит Самого Господа и беседует с Ним.

314

 

 

рас­тения, но не очень цветущие, которые казались более как бы за­вялыми. Седьмая гора имела цветущие растения и вся была плодородна; всякий род скота и птиц небесных собирал с нее пищу; и чем более питались с нее, тем обильнее она становилась растениями. Восьмая гора наполнена была источниками, и из этих источников напоялся всякий род творения Божия. Девятая гора вовсе не имела никакой воды и вся была обнажена; на ней были смертоносные змеи, гибельные для людей. На десятой горе были очень большие деревья, вся она была тениста, и под тенью лежал скот, отдыхая и пережевывая жвачку. Одиннадцатая гора была очень обильна деревьями, и деревья эти были покрыты те­ми нош другими, плодами, так что видевший их желал вкусить от плодов их. Двенадцатая гора была вся белая, имела вид са­мый приятный, все было на ней прекрасно.

II. В средине поля он показал мне белый огромный камень, поднимавшийся с самого поля; камень этот был выше тех гор и квадратный, так что мог бы держать всю землю. Он был древ­ний, но имел высеченную дверь, которая казалась недавно сде­ланною. Дверь эта сияла светлее солнца, так что я очень дивился ее блеску. Вокруг двери стояли двенадцать дев; четыре из них, стояв­шие по углам двери, казались мне более великолепными, но и прочие были прекрасны. Они стояли по четырем сторонам две­ри, в средине их – попарно. Девы были одеты в полотняные туники и прекрасно опоясаны, обнажив правые плечи, как буд­то намерены были нести какую-то ношу: так они были нагото­ве, весьма радующиеся и веселые. Видя

315

 

 

это, я очень дивился столь великим и прекрасным вещам. И опять недоумевал об этих делах, что девы, будучи так нежны, стояли мужественно, как будто готовые понести на себе целое небо. И когда помыш­лял я это, Пастырь говорит мне: «Что размышляешь ты и недо­умеваешь и сам на себя навлекаешь печаль? Чего не можешь понять, за то не берись, как будто бы был мудр, но проси Гос­пода, чтобы, получив смысл, понять это. Что за тобою, того не можешь видеть, а видишь, что пред тобою. Чего не можешь ви­деть, то оставь и не мучь себя. Владей тем, что видишь, о про­чем же не беспокойся. Я объясню тебе все, что покажу, а те­перь смотри на остальное».

III. И вот увидел я, что пришли шесть высоких и почтен­ных мужей и все были похожи один на другого; они призвали множество других мужей, которые также были высоки, краси­вы и сильны. И те шесть мужей приказали им строить башню над дверью. Тогда поднялся великий шум от беготни около двери тех мужей, которые пришли для строения башни. Девы, стоявшие при двери, говорили им поспешить строением башни и сами протянули свои руки, как бы готовясь что-нибудь брать у них. Те шесть приказали доставать камни из некоторой глу­бины и приносить их для строения башни. И подняты были десять камней белых, квадратных, обтесанных. Те шесть мужей подозвали дев и приказали им носить все камни, которые долж­ны быть употреблены на строение башни, проходить чрез дверь и передавать их тем, которые будут строить эту башню. И тот­час же девы на-

316

 

 

чали возлагать друг на друга те первые камни, которые были извлечены из глубины, и носить их вместе по од­ному камню.

IV. Как стояли девы около двери, так они и носили: те, кото­рые казались сильнее, брались за углы камня, а другие подни­мали за бока. И таким образом носили они все камни, проходи­ли чрез дверь, как было повелено, и передавали строителям башни; а эти, принимая их, строили. Башня строилась на том большом камне и над дверью. Те десять камней были положены в основание этой башни; камень же и дверь держали на себе всю башню. После десяти камней извлечены из глубины другие два­дцать пять, которые были принесены девами, как и первые, и употреблены на строение башни. После них подняты другие три­дцать пять, которые подобным же образом употреблены в баш­ню. Затем подняты сорок камней, и они все пошли на строение этой башни. Таким образом, основание башни составилось из че­тырех рядов камней. Тогда вышли все камни, которые брали из глубины; отдохнули несколько строители. Потом те шесть мужей приказали народу приносить для строения башни камни с двенадцати гор. И стали мужи при­носить со всех гор камни обсеченные, различных цветов, и подавали их девам, а те проносили их чрез дверь и подавали в строение башни. И когда эти разнообразные камни были положены в здание, то сделались белыми и одинаковыми, и изменили свои прежние цвета. Но некоторые камни подава­лись самими мужами прямо в строение и не делались светлы­ми, а такими и оставались, какими клались, потому что не были передава-

317

 

 

емы девами и не проносились чрез дверь. Эти камни были безобразны в здании башни. Увидев их, те шесть мужей приказали вынуть и положить опять на том же месте, откуда они были взяты. И говорят они тем, которые приноси­ли эти камни: «Вы совсем не подавайте камней для строения, но Кладите их возле башни, чтобы девы проносили чрез дверь и подавали их, ибо они не могут изменить цветов своих, если девами не будут перенесены чрез эту дверь; итак, не трудитесь понапрасну».

V. И кончилось в тот день строение, но башня не была окон­чена; строение ее должно было опять возобновиться, и только на время сделана некоторая остановка. Те шесть мужей прика­зали строившим удалиться и отдохнуть несколько; девам же по­велели не отходить от башни, чтобы охранять ее. После того как ушли все; я говорю Пастырю: «Почему, господин, не окон­чено здание башни?» «Не может оно, – говорит он, – окон­читься прежде, нежели придет господин башни и испытает это строение, чтобы, если окажутся в нем некоторые камни негод­ными, заменить их, ибо по его воле строится эта башня». «Гос­подин, – говорю, – я желал бы знать, что означает строение башни, также узнать и об этом камне, и о двери, о горах, о девах и о камнях, которые извлечены из глубины и не были обсекаемы, но как взяты с места, так положены в здание; и почему сперва положены в основание десять камней, потом – двадцать пять, затем – тридцать пять и наконец – сорок; рав­но и о тех камнях, которые положены были в строение, но по­том вынуты и отнесены на свое место; обо всем этом,

318

 

 

господин, успокой душу мою и объясни». И сказал он мне: «Если не будешь попусту любопытен, то все узнаешь и увидишь остальное, что будет с этою башнею, и все притчи обстоятельно узнаешь». Чрез несколько дней пришли мы на то же самое место, где сидели прежде, и сказал он мне: «Пойдем к башне, ибо госпо­дин ее придет, чтобы испытать ее». И пришли мы к башне, и никого другого не нашли, кроме дев. Пастырь спросил их, ас прибыл ли господин этой башни, и они отвечали, что он скоро придет осмотреть это здание.

VI. И вот спустя немного времени вижу я, что идет великое множество мужей и в средине их муж высочайший ростом, так что он превышал саму башню; кругом его находились шесть мужей, которые распоряжались строением, и все тс, которые строили эту башню, и сверх того еще очень многие славные му­жи. Девы, охранявшие башню, поспешили к нему навстречу, облобызали его и стали ходить с ним вокруг башни. И он так внимательно осматривал строение, что испытал каждый камень: но каждому камню он ударял трижды тростью, которую дер­жал в руке. Некоторые камни после ударов его сделались чер­ны, как сажа, некоторые – шероховаты, другие – с трещина­ми, иные – коротки, некоторые – ни черны ни белы, другие – неровны и не подходили к прочим камням, иные покрылись очень многими пятнами. Так разнообразны были камни, найденные негодными для здания. Господин повелел вы­нести все их из башни и оставить подле нее, а на место их принести другие камни и положить. И спросили его строившие, с какой горы

319

 

 

прикажет принести камни и положить на место выброшенных. Он запретил приносить с гор, но велел носить с ближайшего поля. Взрыли поле и нашли камни блестящие, квадратные, а некоторые и круглые. И все камни, сколько их было на этом поле, были принесены и девами перенесены чрез дверь; из них квадратные были обтесаны и положены на место выброшенных, а круглые не употреблены в здание, потому что трудно и долго было их обсекать; но они положены около баш­ни, чтобы после обсечь их и употребить в здание, потому что они были очень блестящи.

VII. Окончив это, величественный муж, господин этой баш­ни, призвал Пастыря и поручил ему камни, не одобренные для здания и положенные около башни. «Тщательно очисти эти камни, – сказал он, – и положи в здание башни те, которые могут приладиться к прочим, а неподходящие отбрасывай далеко от башни». Приказав это, он удалился со всеми, с кем пришел к башне. Девы же остались около башни охранять ее. И спросил я Пастыря: «Каким образом эти камни могут снова пойти в здание башни, когда уже найдены негодными?» Он отвечал: «Я из этих камней большую часть обсеку и употреблю на строение, и они придутся к прочим». «Господин, – сказал я, – каким об­разом, обсеченные, они могут занять то же самое место?» «Те, которые окажутся малыми, пойдут в средину здания, а боль­шие положатся снаружи и будут их сдерживать». После этих слов он говорит мне: «Пойдем и чрез два дня возвратимся и, очистив эти камни, положим их в здание. Ибо все,

320

 

 

что нахо­дится около башни, должно быть очищено, чтобы не пришел как-нибудь нечаянно господин и не нашел нечистым, что около башни, и не прогневался; тогда эти камни не будут упо­треблены на строение башни и я окажусь нерадивым пред господином». Спустя два дня, когда пришли мы к башне, он говорит мне: «Рассмотрим все эти камни и узнаем, которые из них могут идти в здание». Я говорю ему: «Рассмотрим, господин».

VIII. Сначала мы рассмотрели черные камни. Они оказа­лись такими же, какими были отложены от здания. Он при­казал отнести их от башни и положить особо. Потом он рас­смотрел камни шероховатые и многие из них велел обсечь и девам взять их и положить в здание; и они, взяв их, положи­ли в средину башни. Остальные же он велел положить с чер­ными камнями, потому что и они оказались черными. Затем он рассмотрел камни с трещинами и из них многие обсек и велел чрез дев отнести в здание; они положены снаружи, по­тому что оказались покрепче; остальные же по множеству тре­щин не могли быть обделанными и потому они удалены от здания башни. Далее он рассмотрел камни, которые были ко­ротки; многие из них оказались черными, а некоторые – с большими трещинами, и он велел положить их с теми, кото­рые были отброшены; остальные же, очищенные и обделанные, он велел употребить в здание, и девы те, взяв их, положили в средину здания башни, потому что они были не так крепки. Потом он рассмотрел камни наполовину белые и наполовину черные; многие из них оказа-

321

 

 

лись черными, и он велел их перенести к отброшенным. Остальные же все найдены белыми и были взяты девами и употреблены в здание, положены сна­ружи, потому что найдены крепкими, так что могли сдержи­вать камни, помещенные в средине, ибо в них ничего не отсе­чено. Затем он рассмотрел камни неровные и крепкие. Некоторые из них отброшены, потому что нельзя было обде­лать их, ибо оказались очень твердыми; остальные же были обсечены и положены девами в средину здания башни, ибо были слабее. Далее он рассмотрел камни с пятнами, и из них немногие найдены черными и отброшены к прочим; остальные же оказались белыми и в целости были употреблены девами в строение и положены снаружи по причине их твердости.

IX. Потом пришел он рассмотреть камни белые и круглые и спрашивает меня: «Что сделать с этими камнями?» «Не знаю, – сказал я, – господин». «Итак, – говорит он, – ты ничего не придумаешь касательно их?» «Господин, – говорю я, – не знаю этого искусства, я не каменщик и ничего не могу, приду­мать». И сказал он: «Не видишь ли, что они очень круглы? Ес­ли я захочу сделать их квадратными, то нужно очень много от них отсекать; необходимо, чтобы некоторые из них вошли в зда­ние башни». «Если необходимо, – сказал я, – что же ты за­трудняешься и не выбираешь, какие хочешь, и не прилаживаешь в это здание?» И он выбрал из них камни большие и блестящие и обсек их; а девы, взяв их, положили во внешних частях здания. Осталь­ные же были отнесены на то же поле, откуда взяты, но не отбро­шены,

322

 

 

«потому что, – говорил Пастырь, – несколько еще не­достает башне для окончания; господину угодно, чтобы эти камни пошли в здание башни, так как они очень белы». Потом призваны были двенадцать очень красивых женщин, одетых в черное, с обнаженными плечами и распущенными воло­сами; эти женщины показались деревенскими. Пастырь приказал им взять отброшенные от здания камни и отнести их на горы, откуда они были принесены. И они с радостью подняли, отнесли все их и положили туда, откуда они взяты. Когда уже не лежа­ло вокруг башни ни одного камня, он говорит мне: «Обойдем кругом башни и посмотрим, нет ли в ней недостатка». Обошедши кругом башни, Пастырь увидел, что она прекрасна по своей постройке, и сделался очень весел; она была построена так хорошо, что всякий увидевший ее полюбовался бы ее построй­кой, потому что казалась сделанною как бы из одного камня, не было видно ни одной спайки, но являлась высеченною из одного камня.

X. И я, ходя вместе с Пастырем, был весьма весел от такого прекрасного вида. И говорит он мне: «Поди и принеси известь и Маленькие черепицы, чтобы мне исправить вид тех камней, которые принесены были и опять отложены из здания, потому что все вокруг башни должно быть ровно и гладко». И я сделал, как приказал он мне, и принес к нему. Он гово­рит мне: «Послужи мне, это дело скоро окончится». Итак, он исправил вид тех камней и приказал очистить место около баш­ни. Тогда девы, взяв веники, очистили все от не-

323

 

 

чистоты и поли­ли водою – и место около башни стало красивым и веселым. Пастырь говорит мне: «Все очищено; если Господь придет по­смотреть эту башню, не найдет ничего, за что бы укорить нас». Сказав это, он хотел удалиться. Но я схватил его за суму и на­чал умолять его Господом, чтобы объяснил мне, что показал. «Мне нужно отдохнуть немного, и я все объясню тебе; дожидай­ся меня здесь, пока приду». «Господин, – говорю ему, – что я здесь буду один делать?» «Ты не один, – отвечал он, – все девы с тобою». «Господин, – сказал я, – передай им меня». И он позвал их и сказал: «Поручаю вам его, пока не приду». Итак, я остался один с теми девами. И они были веселы и ласковы со мною, особенно же четыре, из них превосходнейшие.

XI. Девы говорят мне: «Сегодня Пастырь сюда не придет». «Что же я буду делать?» – сказал я. Они говорят: «Подожди до вечера, может быть, придет и будет говорить с тобою; если же не придет, пробудешь с нами, доколе придет». «Буду дожидаться его до вечера, – сказал я, – если же не придет, пойду домой и возвращусь поутру». Они отвечали мне: «Ты нам препоручен и не можешь уйти от нас». Я сказал: «Где я останусь?» «С нами, – говорят они, – ты уснешь, как брат, а не как муж, ибо ты брат наш и после мы будем обитать с тобою, потому что очень тебя полюбили». Мне же стыдно было оставаться с ними. Но та, которая из них казалась первою, обняла меня и начала лобзать. И прочие, увидев, что она обняла меня, сами начали лобзать меня, как брата, водить около башни и играть со мною. Не-

324

 

 

которые из них пели псалмы, а иные водили хороводы. А я в молчании радостно ходил с ними около башни, и казалось мне, что я по­молодел. С наступлением вечера я хотел уйти домой, но они удержали меня и не позволили уйти. Итак, я пробыл с ними эту ночь около башни. Они постлали на землю свои полотня­ные туники, поместили меня на средине, сами же ничего друго­го не делали, как только молились. И я с ними молился непрерывно и не менее их. Девы радовались тому, что я так молил­ся. Так оставался я с девами до следующего дня. Потом при­шел Пастырь и говорит им: «Вы не сделали ему никакой оби­ды?» И они сказали ему: «Спроси его самого». «Господин, – говорю ему, – я получил великое удовольствие от того, что остался с ними». «Что ты ужинал?» – спросил он. Я сказал: «Всю ночь, господин, я питался словами Господа». «Хорошо ли, – говорит он, – они тебя приняли?» «Хорошо, госпо­дин», – сказал я. «Теперь о чем прежде всего желаешь слы­шать?» «О том, господин, – сказал я, – что ты вначале пока­зал мне, я прошу тебя объяснить мне, как буду тебя спрашивать». «Как желаешь, – говорит он, – так и буду объ­яснять тебе, и ничего от тебя не скрою».

XII. «Прежде всего, господин, – говорю я, – объясни мне, что означают камень и дверь?» «Камень и дверь, – сказал он, – это Сын Божий». «Каким же образом, господин, – гово­рю я, – камень древний, а дверь новая?» «Слушай, – го­ворит, – неразумный, и понимай. Сын Божий древнее всякой твари, так что присутствовал на совете Отца Своего о создании твари. А дверь новая потому, что Он явился в послед-

325

 

 

ние дни, сделался новою дверью для того, чтобы желающие спастись чрез нее вошли в Царство Божие. Ты видел, – говорит, – что камни» чрез дверь были принесены в здание башни, а те, которые не принесены чрез нее, были отвергнуты на свое место?» Я сказал: «Видел, господин». «Так, – говорит он, – никто не войдет в Царство Божие, если не примет имени Сына Божия. Ибо если бы ты захотел войти в какой-либо город, а город этот окружен стеною и имеет одни только ворота, не мог бы ты проникнуть .в этот город иначе, как только чрез те ворота, которые он имеет». «Как же иначе может быть, господин?» – говорю я. «Итак, – говорит он, – как в этот город нельзя войти ина­че, как только чрез ворота его, так и в Царство Божие не ма­жет человек войти иначе, как только чрез имя Сына Божия воз­любленного. Видел ли ты, – спросил он, – множество строящих башню?» «Видел, господин», – говорю я. «Все они, – сказал он, – славные ангелы. Ими, как стеною, окру­жен Господь; дверь есть Сын Божий, Который есть единый доступ ко Господу. Никто иначе не войдет к Нему, как только чрез Сына Его. Видел ли, – говорит, – тех шесть мужей и и средине их величественного и славного мужа, который ходил около башни и испытывал камни в здании?» «Видел, госпо­дин», – говорю я. «Тот величественный муж, – говорит он, – есть Сын Божий; а шесть мужей – славные ангелы, справа и слева стоящие около Него. И из этих славных ангелов никто без Него не взойдет к Богу. Итак, кто не примет Его имени, гот не войдет в Царство Божие».

326

 

 

XIII. «Что же означает, – спросил я, – башня?» «Это, – говорит он, – есть Церковь». «А кто, господин, эти девы?» «Это, – говорит, – святые духи 91); человек не может войти в Царство Божие, если они не облекут его в свою одежду. Ибо никакой пользы не будет тебе, если примешь имя Сына Божия и вместе не примешь от них одежды. Эти девы суть силы Сына Божия; тщетно будешь носить имя Его, если не будешь носить и силы Его». «Видел ли ты, – говорит он, – те камни, кото­рые были отброшены? Это те, которые, хотя носили имя, но не облеклись в одежду дев». «Какая же одежда их, господин?» – сказал я. «Сами имена, – говорит, – означают одежду их. Всякий, кто носит имя Сына Божия, должен также носить и их имена, потому что Сам Сын Божий носит имена этих дев. Те камни, которые, как ты видел, были передаваемы их руками и остались в здании, означают облеченных их силою. Потому-то видишь, что вся башня сделана как бы из одного камня. Так и те, которые уверовали в Господа чрез Сына Его и облечены эти­ми духовными силами, будут один дух и одно тело, и будет один цвет одежд их; те именно достигнут помещения в башне, которые будут носить имена этих дев». «Почему же, госпо­дин, – спросил я, отброшены те камни, которые были забрако­ваны, тогда как и они были пронесены чрез дверь и переданы чрез руки дев

91) Под девами здесь (ср. Vis. III, 8, Sim. IX, 13. 15) изображаются дары Святого Духа, христианские совершенства, в которые должен облечься верующий по образу и благодати Христа. Потому они называются еще духовными силами (πνἐυματα, δυναμεις) Сына Божия.

327

 

 

в здание башни?» «Так как, – говорит он, – у тебя есть усердие все тщательно исследовать, то слушай и о тех камнях, которые отброшены. Все такие приняли имя Сына Божия и силу этих дев. Приняв эти дары Духа, они укрепились и были в числе рабов Божиих, и стали у них один дух, одно тело и одна одежда, потому что они были единомысленны и делали правду. Но спустя несколько времени они увлеклись те­ми красивыми женщинами, которых ты видел одетыми в чер­ную одежду, с обнаженными плечами и распущенными волоса­ми; увидев их, они возымели пожелание к ним и облеклись их силою, а силу этих дев свергли с себя. Поэтому они извержены из дома Божия и преданы тем женщинам. А не соблазнившиеся красотою их остались в дому Божием. Вот тебе, – говорит он, – значение камней отброшенных».

XIV. «Что, если, господин, – спросил я, – такие люди по­каются, отринут пожелания тех женщин и, обратившись к де­вам, облекутся их силою, то войдут ли они в дом Божий?» «Войдут, – говорит, – если отвергнут дела тех женщин и сно­ва приобретут силу дев и будут ходить в делах их. Для того и сделана остановка в строении, чтобы они покаялись и вошли в здание башни; если же не покаются, то другие поступят на место их, а они будут отвержены навсегда». За все это я возблагода­рил Господа, что Он, подвигнутый милостью ко всем призыва­ющим Его имя, послал ангела покаяния к нам, согрешившим против Него, и обновил души наши, уже ослабевшие и не име­ющие надежды на спасение, восста-

328

 

 

новив нас к жизни. «Теперь, господин, – сказал я, – объясни мне, почему башня строится не на земле, но на камне и двери?» «Ты спрашиваешь, – гово­рит, – потому что неразумен и несмыслен». «Господин, – ска­зал я, – имею нужду обо всем тебя спрашивать, потому что со­вершенно не могу ничего понять, ведь все это так величественно и дивно, что трудно людям понять». «Слушай, – говорит, имя Сына Божия велико и неизмеримо, и оно держит весь мир». - «Если все творение держится Сыном Божиим, – сказал я, – то, как думаешь, поддерживает ли Он тех, которые призваны Им, носят имя Его и ходят в Его заповедях?» «Видишь, – гово­рит, – что Он поддерживает тех, которые от всего сердца носят Его имя. Он Сам служит для них основанием и с любовью дер­жит их, потому что они не стыдятся носить Его имя».

XV. «Открой мне, господин, – сказал я, – имена дев и тех женщин, которые облечены в черную одежду». «Слушай, – го­ворит, – имена дев, которые могущественнее и стоят по углам двери: первая называется верою, вторая – воздержанием, тре­тья – мощью, четвертая – терпением. Прочие нее, которые сто­ят на средине тех, имеют следующие имена: простота, невин­ность, целомудрие, радость, правдивость, разумение, согласие и любовь. Те, которые носят эти имена и имя Сына Божия, могут войти в Царство Божие. Слушай теперь имена женщин, одетых в черную одежду. Из них четыре могущественнее других: первая называется вероломством, вторая – неумеренностью, третья – неверием, четвертая – сластолюбием. Имена же сле-

329

 

 

дующих за ними: печаль, лукавство, похоть, гнев, ложь, неразумие, злосло­вие, ненависть. Раб Божий, который носит такие имена, хотя увидит Царство Божие, но не войдет в него!» «Кого, господин, означают, – сказал я, – те камни, кото­рые из глубины взяты в здание?» «Первые десять, – говорит, – которые положены в основание, означают первый век 92), следу­ющие двадцать пять – второй век мужей праведных; тридцать пять означают пророков и служителей Господа; сорок же означа­ют апостолов и учителей благовестия Сына Божия». «Почему же, господин, – сказал я, – девы подавали и эти камни в здание башни, пронеся их чрез дверь?» «Потому, – говорит, – что они первые имели силы этих дев; и те и другие не отступали – ни духовные силы от людей, ни люди от сил; но эти силы пребыва­ли с ними до дня упокоения; если бы они не имели этих сил духовных, то не были бы годны для здания башни».

XVI. Я сказал: «Еще, господин, объясни мне». «О чем спра­шиваешь?» «Почему, – говорю я, – эти камни были извлече­ны из глубины и положены в здание башни, тогда как они уже имели этих духов?» «Им было необходимо, – говорит, – пройти чрез воду 93), чтобы оживотвориться; не могли они иначе войти в Царство Божие, как отложив мертвость прежней жиз­ни. Посему

92) Первый век – век существования первых ветхозаветных патриархов, но мнению Гильгенфельда, указывает на 10 патриархов допотопных. Быт. V.

93) Т.е. воду крещения. Здесь разумеется не таинство Церкви в собственном смысле, которое соединено с погружением тела в воду, но таинственная сила крещения, дары, сообщаемые в нем Богом.

330

 

 

эти почившие получили печать Сына Божия и во­шли в Царство Божие. Ибо человек до принятия имени Сына Божия мертв; но как скоро примет эту печать, он отлагает мертвость и воспринимает жизнь. Печать же эта есть вода, в нее сходят люди мертвыми, а восходят из нее живыми; посему и им проповедана была эта печать, и они воспользовались ею для того, чтобы войти в Царство Божие». «Почему же, госпо­дин, – сказал я, – вместе с ними взяты из глубины и те со­рок камней, которые уже имели эту печать?» «Потому, – го­ворит, – что эти апостолы и учители, проповедовавшие имя Сына Божия, скончавшись с верою в Него и с силою, пропове­довали Его и прежде почившим, и сами дали им печать; они вместе с ними нисходили в воду и с ними опять восходили 94). Но они нисходили живыми, а те, которые почили прежде них, нисходили мертвыми, а вышли живыми; чрез апостолов, они восприняли жизнь и познали имя Сына Божия и потому взяты вместе с ними и положены в здание башни; они употреблены в строение не обсеченные, потому что они скончались в праведно­сти и чистоте, только не имели этой печати. Вот тебе объясне­ние этих камней».

94) Патриархи, пророки и другие ветхозаветные праведные мужи, угодившие Богу своей добродетельной жизнью, для вступления в Царство Божие имели нужду только в печати Сына Божия, или крещении, т. е. в очищении от грехов и обновлении духа, даруемом в крещении. Поэтому апостолы, сами уже крещенные, по смерти своей проповедали умершим праведным крещение и веру, с ними нисходили в воду (подобно как Филипп с евнухом Деян. VIII, 38)  и восходили. Котельер.

331

 

 

XVII. «Теперь, господин, – сказал я, – объясни мне зна­чение тех гор: почему они различны и разнообразны по ви­ду?» «Слушай, – говорит он, – эти двенадцать гор, которые ты видишь, означают двенадцать племен, населяющих весь Мир; среди них был проповедан Сын Божий чрез апостолов». «Почему же, – говорю я, – они различны и неодинакового вида?» «Слушай. Эти двенадцать племен, населяющие весь Мир, суть двенадцать народов; и как различны, ты видел, го­ры, так различны мысль и внутреннее настроение этих наро­дов. Я покажу тебе смысл каждого из них». «Прежде всего, господин, – говорю я, – объясни мне вот что: когда эти го­ры так различны, то каким образом камни от них, будучи положены в здание башни, сделались одноцветными и блестя­щими, как и камни, взятые из глубины?» «Потому, – гово­рит, – что все народы под небом, услышав проповедь, уверо­вали и нареклись одним именем Сына Божия; посему, приняв печать Его, все получили один дух и один разум и стала у них одна вера и одна любовь, и вместе с именем Его они облеклись духовными силами дев. Потому-то здание башни сделалось одноцветным и сияющим, подобно солнцу. Но после того как они сошлись воедино и стали одним телом, некото­рые из них осквернили себя и были извергнуты из рода пра­ведных, опять возвратились к прежнему состоянию и даже сделались худшими».

XVIII. «Каким образом, господин, – говорю я, – они, по­знав Господа, сделались худшими?» И сказал он: «Не познавший Господа, если сделает зло, подлежит наказанию за

332

 

 

свою неправду. Но кто познал Господа, тот уже должен удер­живаться от зла и делать добро. И если тот, который должен делать добро, вместо этого делает зло, то не более ли он пре­ступен, нежели не ведающий Бога? Посему, хотя и не познав­шие Бога и делающие зло предназначены к смерти, но те, которые познали Господа и видели дивные дела Его, если делают зло, будут вдвое наказаны и умрут навеки. Так очи­стится Церковь Божия. Как ты видел, что забракованные кам­ни были выброшены из башни и преданы злым духам, и баш­ня так очистилась, что казалась вся сделанною как бы из одного камня, так будет и Церковь Божия, когда она очистит­ся и будут изринуты из нее злые, лицемеры, богохульники, двоедушные и все делающие различные виды неправды: она будет одно тело, один дух, один разум, одна вера и одна любовь, и тогда Сын Божий будет торжествовать между ними и радоваться, приняв Свой народ чистым». «Господин, – ска­зал я, – все это величественно и славно. Теперь объясни мне значение и действия каждой из гор, чтобы всякая душа, упо­вающая на Господа, услышав это, прославляла великое, див­ное и славное имя Его». «Слушай, – говорит, – об этих раз­личных горах, т.е. о двенадцати народах.

XIX. Первая гора, черная, означает верующих отступников, хульников Господа и предателей рабов Божиих; им предлежит смерть и нет покаяния, и они черны потому, что род их безза­конен. Вторая, голая, это верующие лицемеры и учители не­правды; они весьма близки к первым и не имеют плода прав­ды. Ибо как гора их пуста

333

 

 

и бесплодна, так и эти люди, хоть имеют имя, но не имеют веры и нет в них никакого плода ис­тины. Им, впрочем, есть покаяние, если только немедленно по­каются; а если замедлят, то им будет смерть вместе с первы­ми». «Почему же, господин, – говорю я, – последним есть доступ к покаянию, а первым нет? Ведь дела их почти те же самые». «Потому, – говорит он, – для них есть покаяние, что они не хулили Господа своего и не были предателями рабов Божиих; но из желания прибытка они обольщали людей и каж­дый учил по похотям грешных; за это дело они понесут наказа­ние, но им есть покаяние за то, что не были хульниками Госпо­да и предателями.

XX. Третья гора, покрытая терниями и волчцами, означает верующих, из которых одни богаты, а другие вдались во мно­жество занятий, ибо волчцы означают богатых, а тернии – тех, которые предались многим попечениям. Таковые не имеют об­щения с рабами Божиими, но удаляются от них, увлекаемые делами своими. А богатые с трудом вступают в общение с раба­ми Божиими, опасаясь, чтобы у них не попросили чего-либо. Таким людям трудно войти в Царство Божие. Как разутыми ногами трудно ходить по колючим растениям, так и людям это­го рода трудно войти в Царство Божие. Но и им есть покая­ние, только они должны немедленно обратиться к нему, чтобы опущенное ими в прежнее время вознаградить в остающиеся дни и делать доброе. Покаявшись и делая добрые дела, они будут жить с Богом; если же пребудут в своих делах, то будут преданы тем женщинам, которые лишат их жизни.

334

 

 

XXI. Четвертая гора, на которой очень много растений, в верхней части зеленых, а к корням сухих и даже завядших от солнечного зноя, означает верующих, которые колеблются или же имеют Господа на устах, а в сердце не имеют. Потому они в основании сухи и не имеют силы, и только слова их живы, а дела мертвы; итак, они ни мертвы, ни живы. Подобным обра­зом и колеблющиеся – ни зелены, ни сухи, т.е. ни живы, ни мертвы. Как те растения засохли, как только показалось солн­це, так точно и двоедушные, услышав о гонении, по малоду­шию поклоняются идолам и стыдятся имени своего Господа; та­кие люди ни живы ни мертвы, но и они могут жить, если скоро покаются; если же не покаются, то будут преданы тем женщи­нам, которые лишат их жизни.

XXII. Пятая гора, утесистая, но имеющая зеленые травы, означает верующих таких, которые хоть и веруют, но мало учатся, дерзки и самодовольны, желают казаться всезнающими, но ничего не знают. За эту дерзость их разум отступил от них и вошло в них тщеславное безрассудство. Они выдают себя за умных и, будучи глупы, желают быть учителями. За это высокомудрие многие из них уничижены, ибо великое беснование – дерзость и суетная самонадеянность. Из них многие отвержены, другие же, сознав свое заблуждение, покаялись и покорились имеющим разум. Но и прочим, подобным им, есть покаяние, потому что они не столько были злы, сколько неразумны и глу­пы. Посему, если покаются, они будут жить

335

 

 

с Богом; если же не покаются, будут обитать с женщинами, коварствующими над ними.

XXIII. Шестая гора, с большими и малыми трещинами и с сухими растениями в них, означает верующих. Малые трещи­ны – те, которые имели между собою распри и от взаимных пререканий отупели в вере; многие из таких покаялись, то же сделают и прочие, услышав мои заповеди, потому что незначи­тельны их распри и легко они обратятся к покаянию. Большие трещины это те, которые упорны в распрях, злопамятны и гневливы; такие отброшены от башни и негодны для здания, трудно им жить с Богом. Если Бог и Господь наш, владыче­ствующий над всем Своим творением, не помнит зла на испове­дующих грехи свои, но умилостивляется, то как человеку, смертному и исполненному грехов, упорно гневаться на челове­ка, как будто он может спасти или погубить его? Я, ангел покаяния, убеждаю вас, которые имеете такое расположение, оставьте его и обратитесь к покаянию, и Господь уврачует прежние ваши прегрешения, если очиститесь от этого бесовского зла; если же нег, то будете преданы смерти.

XXIV. Седьмая гора, на которой были растения зеленые, цвету­щие и обильные, так что всякий род скота и птицы небесные пита­ются ими, и они, будучи срываемы, росли еще лучше, означает ве­рующих, которые всегда просты и добры, не имеют между собой распрей, но всегда радуются о рабах Божиих, исполнены духом дев, милосерды ко всякому человеку и от трудов своих делятся со всяким немедленно и без колебания. Посему

336

 

 

Господь, видя просто­ту и доброту их, благопоспешал трудам рук их и даровал успех во всяком деле. Я, ангел покаяния, убеждаю вас пребывать в таком расположении, и семя ваше не искоренится вовек. Господь одобрил вас и вписал в наше число, и все семя ваше будет обитать с Сыном Божиим, потому что вы от Духа Его.

XXV. Восьмая гора, со многими источниками, которыми на­поялась всякая тварь Божия, означает апостолов 95) и учителей, ко­торые проповедовали по всему миру и учили свято и чисто слову Господню и не уклонялись к худым пожеланиям, но постоянно ходили в правде и истине, как приняли Святого Духа. Посему они обитают с ангелами.

XXVI. От девятой горы, пустынной и имеющей змей, вредо­носных для людей, камни с пятнами означают диаконов, кото­рые худо проходили служение, расхищая блага вдов и сирот и сами наживаясь от своего служения. Если пребудут в своем по­роке, то они мертвы и нет для них никакой надежды жизни; если же обратятся и будут непорочно исполнять свое служение, то могут жить. А камни шероховатые означают тех, которые отреклись и не обратились ко Господу, одичали и сделались подобными пусты­не, не сообщаются с рабами Божиими, но, живя одиноко, губят свои души. Как виноградная лоза, оставленная в загороди без всякого ухода, пропадает, заглушается травами, со временем де­лается дикою и бесполезною для хозяина, так и эти люди, отчаясь в себе

95) Так по греческому тексту: здесь разумеются другие, кроме двенадцати апостолов Христовых, проповедники Евангелия, которые также назывались апостолами.

337

 

 

самих, одичали и стали бесполезны для своего Госпо­да. Для них возможно покаяние, если они отреклись не от сердца; если же кто сделал это от сердца, не знаю, сможет ли такой иметь жизнь. Я не о настоящих днях говорю, чтобы кто, отрекшись, мог покаяться; невозможно получить спасение тому, кто имеет ныне отречься от своего Господа, но покаяние дается тем, которые отрекались в прошлое время. Итак, кто намерен покаяться, пусть сделает это немедленно, прежде, нежели окончи­лось строение башни; если же не поспешит, то будет предан смер­ти теми женщинами. Камни короткие означают людей коварных и клеветников: они подобны змеям, которых ты видел на девятой горе. Ибо как яд змеи смертоносен для человека, так и слова таких людей гу­бительны для других. Коротки они в своей вере по причине их образа действий. Впрочем, некоторые из них покаялись и спас­лись. Равным образом и прочие таковые получат спасение, если покаются; если же не покаются, то погибнут от тех женщин, си­лою и властью коих они обладают.

XXVII. Десятая гора, на которой деревья служили кровом для скота, означает епископов и верующих страннолюбцев, кото­рые непритворно и радушно всегда принимали в дома свои ра­бов Божиих, епископов, которые непрестанно покровительство­вали бедным и вдовицам и жили всегда непорочно. Таким людям покровительствует Сам Господь: они почтенны у Бога и имеют место среди ангелов, если пребудут до конца в служении Господу.

XXVIII. Одиннадцатая гора, на которой деревья полны вся­ких плодов, означает верующих, которые пострадали за имя Сы­на Божия, пострадали с любовью и от всего

338

 

 

сердца своего преда­ли свои души». Я спросил: «Почему же, господин, все деревья имеют пло­ды, но на некоторых плоды менее приятны?» «Слушай, – го­ворит, – пострадавшие за имя Господне почтенны у Бога, и всем им отпущены грехи, потому что пострадали за имя Сына Божия. А почему различны плоды их и некоторые из них пре­восходнее, слушай. Те, которые, будучи приведены ко властям, были спрошены и не отреклись от Господа, но с готовностью пострадали, почтеннее у Бога, плод их превосходнее. А кото­рые были в страхе и смущении и рассуждали в своем сердце, исповедать ли Бога или отречься, и пострадали, тех плоды хуже, потому что в сердце их был лукавый помысл, чтобы рабу от­речься от своего господина. Смотрите вы, помышляющие это, чтобы эта мысль не утвердилась в ваших сердцах и чтобы не умереть вам для Бога. А вы, страдающие за имя Божие, долж­ны прославлять Господа, что удостоил вас носить Его имя, ибо исцелятся все грехи ваши. Ужели вы не почитаете себя более других блаженными? Вы думаете, что сделали великое дело, если кто из вас пострадал. Но Господь дарует вам жизнь 96), и вы об этом не помышляете. Вас отягощали грехи ваши, и если бы не пострадали вы за имя Господне, то вы умерли бы для Бога по грехам своим. Это я говорю вам, которые размышляе­те, исповедать ли Бога или отречься. Исповедуйте, что вы имее­те Господа, и, не отрекаясь, отдавайте себя в оковы. Если все народы наказывают рабов своих, когда кто из них отрекся от своего господина, то что, думаете вы, сделает

96) Т.е. вечную и блаженную.

339

 

 

с вами Господь, имеющий власть надо всем? Итак, удалите из сердец своих та­кие помыслы, чтобы вовеки жить вам с Богом.

XXIX. Двенадцатая гора, белая, означает верующих, подоб­ных младенцам, коим не восходила на сердце никакая злоба, которые не знают, что такое лукавство, но всегда пребывали в простоте. Такие люди, без сомнения, будут обитать в Царстве Божием, потому что они ни в одном деле не преступили запо­ведей Божиих, но с простотой пребывали в том же расположе­нии все дни своей жизни. Те, которые пребудут как младенцы, не имеющие злобы, будут почтеннее всех, о которых сказано выше: все младенцы славны у Господа и почитаются у Него первыми. Итак, блаженны вы, которые удалили от себя лукав­ство и облеклись в невинность, потому что вы первые будете жить с Богом». После того как Пастырь окончил объяснение всех гор, я гово­рю ему: «Господин, теперь скажи мне о тех камнях, которые принесены с поля и положены в здание вместо вынутых из баш­ни, также о тех круглых камнях, которые вошли в здание баш­ни, и о тех, которые доселе остаются круглыми».

XXX. «Слушай, – говорит, – и об этом. Камни, которые были принесены с поля и положены в здание башни вместо отвергнутых, это суть отлоги белой горы. Поскольку верующие от этой горы оказались невинными, то господин башни положил их в здание этой башни, ибо он знал, что, войдя в здание, они останутся белыми и ни один из них не почернеет 97). А если бы он

97) Здесь оканчивается греческий текст, найденный Симонидесом и изданный Дресселем.

340

 

 

приказал положить в здание баш­ни камни и с прочих гор, то нужно было бы ему снова осмат­ривать эту башню и очищать. Эти белые камни суть новообра­щенные, которые уверовали и уверуют 98), ибо они веруют от сердца. Блажен этот род, потому что невинен. Слушай теперь и о круглых блестящих камнях. И они все от белой горы. Почему же они оказались круглыми? Потому, что богатство немного омрачило их; но они не отступили от Бога, и никакое худое слово не сошло с языка их, но всегда правда, доб­родетель и истина. Посему Господь, зная душу их и то, что они родились и пребывают добрыми, повелел обсечь их богатства, но не совсем отнять их, чтобы из оставшегося они могли делать доб­ро и жить с Богом, ибо и они из доброго рода. Посему они не­сколько обсечены и положены в здание башни.

XXXI. А прочие камни, которые остались круглыми и были негодны для здания, еще не получили печати и отложены в свое место, ибо найдены очень круглыми. Должно обсечь у них бла­га настоящего века и суетное богатство, и тогда они будут год­ны в Царстве Божием. Они должны войти в Царство Божие, ибо Господь благословил этот род и из него никто не погибнет; может быть, кто из них, искушенный злым диаволом, и согре­шит в чем-либо, но скоро обратится снова ко Господу сво-

98) Под новообращенным (juvenes) Гильгенфельд и Дроссель разумеют христиан из язычников, которым Господь дал место в здании Церкви после отвержения камней, взятых от древнего народа иудейского. Но для этого нет решительного основания. Скорее здесь имеются в виду вообще те, которые обратятся в христианство пред пришествием Христовым и, получивши возрождение в крещении, не успеют еще утратить чистоту своей души.

341

 

 

ему. Я, ангел покаяния, почитаю счастливыми вас., которые невинны, как дети, потому что ваша часть благая и почтен­ная пред Богом. И всем, которые приняли печать Сына Божия, говорю: имейте простоту, не помните обид, не пребы­вайте в злобе, да не будет в душе кого-либо из вас горечи от злопамятства; врачуйте и удаляйте от себя злые раздоры, чтобы господин стада пришел и возрадовался, найдя целыми овец своих. Если же которая-нибудь будет потеряна Пастыря­ми или самих Пастырей господин найдет дурными, что будут они отвечать ему? Ужели скажут, что они измучены стадом? Не поверят им. Ибо невероятное дело, чтобы Пастырь мог потерпеть что от овец; и он еще более будет наказан за ложь свою. И я – Пастырь и должен дать Всевышнему отчет за вас.

XXXII. Итак, позаботьтесь о себе, пока еще строится баш­ня. Господь обитает в людях, любящих мир, ибо Он Сам любит мир и далек от сварливых и развращенных злобою. Возвратите Ему дух целым, какой приняли от Него. Ибо если ты отдашь валяльщику одежду целую, то желаешь и получить ее обратно целою, а если валяльщик возвратит тебе ее изо­дранною, возьмешь ли ты ее? Не прогневаешься ли и не бу­дешь ли бранить его, говоря: «Я дал тебе одежду целою, за­чем ты изодрал ее и сделал негодною? Теперь она по причине дыр, которые ты на ней сделал, не может быть в употребле­нии». Не скажешь ли ты этого валяльщику за дыру, которую он сделал на одежде твоей? Итак, если ты скорбишь о своей одежде и жалуешься, что нецелою получил ее, что, думаешь ты, сделает тебе Господь, Ко-

342

 

 

торый дал тебе дух чистый, а ты сделал его совсем негодным, так что он не может служить Господу ни для какого употребления, ибо он сделался негод­ным и поврежден тобой. За такое дело твое Господь предаст тебя смерти. Так накажет Он всех тех, которых найдет упор­но помнящими обиды. Не пренебрегайте, говорит, Его мило­сердием, но лучше прославляйте Его, что Он так терпелив по вашим преступлениям, не так, как вы. Покайтесь, ибо это полезно для вас.

XXXIII. Все, что описано выше, показал я, Пастырь, ангел покаяния, для того, чтобы покаялись. Я говорил и теперь гово­рю рабам Божиим: если поверите и послушаетесь слов моих, будете поступать по ним и исправите пути ваши, то можете спа­стись. Если же будете упорствовать в лукавстве и в злопамятовании, ни один из таких грешников не будет жить с Богом, ибо все это мною наперед сказано вам». Потом Пастырь говорит мне: «Все ты спросил у меня?» Я ска­зал: «Да, господин». «Почему же ты не спросил меня, – гово­рит, – о тех камнях, положенных в здание, вид которых мы исправили?» «Забыл, господин», – сказал я. «Выслушай и о них, – говорит, – это те, которые услышали теперь мои запо­веди и от всего сердца покаялись, и Господь, видя, что покаяние их доброе и чистое и что пребудут в Нем, повелел загладить прежние грехи их. Так грехи их изглажены, чтобы после они не были видны».

343

 

 

ПОДОБИЕ ДЕСЯТОЕ.

 

О покаянии и милостыне.

 

I. После того, как я написал эту книгу, пришел тот ангел, который вручил меня Пастырю, в дом мой и сел на ложе, а по правую сторону его стал Пастырь. Потом позвал ангел меня и говорит мне: «Я предал тебя и дом твой этому Пастырю под его покровительство». «Так, господин», – гово­рю я. «Итак, – говорит, – если хочешь быть защищен от всякого бедствия и злополучия и иметь успех во всяком добром деле и слове и во всякой истинной добродетели, то поступай по тем заповедям, которые он дал тебе, и будешь господствовать над всякою неправдой. Ибо если будешь со­блюдать эти заповеди, покорятся тебе всякое пожелание и сладость этого века и будет сопровождать тебя успех во всяком добром деле. Почитай его достоинство и святость и скажи всем, что он в великой чести и славе у Бога и имеет великую власть и силу. Ему одному вручена власть покая­ния по всей вселенной. Ужели он не кажется тебе могуще­ственным? Но вы пренебрегаете его достоинством и властью, которую он имеет над вами».

II. Я говорю ему: «Спроси, господин, самого его, сделал ли я что дурное или оскорбил ли я чем-нибудь с того време­ни, как он находится в доме моем». «И я, – говорит, – знаю, что ты не сделал и не сделаешь ничего дурного, потому я и говорю это тебе, чтобы ты всегда был таков. Ибо он предо мною хорошо засвидетельствовал о тебе. Скажи это и прочим, чтобы и те, которые покаялись или намерены пока­яться, чувствовали

344

 

 

то же, что и ты, и он засвидетельствовал доброе; о них предо мною, а я – пред Господом». «Госпо­дин, говорю, – я всякому человеку возвещаю великие дела Божии и надеюсь, что все прежде согрешившие, услышав это, покаются, чтобы получить жизнь». «Итак, – говорит, – пре­бывай в этом служении и совершай его. Кто исполнит запове­ди его, будет иметь жизнь и великую честь у Господа. А кто не соблюдет его заповедей, бежит от своей жизни, кто не чтит его, теряет свою честь у Господа. Презирающие его и не со­блюдающие его заповедей предают себя смерти, и всякий из таковых делается виновным в крови своей. Тебе же говорю, чтобы ты соблюдал эти заповеди, и получишь исцеление всех грехов твоих».

III. Я послал к тебе также и этих дев, чтобы они жили с тобою, ибо я видел, что они очень ласковы к тебе. Ты будешь иметь их помощницами, чтобы более мог соблюдать его заповеди, ибо невозможно соблюсти заповеди без этих дев. Я вижу, что им приятно быть с тобою, и я прикажу им, чтобы они вовсе не выходили из твоего дома. Ты только очисти дом свой; в чистом доме они живут охотно, они сами чисты, непорочны и рачительны и весьма угодны Господу. Итак, если будет чист дом твой, они пребудут с тобою. Если же чем осквернится дом твой, они совсем удалятся из дома твоего, ибо эти девы не любят никакой нечистоты». «Я надеюсь, господин, – говорю ему, – угодить им, так что они охотно и всегда будут жить в доме моем. И как тот, которому ты предал меня, ни в чем на меня не жалуется, так и они не будут жаловаться». Он говорит Пастырю: «Я вижу, что раб Божий хочет со­блюдать эти заповеди и поме-

345

 

 

стить дев в чистом жилище». Сказав сие, он опять поручил меня Пастырю и, обратившись к девам, сказал: «Так как, я вижу, вам приятно жить в доме его, то я вручаю вам его и дом его с тем, чтобы вы не отлучались из его дома». И они с удовольствием выслушали эти слова.

IV. Потом он говорит мне: «Мужественно проходи это служение и поведай всякому человеку величие Божие, и будешь иметь благодать в своем служении. Всякий, кто будет исполнять эти заповеди, будет жить и будет блажен; а кто пренебрежет ими, не будет жить и будет несчастлив в своей жизни. Скажи всем, что­бы не переставали, кто может, благотворить, ибо благотворение полезно им. Говорю о том, что должно всякого человека исхищать из бедствия. Ибо неимущий в ежедневной жизни терпит ве­ликое мучение и скорбь. Кто вырывает из нужды душу такого человека, тот получит великую радость. Ибо терпящий такое бедствие испытывает такое же мучение, как мучится заключен­ный в узах. Многие, не вынося бедственного положения, причи­няют себе смерть. Посему кто знает о бедствии такого человека и не избавляет его, тот допускает великий грех и делается виновен в крови его. Итак, благотворите, сколько кто получил от Госпо­да. Не медлите, чтобы не окончилось строение башни, ибо ради вас приостановлено дело ее строения. Если не поспешите испра­виться, окончится башня, и вы не попадете в нее». После этих слов он встал с ложа и, взяв Пастыря и дев, уда­лился, но сказал мне, что он Пастыря и дев отпустит обратно в дом мой.

346

 


Страница сгенерирована за 0.39 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.