Поиск авторов по алфавиту

Автор:Бердяев Николай Александрович

Бердяев Н.А. Из записной тетради

Николай Бердяев

 

ИЗ ЗАПИСНОЙ ТЕТРАДИ*

Разбивка страниц сделана по Н. К. Дмитриева. Николай Бердяев. Жизнь и творчество. Философ свободного духа. М., 1993.

 

«Человеческая душа бесконечна. Не только что раскрыто сейчас, как моя душа, но и то, что раскроется на протяжении всей моей жизни, есть лишь небольшая часть моей души, как потенциальная бесконечность в сторону светлую и в сторону темную».

«В истории нет сплошного действия промысла Божьего. Воплощение Духа есть лишь прорывы. В истории действуют и свобода человека, и фатум».

«Христианство не есть одна из религий. Все религии подчинены христианству, были его подготовлением или дробной частью всецелой христианской истины или раскрытием темных сил»,

«Религиозная связь есть возврат в свою глубину, на духовную родину и вместе с тем выход из себя».

«Можно отрицать источник бытия Бога, но нельзя отрицать эмпирической действительности стола и стула. Вера есть акт свободного избрания и свободной любви, знание принудительно».

«Скептицизм — метафизическая бесхарактерность и статичность сознания».

«Сомнение есть несвобода духа, послушание дурной множественности».

«Разрыв времени на настоящее, прошлое и будущее ранит человека и превращает каждое мгновение в средства для будущего мгновения».

«Евангельская мораль — райская мораль, она по ту сторону нашего добра и зла».

«Буддизм, стоицизм боятся страдания, только христианство смотрит прямо в глаза страданию».

«Акт насилия есть жест слабости».

«Всякий человек, проникнутый целостной идеей и желающий ее осуществить во что бы то ни стало — создать великую империю, осуществить великую революцию, выиграть великую войну,— легко превращается в дикого зверя».

«Достоевский самый динамический художник, он выражает

* Новый журнал. Нью-Йорк, 1955, № 43.

247

 

 

внутреннюю революцию духа, противоречие его духовной революционности и его консерватизма. Толстой художник статики, но он революционен в своем сознании. В творчестве Достоевского есть вечное и временное. Вечным он будет жить так же долго, как греческая трагедия, Данте, Шекспир, Гете».

«Достоевский исследует духовные глубины, пределы, окраины человеческой души, а не ее рационализированную дневную поверхность. С Достоевским появляется новая душа, начинается революция духа. Его творчество — огненный поток, дионисический вихрь».

«Русские нигилисты — люди, не выдержавшие соблазна извращений и искажений христианства. В русских нигилистах аскетическая жажда ухода от мира, «во зле лежащего». Толстой один из самых ярких представителей русского нигилизма».

«Восстание против Творца возможно лишь для высокого существа. Упасть можно лишь с высоты».

«Смирение есть проявление духовного могущества, победа над самостью».

«Наша эпоха не имеет своего идеала человека, который заменил бы прежний идеал. Идеал переместился из индивидуального человека в социально-общее. Античность выдвинула героя и мудреца. Еврейский народ — пророка. Христианское средневековье — святого и рыцаря. Гуманизм нового времени — творческую индивидуальность, которой ничто не чуждо. Наша эпоха не знает никакого идеального образа. Померк даже идеал патриота и гражданина. От человека прежде всего требуют подчинения силам вне и над человеком находящимся — партии, тоталитарному государству, национальной идее или власти капитала. Перестали верить в божественную высоту, ее заменили идолы, которым требуют жертвоприношений».

«Подлинный персонализм утверждает не только любовь к Богу в человеке, но и любовь к человеку в Боге. Ценно и человеческое, не только божественное».

«Христианский социализм есть победа над природой и преображение материального мира».

«Социальный вопрос не может быть решен на гуманистической морали самоутверждения и жадности к жизни».

«Аскетика есть вольное распятие своей природы, но не высший закон».

«Нужно творить правду независимо от внешних осуществлений и успехов».

«С социологической точки зрения личность есть часть общества, и малая часть. С точки зрения экзистенциальной философии общество есть часть личности, ее социальная сторона, мир есть часть общества».

«Личность вмещает универсальное и бесконечное движение. Личность предполагает Того, кто выше ее».

«В марксизме мыслит класс, а не человек».

«Коммунизм фабрикует нового человека».

248

 

 

«Человек образ и подобие Бога, а не образ и подобие общества, как учит социология».

«Не добро, а зло доказывает бытие Бога. Если бы мир был в добре, то мир был бы Богом».

«Достоевский берет человека отпущенным на свободу, вышедшим из-под закона, выпавшим из миропорядка и исследует его судьбу, открывает последствия свободы. Романы Достоевского — трагедия свободы. Свобода, как бунт и своеволие, безбожная свобода истребляет себя и переходит в тиранию, в необходимость. Путь свободы и путь зла, путь раздвоения исследует Достоевский. У Достоевского Свет во тьме светит».

«Христианство Леонтьева исключительно аскетически-монаше- ское, его отношение к миру остается язычески-эстетическое. Леонтьев не понимает, почему сапожнику легче поклониться, чем вождю или жрецу».

«Розанов родился в воображении Достоевского. Устами Розанова философствует сам Ф. П. Карамазов. Мышление Розанова физиологическое, а не логическое. Магия слова. Розанов против Христа, но не против церковного быта. Для Розанова существует Бог-Отец, он не знает Сына, не хочет креста. Его религия возврат назад, а не движение вперед. Мы должны идти к просветленной одухотворенной плоти, а не возвращаться к старой, тленной плоти. Розанов очень русский, но он. русская опасность, для него не существует христианского откровения о личности, и его тянет в безликую стихию рождения, тянет назад».

«В. Соловьев не принадлежит ни к какому направлению, ни к какому лагерю. Он ничей, и он многих. В. Соловьев гладкой теологией и метафизикой прикрывал свою природу. Он ночной- и дневной. Он связан с духами природы».

«Русский коммунизм великая проблема перед христианским миром, угроза и предупреждение».

«Прометеевское начало в человеке есть освобождение не от Бога, а от власти природы».

«Свобода есть обнаружение силы, мощи, но она сама безосновна, бездонна».

«Великая историческая заслуга большевиков в том, что они сделали в жизни эксперимент, который делал Достоевский в своих писаниях. Большевизм показал на практике, что если нет Бога, то нет и человеческой личности.

Личность разрушается от неразличения добра и зла».

«Свобода первичнее бытия. Она не детерминирована никаким бытием, она бездонна».

«Этика ада руководила и теми, кто не имел религиозных воззрений, например, марксисты: разделение мира на две части добрых и злых».

«Самые страшные люди — люди, одержимые страхом».

«Бытие порождено абстрактной мыслью. Конкретно существует Дух, а не бытие».

249

 

 

«Апокалипсис есть не только откровение о конце мира и последнем суде, он есть также суд внутри истории и над буржуазным миром. Совершается апокалиптический суд. Коммунизм есть одно из обнаружений-такого суда».

«Человек — подчиненная часть природы, капля в океане мировой жизни и весь состав мира в человеке».

«Страдание — показатель не только греха, но и высоты».

«Христос и с теми, которые не с Ним».

«Откровение Бога через природу в язычестве, откровение Бога через историю в иудаизме, откровение Бога через дух в христианстве».

«Ницше хотел стоять под знаком рока. Он не хотел победить человека над роком».

«Обоготворение людей, государей, вождей — антихристова ложь».

«В животных есть так же образ божественный, как во всем творении».

«Христианская мораль есть мораль аристократическая в духовном смысле — мораль сильных духом, а не слабых. Христианская любовь есть любовь духовная, есть возвышение душевной натуральной любви до любви духовной, до любви богочеловеческой. Это возможно лишь через Христа и во Христе. Любовь и есть стяжание благодатной энергии. Любовь есть благодатная энергия, излучение, просветление. Она высший плод духовной жизни. Познание так же любовь, как и созерцание красоты».

«Соблазн коммунизма прежде всего соблазн силы и победы».

«В нашу эпоху силу ищут больше, чем истину».

«Христианство должно иметь отношение не только к личной жизни человека, но и к его социальной жизни, ибо социальная жизнь охватывает отношения человека к человеку».

«Благость Христова есть благость свободной любви, той любви и свободы, которые преодолевают и свободу зла, и принудительность добра».

«Дыхание Духа, который дышит, где хочет, есть дыхание свободы».

«Личность прежде всего — единство судьбы. Личность — манифестация свободы, борьбы с необходимостью».

«Лицо человека — великая победа духа над материальным хаосом».

«Смерть есть последнее и самое сильное испытание силы и достоинства человека».

«Личность есть нетленное в человеке».

«Современное идолотворение связано не с богами природы, а с богами истории и цивилизации».

«В творческом потрясении человеческого существа сгорает грех».

«Творческий акт человека не вопрос о том, что нужно для спасения человека, а вопрос о том, что нужно Богу от человека

250

 

 

для осуществления высшей Его идеи о человеке и мире. Это двойной процесс».

«Христианство явилось в мир не как статическая неподвижная истина, а как истина динамическая, развивающаяся в истории».

«Духовное развитие прежде всего изменение сознания».

«Творческое развитие возможно потому, что есть бездонный источник свободы».

«Духовный мир — огненный поток из свободы, но в мире природном отяжелевает и принимает форму эволюции».

«Мы вступаем в эпоху, когда в мире происходит перевоплощение. Тлеют старые одежды человечества, разлагается историческая плоть, мир как бы развоплощается. Развоплощение сопровождается гибелью красоты. Материализация и механизация жизни и есть развоплощение. В развоплощении действуют и злые и добрые духи».

«Свобода духовной жизни не должна зависеть от жизни социальной, но она по нисходящим ступеням должна реализоваться в социальной жизни».

«Дух организует материю, а не наоборот».

«Либерализм понял свободу не как тяготу и бремя, не как долг совершеннолетних, а как право, как легкость, как освобождение от стеснений».

«Творчество связано со свободой, оно связано с возложением на себя бремени, это начало героическое».

«В века нового времени встала задача освобождения мысли и творчества от средневекового авторитета, насилия и рабства. Эта задача выполнена. Теперь надо творить жизнь, осуществляя истину. Нельзя бороться против нового рабства коммунизма скептической и формальной свободой, можно бороться лишь освобождающей Истиной».

«Свобода мысли нужна для мыслящих».

«В Греции не было настоящей свободы духа и мысли, независимой от государства. Социальный заказ у Эсхила и Вергилия. Современный тоталитаризм есть возврат к языческому монизму».

«Тоталитаризм есть ложно направленная религиозная потребность».

«Свобода есть определяемость из глубины духа, а не общества и не собственной низшей природы. Биологически человек зависит от природы, социально о? общества, и лишь духовно он независим».

«Социальное переустройство мира будет сопровождаться умалением свободы. Это результат передвижения огромных масс и обращенность к материальному устроению жизни. Борьба за свободу духа будет требовать героических усилий».

«После необходимого периода материализма предстоит период обостренной духовности. Но совершенный монизм можно мыслить только эсхатологически».

«Я не принимаю создания нового мира на слезинке невинного ребенка, но слезинка ребенка уже пролита. Иисус Христос был

251

 

 

распят и по моей вине. История осуществляется страшными жертвами. Бесконечно ценная личность с ее духовной свободой поставлена в этот процесс света во тьме. Она не может не принять этот процесс или уйти от него. Она должна брать на себя его муку и вносить свет».

«Советская философия признает самодвижение и переносит в материю свойства духа: свободу, разум, творческую активность».

«Свобода по Марксу есть результат необходимости. Это отрицание свободы, которая связана с духовным началом. Противоречия марксизма отчасти связаны с тем, что марксизм есть не только борьба с капитализмом, но и его жертва».

«Свобода есть прежде всего энергия, сила, возможность реализовать энергию в жизни, в творчестве. Свобода метафизически коренится в иррациональной основе бытия».

«Скептицизм — неспособность к действию, неспособность сделать выбор, свобода выбора без выбора, бессодержательная форма мышления, оторванность от воли».

«Суверенитет государства, демократии, общества, народа — ложная идея. Неотъемлемые права человека более глубокий и основоположный принцип, чем суверенитет народа и тем более класса».

«Марксизм есть философия благ, а не ценностей».

«Когда вы хотите осуществить качественные ценности, красоту, справедливость, то они могут осуществиться лишь тогда, когда средства, которыми вы хотите осуществить, проникнуты этими ценностями».

«Церковь обращена к вечности, имеет вечные основы, но она обращена так же к процессу во времени и должна иметь социальный язык, связанный с временем, иначе в ней нет человеческого элемента».

«Свобода не только свобода выбора, но и самый выбор, само действие. Свобода не только искание истины, она основана на истине. Самая ценность человеческой личности и свобода духа есть уже содержимая истина. Свобода есть решимость творить».

«Должен быть максимум свободы в жизни духовной и минимум в жизни экономической, когда злоупотребление свободой лишает многих хлеба насущного. Свобода личности умаляется, когда мы спускаемся от духа к воплощению и реализации духа в материальном мире.

Личность для реализации духа в материи нуждается в экономическом принуждении».

«Если нет Бога и правды, возвышающейся над обществом и природой, то человек раб природы и социальной необходимости».

«В нашу эпоху слабость христианских церквей перед чисто демониакальным движением мира означает конец целой эпохи христианства. Переход от исторического христианства, в котором Свет идет от прошлого, к христианству эсхатологическому, в котором Свет будет исходить от будущего. Мы — в антракте. Для перехода

252

 

 

к новой эпохе в христианстве нужен не уход от процессов мира и гордое возвышение над ними, а вхождение в эти процессы, активное изживание судеб мира и человека при внутренней свободе от этих процессов, недопущение рабства миру. Преодоление понимания. христианства как религии личного спасения и понимание христианства как социального и космического преображения, Царства Божьего».

«Человек иной, чем в эпоху вхождения христианства в мир. У него иное отношение к проблеме самого человека, к обществу, к космосу. Он обращен ко всей твари. Невозможна уже религиозная изоляция, невозможно индивидуальное спасение вне спасения всех моих братьев и всей твари».

«Всемирность, всеприродность свободы опрокидывает рациональный гуманизм».

«Соединение церквей через согласие церковных правительств есть утопия. Это соединение возможно в сверхконфессиональной религии Св. Духа».

«Огромно мировое значение трагического, страдальческого опыта русской церкви».

«Мы живем среди погибающей цивилизации и разложения тех оболочек церквей, которые срослись со старым миром. Трагично чувство жизни. Но трагизм должен быть не пассивным, а активным».

«Мы должны готовиться к совершенно новой эпохе, перестать приспособляться к старому, а раскрывать из глубины христианства силы для творчества нового небывшего мира».

«Ложная идея, что перед Богом человек ничто, наоборот, перед Богом человек высок».

«Одна из причин атеизма: Бога сотворили по образу и подобию человека».

«Сартр хочет быть более последовательным атеистом, чем марксисты. Для него мир абсурден, человек низок. Нет тайны, но свобода, не связанная ни с природой, ни с эссенцией, свобода как акт, может создавать лучшую жизнь. Философия Сартра характерна для эпохи, проходящей через тьму. Это философия не начала пути, а конца».

«Бог есть тайна. К Нему неприменимо даже понятие бытия».

«Невозможно верить в Бога, как власть и силу. Это религия Ислама».

«Судьба Христа как бы человеческая судьба, взятая в божественной ее глубине».

«Познание есть преображение времени, победа над временем, прорыв к высшему смыслу через бессмыслицу, разрушение потока времени».

«История не есть время. История есть торжество вечного над временным, явление вечного во времени, вживание вечного в памяти и предании. История пребывает в вечности. Она начинается на земле

253

 

 

и кончается на небе. В истории происходит борьба вечности и времени, жизни и смерти».

«Отпадение от памяти, от предания есть отпадение

«Одно сохранение прошлого есть претензия оторвать прошлое от господства над ним духа вечности, один соблазн творчества есть претензия оторвать будущее от господства над ним вечности».

«Культура есть неудача жизни».

«Подлинная любовь к свободе неотделима от любви к человеку, к ближнему».

«Любовь к идее может вести к равнодушию, безжалостности и даже ненависти к человеку».

«Любовь есть Истина, наполняющая свободу».

«Свобода есть всегда не только право, но и обязанность относительно другого. Права другого есть моя обязанность».

«Красота не отображение идеального мира, а творческое преображение мира».

«Богочеловечность означает центральность человека в космосе. Человек не часть космоса, космос часть человека».

«Проекция совершенной и блаженной жизни на земле во времени вызывает тоску и скуку, как подчинение бесконечного конечному».

«В Царство Божие входит вся природа и вся культура, т.е. творческое дело человека, но преображенные».

«Любовь есть радиоактивность человеческого сердца».

«Совесть — глубина человека, на которой он соприкасается с Богом и слышит голос Бога».

«Смерть есть событие, существующее извне, извнутри смерти нет; она есть лишь момент вечной жизни, отпадение от вечности во время — мистерия жизни».

«Больше смерти человек боится страдания и хочет смерти, чтобы избежать страдания. Ужас вечного страдания — ужас ада. Ад есть невозможность умереть. Ад не вечность, а плохая бесконечность, пребывание в дурном времени, невозможность прорваться к вечности. Возможна лишь божественная вечность, а не диавольская вечность».

«Христианство отрицает не только зло нашего мира, но и добро».

«Не судите, да не судимы будете». Это стоит по ту сторону нашего добра и зла».

«Творчество обращено не к прошлому и будущему, не к старому или новому, а к вечному».

«Все ставят себе высокие, отвлеченные цели, на практике же осуществляют их путем зла. Цель отодвигается, и жизнь заменяется злыми средствами:  свобода — насилием, братство — ненавистью, правда — ложью. Все дело не в целях, а в обнаружении положительной творческой нравственной энергии, энергии любви, энергии свободы, энергии, творящей лучшую жизнь. Необходимо прорваться к источнику этой энергии, которая выше и глубже норм, закона, нашей оценки добра и зла».

254

 

 

«Человек не есть продукт космической эволюции, он выше космоса».

«Мистика — непосредственное богообщение, оккультизм — общение! со скрытыми силами космоса».

«Мистика не душевное, а духовное состояние, в котором человеческая душа выходит из своей замкнутости и переходит в непосредственное соприкосновение с божественной действительностью. Мистика не субъективная романтика, а трезвое раскрытие реальностей».

«Мистический опыт освобождает от магии природного мира, ложно смешение мистического и магического».

«Четыре периода в отношении человека к природе: 1) погружение человека в природу, 2) выделение из природы, противопоставление природе и духовная борьба с ней, 3) обращение к природе для овладения ею, 4) восстановление связи человека с душой природы и духовное овладение природой».

«Прометей освобождает человека не от Бога, а от власти природы, от богов. Он — отец культуры».

«Путь творчества есть религиозный опыт. В творческом экстазе есть большая отрешенность, чем в смирении, большая дума о Боге, чем о себе».

«Не во имя свое творчество. Творчество жертвенно. Творчество, не -проходящее через жертву,— пустота».

«Современный человек прошел через Фауста, Гамлета, Байрона, Бетховена, и этого зачеркнуть нельзя. Христианство бесконечно усложнило психику человека и не дало еще ответа на эту усложненность».

«Христианство открыло любовь между мужчиной и женщиной, но не ответило на смысл этой любви».

«Великолепие истории лишь объективации, инсценировка, за которой скрывается Совсем иная реальность».

«Человек понимает что-нибудь лишь тогда, когда мысль проходит через сердце».

«Человек возвышает себя через создание мифов. Миф о своих предках, о своей родине, о своей партии, о своем сословии и т.п. Почти нет людей, свободных от этого мифотворчества».

«У меня не феноменологический опыт, а духовно-религиозный»

«Диалектика, динамизм определяется тем, что есть другое».

«Зло господствует в этом мире, но не ему принадлежит последнее слово. Зло — диалектический момент в развитии творения».

«Люди и целые группы приспособляют христианство и все религии к своей посредственности».

«Бог есть Тот, к Кому стремятся уйти от ужаса и безобразий жизни».

«Люди разделяются на две расы: на тех, которым мучительно

255

 

 

чувствовать зло и страдания мира, и на тех, которые к /этому равнодушны».

«Приспособление Истины к обыденности из страха. Страх /мешает познать Истину. Страх искажает сознание».

«Единственное оправдание войны,— война за свободу».

«В христианстве заложена высшая человечность. Три стадии в истории христианства: бесчеловечность в христианстве, человечность вне христианства и новая человечность в христианстве».

«Основной факт мировой жизни — освобождение».

«Нельзя спасаться индивидуально. Мое спасение предполагает спасение всех других, всеобщее спасение. Нельзя пользоваться раем, когда мучаются в аду».

«В духовной жизни неизбежен риск и нет гарантии».

 

Из записной тетради *

Кошмар — не только окончательное исчезновение человека, но также бесконечное перевоплощение, потеря личности в Божестве. Кошмар бесконечного существования в условиях нашей земной жизни.

Смысл Голгофы — увидеть в распятом и униженном Бога. Это — тайна свободы.

Для перехода к новой эпохе в христианстве нужен не уход от процессов в мире и гордое возвышение над ними, а вхождение в эти процессы, активное изживание судеб мира и человека при внутренней свободе от этих процессов, недопущении рабства миру, преодолении понимания христианства, как религии личного спасения и понимании христианства, как социального и космического преображения.

Воплощение и объективация не то же самое. Творец должен воплощать для мира и людей свои образы, свой экстаз, огонь, свое приобщение к иной жизни, но он принужден это делать по законам этого мира. Он терпит поражение. Его творчество обнаруживает себя в феноменальном мире, но в нем просвечивает ноуменальный мир.

Разрыв времени на настоящее, прошлое и будущее ранит человека и превращает каждое мгновение в средство для будущего мгновения.

Воля к могуществу создает призрачное царство.

Природа у Руссо — природа до грехопадения.

Надо сострадать всему способному страдать. Прежде всего миру

* Новый журнал. Нью-Йорк. 1966. № 85. (Записи Н. А. Бердяева были присланы нам в 1954 г. Б. Ю. Рапп, близким человеком Бердяеву. Часть этих записей была нами опубликована в кн. 43 «Нового журнала». Все остальные записи мы публикуем в этой книге. — Ред.)

256

 

 

животному, после мира человеческого, это обязанность в отношении космического мира.

Идея ада была бы не победой над злом, но увековечением зла.

Адские муки понятны с человеческой, а не Божественной стороны.

Три времени: время космическое, круговорот, время историческое — линия, устремления к будущему, и время экзистенциальное — точка — мгновение не есть часть времени, не атом времени, а атом вечности.

Бог приходит к пророкам, мистики приходят к Богу.

Во всей истории подготовляется второе пришествие Христа, конец Истории и Царство Божие. Это и есть мессианская тема, перешедшая к учениям о прогрессе.

Романы Достоевского — трагедия свободы. Свобода, как бунт и своеволие, безбожная свобода истребляет себя и переходит в тиранию, в необходимость.

Коммунисты — последователи рационалистического мышления 19 века, при этом в самых грубых формах. Мистика пятилетки — это обратная сторона религиозности.

19 в. был веком утопических мечтаний. 20 в. будет веком реальности.

Сартр хочет быть последним атеистом, более чем марксисты, которые еще верят в разум истории и смысл исторического процесса.

Спиритуализм не есть философия духа. Дух не противоположен телу и материи.

Отношение к Богу, как к застывшему трансцендентному метафизическому бытию — последняя форма идолопоклонства.

Учение о перевоплощении оправдывает социальную несправедливость.

«Я» есть фатум самого себя и фатум Бога. Отсюда распятие Бога (во сне).

Буржуазный мир совсем не есть какая-то нейтральная, натуральная сфера. Это сфера темная, злая, антихристова, социальная проекция и кристаллизация греха.

Зло есть путь человека и мира через свободу.

Не Бог, а сам человек в силу своего богоподобия не может простить себе низость и отпадение от Бога.

Жизнь духа есть трансцендирование, выход из замкнутого круга. Замкнутость в имманентном была бы рабством.

Бесконечная любовь Бога и ответная любовь человека раскрываются лишь в искуплении мира Христом Спасителем.

Идея общего спасения связана с космичностью Восточного христианства, с тем, что человек спасается не индивидуалистично, а со всем Божьим творением, соборно.

Естественно, натурально, чтобы люди ненавидели и убивали друг друга, сверхъестественно и духовно, чтобы они любили и помогали друг другу. Поэтому надо утвердить не естественное право, не

257

 

 

естественную мораль, а неестественную мораль, не естественный разум, а духовное право, духовную мораль, духовный разум.

Смерть царит лишь в мире феноменов, подчиненных времени. В экзистенциальном времени она означает лишь опыт, прохождение через испытание.

Объективация и опустошение природы космоса (физика), объективация и опустошение истории (марксизм), опустошение души (Фрейд). Творец как бы уходит из творения. Он инкогнито; Смысл этого — подготовление откровения Духа. Прохождение мира через смерть и распятие.

Когда отдают последнюю рубашку, в мире увеличивается количество любви, когда отнимают рубашку, в мире увеличивается количество ненависти.

Людям трудно привыкнуть к состоянию побежденных. Они обыкновенно создают себе компенсацию, подымающую их в их собственных глазах, или склоняются перед победителями и переходят в их стан.

Свет начинает возгораться в той тьме, в которую погружается современное человечество, во всех сферах, от вершин познания и творчества до самых элементарных форм жизни.

В православии органически сочетается свобода с церковным единством.

Революции на своем склоне всегда пожирают своих излюбленных детей.

Безмерная свобода заключена и утверждена в Тайне Голгофы. Религия Распятой Правды — религия свободы.

Свободно, подвигом свободы должен узреть человек в Распятом, Растерзанном и Униженном своего Бога, своего Спасителя и Искупителя.

Во Христе восстанавливается творческая природа человека. Новый Адам должен быть Творцом.

Христианство — религия Божественной жертвы, к которой мы приобщаемся в любви.

Христианство не знает отвлеченной идеи добра, какой-либо высшей идеи, которой приносятся человеческие жертвы, оно знает лишь Бога и ближнего, как живых существ.

Религиозным творчеством я называю ответное откровение человека Богу, человеческое творчество, вознесенное до религиозного смысла совершающейся божественной мистерии. В нем не Бог рождается в человеке, а человек рождается в Боге. Это творчество человека нужно Богу для завершения дела творения в свободе и любви.

Творческое развитие духа нельзя понимать нормативно, как осуществление нормы предвечного, застывшего порядка.

Интеллектуальное понимание духа делает невозможным развитие духа. Развитие понимается как количественная перестановка в материальном мире, как эволюция, но развитие — раскрытие,

258

 

 

разворачивание скрытых сокровенных сил из глубины, а не перестановка. Духовное развитие — динамика, основанная на свободе, а не W необходимости. Для эволюционной теории развивается природная необходимость. Для теории прогрессивного развития человечества есть моральная необходимость поступательного осуществления нормы, цели.

Религиозные черты марксизма: догматичность системы, разделение на ортодоксию и ересь, ленинизм-сталинизм-Свящ. Писание, разделение мира на верующих и инаковерующих, иерархическая организация, подобно церкви с папой во главе.

В марксизме манихейское деление мира на царство тьмы (капитализм) и царство света (коммунизм).

Соборность есть часть личности в ее духовности.

Свобода есть не только свобода выбора, но и самый выбор, самодействие.

Свобода не только искание истины, она основана на истине.

Франция погибает от скептицизма.

Когда благая цель, осуществляется без благой, излучающей энергии в самих осуществляющих, то средства делаются дурными.

Ложь материализма в том, что высшее считается эпифеноменом низшего или иллюзией.

Высшие, качественные, творческие ценности нужны для осуществления Царства Божьего как на небе, так и на земле.

Уродство современной жизни есть показатель внутренней порчи.

Перед нами три исхода:     1) распадение космоса (капиталистический режим, атомная бомба). Разверзающийся хаос, не древний хаос до творения мира, а хаос, созданный человеком после грехопадения, хаос рационализации; 2) насильственный порядок (коммунизм), предельная механизация коллектива; 3) внутреннее преодоление хаоса, духовное возрождение, эпоха творчества.

Христианство есть истина освобождающая.

Творчество связано со свободой, начало героическое, возложение на себя тяжелого бремени.

Против нового рабства коммунизма нельзя бороться скептической, формальной свободой, можно бороться лишь освобождающей истиной.

Церковь есть часть общества, но также общество и весь мир есть часть Церкви.

Если общество, определяет личность, то общество скажет — ты моя.

Личность призвана к социальному творчеству, а социальное творчество — один из путей к Царству Божьему.

Бог не управляет миром, как государством.

Официальная католическая философия — философия du sens commun.

Философия Фомы Аквината не религиозная философия, а научная

259

 

 

и рациональная. Познание не просветляется верой. Проблема свободы и индивидуальности не разрешена, как и проблема истории.

Томизм признает гуманистическую активность, но не признает богочеловечества.

Тоталитаризм коммунизма взят у католиков.

Теософия есть натурализм и космизм, в котором исчезает и Бог, и человек. Человек — продукт космического сложения и разложения, многократность и повторяемость.

У Руссо античное понимание свободы, а не современное.

Социализм Луи Блана — социализм авторитарный и государственный.

Новая форма безбожия основана не на столкновении веры в Бога с необходимостью и научной закономерностью, а со свободой и творчеством человека.

Трудно верить в Бога без Христа распятого, взявшего на Себя страдание мира.

Во Христе обрел я свободу.

Подобно тому, как семя произрастает от солнечных лучей, и бытие просветляется и расцветает от солнечных лучей познания.

Когда я познаю, то совершается событие не со мною только, но и с самим бытием, в самых его недрах, потому что источник познания не во мне, как индивидуальном, психологическом существе, а в человеке, как онтологическом существе, в человеке-логосе, которого я могу раскрыть в себе. Истинное познание богочеловеческое.

Лишь символ связывает два мира и говорит о неисчерпаемой тайне мира божественного.

Теологическая доктрина не говорит о последней тайне, она остается в середине. Она выдает за последнюю онтологическую истину то, что лишь символически выражает соборный духовный опыт.

«Свобода» есть великий символ творящего духа, «хлеб» же есть великий символ нашей жизни. «Хлеб наш насущный даждь нам днесь» — значит: дай нам жизнь.

Золотой век, воспоминание об утерянном рае. Оно дано в искусстве.

Нравственная жизнь совсем не райская, и в раю совсем не мыслимы нравственные усилия и оценки. Царство Божие не есть торжество добра, а есть сверхдобро.

Если рядом с раем будет ад, то блаженство невозможно.

Не может быть смысл мирового процесса между раем начала и раем конца в том, что злые и зло будут оттеснены в ад.

В раю космос возвращается внутрь человека, как и человек в Бога, в божественную жизнь.

Тысячелетнее Царство или Царство Св. Духа — третья сфера, не земля и не небо, это грань между посюсторонним и потусторонним миром. Расплавление затвердевшего падшего мира.

Ад — кошмарное сновидение, полу-жизнь, полу-бытие. Дезинтег-

260

 

 

рация личности при сохранении сознания. Ад — невозможность выйти из себя, из своей замкнутости, невозможность любить, победить эгоцентризм.

Трудность вопроса об аде в том, что невозможно детерминировать спасение и невозможно детерминировать ад в сознании Божьем.

Личность есть Божья идея и задание, которое осуществляется в индивидууме.

В основе христианства лежит не отвлеченная идея добра, а живое существо, личность, ее отношение к Богу и к ближнему, т.е. бытие, а не норма. Существо выше отвлеченного добра.

Творческая эпоха предполагает бесконечность задач и конечность осуществления.

Ад есть лишь путь, духовный опыт.

Страх ада и наказания лишает всякой ценности нашу духовную и нравственную жизнь. Если раньше идея ада удерживала в церкви, то теперь она мешает остаться в церкви и войти в церковь. Ад есть создание меонической свободы. Христос есть победа над адом. Христос сходит в ад, на дно темной свободы и побеждает любовью и жертвой, не насилующих свободы. Страшный Суд будет не Судом Божьим, он не будет походить на суд человеческий, на нашу карательную справедливость, на наши казни и тюрьмы. Суд Божий стоит «по ту сторону добра и зла». Он будет обнаружением сверхдобра.

Мистика предполагает тайну, т.е. невыразимую глубину. Тайна, с которой возможно общение, т.к. есть родство, общность между человеческим духом и Божественным духом.

Мистика освобождает от природного и исторического мира, как внешнего для меня, и вбирает весь материальный природный и исторический процесс в дух. То, что в религии символично, в плоти ознаменованное, становится реальностью в мистике.

Природный человек часто творит не для Бога, а для себя, т.е. создает небытие.

Для христианского сознания человек не развивается из животного и не может эволюционировать в ангела или демона, но он вечно остается человеком.

Теософия стоит или на дохристианском индусском сознании, или натурализирует Христа.

Мы заразили вечность нашей ограниченной греховной мыслью.

Вечность — победа над адом.

Проекция совершенной и блаженной жизни на земле во времени вызывает тоску и скуку, как подчинение бесконечного конечному.

В Царство Божие входит вся природа и вся культура, т.е. творческое дело человека, но преображенные.

В раю космос возвращается внутрь человека, как и человек в Бога, в божественную жизнь.

У Штейнера нет, как у Беме, опьяненности божественной мудростью.

Теософия находит сравнительно легкий путь, эволюционный путь

261

 

 

от современного безбожия, рационализма и натурализма к познанию духовных миров без жертвы, без подвига веры, человек перескакивает через бездну. В теософии человек временный синтез космических сил.

Наше христианство уже иное, новое; в него войдет и преодоленный гуманизм, и пережитые бури революций, и германский идеализм, и испытание свободы и творчества. Наше христианство новое и вечное.

Наступил период, когда только в христианстве остался человек и творчество. Творчество раскрывается, как служение Богу, раскрывается, что творчество человека — соучастие в деле Божьего миротворения.

Еще предстоит эсхатологическое откровение нового зона, откровение не только Духа Святого, но космоса и человека.

Религия духовности — религия совершеннолетия человека.

Философия, метафизика есть выражение объективной реальности, а изменение внутри человеческого существования, обнаружение смысла существования. Метафизика может быть лишь выражением существа.

В природе нет «ничто», небытия, есть лишь разложение, изменение и сложение.

В религии Духа, религии свободы все является в новом свете: нет авторитета, возмездия; не суд, а преображение.

Непонятно, как из доброй природы человека и присущей ему свободы могло получиться зло.

Культ Бога, как силы, есть идолопоклонство.

262


Страница сгенерирована за 0.04 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.