Поиск авторов по алфавиту

Автор:Елеонский Ф. Г.

Влияние на израильтян египетской культуры

Навык к земледельческой оседлой жизни не был единственным следствием поселения израильтян в Египте 1). Как образованнейшая страна в тогдашнем историческом мире занимавшаяся кроме земледелия разнообразными ремеслами и искусствами 2), знавшая с незапамятных времен искусство письма 3), имевшая свою литера-

и, вопреки совету главы племени заниматься земледелием, обзавелось верблюдами и лошадьми, «содержание которых им ничего не стоило, благодаря хорошим пастбищам» (Quatremère, Memoires sur lEgypte II, 212— 213). И в настоящее время, по свидетельству Робинсона, население провинции Шуркийэ (простирающейся от Абу-Забель до Средиземного моря и от пустыни на восточной границе Египта до Танитского рукава, а следовательно отчасти соответствующей земле Гесем) составляют отчасти феллахи (оседлые жители), отчасти арабы из соседней пустыни и даже Сирии, нередко сохраняющие кочевой образ жизни и переходящие из одной деревни в другую Robinson, Palästina, 1, 87).

1) По словам Шаба, «в эпоху Рамессидов и даже в предшествующие времена Египет достиг такой степени цивилизации и общественного устройства, выше которой мы поднялись немного в настоящее время (que nous navons pas dépassé de beaucoup aujourdhui. Гражданская, политическая и религиозная жизнь была устроена согласно древним обычаям, сохранявшим свою силу, благодаря законам; в этом отношении существовали здесь кодексы политики, житейской мудрости и морали, определявшие отношения общества (Сhаbаs. Mélanges Egypt. Trois, série, II; ср. Brugsch, Geschichte Aegyptens о состоянии Египта при фараонах 12 дин. на стр. 143, 165)...

2) Как известно, в древнем Египте весьма развита были ремесленная промышленность, обнимавшая все главные виды существующих теперь ремесл (см. напр. Uhlemann, Handbuch d. ges. Aegypt. Alterthamskunde, II, 118—123). Художественная деятельность египтян, как известно, проявилась особенно в архитектуре, ваянии и отчасти живописи (Ibid. 108—118). Египетское искусство, представляющее замечательные произведения еще из времени 3-й династии (Brugsch. Gesch. Aegyptens, 68), достигло высокой степени совершенства при XII династии (ibid. 167 -172).

3) По исследованиям египтологов, происхождение египетского письма со-

 

 

— 143

туру 1) и библиотеки 2), а между многочисленными жрецами—ученых, владевших необычайными в те времена знаниями 3), Еги-

временно образованию египетского государства при Менесе (Bunsen, Aegyptens Stelle, I, 33; II, 47. 85; V, 564) или даже принадлежит более раннему времени (Lepsius, Die Chronologie der Aegypter, 36). Манефо приписывает уже сыну Менеса написание медицинского сочинения (G. Sincelli, Chronographiae, р. 54 [по изд. Диндорфия, т. I, 100): βίβλοι ἀνατοριχαὶ, ἰατρὸς γὰρ ἦν), и это известие египетского историки нашло уже себе некоторое подтверждение в самых папирусах (Brugsch Gesch. Aég. 60). А древнейший известный доселе рукописный памятник, так называемый папирус Приссе, называющий своим автором Патаготепа, сына царя Ассы, показывает, что уже во времена 5-й египетской династии, к которой принадлежит Асса, известно было письмо, приспособленное к скорописи или так называемое иератическое (Brugsсh. Gesch. A. g. 90. 69. Ebers, Aegypten u. die Bücher Moses. 147).

1) Как народ, отличавшийся особенною ревностью писать (Bunsen, Aeg. Stelle I, 58; Lepsius, Chronol. 56—58), египтяне имели обширную и разнообразную литературу, начиная священными книгами Гермеса и оканчивая романом. Очерки египетской литературы си. в Uhlemanns Handb. d. g. ægypt. Alterthumsk. Vierter Theil, в Athenée 1871, Ed. Naville—La Littérature de l’ancienne Egypte. На русск. языке История египет. литературы Э. Мойера излож. во Всеоб. ист. литературы под редак. Корта. 1880, вып. II, 191-263).

2) Египтологами признано несомненным, что уже Рамсес Миамун устроил библиотеку в своем Фивском храме, имевшую особенный штат служащих при ней (Lерsius. Chronolgie, 39; Uhlemann. Handbuch d. g. aegypt. Alterthumsk. II, 237). Ввиду этого весьма возможно, как замечает Шаба, что «Моисей, во время пребывания своего при дворе Фараона, мог касаться своими руками папирусов, которые предлежат теперь и нашим взорам в общественных собраниях» (Chabas Mélanges égyptologiques, Trois. Série, t. I, 226. В позднейшие времена книжное богатство Египта было так велико, что в несколько лет Птоломей Филадельф собрал в александрийскую библиотеку до 400,000 свитков (Lepsius. Die Chronologie, 39).

3) Как Библия (3 Цар. IV, 30; Деян. VII, 22), так и греческие писатели (см. напр. Diodori Siculi Bibioth. Hist. I, 69) одинаково говорят о разнообразных знаниях древних египтян, стяжавших им славу мудрости. Для финикиян, греков и других соседних и более отдаленных народов древности, Египет служил несомненно школой, сообщавшей им разнообразные знании — религиозные, научные, художественные и государственные (Lepsius. Die Chronologie, 4041; Bunsen. Aegypt. Stelle, V, 541 — 572. Oppel. Kemi. Aegyptens Bedeutung für d. Kulturentwickelung d. Menschheit. 1859. 10—22).

 

 

— 144 -

пет неизбежно должен был сделаться для молодого восприимчивого израильского народа школой в усвоении других различных навыков и званий, необходимых для благоустроенной жизни. Уже самое занятие евреев земледелием должно было располагать их и к занятию ремеслами, как потону, что при этом нужны были различные земледельческие орудия, так особенно потому, что успешность египетского земледелия неразрывно связана была с искусственным орошением, устройство которого, в роде плотин, каналов, мерцательных снарядов, необходимо требует, ремесленных знаний и навыков 1). К этому же должна была располагать израильтян и оседлая жизнь: устройство постоянных жилищ и явившаяся при этом, особенно по подражанию египтянам, любовь к удобствам жизни, должны были настойчиво побуждать переселенцев к разнообразным ремесленным занятиям, в которых туземцы находили средства к удовлетворению нужд и потребностей цивилизованной жизни. Такому воздействию образованного Египта на израильтян не могло служить неодолимым препятствием указанное Иосифом (Быт. XLVI, 34) отвращение египтян к пастухам 2), так как в первое время после переселения это отвращение должно было ослабляться в народной массе близким родством переселившихся пастухов с первым министром фараона, оказавшим столь важные услуги всему населению Египта, а в последствии времени, когда эти переселенцы сделались оседлыми и спокойными жителями, занимавшимися подобно туземцам земледелием или скотоводством, они перестали возбуждать в них прежнее отвращение к себе вследствие перемены в образе их жизни, приблизившей их к коренным египтянам. Достаточными свидетельствами взаимного сближения того и другого народа в это время служат—как указываемая библей-

1) По словам Страбона (XVII, I, 3) «работы на реке настолько разнообразны, насколько того требует победа над природою с помощью искусства».

2) См. прилож. ΙV.

 

 

— 145 —

ским повествованием жизнь евреев по соседству с египтянами и даже в одних домах с ними и заключавшиеся в это время между членами обоих этих народов браки (Лев. XXIV, 10; 1 Парал. II, 34; IV, 18), так равно и указываемые филологами в еврейском языке египетские слова 1) и в древнеегипетском языке еврейские и вообще семитические слова 2). Во всяком случае израильский народ, по выходе из Египта, обнаружил, по свидетельству кн. Исход (XXV—XXXI), замечательное знание ремесл и искусств при сооружении скинии, когда мудрые сердцем из сынов израилевых (Исх. XXXI, 6; XXXV, 10; XXXVI, 2. 4. 8) производили, при помощи Божией (Исх. XXXI, 3. 6; XXXVI, 1. 2), разнообразные работы из золота, серебра, меди и дерева, шлифовали и гравировали драгоценные камни, приготовляли разнообразные изящные ткани и одежды и составляли благовонные масти 3). — Письменное искусство, которое служит всегда признаком значительного умственного развития народа, несомненно также известно было израильтянам во время их жизни в Египте: существование шотерим или писцов 4) из сынов израилевых (Исх. V, 14), равно как указываемые в истории времен Моисея и в синайских законах многочисленные случаи употребления письма 5) с очевидностью показывают не только

1) Об египет. словах в евр. язык — Ebers в Aegypten u. d. Buch. Mos. 263. 337; Harkavy—Les mots égyptiens de là Bible в Journal asiatique. 1870; Bunsen—Aegyptens Stelle. II, 361 и д., V, 69 и д.

2) О семитских словах в египетском яз. Bunsen. Aeg. Stelle. V, 17δ; Brugsch. Gesell. Aegyptens. 194—211.

3) См. прилож. V.

4) См. прилож. VI.

5) По Пятикнижию, письмо было настолько известно и распространено между евреями во времена Моисея, что оно употреблялось не в редких только и самых важных случаях, требовавших увековечения знаменательных событий (Исх. XVII, 14; Числ XXXIIІ, 2) или законов (Исх. XXIV, 4—7; Втор. XXXI, 9. 21), но и при обыкновенных явлениях семейной и общественной жизни, каковы: развод (Втор. XXIV, 1—4), принесение жертвы ревнования (Числ V, 23), список должностных лиц (Числ XI.

 

 

— 146 —

начатки письма у израильтян по выходе их из Египта, по и значительное его распространение между ними. Кто был изобретателем древнееврейского алфавита и в какое время сделался он известен этому народу или его родоначальникам, библейское повествование не указывает и тем самым обращает нашу любознательность к вне-библейским указаниям и исследованиям. Из этих последних — по одним — древнееврейский алфавит возник среди самих израильтян и изобретателем его был прор. Моисей), по другим—изобретение и распространение древнееврейского письма принадлежало финикиянам 2). Первое из приведен-

26); письмо употреблялось не только обыкновенное, книжное, но и самое трудное, на металлах и камнях (Исх. XXVIII, 9. 30; XXXIX, 6) Письмо было в это время настолько уже обыкновенно и известно израильтянам, что название его употреблялось даже в образных выражениях (Исх. XXXII, 32; Втор. VI, 9; XI, 20; ср. Прит. III, 3; VI, 21; VII, 3; ер. Hengstenberg, Beiträge II, 457—459).

1) Евсевий в Praeparatio Evang. IX, 26 (Migne, Patrol, graecae t. XXI, 727—728) говорит: «И о Моисее сообщает он (Полигистор) весьма многое, достойное внимания: Евполен говорит, что Моисей был первым мудрецом и первый научил иудеев письменам (καὶ γράμματα παραδοῦναι τοῖς Ἰȣδαίοις πρῶτον), а от иудеев заимствовали их финикияне, эллины же от финикиян». По словам Артапана (Ibid. IX, 27, стр. 729), возмужавши, Моисей научил людей многому полезному» и между прочим научил жрецов» (египетских) «священным письменам».

2) Это мнение или молва всего чаще слышатся в словах греко-римских писателей, а именно у Плиния, который говорит (Hist. Natur. V, 12): «самый народ финикийский (пользуется) большой славой litterarum inventionis— изобретения письма», далее—в словах Лукана (Pharsal. III, 220): «Финикияне, если верить молве, первые решились изображать членораздельное слово (mensuram vocem) грубыми фигурами; Мемфис не умел еще складывать речного папируса и только на камнях вырезанные птицы, звери и животные сохраняли таинственные слова»,—в словах Климента. Александр. (Stromat. I, 16, 75: «Финикияне и сирийцы первые изобрели письмена», — у Санхопиатона или Филона (по изд. Orelli, 22); «от Мисора Таутес, который изобрел первое азбучное письмо (τὴν τῶν πρώτων στοιχείων γραφὴν), которого египтяне называют Тоот, александрийцы Тоит»... Это мнение о финикиянах, как изобретателях письма не было однако у древних единогласным, как называет его Ленорман (Essai sur la propag. de lalphabet, phénic. 1, 84, 86), как видно из приводимых им же слов Диодора Сиц. (V, 74), который,

 

 

147 —

ных мнений, переносящее великое открытие человеческого духа на библейскую почву, не находит в ней, однако соответствующих указаний 1) и является даже в некотором несогласии с библейскими свидетельствами о распространенности письменного искусства во времена Моисея между израильтянами и ханаанитянами до завоевания последних первыми 2). Уже эти библейские свидетельства

сказавши о музах, как изобретательницах письма, передает затем существовавшее в то время мнение, что «сирийцы были изобретателями букв и что от них научились этому финикияне, которые при этом изменили только вид букв, так что этими письменами стали пользоваться весьма многие из людей»; вопреки этому, Тацит (Annales, XI, 14) говорит: «первые египтяне изображали представления ума (sensus mentis) образами животных (эти древнейшие человеческие памятники являются начертанными на камнях) и считают себя изобретателями письма; затем финикияне, так как были сильны на море, перенесли в Грецию и приобрели такую славу, как будто они изобрели то, что подучили от других». Колебания древних до вопросу о происхождении письма особенно выступают в словах Плиния (VII, 56): «я всегда думаю, что буквы из Ассирии (assyrias fuisse), но другие, как Геллий, полагают, что они открыты была в Египте Меркурием, а иные—у сирийцев». (Эти свидетельства древних собраны у Lenormant Essai sur la propagation de l’alphabet phénicien dans l’ancien monde. Deuxième édition. Paris. 1875 t. I, 84 87, y Ebers в Aegypten, 149—151; в Lehrbuch d. hebr. jüdisch. Archäologie de Wette 4 изд., стр. 424).

1) Отсутствие библейского указания на то, что Моисей научил своих соотечественников письму, в данном случае не есть простое доказательство из молчания, так как упоминание об этом изобретении имело бы -значение не в истории только народа. но и в библейском повествовании, как видно из Бытия IV, 20—22.

2) На распространенность письма между современниками Моисея справедливо указывается как на явление, трудно объяснимое при мысли об изобретении еврейских письмен самим Моисеем (Saalschütz. Archäologie d. Hebräer I, 351,; а происхождение указываемого Пав. XV, 15) в Xанаане, при вступлении в него израильтян, названия «город письмен» (LXX в Has. XV, 49 и из новейших гебраистов Фюрст в своем Hebr. Handworterb., 334, другое название этого города קִרְיַת־םֵנּה понимают в том же значении; «город письмен») с возможною вероятностью объясняется тем, что письменность у ханаанских народов существовала уже задолго до прибытия израильтян, и настолько была развита, что дала даже имя городу (таково принятое значение этого факта, см. Lenormant. Essai sur la propag. de lalphab. phenic. I, 100; Schröder. — Die Phönizische Sprache, 8 и др.); а такое развитие в это время письма у ханаанитян располагает конечно

 

 

— 148 —

располагают отчасти к мысли о возникновении письма у семитских народов во времена более ранние эпохи Моисея. Дальнейшее подтверждение эта мысль получает в том, что тип гиератического письма, послуживший, по исследованиям древней письменности, основой для семитского алфавита, употреблялся в Египте до нашествия гиксов, которое во всяком случае предшествует временам Моисея, и во вторых в том, что во времена Рамсеса ІІ-го, более или менее близкие ко времени жизни евреев в Египте, письмо было в употреблении у живших вне Палестины хетов, как это видно из договора между названным фараоном и князем хетов, который был написан на серебряной доске 1). Признак глубокой древности письма у семитских народов указывают также филологи и в том, что самые простые понятия относительно письменного искусства выражаются, по крайней мере у азиатских семитов, одними и теми же словами 2). По всем этим данным начало письма у семитов должно быть относимо ко временам более древним, чем эпоха Моисея, и происхождение алфавита с большою вероятностью может быть приписано даровитому семитскому народу, который ранее израильтян выступил на поприще исторической деятельности и, пришедши в близкое соприкосновение с египтянами, нашел в раз-

к мысли о происхождении его не от Моисея в Египте, а во время более раннее, у самих ханаанитян.

При всем том сохраненное Евсевием свидетельство Евполема заслуживает внимания как по некоторой своей древности, так и потому, что и некоторые исследователи нынешнего столетия в своих изысканиях приходили к мысли о происхождении алфавитного письма от Моисея, или независимо от египет. письма, как Hitzig в Erfindung d. Alphabets, Zürich. 1840 (Saalschutz. Archäologie d. Hebräer I, 349; de WetteLehrb. d. h. j. Archäologie, 425) или под влиянием египетских письменных знаков, как Just. Olshausen в Ursprung d. Alphabetes. 1841 (ibid.) и Uhlemann и в Handbuch d. g. ägypt. Alterthumskunde, II, 229.

1) См. прил. VII.

2) Таковы по Эвальду (Gesch. d. V. S. I, 77) כתב= писать, םֵפֶר = книга, דיוֺ = чернила.

 

 

— 149

нообразном, смешанном письме египтян соответствующие своему языку определенные знаки для изображения элементов (согласных и затем гласных) человеческого слова, в чем состоит великое изобретение алфавитного письма 1). От этого народа, который называют одни гиксами 2), другие—финикиянами 3), заимствовали по всей вероятности вместе со многими другими народами и израильтяне алфавитные знаки для своего древнего письма, имеющие, по исследованиям, несомненное сходство с древне-семитским или так называемым финикийским письмом 4).—К какому моменту древней израильской истории относится первое знакомство с письмом, остается неизвестным; приурочивать однако это первое знакомство с письмом ко времени жизни израильтян в Египте и представлять родоначальников этого народа совершенно не знавшими письма не дает полного права библейское повествование, указывающее у сына Иакова, Иуды, печать (Быт. XXXVIII, 18. 25) с вырезанным на ней вероятно именем Иуды 5). Но если, при

1) См. прилож. VΙΠ.

2) Ewald. Gesch. II, 12, cp. I, 78.

3) Fr. Lenormant в Essai sur la propag. l’alphabet phénic. 1,84 и д., Ebers в Aegypten.... 148—151.

4) См. Прилож. IX.

5) В Быт. XXXVIII, конечно, не указан характер знаков на печати Иуды (חוֺתָם), но употребляющееся затем выражение הוֺתָם פִתּוּהֵי = «резьба печати», как общеизвестное, означающее известный способ вырезывания букв на камнях (Исх. XXVIII, 11, 21, 36; XXXIX, 30) дает некоторое основание представлять печать Иуды с письменными знаками. По словам Эвальда (Gesch. I, 73) печать Иуды «необходимо предполагает употребление письма»; и только вследствие своего взгляда на это место кн. Бытия, как принадлежащее позднейшему писателю, этот исследователь не признает этого факта доказывающим употребление письма в конце патриархального времени. Как на доказательство знакомства с письмом указывают на печать Иуды Hengstenberg в Beiträge II, 462; Hävernik. Handbuch d. Einleitung in d. A. Test. I, 270, Lengerke. Kenaan I, XXVI. Филиппсон в Die Israelitische Bibel при объяснении Быт. ΧΧΧΙΧ, 18 предполагает, что на печати Иуды вырезана была в виде эмблемы какая-либо фигура животного или растения и ссылается при этом на сравнение в Быт. XLIX сынов Иакова со львом, ослом и т. п.; но подобное сравнение имеет достаточное объяснение помимо этого предположения.

 

 

— 150 —

таком мнении о начале древнееврейского письма, Египет к не имел непосредственного влияния на самое возникновение письма у израильтян, если древний еврейский алфавит не образовался прямо из египетского, то широкое и разнообразное употребление египтянами письма в общественной и частной жизни неизбежно должно· было возбудить и развить в израильском народе потребность «навык в этом искусстве, знакомство с которым израильтян в это время не подвергается более сомнению у серьезных исследователей 1).

Таким образом не напрасно патриархальное семейство, имеющее развиться в народ, переселилось, под высшим водительством, в образованный Египет; израильтяне научились здесь многому и путем естественного развития в этой стране культуры приготовили себя к образованию благоустроенного общества, имеющего воспринять высшие, божественные законы и явиться обществом Господним.

1) Вопреки прежним исследователям критического направления, совершенно отрицавшим существование у евреев письма во времена Моисея (напр. Hartmann в Hist. kritische Forschungen üb. die Bildung, d. Zeitalter u. Plan der fünf Bücher Moses. 1831 г. стр. 583, Bohlen в die Genesis hist. kritisch erläuteit 1835 г. стр. XL), новейшие исследователи того же направления с решительностью прописывают евреям знакомство с письмом во времена Моисея, как напр. Эвальд (Gesch. d. Volkes Israel I, 74; 11, 11—12).


Страница сгенерирована за 0.43 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.