Поиск авторов по алфавиту

Автор:Феофилакт (Моисеев), игумен

Феофилакт (Моисеев), игум. Московская Духовная Академия и Троице-Сергиева Лавра

Файл в формате pdf взят на сайте  http://www.btrudy.ru/archive/archive.html

Правообладателем разрешена публикация только на нашем сайте. 

Разбивка страниц статьи соответствует оригиналу.


Игумен ФЕОФИЛАКТ (Моисеев), преподаватель Московской Духовной Академии

 

МОСКОВСКАЯ ДУХОВНАЯ АКАДЕМИЯ И ТРОИЦЕ-СЕРГИЕВА ЛАВРА

(Книжность и просвещение)

Жизнь Преподобного Сергия, основателя Троицкой Лавры, его самоотверженные труды и подвиги давно стали символическим выражением его служения и воплощением любви к Пресвятой и Живоначальной Троице, как олицетворение идеи триединства служения Церкви, Отечеству и народу. И эта идея единства неотделима от имени Преподобного Сергия, ибо в сознании православного русского народа глубоко утвердилась вера в тождественность этих понятий. В нашем религиозном представлении неразрывно соединены имена Святой Троицы и Преподобного Сергия, они стали для нас однозначащими собственными названиями Лавры Преподобного, а с учреждением в стенах Лавры Московской Духовной Академии, центра научной богословской мысли, родилось и еще одно понятие: «У Троицы в Академии»1.

В Троице Преподобного было указано не только святейшее совершенство вечной жизни, но и образец для жизни человеческой, он научил русский народ почитать Святую Троицу. «Уравнять внешнее выражение с внутренним состоянием, мысль с делом, обряд с догматом — вот завет Преподобного Сергия»2. Еще при жизни Преподобного Сергия основанная им обитель стала крупнейшим центром религиозной жизни русского народа, служила интересам духовного воспитания, с честью выполняла в мире свою культурно-просветительную миссию, собирая отовсюду образованных людей и книжные богатства, подготавливая своих насельников-монахов для переписки книг и издания святоотеческих творений. Преподобный Сергий среди своих современников был одним из самых просвещенных и образованных книжных людей, отличавшихся любовью к духовному просвещению и книгам3. Первое время обитель Преподобного Сергия испытывала крайнюю нужду в церковно-богослужебных книгах и больше заботилась об их переписывании, но наряду с этим в монастыре велось и летописание, а вскоре после блаженной кончины Преподобного Сергия было положено начало житийным памятникам письменности. Преподобный Сергий «не только одобрял чтение книг его братией, но и заботился о приобретении и составлении четиих книг, или о составлении монастырской библиотеки»4. Особой любовью Преподобного пользовались хорошие книгописцы и любители книжного дела, его ученики и сподвижники; преподобный Афанасий Серпуховской, Епифаний Премудрый, святитель Стефан, епископ Пермский, и впоследствии инок Пахомий Серб.

Преемник по игуменству и ученик Преподобного Сергия, Преподобный Никон († 1428), продолжил книжное начинание Троицкой обители. Из последующих настоятелей Лавры особенной любовью к книгам известен игумен Зиновий († 1443), в период деятельности которого переписчики не только размножали книги, но и успешно осуществляли переводы.

XVI век в истории Троицкой обители ознаменовался литературными трудами известных ученых и церковных деятелей — митрополита Иоасафа, игумена Артемия и преподобного Максима Грека. Начало XVII столетия совпало в жизни Русского государства с памятными событиями, когда Троице-Сергиева обитель и ее лучшие подвижники стали во главе патриотического движения за освобождение Отечества от иноземных захватчиков, за самобытную национальную культуру и сохранение православной веры. В самоотверженной героической борьбе они с честью отстаивали основы государственности и незыблемость веры православного русского народа. Поэтому навсегда останутся в памяти народной бессмертные подвиги защитников — преподобного Дионисия Радонежского и других иноков Лавры. Ближайшим сподвижником преподобного Дионисия был не менее известный насельник Троице-Сергиевой Лавры эпохи «Смутного» времени — келарь монастыря Авраамий Палицын. Им написано летописное «Сказание об осаде Троицкого Сергиева монастыря от поляков и бывших потом в России мятежах». Содержание книги отличается высоким патриотическим духом, автор ее, человек начитанный, ясно сознавал цель и значение своего труда не только для современников, но и для будущих поколений русских людей.

254

 

 

Другим современником преподобного Дионисия был тоже келарь Троицкого монастыря — Симон Азарьин, один из выдающихся писателей XVII века († 1665).

Во второй половине XVII века среди троицких иноков-писателей прославился литературной деятельностью известный в истории просвещения, бывший некоторое время келарем-строи-телем монастыря Арсений Суханов († 1668), автор «Статейного списка» и «Проскинитария».

Иноки-писатели Троице-Сергиевой Лавры древнейшего периода оставили о себе своими трудами светлую память не только в самом монастыре, но и во всем русском обществе. Они были представителями и носителями духовного образования. Собранные в Лавре со времени Преподобного Сергия замечательные книжные сокровища сделали монастырскую библиотеку к концу XVII столетия крупнейшим книгохранилищем Московской Руси. Большую ценность заключали в себе книги Лаврской библиотеки и в научном отношении. К этому времени относится и учреждение Московской Славяно-греко-латинской Академии, впоследствии преобразованной в Московскую Духовную Академию и органично расположившейся в стенах Троице-Сергиевой Лавры в начале XIX столетия.

Когда наступил XVIII век, Троице-Сергиева обитель многократно, как во времена Преподобного Сергия, оказывала государству и всему русскому народу помощь и поддержку в критические моменты общественной жизни.

В конце первой половины XVIII века под покровом обители Преподобного Сергия, при настоятеле архимандрите Кирилле (Флоринском), 2 октября 1742 года была открыта Троицкая Духовная Семинария. Таким образом, «благословение Преподобного Сергия, который глубоко сознавал потребность учения, почило и на обители науки, водворившейся в его Лавре»5. С учреждением в Лавре Семинарии в ней стала постоянной проповедь Слова Божия наставниками и учителями Семинарии. Одновременно возросло и общественно-просветительное значение Сергиевой Лавры, когда на должность настоятелей стали назначаться выпускники Московской Славяно-греко-латинской Академии или наставники и профессора Троицкой Семинарии. Со времени митрополита Платона (Левшина) архимандритами Троице-Сергиевой Лавры утверждены Первосвятители Московские. С именем митрополита Платона завершилась история Троицкой Лаврской Семинарии, существовавшей в обители Преподобного Сергия несколько десятилетий. В праздник Покрова Пресвятой Богородицы 1 октября 1814 года на ее месте расположилась Московская Духовная Академия, которая стала наследницей духовных богатств Лавры Преподобного Сергия и продолжительницей ее летописной истории.

С учреждением в Троице-Сергиевой обители высшей богословской школы, в ней произошло сосредоточение больших книжных запасов, отчасти перешедших из Троицкой Семинарии и частично из Московской Славяно-греко-латинской Академии, что при наличии богатейшей по своему книжному составу Лаврской библиотеки открывало широкую перспективу для плодотворной научной деятельности. Архив Лавры и ее богатейшая библиотека в соединении с библиотекой Духовной Академии давали возможность пользоваться и профессорам Академии и другим ученым исследователям ценнейшими первоисточниками для составления истории Лавры, описания жизни ее церковных деятелей и редчайших достопримечательностей.

Одним из церковных трудов, посвященных этой теме, было «Историческое описание Свято-Троицкой Сергиевой Лавры», написанное на основании рукописных и печатных источников профессором Московской Духовной Академии протоиереем А. В. Горским в 1841 году. Это ценнейшее историческое исследование, подготовленное ученейшим человеком своего времени, доктором богословия, протоиереем Александром Васильевичем Горским, является авторитетной монографией, которой до настоящего времени пользуются историки и искусствоведы. К числу исторических монографий протоиерея А. В. Горского относится его статья о преподобном Максиме Греке, напечатанная в 1859 году6.

Протоиерей А. В. Горский известен учеными исследованиями святоотеческих творений и древних рукописей, хранившихся в Московской Синодальной (Патриаршей) библиотеке. Совместно с К. И. Невоструевым им было подготовлено и издано описание этого уникальнейшего собрания рукописей. Он был также главным сотрудником и другом святителя Филарета (Дроздова) по переводу текста Нового Завета на русский язык. Он прекрасно знал содержание рукописных и печатных книг академической библиотеки и составил их подробное описание.

Преемником протоиерея А. В. Горского по ректорству в Московской Духовной Академии был протоиерей Сергий Константинович Смирнов, ученый, историк Русской Церкви, доктор богословия. С его именем связано начало летописного бытия высшей Духовной школы в России, уникальные сведения по истории Московской Духовной Академии.

К числу литературных произведений, отображающих историю Троице-Сергиевой Лавры, относится труд профессора Академии 11. С. Казанского (1819—1878). Его творчеству принадлежит труд «Критический обзор сведений о Свято Троицкой-Сергиевой Лавре», сообщаемых в книге «Опыт исследования об имуществах и доходах монастырей», опубликованной в «Московских ведомостях» в 1876 году.

Деятельными сотрудниками и учеными помощниками-археографами названных церковных историков были выпускники Московской Духовной Академии Капитон Иванович Невоструев,

255

 

 

член-корреспондент Академии Наук, и Вукол Михайлович Ундольский, член Московского Общества истории и древностей российских.

Существенный прогресс в научные исследования вопросов русской церковной истории внесли ученые труды ректора Московской Духовной Академии архимандрита Филарета (Гумилевского), впоследствии архиепископа Черниговского (1805—1866)7.

Время управления Академией ее ректорами архимандритом Филаретом (Гумилевским), протоиереями А. В. Горским и С. К. Смирновым созвучно периоду расцвета ее ученой деятельности, когда Лавра Преподобного Сергия находилась в благоустроенном состоянии под благотворным влиянием и почти полувековым управлением митрополита Московского Филарета, священно-архимандрита Троице-Сергиевой Лавры. Наместником Троицкой Лавры с 1831 года был архимандрит Антоний (в миру Андрей Гавриилович Медведев)8, известный старец-подвижник, пользовавшийся в русском обществе большим уважением и почитанием. Лавра в отношении внутренней духовной жизни и внешнего благоустройства многим обязана его деятельности. Не будучи ни ученым монахом, ни духовным писателем, не получив даже систематического образования, архимандрит Антоний, однако, обнаружил такие редкие природные духовные дарования и такой светлый, проницательный ум, что сам ученейший митрополит Филарет часто обращался к нему за советами и следовал им. Святитель Московский настолько проникся любовью и уважением к наместнику Лавры, что даже избрал его своим духовным отцом и другом. «Тя рекох друга давно в расположении сердца моего, — писал святитель отцу Антонию. — Вы давно заслужили благодарность Лавры и моего смирения, и моя о вас забота не особенная добродетель, а естественный сердечный долг...»

В продолжение своего многолетнего наместничества в Лавре архимандрит Антоний привел обитель Преподобного Сергия, как и некогда митрополит Платон, в благоустроенное состояние. Особенное внимание отец Антоний обратил на духовную жизнь иночества. Он был современником преподобного Серафима Саровского, который проницательно предсказал ему наместничество в Лавре и с которым отец Антоний до блаженной кончины Преподобного находился в непрерывном духовном, молитвенном общении, несколько раз совершал путешествие в Саров, получая наставления от известного русского подвижника-старца. Для тех, кто был склонен к пустынной и безмолвной жизни, архимандрит Антоний устроил в трех верстах от Лавры Гефсиманский скит, ставший излюбленным местом пребывания святителя Филарета. Здесь были ископаны пещеры по подобию Саровских. С большой теплотой рассказывал отец Антоний о подвигах, совершавшихся первыми гефсиманскими пещерниками. Неподалеку от пещер была устроена Боголюбивая киновия, а несколько позже в пяти верстах от скита возникла и пустынь Параклита. Для возбуждения и поддержания духа истинного монашества архимандрит Антоний собирал аскетические творения святых отцов Церкви, а после кончины преподобного Серафима содействовал изданию первого жизнеописания святого старца. Подражая жизни и подвигу великого Саровского старца, архимандрит Антоний отличался кротким нравом, страннолюбием и благотворительностью.

После смерти архимандрита Антония сохранилась его обширная переписка, представляющая ценное духовное наследие и имеющая значительный источниковедческий интерес, так как характеризует состояние религиозной жизни русского общества на протяжении нескольких десятилетий XIX века. «Книжка эта первоначально составлена была покойным наместником Лавры архимандритом Антонием и издана в первый раз по благословению святителя Филарета. События, описанные в ией, относятся к 1833—1879 годам». «В истории русской Церкви этого периода, — отмечает профессор Московской Духовной Академии В. П. Виноградов, — на протяжении двух столетий среди ее деятелей есть только два имени, с которыми не может равняться по историческому значению ни одно ни другое: это Платон и Филарет — учитель и ученик, это как бы два великих солнца, пред которыми все другие деятели русской церковной истории только лишь звезды»9. Что касается отношения митрополита Филарета к Сергиевой Лавре, то он, как прежде митрополит Платон, так же благоговел перед памятью Преподобного Сергия, считая себя его усердным послушником. Это смиренное отношение митрополита Филарета к Игумену земли Русской выразилось во многих событиях его жизни и святительского служения. Так, например, он составил житие Преподобного Сергия Радонежского, которое предназначалось для чтения перед богослужением и действительно читалось самим архипастырем на всенощном бдении 5 июля 1822 года в Лавре, а также 25 сентября во всех церквах Москвы. Кроме жития Преподобного Сергия, митрополитом Филаретом было написано «Житие преподобного Никона, игумена Радонежского (1844). Во время управления Лаврой внимание святителя Филарета, наряду с благоустроенней внешней жизни, что осуществлялось преимущественно через наместника архимандрита Антония, было обращено и на улучшение внутренней духовной жизни иноков. Посещая Лавру, особенно в дни ее торжественных празднований, и оставаясь в Лавре на летние месяцы, он подавал пример строгой иноческой жизни, благоговейной молитвы и искренней любви к священнослужению как насельникам обители, так и учащимся Академии.

Сохраняя статус священноархимандрита Лавры, митрополит Филарет находился и в самых

256

 

 

тесных, по существу отеческих отношениях, с вверенной его управлению новой Московской Академией, расположившейся в стенах Лавры. И если старая Московская Славяно-греколатинская Академия и Троицкая Семинария были любимыми детищами митрополита Платона, то новая Московская Академия стала столь же дорогой для митрополита Филарета, который сердечным расположением и заботой вникал во все стороны ее жизни и многообразной деятельности: духовной, административной, учебной и учено-педагогической. Ни одно мероприятие в ее жизни не проходило без его внимания, наставления и руководства. Московская Академия находилась под его внимательным взором, и потому вполне закономерно время его управления в истории Академии названо Филаретовским периодом. Система богословского образования и духовного просвещения, а также дальнейший путь развития академического богословия и научно-богословской мысли неразрывно связаны с именем этого выдающегося иерарха.

Такое радушное отношение митрополита Филарета к Московской Академии и вообще к Духовной школе предопределило на последующее время живое участие, заботу и поистине отеческое отношение всех московских архипастырей к Московской Духовной Академии, неразрывно связанной своей историей с Троице-Сергиевой Лаврой. Это благотворно содействовало тому, что Лавра Преподобного Сергия и Московская Духовная Академия в совместном духовном взаимовлиянии широко и плодотворно осуществляли религиозно-нравственное воспитание русского народа и общества распространением среди него духовного просвещения, подготавливали в своих стенах будущих пастырей и служителей Церкви Христовой, добрых и просвещенных наставников и учителей русского народа.

Дальнейшее развитие получила ученая деятельность. Начало изучению памятников древней письменности из рукописных фондов библиотеки Троице-Сергиевой Лавры и Московской Духовной Академии положено наместником Лавры, архимандритом Леонидом (Кавелиным; † 1891), выдающимся отечественным библиографом и археографом, более пятидесяти лет трудившимся в исследовательской области.

Другим известным духовным писателем-публицистом из иноков Троице-Сергиевой Лавры в конце XIX — начале XX века был архимандрит (впоследствии архиепископ Вологодский и Тотемский) Никон (Рождественский). Ему принадлежит одно из лучших подробных житий Преподобного Сергия, изложенное в доступной литературной форме. Кроме жития Преподобного Сергия им составлен Троицкий Патерик12.

Конец XIX столетия ознаменовался в жизни и истории не только Троице-Сергиевой Лавры и Московской Духовной Академии, но и всей Русской Православной Церкви памятным событием чрезвычайной исторической важности — 500-летием со дня блаженной кончины Преподобного Сергия Радонежского. Вся Россия, весь русский народ духовно праздновали этот светлый день 25 сентября 1892 года. Живо отозвалась на это церковно-государственное торжество современная печать, как духовная, так и светская, посвятившая памяти Преподобного Сергия отдельные статьи, очерки, заметки, сообщения с мест и даже значительные исторические исследования.

Еще до празднования этого юбилея публиковались литературные труды, принадлежавшие перу духовных писателей и ученых, историков Московской Духовной Академии. Так, к произведениям по истории Лавры, напечатанным в предъюбилейные годы, относятся труды магистра богословия Д. Скворцова «Дионисий Зобниковский, архимандрит Троицкого-Сергиева монастыря. Историческое исследование» (Тверь, 1890) и архимандрита Паисия (Виноградова) «Преподобный Сергий Радонежский и святые, почивающие в Троице-Сергиевой Лавре, с указанием достопримечательностей ее». В юбилейном 1892 году печатались в периодических изданиях статьи преподавателей Московской Духовной Академии: профессора, доктора богословия А. П. Г'олубцова «О значении Преподобного Сергия Радонежского в истории русского монашества»13; магистра богословия Н. И. Кедрова «Просветительная деятельность Троице-Сергиевой Лавры за первые три века ее существования»14. Среди изданий юбилейного цикла доминирующее положение принадлежит монографическому труду заслуженного профессора, доктора богословия и известного историка Русской Церкви Е. Е. Голубинского «Преподобный Сергий Радонежский и созданная им Троицкая Лавра. Жизнеописание Преподобного Сергия и путеводитель по Лавре» (Сергиев Посад. 1892). Вне сомнения научное достоинство этого исследования, в котором по-новому изложено понимание процесса развития исторических явлений. До настоящего времени оно сохраняет значение одного из лучших и фундаментальных исследований о жизни Преподобного Сергия и основанной им святой обители. На торжественном акте, состоявшемся в Московской Духовной Академии в связи с 500-летием, были произнесены три речи, посвященные памяти Преподобного Сергия и празднуемого события: речь ректора Академии архимандрита Антония «Во славу Святой Троицы», где раскрыта нравственная идея догмата Пресвятой Троицы, Которую особенно почитал Преподобный Сергий и основал храм в честь Ее имени; затем речи профессора Е. Е. Голубинского «О значении Преподобного Сергия Радонежского в истории нашего монашества» и профессора В. О. Ключевского «Значение Преподобного Сергия Радонежского для русского народа». Тексты произнесенных речей напечатаны в академическом издании — «Богословском вестнике» за 1892 год. Последовало также попу-

257

 

 

лярное издание Московской Духовной Академии «Житие и чудеса Преподобного Сергия Радонежского и всея России чудотворца» (Сергиев Посад, 1892). Замечательным литературным памятником знаменательного события стал сборник «Преподобный Сергий Радонежский и Троице-Сергиева Лавра в русской литературе» — свод всех литературных трудов, издававшихся прежде в России, с жизнеописанием Преподобного Сергия и основанной им Лавры, составленный питомцем Московской Духовной Академии — ученым историком и библиографом С. А. Белокуровым15. Автор этого труда писал, что целью его было привести в известность все то, что было напечатано у нас о Преподобном Сергии и созданной им Лавре. В первой части указываются различные редакции жития Преподобного Сергия, очерки о его деятельности, повествовании о чудесах, службы, каноны и акафисты. Вторая часть содержит перечни изданий, сведения о Троице-Сергневом монастыре.

В последние годы прошлого столетия и в начале XX века тема истории Троице-Сергиевой Лавры продолжала быть предметом внимания как духовных, так и светских авторов. Среди изданий — труд Д. С. Дмитриева «Преподобный Сергий, великий поборник земли Русской и его обители» (1894); А. Архангельского «Печальник земли Русской Преподобный Сергий и основанная им обитель Троице-Сергиева Лавра» (1895); С. Й. Смирнова «Преподобный Сергий Радонежский и Троицкая Лавра его времени» (1898). Из неопубликованных работ выпускников Московской Духовной Академии конца XIX — начала XX столетия известны сочинения кандидатов богословия — В. Воскресенского «О житиях Преподобного Сергия Радонежского» (1893); А. Соколова «Троицкий Сергиев монастырь и его колонии» (1888); С. Ряза-новского «Землевладения и хозяйства Троицкого Сергиева монастыря в XVIII веке» (1905) и В. Никитского «Благотворительная деятельность Троицкой Лавры в прежнее время» (1905).

К юбилею столетия пребывания Московской Духовной Академии в Троице-Сергиевой Лавре (1914) написано кандидатское сочинение Н. Струменского «Книжные и литературные интересы в Троице-Сергиевой Лавре с древнейших времен до XVII века». Автор определил содержание и пути развития отечественной книжности, установил связь Троицкой Лавры с Афоном и южно-славянскими странами, раскрыл значение литературной и переводческой деятельности некоторых писателей того времени — преподобных Афанасия Высоцкого, Епифания Премудрого, Пахомия Серба и других. Также юбилею были посвящены академические издания «У Троицы в Академии» (Сергиев Посад, 1914) и двухтомник профессоров Академии.

В 1918 году С. Орлов написал кандидатское сочинение «Симон Азарьин. Его жизнь и литературная деятельность». В 1919 году опубликована статья профессора МДА священника Павла Флоренского «Троице-Сергиева Лавра и Россия»16. В этом труде повествуется о духовном влиянии Лавры на православных русских людей, о ее служении Церкви и верующему народу. Говоря о культурно-просветительном воздействии Лавры Преподобного Сергия на русский народ и просвещение, автор пишет: «Русская книга, русская литература, вообще русское просвещение, основное свое питание получали всегда от просветительной деятельности, сгущавшейся в Лавре...» (с. 34). Как известно, Преподобный Сергий требовал от братии наряду с телесными трудами, в которых сам пребывал постоянно, обязательного чтения книг, а это предполагало и расширение книжности, переписывания их и размножения. Поэтому Сергиева Лавра со времени основания стала источником обширной литературной деятельности, преобразовавшейся впоследствии в значительное издательское дело Лавры. «Московская Духовная Академия, питомица Лавры, из Лаврского просветительного и ученого кружка Максима Грека вышедшая, и при всех своих скитаниях неизменно держащая крепость уз с Домом Живоначальной Троицы, не без глубокого смысла нашла себе наконец место упокоения в родном своем гнезде и вот уже более ста лет пребывает здесь с книжными своими сокровищами. Эта старейшая высшая школа России духовно была и должна быть, конечно, отнюдь не самостоятельным учреждением, а лишь одною из сторон в жизни Лавры» (там же, с. 26). Таков взгляд автора в его оценке значения обители Преподобного Сергия и Московской Духовной Академии в судьбах русского народа и общества, всего Русского государства в целом...

Современный сорокалетний период истории Академии ознаменовался становлением и развитием богословской науки, духовного просвещения. Лавра Преподобного Сергия по-прежнему пользуется благоговейным почитанием, продолжается изучение замечательных памятников ее великого исторического прошлого. Большое участие в жизни Академии и Лавры запечатлено предстоятелями Русской Церкви Святейшими Патриархами Алексием и Пименом. Как и прежде, в хранилище вновь с любовью собранной академической Библиотеки сосредоточены уникальные книжные собрания богословского и церковноисторического содержания, а также духовные журналы более чем за столетний период их издания. Здесь хранятся поступающие ежегодно новые сочинения студентов-выпускников Академии, труды профессоров, магистров и докторов богословия. Сохраняя традиционную преемственность, продолжаются исследовательские труды, посвященные теме Троице-Сергиевой Лавры и Московской Духовной Академии17. Понимая значение и воздавая память митрополиту Филарету, мудрому наставнику и учителю духовного юношества, питомцы Московской Духовной Академии нового периода избирают этот величественный образ темой кандидатских работ. Ряд аналогичных

258

 

 

сочинений посвящен памяти митрополита Московского Платона и ректоров Московской Духовной Академии, выдающихся профессоров, богословов, церковных деятелей и духовных иисателей-проповедников. В последние годы выпускники Академии успешно завершили свои работы: Чумаченко В. «Свято-Троицкая-Сергиева Лавра за 600 лет своего существования» (1955); Сергеев Г. «Храмовая архитектура Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. (История и ..анализ)» (1961); Чужаков В. «Значение обители Преподобного Сергия Радонежского для русской культуры» (1966); Гавриил (Галев), архимандрит (Болгарская Церковь). «Преподобный Сергий Радонежский и русское пастырство» (i985>; Киселев А., диакон. «История Московской Духовной Академии» (1870—1900). (1974); Голубцов С., диакон. «История Московской Духовной Академии» (1900—1919) (1977) и другие. В контексте 300-летнего юбилея Академии, исполнившегося в 1985 году, учащимся предложены темы, отображающие исторический путь старейшей в нашей стране Духовной школы. В связи с этим издан иллюстрированный буклет «Московская Духовная Академия и Церковно-археологический кабинет»18.

В заключение отметим, что изложенный материал, освещающий жизнь Троице-Сергиевой Лавры и Академии, объективно свидетельствует о непрерывной благоговейной памяти русского народа как о небесном покровителе и заступнике Русской земли Преподобном Сергии, так и о самоотверженных служителях Православного богословия и духовного образования, воспитанных в Московской Духовной Академии. Величайшее духовное влияние Лавры рождало добрые и полезные плоды для Академии. Своеобразные условия и близость сосуществования этих духовных центров сообщили Академии особый тип, выражающийся в том, что она во многом соответствует ученому монастырю.

Историческая значимость Московской Духовной Академии и Троиие-Сергиевой Лавры для Русской Церкви и их благодатное влияние на русское общество, духовное просвещение и религиозное мировоззрение только отчасти может быть открыто человеческому сердцу и разуму Несомненно, что Академия и Лавра содействовали укреплению религиозных начал в обществе и развитию в нем нравственных качеств добродетельной христианской жизни. Академия и Лавра воспитали многочисленных архипастырей, пастырей и учителей для православного мира. Здесь созданы глубокомысленные ученые труды.

И в настоящее время Московские Духовные школы, верные священным заветам Преподобного Сергия, с честью и смиренным достоинством продолжают следовать установившимся традициям Православия.

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА

1. У Троицы в Академии. 1814—1914 гг. Юбилейный сборник исторических материалов. М., 1914.

2. Георгиевский Г. Завет Преподобного Сергия. — ОЛДГ1, 1892, № 11.

3. Великие Минеи Четии. СПб., 1883, стлб. 1570—1571.

4. Голубинский Е. Преподобный Сергий Радонежский и созданная им Троицкая Лавра. Сергиев Посад, 1892, с. 40.

5. Смирнов С. История Троицкой Лаврской Семинарии. М., 1867, с. 3.

6. Прибавление к изданию творений святых отцов. Т. 16. М., 1857, с. 210—246.

7. См.; 1. Обзор русской духовной литературы (862—1720). Харьков. 1859 (1720 —1858). СПб., 1861. 2. История Русской Церкви. Чч. 1—5. М., 1847—1848.

8. Субботин Н. Митрополит Филарет и архимандрит Антоний, как чтители заветов и памяти преподобного Серафима. М., 1904.

9. Виноградов В. П. Платон и Филарет, митрополиты Московские. Сергиев Посад, 1913, с. 2 — 3.

10. Житие Преподобного и Богоносного отца нашего Сергия Радонежского и всея России Чудотворца, почерпнутые синодальным членом Филаретом, архиепископом Московским из достоверных источников, читанное в Лавре его на всенощном бдении июля 5 дня 1822 года. СПб., 1822.

11. Житие и подвиги Преподобного и Богоносного отца нашего Сергия, игумена Радонежского и всея России Чудотворца. Составлено о. иеромонахом Никоном. М., 1885.

12. Троицкий Патерик, или сказания о святых угодниках Божиих. Троице-Сергиева Лавра, 1896.

13. ОЛДП, 1892, № 9.

14. ОЛДП, 1892, № 10-11.

15. См.; Библиографические записки 1892, № 10; 12.

16. Флоренский П. Троице-Сергиева Лавра и Россия. Сергиев Посад, 1919.

17. Феофилакт, игумен. Библиотека Московской Духовной Академии (Исторический очерк). — Богословские труды. Юбилейный сборник, посвященный 300-летию Московской Духовной Академии. М., Издание Московской Патриархии, 1986, с. 247—-263.

18. Московская Духовная Академия и Церковноархеологический кабинет. М., издание Московской Патриархии, 1986.


Страница сгенерирована за 0.23 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.