Поиск авторов по алфавиту

Автор:Без автора

Коптский сборник сказаний о преподобном Макарии Великом

 

PARIS

Разбивка страниц настоящей электронной статьи соответствует оригиналу.

 

 КОПТСКИЙ СБОРНИК СКАЗАНИЙ О ПРЕПОДОБНОМ МАКАРИИ ВЕЛИКОМ

 

О ПРЕПОДОБНОМ Макарии Великом недавно обнародован­ные коптские документы дают очень много сведений. Здесь находятся и те известия о нем, какие прежде знали из греческих и латинских памятников. Но эти сведения здесь отличаются большей живостью, ясностью, точностью в географических названиях и в собст­венных именах лиц. Наряду с этими сведениями здесь есть много новых данных.

В XXV томе Annales du Musäe Guimet (Paris 1894) мы имеем целых три коптских документа относительно св. Макария Великого.

Есть здесь его жизнеописание, составленное Серапионом еписко­пом Тмуи (стр. 46-117).

Второй документ озаглавливается;   «Из добродетелей отца нашего правед­ного, великого аввы Макария», стр. 118—202). Этот памятник, за исключением двух-трех пунктов, сходных с греческими памятниками, дает совершенно новые сведения о св. Макарии.

Третий документ  («Об авве Мака­рии Великом», стр. 203—234). Амелино напечатал этот документ, имея под руками две почти буквально сходные коптские рукописи Ватиканской библиотеки (Cod. LIX fol. 137 - 153 и Cod. LXIV fol. 113-152 recto). Здесь уже не так много новых сведений о св. Мака­рии, как в первых двух памятниках: на две трети этот документ известен уже по греческому и латинскому тексту. В издании Cotelerii, Ecclesiae Graecae monumenta tom. I (Parisiis 1677) в Ἀποφθέγματα τώνἀγιων γερόντωνо св. Макарии есть 41 сказа­ние (стр. 524 - 549). Это же есть и у Миня, Patrologiae cursus completus, ser. gr. tom. 34 (Coi. 257 - 82). То же мы видим и в русском переводе в книге «Достопамятные сказания о подвижничестве святых и бла­женных отцев» (здесь о св. Макарии 40 §§). Из этих сказаний 21 есть

 169

 

 

и в коптском сборнике. Много изречений св. Макария Великого есть в различных книгах «De vitis patrum» (Migne, Patrologiae cursus completus, series latina tomus 73). Много есть и в «Древнем патерике, изложенном по главам» (Москва 1882, изд. 2). Таким образом, на целых две трети этот коптский документ был известен уже по греческому и латинскому тексту, а у нас в России и по русскому переводу. Правда, сходные в коптском тексте и в переводах сказа­ния следуют здесь и там далеко не в одинаковом порядке.

Существование сказаний о препод. Макарии Великом на копт­ском языке положительно говорит в пользу их подлинности. Почти дословное сходство многих сказаний в коптском и греческом текстах говорит о зависимости одного текста от другого. Думать, что копт переводил с греческого, мы не можем: строй речи здесь чисто копт­ский, даже и в греческом тексте очень заметный; точность в назва­ниях мест (наприм. Гора перноуж вместо греч. τὸ ὄρος τῆς Νιτρίας) дает преимущество коптскому тексту; точность в обозначении лиц - также (говорится наприм. о жреце одного идола, и в коптском тексте прямо обозначается жрец идола Падала). Во всех 34, по моему счету, сказаниях коптского текста нет ничего, что бы говорило о другом времени, о других обычаях и взглядах, что бы не могло относиться к препод. Макарию Великому. Все говорит за подлинность этого доку­мента, и ничто не говорит против его подлинности. Косвенным дока­зательством его подлинности справедливо признать упоминание в житии Макария, составленном Серапионом, о других книгах  , в которых говорится о других его делах (Annales du Musee Guimet, tome XXV, page 105).

Кто был собирателем этих сказаний — неизвестно. Приписка в конце: «Господи, будь милостив к рабу Твоему Матой» - указывает вероятно на переписчика. Существование большей части сказаний в греческом тексте говорит о том, что они явились очень рано, когда копты были еще очень далеки от разрыва с греческою Церковью, то есть гораздо ранее Халкидонского собора.

Перевод этих сказаний о св. Макарии Великом я предпринял и ради ознакомления любителей аскетической письменности с неко­торыми новыми данными относительно его, и ради того, чтобы люби­тели этой письменности могли живее убедиться в коптском происхож­дении этих сказаний, и еще в виду того, что Патрология Миня и памят­ники Котелерия мало кому доступны, а «Достопамятные сказания» составляют такую библиографическую редкость, что их нередко бывает невозможно достать даже в библиотеках хороших монастырей или у кого-нибудь из двух-трех сот иноков таких монастырей. Поэто­му предлагаемый в русском переводе коптский документ о препод. Макарии Великом является своевременным.

 170

 

 

 

ОБ АВВЕ МАКАРИИ ВЕЛИКОМ

1. Говорил однажды авва Макарий о себе самом: «Когда я был юн, я жил в келье в Египте. Меня взяли, сделали клириком для селе­ния. И не желая принять это на себя, я убежал в другое место. И при­ходил ко мне один мирянин, брал мое рукоделье и служил мне. Случилось же, что по причине искушения одной девицы, которая в се­лении пала и сделалась беременной, сказали ей: «Кто сделал это те­бе?» Она сказала: «Это — отшельник». И вы шедши, взяли меня и уве­ли в селение. Навесили на меня горшков запачканных и ручек от посу­ды, водили меня кругом по селению и били меня на каждой улице, говоря: «Этот монах осквернил нашу дочь». Едва не до смерти били меня. Когда пришел один старец, он сказал: «Доколе вы будете бить старца монаха?» Тот, кто служил мне, шел сзади меня со стыдом. Ему делали много упреков, говоря: «Вот отшельник, о котором ты свидетельствовал! Что он сделал?» И родители ее говорили: «Мы не отпустим его, пока он не даст поручителя, что будет ее кормить». Я сказал это тому, кто служил мне. Он поручился за меня. И когда я пришел в свою келью, корзины, какие были у меня, я отдал ему, говоря: «Продай их, отдай их моей жене, чтобы она ела». И я говорил помыслу своему: «Макарий! вот ты нашел себе жену; нужно, чтобы ты работал немного более, чтобы ее кормить». И я работал ночью и днем, посылая ей заработанное. Но когда для несчастной настало время родить, когда она вынесла слишком много страданий и не рождала, ей сказали: «Что это?» Она сказала: «Я знаю: это - потому, что я жестоко поступила с отшельником, я ложно обвинила его; это — не его дело, но такой-то молодой человек сделал меня беременной». И когда пришел ко мне радуясь тот, кто служил мне, он сказал: «Девица не могла родить, пока не призналась, говоря:

171

 

 

«Это — дело не отшельника, я сказала о нем ложь». Вот все селение хочет идти к тебе со славою, чтобы поклониться тебе. И услышав это, чтобы люди не причинили мне страданий, я встал, бежал, пришел сюда в скит. Это и есть начало дела, по причине которого я пришел сюда».

 2. Некоторые старцы спросили авву Макария Египетского: «Ешь ли ты или постишься, тело твое остается сухим». Старец им сказал: «Палку, которая ворочает хворост в огне, непрерывно пожирает огонь; так, если человек очищает сердце свое страхом Божиим, страх Божий пожирает его кости».

 3. Авва Пафнутий, ученик аввы Макария, говорил: «Старец гово­рил: Когда я был юношей, я пас коров с другими мальчиками. Они пошли воровать огурцы, и когда один огурец упал сзади их, я взял его и съел. Когда я сидя вспомню об этом, я плачу».

4.  Авва Пимен много кланялся авве Макарию, говоря: «Скажи мне одно слово». И когда старец ответил ему, он сказал: «То, чего ты ищешь, прошло теперь среди монахов».

 5. Говорили об авве Макарии, что, на случай встречи с братьями, которые будут есть, он наложил на себя такое правило, что, если было вино, он взамен одной чаши проводил день не употребляя воды. Братья же ради утешения давали ему вино: старец принимал его с радостью, чтобы затем самому себя мучить. Но ученики его, зная это, говорили им: «Ради Бога, не давайте ему вина; не довольно ли ему наказывать себя в келье?» И когда братья узнали это, они уже не давали ему вина».

6. Когда однажды Макарий проходил от болота к своей келье, неся пальмовые ветви, его встретил на пути дьявол с косою. Он ста­рался опустить ее на него, но не мог. Он сказал ему: Ό, насилие твое! Макарий, я ничего не могу против тебя. Вот то, что ты делаешь, и я также делаю: ты постишься, а я совсем не ем; ты бодрствуешь, а я совсем не сплю; есть только одно, чем ты превосходишь меня». Авва Макарий сказал ему: «Что это?» Он сказал ему: «Это твое смирение. Вот по причине твоего смирения нет у меня силы против тебя». И когда он простер свои руки, демон стал невидим.

7. Рассказывают об авве Макарии следующее. Агафоник, епарх антиохийский, услышав о нем, что он совершает великие чудеса и имеет благодать исцелений от Господа нашего Иисуса Христа, послал к нему свою дочь, с которой был дух нечистый, чтобы он помолился

172

 

 

о ней. И по благодати Божией, которая была в нем, когда он по­молился, она тотчас исцелилась, и он послал ее с миром к ее родите­лям. Когда ее отец и мать увидели исцеление, которое совершил с их дочерью Христос по молитвам святого старца аввы Макария, они воздали благодарение Господу нашему Иисусу Христу.

8. Авва Пижими сказал: «Ученик аввы Макария рассказывал мне: «Старец сказал мне однажды: Когда я сидел в моем местопре­бывании в Скиту, двое юношей чужеземцев пришли ко мне; у одного была борода, у другого только начинала расти борода. И пришли они ко мне, говоря: «Где келья аввы Макария?» Я сказал им: «Что вам нужно от него?» Они сказали мне: «Услышав о его делах и о Ските, мы пришли, чтобы увидеть его». Я сказал им: «Это я». Они сотворили мне поклон, говоря: «Мы желаем пребывать здесь». И я увидел их нежными и как бы пришедшими от богатого рода. Я сказал им: «Вы не можете обитать здесь». Старший сказал: «Если мы не можем остаться, то пойдем в другое место». Я сказал помыслу своему: «Зачем я отгнал их, чтобы они соблазнились?» Я сказал им: «Идите, стройте себе келью, если можете». Они сказали: «Научи нас только, и мы построим ее». Я дал им мотыгу, заступ и мешок с хлебами и солью, указал им скалу каменоломни иссохшей и сказал им: «Выру­бите себе келью здесь и принесите лесу из болота, покройте и так живите». Думал же я, что по причине трудов они скоро убегут. Они спросили меня: «Чем здесь занимаются?» Я сказал им: «Плетением». И я взял пальмы из болота, показал начало плетения и способ плести корзины. Я сказал им: «Делайте корзины, отдавайте их сторожам, и они будут приносить вам хлеб». Наконец я ушел. Они терпеливо делали все то, что я приказал им, и не приходили ко мне в течение трех лег. И я боролся с помыслом своим, говоря: «Что они делают, что не приходят ко мне ради своих помыслов? Те, кои далеко нахо­дятся, приходят ко мне, а они не приходят ко мне и не ходят в другие места, кроме лишь церкви, чтобы только принять приношение, храня молчание». И молил я Бога, постился седмицу, чтобы Он открыл мне их делание. И вставши, я пошел к ним, чтобы видеть, как они живут. И когда я постучал, они отворили мне, приветствовали меня молча, и, помолившись, мы сели. Старший сделал знак младшему. Он вышел, а старший сидел, храня молчание, занимаясь плетением: он не сказал ни слова. И когда он ударил девятый час, вошел младший. И когда он сделал ему знак, младший стал варить что-то. И когда старший снова сделал ему знак, младший положил скатерть и три хлеба и стоял молча. И я сказал им: «Встаньте, будем есть». И мы встали, поели. И принесли они кружку: мы пили Когда наступил вечер, они сказали: «Ты уйдешь?» Я сказал: «Нет, но я буду спать здесь». Они положили

173

 

 

мне рогожу на другой стороне, а сами легли вместе. Они взяли также свои пояса и нарамники, сложили их против меня. И умолял я Бога открыть мне их делание. Кровля отверзлась, был свет как днем: они не видели света. Как они думали, что я сплю, то старший разбудил младшего. Они встали, опоясались, подняли руки свои к небу. Я ви­дел их; они не видели меня. И я видел демонов, которые носились над младшим, подобно мухам: они садились даже на глаза и на уста его. И видел я ангела Господня, который держал в руке огненный меч и ограждал его, отгоняя демонов, а к старшему не смели они прибли­зиться. Когда наступало утро, они опять легли. И я делал вид, что пробуждаюсь; они — также. И старший сказал только это слово: «Хочешь ли, мы пропоем двенадцать псалмов?» И я сказал: «Да». И младший пропел девять псалмов по шести стихов за один раз с алли­луйя, и при каждом стихе пламень огненный выходил из его уст и восходил к небу. Я пропел несколько наизусть. И выходя я сказал: «Молитесь за меня». Они же сделали поклон молча. И я узнал, что старший был совершен, а младшего еще борол враг. И после сего, когда протекло несколько дней, старший почил, а младший — на тре­тий день». И если старцы приходили к авве Макарию, он обыкновенно водил их к их келье, говоря: «Вот мартирион (место, где погребен мученик. — Прим. ред.) юных чужеземцев».

9. Говорили об авве Макарии Египетском, что однажды, восходя из Скита на гору Нитрийскую, будучи близко к месту, он сказал своему ученику: «Пройди немного вперед». И когда ученик прошел немного вперед, он встретил Эллина, — это был жрец Падала, который нес большую вязанку дров для сожжения и бежал. И закричав ему, брат сказал: «Ах, ты, демон! куда ты бежишь?» И вернувшись, жрец пошел к брату, нанес ему удары и оставил его наполовину мертвым. Потом, подняв дрова, он снова побежал. И пройдя немного вперед, авва Макарий встретил его и сказал ему: «Здравствуй, здравствуй, трудолюбец!» и жрец, удивившись, пошел к нему и сказал: «Что доб­рого ты нашел во мне, что почтил меня приветствием?» Старец сказал ему: «Я видел, что ты утруждаешь себя; но не знаешь ли ты, что ты утруждаешь себя напрасно?» Он сказал: «Я умилился от приветствия, и узнал я, что ты — служитель великого Бога; но другой монах, злой, которого я встретил, оскорбил меня, и я избил его до смерти». И ста­рец узнал, что это был ученик его. И взявши его ноги, жрец говорил: «Я не отпущу тебя, если ты не сделаешь меня монахом». И они пошли к месту, где находился брат, привели его в церковь горы; и когда увидели там жреца, были изумлены. Они крестили его, сделали мона­хом, и множество Эллинов сделались христианами из-за него. — Авва Макарий говорил: «Слово худое делает добрых худыми; подобным образом и доброе слово делает худых добрыми».

174

 

 

10.  Он пошел, еще, один раз из Скита в Теренути, вошел в усы­пальницу и заснул. Были здесь трупы Эллинов умерших. Взяв один, он положил его себе под голову вместо изголовья, чтобы отдохнуть немного. Но демоны, увидев его сердце мужественным, подобно сердцу льва, позавидовали ему. Чтобы испугать его, они назвали одно имя, как делают это женщины, говоря: ’’Такая-το, иди с нами в баню». И другой демон подо мною, как бы из среды мертвых, отвечал им: «На мне странник; я не могу придти». Но старец не испугался, но с твердостию ударил его, говоря: «Встань, иди во мрак, если можешь». И услышав это, демоны закричали гласом великим: «Ты победил нас». И они удалились со стыдом.

11. Один брат посетил авву Макария и сказал ему: «Отец мой! скажи мне одно слово, как мне спастись?» Старец сказал ему: «Иди в усыпальницу, порицай мертвых и бросай в них каменья». Отправив­шись, брат порицал мертвых и, пришедши, объявил об этом старцу. Старец сказал ему: «Они тебе ничего не сказали?» Он сказал: «Нет». Старец сказал: «Иди назавтра, восхваляй их, говоря: Вы апостолы и святые и праведники». И он пришел к старцу, говоря: «Я их вос­хвалял». Старец сказал: «Они тебе ничего не ответили?» Он сказал ему: «Нет». Старец сказал ему: «Ты видишь, сколько ты порицал их — и они ничего тебе не ответили: подобным образом и ты, если хочешь спастись, иди, сделай себя мертвым; не считай обид от людей, ни по­честей от них, подобно мертвым; и можно тебе спастись».

12. Говорили о нем, что, если какой брат приходил к нему со страхом, как к святому и великому старцу, он ничего не говорил ему; но если кто-нибудь из братьев говорил ему, уничижая его: «Не ты ли был погошцик верблюдов, который воровал из веялки и прода­вал? Сторожа не тебя ли били?» Если кто говорил ему в этих выраже­ниях, то отвечал ему с радостью о том, о чем он спрашивал его.

13. Авва Чичои (Сисой) говорил: «Когда я был в скиту с аввою Макарием, мы пошли вверх, чтобы жать, будучи всемером. И вот одна вдова сзади нас собирала колосья и не переставала плакать. Старец позвал хозяина поля и спросил: «Что случилось с этой старушкой, что она не переставая плачет?» Он сказал ему: «Была вещь на хране­нии у ее мужа; он умер внезапно и не сказал ей, где положил эту вещь; а владелец вещи хочет увести ее в рабство вместе с ее детьми». Старец сказал ему: «Скажи ей, чтобы она пришла к нам в то место, где мы будем отдыхать во время жары». И когда они пришла, старец сказал ей: «О чем ты плачешь не переставая?» Она сказала ему: «Мой муж получил вещь на хранение от одного человека и не сказал мне,

175

 

 

где положил ее». — Старец сказал ей: «Иди, покажи мне, где ты похо­ронила его». И он взял своих братьев с собою и вышел с нею. Когда они пришли на место, старец сказал ей: «Иди домой». — И когда они помолились, старец позвал мертвого, говоря: ’’Такой-то, где ты поло­жил чужую вещь?» И он ответил ему и сказал: «Она лежит в моем доме, в ногах постели». Старец сказал ему: «Покойся же до дня воск­ресения». И когда братья увидели это, они пали от страха к ногам его. Старец сказал им: «Не ради меня случилось это, ибо я ничто, а ради этой вдовы и сирот; но великое дело, что Бог желает души безгрешной». И отправившись, они сообщили вдове, говоря: «Вещь находится в таком-то месте». И взявши ее, она отдала ее хозяину ее и сделала своих сыновей свободными, а те, кто слышали, воздали славу Богу».

14. Авва Макарий, оставляя церковь в Скиту, говорил братьям: «Бегите, братья». Один старец сказал ему: «Куда мы убежим, особен­но в этой пустыне?» И он положил палец на уста свои, говоря: «Вот бегство», т.е. молчание».

15.  Авва Пафнутий, ученик аввы Макария, говорил: «Я молил старца, говоря: Отец мой, скажи мне одно слово. Он сказал мне: Не делай ничего дурного и никого не осуждай — и ты спасешься».

16.  Авва Моисей говорил авве Макарию: «Я хочу затвориться, братья не дают мне». Авва Макарий сказал ему: «Я вижу, что приро­да твоя нежная, и ты не можешь оттолкнуть брата; если же ты истин­но желаешь быть один, послушай меня, иди на скалу — и будешь один». И поступив так, он успокоился.

17.  Авва Макарий говорил: «Если ты наказываешь кого-нибудь и тобою движет гнев, то ты действуешь по страсти; ибо ты никого не спасаешь и себя самого губишь».

18. Он говорил также: «Несомненно, кто ищет содружества с людьми, тот удалился от содружества с Богом, ибо написано: «Горе вам, если все люди будут говорить вам: хорошо».

19. Он говорил также: «Я думаю так: если вы действуете в угоду людям, они сами будут обвинять вас за недостаток страха Божия. Если же вы будете стремиться к праведности, хотя даже они и стра­дать будут немного, однако совесть не сделает их слепыми относи­тельно того, что делается по Богу».

176

 

 

20. Я слышал, что старцы горы Нитрийской послали однажды к авва Макарию Скитскому, прося его и говоря: «Чтобы всему народу не идти к тебе, мы просим тебя прийти к нам, чтобы нам видеть тебя, прежде чем ты отойдешь к Господу». Когда он пошел на гору, весь народ собрался к нему. Старцы же просили его, говоря: «Скажи одно слово братьям». Но он, заплакав, сказал: «Будем плакать о себе, братья! Пусть очи наши источают слезы, прежде чем мы пойдем туда, где наши слезы будут жечь наши тела». И заплакав, все бросились на лицо свое, говоря: «Молись за нас, отец наш!»

21. Я узнал, что авва Макарий ходил однажды на гору Нитрийскую на приношение аввы Памво. Старцы сказали ему: «Скажи слово братьям, отец наш!» Он сказал: «Я не сделался еще монахом, но видел монахов. Вот, когда однажды сидел я в келье своей в скиту, помысл говорил мне: «Иди в пустыню и узнай, что ты увидишь там». И я пре­бывал со своим помыслом пять лет, говоря: «Не от демонов ли он?» И когда помысл мой оставался в своем положении, я пошел в пусты­ню. Я нашел там озеро водное с островом посреди его. И животные пустынные пришли туда пить. И увидел я среди их двух людей нагих. И тело мое убоялось: я думал, что это были духи. Но они, увидев, что я боюсь, сказали мне: «Не бойся; мы также люди». И сказал я: «Вы откуда пришли? и ради чего вы пришли в эту пустыню?» Они ска­зали мне: «Мы из одного и того же монастыря; мы заключили усло­вие и пришли сюда вот уже сорок лет». — Один был египтянин, дру­гой - ливиянин. Они спросили меня также: «В каком состоянии нахо­дится мир? Вода приходит ли в свое время? Есть ли в мире изоби­лие?» Я сказал им: «Благодатию Божию и вашими молитвами» - Я спросил их: «Как могу я сделаться монахом?» — Они ответили мне: «Если кто-нибудь не отречется от всякой вещи мира сего, он не может сделаться монахом». -· Я сказал им: «Я слаб; я не могу сделаться таким, как вы». - Они сказали мне: «Если не можешь сделаться таким, как мы, то сиди в келье своей и оплакивай грехи свои». — Я спросил их: «Когда бывает зима, вы не замерзаете ли? и когда бывает жара, ваши тела не опаляются ли?» - Они сказали мне: «Бог промышляет, и зимою мы не мерзнем и летом мы не опаляемся». — Вот почему я сказал вам: «Я не сделался еще монахом, но видел мона­хов». Простите мне, братья».

22. Говорили об авве Макарии, что он был богом на земле, по написанному; ибо как Бог покрывает мир, так стал и авва Макарий, покрывая грехи, какие он видел, как бы их и не видя; те, о каких он слышал, как бы о них и не слыша.

177

 

 

23. Некоторые старцы спросили авву Макария, говоря: «Как нуж­но молиться?» Он сказал им: «Не надобно говорить много слов, но воздевать руки к Богу и говорить: «Господи, как Ты хочешь, как Тебе угодно, руководи меня!» Если есть скорбь, говори: «Госпо­ди, помоги мне», — и Тот, Кто знает полезное, умилосердится над нами по Своей милости и по Своему человеколюбию».

24. Авва Чичои (Сисой) говорил об авве Макарии: «Один брат пошел однажды к нему; он видел силу Божию, которая ходила с ним. Старец сказал в себе самом: «О, плач человека о своих делах! сколько он превосходит добродетели!» — И сказал он брату: «Поверь мне, — если бы ты знал Того, кто находится с тобою, ты бы не боялся ничего в мире».

25. Когда однажды авва Макарий и авва Памво шли на гору, авва Памво взял руки аввы Макария, облобызал их, говоря: «Сила придет из этих малых рук». Авва Макарий сказал ему: «Молчи, брат мой Памво, чтобы слово твое не было со властию».

26. Говорили об авве Макарии Великом. Был он однажды в од­ном монастыре. Между тем как братья представляли по рогоже каж­дый день, он представлял одну рогожу в три дня. И когда братья уви­дели его, они сказали начальнику: «Если этот брат странник не будет представлять своей рогожи ежедневно, мы не дадим ему быть с нами». И когда начальник пошел в его келью, желая сказать ему это, он остановился вне кельи. И услышал он, что при каждом ударе ноги Макарий становился и молился, делая три поклона. И тотчас началь­ник возвратился, говоря: «Принесите мне рогожу аввы Макария». Когда ее принесли ему, он взял ее и бросил в печь хлебника. Потом, спустя долгое время, когда затопляли печь, он остался, чтобы печь была погашена. Он увидел рогожу: она нисколько не была обожжена, находясь в огне. И сказал начальник братьям: «Труд рук - ничто без подвигов».

27. Рассказывали об одном брате, который впал в искушение в скиту. Он пошел, сообщил авве Макарию Александрийскому об искушении. И когда старец связал его узами подвига, чтобы он каялся и не открывал своей двери до времени, брат, как только ушел, стал печален по причине искушения и подвергся опасности. Он не исполнил заповеди, какою связал его авва Макарий. И мучимый двумя браня­ми, он встал, пошел к месту другого аввы Макария Египетского, рассказал ему то прегрешение, в какое он впал по причине уз от аввы Макария Александрийского, которых он не исполнил. И старец

178

 

 

убедил его. Он много утешал его, говоря: «Иди, сын мой, что ты можешь, то делай; опоясывайся, чтобы никогда не совершать этого греха, и вот это и есть его покаяние». И сказал ему брат: «Что мне делать? ведь я смущаюсь по причине уз заповеди аввы Макария». Старец сказал ему: «Узы этой заповеди не тебя связали, но авву Макария». Когда Макарий Александрийский услышал то, что старец сказал брату: «Узы связали авву Макария», он встал, убежал к боло­ту, решившись оставаться там не встречаясь ни с кем, пока ни испол­нит заповеди соответственно узам времени, какое он назначил тому брату. И он оставался много дней в болоте, пока тело его не распухло от мошек. Авва Макарий Египетский узнал, что старец убежал к боло­ту по причине его слова. Он встал, пошел к болоту, ища его, пока не нашел. Увидев его, он сказал: «Добрый старец, я сказал это слово ради утешения брата, а ты, услышав его, подобно доброй невесте убежал во внутренний покой; встань же, отец мой, возвратись в свою келью». Но он сказал: «Прости меня; (я действовал) по слову исшед­шему из уст твоих, ибо оно достигло до меня; но не исполнив числа дней, какое я назначил брату, я не уйду». Видя, что он выносит с твер­достью, он убеждал его, говоря: «Не так; но встань, иди со мною, и я научу тебя, что тебе следует делать». Когда он был таким образом убежден, он встал, пошел с ним и говорил с ним по обычаю своему. Он сказал ему: «Иди, соверши этот год вкушая пищу один раз в неде­лю». Это не были узы, какие он назначил ему, но прежде чем это сло­во было сказано, это было правилом жизни Макария Александрий­ского: он ел один раз в неделю.

28. Авва Макарий говорил: «Тот, кто будет наполнять себя хле­бом и водою, дает ключи от своего дома ворам в тот же час».

29 ...И когда он (?) его посетил, он услышал, что он плачет, взывая и говоря: «Иисусе, Иисусе! поелику уши Твои не внемлют, когда я взываю к Тебе день и ночь, чтобы Ты сжалился надо мною, чтобы был милостив ко мне во грехах моих, я не устану, взывая к Тебе».

30. Говорили об авве Макарии Великом, что, идя однажды на го­ру, он увидел голову мертвеца, лежащую на горе. Он тронул голову. Она заговорила с ним. Старец сказал ей: «Кто же ты, говорящий со мною?» — Череп сказал ему: «Я Эллин времени язычников; мне поз­волили говорить с тобою». - Старец сказал ему: «А я кто?» — Череп сказал ему: «Ты авва Макарий духоносец». — Старец сказал ему: «Ты находишься в покое или в страдании?» — Череп сказал ему: «Я нахожусь в мучениях». — Старец сказал ему: «Какого вида твое

179

 

 

мучение?» Череп сказал ему: «Как небо возвышается над землею, так и над нашею головою кипит река огненная; она и под нами, воздымая свои волны до наших ног. Мы находимся посреди, так что среди нас лицо не видит лица, но наши спины соединены одна с дру­гою. В тот час, когда бывает великое моление за нас, малый отдых дается нам». — Старец сказал ему: «Какой отдых?» — Череп сказал ему: «На мгновение ока мы видим лица друг друга». — Услышав это, старец воскликнул и заплакал, говоря: «Когда там такой отдых от мучения, горе жене, пребывающей с мужем, чтобы раждать детей! Лучше было бы, если бы их не раждали в мир». Старец сказал ему: «Есть ли мучение хуже твоего?» - Череп сказал ему: «Да, ибо что касается того мучения, которое под нами, его огонь чернее и безжа­лостнее этого». Старец сказал ему: «Есть ли люди в этом огне?» — Череп сказал ему: «Да, есть». Череп начал еще говорить: «Что до нас, как мы не знали Бога, нас ввергли в это мучение; но тех, кои знают Его и оставили Его, ввергли ниже нас».

31. Говорили об авве Макарии Великом, что он провел три года в усыпальнице, где был какой-то мертвец. И когда спустя три года он захотел оставить это место, мертвец стал у двери, говоря. «Я не отпущу тебя, отец мой». — Старец сказал ему: «Почему?» — Мертвец сказал ему: «Прежде чем ты прибыл в эту усыпальницу, я был в вели­ких страданиях и скорбях; когда ты пришел сюда и жил здесь, ради тебя дали мне покой. Я боюсь, что, если отпущу тебя, ввергнут меня туда в другой раз». Когда мертвец стоял у двери усыпальницы, послы­шался глас: «Отпусти человека Божия; ибо, если бы не нашли в тебе малых дел праведности, чтобы оказать тебе милость за них, Бог не вложил бы в сердце Своего раба провести эти три года в этой усыпаль­нице, чтобы ради него была тебе милость».

32. Говорили об авве Макарии, что он был однажды на болоте, собирая пальмы. И когда он перестал их собирать, когда он соединил их, чтобы связать их, демон пришел к нему во образе монаха, кото­рый пришел во гнев и ярость. Он сказал ему: «Макарий, не связывай этих пальм, пока ты не дал мне моей части». Старец сказал ему: «Иди, возьми, что хочешь». И демон сказал ему: «Раздели их; дай мне часть, и возьми себе другую». И старец разделил их; он сделал одну часть больше другой и сказал демону: «Возьми из двух ту, какую захочешь». — И демон сказал ему: «Нет; ты подъял труд, возьми сначала с той стороны, с какой пожелаешь». Старец взял малую часть, и тотчас демон воскликнул: «О насилие! Макарий, я побеждал мно­гих, но ты победил меня». - И старец сказал ему: «Кто же ты?» –

180

 

 

А демон сказал ему: «Я демон корыстолюбия». И когда старец сотворил молитву, демон стал невидим.

33. Говорили еще о нем, что, когда авва Макарии  молился в своей келье, пришел к нему глас: «Макарий, ты не пришел еще в меру двух женщин, живущих в таком-то селении». Встав утром, старец взял свой пальмовый посох, отправился в путь, чтобы идти пока не дойдет до селения. Ангел шел с ним, направляя его к дому тому. Когда он постучал в дверь, ему отворили. Узнавши же, что это авва Макарий, они поклонились ему до земли. Они приняли с радостью. Старец сказал им: «Ради вас я претерпел трудности этого путешествия, из пустыни пришел сюда; скажите же мне, какое ваше делание. Но они, желая скрыть, сказали ему: «Зачем желаешь ты знать делание тех, которые осквернены?» — Сотворив поклон, старец сказал им: «Не скрывайте от меня, ибо Бог послал меня». — Испугавшись, они объявили ему, говоря: «Прости нас, отец наш. Мы обе чужды одна другой по миру. По соглашению мы сделались двумя сестрами плотскими. Вот пятнадцать лет ныне, как мы находимся в этом доме, и мы не знаем, спорили ли мы одна с другою, и сказала ли одна слово праздное своей подруге; но мы всегда находимся в мире и в едино­мыслии. Нам приходило на мысль оставить наших мужей и перейти к жизни девственной; и когда мы много раз просили об этом наших мужей, они не согласились нас отпустить. Когда исполнить это намере­ние не было нам позволено, мы положили между нами и Богом завет, что ни одно слово праздное не будет произнесено нашими устами до смерти, но что всегда мы будем помышлять о Боге и Его святых, что мы будем усердно заниматься молитвами, ношениями и делами мило­сердия». Услышав это, авва Макарий сказал: «Поистине, не имени монаха или мирянина, или девы, или жены с мужем, но правого про­изволения ищет Бог, и Он им всем дает Своего Святого Духа». Нашедши для себя пользу, старец возвратился в свою келью, ударяя руками и говоря: «Я не достиг мира с братом моим, как эти женщины мирские».

34. Говорили об авве Макарии Великом. Он обитал во внутренней пустыне, один находясь там, проводя жизнь отшельническую. Внутри той пустыни была еще другая пустыня, где обитали другие братья. Однажды старец обратил свое внимание на дорогу. Он увидел сатану, который шел в виде путешественника. Казалось, он был одет в рубаш­ку льняную, которая вся была в дырках, и на каждой дырке висел сосудец. Макарий сказал ему: «Старец, куда ты идешь?» — И он ска­зал: «Я пройду, чтобы напомнить братьям». И сказал ему авва Мака­рий: «Что делаешь ты с этими сосудами?» — И он сказал ему: «Это — вещь не понравится одному, я даю ему другую; а если и другая не понравится ему, я дам ему еще иную; необходимо же, чтобы одна из

181

 

 

них понравилась ему». И сказав это, он ушел. Старец сел; он смотрел на дорогу, пока дьявол вернется. Увидев его, старец сказал ему: «Они здравствуют?» — Он сказал ему: «Где здравствуют!» — Авва Ма­карий сказал ему: «Почему?» — Он сказал: «Братья стали суровы ко мне, и никто не потерпел меня». — Авва Макарий начал говорить и сказал ему: «Нет у тебя там ни одного друга?» — Он ответил ему и сказал: «Я имею одного друга, который находится там, и он меня слушает. Если он увидит меня, он кружится подобно собачке». — Старец сказал: «А как его имя?» — Он сказал: Феопемт — имя его». И сказав это, он ушел. Авва Макарий встал, пошел во внутреннюю пустыню. И когда братья услышали, они взяли пальмы и вышли на встречу ему. Кроме того, каждый приготовился, думая, что Макарий будет отдыхать у него, в его доме. Но старец после приветствия ска­зал: «Брат по имени Феопемт есть на этой горе?» И нашедши его, он пошел к его келье. Феопемт принял его с радостью и восторгом. Старец начал беседовать с ним и сказал ему: «В каком состоянии твои помыслы, брат мой?» — Но он сказал ему: «Молись за меня, я достоин». — Старец сказал ему: «Не борют ли тебя помыслы?» — Он сказал: «Доныне я достоин», — ибо он стыдился говорить это. Старец сказал ему: «Доныне, будучи в таком возрасте, я подвизаюсь, и всякий почитает меня; но мне, старец, дух блуда причиняет страда­ния». - Феопемт ответил ему и сказал: «Поверь мне, отец мой, мне также». Старец же, давая ему повод говорить, называл другие по­мыслы, какие бороли его, пока он не признавался. Потом старец сказал ему: «Как ты постишься?» — И он сказал: «До девятого ча­са». — Старец сказал: «Постись до вечера и подвизайся, читай на па­мять Евангелие и остальные Писания, и если помысл придет, не смотри вниз, но смотри всегда вверх, и Бог тебе поможет». И дав это наставление брату, старец ушел в свою пустыню. И посмотрев на дорогу, он увидел опять демона и — сказал ему: «Куда ты идешь?» — Он сказал: «Я иду напомнить братьям». И когда он возвращался, святой сказал ему: «Какие известия о братьях?» — И он сказал: «Худые». — И старец сказал ему: «Почему?» — И он сказал: «Они все стали суровы ко мне, и самое великое зло в том, что и тот послед­ний друг, которого я имел, который меня слушал, изменил мне - не знаю как; ведь он не дает мне более убеждать его, но сделался су­ровее их всех, и я решился более уже не попирать земли ногами моими в этом месте, разве только по некотором времени». И сказав это он ушел и оставил старца, а старец вошел в свою келью.

Во славу Бога Отца и Сына и Святого Духа до века всех веков.

Аминь.

182

 


Страница сгенерирована за 0.56 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.